Фанфики
Главная » Статьи » Народный перевод

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Маяк Фишера. 4 глава

Глава 4

Фишер

Сегодняшний день

 

— Это совершенно не важно, пьешь ты или нет, парень, тебе все равно придется прийти к Барни и сказать всем привет, — говорит Бобби, наблюдая за мной, как я пробегаюсь наждачной бумагой по ручке кресла-качалки, над которым начал работать этим утром. Мое плечо болит, но работа с деревом — одна из немногих вещей в моей жизни, которая приносит мне удовольствие. Поскольку осколки от самодельной бомбы повредили нервные окончания в плече на моем последнем боевом задании, мне приходиться ограничивать время, которое я провожу в своей импровизированной мастерской. Если я работаю без перерыва несколько часов подряд, защемление в плечо распространяется вниз по моей руке и начинает так сильно болеть, что я теряю всю чувствительность. Онемение совместно с работой с электроинструментами — это не слишком хороший вариант.

 

Отбрасывая шкурку, я начинаю двигать плечом и растирать его, проклиная себя за то, что не сделал перерыв раньше. По-прежнему растирая напряженные мышцы, я поднимаюсь вверх по лестнице дома Трипа, и Бобби следует за мной. Когда я решил, что пришло время возвращаться домой, я, естественно, предполагал, что просто вернусь обратно в бывший наш дом с Люси, который стоит пустым уже больше года. Небольшой желтый коттедж с белой отделкой в тихой части острова, стоящий на берегу океана, с нашим собственным, небольшим частным пляжем, вернувшись домой со своего второго боевого задания, я удивил Люси, показав ей его, прямо перед тем, как мы поженились. Окруженный деревьями и цветами спереди, чтобы оберегать нашу частную жизнь, и вид на океан с задней части дома, возможность спускаться вниз к нашему пляжу, это был идеальный дом для нас двоих, чтобы мы смогли начать совместную жизнь.

 

Прошлой ночью прибыв на последнем пароме на остров, при этом чуть не потеряв по дороге свой ужин, я вошел внутрь нашего коттеджа, который теперь выглядел, как пустая оболочка, начисто стерев все упоминания о Люси. Я знал, что Бобби убирал дом, следил за мебелью, забрав всю мою одежду на хранение, но был не готов зайти в него и увидеть наш дом без моей Люси. Все, что превращало раньше этот коттедж в настоящий дом, и каждое воспоминание о нашей совместной жизни, прожитой в нем вместе, исчезло. Было такое чувство, как будто никогда не существовало нашей совместной жизни, как и тех восьми лет, что мы прожили вместе под этой крышей, ничего этого не было здесь больше, я больше не мог оставаться в этом месте ни секунды. Я вышел из коттеджа, запер за собой дверь, и направился в дом моего деда, как гребаный слабак. Он сказал мне, что я могу остаться у него настолько, на сколько захочу, помогая ему с различными делами на острове, когда у меня будет время.

 

Я вытираю руки о свои джинсы и разворачиваюсь лицом к своему лучшему друга, как только мы добираемся до кухни. Удивительно, что до сих пор мы остались друзьями по истечении этих лет и всего дерьма, которое произошло между ними. Я практически отбросил его в сторону ради Люси в высшей школе, потому что был настолько погружен в нее и свою жизнь, связанную с пехотинцами, что у меня фактически не оставалось ни времени, ни сил для чего-либо или кого-либо еще, но Бобби был всегда здесь, на острове, ждал меня, и всегда был рядом, когда я нуждался в нем. Он был шафером на моей свадьбе, следил за моим дедом и Люси, когда меня не было в стране, и именно он в прошлом году, врезал мне как следует, заставив приземлиться на задницу, когда я выплескивал все свое дерьмо, устраивая пьяный дебош по всему городу, проволочив два квартала мое пьяное тело к парому на себе и доставив меня собственной персоной к входной двери военного реабилитационного центра.

 

— Послушай, мы собираемся туда, чтобы побросать дартс и немного расслабиться. Это вечер пятницы и пик сезона, парень. Ты хоть представляешь, сколько горячих телок будут ходить по всему городу, выискивая пару местных жителей, с которыми можно хорошо провести время? — со смехом спрашивает меня Бобби. — Это будет похоже на ловлю рыбы в бочке, забитой рыбой до отказа.

 

— Ты же знаешь, что я не для этого вернулся сюда, — отвечаю я, желая вернуться вниз и продолжить работу над вещью, которую делал. Мои работы по дереву начались, как хобби, когда я был еще молодым, и мой дед впервые научил меня строгать и вырезать замысловатые узоры из остатков древесины, которые валялись кругом. Когда я полностью освоил это, он научил меня, как использовать циркулярный станок, замерять и резать древесину. Пока он занимался оконными рамами или же потолочным плинтусом, мне стало скучно бесконечно строгать, я стал собирать разбросанные деревяшки, сбивая их вместе. Очень быстро таким образом я смастерил свою первую кресло-качалку. Получился еле стоявший покосившийся кусок дерьма, который, вероятно, не выдержал бы и котенка, чтобы не развалиться, но я был настолько горд своим деянием, потому что создал его с нуля. После этого, я изучил все книги в библиотеке, которые смог найти по изготовлению деревянной мебели, и тогда научился делать все правильно. Прошло совсем немного времени, после того, как жители острова увидели мои работы, и стали заказывать мебель для себя. Я делал все из оставшихся кусков древесины, добавляя что-то свое в каждую модель, например, резные фигурки всех их. Люди заказывали все, начиная от кухонных столов и заканчивая креслами-качалками, кроватями королевских размеров и книжными шкафами. Мое хобби превратилось в довольно прибыльный бизнес, мне не приходилось сидеть сложа руки, когда я вновь оказывался на острове между своим участием в военных действиях.

 

— Я знаю, я знаю, ты вернулся, чтобы начать с начала со своей женщиной и тому подобное. Но по крайней мере ты можешь хоть как-то поучаствовать в моем свидании. Можешь ты это сделать для меня? — умоляет Бобби.

 

— Хорошо. Играем одну игру в дартс, и я ухожу оттуда. Я не думаю, что я смогу начать пожимать руки и забыть свое чертово чувство вины перед всему горожанами, — отвечаю я ему, смывая древесную пыль с рук в раковине.

 

Бобби вздыхает, бросая мне полотенце.

 

— Они всего лишь кучка сплетников черт побери, которые не знают, как занять свое время. Потерпи пару дней, и все войдет в норму. Важно то, что ты снова здесь, а все остальное уляжется. Ты точно тихо и тайком не покинул остров, ты же понимаешь.

 

Ему не нужно напоминать мне об этом. К сожалению, я не был одним из тех пьяниц, которые в пьяном угаре могут совершить много глупостей, а потом отключиться и забыть все. Я совершенно отчетливо помню все — каждое слово, которое я кричал, когда шел через город, каждого местного, с которым я стал драться, и каждое окно, в которое я бросил камень или стул. Я чувствовал тогда, что делаю что-то неправильное, но ничего не мог с собой поделать, чтобы прекратить это. Тогда я совершенно запутался окончательно в своих мыслях, и если бы меня спросили, то я был бы не в состоянии сказать где я нахожусь, иду ли я по главной улице острова или нахожусь в засаде в Афганистане, потому что мне казалось, что все смотрели на меня, как на врага. Совершенно ужасные мысли промелькнули у меня в голове тогда, которые я когда-либо видел или делал, и меня совершенно не заботило ничего, кроме, как нападать на тех, кто встречался у меня на пути... Тогда я ненавидел себя, ненавидел свою жизнь, ненавидел тем, кем я стал, и тогда мне хотелось, чтобы страдали все, чтобы все испытали ту агонию, которую испытывал я.

 

— Я знал, что вернуться сюда будет трудно, но Господи. Сегодня утром я зашел в «Sal’s Diner», чтобы взять чашку кофе, но как только сам Сэл увидел меня, то убежал на кухню и больше не возвращался. Господи, он, именно тот парень, который научил меня кататься на велосипеде, купил первый ящик пива, когда мне исполнилось двадцать один, — говорю я Бобби.

 

— Ну, ты ударил Сэла в живот и сказал ему, что надеешься, блять, что он умрет, как собака, которым и был всю жизнь, — поясняет Бобби.

 

Я морщусь, закончив вытирать руки и бросая полотенце на столешницу. Из-за того, что я натворил тогда, я находился в муках моих самых худших воспоминаний. Тогда для меня Сэл выглядел, как фанатик джихада, приставивший пистолет к моей голове, вместо владельца закусочной города с лопаткой для готовки в руке. Мне предстояло извиниться перед многими, блядь, перед тем, как кто-нибудь будет способен доверять мне снова в этом городе.

 

— Все будет нормально, я обещаю. Две игры в дартс и можешь идти назад домой, — говорит с улыбкой Бобби.

 

— Мне казалось, я сказал одну.

 

Бобби молча разворачивается и направляется к входной двери.

 

— Я сказал именно это. Три игры в дартс и можешь идти домой.

 

***

Это была плохая идея. На самом деле реально очень плохая идея. Отправиться к Барни было похоже на гребаный фильм, в котором заела песня, остановившись на середине, и в этот момент все глаза присутствующих оборачиваются и смотрит на тебя с любопытством. Обычно у Барни не многолюдно, даже в летний сезон, когда полно туристов, потому что его заведение стоит на самом краю города, и еще нужно чуть-чуть проехать в сторону, можно сказать заведение Барни находится немного в глуши. Здание намного длиннее, чем его высота и вход в паб все еще имеет свою старинную кедровую обшивку. Огромный тент, раскинулся по всей длине здания, чтобы люди могли выйти, постоять на улице, потрепаться или покурить. Бар так и сохранился в стиле 1950-х годов, и в нем подают только пиво — Jim, Jack, Johnny Red и Jose, любимое для местных жителей, отдающие предпочтение именно этому месту, а не тем, которые обслуживают молодых тусовщиков, предпочитающих фруктовые коктейли с зонтиками, и музыкальное говно в виде техно, звучащее через звуковую систему, под которую они танцуют. Единственная музыка, существующая у Барни, музыкальный автомат тоже 50-х и 60-х годов, и танцы начинаются здесь исключительно, когда кто-то нажимает E14 и голос Патси Клайн «I Fall to Pieces» вырывается из металлических динамиков. Когда Бастер и Сильвия Кроуфорд слишком много выпивали (а это происходило каждый раз, когда они приходили сюда), Бастер всегда приглашал Сильвию потанцевать, и вы могли наблюдать, как два пьяных восьмидесятилетних или что-то около того, у которых в бедрах и коленях металла больше, чем все стальное производство вместе взятое, танцуют в середине толпы, люди всегда молча наблюдали за ними. В основном, чтобы увидеть, как Бастер хватал Сильвию за задницу или спотыкался о стул.

 

Я никогда не видел, чтобы у Барни было народу под завязку или полно туристов. Но весть о том, что я собираюсь прийти сюда моментально облетела город, потому что фактически каждый, кто был в состоянии передвигаться самостоятельно пришел в это место, чтобы посмотреть не произойдет ли чего-нибудь впечатляющего в этом скучном городишке.

 

Остров Фишера, расположенный в пятнадцати милях от побережья Южной Каролины, в середине Атлантического океана, был куплен моим прадедом в 1902 году. В то время остров был просто местом для лодок, которые бродили и застревали здесь, перед тем, как вернуться на материк, но мой прадед увидел в этом острове потенциал и воспользовался своими небольшими деньгами, которые у него остались после покупки острова, построив на нем рыбацкую деревню по ловли и сбору морепродуктов для материка и окружающих островов. Прошло еще достаточно лет, прежде, чем он заработал необходимое количество денег, чтобы превратить это место в туристическую достопримечательность с ресторанами, гостиницами, парками, общественными пляжами и с системой переправы для перемещения людей туда и обратно. Здесь есть одна начальная школа, гимназия, банк и население острова по последним подсчетам составляет 3 044. Моему отцу, Джефферсону Фишеру-младшему, принадлежит половина бизнеса на этом острове и его в шутку называют Король Фишер. Я уверен, что мое прошлогоднее поведение съедает его живьем, и мое решение вернуться в город на остров, и я больше чем уверен, что он точно узнает о том, что сегодня вечером я рискнул показаться людям на глаза. Тот факт, что мне насрать, о чем думает мой отец, является единственной вещью, которая придает мне сил, заставляя двигаться вперед через бар, слыша, как все перешептываются у меня за спиной.

 

— НЕ ВОЛНУЙТЕСЬ! ОН ОБЕЩАЕТ, ПАРНИ, НИКОГО НЕ БИТЬ СЕГОДНЯ! — кричит Бобби через переполненный бар, поднимая обе руки вверх в знак капитуляции.

 

Каждый пожимает плечами и возвращается к своим напиткам, и разговоры опять начинают течь своим чередом, но только несколько посетителей нервно поглядывают на меня, пока мы пробираемся к задней части бара, где находится дартс и бильярдные столы.

 

— Ну надо же, спасибо, что всех успокоил и заставил меня почувствовать себя, как дома, — ворчу я.

 

— Это и была моя цель, пожалуйста, друг мой. Я собираюсь взять пива. Что за девчоночье дерьмо ты пьешь? — спрашивает он.

 

— Сан-Пеллегрино с кусочком лайма, мудак, — напоминаю я ему.

 

Он хлопает меня по спине, прежде чем отправиться в бар. На самом деле, это действительно самое настоящее девчоночье дерьмо, но выпивая именно это, я чувствую себя немного более комфортно среди людей, употребляющих алкоголь. Из далека оно похоже на стакан водки, и мне не придется иметь дело с людьми, спрашивающими меня, почему я не пью или задавая какие-то другие вопросы, в результате которых я должен буду объяснить, что я выздоравливающий алкоголик с тяжелой формой посттравматического стрессового расстройства, которое и вылилось в прошлом в году в полный прибабах и испортило всю мою жизнь.

 

В то время как Бобби заказывает напиток, я сказал «привет» несколько парням из высшей школы, которые, кажется не прячутся и совершенно не бояться меня, и похоже не думают, что я собираюсь напасть на них в любой момент. Бобби возвращается, и мы начинаем игру, протрепавшись почти целый час. Хотя я побаивался прийти сюда сегодня вечером, я чувствую себя здесь не плохо, находясь в окружении людей, с которыми вырос и делая совершенно нормальные вещи. Последний год своей жизни, я провел, разговаривая каждую свободную минуту с консультантами, посвятившими свою работу, изучению моих эмоциональных проблем и перекраивая по новой все те вещи, которые я испытал за океаном, повредившие мой мозг и превратившие меня в монстра. Прийти сюда оказалось шагом в совершенно правильном направлении. Мне предстоит пройти длинный путь, чтобы доказать всем этим людям, что я больше не тот человек, которым был год назад. Может я не полностью вылечился, возможно, мне всю жизнь будут снится кошмары, и я буду сожалеть, но я не могу жить прошлым, потому что стал совершенно другим человеком, чем был год назад. Я не могу игнорировать многие вещи, но надеюсь рано или поздно, все исправится. Я причинил ужасную боль Люси и куда меня это завело.

 

— Черт, она хорошеет с каждым разом, когда я ее вижу. Кто, черт возьми, этот счастливчик, который уговорил ее выйти из дома? Я пытался уговорить ее в течение месяца и не один раз, но все, что мне обламывалось в ответ — это полное безразличие.

 

Эрик, веб-дизайнер и турист, который прошлым летом прибыл на остров, а потом обналичил наследство, купив коттедж на берегу моря, и переселился сюда, не отводя глаз смотрит на кого-то позади меня. В том году Эрик переехал уже после моего отъезда, поэтому, к счастью хоть перед ним мне не приходится извиняться, и он не смотрит на меня с любопытством или страхом. Бобби передал ему краткую суть произошедшего, потому что он обратил внимание, как все глазели на меня, но Эрик просто пожимает плечами и говорит:

 

— Может произойти, что угодно, и каждый может выплеснуть свое дерьмо сейчас или потом. Кто-нибудь хочет сыграть в дартс?

 

Я сразу понял, что мне нравится Эрик, но, когда обернулся посмотреть кому, черт побери, он уделяет такое повышенное внимание, то ловлю себя на мысли, что, наверное, не плохо, что сейчас не моя очередь метать дротик, и не плохо, что именно сейчас у меня в руке нет никакого острого предмета.

 

Примостившись на краешке стула посреди бара сидит моя Люси. Она завила свои длинные волосы, создав мягкие волны, обрамляющие ее прекрасное лицо, и мое сердце начинает биться в пол силы. Она завивала локоны исключительно в особых случаях. Она сделала это на нашу свадьбу, на нашу первую годовщину, во время моих четырех возвращений домой с военной службы и сейчас, когда она сидит за столиком с другим мужчиной, с накрученными волосами, блядь. Гнев и такая ревность закипают у меня внутри, пока я стою здесь, глядя на нее, как придурок, а она опирается локтями на стол и наклоняется ближе к этому козлу. Он целует ее в щеку и что-то шепчет на ухо, она морщит нос и смеется так, охренеть, восхитительно, я так люблю слышать ее смех.

 

— Дыши глубже, парень. То ли хорошо, то ли плохо, — отвечает Бобби, подходя и встав рядом со мной.

 

— Какого хрена здесь происходит? — рычу я сквозь стиснутые зубы.

 

Бобби издает громкий, чрезмерно преувеличенный вздох, делает глоток пива и только потом бутылкой указывает в направлении Люси.

 

— Позволь тебе представить Люси. Твою БЫВШУЮ жену. Знаешь с той, с кем ты развелся год назад, а потом ушел? Мне кажется, у нее свидание. И поскольку она до сих пор разведена, то я думаю, она свободна и может ходить на свидания, — с сарказмом отвечает Бобби.

 

Я не в состоянии отвести глаз от женщины, сидящей по середине бара, ради которой я прошел через все, чтобы собрать себя по кускам и сделать цельным снова, для того, чтобы вернуться к ней, я протягиваю руку и хватаю Бобби за рубашку, перетаскивая его в поле своего зрения.

 

— Ты знал об этом, когда говорил мне, что для меня настало время как можно скорее вернуться сюда, не так ли?

 

Хотя я сам планировал вернуться, как только началось исцеление, и я понял, что смогу жить нормальной жизнью, если захочу, но телефонный звонок от Бобби, настаивающего сделать это в ближайшее время, потому что «время пришло» пошевелить своей задницей, ускорил мое возвращение в реальный мир, предварительно получив согласие от консультантов.

 

Бобби просто пожимает плечами и делает еще один глоток пива, совершенно не обращая внимания на мой яростный захват его рубашки, и те кинжалы, которые я продолжаю бросать, поглядывая на Люси и ее блядь «свидание».

 

— Чувак, ты прожил на этом острове всю свою жизнь. Люди не могут спокойно посрать, чтобы не узнали их соседи, какого размера и цвета? Ты действительно предполагаешь, что Люси смогла бы начать встречаться с кем-то, и весь остров не узнал бы об этом буквально через пять секунд, когда закончилось бы свидание?

 

Я отвожу взгляд от Люси, когда вижу, как она опускает свою руку поверх руки придурка, с которым сидит за столом.

 

— Я думал, ты сказал, что она «на свидании», а не «на встречи». Что это такое? Она на свидании или она встречается с ним? Между этими двумя вещами существует огромная разница, так что формулируй более четко, — говорю я Бобби, стараясь не повышать свой голос до определенного уровня, несмотря на то, что я уже совсем близок к тому, чтобы заорать во всю глотку.

 

Бобби спокойно убирает мою руку со своей рубашки, и отступает на шаг назад, скрестив на груди руки.

 

— Его зовут Стэнфорд, и он работает на твоего отца в главном отделении банка на материке. Твой отец нанял его, чтобы он провел некоторый аудит по кое-каким проектам, а Трип попросил его взглянуть на бухгалтерские книги «Butler House», пока он бывает здесь. Он пригласил Люси куда-нибудь сходить вечером месяц назад, и она согласилась. Они встречаются каждый раз, когда он приезжает сюда, и это происходит чертовски часто, если тебе это интересно, — добавляет Бобби. — И что за гребанное имя Стэнфорд? Это же название университета, но уж никак не имя для чувака. Блядь, девчонка.

 

Бобби продолжает жаловаться на имя этого мудака, но я отвожу от него взгляд, уставившись на Люси через всю комнату и мне хочется ее возненавидеть, потому что она решила продолжить жить. Она не должна была двигаться дальше без меня. Она должна была вечно любить только МЕНЯ и быть со МНОЙ всегда. Она стала еще красивее, чем я ее запомнил и фото, которое видел. Светло-голубой пояс на платье, подчеркивает каждый изгиб ее тела, а цвет платья оттеняет ее летний загар, демонстрируя веснушки, которые она всегда пытается скрыть с помощью макияжа. Она скрестила стройные ноги под столом, и мои руки чешутся, пройтись вверх по ее гладкой коже и ощутить, как они оборачиваются вокруг моих бедер. Я скучаю по ее запаху, ее смеху, ее прикосновениям настолько сильно, что мне хочется опуститься на колени посередине этого гребаного бара и разрыдаться, словно ребенок.

 

Конечно, она не стала стоять на месте и решила идти вперед. Конечно, она перестала любить меня. Я смотрел ей тогда прямо в глаза, говоря, что она не достойна меня, и что она была слабой и жалкой, оставаясь и ожидая меня все это время. Я сломал ее, и причинил ей столько боли, в самом худшем смысле слова, а затем я ушел. Это я не достоин ее, и она всегда знала это, всегда чувствовала, всегда понимала это. Я просто очень хоту, чтобы она была счастлива. Я хочу, чтобы она легко улыбалась и как можно чаще смеялась. Я вижу, как она смеется с этим мудаком в баре, но мне плевать. Я знаю, что это эгоистично, знаю, что это слабость, но мне насрать. Если бы я был лучше, лучшим мужчиной, я бы ушел и навсегда покинул бы этот остров и никогда бы не оглянулся назад. Я бы позволил ей испытать свое настоящее счастье, которое она заслуживает, даже если оно убивает все внутри меня.

 

Но жаль, что я не такой мужчина, не лучший. Она должна стать моей. Так было всегда и она станет опять моей, черт возьми.

 

Я прислушиваюсь к Бобби, который зовет меня и предупреждает не делать глупостей, я крепче хватаюсь за бокал, чтобы случайно не запустил его куда-нибудь и начинаю прокладывать путь через бар к своей Люси.

 

Материал предоставлен  исключительно в целях ознакомления и не преследует коммерческой выгоды.

Дорогие читатели, ждем вас на Форуме. 

 



Источник: http://robsten.ru/forum/90-2014-1
Категория: Народный перевод | Добавил: seed (11.09.2015) | Автор: Перевод: Светлана Костина
Просмотров: 447 | Комментарии: 6 | Рейтинг: 4.9/17
Всего комментариев: 6
0
6   [Материал]
  Спасибо за главу!  lovi06032

0
5   [Материал]
  Большое спасибо ! lovi06032

1
4   [Материал]
  Спасибо за главу. lovi06032 lovi06032

0
3   [Материал]
  Спасибо.

0
2   [Материал]
  Большое спасибо! lovi06032

1
1   [Материал]
  Спасибо за главу.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]