Фанфики
Главная » Статьи » Народный перевод

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Исцеление. Главы 19 - 21

 

 Глава 19

Ремингтон 

Я сидел, держа за руку свою невесту и наблюдая, как она общается с сестрой и родителями. Большим пальцем руки я поглаживал тыльную сторону ее ладони, не в силах отказать себе в этом удовольствии. Последние дни она вроде бы стала поспокойнее, и перепады настроения случались реже благодаря когнитивно-поведенческой терапии, которой она следовала после того, как очнулась от комы. В тот вечер, когда я привез ее из больницы, Инес и Энтони пожелали переговорить со мной. Они выразили свое беспокойство по поводу Селены и ребенка и по поводу того, что я сделал предложение слишком быстро, с учетом того, что мы знаем друг друга не так уж и долго. И у них было право волноваться. Представляю себе, через что им пришлось пройти после того, как Селена потеряла ребенка и развелась с мужем. И хотя я был твердо намерен показать им, что она значит для меня гораздо больше, чем трехмесячная интрижка, мне хотелось, чтобы окончательное решение было за ней. Она все объяснила своим родителям вчера, когда между ними состоялся разговор на эту же тему. Встретив ее, я каким-то образом догадался, что она изменит мою жизнь. Но все же я не думал тогда, что сделаю ей предложение. Это только доказывает, какое сильное влияние она оказывает на меня. 


Поднеся ее руку к губам, я поцеловал костяшки пальцев. Я не из тех, кто стесняется проявлять свои чувства на публике. Я люблю ее и хочу, чтобы все вокруг знали, что она принадлежит мне. Мое сердце пропускает пару ударов всякий раз, когда она оборачивается ко мне и улыбается, словно знает, что мне это необходимо. 


И мне, правда, это необходимо. 


Каким-то образом я чувствовал себя нужным, когда она поворачивалась, чтобы показать, что она помнит, что я рядом с ней. Мне не хотелось вмешиваться в воссоединение семьи. К тому же мой мозг по-прежнему пытается разобраться с ситуацией с Колетт. Каждый раз, когда я думаю о ней — а это случается довольно часто — меня охватывает ужас. Что, если Селена уйдет, когда узнает правду? Время на исходе. Мне нужно придумать, как рассказать ей обо всем, но сейчас необходимо сосредоточиться на том, что происходит вокруг меня, прежде чем Селена заметит, что что-то не так. После того, как мы вернулись из Марселя, она уже спрашивала меня несколько раз, все ли в порядке, и я был вынужден ответить «да». Мне ненавистна ложь, особенно когда я лгу ей. Но на этот раз я вынужден пойти против собственных правил.

 
Мы не стали рассказывать Эдриену про ребенка, так как Селена переживала, что что-то может случиться, и хотела дождаться, пока ее выпишут из больницы здесь в Париже. 
Как только вошел, он сразу же помчался к нам, поцеловал меня, а затем рванулся к Селене, запрыгнул ей на колени и крепко обнял ее. 


— Я скучала по тебе, тигренок, — сказала Селена, широко улыбаясь, когда маленькие ручонки Адриана обвились вокруг ее шеи. Мое сердце сжалось, пока я наблюдал за ними обоими. 


Моей невестой и моим сыном. 


Мы с Селеной обменялись взглядами, и я кивнул ей, чтобы она сообщила ему новости. На данный момент я понятия не имею, как Эдриен отреагирует на то, что у него появится братик или сестричка. 


— Мы должны кое-что тебе рассказать, Эдриен, — сказала Селена, и он сосредоточенно посмотрел на нее. 


— Мы поедем в Евро-Дисней? — предположил он, широко распахнув полные надежды глазки. 


Я ухмыльнулся, как и все в комнате. 


— Нет. Новость не столь знаменательная, — призналась Селена, отбрасывая волосы с его лобика. — Ты же знаешь, что твой папа и я собираемся пожениться. 


Он кивнул и улыбнулся. 


— Я буду нести кольца, не забыла? 


Селена рассмеялась. 


— Да, конечно помню. Итак, как ты отнесешься к тому, что у тебя появится маленький братик или сестричка? 


— Очень маленький? — нахмурившись, спросил он. 


— Совсем малыш. 


— Малыш, — он сморщил носик и посмотрел на живот Селены. Как только он открыл рот, с его губ беспрерывным потоком потекли вопросы. Он хотел знать, как будут звать малыша, можно ли ему будет спать в комнате маленького, будет ли он или она есть обычную еду, как все остальные. Последний вопрос буквально ударил меня под дых. Он опустил взгляд и прошептал: — Ты, мама и бабуля, вы будете по-прежнему любить меня, когда появится малыш? 


— Всегда. Ничего не изменится, когда родится ребенок. 


— Я поделюсь с ним своими игрушками, — он робко улыбнулся и именно в этих словах я услышал, что он жаждет компанию, хочет иметь братьев и сестер. 


К восьми часам Селена начала зевать. Пожелав всем спокойной ночи, я провел ее наверх, а впереди нас шел Эдриен. 


— Можно мне сегодня поспать в твоей кровати? — спросил Эдриен, сбросив ботинки и носки и запрыгнув на кровать. 


Я схватил его и защекотал. 


Селена быстро переоделась и через несколько минут уже тихо посапывала, а Эдриен беспокойно ерзал у меня под боком, пока я пытался почитать ему сказку. Я вздохнул, чувствуя умиротворение и наслаждаясь мгновением. Я решил задвинуть мысли о Колетт куда-нибудь подальше.

 

Глава 20

 

Ремингтон 



Пока Селена дремала, заехал Жиль и привез документы, подтверждающие, что Колетт и Диана на самом деле один и тот же человек. После того, как мы наведались в квартиру Колетт в первый раз и Алексей отвез нас в больницу, Жиль дал ему указания сразу же вернуться обратно и поискать что-нибудь, что можно было бы использовать для ДНК-теста. 


Невероятно больно наблюдать, как Инес пытается смириться с тем фактом, что ее давно утраченная дочь все еще жива и пытается навредить Селене. Меня снова озарило. Две женщины, родные сестры по матери, обе играют некую роль в моей жизни. Я любил первую, потерял ее и теперь презираю за все то, что она причинила моему сыну и мне. Затем появилась вторая. Мы нашли друг друга, я люблю ее и не собираюсь отпускать. У судьбы довольно извращенное чувство юмора. 


— Так что ты думаешь по поводу вот этого? — поинтересовалась Селена, своим вопросом отвлекая меня от мрачных мыслей. 


Я оторвал взгляд от бухгалтерских книг, лежащих на моем столе, и посмотрел на блокнот, который она демонстрировала мне с дивана в другой части комнаты. 


— Сексуально. Что это? 


Она закатила глаза. 


— Лифчик, — гордо заявила она и продолжила рассказывать о том, что она сделала несколько звонков, пытаясь найти швею для своих проектов. 


На столе завибрировал мой мобильный, прерывая наш разговор. Я нахмурился, увидев, что на экране высветилась надпись «Неизвестный абонент». 


— Сен-Жермен. 


— Приятно слышать твой голос. 


Я замер, вцепившись одной рукой в стол. 


Черт! Колетт. У меня так много вопросов и я хочу получить на них ответы. Но я не могу допрашивать Колетт в присутствии Селены. 


— Ладно. Можешь подождать минутку? Я узнаю, сможет ли она поговорить с тобой. 


— Она там, да? Сука, которая пытается отобрать у меня тебя и Эдриена, — я представил, как она ухмыляется, пока произносит это. 


От ее слов перед глазами все потемнело от ярости. Я сжал телефон в руке, быстро чмокнул Селену в губы и вышел из комнаты, сделав вид, что звонивший хочет поговорить с моей матерью. 


— Где ты? — спросил я, когда поднялся наверх и меня никто не мог услышать. 


Она рассмеялась. 


— Думаешь, я дурочка? Ну да ладно, как ты, любовь моя? Тебе понравились ирисы? Помнишь, тебе нравилось присылать мне их в знак признания нашей любви? 


В горле образовался комок. 


— У тебя нет права задавать мне этот вопрос и никогда не будет, — я сделал глубокий вдох и попытался успокоиться. Да, я действительно предпочитал ирисы, когда мы с Колетт встречались. Также я посылал ирисы женщинам, с которыми встречался после ее мнимой смерти. Я видел, как гроб опустили в могилу, черт подери. Не позволю ей отвлечь меня упоминанием о цветах. 


— Где ты была все эти годы? 


Повисла долгая пауза. 


— Я хочу вернуться домой. 


— Сначала расскажи мне все, — я старался не показывать ей своего нетерпения, иначе она могла прервать звонок. 


Она вздохнула. 


— Тянула время, чтобы получить прощение. Я приехала в Париж неделю спустя после крушения и сразу поехала домой, спеша сообщить тебе, что не погибла. Но увидела, как та женщина... мадам Жирар, покидает дом и поняла, что она рассказала тебе обо мне и своем муже. Ремингтон, это ничего не значило. Я всегда любила тебя... 


Гнев застлал мне глаза, сводя на нет все ее мольбы. 


— Замолчи, черт тебя подери, замолчи, — рявкнул я в телефон. Она сделала, как я велел. — Как тебе удалось пробраться в замок? 


Она рассмеялась. Я раздраженно заворчал. 


Что смешного в моем вопросе


— Я проскользнула внутрь, пока Эдриен и тот парень, который охраняет его и сучку, — она сделала несколько глубоких вдохов, словно пытаясь держать себя в руках, — были возле бассейна, и забрала диск. 


Я крепко зажмурился, надеясь облегчить тупую головную боль, которая разлилась в затылочной части. Затем открыл глаза и посмотрел на потолок. 


— Ты что не понимала, что Эдриен мог пострадать? Твой собственный сын? 


Она всхлипнула. 


— Мне так жаль. Моим единственным намерением было напугать ту женщину, чтобы она уехала. Я не собиралась никому вредить. Но она не уехала, и это только разозлило меня еще сильнее, — последнее предложение она произнесла ледяным голосом. 


Боже мой, эта женщина сумасшедшая.

Неужели она не испытывает угрызений совести за содеянное? 


— Ты никогда не задумывалась над своими поступками и никогда не будешь, — процедил я сквозь зубы. К черту терпение. — Из-за того, что ты натворила, я чуть не потерял двоих людей, которых люблю. Боже, да ты больна. Тебе нужна помощь, — я запнулся и глубоко вздохнул. — Как тебе удалось пройти незамеченной мимо охраны? Ты чуть не убила Селену, — я вцепился в подлокотник кресла, когда до меня дошло. 

Я чуть не потерял Селену.

 
Я вскочил и начал мерить шагами комнату — ярость грозила разорвать меня на части. Я не слышал ничего кроме шума крови в ушах. 


Успокойся. Может, по крайней мере, удастся выпытать у нее больше информации, например, где она живет или что-нибудь, чтобы Жиль смог ее отыскать


— Зачем, Колетт? Зачем ты подстроила свою гибель? — задал я вопрос, который мучал меня с того момента, когда я узнал, что это она строит козни в моей жизни. — Как ты могла так поступить с родным сыном? 


— Моя работа обеспечивала мне свободу, которую я хотела. Когда я уехала из Парижа, я почувствовала себя свободной. Никаких привязанностей. А затем упал самолет, и я поняла, что если вернусь домой, потеряю ту свободу, которая у меня есть. 


— Поэтому ты разыграла свою смерть. Чего я не могу понять, если ты так хотела свободы, почему ты просто не попросила развода? Я бы не стал препятствовать. 


— Слушай, я допустила ошибку, ладно? Помнишь, ты говорил, что любишь меня так сильно, что последуешь за мной на край света? Что будешь всегда ждать меня, не важно, как много времени у меня займет вернуться домой? — спросила она.

 

Слова путались, так она торопилась их произнести. Она продолжила изливать на меня поток слов, но я не мог понять, о чем она говорит. Связность речи пропала минут пять назад, сменившись тем, что мне показалось сумасшествием. 


— Мы были молоды. К тому же это было до того, как я узнал, что у тебя есть привычка разрушать семьи. Тебе было мало одного меня. Всегда мало. 


Она довольно долго молчала. Неужели сбросила звонок? 


— Так значит, это правда — ты любишь ее. Это потому что она похожа на меня? 


Я сцепил зубы. 


— Нет. Я люблю ее потому, что она твоя полная противоположность. 


— Если ты не будешь моим, тогда не будешь принадлежать никому, — в ее голосе снова зазвучал лед, а затем она сбросила звонок. 

 

Глава 21

 

Селена 



Машина остановилась перед загородным домом. Заглушив двигатель, Ремингтон положил руку мне на колено и легонько сжал его. Доминирующе. Властно. И мое тело вспыхнуло, как и всегда, когда он прикасается ко мне. Я задрожала, откинула голову и повернулась посмотреть на него. 


Боже. Это выражение на его лице. 


Он продолжал смотреть на меня, блуждая по лицу голодным взглядом, а затем провел языком по нижней губе и прикусил ее. 


Черт подери! Я не в силах больше терпеть.

Выглянув в окно, я убедилась, что поблизости никого нет. Ближайший сосед живет ниже по улице. К тому же, деревья, растущие вокруг, защищают нас от нежелательных взглядов. 


Затем я отстегнула ремень безопасности, выскользнула из пальто, перелезла через приборную панель и забралась Ремингтону на колени. Зарывшись пальцами в его волосы, я потянула их так, как он любит. Он вздрогнул и закрыл глаза, а в глубине его горла зародилось рычание. 


Боже, как мне нравится этот звук. 


— Спасибо, что так терпелив со мной, — он медленно открыл глаза и лениво наблюдал за мной, зажав нижнюю губу между зубами. — Я знаю, что со мной трудно, я часто бываю не в духе и, возможно, новый уровень сложности проблем… 


Он прижал палец к моим губам, вынуждая замолчать. 


— Ты не проблема. Твоему телу нужно время, чтобы приспособиться к ребенку. Как сегодня голова? Не кружится? 


— Кружилась с утра, но сейчас я в норме. Доктор выдал мне болеутоляющее, — я поерзала у него на коленях, прижимаясь к выпуклости под джинсами. — Ты и я — мы неизбежно должны быть вместе. Так было предначертано. И потребовался удар по голове, чтобы я поняла это. 


— Так и есть, — ладонями он заскользил по моим ногам, пробрался мне под платье и остановился на бедрах. — Я понял это в ту секунду, когда встретил тебя в отеле «Л'Арк». Те чувства, которые я испытал тогда, повергли меня в ужас, но, как выяснилось, у меня не было причин бояться. 


Я изучала его лицо. Какие мысли кроются за этими зелеными глазами? Уже не первый день он ведет себя загадочно и отстраненно. Пару раз у меня получилось загнать его в угол, но каким-то образом ему удавалось уйти от ответов. А мои непоседливые мысли не сильно помогали, потому что я напрочь забывала, о чем мы говорили. Я не сомневаюсь в его чувствах ко мне. Этот мужчина пользуется любой возможностью, чтобы побаловать меня, при этом серьезно относится к рекомендациям врача, что уже довольно мило. 


Нет. Происходит что-то еще, и меня злит, что я не знаю, что беспокоит мужчину, который славится своей внимательностью. 


— Что происходит, малыш? 


Выражение его лица сразу же изменилось. 

— Что ты имеешь в виду? 


Я улыбнулась. 


— Ты совсем не умеешь притворяться. На «Оскар» не тянет, серьезно. Почему ты не хочешь рассказать мне в чем дело? 


Он вздохнул, убрал руки из-под моего платья и положил их мне на бедра. Опустив взгляд на мою грудь, он облизнул нижнюю губу. 


— Теперь, когда ты дома, где тебе самое место, я буду в порядке. 


— Я дома уже пять дней. 


Он сжал челюсти. Мне знаком этот взгляд. Он не собирается ничего мне рассказывать. Последние несколько дней я только и делала, что волновалась. Ради ребенка мне лучше прислушаться к совету доктора. 


— Надеюсь, что в ближайшее время ты все же соберешься с духом и поговоришь со мной, — я потянула подол платья, задирая его до талии. 


— Что ты делаешь, ma belle? — спросил он хриплым голосом, в котором сквозило удивление и желание. Он смотрел на меня из-под полуприкрытых век, а его руки тем временем вцепились в мои бедра, нежно их сжимая. 


— Это зависит от того, что ты хочешь, чтобы я сделала, Сен-Жермен, — я поерзала на его коленях, пока не почувствовала, что его огромный член упирается туда, где я хочу его больше всего. 


Он выгнул бровь. 


— Чувствуем себя немного дерзкими, да? 


— Дерзкой и безумно возбужденной.

 
— Черт подери! Мне хочется проделать с тобой кое-что очень неприличное. 


— Да? Например? 


Он поерзал на сиденье, приподнял бедра и одновременно потянул меня вниз, прижимая к выпуклости на своих джинсах. 


— Например, жестко трахнуть тебя. Боже, как же мне этого всего не хватало. И думаю, я должен наказать тебя за то, что дразнила меня по телефону, — он переместил руку вперед и прижал ладонь к моей киске, настойчиво потирая ее. 


— Эта сладкая киска, — он убрал руку, обхватил меня за шею и притянул к себе. Прижавшись к моему рту, он жадно меня поцеловал, а затем прикусил мою нижнюю губу, и я ответила, желая ощутить его, его язык и его член во мне. Он одобрительно зарычал, приподнимая бедра, вращая ими. Я прижалась к нему, мечтая об удовлетворении, которое только он может мне дать. 


— У тебя будет от меня ребенок. Наш ребенок, — пробормотал он мне в губы. Я ощущала, что он улыбается. — Ты будешь выглядеть такой красивой, такой чертовски идеальной. Не то чтобы у меня не захватывало дух от тебя сейчас, но, Боже мой! Я уже вижу возможности. 


— Возможности чего? 


— Что ты сведешь меня с ума своей фигурой и прочими прелестями. 


— Черт возьми, Ремингтон. Я хочу, чтобы твой большой член заполнил меня сию секунду. Знаешь, как много времени прошло с тех пор, когда ты проводил Ремингтон- восстановление меня? Века. 
Его плечи затряслись, а затем он откинул голову назад и с его губ сорвался этот низкий глубокий звук. Боже, его смех настолько красив. Афродизиак, потому что я полностью возбуждена. 


— Теряешь баллы, Сен-Жермен. 


Он ухмыльнулся. 


— Я думал, мы оставили систему баллов позади. 


— Тебе бы этого хотелось. Но как иначе я заставлю тебя делать то, что я хочу? — спросила я, наклоняясь к нему и целуя его в подбородок. Я застонала, когда его щетина заколола мне лицо, а затем прикусила его за подбородок. 


Он обхватил мое лицо своими ладонями, чтобы удостовериться, что я смотрю ему в глаза.

Яростно. Страстно. 


— Я всегда буду исполнять все твои желания. С баллами или без них, — и чтобы подтвердить сказанное, он положил руку туда, где она была раньше, проскользнул в трусики и ввел в меня палец, внимательно наблюдая за мной. 


— Глубже. Сильнее. 


Он замер. 


— Я не хочу поранить тебя. 


— Не поранишь. Обещаю. 


Его толчки поначалу казались неуверенными, затем стали смелее. Он прижался губами к моей шее, оставляя на ней дорожку поцелуев и пробормотал: 


— Ты не боишься, что нас кто-нибудь увидит? — я отрицательно помотала головой, еще сильнее возбуждаясь от мысли, что мы занимаемся столь неприличными вещами. — Когда ты стала такой дерзкой, ma belle


— В тот момент, когда ты пообещал мне три месяца разврата и гедонистического удовольствия. Ну же, Сен-Жермен. 


— Мне безумно нравится, что ты такая чувствительная. 


Я склонилась вперед, покусывая его подбородок. 


— У меня для тебя сюрприз. 


Он выгнул бровь. 


— Что, видимо, означает, что ты мне ничего не расскажешь. 


Я кивнула. 


— Позже. Сейчас я просто хочу, чтобы бы ты заставил меня кончить. Боже, мне так нравится, когда ты во мне. 


Ремингтон зарычал, быстрее двигая пальцами, трахая меня сильнее и сильнее. Он присосался к моей шее и, целуя, стал спускаться вниз по моему горлу. На плече он замедлился и нежно прикусил его. 


Я вскрикнула, кончая, и тут же его порочные губы обрушились на мой рот, поглощая мой крик поцелуем. 


— Ты в порядке? — спросил он хриплым обеспокоенным голосом. 


Я кивнула, улыбаясь, не в силах дышать. 


— Ты заработал несколько бонусных баллов. 


Он вытащил из меня пальцы и облизал их, греховно сверкнув своими зелеными глазами. 


— Ммм, твой вкус неповторим. 


Я поежилась на его коленях, снова чувствуя возбуждение, но не успела ничего сделать по этому поводу, как раздался звук захлопываемой дверцы машины и я, вздрогнув, стала осматривать окрестности вокруг машины. 


Ремингтон хмыкнул. 


— Я думал, тебя не пугает перспектива быть застуканной за сексом в машине. 


— То, чем я хочу заниматься, предназначено только для твоих глаз, — я подмигнула ему и натянула плащ, затем поправила одежду, открыла дверцу машины и вышла наружу, поеживаясь от пронизывающего холода. 


Он последовал за мной, поднял воротник пальто и быстро обнял меня за талию, притягивая к себе, пока закрывал дверь и активировал сигнализацию. 


— У меня такое чувство, что я не очень нравлюсь твоему отцу. 


Я рассмеялась. 


— Ему просто нужно немного времени, чтобы он в итоге вознаградил тебя улыбкой. Он не знает тебя, как я. 


Его рука на моей спине напряглась, и с губ сорвался тихий стон. 


— Что тебе надо? — процедил он сквозь зубы. 


Я повернула голову в сторону подъездной дорожки, пытаясь определить, что стало причиной столь резкой смены настроения Ремингтона. По тропинке к нам шел его отец. Он остановился возле нас, переводя взгляд с сына на меня. 


— Сын, — поздоровался он. 


— Что тебе надо? — снова повторил свой вопрос Ремингтон, и, клянусь, температура понизилась еще градусов на двадцать. 


Ох, ничего себе


Ремингтон умеет сделать так, чтобы его собеседник почувствовал себя ничтожеством. Я незаметно взяла его за руку и переплела наши пальцы. Он взглянул на меня и его взгляд немного смягчился, а тело слегка расслабилось. 


— Ты не отвечал на мои звонки, — сообщил Ремингтон-старший, сцепив руки перед собой и слегка склонив голову набок. Он напомнил мне босса мафии. 


— Вижу, ты намеков не понимаешь, — ответил Ремингтон. — У меня нет на это времени, — он развернулся, собираясь уйти. 


— Сын, — его отец сделал шаг вперед и ступил на дорожку, ведущую к дому. — Ремингтон. 


Ремингтон остановился, его хватка на моей руке усилилась. Он выругался по-французски, затем выпустил мою ладонь и развернулся лицом к отцу. 


— Калеб в порядке? 


Его отец кивнул. 


— Хорошо. Больше мне нечего тебе сказать. Мы попрощались еще в Лондоне. Не припоминаю, чтобы звал или приглашал тебя в свой дом. 


Ремингтон-старший смотрел на сына в течение нескольких секунд, затем нахмурился и быстро опустил взгляд на носки своих туфель. 


Я положила руку на поясницу своего мужчины и легонько надавила, затем прижалась к нему и поцеловала в плечо. 


— Дай ему шанс, малыш, — прошептала я ему на ухо. Он обернулся и, нахмурившись, посмотрел на меня. — И прекрати хмуро смотреть на меня. Я же сказала, что это заводит меня. Ты ведь не хочешь, чтобы я продемонстрировала свои таланты на глазах у твоего отца, правда? — я подмигнула ему. Его губы изогнулись, пока он старался подавить улыбку, при этом по-прежнему хмурясь. 


Нас прервал звук открывающейся двери. Я повернулась, как раз, когда из двери вылетел Эдриен.

 
— Папа! Мама! — крикнул он и понесся к нам. Ремингтон обошел меня и подхватил Эдриена прежде, чем его крошечное тельце врезалось в меня. Кажется, этот мужчина готов защищать меня от всего. И, наблюдая за ними, мне сдавило грудь. 

Господи, как же я люблю их. 


— Это... мой... внук? 


Ремингтон покачал головой. 


— Мы ничего не будем выяснять в присутствии моего сына. 

 

Перевод не преследует коммерческих целей и является рекламой бумажных и электронных изданий.

Любое коммерческое использование данного перевода запрещено. Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.



Источник: http://robsten.ru/forum/90-2120-1
Категория: Народный перевод | Добавил: skov (04.06.2016) | Автор: перевод: Александрина Царёва
Просмотров: 420 | Комментарии: 10 | Рейтинг: 5.0/14
Всего комментариев: 10
0
10   [Материал]
  Спасибо большое за перевод. lovi06032

0
9   [Материал]
  Спасибо за классный перевод и проду . good good good

0
8   [Материал]
  Спасибо за продолжение!

0
7   [Материал]
  Спасибо за продолжение  cvetok02

1
6   [Материал]
  Колетт больна, причем серьезно, то ей хочется свободы, то она борется за "свою" семью girl_wacko Ремингтону надо рассказать Селене поскорее, лучше него это не сделает никто JC_flirt а его отец только вносит еще большую напряженность в его жизнь girl_wacko может с помощью Селены они помирятся? JC_flirt  спасибо! lovi06032

1
5   [Материал]
  СПАСИБО!!!

1
4   [Материал]
  Спасибо!  good lovi06032

3
3   [Материал]
 
Цитата
Встретив ее, я каким-то образом догадался, что она изменит мою жизнь. Но все же я не думал тогда, что сделаю ей предложение. Это только доказывает, какое сильное влияние она оказывает на меня.
Да, сначала - это было просто ошеломляющее физическое влечение, которое за столь короткий срок переросло в настоящую любовь... Две женщины, две родные сестры , оказали такое разное. противоположное влияние на его жизнь...
Цитата
У судьбы довольно извращенное чувство юмора.
Колетт ведет себя жестко и нагло, претендуя на то, что давно уже потеряла..., а Ремингтон никак ни может решиться рассказать все Селене, и, наверное, зря - никто ведь ни может просчитать возможную ситуацию, и Селена должна знать своего врага.
Цитата
Дай ему шанс, малыш, — прошептала я ему на ухо.
Селена - такая всепрощающая..., а то , что папочка разрушил детство Ремингтона, презирая и ненавидя его, разве ничего не значит, и не все ведь можно простить...( тогда и Колетт можно простить, так ведь получается?). Большое спасибо за прекрасные перевод и редактуру новой главы.

1
2   [Материал]
  Спасибо!
Так Селена еще пока не знает,что покусительница-ее сестра...

1
1   [Материал]
  Спасибо за продолжение! Все  пока хорошо у наших героев за исключением того, что Колетт совсем слетела с катушек когда поняла, что ее поезд ушел, а в жизни Ремингтона и сына то место, которое она покинула так подло и эгоистично, заняла Селена всерьез и навсегда. Надеюсь, что прозвучавшее из уст Колетт угрозы не воплотятся в жизнь и Ремингтон сумеет защитить себя и свою семью. Еще раз большое спасибо, буду с нетерпением ждать продолжения истории

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]