Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Беллария. Глава 27

Доброе утро. Появилась новая информация, связанная с нападением на Вашингтонский университет в Сиэтле, которое произошло три дня назад. Сегодня утром было объявлено, что Эдвард Мейсен, главный подозреваемый в хладнокровном убийстве двадцати трех человек, будет разыскиваться по всей стране.

Небрежный фоторобот, сделанный полицейскими, мелькнул на экране. Я задумалась, кто предоставил материалы для этого искаженного фоторобота. Отложив вилку, я отвернулась от телевизора и посмотрела в окно. Несмотря на грохот, раздающийся снаружи, на улице светило солнце, его лучи проникали даже в самые темные уголки дома.

За последние три дня изо всех концов страны приходили сообщения о Мейсене: его видели в самых разных городах, однако до сих пор его местонахождение не выявлено. Следствие считает, что профессор университета Белла Каллен находится с Мейсеном, однако полицейским до сих пор не удалось выяснить, является ли она сообщницей подозреваемого или её удерживают против воли. По еще одним данным отец профессора доктор Карлайл Каллен из Форкса, штат Вашингтон, также пропал без вести в день массового убийства.

- Они дают тебе лазейку, - сказал мой отец.

Мы с ним сидели за столом и завтракали – последние несколько дней только мы с ним в радиусе пяти миль питались не кровью. Не в первый раз за последние дни я задумывалась о том, что будет дальше. Сколько времени понадобится диким животным Северных Каскадных гор, чтобы восстановиться после нападений хищников, которые внезапно оказались в их среде на вершине пищевой цепи?

- Знаешь, на случай если ты захочешь мирно им сдаться, - продолжил мой отец, а затем пробормотал: - Ублюдки.

Я обхватила его руку.

- Папа, мне так жаль, что ты оказался втянут во все это.

Он перевел взгляд с телевизора на меня.

- Белла, возможно, я не знал наверняка, во что себя втягиваю в тот день в больнице, когда принял решение хранить секрет твоей мамы, но я никогда не жалел об этом, - он сжал мою руку в ответ.

- Я неправильно понимала твои поступки, - признала я.

- Что ж, оглядываясь назад, думаю, я мог быть более открытым с тобой, - выдохнул он, похлопывая меня по руке. – Они  прекрасно знают, что нас с тобой не удерживают против воли.

- Джейкоб, Чарльз и оборотни знают правду, - кивнула я, - но те, кто передают новости, скорее всего, не догадываются об этом. Более того, мы до сих пор не знаем, сколько человек, участвующих в облаве, на самом  деле являются оборотнями. Многие из них уверены, что Эдвард убил двадцать трех невинных человек, а не двадцать трех безумных монстров.

- Безумные монстры, - он покачал головой и фыркнул. – Когда твоя мать предупреждала меня о монстрах, которые придут за тобой, я и понятия не имел, насколько буквально нужно толковать её слова.

- Да, она говорила «монстры» в буквальном смысле.

Несмотря на не самое удачное знакомство и события последних недель Карлайл Каллен стал настоящим отцом не только для своей падчерицы, но и для Эдварда, Эммета и Джаспера. Он видел, как они защищают меня, и в глазах моего отчима каждый, кто защищал меня, получал его вечную преданность.

Мобильные телефоны свидетелей были конфискованы властями. У нас также есть сведения, что полиция пристально следит за сообщениями о событиях в кампусе, которые появляются в социальных сетях.

- Они не хотят, чтобы правда о том, что произошло, стала известна, - сказала я.

- Они будут разоблачены, как и Эдвард. Нет, они должны как можно больше рассказывать о событиях в университете или сеять хаос.

Я не хотела думать о хаосе в Сиэтле, поэтому повернулась к окну. Снаружи Эдвард и несколько его друзей-вампиров продолжали последние приготовления к бою. Еще совсем недавно я была с ними: тренировалась и училась сочетать их огромную силу со своими ненадежными способностями, проверяя, что мы можем сделать вместе. Когда Эдвард объявил, что пришло время тренировки только для вампиров, я ушла в шале к отцу. Теперь я понимала, почему он хотел, чтобы я покинула место тренировки.

Они боролись, били друг друга кулаками, блокировали удары. Удары были такой силы, что по лесу разносился грохот. Они повалили несколько деревьев. Представшая передо мной картина совсем не сочеталась с солнечным днем.

- Мне бы не хотелось попасть под такой удар, - пробормотал мой папа.

Он и не попадет, если мне удастся контролировать свои силы…

Внезапно из ниоткуда появились грозовые тучи, и небо озарили молнии. Эдвард и остальные вампиры перестали тренироваться и посмотрели на потемневшее небо. Затем Эдвард посмотрел в сторону шале, и на его губах заиграла улыбка.

- Это ты сделала? – спросил отец.

- Хоть мы и далеко от цивилизации, но даже здесь для любого грохота нужно объяснение.

- Ты права. Прекрасная работа, - нежно добавил папа.

Следствие сообщает, что не было обнаружено ни транспортного средства, ни физических, ни электронных следов – ничего, что могло бы помочь обнаружить подозреваемого. Эдвард Мейсен словно растворился в воздухе.

Последние пару дней я наблюдала за тренировками Эдварда, Эммета, Джаспера и других вампиров, которые пришли к нам на помощь, и должна сказать, все они обладали не только сверхчеловеческой силой, но и были привлекательны. Однако, как и у людей, красота у вампиров была разной. Например, Бенжамин, Генри, Лиам, Питер, Элеазар, Рауль и Диего, семь вампиров-мужчин, были невероятно хороши собой. Хотя, по моему мнению, Эммет, Джаспер и особенно Эдвард были самыми красивыми.

 Из пяти женщин-вампиров, присоединившихся к нам, у двух – у Саши и Шарлотты была темная, сияющая как эбонитовые украшения кожа, их губы были в форме цветочных лепестков, глубокие темные глаза обрамляли длинные ресницы, а густые черные как смоль волосы не вились и не пушились. У Челси и Ренаты была оливковая кожа, она была настолько безупречна, что ни одним чудо-кремом нельзя было достичь такого же эффекта. Их волосы – чистый шелк, а на губах словно темно-красная помада, хотя, разумеется, никакой помадой они не пользовались. Конечно же эти женщины никогда не будут переживать о влиянии времени и/или гравитации на их грудь или пятую точку.

Затем была еще одна, которая как раз тренировалась с Эдвардом.

Семьи и друзья жертв нападения планируют собраться, как можно ближе к кампусу. Они выступают против недостаточного информирования. Полиция Сиэтла, ФБР и другие спецслужбы, вовлеченные в расследование, практически не дают никаких комментариев.

Ирина с её длинным гибким телом напоминала львицу на охоте. С каждым ловким движением Ирины её белокурый гладкий хвост покачивался точно маятник. Она хотела ударить Эдварда в челюсть, но в последний миг он уклонился. Посмеиваясь, она с легкостью уворачивалась от его ударов. Очевидно, тренировка забавляла её.

Заместитель начальника полиции Чарли Свон планирует выступить с заявлением сегодня днем. Он просит всех жителей города быть бдительными, пока вооруженный и крайне опасный преступник находится на свободе. Мы проведем прямое включение во время его заявления…

За ту секунду, что я отвела взгляд на телевизор, Эдвард припал к земле и схватил Ирину за ноги. Она начала падать на спину прямо на мокрую землю. Я ждала, когда её тело коснется земной тверди. Я мысленно представила, с каким неблагозвучным звуком её безупречная великолепная голова стукнется о землю.  

Но вместо этого она в долю секунды вцепилась Эдварду в шею, дернула его на себя, и вот они уже оба полетели на землю. При этом в полете Ирина умудрилась перевернуться, и она оказалась сверху. Когда Эдвард рухнул на землю с глухим стуком, она не приземлилась на него сверху, её отбросило к дереву. Глаза Ирины расширились от удивления.

- Ох! – воскликнул мой отец.

Сначала я хотела сделать вид, что я здесь ни при чем. Но мне бы вряд ли кто-то поверил, потому что шесть пар удивленных и шокированных глаз вампиров были прикованы к шале. Сжимая руки в кулаки, я встала из-за стола.

- Спасибо за завтрак, пап.

Когда я вышла на холодную, покрытую туманом поляну, Эдвард и Ирина уже были на ногах. Они склонились друг к другу, и я могла видеть, как Эдвард яростно говорил ей что-то. Ирина грозным  взглядом сверлила землю, очевидно, Эдвард отчитывал её за что-то. Когда она подняла голову и встретилась со мной взглядом, её голубые светящиеся глаза говорили, что она осталась непреклонна.

Настоящая львица на охоте.

Я подошла к ним, подняв руки вверх и показывая им свои ладони. Я должна была показать, что произошедшее расстроило меня, и немного солгать, чтобы спасти ситуацию.

- Ирина, прошу прощения. Я пыталась защитить вас обоих от падения, но, как вы уже видели, я не всегда могу контролировать свои силы, - я пошевелила пальцами в воздухе.

Где-то в стороне тихонько рассмеялся Эммет.

- Ладно, давайте прервемся. Иди подкрепись или поспи… - Эдвард замолчал и кивнул в сторону лесов. Некоторое время Ирина не отрывала от меня взгляда. Затем она с нескрываемым раздражением скрылась за деревьями. Остальные вампиры последовали за ней.

Когда я подошла к Эдварду, он молча взял меня за руку. Он переплел наши пальцы, и мы не спеша пошли в противоположную сторону. Мы молча брели  куда глаза глядят.

- Как дела? – наконец осмелилась спросить я.

- Как дела, - эхом повторил Эдвард. – Мы оттачиваем наши навыки, отлично питаемся, по периметру расставлены разведчики, и мы по очереди поспали по несколько часов. Более того, твои силы тоже крепнут, - ухмыльнулся он. – Так что, мне кажется, что все идет хорошо.

- Сегодня утром ты очень бодр и уверен, - усмехнулась я.

- Так и есть, - он улыбнулся в ответ, не обращая внимания на мой язвительный тон, который мне не удалось скрыть. – Белла, спустя вечность я нашел тебя. Я нашел тебя и смог вернуть твою любовь. Теперь мое существование таково, каким оно и должно быть. Так в чем я должен был не уверен?

- Какая же я глупая. Вокруг столько важных вещей, а я…

- Ты не глупая, - ответил Эдвард, целуя меня в висок. – Ты прекрасный человек. Все будет хорошо, моя любовь.

Мы вышли на небольшой луг, на котором пышно цвели вишневые деревья. Деревья располагались по кругу, словно защищая луг. В последние дни мы находили несколько цветущих вишен, но в таком количестве они цвели только здесь.

- Мне кажется, вишневые деревья не растут в этих местах, - заметила я, прищуривая глаза.

- Возможно, ты заставила их вырасти.

- Кто знает? – вздохнула я и покачала головой. – Наше присутствие нарушает экосистему Северных Каскадных гор.

Смеясь, Эдвард прижал меня к одному из вишневых деревьев. Он расставил ноги и прижался ко мне. Затем он обхватил мои бедра и притянул меня еще ближе.

- Теперь ты не хочешь рассказать мне, что на самом деле тебя беспокоит?

Я положила ладони ему на грудь и посмотрела в глаза.

- У нас меньше двадцати четырех часов до наступления солнцестояния.

Он кивнул.

- Да.

- Ты думаешь, Джейкоб появится на рассвете?

Эдвард помотал головой.

- Астрономический полдень, момент времени, когда солнце проходит через наивысшую точку траектории своего движения, а следовательно обретает максимальную силу, наступит в час десять пополудни. Скорее всего, он появится в это время или чуть позже, но точно до захода солнца. Не переживай, Белла, - успокаивал он меня. – Дом окружен вампирами. Мы обязательно узнаем о его появлении, а когда он придет, мы расправимся с ним и его приспешниками. Тебе даже не придется выходить из шале. Мы готовы.

Я посмотрела туда, откуда мы пришли.

- Твои… друзья, я им не нравлюсь, да?

- Они едва тебя знают, но они трепещут при виде тебя.

- Трепещут, - усмехнулась я. – Так вот что значат их взгляды.

- Только не говори мне, что тебе эти взгляды не знакомы, Белла, - он отвел взгляд. Когда он заговорил вновь, я услышала стальные нотки в его голосе. – Думаю, я припоминаю, о чем вы говорили с Кейт на «Крыше» несколько месяцев назад. Она заметила, что внутри тебя есть врожденная способность: перед тобой трепещут люди. Несмотря на твою красоту, мужчины стараются держать расстояние. Тем не менее, если я правильно помню, ты решила проверить эту теорию.

- Боже, ты видел ту сцену на крыше?

Он посмотрел на меня.

- Думаю, и так уже понятно, что я там был. Когда ты покинула крышу, я последовал за тобой.

Он пожал плечами.

- Так это ты звал меня Белларией и до смерти перепугал, когда я шла ночью по улице?

- Ты знаешь, что я бы так не поступил, тем более ты едва знала меня. Тот, кто сделал это, заплатил сполна.

Я обхватила его за плечи.

- Эдвард, всего несколько недель назад все эти откровения ужасали и раздражали меня. Не только то, что я не в полной мере человек или нечеловек, но и то, что меня преследуют оборотни, способные менять внешность, потому что их хозяин ошибочно или нет, полагает, что при слиянии его и моей родословной появится сильнейшее существо за всю историю планеты. О, чуть не забыла упомянуть, что к тому же меня защищают вампиры.

Он выгнул бровь.

- Да, я помню, насколько ты была напугана и раздражена, когда узнала всю правду. Но, если страх и ярость отступили, то что же осталось?

- Что осталось? – фыркнула я, глядя на то, как легкий ветерок играет с его волосами. – Теперь вместо того, чтобы злиться или пугаться… если ты был на крыше и видел всё, что происходило в ту ночь, то ты видел…

- Да, я видел тебя с оборотнем, который представился тебе как Джейкоб. Я видел, как ты танцуешь с ним, как твое тело прижимается к его телу. Но все же ты понятия не имела, кто он такой и кто ты.

- Всегда находишь оправдания моей глупости, - пробормотала я, мотая головой. Я опустила взгляд.

Эдвард приподнял мой подбородок, заставляя вновь посмотреть ему в глаза.

- Белла, ты узнала так много за незначительный промежуток времени. Я считаю, ты справилась удивительно хорошо. И в последние месяцы я проделал отличную работу, выводя тебя из себя, когда это требовалось.

Я запрокинула голову и так громко рассмеялась, что прячущиеся в кроне дерева птицы взметнули в небо.

- Ты не очень-то выбирал слова, - я выгнула бровь. – Не думаю, что рыцари так говорили дамам. Это не по-рыцарски.

Он продолжил меня удивлять, когда надул губы и закатил глаза.

- Суть в том, что ты не ничего знала, но твое подсознание и тревожность начали пробуждаться, когда я рассказал тебе о некоторых вещах, и когда Кейт указала тебе на некоторые странности. К сожалению, я думаю, что, возможно, твое подсознание стало пробуждаться из-за присутствия Джейкоба. Люди источают прекрасный запах, когда они напуганы, что же касается тебя… твой запах просто уникален. Я чувствую его прямо сейчас.

- Правда? – я подошла к нему ближе, прижимаясь грудью к его груди и обвивая его шею. Я запрокинула голову, чтобы посмотреть в его уверенные безмятежные глаза. – Если бы я так долго не отрицала, что меня влечет к тебе, у нас было бы больше времени.

Казалось, в тот момент его самообладание надломилось. Он сглотнул и коснулся моей щеки.

- Белла, у нас есть всё время в мире.

Я коснулась его лица, погладила шрам на щеке.

- Ты должен знать, - прошептала я, - в ту ночь на крыше я представляла тебя, когда танцевала с тем, кто представился Джейкобом.

- Я этого не знал, - ответил он, его глаза потемнели. Они темнели, когда он испытывал страсть или злость. – Даже если бы ты согласилась пойти домой с ним, то я бы этого не допустил. В ту же ночь ты бы узнала, кем я был на самом деле. Можешь назвать меня устаревшим, старомодным или собственником, - беспечно сказал он, - мне все равно.

- Ты самую малость старомоден, - согласилась я, перебирая его волосы, - но, думаю, и я становлюсь старомодной.

Он рассмеялся.

- Ирина – старый друг, Белла, ничего больше.

- Откуда ты её знаешь?

Он выдохнул.

- Если ты хочешь знать, то Эммет, Джаспер и я участвовали в наполеоновских войнах начала 1800-х на стороне англичан. В те времена многие солдаты брали с собой жен и любовниц.

У меня перехватило дыхание.

- Прежде чем ты сделаешь поспешные выводы, - сказал он, предвосхищая мою реакцию, – Ирина была женой молодого французского солдата. Когда мы встретили Наполеона и его армию в битве при Ватерлоо, муж Ирины был одним из тех, кто пал от моего меча. Позднее она видела, как я пью кровь её мужа и попыталась напасть на меня. К несчастью, когда она поняла, что ни её меч, ни она сама не могли причинить мне вреда, она обратила клинок на себя. У нее помутнился рассудок. Она лежала, умирая, и я почувствовал себя отвратительно…

- Дай я угадаю. Ты почувствовал себя плохо, потому что не мог позволить, чтобы молодость и красота пропали, - сухо заметила я. – Кажется, ты говорил, что никогда не обращал никого в вампира?

- Позволь мне закончить, пожалуйста, - нетерпеливо попросил он. – Я почувствовал себя отвратительно, и пусть она не была похожа на тебя, она напомнила мне о тебе. Да, она действительно была молодой и красивой. А еще… - продолжил он шепотом, - она лежала там… истекала кровью… я мысленно вернулся в тот проклятый день… - он тряхнул головой, желая избавиться от мрачных воспоминаний. – Во время битвы мы встретили еще одного бессмертного по имени Лоран. Именно он не смог пройти мимо молодости и красоты, и он обратил её. К несчастью, Лоран был безответственный и неразборчив в питании, он научил Ирину тому же.  В 1842 году на их клан напала большая стая оборотней. Ирина сбежала и разыскала нас. Какое-то время она жила с нами в Англии, но когда мы отправились в Америку в середине 1960-х, чтобы оказать помощь в еще одной войне против несправедливости и угнетения, то Ирина отказалась ехать с нами. Она осталась в Европе. 

- Ничего себе, - выдохнула я, - я люблю историю, поэтому мне хочется задать так много вопросов, но, представляешь, больше всего меня волнует то, что Ирина жила рядом с тобой несколько десятилетий.

Он усмехнулся.

- Ах, моя любовь, ты действительно ревнива, но не буду отрицать, что мне это нравится.

- Значит, она решила, что хочет тебя, - настаивала я, - когда узнала, что ты собираешься перебраться в Новый Свет?

Он приблизился, теплое дыхание обволакивало мое лицо, его губы почти касались моих.

- Какая разница, когда она решила, что хочет меня?

- Так она хочет тебя, - я отстранилась, чтобы посмотреть ему в глаза. – Ты признавался, что на протяжении веков в твоей жизни появлялись искушения.

- Я признавался в этом.

- Она была одним из тех соблазнов?

Он ответил спустя несколько ударов сердца.

- Да. Она предложила мне себя незадолго до отплытия корабля. Я отказал ей.

- Тем не менее, она сейчас здесь, несмотря на то, что ты отверг её.

- Она хороший друг и не сможет устоять против приглашения на хорошую битву, - усмехнулся он. – Твой декан был прав как минимум в одном: полное уничтожение их вида – главная миссия для большинства представителей моего вида. Только у меня еще более важная миссия.

Я молча кивнула, кожу головы и кончики пальцев покалывало. Я знала, что моя ревность смешна, но ничего не могла с собой поделать. У нас было столько важных вопросов, но мой разум продолжал рисовать образы того, как именно «она предложила мне себя». Она просто сказала ему или разделась в какой-то комнате, а её кожа сияла в тот момент? Она раздвинула перед ним свои длинные стройные ноги? С каждым новым образом я все сильнее сжимала его плечи. В небе загремел гром.

Все это время Эдвард бесстрастно следил за мной.

- Спрошу еще раз, какая разница, когда она захотела меня? К несчастью для Ирины, мое сердце и душа уже были заняты. Она могла обольстительно улыбнуться, я мог улыбнуться ей в ответ однажды или дважды, - сказал он, - но никакого продолжения не было бы. Точно так же, как тебя привлекло красивое лицо Джейкоба на крыше, но к его несчастью ты уже принадлежала мне, - прошипел он. – Ты могла сколько угодно флиртовать и танцевать с ним, потому что твоя душа узнала меня, даже если разум отказывался это признавать. Никакого продолжения не было бы, только флирт, и не только потому, что я бы разорвал его в клочья у тебя на глазах, если бы ты попыталась уйти с ним, а потому, что я принадлежу тебе, Белла, а ты принадлежишь мне. Опять же назови меня старомодным, но давай разберемся с главной проблемой, и это определенно не Ирина.

- Какая главная проблема, по-твоему?

- Ты ревнуешь не к Ирине, вовсе нет. Ты ревнуешь к себе.

- Я ревную к самой себе, - усмехнулась я, - а не к вампирше, которая на протяжении веков хотела согревать твою постель.

- Вот именно. И эта ревность не дает тебе раскрыть свой дар в полную силу. – Когда я попыталась отвести взгляд, он крепко сжал мою челюсть. – Ты можешь отрицать то, кем ты являешься, хоть до посинения. Ты можешь смотреть на меня взглядом, переполненным яростью и смешанным с жалостью, когда я называю тебя Белларией, но это имя, эта жизнь запечатлена в твоей душе, так же как и в моей.

Я не успела ничего сказать в ответ, он впился в меня поцелуем. Наши вдохи обрывались и смешивались, превращались в стоны. Я потянулась к его спортивным штанам и стащила их. Он зарычал мне в рот, пока я поглаживала его. В тот же миг его рука скользнула в мои штаны.

- Эдвард…

Я запрокинула голову, каждый нерв был накален до предела. Горные птицы парили высоко в небе над нами, а в расцветающих вишнях запутался золотой солнечный свет. Я цеплялась за плечо Эдварда, он обвивал меня одной рукой за талию.

- Да… да… да…

- Я твой, а ты моя, как и всегда и навсегда. Скажи, что знаешь это.

- Да.

Я не была уверена, что имею право произносить эту клятву, но все же вторила её. Он вытащил руку из моих штанов, затем стянул их, наклонился и толкнулся в меня. Весь воздух покинул мои легкие, когда он наполнил меня. Я положила руки ему на грудь, а его сильные руки медленно приподнимали мои бедра и опускали вниз дюйм за дюймом.

- Я ждал этого почти тысячу лет, Белла, - выдохнул он, - ждал, когда твои руки прикоснутся ко мне, твое дыхание опалит мою кожу, когда мы будем заниматься любовью… ждал твой жар…

- Пожалуйста, - умоляла я, задыхаясь от потребности. – Пожалуйста, Эдвард, люби меня, как никто не умеет любить.

- Боже, я люблю тебя.

Со стоном он опустился на землю, утягивая меня за собой. Я оказалась сверху, обвила его шею. Жар сжигал меня изнутри от кончиков пальцев ног до кончиков волос на голове. Я закрыла глаза, едва сдерживая дыхание, удовольствие растекалось в каждую клеточку моего тела. Мне было интересно, чувствовал ли Эдвард нашу связь так же остро, как и я, и было ли так всегда для него… для них.

- Почувствуй это, Белла, - простонал он. – Почувствуй, как это безупречно… как я наполняю тебя, как мы подходим друг другу… как я люблю тебя… как никто другой. Никто тебя не любит так, как я, Белла, - выдохнул он мне в шею. Я чувствовала, как его губы грубо прижались к нежной коже моей шеи.

- Эдвард, - прошептала я, - сделай это, пожалуйста.

Он простонал, словно ему причинили боль.

- Нет, не сейчас.

- Почему нет? – спросила я, открывая глаза. – Что еще?..

Предложение застряло у меня в горле. Я огляделась вокруг: изумрудно-зеленый луг, на который мы забрели, превратился в поле с золотыми колосьями, колышущимися на ветру. Поле было со всех сторон – высокие тонкие стебли щекотали кожу. Заснеженные вершины вдали превратились в холмы, целующие воздушные белые облака на горизонте. Ошеломленная, я посмотрела вверх. Цветы вишневых деревьев кружили вокруг нас как чистый нетронутый снег.

Глаза Эдварда были закрыты, он потерялся в удовольствии. Его щеки раскраснелись. Бусинки пота блестели на лбу. Тонкий шрам на лице теперь был больше, темнее и… свежее. Он открыл глаза и посмотрел на меня, улыбаясь. Его бедра не останавливались ни на минуту. Его… плащ распахнулся, оголяя его грудь с золотистыми волосами, а его… бриджи запутались в ногах, зеленые глаза были яркими и совершенно человеческими.

Когда он зажмурился, я не могла проронить ни слова, просто смотрела на него. Теплый ветерок, заблудившийся в колосьях, ласкал меня. В воздухе пахло свежеиспеченным хлебом. Эдвард продолжал свои движения. Каждый оттенок цвета, каждое ощущение, каждый образ был настолько ярким, словно я и впрямь находилась посреди поля, а не в одном из своих снов.

- Белла

- Эдвард, смотри!

Он тут же открыл глаза, движения остановились. Он огляделся и его голубовато-зеленые глаза расширились.

- Что за?..

- Эдвард? – я провела ладонью по его мягкой щеке. Он медленно перевел взгляд на меня, его глаза  - нежная зелень, глаза сэра Эдварда, сына мастера.

- Эдвард… Эдвард, ты… человек.

- Белла, как ты это делаешь?

Я посмотрела на пшеничные колосья и парящие в воздухе белоснежные лепестки вишневых цветков, от которых все вокруг становилось цвета слоновой кости.

- Ты видишь это, Эдвард? Ты видишь меня, Беллу Каллен?

- Конечно вижу. Но мы… мы в Англии, - прошептал он. – В Англии тысячу лет назад. Это йоркширские болота и поля за нашим домом. Как мы оказались здесь, Белла? – он провел ладонью по лицу. – И как я?.. – он не договорил.

Мы не могли оторвать глаз от происходящего. Теплый ветерок продолжал свистеть в ушах. Колосья пшеницы щекотали кожу. Когда мы вновь посмотрели друг на друга, его глаза были черными.

- Твои глаза снова черные, - выдохнула я, улыбаясь, хотя не понимала, что произошло. Я растерянно поглаживала Эдварда по щеке.

Я отвела взгляд и увидела за его спиной величественные Северные Каскадные горы и заснеженный пик Ренье.

- Посмотри.

- Боже, горы вернулись, - фыркнул он.

Пшеничное поле растворилось. Взгляд Эдварда, черный как сама ночь, снова вернулся ко мне, и на его губах заиграла улыбка. Он поцеловал меня, и его бедра снова ритмично задвигались.

- Ты потрясающая, Белла. Ты потрясающая, - прошептал он на ухо. – Какие еще тебе нужны доказательства того, кто ты? Что ты еще хочешь?

- Я хочу… хочу… всю твою любовь и преданность, на какую ты только способен, - выкрикнула я.

- Моя вечная любовь, кем бы я ни был – человеком или вампиром – принадлежит тебе, - простонал он, усиливая хватку. Наши тела переплелись. Я зажмурилась. Когда я открыла глаза вновь, поля вернулись.

Эдвард рассмеялся.

- Теперь у меня кружится голова.

- У меня тоже, - рассмеялась я в ответ.

Он держал мои бедра, а наш смех превратился в стоны удовольствия. Его стон превратился в гортанный громкий рык, который прокатился сквозь меня, когда он запрокинул голову. Я прижалась к его груди, непередаваемый жар его оргазма и вибрация его рычания пронеслись по моему телу, и в тот момент невидимая пружинка внутри меня разжалась. Мне было все равно, какой пейзаж нас окружает. Мы могли быть хоть посреди зыбучих песков.

Насытившись друг другом, мы рухнули на росистую траву, тяжело дыша и смеясь. Эдвард притянул меня к себе и уложил к себе на грудь. Я не шевелилась и пыталась восстановить дыхание. Наконец, подняв голову, я огляделась вокруг, а затем снова положила голову на грудь Эдварду, прижимая ухо к тому месту, где несколько мгновений назад билось сердце.

- Мы вернулись в горы, - пробормотала я.

- Как ты это сделала?

- Понятия не имею, я… лишь подумала о том, когда ты в последний раз занимался любовью на открытом воздухе.

Несколько минут он молчал, перебирал мои волосы.

- Мы были в пшеничных полях накануне возвращения лорда Карла из Лондона. – Эдвард перевернул нас так, что теперь он оказался сверху. – Попробуй еще раз. Попробуй… перенести нас в один из дней твоего детства. Мне бы хотелось посмотреть, как могла бы выглядеть наша дочь.

Его глаза вновь стали зелеными, но не теми нежно-зелеными, человеческими, с вкраплениями голубого, окантованными бледно-коричневым, а неестественно светящимися зелеными.

Я кивнула, обхватив его подбородок. Я вновь закрыла глаза и сосредоточилась на случайных моментах из детства: отец бежит рядом со мной, когда мы впервые сняли страховочные колесики с моего детского велосипеда; я осматриваюсь в свой первый день в детском саду; вспоминаю мальчика с темными, вьющимися волосами, при виде которого мое сердце замирало.

Когда я снова открыла глаза, мы были там же, что и несколько мгновений назад: Эдвард навис надо мной.

- Мне жаль. Я не знаю, как мне удалось сделать это.

- Все в порядке, - он нежно улыбнулся. – Думаю, сейчас это не так важно.

- Эдвард, - выдохнула я, - знаю, что до солнцестояния осталось всего несколько часов и что у нас много важных дел, но…

Он прервал меня поцелуем.

- Прости, не хотел, чтобы мои слова прозвучали так, словно твой дар не важен или то, как мы занимаемся любовью, не является для меня всем. Я просто имел в виду, что я готов. Мы готовы, Белла. Твой дар может развиваться после солнцестояния. Сейчас мы делаем то, что должны. – Он провел рукой по моим волосам. – Белла… я хочу, чтобы ты знала, что несмотря ни на что, последние несколько месяцев были самыми счастливыми за всю мою жизнь.

- Будешь ли  ты скучать по занятиям любовью со мной, когда я не буду человеком?

Он усмехнулся, но затем посмотрел на меня так, что я заранее знала ответ. Я могла почувствовать его.

- Белла, я буду любить тебя, кем бы ты ни была: человеком или бессмертной.

- Будешь, правда? – улыбнулась я. – Ты смотрел на меня, на Беллу Каллен, глазами человека и тоже любил меня.

- Да, - усмехнулся он, словно это было и так очевидно. – Да. В любом виде, в каком бы мы ни существовали.

- Я верю тебе, Эдвард. Я тоже люблю тебя, - наконец сказала я. – Я видела тебя, когда ты был человеком, и любила тебя так же сильно, как люблю тебя сейчас, когда ты вампир. Ты и я… у нас все только начинается, да?

- Да, Белла, да, - он притянул меня к себе, обнял своими сильными руками, наполняя меня своей любовью, силой и… верой.

Некоторое время он снова и снова выдыхал мое имя.

- Идем, - наконец сказал он. – Давай вернемся к остальным, пока нас не начали искать. 


Последние приготовления к бою сделаны, до солнцестояния остаются считанные часы. Надеюсь, вы готовы:)
Ждем вас на форуме.



Источник: http://robsten.ru/forum/96-3142-24
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Dreamy_Girl (22.12.2019)
Просмотров: 285 | Комментарии: 10 | Рейтинг: 5.0/16
Всего комментариев: 10
1
10  
  Спасибо за главу!  good  lovi06015

2
9  
  Сколько в Белле ещё непробужденных возможностей. Времени осталось мало и её взаимодействие с Эдвардом помогает раскрыть внутренний потециал.
Спасибо за главу)

2
8  
  lovi06032 спасибо

2
7  
  спасибо)

2
6  
  Спасибо за главу))!!

3
5  
  Наша девочка все сильнее и сильнее, главное чтоб сил хватило противостоять плохишам.
Спасибо за продолжение)

3
4  
  hang1 good lovi06015

4
3  
  Какие они трепетные все таки.с,Сколько бы Белла брыкалась,она все равно признает кто она есть на самом деле.

3
2  
  Спасибо

3
1  
  Какая чудесная глава) И Эдвард с Беллой в полном единении друг с другом и со своим прошлым) hang1

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]