Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Edward Cullen, Dick for Hire. Глава 16. Драки в баре и братья Гримм
Bob Marley – Bad Boys

Драки в баре и братья Гримм


Свон

Три часа.

Прошло три долгих, изнурительных, мучительных часа с тех пор, как я вернулась домой и прочла по электронке письмо от Каллена, где говорилось, что он уехал из города по делам и что я одна расследую это дурацкое дело. Он так и не отписался мне, что всё это значит.

Он что, помрёт, если не ответит мне «у меня всё путём» или «я охуенно зол на тебя» или… Да что угодно?

Будто у нас не лежало на руках дело и будто не шныряли там и сям люди, жаждущие нашей смерти.

Пробежавшись взглядом по бумагам, я закатила глаза.

Я жила и без Каллена, я не бездарность.

Вопреки популярному мнению.

Несмотря на мои мысли, ломбард оказался не таким пугающим, хотя быть единственной женщиной там, к тому же без усов, несколько обескураживало. И всё же я удостоверилась, что идиоты, управляющие этим местом, видели мой пистолет, и обернулась всего-то за полчаса.

Мне отдали записи камер наблюдения, досье на работников, расписания и проверки прошлого сотрудников; я не сомневалась, что закрою дело к завтрашнему дню.

Отчасти я даже радовалась, что у меня было это дело.

Если совсем уж по чесноку, только оно мешало мне не слететь с катушек. Я не представляла, где Каллен, что делает или кого уделывает, если на то пошло, иначе с чего бы ему срываться с места и уезжать из города?

Боже. В каком же я раздрае.

Я снова проверила свой мобильник.

Ничего.

Я облокотилась о стол, уронив голову на руки, и притопывала ногой, затем решив, что с меня довольно. Мне нужна тренировка, нечто, что поможет мне выпустить из себя скопившееся – ещё бы знать что.

Я глянула на часы, затем на документы перед собой и вздохнула.

Нужно раскрыть это дело, чтобы потом не прилетело от Каллена, когда он… если он вернётся.

На десятом просмотре записи видеонаблюдения из того ломбарда я заметила несоответствие графика работы одного сотрудника со временем его появления в магазине. Я сопоставила это с журналом уходящих посетителей, и, бинго, дело в шляпе.

Я позвонила владельцу ломбарда и уведомила его о необходимости поговорить с моим подозреваемым. Под конец разговора у меня возникло нехорошее чувство насчёт судьбы этого бедолаги.

Затем я позвонила Малдону, сказав, что дело раскрыто и что он может заехать в ломбард.

На всякий случай.

Он поинтересовался, намереваюсь ли я прийти на завтрашнюю вечеринку в честь повышения Эмметта, и я сказала ему то, что он хотел услышать, и повесила трубку.

Я подумывала пропустить тренировку по кикбоксингу и, может, сразу вместе с Элис и Розали направиться в «Баранью голову», но быстро пресекла идею на корню, когда при звонке Элис выяснилось, что ей уже целую ночь «нездоровится» у Джаспера, а Роуз сказала, что они с Эмом уже празднуют и только потом придут на вечеринку в честь его повышения.

Я опять вздохнула.

– Это знак.

Я направилась на тренировку.

По дороге домой я подумала, что за мной следят, но эта машина в последний миг свернула.

Затем подозрительного вида мужик, ранее не замеченный мной в моём доме, проследовал за мной в лифт. Он заставил меня понервничать, искоса поглядывая на меня, но вышел этажом ниже моего.

– Ты зависаешь с Калленом сли-и-ишком много, Свон.

Я прошептала себе под нос, вскидывая брови от нового уровня своей паранойи.

Я вставляла ключ в замочную скважину, когда заслышала крадущиеся шаги позади себя, и всунула ключ между указательным и средним пальцем, как нож, крутанулась вокруг своей оси, готовясь ударить ублюдка, когда удивлённо ахнула.

– Блядь!

Я выдохнула, а мой незваный гость насмехался надо мной, позабавленный тем, что ему только что удалось напугать меня до усрачки.

Идиот.

– Майк, – я немного запыхалась, – что ты здесь делаешь?

Он кривовато улыбнулся мне, и я с прищуром посмотрела на него. Не знай я, каким долбоёбом он был, то сочла бы его смазливым.

Этой мысли хватило, чтобы послать по моему телу нервную дрожь.

– Как ты узнал мой адрес?

Ведь я точно ему его не давала, когда мы говорили о нашем завтрашнем «свидании».

Развлечённый собой и, возможно, мной, Ньютон шире улыбнулся.

– У меня свои связи, – дразнил он, прислонившись к стене у моей двери.

Преследуем, да?

Дождись, когда Каллен увидит это.

Мне пришлось побороть острое желание с отвращением посмотреть на этого парня, и внезапно я не захотела открывать дверь в свою квартиру, предчувствуя, что Ньютон ждёт моего приглашения.

Или, может, он хотел напроситься ко мне в гости.

– Что ж, чем могу вам помочь, офицер? – соблазнительно поинтересовалась я, переключаясь в работу под прикрытием и улыбаясь мудаку.

Взгляд Майка блуждал по моему телу, вниз к ногам и снова вверх, пока его взгляд не пересёкся с моим. Знаю, что у него на уме. А вот не обломится.

Не в этой грёбаной жизни.

У меня завибрировал телефон, и я прокляла Каллена за неудачное время, игнорируя мобильник.

– Ты ответишь? – поинтересовался Майк, а я отсмеялась:
– Кем бы он ни был, сейчас важен только ты.

Заткните.

Мне.

Рот.

Ньютону, похоже, это понравилось, и он придвинулся ко мне.

– Тогда почему бы нам не переместиться в твою квартиру? – пальцем он легко провёл по моей руке.
Пожалуйста, не заставляй меня ломать тебе руку и портить всю операцию.
– Я… вообще-то… – я сглотнула, – только что вспомнила, что должна встретиться кое с кем в «Бараньей голове», так что…
Я пошла к лифтам, и Ньютон увязался за мной.
Прошу, тупица, слови намёк.
– Эй, это ж клёво, я с тобой!
Естественно.
– Э-э… я так не думаю…
– Ой, да брось.
Он приобнял меня и шутливо треснул себе в челюсть, как делают парни, считая это милым, а мне захотелось вмазать ему в пах.
– Я куплю тебе выпи-ивку.
Нарочито растянуто, на южный манер, проговорил он, и, вопреки желанию треснуть ему по яйцам, я рассмеялась.
Я тряхнула головой – похоже, другого выхода нет.
– Ладно… – указала я на Ньютона. – Один раунд, затем ты уходишь.

Мне казалось, я поступаю верно, но затем я усомнилась в плане, раздумывая: а как бы поступил Каллен?

Затем заржала: Каллен бы точно ударил Ньютона.

Майк полюбопытствовал:

– Что смешного, детка?
Я всё улыбалась, пытаясь не выдолбить ему глаза за то, что обозвал меня «деткой».
– Ничего, просто… ты так отличаешься от Каллена.
– Да брось, – закатил он глаза. – Каллен не справится с этим, – он провёл рукой вверх и вниз и кругом перед собой.

Я поджала губы, силясь не рассмеяться, – в самом деле, Ньютон, правда, считал, что может состязаться с Калленом?

Поездка с этим парнем в машине вышла не такой уж и плохой; мы пошли в «Баранью голову», бар оказался запруженным, однако Майку удалось найти нам столик. Он положил на столешницу какую-то бумажку, а затем мы прошли к барной стойке за напитками.

Я классно проводила время, даже смеялась, прифигев, когда столкнулась с Эмметтом и Роуз. Выходит, их междусобойчик начался в «Бараньей голове».

– Белла?

Эмметт выглядел удивлённым. Без сомнения, Каллен не проболтался бы Эмметту о моих планах перед своим отъездом из города, если вообще виделся или говорил с братом.

Из меня вырвался нервный смешок, пристальный взгляд Роуз метался между мной и Майком, затем механик выгнула бровь.

– Привет, ребята, – выдавила из себя я.
Майк отрывисто кивнул Эму со словами «Каллен», Эм ответил ему тем же: «Ньютон» – затем Эмметт повернулся ко мне:
– Итак…
Я оборвала его на полуслове:
– Твой брат говнюк, ты знаешь об этом?
Я надеялась отвести его внимание от вопросов, почему этим утром мы пересеклись с ним в квартире Каллена.
Он хохотнул:
– Ну, да, но это не объясняет, почему…
На этот раз на помощь мне подоспела Роуз. Слава богу, хоть кто-то врубился в ситуацию.
И эти мужики зовутся полицейскими?
Она сцепила руки с Эмметтом:
– Эм, не груби, ясно же, что Белла на свидании, – Роуз посмотрела на Майка и подмигнула мне.
Да, Роуз – хитрюга. Обожаю её.
Майк подлаживался ко мне, но я чётко решила всё прояснить, хотя, сомневаюсь, чтобы меня кто-то услышал.
– Я не на свидании.
– Рози, – заныл Эмметт, – я и так с Беллой редко вижусь…
Она закатила глаза:
– Бедняга, уверена, Белла тоже страдает по этому поводу, не так ли, Белла?
Да уж, Роуз, нашла как завинтить гайки.

Я лишь улыбнулась и пожала плечами – так безопаснее всего.

Роуз потянула его к выходу из бара, Эмметт что-то сказал мне, но я не разобрала из-за шума, затем Майк спросил меня:

– Насколько хорошо ты знаешь Эмметта?
– Мы перемолвились парой слов о нескольких делах, только и всего… Приятный парень.
Ньютон фыркнул:
– Он чёртов идиот, как по мне.
Как же захотелось коленом вдарить ему по яйцам.
– Что желаешь выпить?

Майк не дал мне шанса назвать его засранцем и жестом подозвал Деметрия к нам, а я не могла отделаться от воспоминания, как Каллен заказал мне мою любимую выпивку всего лишь с одного раза, услышав мой заказ на мероприятии, устроенного нам мэром.

Ясно, что Ньютон обращает внимание только на себя.

– «Маргарита» со льдом, без соли. Ди знает.
Бросила я Майку, на что он только пожал плечами, повернувшись снова к Деметрию:
– «Маргариту» даме.

Ди нахмурился, кивнул и подмигнул мне, без слов давая мне понять, что позаботится обо мне, в отличие от моего спутника, а я подавила в себе порыв сказать Деметрию, что мы с Майком не вместе.

К тому времени как мы вернёмся за столик, мне срочно нужна «Маргарита».

Майк отпросился поиграть со своими сослуживцами, а я схватила себя за волосы, мысленно крича.

Затем я вспомнила, что ранее у меня вибрировал мобильник.

Пришло сообщение от Каллена, и я частично расслабилась, будто он находился рядом со мной. Он ответил на моё сообщение, где я спрашивала, куда, чёрт подери, он запропастился.

«Личная просьба, вернусь завтра, кстати, у меня жуткое ноет челюсть».

Я улыбнулась.

Хорошо.

Я задалась вопросом, чья это была личная просьба, но, по правде, особо не было времени загоняться этим, так что я залпом выпила «Маргариту», нацепила на лицо кокетливое выражение для Ньютона, когда тот, ржа, вернулся за наш столик.

Мне всё же пришлось улыбаться парню: он не был таким взвинченным и напряжённым, как Каллен.

Ньютон казался таким… счастливым.

– Что? – Он скользнул в нашу кабинку и отпил своего пива.
С чего это ему спрашивать меня об этом, пока я не осознала, как смотрю на него, и вышла из ступора.
– Ничего, так… – я пыталась выведать у него ключевую информацию, – из-за чего конкретно у тебя разногласия с Калленами?
Ньютон отмахнулся и повёл плечами:
– Дело скорее не в Эмметте, а в Эдварде, – он закатил глаза. – Он больной на всю голову. Ты знала, что он ударил своего сержанта-инструктора в полицейской академии?
Ньютон тряхнул головой.
– Мне до сих пор не верится, что они не выкинули Каллена оттуда за подобное.
Чего греха таить, меня это особо не удивило, но я действительно хотела узнать, какого чёрта творилось в прошлом Каллена, может, это поспособствовало бы в ситуации с Джессикой.
– Неужели, – засмеялась я. – Почему?

Ньютон пару секунд смотрел на меня, колеблясь, стоит ли делиться со мной такой информацией. Будто ему не следовало распространяться об этом.

Любопытненько.

Потянувшись через стол, я накрыла ладонями его руки, хотя у меня во рту отдало рвотой.

Всегда делай всё возможное, чтобы субъект расслабился.

Руки Ньютона были холодными и загрубелыми. Не как у Каллена.

Не то чтобы у Каллена руки не были такими, но они были сильными и манящими. Руки, которые ты не прочь, чтобы оказались во всех нужных местах твоего тела или в твоей…

Да какая разница.

Я к тому, что руки Майка отличались от рук Каллена.

Ньютон глянул на меня и посерьёзнел. По-моему, в его глазах проскользнул… страх.

– У Каллена богатое воображение, он пребывал под впечатлением, будто сержант эксплуатировал его друга, ну ты понимаешь, в физическом плане.
Меж моих бровей тут же пролегла почти болезненная складочка.
– И с чего у него возникли такие подозрения?
Я проговорила резко, почему-то зная, что Ньютон говорил о Джесс, и нетерпеливо ждала пресловутой фразы «знаешь, она того хотела», чтобы, наконец, треснуть Ньютону.
А затем по яйцам.
Майк качнул головой:
– Никто точно не знает. Предположительно Каллен застукал его за чем-то, но даже Дж… – по неизвестной причине Ньютон осёкся. – Даже та девушка сказала, что это не то, что он подумал. После этого сержант отказался преподавать на любом курсе, посещаемом Калленом, а того в академии окрестили психом.
Ньютон отхлебнул пива, затем допив его.
Чёрт.
Я пока не могла от него уйти, но спросила:
– Хочешь ещё?
Он улыбнулся:
– Думал отправиться за ним после этого… А где твой друг?

Майк знал, что я лгу, – тогда зачем спрашивал? Я лишь пожала плечами и прикинулась дурочкой.

Встав, он схватил мой пустой стакан и подошёл к бару обновить наши напитки, а я воспользовалась шансом пораскинуть мозгами.

Непонятно, с чего Джесс заявлять, что ничего не было, хотя так и было, и почему они не вышвырнули Каллена после этого из академии.

Не могу представить, чтобы там шла игра в любимчиков; Каллены не из тех, что ведут подобные игры.

Я сделала себе мысленную пометку и вытащила телефон, чтобы отправить Каллену сообщение, но Майк вернулся за наш столик слишком быстро, и я убрала телефон.

– Второй заход за тобой.

Разумеется. Жлоб.

Я взяла «Маргариту», охотно отсалютовала ей Ньютону, отпивая.

Боже, я люблю «Маргариту».

Остаток вечера напоминал бой на ринге.

Я беспечно пыталась увести разговор в сторону Каллена и того случая в академии, а Ньютон кормил меня бородатыми шутками и приносил мне всё новые «Маргариты».

Знаете, а всё было не так уж плохо. Майк не конченый говнюк.

Он та ещё рыба, то есть иногда он забавный и не косится на каждого прохожего.

Так в чём же дело?

Я даже получила крохотную вспышку, то есть информацию. Я засмеялась: вспышку… от Ньютона; а после четырёх, ой, может, семи «Маргарит» мне было офи-иге-енно классно после выполненной работы.

Под конец моего седьмого – восьмого? – коктейля (да кто считает?) я качнула головой в сторону Ньютона.

– Что? – пьяно поинтересовался он.
– Вы… мужики и ваши...
Я обвела рукой бар, и Майк засмеялся.
– Да ты в стельку, – подметил он.
– Эт ты о чём?
В напускной серьёзности я закатила глаза, хотя наверняка вышло криво.
– Может, мне… отвезти тебя домой, – предложил Ньютон.
Я встала, потянулась за кошельком, чтобы расплатиться за половину напитков.
– Я так не думаю, офицер Ньютон.
Он тоже встал.
– Брось, Белла.

Ньютон наклонился прошептать мне на ухо, водя пальцами вверх и вниз по моей руке, и, даже пьяная, я достаточно быстро остановила его безумные движения.

На секунду он стоял соляным столбом, затем отстранился, передумав насчёт своих дальнейших действий, и я обрадовалась, что не придётся закатывать истерики посреди «Бараньей головы».

Нехорошо будет.

– Моё дело предложить, – заговорил Майк.
Я пьяненько вскинула бровь, ухмыляясь.
Он рассмеялся:
– Позволь мне проводить тебя домой, Белла. Уже поздно, а ты не знаешь, какие психи разгуливают по улицам в это время.
Да неужели?
– А разве я, – немного невнятно проговорила я, – не стою рядом с одним из них.
Ой. Наверное, не стоило этого говорить.
Тогда-то Майк притянул меня к себе и сказал:
– Тогда мне нужно сейчас же увезти тебя отсюда.

Я не могла сказать точно, имела ли я в виду другого парня рядом с нами, или же Ньютон шутил, но я сочла это забавным и позволила ему вывести меня под ночное небо, нависшее над нами, точно перед бурей.

Параллели с природой так и лезли мне в голову.

На следующий день я проснулась с противной головной болью.

Обнажённая.

Блядь.

Я резко села и оглянулась по сторонам, но Майка нигде не было.

Боже, прошу, скажи мне, что я не натворила глупостей этой ночью.

Я обнюхала простыни и себя – я не пахла сексом, так что немного успокоилась. Однако это по-прежнему не объясняло, как я оказалась в постели голой.

Я, правда, правда, надеялась, что не впустила вчера Майка к себе в квартиру, прогоняя в памяти вчерашний вечер, отчаянно пытаясь восстановить картину событий.

– Дурацкая текила, – в пустоту бросила я.

Ладно, хорошие новости: я точно помню, как попрощалась с Майком на улице.

Плохие новости: перед сном я по пьяне писала Каллену.

Думаю, там между строк было, что я хочу его длинные сексуальные пальцы в моей…

О боже.

Каллен

Я пытался, люди.

Клянусь грёбаным богом, я пытался.

Да так пытался, что меня чуть удар не хватил. Однако к тому времени, когда мы стали снижаться над Балтимором в Мэриленде, чёртов ребёнок за мной уже запинал моё сиденье.

Я развернулся, улучив взгляд стюардессы, флиртовавшей со мной на протяжении всего полёта.

– Здрастьте, – обратился я к дамочке, сидящей рядом с ужасным мальчиком-хиппи.
Она улыбнулась:
– Здравствуйте.
– Эй, может, вы скажете вашему младшенькому, что пинать сиденье очень усталого, охуенно раздражённого парня перед собой грубо?
Улыбка спала с её лица, и дамочка бросила:
– Прошу прощения?
– Вы слышали меня, леди, – ответил я, поворачиваясь к пацану: – Не очень-то умно доставать крайне взбешённых взрослых, сопляк. Держи-ка свои ноги до окончания полёта при себе.
Я отвернулся и попытался вновь устроиться с комфортом.
– Следите за языком.

Дамочка пыталась меня осадить, отвратительно фыркнув, как любая мамаша, которая не знает, как ответить, когда окружающие высказываются об их плохо ведущих себя детях.
Однако она права.

Не следовало мне материться при её дитятке.

Так что я послал ей «птичку».

А хиппарь не трогал моё сиденье до самого Балтимора.

– Дом, милый уебанский дом, – саркастично бросил я в гостиной своей квартиры.

Щенка тоже нигде не было видно – странно.

По крайней мере, под дверью я нашёл записку.

Сет.

Я с облегчением выдохнул: по крайней мере, пацан жив, а не валяется трупаком где-нибудь, и он действительно проведал щенка.

Я достал мобильник и позвонил ему, снова наткнувшись на автоответчик.

– Сет, позвони мне, – затем по привычке добавил: – Это Эдвард.

Я завершил звонок, кинул телефон на стол в гостиной, пошёл в душ смыть остатки сегодняшнего дня, а затем нарядился в составленный Элис комплект одежды и направился хвалить своего братца с офигенно проделанной работой по продвижению по карьерной лестнице самого негодного полицейского участка штата.

На выходе я заметил стопку почты, которую накануне принёс Сет, в частности лежавший снизу толстый конверт из обёрточной бумаги.

Я взял конверт, выронив остальное на пол; как и следовало ожидать, это было из компании, проводящей анализ ДНК.

– Кла-асс, – прошептал я, вскрывая конверт.

Читая результаты, я наморщил лоб, разглаживая пальцем образовавшуюся там складку. Единственное, что, бля, они могли мне сказать, что образцы кожи из-под ногтей мёртвой Лорен не совпадали с образцами кожи жены мэра.

Я улыбнулся.

– А говнецо-то сгущается, мэр, – проговорил я, ни к кому толком не обращаясь.
Затем принялся напевать приставучую мелодию, когда понимал, что кое-кому скоро крышка.
– Плохие парни, плохие парни, что ж вы сделаете, когда я за вами приду…

Что?

Уилл Смит просто отпаден в том фильме. (П.п.: фильм «Плохие парни-2».)

Поездка до «Бараньей головы» прошла в тишине. Впервые я не включил музыку, погружаясь в неё.

Мне нужно было подумать.

Если не жена мэра убила Лорен, то кто бы это мог быть, и я мысленно составил список.

Возможно, мэр, однако он крупная шишка, вряд ли он стал бы марать руки.

Малдон – сомнительно.

– Ньютон – очень даже, бля, вероятно.

Аро…

В этот момент меня подрезал полуприцеп, и мне пришлось вильнуть в сторону, чтобы не переехать группу чёртовых панков, которые переходили улицу в неположенном месте в центре, чёрт его дери, Аннаполиса.

– Блядь.

Остановившись, я выдохнул, потому что эта ситуёвина едва не вызвала у меня инфаркт.

Я посидел несколько минут, ожидая, пока моё чёртово давление вернётся в норму, затем добрался до «Бараньей головы».

Врубив на полную мощность музыку.

Ненавижу опаздывать по одной-единственной причине.

Парковка.

Деловой центр Аннаполиса не самое просторное место, так что если вовремя не припарковаться у «Бараньей головы», то придётся оставлять машину в жопе мира.

Вот мне и досталась жопа.

Когда я добрался до бара, я был не просто модным опоздуном, а опоздуном-засранцем.

Особенно когда речь идёт о вечеринке в честь повышения моего брата.

По пути я взлохматил волосы, сканируя помещение взглядом в поисках Свон, – похоже, я мельком видел её каштановые волосы в задней части бара.

Рядом с уродом Ньютоном.

– Ебать не встать. Ну что, понеслась?
Вздохнув, я нашёл Эмметта с Роуз, мамой, Элис, Джаспером и папой.
– Меньшее из двух зол, – прошептал я, обдумывая, куда наведаться в первую очередь.

Извини, Свон, сегодня ты в пролёте.

Сначала я прошёл в бар: посмотрим правде в глаза, народ, мне нужно выпить.

Людей было пруд пруди, но Деметрий меня увидел и кивнул, протянув мне стопку «Патрона».

Он уже собирался отойти к другому клиенту, когда я стукнул рюмкой по стойке и жестом попросил его дать мне целую бутылку, что он и сделал, и затем я направился к своей семье.

Пока я топал к ним, Свон перекинула волосы через плечо, смеясь. Она ржала над словами Ньютона, как будто его чуши можно верить. Это ж какую такую хуйню нёс Ньютон, что можно истолковать как забавное?

Но я отвлёкся.

Свон встретилась со мной взглядом, и в моей груди аж всё загорелось.

Эти грёбаные глаза… светились, и это не я, упырь этакий, причина такой реакции.

Не говоря уже о том, что сегодня Свон обрядилась в кожу.

Ебать. И меня заодно.

К концу вечера Эдди-младшенькому тоже понадобится «выпивон».

И чё мне делать – улыбнуться в ответ?

«Свон, приветики, приятно видеть, что ты классно зависаешь с моим чёртовым врагом».

Не-а, этой хрени не бывать. Я отвёл взгляд, пройдя в львиное логово.

– Поздравляю, Эм, – я поднял стопку с текилой, поздравляя брата.

Что сказать: полученные мной взгляды варьировались: «святая срань, он появился» (Эмметт); «чем он думал, когда надел это?» (Элис); облегчение (Джаспер) и не пойми что (мой папаша).

Сплошной позитифф.

Я начинал подумывать, а не присоседится ли к Свон.

– Эдди! Ты пришёл, мужик!
Эмметт стиснул меня в объятиях. Он явно пил, так что я спустил на тормозах его комментарий, вяло обняв в ответ.
Я до сих пор сердился, что на днях он спугнул моего единственного сотрудника.
– Хорошо, что ты пришёл, Эдвард, – саркастично проговорил отец.
– Дел по горло, пап, не знаю, что ещё тебе сказать. Я пообещал и пришёл.
Мы сцепились взглядами в типичной гляделке: я не хотел, чтобы отец думал, будто может третировать меня, а он пытался испугом заставить меня вести себя вежливо и учтиво.
Мама прервала наш зрительный спарринг, поцеловав меня в щёку, и спросила:
– Где твой шарф, Эдвард? На улице морозно.
Ах, тот самый шарф.
– Мам, чёрт возьми, я взрослый мужик, я больше не ношу шарфы.
– Следи за речью, Эдвард.
Мама осадила меня, и я немедленно пожалел о сказанном.
– Извини за богохульство, ма.
Она приложила ладонь к месту своего поцелуя и улыбнулась.
– Тебе нужен шарф, Эдвард. Я свяжу тебе ещё один, если ты потерял тот…
Я прервал её:
– Он дома, ма, успокойся, я просто забыл его.
– Беллз!
Эмметт проревел, а я охуеть как напрягся всем телом. Я даже не заметил, как она подошла к нашей тусовке, что мне не свойственно. Обычно я чуял, когда Свон находился поблизости от меня в одном помещении.
– Мои поздравления, Эм, – широко и тепло улыбнулась ему Свон.

Я избегал зрительного контакта, не желая знать, с ней Ньютон или нет, одна ли она. Однако Свон обняла Эмметта, затем Элис с Роуз.

Одна.

– Привет, Каллен.

Свон явно не знала, как обращаться ко мне на публике. Мы ж, чёрт подери, не в моей постели – к несчастью.

Кивнув, я буркнул «Свон», берясь за вторую рюмку моего любимого друга, «Патрона». Пару раз я оценил взглядом её чёртов прикид, вспоминая сообщение, присланное ей вчера.

– Ты явно не развратничаешь сегодня, – она глянула на мою бутылку.

Тогда-то я и заметил взгляды окружающих.

Эм не шевелился, метая взгляды то на меня, то на Свон. Роуз выгнула бровь в ожидании скандала, Элис смотрела на меня а-ля «пожалуйста, не натвори глупостей», а Джаспер наверняка хотел хлебнуть моей текилы.

Неловко, да?

Мама с папой удалились, и я, наконец, ответил брюнетке:

– Я не играю в игры, Свон. В противном случае я был бы полицейским, – я подмигнул Эму. – Верно, Эм?
– Не начинай, Эдвард, – он хлебнул своего пойла.
Я вскинул руку.
– Разумно. В конце концов, мы празднуем твоё… повышение.
Я ухмыльнулся: вот ведь шутка, а? Вероятно, это часть плана мэра, чтобы отвести внимание от себя.
– И что же, блядь, это должно значить, братан? – нахмурился он.
– Знаешь что? – я отпил текилы. – Ничего, я счастлив за тебя, Эм.
Я хлопнул его по плечу.
– Вы же меня извините? У меня свидание с этой бутылкой вон в том углу… – указал я и покосился вглубь бара.

Я покинул наш междусобойчик и прошёл к кабинке, на которую положил глаз.

Я плеснул себе «Патрона», а затем ко мне присоединилась опизденно сексуальная красотка, которая треснула рюмахой по столику и выжидающе изогнула свою идеальную бровку.

– Разве твой хахаль не ждёт тебя, Свон?
Я плеснул нам выпивку.
Свон оглянулась, затем посмотрела на меня:
– Пока ему хватает своих дружков.
Она мастерски опустошила рюмку, поставив её на стол.
Бля, но член у меня тверже…
А это вообще важно? У меня всегда стоит на эту женщину.
– Так ты расскажешь мне, почему ушёл по-английски?
Я снова налил нам горячительного.
– Не-а.
Я поднёс рюмку ко рту, запрокинул голову – чистый алкоголь обжёг мне горло.
– Ладно. Тогда я не скажу, что выяснила вчера.

Туше.

Крыть мне было нечем. Я просто улыбнулся брюнетке. В итоге она всё равно выложит мне. Не удержится.

Я вновь наполнил наши стопки.

– Так, что там за история с шарфом?

Свон схватила пригоршню крендельков из миски на нашем столике, напоминая о навязчивой идее моей матери.

Я вздохнул, сомневаясь, стоит ли говорить ей, но похрен, почему бы и нет.

Я покрутил рюмку в руках, тело постепенно немело, затем я плеснул ещё одну, пока Свон с минуту держала в руках свою.

– В детстве мама вязала нам с Эмом шарфы каждую чёртову зиму. Обматывала этой хренью мою шею, да так туго, что, выходя на улицу играть, я думал, что задохнусь. Отсылая нас на улицу, мама приговаривала: «Мама вас там не согреет и не защитит, так что носи шарф».
Я засмеялся, вспоминая, что даже тогда считал забавным мысли моей мамы, будто я не смогу позаботиться о себе.
– Я носил этот шарф, поскольку мама напряглась, пока вязала эту штуку, а я не хотел обидеть её. Эмметт был сообразительнее: при ней он шарф носил, снимая его и убирая в карман до встречи с друзьями. А Элис никто не напрягал с шарфами: она девчонка, им положено их носить.
К тому же уже тогда Элис была гуру моды.
– Я же? – Нахмурившись, я тряхнул головой. – Нет, я был идиотом, который с гордостью носил этот шарф. И каждую зиму пацаны, с которыми мы тусили, надирали мне зад, обзывая маменькин сынком, и я шёл домой без шарфа и с подбитой губой.
Свон выпила, забрала у меня бутылку, наливая себе ещё, внимательно слушая историю, которую я рассказывал по памяти, и смотря на меня как чёртов Ганди.
Я кинул на неё странный взгляд и продолжил:
– Как бы там ни было, мама спрашивала меня, что случилось с шарфом, а я всегда придумывал историю: то находился человек, нуждающийся в нём больше, чем я, то, должно быть, шарф упал во время игры. Тогда меня отсылали в комнату без ужина за утерю шарфа.
Я осушил ещё рюмку.
– Каждый год двойной облом.
Свон облокотилась о стол, подперев щёку ладонью.
– Когда я уже собирался выпускаться из академии, мама дарит мне коробку, и там связанный ей чёртов шарф с запиской «Потому что некому будет согреть и защитить тебя».

В глазах Беллы навернулись слёзы, капелька упала ей на лицо.

Я выдохнул и уставился на свою маму. Она смеялась над фразой Карлайла.

Мои глаза пощипывало, что тоже мне не свойственно. Никогда. Так что я херакнул рюмкой по столу и прогнал сентиментальные мысли.

– Ирония в том, что сейчас я защищаю людей, и уже очень долгое время никто не надирал мне зад.
Я наклонил стопку в сторону Свон.
– Кроме тебя, разумеется.
Свон улыбнулась, сглотнула смешок.
– А я скучаю по твоей семье.
Фыркнув, я осушил ещё одну рюмку.
– Может быть. Может, я скучаю по тому, что однажды, как думал, имел.

Свон притихла, а я гадал, какой следующий вопрос выскочит из её рта. Бросьте, мы ж о Свон говорим.

Я оглянулся по сторонам, в частности на Ньютона, который по-прежнему хвастливо тёр за жизнь со своими дружбанами, и мне в голову пришла мысль.

Сощурившись на Свон, которая прикусывала губку и пялилась на меня, я понял: идейка что надо.

– Хочешь зависнуть со мной ненадолго?

Я кивнул на чёрный выход, который вёл переулок за баром.

Она посмотрела, куда я показывал, увидела дверь, затем снова перевела взгляд на меня, подвергая сомнению вышеописанную идею.

Я улыбнулся, взял девушку за руку, в другую – бутылку «Патрона», потянул Свон на себя и повёл нас к чёрному выходу.

– Каллен…
– Замолчи, Свон, доверься мне…

Она проследовала за мной, поскольку знала меня и что я не убью её и не наврежу.

Когда мы вышли на холодный ночной воздух и дверь захлопнулась за нами, я испытал дежавю с той грёбаной вечеринки мэра, улыбнулся, глубоко втягивая морозный воздух, и повернулся к Свон.

– Что мы тут…
Свон не договорила, так как я уже прижал её к кирпичной стене.
– Может, сегодня ты с Ньютоном, Свон, – начал я, прижимая её к стенке, несколько раздражённо смотря на девушку. – Но думать ты будешь о моих ладонях на своём теле, – я поцеловал её, – в своём теле.
Я переместил губы на её шею и чуточку прикусил.
– …И ты запомнишь, что я единственный, кто заставляет тебя неистово кончать.

Я жёстко поцеловал её снова, проскальзывая языком ей в рот, где её язычок охотно встретил мой.

Свободной рукой я схватил её за загривок, притягивая для более глубокого поцелуя, что Свон мне позволила, хватаясь за мои джинсы, чтобы уделать меня.

В чертовски многих смыслах.

– М-м-м, я соскучилась по тебе.

Свон простонала мне в губы, когда я отодвинулся глотнуть текилы.

Мы едва держались на ногах, а Свон томилась жаждой, так что я поднёс бутылку к её губам и наклонил.

Текила полилась в рот Свон, которая поймала мой взгляд, выпивая остатки «Патрона», и я опустил бутылку, смотря в глаза девушке.

– Можешь опустить её, Каллен. Тебе понадобятся эти пальчики.

Свон ухмыльнулась, а я зашвырнул бутыль в мусорку.

Потому что, бля, дама чертовски права.

Я снова поцеловал Свон, освободившейся рукой находя молнию её куртки и ведя её вниз, открывая вид на такой же кожаный лифчик. Я зашипел: чёрт меня дери, мне захотелось закинуть Свон на плечо, отвезти домой и отыметь её по-пещерному.

– Скажи мне, что намарафетилась так не для Ньютона, Свон, – я мимолётно провёл пальцем по её коже под лифчиком.

Глаза брюнетки закрылись, она позволила моим рукам нежно блуждать по её груди, – кожа Свон покрывалась мурашками в местах моих касаний.

Пипец какой я молодец.

– Ньютон думает, что ему, вот, что важно, – прошептала она, расстёгивая мои джинсы.
Я поймал запястье Свон, останавливая её, хотя не мне надо было напоминать, кто с кем сегодня был.

Свон сегодня со мной.

Её глаза открылись, в них читалось лёгкое разочарование, как по мне, но я улыбнулся девушке и оплёл руками её талию, принимаясь за молнию сзади её кожаных штанов.

– Не самый удобный прикид для наших манипуляций, Свон. Однако я исполню свой долг.
Я поцеловал Свон в шею, рукой заныривая под край брюк, скользя вперёд к её…
Блядь, да.
– Господи ебучий Иисусе, Свон… – прохрипел я на ухо ей.

Во мне говорила текила, а в сочетании с горячей, мокрой вагиной Свон у меня едва не сорвало крышу.

Дыхание девушки участилось, она чуть сменила позу, пытаясь облегчить мне задачу.

Ясно как день, что она изнывала по этим пальчикам так же, как они по её лону.

Погружаясь пальцами в неё, я целовал Свон, не сильно крепко, но и не привольно обвив рукой её шею, поглаживая большим пальцем её подбородок.

Её руки нашли пристанище в моих волосах, несколько грубо дёргая за них, но я дал Свон вольную: она ж ведь кончает от игрищ с пальцами.

– М-м-м.

Я простонал девушке в рот, поскольку чем глубже мои пальцы входили в неё, тем влажнее она становилась и сильнее тёрлась об них, отчего Эдди-младшенький твердел сильнее, чем бриллиант Хоупа. (П.п.: бриллиант весом в 45,52 карата тёмно-сапфирового цвета.)

Однако на поебушки не было времени.

Я скручивал, изгибал и вталкивал пальцы, наблюдая за довольным лицом Свон.

– С кем ты сегодня, Свон?
– С тобой, – выдохнула она.
– Кого ты потом оттрахаешь?
– Только тебя.
– Чертовски верно.
Я целовал её губы, шею, грудь, даже временами втягивал соски в свой охочий до петтинга роток, а Свон время от времени постанывала.
– Что тебе нужно, Свон. Скажи мне, – прошептал я на ухо ей.
– Не переставай, – она запыхалась и крепко зажмурилась, – пожалуйста, не переставай.
– Не переставай делать что?
Блядь, да я ж прям щас в штаны струю пущу.
– Не переставай желать меня.

Чёт я странненько себя ощутил. По чесночному такому чесноку, в мою голову такая мысль даже не забредала.

Не желать Свон или не нуждаться в ней.

Как порой можно быть такой дурой?

Я засмеялся:

– Свон, блядь, такого не случится, – я стал тереть её клитор большим пальцем, сильно надавливая на него и моля: – Кончи для меня.
– Дерьмо, – наконец выдала Свон.
Мы уже на финишной прямой.
– В любую секунду кто-то может выйти сюда, Свон… – Дыхание девушки сбивалось. – Может, даже Ньютон. Ты же не хочешь, чтобы этот смазливый мальчишка застал, как тебя трахает пальцами психопат, так ведь?
– Каллен… я…
– Ш-ш-ш-ш… Мы же не хотим испортить твоё прикрытие, детка.
Я напомнил Свон, мягко целуя её под мочкой уха, чтобы она не отвлекалась, кончив от мысли, что я по-прежнему злюсь на этот счёт.
– Святые… – выдохнула она.
Я же ускорил круги вокруг её клитора, сильно давя на её точку джи, и наконец-то…
– Ебать. Господи. Эдвард.

Вот оно.

Моё чёртово имя.

Не Ньютона.

– Хорошая девочка.

Я похвалил Свон, когда она отошла от кайфа, и вытащил пальцы из её охуительных кожаных брюк, тяжело дыша.

Я склонил голову ей на плечо, запуская руки ей за спину, застёгивая брюки, затем целуя в плечо и отстраняясь, затем надевая на неё куртку.

– Мне нужно вернуться раньше тебя.
Свон прикусила губу.
– Да, думаю так, – ответила она.
– Никто не видел, как мы выходили вместе, но стоит кому-то увидеть наш совместный приход, как ты труп.
Она перекривила рот.
– Каллен…
Я ухмыльнулся ей.
– Позже, Свон. Просто запомни: может, сегодня ты и уйдёшь с Ньютоном, но именно в моей чёртовой постели ты потом окажешься, поняла?

Она кивнула, затем я поцеловал её напоследок, открывая дверь и юркая в толпу многолюдного бара, возвращаясь к Эму и своей семье, напиваясь и классно проводя время.

По пути я миновал Ньютона, который остановил меня.

– Каллен, ты видел Беллу?
Её имя, проговорённое им, едва не заставило меня тут же уложить его на пол.
– С чего мне видеть её? Она ведь с тобой, не так ли?
– Мне померещилось, будто она говорила с тобой, – горько произнёс он.
– Мы ж ведь дело расследуем, Ньютон. Я не держу Свон на чёртовом поводке, – уведомил я Ньютона, затем для виду добавив: – Это твоя работа.

Я пошёл прочь, заметив, что Эм видел меня входящим в бар с чёрного хода. Затем его взгляд переместился к Ньютону, брат заметил нашу незначительную конфронтацию, когда я ощутил, как Ньютон тянет меня назад – закончить разговор.

– Не смей так говорить о ней, Каллен, понял?

Ладно, народ, помимо того, что как-то совсем, бля, странно, что Ньютон ощетинился и вдруг так озаботился Свон, я должен подметить, что он опять распускал со мной руки.

Однажды я уже спустил это на тормозах.

А это не хухры-мухры для меня.

Так что я саданул ему.

Прилично.

Ньютон упал на стену, а его дружки поймали его, пока я тряс рукой.

– Не дайте ему упасть, парни, вы же не хотите, чтобы он повредил свой драгоценный зад, – съехидничал я.
Ребята выровняли его, Ньютон пошёл на меня, когда внезапно две ручищи влезли между нами. Одна оттолкнула Ньютона, другая за шею пригвоздила меня к стене.
– Отъебись, Эм… Я могу…
– Завали пасть, Эдвард, зачем ты это творишь, мужик? – Прямо мне в лицо, бля, сказал братец. – Каждый долбаный раз, как я вижу тебя в обществе этого парня, я должен уберегать тебя от совершения глупостей.
Я указал на Ньютона:
– Он тебя подставляет, Эм. Почему ты его защищаешь! – выплюнул я.
Будь что будет. Да насрать мне, что вылетает из моего грёбаного рта.
Эм вопросительно посмотрел на меня, а Ньютон спрятался у него за спиной. С минуту на его лице царила паника, затем, собравшись, он полез на рожон.
– Да он пиздит, Эмметт, ты знаешь это.

Ньютон заржал, будто я шут гороховый, о котором сплетничал весь их участок, а я пытался выпутаться из хватки Эма, чтобы задушить Майка.

К тому времени Свон вернулась в бар, оставаясь на втором плане; на лице девушки застыл ужас, что она пропустила начало заварушки и была не в силах остановить её.

Я глянул на Эма и открыто заявил ему:

– Этот еблан подложил кокс в твой «крузер», Эм. Я видел это.
– Он лжёт! Пошёл ты, Каллен! – закричал Ньютон.
Взгляд Эмметта метался между мной и Ньютоном, а в его глазах я снова увидел разочарование. Я его братец-бузила.
– Ты о чём, Эдвард?

Отец помогал моей маме надеть пальто: они уходили.

Прелестно.

Джазмен терпеливо ждал, готовый уложить хрена, если мне потребуется; Роуз с Элис, будучи не в теме, немного попятились. Элис держала руку на телефоне. Вероятно, готовилась набрать 911 и прекратить драку полицейских, которая вот-вот должна была начаться.

Ирония восьмидесятого уровня.

Поржать бы.

– Я не лгу, Эм. Ньютон подкинул кокс в твою патрульную машину.

Я выдавил из себя, поскольку брат стискивал моё горло.

Свон сделала несколько осторожных шагов в нашу сторону. По её глазам, молящим меня утащить её в кровать и вытрахать ей мозг, было ясно, что она готова прийти мне на помощь, защитить меня, сказать Эму, что видела, как Майк положил кокаин в машину Эмметта, но если она хочет и дальше вытаскивать из Ньютона инфу, то не посмеет.

Так что я проорал ей:

– А тебя какие черти принесли сюда, Свон? Сейчас всем плевать на твоё мнение.
У неё отвисла челюсть, как и тогда, когда она готова послать меня лесом, а я выпялился на неё, подначивая. Ну просто идеальный скандал.
К сожалению, толкнуть речугу ей не удалось, так как опять встрял Ньютон.
– Не говори так с ней, Каллен! – прокричал он.
– Как хочу, так и говорю, Ньютон.
Эмметт убрал руку с моей шеи, и на долю секунды я смутился: неясно, он разукрасит мне лицо за подобные выступления в адрес Свон, за «ложь» или ещё за что-нибудь.
– Ты знаешь, каков он, Эм, – разозлился на меня Ньютон.
А в глазах Эмметта промелькнуло понимание.
– Да, знаю, – Эм сжал ладонь в кулак и дал Ньютону по морде.

Тот рухнул как подкошенный.

Ебануться.

Мы с Эмом переглянулись, но не успели мы и словом перемолвиться, как дружбанчики Ньютона навалились гурьбой, и понеслась кривая в щавель.

Я мельком увидел, как Джаспер быстро проговорил что-то Элис с Роуз, затем ринулся в бой, устраивая тёмную уёбку, который запрыгнул на Эмметта сзади и попытался уложить его со спины.

Никто не мог уложить Эмметта, за исключением меня; так что ребятам остаётся брать того измором и многочисленным заходами, так что за брата я не волновался, чего не скажешь о себе.

Или за Свон, которую не видел в кутерьме из кулаков и ног, обрушивающихся на меня.

Я принял на себя несколько сильных ударов, однако меня не завалить девчачьим ударом, так что я достойно отвесил пару тумаков спереди и сбоку, хорошенько надрав зад этим поебенцам.

Ньютон очнулся, изолировал меня, чему я был только рад, и мы продолжили кулачный бой.

– Настал час научить тебя уважению, Ньютон. Ты ведёшь грязную игру, а в таких не выигрывают. Поверь мне, – я ударил его с разворота.
Он блокировал удар и развернулся, заходя с другого бока, пытаясь заехать ногой мне в голову, но я отмахнулся от него, как от мухи.
– Ты не прав, Каллен. Это ты не на той стороне в этой борьбе, а я – тот парень, что тебя угрохает.
Он снова замахнулся, а я снова блокировал удар, исподтишка треснув ему в челюсть, не успел тот очухаться.
– Блядь! – выплюнул он, умудрившись наехать на меня.
– Разошлись.
Пригрозил знакомый сексуальный голос, и посреди замаха я развернулся, наткнувшись на целившийся в меня пистолет Свон.
Во второй, чёрт его дери, раз за наше знакомство.
– Свон, какого хуя?
– Не давай мне повод вновь уложить тебя на лопатки, Каллен, – сузив глаза, она стояла в позе. – Ты такой нахал, думаешь, все преклонятся пред твоим величием. Поразмысли-ка чуток.

Я бы проигнорил эту реплику и ударил Ньютона, но затем услышал щелчок курка: Свон готовилась подстрелить меня.

Я замер соляным столбом, но, к несчастью, Ньютон нет, нанеся мне отстойный удар, затем обратившись к Свон:

– Пошли, детка, полиция уже на подходе. Нам не захочется быть здесь, когда они прибудут, поверь мне.

Детка?

У меня набрался полный рот крови, и я сплюнул, наблюдая за уходящей парочкой.

Ньютон приобнял её за талию, а Свон смотрела на меня, убирая пистолет в кобуру. Я не смог разобрать её взгляд: боролся с головной болью в висках.

Ебаться-сраться.

Это что ещё такое?

Свон теперь дружит с Ньютоном?

Мне не удалось додумать эту мысль, поскольку, несмотря на утихающую потасовку, прибыла полиция Мэриленда и стала качать свои права.

Джаспер ушёл вместе с Элис, чему я, по правде, был чертовски рад, – в последнюю очередь мне хотелось, чтобы о Джазмене остались записи в базе данных полиции.

Спустя час расспросов и улаживания ситуации Эмметтом никого не арестовали и никого не выкинули из полиции.

Пока что.

Когда место опустело, мы с Эмом вывалились наружу, упав навзничь на тротуар, чтобы остынуть после этой перепалки.

Не знаю как и почему, но я не сомневался, что, мать вашу, вина будет на мне.

Стоит уже привыкнуть.

Верно?

А Тане придётся высоко оценить мои «старания». Может, я даже получу поощрение, раз на этот раз мы с Эмом были по одну сторону баррикад.

Мы лежали, восстанавливая дыхание, и я наконец-то заговорил – по чесноку, друзья мои, я был счастлив до хуя возвращению старины Эма.

– С возвращением, Эм.
Он хохотнул:
– Мужик, завтра мне влетит по первое число.
Он сел глянул на Роуз, которая ждала его в полураздражённом и полувозбуждённом состоянии, и спросил меня:
– Почему ты не сказал мне, Эдвард?
Он говорил не о нашем братском воссоединении. О кокаине, подкинутом Ньютоном в «крузер» Эмметта.
– Не думал, что ты поверишь мне, – я всё лежал на спине, уставившись в небо, избегая встречаться взглядом с Эмметтом.
Это навеяло мне воспоминание, когда детьми мы разбивали лагерь на заднем дворе и притворялись, что затеряны среди джунглей и должны найти обратную дорогу по звёздам.
Порой я хотел найти такую же дорогу домой.
– Что ж, теперь у нас всё в ажуре в этом плане, братан? – поинтересовался Эмметт.
Наконец я сел и ответил ему:
– Да, в ажуре.
Мы стукнулись кулаками, и Эмметт сказал:
– Хорошо, потому что если я буду каждый раз ввязываться в драку, чтобы подстраховать тебя, то скоро останусь безработным.
– Я могу устроить тебя на работу, – засмеялся я. – Ты был бы мальчиком на побегушках у Сета.
– Пошёл ты, Эдвард, – отшутился Эмметт.

Я же говорил на полном серьёзе: я выручу его, он мой брат.

Он ушёл с Роуз, Деметрий закрыл бар и попрощался со мной, а затем внезапно я остался один.

Знаю, романтикой тут не пахнет, верно?

Обняв руками колени, я посидел немного на тротуаре, оглядываясь по сторонам, – вдруг моя подруга на красной «феррари» ошивается поблизости, но никого не оказалось.

– Если это ты, Джесс, какого хрена ты творишь? – прошептал я.

Всё не сходится. Либо она жива и точит зуб на меня за мою ошибку, о которой я без понятия, либо она мертва, и кто-то…

Дурачит меня.

Хорошо, только зачем это кому-то?

Может, я близок к раскрытию дела Джесс, и поэтому некто хочет свести меня, бля, с ума, чтобы я не смог его вычислить.

Через все эти события красной нитью шла причастность мэра, а я, чёрт подери, пока что не мог ничего доказать.

Как, впрочем, и мотив.

Нафига ему путаться с «Арроу шиппинг»?

Встав, я, прихрамывая, зашевелил копытами к своей машине.

– Дерьмо, – пробурчал я, разминая шею и, потянувшись, потирая плечо другой рукой.
– Ньютон по уши в дерьме, а Свон по самые уши в…

Язык не поворачивался это сказать. Сегодня выяснилось, что она не так уж ненавидит этого парня. Какого хрена? С чего это «не давай мне повод вновь уложить тебя на лопатки»?

Я вздохнул.

Тяжко.

Я выдохнул, ненадолго задерживая дыхание, горя желанием задохнуться от скопившегося вокруг меня дерьма.

Вдохнув, я, в конце концов, добрался до машины, рванул домой, где сто лет уже не был, чтобы перебрать возможные теории творящейся хуеты.

Приехав домой в целости и сохранности, даже не получив неодобрения со стороны копов, которые могли рыскать поблизости, я застал щенка спящим у двери и нагнулся почесать его за ушами.

Он на минуту поднял голову, затем опустил её, тяжело фыркнув.

– Ты тоже, Брут?

Я отпер дверь, поглазев на свои метки, которыми не заморачивался последние пару дней.

Я скинул своё барахло и принялся размышлять вслух:

– Даже если Джесс вовлечена во всё это, стопудово она делает это намеренно.
Я уселся на диван, достал свою гитару, натренькивая мелодию, которую сочинял в последнее время.

Чуть позже я заслышал шум снаружи, отложил гитару и пошёл проверить.

Открыв дверь, чтобы выяснить, что за нах происходит, я застыл истуканом – я тут слегка в шоке.

Шоколадно-карие глаза Свон смотрели на меня а-ля «ты мне нужен, а то у меня башню снесёт», и я не мог злиться.

Уголки губ девушки чуть приподнялись, она скривила рот, её взгляд метнулся вниз, затем вверх.

Ну и что мне, бля, делать, люди? Дать ей от ворот поворот?

Этого нам не предсказывали.

– За тобой был хвост? – поинтересовался я.
– Нет.

Я распахнул дверь, Свон миновала меня, пересекла гостиную, идя по коридору.

К моей чёртовой кровати.

Я закрыл дверь на замок, последовав за ней.

Не важно, надувают её, или она дурит меня, я просто должен овладеть ей.




Всем привет. :) Герои уже вовсю празднуют, хоть и по-своему. :D Я также хочу поздравить вас с Рождеством №1, наступающим Новым годом и Рождеством №2. Пусть новый год принесёт вам только хорошее, даст исключительный и яркий опыт, а также поможет в осуществлении заветных мечт и планов. ^_^

А пока что жду ваших впечатлений и отзывов тут и на форуме. ;)




Источник: http://robsten.ru/forum/63-2003-18
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Renessaince (27.12.2015) | Автор: перевод Rara-avis
Просмотров: 370 | Комментарии: 10 | Теги: детективы Свон и Каллен, феррари, заговор, Джессика | Рейтинг: 5.0/6
Всего комментариев: 10
avatar
1
9
Спасибо!
avatar
0
10
Пожалуйста. lovi06015
avatar
1
7
Спасибо lovi06032
avatar
0
8
На здоровье. lovi06015
avatar
1
5
avatar
0
6
Спасибо за такую красоту. lovi06032
avatar
1
3
Спасибо за главу!
avatar
0
4
На здоровье. lovi06032
avatar
1
1
супер good вот так погуляли  good спасибо good
avatar
0
2
Хоть нормальная гулянка без подвыподверта. fund02002
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]