Фанфики
Главная » Статьи » Народный перевод

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Хаос. Главы 10-11

 

 

– Хочешь, поедим на воздухе?

– Конечно. – Я огляделась по сторонам, наслаждаясь тёплой осенней погодой. – Я думала, мы собирались выпить кофе.

Подняв руку, Ремингтон посмотрел часы.

– Мы вполне можем съесть ранний ланч, – и кивнул головой в сторону улицы.

 Он припарковался неподалеку от отелей «Хаятт» и «Дю Лувр», и мы направились в сторону площади Каррузель (п.п.: Площадь Каррузель также площадь Карусель (фр. Place du Carrousel) — городская площадь в Первом округе Парижа, расположенная между Лувром и садом Тюильри).

Именно в этот момент желудок предательски заурчал, выдав тем самым, насколько я голодна. Щёки залил густой румянец, и я схватилась за живот, когда справа раздался мрачный смешок.

– Пойдём, – позвал Сен-Жермен, указывая на небольшой ресторан слева от нас.

 Мой спутник вёл себя вежливо и держал руки при себе. Создавалось впечатление, что он не желает ко мне прикасаться, как делал раньше, когда мы покидали «Святую Бернадетту».

Через двадцать минут мы шли по дорожке в саду Тюильри (п.п.: Сад Тюильри́ (фр. le jardin des Tuileries) — общественный парк в центре Парижа, в 1-м округе, занимает территорию между площадью Согласия, улицей Риволи, Лувром и Сеной; раскинулся на 25,5 га, его длина 920 м, а ширина 325 м). В руках Ремингтон нёс наш упакованный обед. Пока мы брели к свободной скамейке возле фонтана, под нашими ногами шелестела красно-оранжевая листва. Сегодня такой прекрасный день, и я была рада, что Ремингтон предложил поесть на свежем воздухе. И если честно, пока не уверена, что готова находиться  с ним в тесном помещении.

Сен-Жермен отдал мне пакет с едой, а сам направился к знаменитому восьмиугольному фонтану, возле которого стояли стулья, и вернулся с тремя. После этого забрал у меня пакет и разложил тарелки на одном стуле, а я стояла позади него и наслаждалась видом того, как он сервировал наш ланч.

– Ну, и как я пока справляюсь? – спросил Ремингтон, как только мы сели.

Наклонившись вперед, он облокотился локтями о колени.

– Хмм, давай-ка посмотрим. Я сижу в одном из самых красивых мест в мире, и ты меня угощаешь. Пока всё идет отлично. Ты заработал положительные очки, – я улыбнулась и положила кусочек курицы гриль в рот, а потом попробовала немного запечённых овощей. – Пока ты меня кормишь, мы точно будем друзьями.

Ремингтон рассмеялся, его взгляд задержался на моих губах дольше, чем следовало, и только после этого он посмотрел на еду.

– А вот это, Селена, я обязательно запомню.

И вот снова. То, как он произносит моё имя. Эта интонация на последних слогах. Его колено коснулось моего, и, несмотря на слои одежды, разделяющие нас, по моей коже пробежала дрожь. Она спустилась вниз живота и обосновалась между бёдер страстным томлением. В Ремингтоне было что-то опьяняющее и волнующее. Всего от одного его взгляда или прикосновения я уже чувствовала желание. Если задуматься, то в моей жизни очень давно не было заигрываний и кокетства. Мы с Джеймсом были вместе ещё со школы, и ни с кем, кроме него, я больше никогда не встречалась. Я не учла этот факт, когда решила окунуться в мир беззаботного флирта.

Желудок свело, и я поёрзала на стуле. А что, если я ляпну что-нибудь не то? С другой стороны, я взрослая одинокая женщина, у которой целую вечность не было секса, и которая теперь хочет хорошенько развлечься. Я перестала себя накручивать и приступила к трапезе.

В основном мы ели молча, но иногда нарушали тишину, задавая друг другу различные вопросы. Я поделилась, как весело проводила время в Париже, будучи моделью. Мы говорили об Эдриене, удачно избегая всего, связанного с матерью малыша.

Сен-Жермен рассказал, что его сын ходит в детский садик здесь, в Париже, и в Провансе, всё зависит от того, где в данный момент он живет. И что, как минимум, одну неделю в месяц Эдриен обязательно проводит с бабушкой.

Я наблюдала за Ремингтоном, очарованная тем, насколько смягчалось его лицо всякий раз, когда речь заходила о малыше.

– Эндрю сказал, что ты художник. Кто же тебя вдохновляет?

От этих слов в глубине его глаз вспыхнул огонек. Сделав глоток вина, Ремингтон поставил пластиковый стаканчик обратно на стул.

– Караваджо (п.п.: Микела́нджело Меризи да Карава́джо (итал. Michelangelo Merisi da Caravaggio; 29 сентября 1571, Милан — 18 июля 1610, Порто-Эрколе) — итальянский художник, реформатор европейской живописи XVII века, основатель реализма в живописи, один из крупнейших мастеров барокко. Одним из первых применил манеру письма «кьяроскуро» — резкое противопоставление света и тени. Не обнаружено ни одного рисунка или эскиза, художник свои сложные композиции сразу реализовывал на холсте).

По-видимому, у меня на лице было написано полное недоумение, потому что Ремингтон вытащил из кармана телефон и, нажав на экране несколько кнопок, передал его мне. И продолжил говорить, ни на миг не отрывая от меня взгляда, заставив тем самым почувствовать себя в центре внимания. В какой-то момент я окончательно забыла, где нахожусь.

Боже, этот мужчина такой милый и сногсшибательно красивый, особенно сейчас, с расслабленными чертами лица.

Я вернула телефон и отвела взгляд, вдруг нахлынуло чувство, будто он может заглянуть и увидеть, что твориться у меня в глубине души. Как так вышло, что моя защита начала рушиться, и от одной мысли об очаровательном сынишке Ремингтона сердце болезненно заныло в груди. Неожиданно на меня обрушилась боль утраты, которую я давно не ощущала. Месяцы терапии не помогли ни уменьшить, ни притупить её. Фактически, она всегда была рядом, кипела и клубилась под поверхностью, ожидая удобного момента, чтобы вырваться на свободу. И бац!

Часто моргая, я отложила пластиковые столовые приборы на бумажную тарелку. Схватив стакан с вином, я сделала несколько больших глотков с надеждой, что это поможет стереть боль, скручивающую внутренности.

– Селена?

Я не могла поднять голову. Боже милостивый, просто не могла. А если бы решилась, то уж точно бы разрыдалась.

Ох! Как же я ненавидела подобные моменты. Резкие перепады настроения у меня случались крайне редко, но всё же иногда накатывали.

Сильные пальцы обхватили мой подбородок и нежно приподняли. На меня глядели яркие зелёные глаза, потемневшие от волнения. То, с какой легкостью он предугадывал любые изменения моего настроения, было весьма пугающе.

– Я слишком быстро выпила вино, – со смехом объяснила я, аккуратно смахнув слезы с уголков глаз.

– Значит, вино, да? – он недоверчиво склонил голову набок, и от его изучающего взгляда мне захотелось куда-нибудь спрятаться.

Неподалеку что-то завибрировало, и, желая отвлечься, я потянулась к сумочке, но Ремингтон убрал руку с моего подбородка и вытащил из кармана брюк свой телефон.

– Мама.

Пока он слушал, выражение его лица слегка смягчилось. Разговор то и дело перескакивал с английского на французский и обратно. Ремингтон выглядел таким счастливым, иногда посмеиваясь над тем, что говорила ему мать.

– Я сейчас обедаю. Давай перезвоню позже, когда вернусь домой? – Он откинулся на спинку стула и встретился со мной взглядом. – Да, мама, с женщиной. Её зовут Селена, – секундная заминка… – Да… Нет, ты не можешь с ней поговорить... Да, не вовремя. – Он закатил глаза, и неожиданно стал казаться таким молодым, беспечным и полным жизни.

Через несколько минут Сен-Жермен повесил трубку и убрал телефон в карман. А потом взъерошил волосы, и его рука замерла на затылке.

– Мамочка замучила вопросами? – поддразнила я.

Он усмехнулся.

– Она уже некоторое время уговаривает меня с кем-нибудь сойтись. И всякий раз, когда слышит, что я обедаю с женщиной, воображение у неё начинает работать во всю. Она прямо спит и видит, как я надеваю кольцо на пальчик своей избранницы.

Я рассмеялась. Передо мной предстал совсем не тот Ремингтон, с которым я встретилась вначале. Этот мужчина больше напоминал того, о ком рассказывал мне Эндрю.

– Ты вообще ни с кем не встречаешься? – А где же мать Эдриена? Я сдержалась и не стала спрашивать об этом вслух. Мы так хорошо проводили время, и мне не хотелось портить настроение подобными вопросами.

Вдруг на его лице промелькнула тень, но прежде чем я смогла понять, что это, всё исчезло.

– Время от времени. Ну что, пойдём? – он сменил тему. Потом встал, собрал тарелки и выбросил их в ближайшую урну, а после этого закупорил бутылку с вином и протянул мне руку. Я сидела и глазела на раскрытую ладонь до тех пор, пока Ремингтон не приподнял вопросительно одну бровь. Возможно, это был вызов.

Я собиралась прикоснуться к нему. На самом деле дотронуться до него.

Пульс барабанной дробью отдавался в ушах. Я схватила свою сумочку и потянулась к нему. Когда наши руки соприкоснулись, я прикрыла глаза, наслаждаясь контактом кожа к коже. Он крепко сжал мою ладонь, и я почувствовала себя в полной безопасности. Глупо, конечно, но это правда.

Как только я встала, Ремингтон нежно сжал мою руку, а потом отпустил. Мне хотелось, чтобы он снова взял меня за руку и не отпускал, но я не решалась сделать первый шаг.

– Так мать Эдриена где-то поблизости? – Не удержавшись, наконец, спросила я.

– Нет, – ледяным тоном ответил он, остужая мой пыл. – Она умерла.

Я замерла на полушаге и, повернувшись, посмотрела ему в глаза.

– О боже, прости.

Он какое-то время изучал моё лицо, а потом покачал головой и горько рассмеялся.

– Не стоит извиняться.

Вот чёрт! Мне не нравилось, что именно из-за меня он так помрачнел.

Мы молча шли назад к машине, я нервно покусывала губу, а Ремингтон размышлял о чём-то.

– Я снова потерял несколько очков, да? – спросил он, нарушая тишину.

Я покачала головой.

– Боюсь, это я потеряла свои. Спасибо за ланч. И я очень сожалею, что спросила тебя о ней.

Отмахнувшись от моих слов, Ремингтон засунул руки в карманы.

Впереди я заметила лавку со сладостями, и мне вдруг нестерпимо захотелось чего-то вкусненького. Надеюсь, смогу найти там что-нибудь лакомство.

– Ты не мог бы немного подождать? Мне нужно кое-что купить.

Он кивнул, и я оставила его стоять в тени дерева.

Я заказала сладкую вату и отошла в сторонку, ожидая заказ. А потом вспомнила о крохотной бумажке, которую подобрала с пола в лицее. Вытащив клочок, я нахмурилась, увидев вырезанную из газеты букву «К».

Что за чертовщина? И что означает эта буква?

Я обернулась и посмотрела на Ремингтона, а потом убрала листочек обратно в сумку. Эндрю и тот крупный мужчина выглядели взволнованными, а заметив меня, вообще прекратили разговор.

– Нашла то, что хотела? – прямо возле моего уха раздался сексуальный голос Ремингтона, ворвавшись в мои мысли. Щетина слегка царапнула по коже, когда он заглянул мне через плечо.

Я кивнула и указала на сладкую вату, которую наматывали в огромный шар.

– Сладкая вата – решение всех проблем.

Я забрала у продавца лакомство и расплатилась за покупку. А потом оторвала кусочек и положила себе в рот. Глаза Ремингтона проследили за моими пальцами, как только вата исчезла у меня во рту.

Он отвел взгляд от моих губ и рассмеялся.

– Это касается и мировых проблем тоже?

– Особенно мировых. Если бы кто-нибудь выделил время и меня послушал, мир мог бы стать гораздо лучше, – я улыбнулась и, оторвав кусочек, протянула Ремингтону угощение. – Хочешь немножко?

И не успела убрать руку, как его губы, тёплые и влажные, сомкнулись на моих пальцах. Он облизывал их языком, а в потемневших глазах блестел лукавый огонек.

О господи!

–Вкусно? – поинтересовалась я хриплым голосом, когда он освободил из восхитительной темницы мои пальцы.

– Пища богов, – Ремингтон облизнул губы, не отрывая взгляда от моего рта. Сейчас его лицо находилось гораздо ближе, чем раньше. Я могла разглядеть каждую золотую крапинку в его глазах.

Я машинально наклонила голову к нему. Мы собирались поцеловаться? Не слишком ли рано для этого? Господи! Почему вечно я во всём сомневаюсь? Почему продолжаю раздумывать, когда знойный парень выглядит так, словно готов проглотить меня целиком?

Мысленно я отвесила себе подзатыльник, когда он немного отстранился, изучая меня. Я опустила взгляд на его подбородок, пытаясь собраться с мыслями. Я была так поглощена им, что чуть не пропустила то, что скрывалось за этой сексапильной щетиной.

– Это что…ямочка? – мой палец неожиданно оказался прямо на ней.

Я заметила, что рядом с Ремингтоном совершаю необдуманные поступки. И прежде чем я успела одернуть руку, он схватил её и поднёс ко рту.

Снова.

– Если одна маленькая ямочка сводит тебя с ума, то тебе стоит увидеть вторую, – и он повернул голову.

Господи,  кажется, я только что кончила.

Сен-Жермен кружил языком вокруг моего пальца и нежно покусывал зубами подушечку. Я застонала и попыталась вырвать руку, прежде чем поставлю себя в неловкое положение перед всеми этими людьми, которые наводнили кондитерскую.

Сердце бешено колотилось в груди, и я задыхалась. А он всего лишь показал мне свои ямочки и пососал палец.

Вот чёрт! Кажется, я конкретно влипла.

– А ты очень опасный мужчина, Ремингтон Сен-Жермен.

Он рассмеялся, и мир снова обрел краски и вернулся на круги своя.

– Разве это плохо?

– Нет, – ответила я. В голове мелькнула мысль: как, должно быть, замечательно хоть разок в жизни рискнуть. И наплевать на то, что думают окружающие. – Очень даже хорошо.

Пока мы шли к машине, нас словно магнитом тянуло друг к другу.Даже плечи и пальцы случайно соприкасались на ходу.

В отеле он остановился перед лифтом.

– Ну что, сегодня я заработал максимальное количество очков?

Я покачала головой, наслаждаясь искорками в его глазах.

– Почти. Могу я спросить тебя кое о чём? Только обещай сказать мне правду.

– Всё, что угодно. Я всегда буду стараться говорить тебе только правду.

– Мне показалось, что ты очень удивился, увидев меня в первый раз.

Выражение его лица стало замкнутым.

– Это вопрос или утверждение?

– Думаю, и то, и другое.

– Да. Ты напомнила мне кое-кого из прошлого.

Из прошлого? Кого? Подружку? Жену?

– А теперь? – спросила я. – Что изменилось?

– Я понял, что вы разные, как день и ночь. В тебе много света и доброты. Да любая другая девушка на твоём месте давно бы послала меня куда подальше, если бы я обращался с ней так же, как с тобой. Но ты… ты меня просто поражаешь.

– А вы, сэр, хорошо влияете на мою самооценку, – я рассмеялась, но его лицо оставалось невероятно серьёзным.

– Я искренне сожалею, что вёл себя так с тобой, Селена. Ты меня простишь?

Я кивнула, размышляя о том, что же на самом деле случилось с матерью Эдриена. И почему  лишь от одного моего вопроса хорошее настроение Ремингтона вдруг куда-то улетучилось. Он стал отчужденным и равнодушным.

Естественным, словно дыхание, движением его пальцы обхватили меня за затылок, притягивая ближе. Мой рот приоткрылся. Я предвкушала поцелуй, но он всего лишь поцеловал меня в обе щеки.

– Bonne nuit, Селена, – прошептал он возле моего уха, после чего развернулся и быстро ушёл.

– Спокойной ночи, Ремингтон, – пробормотала я, потирая пальцами местечко, где только что были его губы.

 

 

 

 

В следующие несколько дней не происходило ничего особенного. После нашего ланча в парке я Ремингтона не видела и ничего о нём не слышала. Тем не менее, он сделал так, что я постоянно ощущала его незримое присутствие. Сен-Жермен выполнил своё обещание и заранее позаботился о том, чтобы меня хорошо кормили. Только вчера кто-то из персонала принес мне огромный пакет со сладкой ватой и уже привычное письмо, запечатанное красной восковой печатью. В некоторой степени я по нему скучала, хотя немного бессмысленно тосковать о том, с кем едва знаком.

Следующий пункт в моём расписании - фотосессия нижнего белья, а до тех пор я была свободна как ветер. Мой агент в Нью-Йорке составила расписание так, чтобы у меня оставалось немного свободного времени. Я очень сильно скучала по матери, отцу и сестре, но всё ещё совершенно не готова была вернуться домой. А чтобы в голове окончательно прояснилось, мне стоило развеяться и побыть какое-то время вдали от дома.  Пожить, прежде чем вступлю в новую жизненную фазу. Я скопила уже предостаточно денег для открытия собственного бизнеса по дизайну нижнего белья «размера плюс». Но это будет потом, а пока я в Париже.

Эндрю был занят планированием предстоящих мероприятий, а Грейс по работе уехала в Германию. Так что по утрам я занималась в тренажерном зале, прогуливалась по городу или бегала, а еще иногда позволяла себе понежиться в СПА-салоне отеля. Откровенно говоря, я уже очень давно не чувствовала себя такой беззаботной и изнеженной.

В один из вечеров я решила сходить в клуб «Арена 31», который мне посоветовал Эрик, тот самый парень из обслуживающего персонала. Ни за что на свете я не собиралась оставаться в гостинице, когда за её стенами Париж искрился жизнью. Поэтому, когда Эндрю позвонил узнать, как у меня дела, мы поболтали немного и договорились встретиться в клубе.

Подбирая наряд, я хотела выглядеть элегантно, но кокетливо. Поэтому выбрала чёрное платье без рукавов с коротким широким подолом и золотым кружевом на лифе. А также надела чулки и золотистые туфли на каблуках. А чтобы защититься от вечерней прохлады, сверху накинула плащ длиной до колена. Зажав под мышкой золотистый клатч, я вышла из номера. Адель по-прежнему была в моем распоряжении, но сегодня мне хотелось чего-то другого, поэтому я просто вызвала такси. Двадцать минут спустя я стояла у входа в клуб напротив высокого, знакомого голубоглазого мужчины в костюме.

– Эрик?

На его губах расползлась ленивая улыбка.

– Мадам Майклз.

Он раскинул руки, словно собирался меня обнять, потом, словно опомнившись, протянул одну для пожатия. Парень был слишком взволнован.

Я сморщила нос.

– Ты видел меня в… эээ… пижаме и с засохшей слюной в уголках рта. После такого, думаю, будет вполне уместно называть меня Селена, – сказала я.

Он покраснел, очевидно, вспомнив, как два дня назад в десять часов доставил в мой номер ужин, оплаченный моим Сексуальным Рыцарем, облачённым в непроницаемую броню. Такое чувство, будто Ремингтон не спускает с меня глаз и следит, чтобы я всегда была накормлена. Тем вечером я задремала в шесть, но прежде чем провалиться в сон, решила чуть позже позвонить в обслуживание номеров. Меня разбудил стук в дверь. Испуганно подскочив, я бросилась открывать, даже не задумавшись о том, как выгляжу. И слишком поздно поняла, что одна сторона неглиже сдвинулась, обнажая грудь. С тех пор мы осторожно обходили тот эпизод стороной.

– Так, значит, ты подрабатываешь вышибалой? – спросила я и, нахмурившись, окинула взглядом вход и окрестности. Мимо меня продефилировала женщина в высоких сапогах и коротком кожаном платье, едва прикрывавшем задницу. Следом шла компания ребят, тоже в довольно откровенных нарядах. Я что, слишком принарядилась?

Эрик кивнул и, судя по широкой ухмылке, почувствовал мое смущение.

– Сегодня «Пятница Фантазий». Все одеваются в наряды из своих фантазий, в то, что не подходит для общественных мест.

– Ясно. – По-видимому, все местные тусовщики мечтают выставить напоказ как можно больше голой кожи.

Мой телефон зазвонил. Это был Эндрю, он хотел узнать, где я. Помахав Эрику, я лёгкой походкой направилась внутрь, стараясь не задеть снующие повсюду обнажённые участки тел. Но план с треском провалился. Пока я добралась до столика, где со своей женой Мари сидел Эндрю, толпа успела потолкаться и потереться об меня. Мало того, я умудрилась прикоснуться к незнакомцам там, где совершенно не хотела.

– Значит, вас тоже не предупредили? – спросила я, после того как обняла Эндрю и Мари.

На нём были брюки строгого покроя и белая рубашка, а на ней – милое коротенькое белое кружевное платье.

– Я здесь впервые. Но теперь мы точно знаем, что надеть в следующий раз, не так ли, красавица? – он притянул Мари к себе и быстро завладел её губами в глубоком поцелуе. Даже после почти восьми лет брака и рождения трех детей они вели себя так же, как при нашей первой встрече.

– Блин, это же ночь фантазий, когда народ наряжается, кто во что горазд. Я не хочу даже думать, что это ваша прелюдия в духе поцелую-её-так-как-хочу-трахнуть-ночью, – смеясь, сказала я.

Голубки немного отстранились друг от друга.

– Не стоит подавать ему таких идей, Селена, – ответила Мари со смешком, прижимаясь поближе к мужу.

В груди сдавило от того, как легко им вместе. Как сильно они влюблены. Не поймите меня неправильно, если кто и заслуживает счастья, так это Эндрю. У него было просто паршивое детство. Он переезжал из дома в дом, и ни одна из семей не хотела его усыновить. Родители Эндрю погибли в автомобильной катастрофе, а из-за того, что они не общались со своими родителями, никто не захотел взять на себя заботу о мальчике. В конце концов, одна пара забрала его к себе и подарила всю любовь, которую он заслуживал. А также обеспечила медицинский уход, в котором на тот момент так нуждался Эндрю.

В душе зашевелилась зависть, и я ничего не могла с этим поделать.

Мы с Мари заказали вино, а Эндрю - пиво, а потом пили и болтали, наблюдая за полуобнаженной толпой. Одна быстрая мелодия сменяла другую. Я не очень сильна во всех этих выкрутасах, которые выделывали на танцполе, поэтому просто медленно покачивалась, пока не заметила, как ко мне приближается Эрик с улыбкой на лице. Он был довольно привлекательным с этими своими тёмно-русыми волосами и сексуальными льдисто-голубыми глазами.

– Ты нравишься мальчику, – сказал Эндрю, прижав бутылку к губам и пристально глядя из-под ресниц.

Я закатила глаза.

– Да я ему в матери гожусь.

Неужели я действительно нравлюсь Эрику? Я заметила, как его глаза задержались на моей груди, но вполне возможно, что это потому, что тогда он увидел больше, чем следовало.

Боже правый, я тогда чуть не ослепила парня.

– Да он у тебя на крючке, Селена, – поддержала мужа Мари. – Хватай мальчишку, пока его не увела другая девчонка. Между вами всего лет шесть разницы. Это не так уж плохо.

– Вы оба чокнутые, – рассмеялась я. Как только мелодия сменилась на более медленную и обольстительную, я встала и начала покачиваться в её ритме. Потом схватила друзей за руки и потащила на танцпол.

– Давайте, пошли веселиться.

Мы с Мари танцевали вокруг Эндрю, пока не закончилась песня. Когда началась следующая, Эндрю схватил жену в охапку, а меня подтолкнул в объятия проходящего мимо Эрика. И парень оказался замечательным танцором.

– Тебя не уволят?

– Оно того стоит, – улыбаясь, прошептал он мне в шею.

Неужели я и впрямь стою такой жертвы?

– Ладно, одна песня, и ты возвращаешься к работе. Не хочу, чтобы у тебя были неприятности. – Он посмотрел на меня взглядом щенка, которого пнули по ребрам. Твою ж мать!– Ты ведь вышибала, – напомнила я, пытаясь найти тему для разговора, пока мы подстраивались под движения друг друга.

– Oui (фр. да). Преимущества этой работы просто удивительны.

Господи, он высокий и такой милый, особенно, когда вот так улыбается. Когда-нибудь какой-то женщине с ним очень повезёт.

– Преимущества, правда? – я приподняла бровь. – Ты планируешь всегда работать в отеле? Мне кажется, что твоя стихия - музыка.

– Мне нравится общаться с людьми, а работа в отеле «Катерина» предоставляет мне такую возможность. Я прошёл боевую подготовку, чтобы вступить в Вооруженные силы, но, к сожалению, из-за травмы мне пришлось уйти. Я вернулся в университет на курс гостиничного менеджмента, а всё остальное уже история. Сейчас по ночам я работаю в клубах и знакомлюсь там с красивыми женщинами, – он одарил меня кривой улыбкой, выразительно пошевелив бровями.

Я рассмеялась, когда Эрик меня закружил. Его руки сомкнулись на моей талии, а потом скользнули вниз по ногам. Ахнув, я обернулась, чтобы посмотреть ему в лицо, но, не удержав равновесие, оступилась, а когда выпрямилась, оказалась в руках Ремингтона.

– Bonsoir (фр. добрый вечер), Селена.

– Ремингтон?

Сердце учащённо забилось. Не поверив собственным глазам, я пару раз моргнула, чтобы удостовериться, что обнимавший меня бог реален.

Я скучала по нему. В какой-то мере. Я снова задумалась, логично ли скучать по человеку, которого знаешь всего пару дней.

– Что ты здесь делаешь? Где Эрик?

Он притянул мою спину вплотную к своей груди и прижался щекой к моей щеке. Его руки обхватили меня, будто стальные канаты. Он держал меня так, словно не хотел отпускать.

– У тебя с ним свидание?

Боже, его голос разил наповал.

– Нет, он посоветовал мне прийти в этот клуб. Как ты узнал, что я здесь?

Не то, чтобы я имела что-то против.

Ремингтон неожиданно развернул меня лицом к себе, его объятия дарили уют и безопасность. Надёжность. Твёрдую уверенность и непоколебимость. И когда он притянул меня ближе, моя грудь плотно прижалась к его сильной, мускулистой груди, а его руки машинально легли на мои бёдра, словно там им самое место.

– Эндрю сказал. Но ты уже и так об этом догадалась. Мне нужен твой номер телефона, а то надоело постоянно угрозами выпытывать у Эндрю, где тебе найти. Ты по мне скучала?

С улыбкой я уткнулась лицом в его плечо.

– А ты?

Ремингтон вздохнул.

– Да. Скучал. У меня не получается подолгу держаться от тебя на расстоянии.

Сен-Жермен ещё крепче прижал меня к себе. Ладонь с бедра поползла вверх, скользя по моей руке, пока он не добрался до моих пальцев, переплетя их со своими. Вторая рука также покинула моё бедро и скользнула на поясницу, притягивая туда, где под брюками явственно чувствовалась твёрдая выпуклость. Задрожав, я прижалась ближе, наслаждаясь ощущением его рук на моём теле, наверное, гораздо больше, чем следовало. Вокруг нас продолжала греметь музыка. Я придвинулась ещё на миллиметр и вдохнула его едва ощутимый аромат мяты и лёгкими нотками леса.

Не зная, что делать со свободной рукой, я обхватила Ремингтона за шею и зарылась пальцами в мягкие, шелковистые волосы на затылке. Чем дольше мы танцевали, тем теснее он прижимал меня к себе, пока между нашими телами нельзя было просунуть даже лист бумаги. Я почувствовала, как рука на пояснице несколько раз сжалась, а потом обхватила меня ещё крепче.

– Mon Dieu, твоя попка. Я хочу играть грязно. Укусить, лизнуть и снова укусить.

Я хихикнула, чувствуя себя счастливой, свободной и опьянённой его присутствием.

– Что случилось с задумчивым Ремингтоном?

– Задумчивый? – повторил он мои слова и отстранился, окинув меня взглядом, его губы слегка подрагивали. – Ничего подобного. Сколько ты выпила?

– Один или два бокала вина. О да, тебе нет равных по части задумчивости, – ответила я, пожимая плечами. Я не привыкла много пить, особенно на вечеринках с большим скоплением народа. Слишком боялась, что кто-то может подсыпать мне в напиток какой-нибудь наркотик и изнасиловать. Или же я сама утрачу контроль над происходящим.

Ремингтон притянул меня ближе. Я почувствовала, как эрекция сильнее вжалась мне в живот. Меня накрыло безудержное чувство эйфории от того, что я произвожу на него такой эффект. Он что, только что стал ещё больше?

– Расскажи, что ещё ты собираешься сделать с моей попкой.

Склонив голову набок, Ремингтон посмотрел на меня, прищурив глаза.

– Вместо того чтобы описывать, я лучше покажу.

Он не сводил с меня глаз. Пожирал ненасытным взглядом. Отчего моё дыхание стало прерывистым и хаотичным. Я растворилась в его прикосновениях. Потерялась в этих зелёных омутах. Среди множества людей вокруг для меня в эту минуту он был единственным. Мы стояли так близко друг к другу, что я чувствовала, как неистово бьётся его сердце или, возможно, это моё. Но, мама дорогая! Ремингтон Сен-Жермен был таким невероятно сильным, сексуальным и обворожительным, что аж дух захватывало. Он действовал на меня как мой личный наркотик.

– Поужинай со мной, – пробормотал он мне на ушко.

Я не ответила ему сразу же. Не могла. Мой разум всё ещё пытался собраться и перегруппироваться. Я бесцельно блуждала взглядом по помещению, битком набитому кружащихся телами. Ремингтон не давил на меня, словно чувствовал моё нежелание отвечать. Просто прижимал к себе, покачиваясь со мной в такт музыки, больше ни чем не тревожа мой покой, позволив окончательно собраться с мыслями.

– Да, я поужинаю с тобой, – наконец выдохнула я.

Огляделась, я вдруг заметила мужчину, стоявшего недалеко от нас. Холодным беспощадным взглядом он окинул зал, а потом снова посмотрел туда, где стояли мы с Ремингтоном. Незнакомец надел тёмные солнцезащитные очки и, развернувшись, ушёл. Хм, он показался мне до боли знакомым.

– Ремингтон, кто вон тот мужчина?

Руки, обнимавшие меня, неожиданно напряглись.

– Какой мужчина?

– Там. Клянусь, я уже не раз видела его за последние несколько дней.

– Вероятно, это один из охранников клуба.

Я фыркнула. Ведь чувствовала, как от моего вопроса он весь напрягся. К тому же существовало таинственное письмо и крошечный клочок бумаги, который я подобрала с пола. Мне нужна ясная голова, чтобы всё это обдумать.

Когда закончилась песня, я потянулась к уху Ремингтона и сказала, что мне нужен перерыв. Каблуки просто убивали, и ноги очень нуждались в отдыхе. Как только я скользнула на своё место за столиком, Сен-Жермен последовал за мной. Но, несмотря на то, что во время танца мы чуть ли не терлись друг о друга, сейчас он держал дистанцию и сел на приличном расстоянии от меня. А потом положил мои ноги себе на колени и снял туфли.

Боже, его прикосновения столь же прекрасны и возбуждающи, как и сам мужчина.

Массируя мои ноги, он позвал проходившего мимо официанта. На этот раз я попросила воды, а он заказал себе пиво. Ремингтон здесь, а учитывая мою реакцию на него, мне хотелось думать трезво. На танцполе я была смелой и шокирующе кокетливой, но сейчас боялась того, что могу натворить, если напьюсь.

Следующие два часа мы провели, болтая и смеясь вместе с Эндрю и Мари, а ещё периодически танцевали, меняясь партнерами. Чем дольше я наблюдала за ним, особенно, когда он танцевал с Мари или, казалось, был погружен в глубокие раздумья, тем сильнее он мне нравился. Всякий раз, когда Ремингтон брал Мари за руку и вёл на танцпол, мне хотелось вернуть его обратно ко мне. Конечно, они всего лишь друзья, и я прекрасно осознаю, что Ремингтон Сен-Жермен мне на самом деле не принадлежит. Так какое право я имею ревновать?

Но меня это не останавливало.

После того как мы попрощались с Эндрю и Мари, Ремингтон отвёз меня обратно в отель и так же, как в прошлый раз, довёл до лифта и остановился.

– Я заеду за тобой завтра в семь. Надень что-нибудь, подчеркивающее эти великолепные изгибы, и уложи волосы так же, как и сейчас. Они мне нравятся, – он наклонился вперёд и провёл большим пальцем по моим губам. А потом склонился ко мне и, едва касаясь губами уха, прошептал: – Чертовски сильно нравятся.

Я почувствовала, как от этого по позвоночнику пробежала дрожь.

Ох! Этот мужчина собирается уничтожить меня своими словами и низким обольстительным голосом. Он невероятно очаровательный и столь же пугающе задумчивый.

– Хорошо, – ответ слетел с моих губ ещё до того, как до меня дошёл смысл слов. – Кажется, удовлетворить вас будет и в моих интересах, сэр.

С его лица напрочь испарилось веселье. И на какую-то долю секунды я решила, что ляпнула что-то не то, пока не заметила, как потемнели его глаза под пушистыми и длинными ресницами. Его взгляд упал на мои губы и какое-то время он не отрывал от них взгляд.

Ремингтон сделал глубокий вдох. Казалось, будто ему потребовалась вся энергия, чтобы втянуть воздух в легкие.

– До завтра, Селена, – он провёл костяшками пальцев по моему подбородку вверх, едва касаясь губ кончиками пальцев и оставляя на коже жаркую дорожку. Всё, что я могла, это просто стоять, как загипнотизированная, и смотреть в его глаза. Наслаждаясь лёгкой дрожью его пальцев. – У меня непреодолимая потребность узнать, каково это - целовать тебя.

И прежде чем я успела сказать: «Заткнись и поцелуй меня», Ремингтон отстранился и на пару секунд закрыл глаза. А когда открыл их, они по-прежнему пылали голодом. Он тряхнул головой, словно пытаясь прояснить мысли, а потом развернулся и ушёл. А я осталась и любовалась прекрасным видом упругой задницы, которую столь выгодно подчёркивали чёрные брюки. Неожиданно я поняла, что испытываю к ней слабость. Да и как я могу сопротивляться, когда она так и кричит: «Укуси меня и отшлёпай!»

Я чувствую непреодолимую потребность делать с твоим ртом и задницей всевозможные вещи, Ремингтон Сен-Жермен. Такие вещи, часть из которых, вероятно, запрещена в некоторых странах.

Покачав головой, я улыбнулась, когда в моей голове начала зарождаться одна идея, и когда я зашла в свой номер, она расцвела во что-то ужасно волнующее.

Теперь завтра для меня вряд ли наступит слишком быстро.

 

Материал предоставлен исключительно в целях ознакомления и не преследует коммерческой выгоды.



Источник: http://robsten.ru/forum/90-2120-1
Категория: Народный перевод | Добавил: skov (16.03.2016) | Автор: перевод: Solitary-angel
Просмотров: 438 | Комментарии: 16 | Рейтинг: 5.0/13
Всего комментариев: 16
1
16   [Материал]
  Спасибо!

1
8   [Материал]
  Хо-хо!
Спасибо за главу!

0
15   [Материал]
  Всегда пожалуйста lovi06032

1
7   [Материал]
  Спасибо за главы! fund02016

0
14   [Материал]
  lovi06015 fund02016

1
6   [Материал]
  Большое спасибо за продолжение  cvetok01

0
13   [Материал]
  Пожалуйста lovi06032

1
5   [Материал]
  Обед на свежем воздухе - столько возможностей для легкого флирта...
Цитата
Когда наши руки соприкоснулись, я прикрыла глаза, наслаждаясь контактом кожа к коже. Он крепко сжал мою ладонь, и я почувствовала себя в полной
безопасности. Глупо, конечно, но это правда.
Сильное притяжение и чувство защищенности - тут уже ни легкий флирт, Селена начинает в него влюбляться...Что-то надолго он покинул Селену, и молодой мальчик Эрик ею очень заинтересовался... А Ремингтон очень вовремя появился...
Цитата
Ремингтон Сен-Жермен был таким невероятно сильным, сексуальным и обворожительным, что аж дух захватывало. Он действовал на меня как мой
личный наркотик.
И кто же этот незнакомец с холодным, беспощадным взглядом...Да Селену просто тайны окружают. Теперь дожить бы до свидания... Большое спасибо за замечательный перевод новой главы.

0
12   [Материал]
 
Цитата
Сильное притяжение и чувство защищенности - тут уже ни легкий флирт, Селена начинает в него влюбляться...

Согласна, но пока она этого не осознает.
Цитата
Что-то надолго он покинул Селену

Интересно, причиной тому дела или неуверенность в том, к чему может привести продолжение его знакомства с Селеной?
Цитата
и молодой мальчик Эрик ею очень заинтересовался...

Как бы не был хорош Эрик, он точно не соперник Ремингтону.
Цитата
И кто же этот незнакомец с холодным, беспощадным взглядом...Да Селену просто тайны окружают.

Да, тайн и загадок предостаточно girl_wacko

1
4   [Материал]
  постепенно они все ближе и ближе) что она задумала? giri05003 спасибо!

0
11   [Материал]
 
Цитата
что она задумала?

Скоро узнаем, но, думаю, Ременгтону будет еще сложнее сдерживаться рядом с Селеной во время ужина)))

1
3   [Материал]
  Спасибо огромное за перевод!  good lovi06032

0
9   [Материал]
  Пожалуйста lovi06032

0
10   [Материал]
  lovi06032 fund02016

1
1   [Материал]
  Благодарю за главы  good good

0
2   [Материал]
  Пожалуйста lovi06032

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]