Фанфики
Главная » Статьи » Авторские мини-фанфики

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Звездная ночь

Oh don't you wonder when the light begins to fade?
Тебе не интересно, когда свет начинает гаснуть?
And the clock just makes the colors turn to grey
А часы заставляют цветное тускнеть?
Forever younger
Мы хоть и вечно молодые,
Growing older just the same
Но стареем, как и все.
All the memories that we make will never change
Наши воспоминания никогда не изменятся.

20 декабря, 2016 год

— Не шевелись, — почти грозно говорит Белла. На самом деле, она мягкая и нежная, не умеет злиться, но когда дела касаются ее картин — она становится той еще сучкой. Эта женщина может тебя по стенке размазать одним словом, если как-то не так посмотришь на ее картины или сделаешь что-то не то по отношения к ним. Но ее картины редко кто трогает, потому что не к чему придраться. Они действительно замечательные, они ничем не уступают самому Ван Гогу. Правда, при жизни Свон повезло больше, чем Ван Гогу; вся элита Нью-Йорка покупает ее картины, честное слово, она не успевает их рисовать. — Эдвард, я серьезно, перестань шевелиться, иначе я в тебя кисточку кину.

— Извини, — виновато говорит Каллен и в этот действительно замирает. Однако буквально через секунду у него начинает чесаться глаз, нос, ухо и еще бог пойми что. А так всегда, когда тебя просят замереть на некоторое время. Почему-то именно тогда тебе не сидится, начинает что-то чесаться и вообще тебе хочется в туалет. — Как ты думаешь, они приедут в Нью-Йорк на Рождество? — в итоге спрашивает он, стараясь максимально не шевелить губами.

Свон пожимает плечами, сосредотачиваясь на картине.

— Я не знаю, — честно говорит она. — Я разговаривала со Стефани несколько недель назад, она говорила, что если с работой все сложиться хорошо, то они приедут, — говорит она. Белла резко выпрямляет спину и смотрит на Каллена с такой безысходностью, будто у нее только что отобрали смысл жизни. — Не стоило мне отпускать ее в Лос-Анджелес, — шепчет она.

Ах, вот в чем дело.

Наплевав на картину, Каллена встает с кровати, прикрывается одеялом, чувствуя холод по всему тело. М-да, когда он соглашался быть натурщиком, то не думал, что это будет так холодно. Теперь он сочувствует людям, которые занимаются этим профессионально и ежедневно.

— Белла, — ласково говорит он, будто хочет достучаться до маленького ребенка. А она такой временами и была. Словно маленькая девочка, она смотрела на этот мир через свои любимые краски и верила, что этот самый мир можно спасти от плохих людей и всего мира в общем. Глупенькая маленькая Белла.

Но она была именно тем, что нужно этому миру, напомнил себе Эдвард. Именно Белла и такие люди, как она, уравновешивают баланс добра и зла. Это звучало очень банально и по-детски, но Каллен в свои тридцать семь продолжал верить.

— Стефани такая же упрямая, как ты, — напомнил ей Каллен. — Она бы в любом случае уехала.

— Я знаю, — говорит Свон. Она тянет свои нежные руки к Эдварду. Они некоторое время стоят по середине большой красивой комнаты, которая оформлена не в нью-йоркском стиле, а в самом настоящем парижском. Белла обожает Париж, напоминает себе Эдвард, так что в этом нет ничего удивительного. И на минуту и в правду создается ощущение, будто они в Париже. На минуту в их жизни нет никаких проблем, только Эдвард и Белла, которые всегда будут друг у друга.

Всегда равносильно одной минуте, которую они уже потратили.

— Я знаю, — снова повторяет брюнетка. — Ей хочется приключений, пока она так молода. Ей хочется повидать мир, пока еще не поздно. Я знаю все это, я понимаю все это, но… так тяжело отпускать ее было. Да и сейчас тяжело. Я люблю ее, но надеюсь, что она не приедет на Рождество, потому что во второй раз отпустить ее будет еще сложнее.

Эдвард утешающе гладит ее по голове.

— Я знаю, как тебе тяжело, ведь моя дочь тоже уехала, — напоминает ей Эдвард. — Но знаешь, в чем плюс этой ситуации?

Свон поднимает на него свои мокрые от слез глаза.

— В чем? — спрашивает она.

— В том, что они вместе.

ХХХ

13 июля, 2014 год

— Зачем мы вернулись опять к этой картине? — нервно интересуется Джейкоб, вытирая свой лоб от пота. В Нью-Йорке было невыносимо жарков это время, а Блэк вынужден был напялить этот неудобный костюм в свой единственный выходной и тащиться в музей современных искусств, чтобы его жена нашла вдохновение, обрела покой (не в том смысле, конечно же) и новые силы для работы.

Белла недовольно посмотрела на него.

— Джейкоб, я же сказала тебе, что ты можешь остаться дома, — ответила она и обратно вернула свое внимание к картине.

— Я помню, — проворчал Блэк. Он жутко не хотел тащиться вместе с ней в этот музей, где висят эти странные и, по мнению мужчины, бесполезные картины, которые так нравятся его жене. — И все же, мы подходим к ней уже пятый раз, — напомнил ей муж, указывая рукой на картину.

— Это Сальвадор Дали, его самая известная картина, — ответила Белла таким голосом, будто это многое объясняло.

Но, конечно же, Джейкоб этого не понял, и его жена знала это.

— Мне это ни о чем не говорит, — признался Блэк. — Для меня это просто картина, на которой нарисованы странные часы. О чем это, черт возьми, все говорит?

Миссис Блэк посмотрела на него так, будто Джейк был умственно отсталым. По правде говоря, временами казалось, что она действительно о нем так думает. Но если посмотреть правде в глаза, то Джейкоб тоже не был святым. Господи, сколько раз в своих мыслях он сжигал ее картины нахрен? Сколько раз он мысленно уходил от этой женщины? Сколько раз он успел пожалеть из-за того, что когда-то давно он не купил презервативы, тем самым связав их вместе на всю жизнь?

— Эта картина показывает, что время может утекать у тебя из-под носа, прямо как та каша, которую ты пытаешься приготовить по утрам, — коротко ответила женщина, возвращая свое внимание к картине. Джейкоб уже было думал, что она сейчас начнет ему разъяснять так долго и громко, что через пять минут вокруг них соберется целая толпа, чтобы послушать про смысл этой картины. Но, видимо, у его жены был настолько сильный стресс, что она даже и говорить о любимых картинах много не хотела.

Ну и слава Богу.

Джейкоб решает оставить свою жену в покое, поэтому чтобы отвлечь внимание от этой жуткой картины, он осматривает зал, пытаясь найти свою дочь. Он оглядывается и, наконец, замечает темную макушку прямых волос. Его дочь мягко улыбается какой-то рыжеволосой девочке.

— Хей, — зовет он Беллу, — с кем это разговаривает Стеф? — спрашивает он, быть может, Белла знает эту девочку.

Его жена тут же отводит взгляд от тошнотворной картины. Она замечает Стефани, которая продолжает разговаривать с той девочкой. Судя по растерянному взгляду женщины, она понятия не имеет, с кем разговаривает их дочь.

Она пожимает плечами.

— Не знаю, — говорит она. — Одноклассница, наверное. — И она возвращает свое внимание картине.

Через некоторое время Стефани с этой подружкой подходит к ним.

— Хей, мам, пап, — зовет их она.

Белла внимательно смотрит на эту девочку. Она очень симпатичная, думает про себя женщина, блестящие рыжие волосы, пронзительные зеленые глаза и россыпь веснушек на лице. Есть во всем этом что-то знакомое.

— Это Рейчел Каллен, мы с ней ходим на историю, — представляет Стефани девушку. И тогда миссис Блэк понимает, почему эта девочка ей так знакома. Она даже бледнеет немного, когда слышит ее фамилию, но, к счастью, этого никто не замечает.

А потом около «Невесты и жених» Модильяни она замечает самого Эдварда Каллена с его женой, которые внимательно рассматривают картину.

Именно так началась эта история.

И она не про то, как именно в этот день Джейкоб начал думать о том, как бы развестись со своей женой, потому что у него есть любовница, которая намного больше, чем просто любовница.

И она не про то, как в этот день пересеклись глазами старые влюбленные, которые точно также пересеклись глазами много лет в Париже, рассматривая знаменитую улыбку Мона Лизы.

Эта история про то, как две девушки встретились взглядами, как и их родители много лет назад, только в этот раз это была не Мона Лиза, а «Звездная ночь» Ван Гога. И, видимо, Ван Гог со своими звездами действительно приносит удачу, а вот загадочная улыбка Мона Лизы, которую никто по сей день не может понять, только запутывает и разбивает все мечты. Что и случилось с Беллой и Эдвардом много лет назад.

А ведь, напомню вам, эта история не про них.

Но так ли это на самом деле?

ХХХ

29 мая, 2015 год

— Мне так жаль, мам, — говорит Стефани, когда бывшая миссис Блэк, ни разу не задумываясь, подписывает бумаги о разводе. Как только она ставит последнюю подпись под своим именем, на нее накатывает волна облегчения, она чувствует эту желанную свободу, она ощущает это желания сесть прямо сейчас за мольберт и создать по-настоящему что-нибудь прекрасное и удивительное.

Это божественное ощущение.

— А мне не жаль, — говорит мать Стевани, которая видит в глазах девушки действительно сожаление. — Слушай, детка, если ты думаешь, что это из-за тебя, то ты ошибаешься. Твой отец захотел развода не потому, что ты лесбиянка, а потому, что у него просто наконец-то появился весомый повод уйти. А еще его привлекательная молодая любовница, понимаешь? — объясняет Белла.

Стевани кивает и еще некоторое время стоит около матери, пытаясь то ли подобрать нужные слова, то ли осмыслить вышесказанное. Белла делает вид, будто занята почтой, давая дочери некоторое время на раздумье.

И через несколько минут Стефани заговорила:

— Что если… — начала она и немного замялась, но Белла выжидающе ждала. — Что если у нас с Рейчел будет то же самое, что и у тебя с папой? Что если у нас будет такой же конец? — испуганно спрашивает она.

Ах, так вот в чем дело.

— Стефани, — серьезно начала Свон (теперь Свон!). — Ты любишь Рейчел? — поинтересовалась она все еще очень серьезно.

Девушка кивнула.

— Конечно.

— Тогда тебе не о чем переживать, — успокоила ее Белла. — Видишь ли, мы с твоим отцом никогда не любили друг друга. Да, у людей бывает такое, что со временем их любовь угасает, но если любишь по-настоящему, то у вас в конечном итоге все будет хорошо.

Это не какие-то там великие философские мысли, но, кажется, Стефани этого хватает.

— Ладно, спасибо, мам, — улыбается она. — Пойду позвоню Рейчел, нам надо решить кое-что насчет цветов.

— Это должны быть белые лилии, — напоминает ей мать.

Стефани только шире улыбается.

— Ну, конечно. Какая может быть свадьба лесбиянок без лилий?

Стефани убегает к себе в комнату, а Белла задумывается над своими словами, которые сказала своей дочери несколько минут назад. Любила ли она когда-нибудь по-настоящему? Ей кажется, что да, действительно она любила одного рыжего паренька, который хотел связать свою жизнь с музыкой, но по некоторым причинам пошел в медицину, по стопам отца. Она начинает сомневаться, что они любили друг друга по-настоящему, ведь в конечном итоге у них не было все хорошо.

Но она просто еще не знает, что они к своему итогу еще не пришли.

ХХХ

20 августа, 2014 год

— Ты все-таки стала художницей, — рассматривая внимательно свою собеседницу, говорит Эдвард. Она проводит рукой по ее талии, наслаждаясь бархатом молочной кожи, которая за эти годы совсем не изменилась. Да и сам Эдвард практически не изменился, если вы говорите про внутренние качества. Внешне он, конечно же, очень поменялся; стал выше, в его рыжих волосах есть несколько седых волос, плечи теперь шире. — Я видел несколько твоих картин в Сохо и даже на Манхеттене кое-где, и я купил одну.

Белла удивленно смотрит на него.

— Правда? Какую? — спрашивает она.

— «Утро в Париже», — говорит Каллен. — Как только я увидел ее в галерее, я сразу понял, что просто обязан купить ее.

Миссис Блэк нежно улыбнулась, вспоминая, когда и при каких обстоятельствах была она нарисована. Это было прекрасное парижское утро, когда они, прямо как в старых фильмах, завтракали краусанами на балконе. Они говорили много, Белла уже не помнит о чем конкретно, она только запомнила, как повернула голову в ту сторону, где была заметная вышка Эйфелевой башни. Она так засмотрелась тогда на эту красоту, что, проигнорировав своего избранника, забежала обратно в номер за красками и мольбертом.

— Мне было жаль расставаться с этой картиной, — ответила женщина. Белла взяла сигарету и закурила. — Но я рада, что она все-таки попала в правильные руки, — улыбнулась она, смотря Эдварду прямо в глаза. Она смотрит в эти два изумруда и вспоминает еще одну свою картину, которая она никогда и никому не показывала. Белла тогда очень долго пыталась подобрать правильный цвет, чтобы по памяти изобразить на бумаги эти самые изумруды.

— Зачем же ты тогда продала ее? — интересуется мужчина.

Эдвард наклоняется и отбирает у бывшей Свон сигарету. Он чувствует, как после третьего затяга начинает кружиться голова, потому что он не курил уже много лет. Но этот терпкий вкус Parlamentʼа так сильно напоминает ему студенческие годы, те каникулы в Париже и секс на крыше в Лос-Анджелесе.

Белла некоторое время просто смотрит на него, доставая из полупустой пачки новую сигарету. Она ищет почему-то в глазах Эдварда ответ на его же вопрос, потому что ответа у нее на самом деле нет. Все это случилось так быстро, ей просто тогда позвонили из галереи и сказали, что уже три человека хотят купить ту картину. И Белла, практически не задумываясь, согласилась с продажей.

Миссис Блэк пожимает плечами.

— Я не знаю. Я любила эту картину, но после нашего расставания мне было больно. Я не могла смотреть на нее, — попыталась объяснить женщина. — Мне хотелось отпустить прошлое, чтобы было легче в настоящем.

— Полегчало? — спросил Каллен.

— Нет.

В Нью-Йорке не часто увидишь такие яркие звезды. Однако именно в эту ночь, ночь, когда старые влюбленные вновь воссоединились на несколько часов, звезды загорелись так ярко, что было практически больно на них смотреть. Белла смотрела на них и вспоминала те самые ночи в Париже рядом с Эдвардом, а потом еще и в Лос-Анджелесе. Она вспоминала, как же им хорошо было вместе, как же они любили друг друга. И судя по тому, что они сейчас лежат на мягких простынях в дорогом отеле Манхеттена, говорит о том, что эта искорка любви все еще живет.
Белла опять смотрит на Каллена, который докуривает сигарету, и думает, любила ли она когда-нибудь Джейкоба? Ну, хотя бы немного? Белла вспоминает, сколько картин посвятила Эдварду, вспоминает, что ни одной для Джейкоба и понимает, что нет, не любила и никогда не полюбит.

— Почему мы тогда расстались? — Из всех этих размышлений вытекает такой вопрос, а Белла сначала даже и не замечает, что задала его вслух.

— Потому что ты не могла тогда усидеть на месте, а Нью-Йорк для меня был на первом месте, — объяснил Эдвард так, будто в своей голове репетировал эту фразу много-много раз. Наверное, он действительно ожидал, что она спросит у него нечто подобное.

— Никогда бы не подумала, что понадобиться одна неудачная ночь и беременность, чтобы я смогла остановиться на одном месте.

ХХХ

15 ноября, 2014 год

Белла не понимала, что происходит, ей это не нравилось, но тем не менее она стояла около плиты уже полвечера, готовя ужин на… на сколько человек, черт подери надо было готовить? Она понятия не имела, ведь Стефани ей толком не объяснила, что от нее требуется. Просто несколько часов назад от нее пришла коротенькая смс: «У меня есть новости. Приготовь, пожалуйста, ужин. К нам придут гости. Целую, Стеф». Женщина попыталась уточнить, какие гости или хотя бы узнать, на сколько персон готовить еду, но та, как всегда, не отвечала. Белла, стоя у чертовой плиты, которую ненавидела всем сердцем, проклинала все на свете и клялась, что отберет у Стефани телефон, он ведь и так постоянно выключен.
Ближе к восьми часам с работы вернулся Джейкоб, который был предупрежден о неожиданных планах Стефани. Блэк надеялся узнать подробности у жены, но та лишь пожала плечами. И Джейкоб ей, конечно же, не поверил. Но это его проблемы, подумала женщина.

Через полчаса, когда ужин был готов, в дверь позвонил.

— Эм… — задумчиво протянула Белла, когда на своем пороге увидела чету Каллен, — привет.

Кажется, Каллены были посвящены больше, чем родители Стефани, потому что не выглядели такими растерянными, как Белла.

— Добрый вечер, — добродушно сказала Таня, когда хозяйка дома пропустила их в холл. — Рейчел сказала нам, что у нее есть новости для нас. Она попросила нас прийти к вам, сказала, это очень важно. Ох, Белла, я так обожаю ваши картины! У нас дома висит несколько ваших…

— Рейчел — ваша дочь? — перебивает Таню Джейкоб, будто не знает кто такая Рейчел. Стефани так много говорит об этой девочке, что сложно не запомнить.

Когда Таня упомянула свою дочь, то у Беллы в голове начал складываться паззл. Кажется, случилось то, о чем она думала уже очень давно.

Она взглянула на Эдварда, который тоже уже обо всем догадался. И судя по его лицу, он не видел в этом ничего страшного. Белле тоже не казалось это таким плохим, наоборот, она чувствовала себя счастливой, когда думала об этом. Но стоит ей подумать о реакции своего мужа…

— Давно не виделись, — улыбается Каллен, вспоминая те два часа, которые они провели сегодня в том самом отеле.

Миссис Блэк хочется его стукнуть, но она лишь ответ просто улыбается.

А на лестничной площадке слышится смех двух девочек. Они держат друг друга за руки, когда заходят в квартиру. Джейкоб хмуро смотрит на них.

И да, это был действительно день каминг-аута.

Это был день, когда разрушилась семья, который никогда и не было.

ХХХ

13 июля, 2015 год

— Не могу поверить, что ты разводишься, — говорит Белла, прижимаясь щекой к плечу мужчины. Она находит взглядом девочек и улыбается, видя их счастливые лица. Что бы ни происходило в мире и в ее жизни, все это будет не важно, пока на этих лицах находятся широкие улыбки.

Эдвард отстраняется, чтобы Белла взглянула на него. Свон поднимает головы, чтобы взглянуть в эти пронзительные зеленые глаза, которые, кажется, смотрят тебе в душу.

— Что в этом такого? — интересуется Каллен.

Белла пожимает плечами. Она находит глазами Таню, которая не кажется убитой из-за развода. Блондинка с бокалом шампанского в руках танцует с каким-то мужчиной, который был гостем со стороны Рейчел.

— Мне просто казалось, что вы любите друг друга, что вы на одной волне, — пытается объяснить Белла. — У нас с Джейкобом никогда так не было. Ему не нравилось, что я зарабатываю больше него, мол, я мужчина, я должен приносить в семью больше денег, чем женщина и прочий бред. И мы никогда не любили друг друга. Нас связывало только наша дочь. Но теперь, когда она уже большая и когда Джейкоба она уже не нужна, потому что он не желает иметь дочь-лесбиянку, — закатила глаза Белла, чувствуя злость. В тот день он столько плохого сказал про Стефани, что она только рада, что Джейкоб собрал свои вещи и подал на развод. — Нас больше ничего не связывает. А вы… ну, мне казалось, что между вами есть какие-то чувства.

— Они есть, — соглашается Каллен. — Но они уже не те, что были раньше. — Эдвард замокает и смотрит в сторону двух девушек, которые всего час назад стали женами. — Как ты думаешь, у них будет все намного лучше, чем у нас? — интересуется он. Они больше не танцуют, а просто медленно покачивается.

Белла пожимает плечами.

— Я очень надеюсь на это.

— Белла, — говорит он. — У нас тоже еще будет лучше, — обещает Каллен, наклоняется и целует единственную женщину, которую любил. Ну и что, что их дочери женаты. Это не значит, что они теперь не могут строить свои жизни.
Хотя бы раз они будут эгоистами.

И плевать, что скажут люди.

ХХХ

24 декабря, 2016 год

— Хей, мам! — весело кричит Стефани, толкая чемодан в квартиру. Рейчел идет прямо за ней, ругаясь о том, что ненавидит Нью-Йорк, ненавидит общественный транспорт, и Стефани она тоже ненавидит, потому что та не захотела ехать на такси. Но Стеф на все ее ругательства лишь показывает язык.

Белла выходит из спальни и улыбается, видя свою девочку, а за ней ее жену, которая тоже стала Белле родным человеком.

Нет, все-таки хорошо, что они приехали. Пускай потом тяжело будет отпустить ее в свободный полет снова, но Белла смериться с этим.

— Привет, девочки, — улыбается она и обнимает их.

— Папа! — визжит Рейчел, как только замечает Эдварда.

Стефани продолжает обнимать свою маму. Она думает о том, что как же все-таки замечательно, что у нее есть Эдвард. Пусть общество и думает, что это немного аморально, когда родители и их дети (даже если дети не являются кровными родственниками) встречаются и даже вступают в брак, но Стефани плевать. Она никогда еще не видела свою маму такой счастливой.

— Как ваши дела? — интересуется за ужином Эдвард. Рождество еще не наступило, но в их квартире уже присутствовало то самое рождественское настроение, которого не было еще несколько часов назад.

— Замечательно, — ответила Рейчел, откидывая назад свои рыжие волосы. — Мы накопили денег и решили, что на новый год поедем в Париж. Стефан мне все уши прожужжала, что ты, Белла, очень любишь Париж.

— О да, — говорит Белла, краем глаза глядя на Эдварда. Тот улыбается ей в ответ. — Просто обожаю.

— А еще я безумно хочу посмотреть на знаменитую Мона Лизу, — чуть ли не кричит Стефани, она чувствует этот странный прилив энергии. — Моя мама искусствовед и знаменитая нью-йоркская художница, а я ни разу вживую не видела лучшее творение да Винчи.

— Поверь мне, «Звездная ночь» Ван Гога намного лучше «Мона Лизы», — уверяет ее Белла.

Стефани с недоумением смотрит на нее.

— Не вижу между ними связи, но ладно, — пожимает плечами девушка.

А Белла и Эдвард начинают хихикать, потому что только они понимают эту шутку.

«Мона Лиза» в прошлый раз не принесла им ничего хорошего.

Но именно «Звездная ночь» поставила все на свои места, хотя эта картина не была предназначена Эдварду и Белле, а история была вовсе не про них.

Time can never break your heart
Время никогда не сможет разбить тебе сердце,
But It'll take the pain away
Зато залечит раны.
Right now our future's certain
Мы точно знаем, каким будет наше будущее,
I won't let it fade away
Я не упущу его.
Golden days
Золотые дни.

Golden Days - Panic! At The Disco



Источник: http://robsten.ru/forum/69-2114-1#1435444
Категория: Авторские мини-фанфики | Добавил: Филечка (08.01.2017)
Просмотров: 186 | Комментарии: 5 | Рейтинг: 5.0/8
Всего комментариев: 5
avatar
0
5
Спасибо за историю  cvetok01
avatar
0
4
Как толерантны наши герои  girl_wacko  Упущенные время и чувства научили их ценить все возможности быть счастливыми. Красивая история, спасибо!
avatar
0
3
супер спасибо fund02016  lovi06032
avatar
0
2

Цитата
Сколько раз он мысленно уходил от этой женщины? Сколько раз он успел пожалеть из-за того, что когда-то давно он не купил презервативы, тем
самым связав их вместе на всю жизнь?
Какой ненужный, случайный, навязанный обстоятельствами , брак. Они совершенно противоположные по своей сути люди.
Глупо, но бывшие влюбленные( Эдвард и Бэлла) расстались из- за разных приоритетов в выборе места проживания, но тогда это было важно...
Думаю, что именно встреча и любовь дочерей и стала тем важным моментов, вновь объединившим бывших влюбленных.
Большое спасибо за интересную историю.
avatar
1
1
С удовольствием прочла историю, ещё и с хорошим окончанием... Спасибо большое!!!
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]