Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Edward Cullen, Dick for Hire. Глава 17. Секс, ложь и управление гневом
Gorky Park – I’m going Down

Секс, ложь и управление гневом


Свон

Нелепость какая.

– Я не собиралась стрелять в тебя, ёпрст.

Я сказала Каллену, когда мы стояли в противоположных концах его спальни. Он и словом не обмолвился, напряжение между нами было ощутимо, но, чёрт возьми, он впустил меня к себе, поэтому предположу: он не настолько зол на меня из-за того, что я нацелила на него пистолет в «Бараньей голове».

Во всяком случае, это было для показухи.

Господи!

Он что, не знал этого?

– Ты ведь могла дурить меня.

Каллен рывком избавился от рубашки, которая упала на пол. Он саркастично фыркнул, а у меня в животе, несмотря на гнев парня, опять возникло то самое чувство.

Да, на задворках сознания, я понимала, что случится дальше.

Секс с Калленом.

Неизведанные мной ранее оргазмы.

Боже, как же он хорош в одних джинсах.

Всё-таки я не могла удовлетворить его тем, что Каллен почти владел мной, не могла прогнуться под него, чтобы точно понять, какой эффект он оказывает на меня, а вот поругать Каллена стоило.

Я закатила глаза: временами он бывал чувствительным.

– В самом деле, Каллен, хватит строить из себя ребёнка.

Я раздосадовалась, стоило слову слететь с моих губ, и частично я пожалела об этом, но взгляд Каллена того стоил, став… животным. Рада, что он поддался этим эмоциям.

Я постаралась не улыбаться.

Он перестал раздеваться, чёрт его дери, и с минуту меня одолевали сомнения.

Каллен смотрел в стену, сдвинув брови, будто ослышался. Затем парень посмотрел на меня:

– Свон. Ты, бля, только что назвала меня ребёнком?

Морщинка меж его бровей углубилась, и я тоже прекратила раздеваться, ища взглядом пути отхода в случае необходимости.

Я принялась объясняться, нервно посмеиваясь:

– Каллен, я лишь сказала…

Он зашагал ко мне, подхватывая по пути свой кольт с комода.

Он вертел его в руках.

– Лишь сказала? – Он осмотрел пистолет, проверил магазин на наличие патронов. – Может, будь ты на моём месте, Свон, так бы не реагировала.

Я сглотнула, когда он опустил пистолет к бедру, сокращая между нами разрыв.

Иногда я сомневалась в здравом уме Каллена.

Ещё как сомневалась.

– Что ты делаешь?
Мой голос повысился на пару октав.
Может, на все три.
– Может, мне необходимо арестовать тебя за незаконное наведение ствола на чертовски законопослушного гражданина, – холодно проговорил Каллен, приближаясь ко мне.
Не понимаю, как ему всегда удавалось лишать меня дара речи, но я поднапряглась, силясь выровнять дыхание, а не умолять Каллена отыметь меня как ему угодно и где угодно.
Во все времена.
– Едва ли тебя можно счесть законопослушным гражданином, Каллен, – я выгнула бровь, отчаянно стараясь не пялиться на его пистолет в одной руке или на другой его «пистолет».
– Да-а? – Каллен чуточку усмехнулся.

Достаточно, чтобы я увлажнилась, недостаточно, чтобы я кончила.

Ебать.

Да. Определённо ебать меня.

Каллен засунул кольт сзади в джинсы, ловя мои запястья по одному и заводя их мне за спину, прижимая нас к стене и всматриваясь мне в глаза, будто размышляя, поцеловать меня или убить.

Мне померещилось, что я ощутила его сердцебиение.

Меня трясло.

Немного.

– Не натвори глупостей, Каллен, я при желании ещё могу уложить тебя, – в очень грустной попытке казаться уверенной пробурчала я.

Я в шутку пыталась вырваться из его захвата.

Мне нравилось, когда Каллен так делал.

– По одному запрещённому приёму на человека, Свон. Тебя с Ньютоном это теперь объединяет.

Стоило фамилии Майка слететь с губ Каллена, как в его глазах мгновенно проступил яд, будто он хотел кому-то навредить.

Надеюсь, Ньютону.

Из-за открытого топа и рук за спиной моя грудь выпятилась, а Каллен перехватил мои запястья рукой, снова выудил кольт, вставив его в ложбинку меж моих грудей, безотрывно наблюдая за процессом.

Бля, если я не настолько мокра, что чуть не затопила нас обоих в спальне Каллена – в первые за всю историю.

Я задышала чуть тяжелее от предвкушения, рождаемого во мне Калленом. Жаль, я не читала его чёртовы мысли, так как взгляд парня убивал меня страстью.

Эдвард облизнул губы, взглядом блуждая к моей груди, засунул пистолет за край лифчика, таща его вниз и обнажая мой сосок, болезненно отвердевший.

Каллен прижал прохладную сталь к моей чувствительной коже, и я втянула воздух в шоке от ощущений.

Приятно.

Хочу большего.

– Ну и каково, когда пистолет прижимают к тебе, Свон? – кипел Каллен.
Я хотела заговорить, но Эдвард не ждал моего ответа, склонив голову и проведя языком по моей груди, вбирая сосок в рот, а я наблюдала за парнем с приоткрытым ртом, желая, чтобы он прикусил его, хотя бы чуточку…
Да.
– М-м-м, – простонала я, закатывая глаза.
На большее меня не хватило. Затем я проворчала «неплохо», на что Каллен улыбнулся мне в грудь.
– Что же я хочу сделать с тобой прямо сейчас… – прошептал он, пропутешествовав губами к моей шее.
Я откинула голову назад, жаждая больше его поцелуев, посасываний… укусов.
– Что останавливает тебя?
Я закрыла глаза, ожидая от Каллена действий, о которых мне оставалось только мечтать в этот момент, и которые воспламеняли моё нутро.
– Что ты хочешь? – прошептал он.
Ему нравилось это говорить, и по неизвестной причине мне нравилось делиться с Калленом соими мыслями.
– Ты. Я хочу тебя.
Зубами парень слегка касался моей шеи, будто хотел прикусить и одновременно соснуть крови. Вместо этого поднёс рот к моему уху:
– Ты уверена, что хочешь не Ньютона, Свон? Может, он ублажит твои потребности в пальцах.

Как же Каллен проговорил это… боже.

С минуту я стояла скованной, вспоминая посланные ему сообщения, гадая, неужели Каллен решил, что я предпочту это…

– Ньютон даже близко не стоит к тому, чего хочу я…

Я ощетинилась, сыграв в игру Каллена, выдернув руки из его захвата, одной потирая его член через джинсы, отчего он застонал. Вторую положила ему на плечо, закидывая ногу на пояс, говоря на ухо:

– Эдвард.
– Блядь, – простонал он, падая головой в месте соединения шеи и плеча и жёстко посасывая там.
Ему нравилось целовать меня в плечо, словно посылая мне своеобразный сигнал.
А вот что это за послание, мне пока неизвестно.
– Мне, бля, невыносима мысль, что он лапает тебя, – наконец, выдал Каллен, – обнимает тебя за талию.
Эдвард остановился на моём бедре, ущипнув там кожу.
– Как он зовёт тебя деткой…
Злоба в голосе Эдварда мне не поможет, мне нужен здравомыслящий Эдвард, поэтому я притянула его лицо к себе, заставляя посмотреть мне в глаза.
– Я ни о чём не думаю, когда он касается меня. В противном случае я бы не смогла сделать это, – я крепко поцеловала его.

Наши языки встретились, борясь, когда рука Каллена, державшая пистолет, пробралась мне за спину, где другой он уже цепко держал меня за талию; Эдвард развернул нас, толкая меня на кровать.

Жёстко.

Как только я упала навзничь, Каллен положил кольт возле меня, и я мимолётно глянула на пистолет, а потом снова на парня. Он как бы подначивал меня дотянуться до оружия – я не стала, просто ждала следующего хода Дикварда.

– А вот этим съебаться на хер нужно, – кивнул он на мои брюки, высвобождая пуговку на своих джинсах и спихивая их с себя.

Член Каллена, который частенько тот весело называл Эдди-младшеньким, похоже, враждебно настроен на меня, поскольку Каллен не молол языком, как обычно. Эдвард казался жутко разозлённым – что же его так взвинтило?

Я двигалась как улитка, Каллен, схватив меня за ноги, грубо подтянул к краю постели, вцепился в мои брюки на талии, приподнимая меня над кроватью, тянясь рукой расстегнуть их сзади.

– Я сказал…
Должно быть, я напоминала шокированного ребёнка, но Каллену это не помешало.
– Эти… – Он рванул брюки вниз, и они исчезли с меня, не успела я даже спросить «какого хрена?», договорив: – Прочь.
– Каллен…
– Заткнись, Свон, – велел он.

Он упал на меня, держась на весу одной рукой, другая мгновенно двинулась к моим складкам, и в меня вошли три, блядь, может, даже четыре пальца. Эдвард нависал надо мной, целуя мою челюсть, рот, шею, толкаясь в меня, и я охнула от удовольствия, чувствуя в себе любую его часть.

– Ты всегда, чтоб тебя, болтаешь… – Каллен грубо поцеловал мой подбородок. – Слишком… – Опять шея, чуть ниже за моим ухом. – Чёрт подери. – Прикусил мочку. – Много.

Я просунула руку между нашими телами к твёрдому и готовому члену Каллена; мне донельзя необходимо ощутить его в себе. Я ласкала его, Каллен двигался мне навстречу, не прерывая движения своих пальцев во мне.

– Боже, не могу насытиться тобой, – прошептал он чуть ли не себе под нос. – Почему мне, блядь, всегда тебя мало?
– М-фм!
Я промычала, когда он, скрутив пальцы, задел чувствительную точку внутри меня.
Боже, люблю, когда он такое выделывает.
– Ты мне нужен… – просила я. – Внутри меня, – умоляла. – Пожалуйста.
Эдвард посмотрел мне в глаза, сощурившись, и вытащил пальцы, затем поласкал свой член пару раз, читая мне нотации:
– Вот так хорошо, Свон, проси меня, – закрыл глаза.
– Иисусе, – вроде ни к кому не обращаясь, проговорил Каллен, открывая глаза.
Я думала, он пытается прожечь взглядом дыру во мне.
– Я разбираюсь в людях… – Он приставил член к моему входу. – Я делаю это каждый грёбаный день.
Головка вошла в меня, я пыталась встретиться с его членом на полпути, как Эдвард остановил меня.
– По некой причине я не могу понять тебя.
Я насупила брови.
– Каллен, ты можешь доверять мне. – Тряхнула головой. – Я так же сильно хочу засадить этих парней, как и ты. Не пизжу.

Каллен поджал губы, будто пытался убедить себя в чём-то, затем внезапно поднял нас обоих, задрал рукава моего топа, снимая его с меня, развернул, нагнув меня.

Да.

– Похуй.
Словно сам с собой говоря, Каллен расстегнул мне лифчик, который куда-то упал.
– Ты хочешь, чтобы тебя оттрахали. Здоровская ждёт поебушка.

Дерьмо… это я вслух сказала?

Я стала принимать сидячее положение, попытаться отговорить Каллена от его непонятных планов, но он взял меня за руку, пихнул обратно, другой рукой скользя меж моих бёдер прозондировать почву, так сказать.

Да.

Высокая влажность, Каллен.

Кстати, спасибо, что подсобил.

Не успела я опомниться, как его член жёстко оказался во мне. Охуенно.

– Да, – пробормотала я.
– Да, что, Свон? Да – ты меня поймала на крючок?
Он снова толкнулся в меня.
– Да – ты перевернула мою жизнь вверх тормашками?
Очередной толчок, мощнее предыдущего; Каллен держался за мои бёдра, притянул к себе, наваливаясь на меня.
– Да – ты дуришь меня, как долбаного идиота, которым я являюсь…
Он наклонился вниз, дёрнул меня за волосы, говоря непосредственно мне в ухо:
– Ты смеёшься над этим с мэром за закрытыми дверями?
Мэром?
Сильнее.
– Нет, – выдохнула я на большее неспособна.
– Нет, что? – расчётливо, резко, холодно поинтересовался Каллен.
Толкался жёстче. Глубже.
– Нет, я не дурю тебя, Эдвард, – сдавленно проговорила я.

Эдвард впритирку прижал меня к себе, сел на пятки, разведя ноги в коленях, отчего я раскрыла перед ним ноги. Рука парня скользнула вперёд, кружа по клитору и вталкивая пальцы в меня вместе с членом.

Пот выступил на моих шее и лбу, я дрожала от прикосновений Каллена. Я не понимала, как он мог не знать, что творил со мной.

Неужели его разум настолько извращён или загнан, что не видел мои чувства?

Эдвард поднёс губы к моему уху, и я ощущала его горячее дыхание, которое перехватило.

– Лучше тебе меня, бля, не дурить, Свон, – Каллен поцеловал меня в плечо, вдавливая в него губы, затем поднял голову, – потому что доброты от меня не жди, играя со мной, как с потрёпанной колодой карт.

Он крепко всосал кожу аккурат под моим ухом, и я воспользовалась возможностью высказаться, когда его толчки немного замедлились.

– Эдвард, мне нужно, чтобы ты доверял мне. Ты мне небезразличен…
– Перестань. – Каллен долбил меня, толкая вперёд, отчего я снова облокотилась о кровать. – Не хрена тебе заботиться обо мне, Свон.
А это что ещё за бредни?
– Каллен, какого…
Он оборвал меня, сильнее, глубже входя и выходя из моего тела, а мне всё было мало.
– Последний человек, которому было не всё равно… – Эдвард вонзился в меня, кряхтя, но не договорил.
Я не сдавалась.
– Ну… блядь. – Я застонала, когда Эдвард глубже проник в меня, попадая членом в ранее неизвестные мне места. – Мне не всё равно, Эдвард, думаю я даже…
– Дерьмо! – пробурчал Эдвард, сильно кончая.
Он сильнее прежнего насаживал меня на свой член, падая головой мне на спину, с пару секунд тяжело дыша, пока оно более-менее не нормализовалось.
Он обнял меня рукой, я заговорила, надеясь, что сейчас безопасно говорить.
– Каллен… – со стоном сказала я. – Эдвард…
Уже мягче произнесла я, надеясь, что он услышит меня, а его ярость немного уймётся, но он не ответил мне. Каллен снова развернул меня, укладывая на лопатки, пальцами находя клитор, вглядываясь в меня.
– Кончай. – Приказал он, и я стала закрывать глаза, но Каллен тихо обратился ко мне: – Нет, открой их… Хочу смотреть, как ты кончаешь, детка.

Я повиновалась, а Эдвард продолжил нашёптывать, ныряя пальцами в моё влажное лоно, затем снова растирая мой клитор – иногда мягко, иногда так нежно, что мне казалось, будто я умру, всматриваясь в его зелёные глаза, которые пытались мне что-то донести.

– Господи, – простонала я, наконец, смежив веки, не в силах больше терпеть. – Эдвард.

Я выкрикнула в оргазме, и он поцеловал меня, когда я произнесла ему в губы его имя, что послало трепет по моему телу и дрожь по ногам. Неконтролируемую дрожь, и я почувствовала себя идиоткой, оказавшись полностью во власти Каллена.

Не успела я отойти от эйфории, как Эдвард снова устроился надо мной, проникнув Эдди-младшеньким в меня. На этот раз это было… не знаю, я мне претит использовать подобные слова в отношении Каллена, но, клянусь, действовал он… ласково.

Он аккуратно пропустил пальцы через мои волосы, убирая их с моего лица, и поцеловал меня в лоб, погружаясь и покидая моё тело.

Было так хорошо и правильно, будто мне тут и место.

Во мне.

Всегда.

– Я доверяю тебе, Свон. Вот дерьмо, – выдохнул, мрачнея, Каллен, будто ненавидел так говорить. – Я, бля, доверяю тебе.
Я взъерошила его промокшие волосы, пока Эдвард нежно целовал каждую из моих грудей: вдоль по ключице, к соединению шеи и плеча, вновь ненадолго задерживаясь на плече, под ухом и, наконец, на губах.
– Я рада.
Проговорила я Каллену, когда он отодвинулся, и поцеловала его в шею, где стали проступать мурашки, затем обвила ногами его талию, глубже принимая его в себя, пока наши тела двигались в безупречном ритме друг с другом.
– Де-е-ерьмо, – прорычал Эдвард.
А я ощутила свой второй оргазм одновременно с пиком Эдварда.
– М-м-м-м, – простонала я в унисон с ним.

Закончив, Эдвард посмотрел на меня, запыхавшись, и сдержанная улыбка играла в уголках его губ, но я сделала это за него, исступленно целуя Каллена в его красивые губы.

Прошло несколько минут, пока он успокаивался, а я водила пальцами вверх и вниз по его спине, а он всё нависал надо мной, целовал, позволяя губам говорить то, что, видимо, мы сказать были не в силах.

Я чувствовала это.

Знала, что витало в воздухе.

Моё тело сотрясалось от этого.

И мне хотелось, чтобы оно поглотило меня.

С головой.

Калленом.

Любовью.

Ебануться.

Я не глупа. Я знала, что такое любовь. Хотя это чувство казалось более… всеобъемлющим.

Нутро подсказывало мне, что не время и не место для подобных признаний. Кто знает, как отреагирует Каллен, учитывая, что, вероятно, он считает, будто не заслуживает этих чувств.

Так что я нежно его перекатила, кладя голову ему на грудь, и он рефлекторно прикрыл рукой свои глаза.

Мы просто лежали, я слегка задевала пальцами его живот, а Эдвард дышал, его грудь с каждой минутой всё медленнее вздымалась и опадала, пока в итоге он не заснул.

– Ньютон определённо вляпался в дерьмо, – негромко сказала я, выводя круги на коже Эдварда.
– Он не сказал прямо, только намекнул, что ты покойник и что его страхуют большие бабки. – Каллен тяжко вдохнул и выдохнул, словно выпускал боль из тела. – Он сказал, мэр устал, что ты суёшь нос не в своё дело.
Эдвард убрал руку с лица, переместив на свой бок, а я смотрела на его безупречные черты, – он в полном отрубе, и такой умиротворённый.
– Я не позволю ему навредить тебе, Эдвард, – прошептала я, целуя его руку.

Он бессознательно перевернул нас, крепко прижимая меня к себе, и теперь мы ютились друг к другу.

Я перегнулась через кровать, потянувшись вперёд в свой рюкзак. Вытащила мобильник, поставив будильник на четыре утра, затем плавно убрала его под подушку, на которой спала, и закрыла глаза, счастливая в объятиях Каллена.

Каллен

Я бежал.

Пытался нагнать её, но чертовка была шустрой.

Я преследовал её.

Хотя только что сказал ей, что не пойду, а теперь преследовал её.

Потому что переживал за неё и хотел убедиться, что она не увязнет в проблемах ещё глубже.

А против себя не попрёшь.

Всё чрезмерно осложнилось, а Джесс умела ввязываться в щекотливые ситуации, как никто другой.

Качая головой, я посмеивался над тем, как она старалась незаметно красться по старому складу «Арроу шиппиннг». Я гадал, найдёт ли она действительно что-нибудь стоящее, или же это очередная охота за призраками.

Она споткнулась о кучку камней, и я захохотал вслух.

Джесс остановилась.

На этот раз она услышала меня, стала разворачиваться, её светлые волосы развевались на ветру.

Я ни в какую не мог скрыть широченную улыбку, дивясь отсутствию у Джесс навыков конспиративной работы.

Джесс умная женщина, но не настолько в плане работы под прикрытием.

Я к тому, что она готовилась вломиться в самый охраняемый склад города, и, ради всего святого, даже не оделась в чёрное.

– Тебе не помешает завязать волосы, Дже… – заговорил я.

Когда же она повернулась ко мне лицом, я понял, что это больше не Джесс, и моя улыбка померкла.

Её волосы медленно сменились гладкими красновато-каштановыми, в которые мне нравилось зарываться руками, и теперь девушка была в чёрной коже, в чёрных кроссовках, а волосы собраны в конский хвост.

– Тебе не стоило приходить сюда, Эдвард.

Я нахмурился, пытаясь понять, какого хрена Свон пыталась проникнуть на склад, когда она развернулась и побежала ко входу в здание.

– Белла! Погоди! – я потянулся к ней, тоже побежав к складу.
Слишком поздно: когда она открыла дверь, произошёл взрыв, а меня отбросило на груду древесины размером два на четыре фута.
Я сел рывком.
– Подожди!
Я неглубоко дышал, пот капал с моего лба, я инстинктивно ощупал грудь на повреждения, затем спокойно осознал, что мне это всё, бля, приснилось.
– Дерьмо, – выдохнул я.

Я потянулся к Белле, но в постели больше никого не было. Я огляделся, но рюкзак Свон, её одежда тоже исчезли.

Стояла темень, но солнце уже готовилось засветить в моё чёртово окошко, и я проверил время по телефону.

Пять утра.

Это ж в какие ебеня ей надо в такую рань?

Мой сотовый провибрировал – меня ждала смс-ка, и я встал, чтобы прочитать её.

Ежу понятно, от кого она. Свон единственная в этом чёртовом мире, кто знает, что я буду бдеть в такое время суток.

«Должна встретиться с Ньютоном, не хотела будить тебя. Увидимся позже. Продолжай доверять».

Я откинул телефон с сардоническим смешком, напялил вчерашние джинсы.

– Ночью Каллена трахаешь, днём Ньютона обхаживаешь… миленький план, Свон. Очень миленький, – горько выплюнул я.

Какого рожна я творю?

Ситуация выходила из-под контроля, мне нужно подумать – хорошо, что Свон ушла. По некой причине в её присутствии мне в голову лезла та ещё хренотень.

Я решил проверить электронную почту и убить время, дожидаясь открытия «Арроу шиппинг».

Сегодня тот самый грёбаный день.

Сегодня я отыщу водителя той красной «феррари», чёрт его дери.

И мы потолкуем.

Я заржал над письмом Малдона, которое высветилось в почте и в котором мы со Свон должны были раскрыть очередное «великое» дело, – с меня хватит.

Эта фигня прекратится сейчас же, не важно, заедет ли мне это по заднице или нет, на хуй этих мудаков с их маскировочными зеркалами.

С меня довольно.

Я напечатал ответ, отправив копию Свон, чтобы не показалось, будто она тут замешана.

Дорогой лейтенант,

Заберите ваши дела и соревнование, которым вы столь смиренно попытались одарить меня, и засуньте их в свою забытую, неизвестно когда видевшую свет, задницу.

С меня хватит.

Отдайте эту работу консультанта мисс Свон.

Искренне ваш,

Каллен.


Я засмеялся, нажимая отправить, всерьёз сомневаясь в собственном рассудке, а затем полез в душ.

Надевая чистую пару джинсов и пуловер, я пристально осматривал на кровать и вспомнил события прошлой ночи.

Непонятки со Свон вытрахали мне весь мозг отныне и навеки.

Вот ведь хуенюшка: я доверял этой девушке.

Полагаю, так было всегда, и я просто признался об этом вслух.

Это изменило игру, дало основу, на которую можно было опереться.

Бля буду, но вчера всё крупно поменялось. То сначала я хотел вырвать Свон глотку, то вырвать себе сердце, то просто желал, чтобы она, ради всего святого, была у меня под боком.

А это не в моём стиле.

Свон официально сидела у меня в печёнках, обустроившись там на правах долгосрочной аренды.

Она никуда не денется. Да и зачем? У меня там всё под контролем.

Как же всё ёбнуто.

Да не просто, а сильнее стресса снижаемого членовредительства, ора во время кувырканья на сене, если вы понимаете, о чём я, дамы и господа.

У меня не особо было время загоняться на эту тему, так что я прогнал эту мысль – позже разрулю.

После того как я закинул грязные простыни и вещи в стиралку, убравшись в квартире, прошло достаточно времени, чтобы начать новый охуенный денёк, так что я проверил свои метки, поискал щенка, которого нигде не было видно, запер дверь и поехал в старый-добрый «Арроу шиппинг».

У меня были около тринадцати женщин в списке, составленном Джазменом, и, грубо говоря, ни хрена времени, чтобы выяснить, кто из них работал на Аро, мэра или долбаного лейтенанта…

Дерьмо.

Так много нужно выяснить, и так, чёрт подери, мало времени.

Женщину под номером один сразу исключаем.

Без обид, но она тупа, как коробка камней, и, чтоб вас за ногу, была чёртовой амазонкой, которую я раньше никогда не видывал.

Она даже близко не могла сойти за Джесс.

Разве что ходила на коленях.

Я тряхнул головой.

Явно вычёркиваем.

Администратор вполне могла подойти, так что я пометил чернилами её имя в списке и завязал беседу, проверяя, узнает ли она меня или шарахнется, когда я задам ей контрольный вопрос.

– Привет, – я улыбнулся сидящей за стойкой девушке.

То была та самая вычурная стойка, которой не место на чёртовом складе, но какая на хуй разница?

Румянец окрасил её щёки, и она заправила волосы за ухо, смотря на меня, как на чёртову рок-звезду, скрипуче заговорив:

– Эмн, здравствуйте, чем я могу вам помочь?

Ты даже не представляешь, мой друг.

Я умудрился отыскать и побеседовать с четырьмя из тринадцати женщин из списка; только одна из них предположительно могла быть водителем той «феррари», когда Аро просёк, что я в его долбаном здании, и послал головорезов «выпроводить» меня.

Чёрт подери, неужели им необходимо для начала тыкать меня мордой в асфальт?

Думаю, нет, друзья мои.

Мог бы я подраться с ними? Надрать одному зад, пока другой не свалил меня?

Может быть.

Их пушки были побольше моей, и я не сомневался, что один из них обязательно продырявил бы мне грудь, подстрели я их и устрой тёмную.

– Полегче, парни, я отвалил полштуки за эту куртку, – я встал и отсалютовал окну кабинета Аро на последнем этаже.
Я не видел его, но знал, что он наблюдает.
– Мистер Вольтури не желает видеть вас рядом со своим зданием, мистер Каллен, – бандюган номер один бросил мне, – или же он будет вынужден обратиться в правоохранительные органы.

Смехота.

Правоохранительные органы.

Будто они меня остановят.

– Скажите мистеру Вольтури, пусть не беспокоится на мой счёт, – ухмылялся я во все зубы.
Формальности – моя специальность.
– Не волнуйся, ты тоже пойдёшь ко дну, херов мудак, – процедил я, улыбаясь бугаю и маша на прощание.

Я добрался до «ванкуиша», достал свой фотик, отошёл подальше и незаметно сделал пару фоток склада.

Я пытался найти как можно больше женщин из списка и щёлкал камерой, словно другой возможности уже не будет.

Потом проявлю фотки и поищу детали.

Здесь же обитель Сатаны?

И ставлю свою никчёмную жизнь на то, что Аро возглавляет этот ад.

Я закинул фотоаппарат на пассажирское сиденье и направился в «Баранью голову». Мне нужно выпить, а я не в том состоянии, чтобы надираться в одиночестве своей квартиры.

Доехав в бар, я мигом пожалел об этом решении.

Потому что в кабинке примерно в середине бара, уютно устроившись, сидела Свон.

С Ньютоном.

– Из всех джин распространяющих мест... – пробурчал я, имитируя голос Хемфри Богарта.
Затем выдохнул «дерьмо» и подумал было съебаться оттуда на хрен, но Деметрий окликнул меня:
– Каллен!

Спасибо... Ди.

Я кивнул бармену и заметил обернувшегося Ньютона, который сердито глядел на меня, затем переводя внимание на Свон и хватая её за руку.

Вероятно, показухи ради.

Но я отвлёкся.

Свон немного напряглась и отдёрнула руку.

Охрененно верно, Ньютон, топай на хер.

Болван.

Взгляд Свон метнулся ко мне, потом – на Ньютона, её поза изменилась. Она больше не горбилась, стала трогать свои волосы – лишь бы Ньютон не трогал её при мне.

Потому что у меня может сорвать крышу, если я стану свидетелем подобной хуятени.

Без шуток, друзья мои.

Он что-то сказал, и Свон засмеялась, но не хихикая, а скорее «я смеюсь, чтобы не задеть ваши чувства».

Хотя по моему охуенно скромному мнению, всем насрать на чувства Ньютона.

Верно?

Затем брюнетка встала, удаляясь в туалет, по пути вылупившись на меня и слабо улыбнувшись.

Я смотрел ей вслед, пока она не пропала из виду, выдвинул барный стул, усаживаясь как раз тогда, когда Деметрий поставил рюмашку моей любимой огненной жидкости.

– Спасибо, Деметрий.
– Как дела? – полюбопытствовал он.
Так как я по-прежнему корчил из себя Богарта, то и выдал соответственно:
– Не всё так плохо, как могло быть.
Деметрий засмеялся и поднёс ко мне свою рюмку текилы:
– Будем, Каллен.

Мы чокнулись и залпом выпили, я поставил стопку, пододвигая её к Деметрию, чтобы он повторил, когда к нам заявился Ньютон.

Класс.

– Удивлён, что ты вообще пускаешь его сюда после вчерашнего, Деметрий.
Я закрыл глаза и тряхнул головой.

Вот обязательно недоёбку рот открывать?

В самом деле.

– Кстати, прости за это, Деметрий.
Я полуулыбнулся ему, раздражённый тем, что Ньютон ещё возникал на этот счёт.
– Этого того стоило, Каллен, – тихо проговорил Деметрий. – Да я бы заплатил за то, чтобы посмотреть, как Ньютону надирают зад.

Я улыбнулся во весь рот парню, поскольку, по правде, я бы тоже заплатил за подобное.

Я решил, что успею мирно пропустить ещё по паре рюмашек до возвращения Свон, когда у меня провибрировал мобильник, и я вытащил его подтвердить свои подозрения.

Я глянул на текст – а вдруг сексанём в эсэмэсочках? Однако Свон просила «пожалуйста, не совершай скоропалительных поступков».

Скоропалительных?

Я?

Она что, издевается надо мной?

Я убрал телефон обратно в карман, качая головой и тянясь за следующей стопкой, когда Ньютон взгромоздился на стул возле меня и раздражённо вздохнул.

Приехали, бля.

Вот вам и скоропалительность.

Извини, Свон.

– А ты, бля, смелый, Каллен.
Я фыркнул и повернулся к парню:
– К чему ты, Ньютон?
– Ты ведь понимаешь, что Эмметт не поверит ни единому твоему слову и вообще не будет верить тебе, не успеет всё закончиться?
Я повёл плечами:
– Вчера вечером мне казалось, что поверил.
Засранец.
– Всё изменится, как только мои ребята скажут ему, что ты херов лжец. Парни, которых Эмметт знает и доверяет. У него не останется выбора. Они в его группе, он знает, что они не станут обманывать его.

Ньютон рассмеялся, и в груди у меня ухнуло немного. Я гадал, прав ли он, что Эмметт поверит десяти или пятнадцати своим сослуживцам, если те скажут, что я мешок с дерьмом. И к чему это приведёт нас?

Блядь.

Затем я вспомнил, что он спросил у меня вчера, когда мы сидели на тротуаре.

«Что ж, теперь у нас всё в ажуре в этом плане, братан?»

– А почему тебе так важно, поверит мне Эм или нет? Ньютон, ты чего-то боишься?
Он закатил глаза и оглянулся назад. Без сомнения, ища Свон.
– Не волнуйся. – Я бросил ему, а потом наклонился прошептать, словно мы делились тайнами во время ночёвки бойскаутов. – Я кивну тебе, когда она вернётся.
Блондинчик оттолкнул меня, отчего я засмеялся: меня всерьёз стало задевать, что он думал, будто у него со Свон типа отношения.
– Иди на хуй, Каллен.
Я решил игнорировать его на данном этапе и повернулся к Деметрию, с которым на-а-амно-о-ого веселее болтать, к тому же у него имелся алкоголь.
Он поставил передо мной рюмку, я запрокинул одну в себя, а Ньютон заговорил:
– И ещё кое-что...
Он говорил, словно король Шотландии, а мне было плевать с высокой колокольни на его слова.
– Думаю, ты задолжал мне извинения за вчерашнее, Каллен.
Нет.
Он ведь несерьёзно?
Я, бля, должен извиниться перед ним?
– Что ж, ты прав в одном, Ньютон.
Аккуратно поставив стопарь на барную стойку, я взглядом искал одобрения Деметрия, и тот улыбнулся.
– И в чём же? – переспросил Ньютон.
Этому парню было искренне интересно, что ж мне такого есть сказать.
– Я задолжал тебе кое-что...
Я сделал минутную паузу, и наконец Ньютон спросил:
– Ну?

Он ведь напросился, верно?

Я же, чтоб вас, прав?

Вставая со стула, я двинул локтём назад, который встретился с лицом Ньютона за две целых две десятых секунды. На этот раз с ним не было его дружков, которые поймали бы его, так что он рухнул на задницу, ударяясь головой о жёсткий пол «Бараньей головы».

Да здравствуют бетонные полы.

– Дерьмо! – по-девчачьи вскрикнул Ньютон, держась за свой кровавый нос.
Я нагнулся и с дружелюбной улыбкой (Свон же просила меня не куролесить) обратился к Ньютону.
– Это за тот подлый удар, Ньютон, теперь мы квиты. – Он чуть не засмеялся, потом я кинул пару банкнот Деметрию и негромко попросил его: – Приглядишь за моей девушкой, Ди?
Он кивнул и забрал деньги.
А я ушёл.

По пути к себе в офис я получил звонок на сотовый.

Эмметт.

Я ответил, выдохнув, так как знал, о чём будет идти речь.

– Ньютон ни об одной своей драке не может не наябедничать, как двухлетний ребёнок?
– Братишка, я не собираюсь наезжать на тебя за это, но ты должен знать: Малдон копает под тебя, и если ты продолжишь избивать его офицеров, он тебя арестует.

Кстати, я ненавижу, бля, правила.

Из-за них хочется продырявить стену.

В обычной ситуации я бы положил на это большой и волосатый, однако Эм прав. Если я хотел засадить мэра и его жопы с ручками на побегушках, то мне нужно не попадать за решётку.

– Да, я в курсе, но, бля, Эм, он...
– Знаю, Эдвард, просто... избегай таких ситуаций. Мне всегда помогало.
Брат засмеялся, а я решил, что сейчас в самый раз задать каверзный вопрос.
– Эй, Эм...
– Да.
– Скажи мне, что ты не веришь жопоёбам из вашего участка.
Он помешкал.
Эмметт замешкался?
– Эм.
– Я, правда, обязан отвечать на это вотпрямщас, Эдвард?
Эмметт не верил им.
– Нет.
Я ответил самодовольно, радуясь, что брат на одной стороне со мной. Должен сказать, я не осознавал, насколько мне не хватало этой бестолочи.
– Тогда всё путём, – саркастично отпарировал он.
Хрен.
– Спасибо, Эм.
И сейчас я серьёзен.
Я уже был готов разъединиться, когда он вновь завёл разговор, выдав нечто совсем неожиданное для меня.
– Слушай. Эмн, мама готовит завтра вечером.
С ума сойти.
Я вздохнул.
– Ну же, Эдвард, я приведу Роуз, а твой друг Джаспер будет с Элис. Будет весело. Приводи Беллз.
Пока я обдумывал эту затею, Эмметт добавил:
– Разве что она с... то есть мы видели, как недавно и вчера она уходила с Ньютоном...
Попридержите коней.
Недавно?
– Это ты о чём?
Эмметт снова, чтоб его, помедлил, а мне такое не нравится.
– Эм, – подгонял я.
– Эдвард, то случилось в «Бараньей голове». Мы с Роуз оттягивались там, Беллз была с Ньютоном, вот и всё, ничего серьёзного... послушай...
– Спасибо, Эм.

Я отключился, напечатав Свон сообщение, забивая на то, увидит Ньютон эту смс-ку или нет.

«Ты не позаботилась сказать мне о недавнем свидании №1 с Ньютоном, мы поговорим».

Неудивительно, почему она, чёрт возьми, слала мне сообщения, чтобы я трахал её пальцами.

Дерьмо.

Я засмеялся, потому что Эдди-младшенький опизденно огорчился, что тогда я находился в Нью-Йорке и не мог «выручить» Свон с её проблемкой.

Мне пришлось подрочить, представляя её в своей квартире, одну... Не потребовалось много времени, чтобы кончить той ночью.

В первый или второй раз.

А вот в третий пришлось поднапрячься.

Я очень надеюсь, что в том отеле поменяли простыни.

В самом деле, этой дамочке повезло, что Ньютон не воспользовался ей.

Нет. Зачеркните эту хрень. Ему повезло, что он не полез к Свон в трусики.

С каждой секундой размышлений об этом я злился ещё больше, так что довольствовался тем, что вмазал Ньютону в «Бараньей голове».

Я устрою ему мордобой, коснись он её снова.

Я ударил по колонке рулевого управления «ванкуиша» и стиснул руль, пытаясь успокоиться на хрен.

Люди, да у меня мозг взрывается от того, что Свон так рисковала, хотя ни черта не представляла, чему противостоит.

С благими намерениями или нет.

Она из грёбаного Форкса, Вашингтона, а Ньютон из... Он самый грязный коп из известных мне в трёх штатах Восточного побережья, который, стоит добавить, работает на самого влиятельного политикана этой же местности.

Решение пришло легко.

Я был невьебенно хорош в разрешении проблем.

Особенно проблем вроде Ньютона.

Я просто буду бывать там, где Свон, если она с ним, то и мне там место. Я удостоверюсь, что ей не дадут под дых, скажем так; и что её не засосёт в чёрную дыру, к которой человек вроде неё совсем не приспособлен.

Да будь она самым крутым кикбоксером.

И как бы случайно это всё будет выбешивать Ньютона.

Тогда это самый чертовски классный план.

Если вы понимаете меня.

Пока же мне нужно вернуться в офис, проявить компромат из «Арроу шиппинг» и, надеюсь, пригвоздить плохих парней к стенке.

Свон

– Майк, хватит ныть, кровь из носа почти не течёт.
Я была немного раздражена. Каллен явно не понимал значение слова «скоропалительный», поскольку, ёпрст, упаси боже, он кого-нибудь не ударит.
– Однажды я прибью Каллена... – рассмеялся Майк.
Я поморщилась: думаю, Майк говорил серьёзно.
– И никто плакать по нему не будет.

У меня дёрнулась нога.

Коленом... по яйцам – это ж секунду займёт.

У меня завибрировал мобильник, я тихо проверила его, пока Ньютон пятый раз за час изучал свой нос.

Ди закатил глаза и, стоя за барной стойкой, продолжил натирать пивные бокалы.

Сообщение пришло от Каллена.

«Ты не позаботилась сказать мне о недавнем свидании №1 с Ньютоном, мы поговорим».

Вот дерьмо.

У меня не было времени на ответ: больно палевно, так что я плавно убрала телефон в рюкзак и, притворившись, что немного переживаю за Ньютона, гадала, а будет ли у нас с Калленом потом злой секс или просто злость.

Или просто секс.

Но, опять же, с Калленом секс не всегда секс.

Это было...

Теперь мой сотовый зазвонил, и я вздрогнула, поскольку отчасти волновалась, что, возможно, это Каллен, так как я не ответила на его сообщение.

Как бы ни так.

– Майк... мне... действительно нужно ответить на звонок, не возражаешь? – я прикрыла ладонью динамик и кивнула в сторону выхода из бара.
Он пожал плечами и отложил в сторону зеркало, утопав поболтать с дружками, которые стали собираться в «Бараньей голове». Только выйдя на улицу, я вновь приложила телефон к уху.
– Привет, Джейк.
– Беллз. Чарли психует, что ты ещё не позвонила.
Печаль-печалюшка.
– Не сомневаюсь в этом, Джейк... Ты поискал на досье, о котором я говорила в голосовом сообщении?
– Знаешь, тебе действительно стоит позвонить ему.
– Джейк...
– Ему нужно услышать, что с тобой всё в порядке, Беллз.
– Джейк!
Господи! Иисусе!
– Ладно-ладно, – вздохнул он. – Мне пришлось реально глубоко копать, Беллз. Я мог поклясться, что дело было годичной давности, но чтобы двенадцатилетней...
Ничего себе. Двенадцать лет. Божечки! Мне было... тринадцать.
– Угу...
– Помнишь, когда похитили ребёнка Клируотеров?

Боже ты мой, те самые Клируотеры! Они далеко жили от нас. В Порт-Анжелесе, однако новости быстро разошлись по округе; мой отец даже помогал в поисках, но не нашлось следов похищенного мальчика – пять лет спустя дело стало глухарём.

Нет тела, нет зацепок.

Прискорбно.

– Да! Дерьмо, Джейк, ты думаешь?..
– Не знаю, Беллз, в досье только снимок ребёнка в младенчестве. Конечно, он того же возраста и так далее. Однако тому ребёнку были три-четыре года, когда всё случилось, проверить можно, только взяв образец ДНК у пацана, знакомого Эдварда.
Фигово – этого не случится.
– Он не говорил с ним со дня твоего отъезда... фигово.
Несколько минут мы молчали, наконец я нарушила тишину:
– Ладно, слушай, я попытаюсь его разыскать. Сделаешь мне одолжение?
– Ты же знаешь, что да, – отозвался Джейкоб.
Он прав. Джейк всегда бросал всё ради меня.
– Перешли мне факсом досье, не всё, только первоначальные материалы – фотографии, записи и всё в таком духе, когда полиция прорабатывала зацепки.
– Ты получишь всё, Беллз, но только, если позвонишь Чарли.
Я засмеялась:
– Ладно, договорились. И спасибо, Джейк.

Мы разъединились, и я позвонила Чарли, чтобы, чёрт подери, успокоить его душу, затем вернулась проведать Ньютона.

Чарли не обрадовало, что я дралась с бандюганами в одном нижнем белье, а я сделала мысленную пометку убить Джейка при следующей встрече, за то что выболтал все подробности той стычки.

Я побаивалась возвращаться к Каллену и делиться с ним раздобытой инфой по Сету. Или скорее вероятной информацией, которую я добыла на Сета, и я надеялась, что нам удастся разыскать бедного ребёнка. Спустя ещё один час ужасно мучительного, бессмысленного трёпа с Ньютоном, я открестилась от него встречей и ушла.

На улице стоял лютый мороз, а когда я добралась до квартиры Каллена, якобы не его собака сидела возле его двери, дрожа.

Я постучала, но он не откликнулся, написала ему, он не ответил.

Хм-м-м. Либо дуется, либо в проявочной при своём офисе.

Скорее второе, решила я.

И разозлилась.

Я вздохнула и глянула на собаку, которая тихо поскуливала, так что я наклонилась изучить его, осознав, что у него кровоточит лапа.

Мне претит видеть мучающихся животных.

Так что я приняла ответственное решение.

Я взяла на руки щенка и сказала:

– Пойдём, малыш, мы тебя подлечим и найдём Каллена. Одним выстрелом двух зайцев.

Знаю, вероятно, я не права, но щенок так замёрз, а мне была невыносима мысль, что он будет сидеть всю ночь на морозе, мучаясь от боли.

И если грёбаный Каллен не потрудится прийти и проведать его, тогда я сделаю это.

Я поставила щенка перед собой и закутала его в свой шарф.

– У тебя есть имя, малыш? – я почесала его за ушком. – А?

Он опустил голову и блаженно прикрыл глаза, а я завела грузовик, поддав тепла в салон.

Когда мы добрались к офисному зданию Каллена, щенок вроде уже не трясся от холода, и я была весьма довольна, что взяла его с собой.

Ища место для парковки, я рассеянно сканировала взглядом улицы на предмет красной «феррари», которая всё время виделась Каллену, но нигде не заметила её.

Хотя однажды, когда мы преследовали её вместе с ним, я столкнулась с ней. Я к тому, что вдруг из-за паранойи Каллена она ему мерещилась чаще обычного.

Нормально видеть подобное, а в городе полно красных «феррари», но ведь не все же преследовали его.

Без обид.

Верно?

Я также проверила, нет ли поблизости «крузера» Ньютона. С него станется, хотя прямо сейчас не думаю, что он стал бы преследовать меня. Пока что у него не было на то причин.

Я умудрилась припарковаться сразу за «ванкуишом» Каллена – туточки он туточки, – и мой грузовик мертвецки чихнул.

– Знаю, детка, я скоро отвезу тебя к Роуз, не волнуйся.

Машина дёрнулась, разбудив пса, который посмотрел на меня, словно спрашивая: «Ты с кем говоришь?»

Будто разговор с машиной хуже разговора с собакой.

Я тряхнула головой, подхватила щенка, свой рюкзак и потащилась через улицу, крепко прижимая к себе щенка. Перепрыгивала за раз две ступеньки, что изнурило меня, потому что из-за собаки, рюкзака и я с непривычки волокла на себе добрые дополнительные двадцать килограмм.

Это стоит того, чтобы подлечить бедолагу.

Войдя в офис Каллена, чья дверь была снова открыта, я заметила кое-что новенькое.

Красный свет горел над входом в проявочную, внизу висел знак «НЕ ВХОДИТЬ, ПОКА ГОРИТ СВЕТ».

Я засмеялась и постучала в дверь.

– Сейчас выйду! – откликнулся он.
На что я ответила:
– Это всего лишь я!

Закрыв за собой дверь, я кинула рюкзак на пол, сняла пальто, при этом удерживая в руках собаку.

В ванной я усадила щенка на раковину, умудрившись найти заныканную аптечку Каллена.

– Ещё бы, – сказала я собаке, – у Каллена не было большущей для серьёзных бо-бо аптечки.

Хотя я радовалась, что в ней было всё на все случаи жизни.

Я засмеялась и принялась очищать лапку пёсика, когда услышала движение в главной части офиса.

– Каллен?

Я позвала парня, пройдя высказать ему, насколько он пренебрежителен с животными, но не застала его.

Я лишь уловила промелькнувшие рыжие волосы, скрывшиеся в коридоре, и решила, что, должно быть, это клиент, который не застал Каллена или решил, что тот занят, не дождался и ушёл.

Поведя плечами, я вернулась к своему «пациенту», который смирно сидел на раковине.

– Ты такой хороший пёсик, – сюсюкала я, гладя того по головке.

Много делать не пришлось: почистив его лапку и забинтовав её, я хорошенько замотала пса в свой шарф, затем взяла его на руки и вернулась в рабочую зону офиса, чуть не столкнувшись лоб в лоб с Калленом.

– Ох! Дерьмо, ты напугал меня, – запыхалась я.
В руках он держал груду, похожую на плёнку и фотобумагу, и наморщил лоб при виде меня с собакой и полюбопытствовал:
– Где тебя черти носили?
Каллен резко повернул шею назад, казалось, внезапно осознав, что было на лапах пса и на нём, затем глянул на меня – морщинка меж его бровей углубилась.
– И что ты сделала с моей собакой?
– Я...
Ладно, сейчас не время прогибаться, Свон.
– Я забочусь о нём, и я думала, что это не твой пёс, – вопреки обратному, съязвила я.
После такого комментария Каллен не мог отрицать это, я держала его за яйца и ухмыльнулась, когда он закатил глаза.
– Во что ты его нарядила, в платье? – сердился он.
– Он мёрз, Каллен. Ты что, никогда не впускаешь его внутрь?
Он рассмеялся:
– Э-э, большое жирное «нет», Свон. От собак один беспорядок. А я его не люблю.
Я подбоченилась. Свободной от собаки рукой.
– Я неряшлива, ты меня выставишь?
Он вскинул бровь.
– Может быть, если ты продолжишь наряжать мою собаку.

Я фыркнула, когда он миновал меня, убираясь, и отнесла пёсика на диван в главной зоне офиса, заслужив рассерженный взгляд Каллена.

Я проигнорировала его, подошла к его столу, заметив валявшиеся на нём фотографии, когда он ушёл заканчивать уборку в проявочной.

На одном снимке был мэр, не очень обрадованный, что его сняли. Женщина рядом с ним завернулась в одеяло, над чем-то смеясь.

Меня осенило, что, должно быть, это был день, когда Каллен застукал мэра за изменой, а той женщиной – Лорен.

Увеличительное стекло лежало рядом с фотографией, я взяла лупу, гадая, что же выискивал на том фото Каллен.

Спустя пару минут усиленного прищуренного рассматривания деталей на снимке я выронила лупу.

– Свон?

Каллен услышал, как стекло звякнуло о стол.

Холодок пробежался по моей спине при виде собственного имени, написанного на клочке бумаги, аккурат в тот миг, когда Каллен вышел из проявочной.

С чего ему писать там моё имя...

Я взглянула на него – он увидел, что я разглядываю, и поджал губы, направляясь ко мне.

– Каллен... почему...
Он меня оборвал:
– Не знаю, Свон, но мы, бля, выясним, не волнуйся.
Я таращилась на фото, а Каллен притянул меня в приятные тёплые крепкие объятия, чмокнул в макушку, внезапно предложив, будто мы довольно проводили воскресный день за просмотром старых фильмов:
– Эй, ты голодна? Китаец снизу делает забубенную курицу гунбао.
Я отстранилась от него, одарив его взглядом «да как ваще ты о жратве сейчас думаешь?», но, по правде сказать, как только он заговорил о еде, я сразу ощутила дикий голод.
Каллен добавил:
– Ночка выдастся длинной: у нас хуева туча фоток, отснятых мной в «Арроу шиппинг». Я тоже хочу попытаться узнать точную дату на том чеке в кармане мэра.
Он кивнул на фотку, которую я только что просматривала.
– Хорошо, я позвоню, только дай номер.
Он улыбнулся и вытащил визитку из верхнего ящика стола. Она была старой и помятой, словно Каллен постоянно к ней обращался.
Я взяла карточку, телефон и стала набирать номер.
– Эй, кстати, кто та рыжая? Новый клиент?
Я вспомнила женщину, юркнувшую из офиса, когда я вышла на шум.
Каллен фыркнул и чудаковато посмотрел на меня:
– Что за рыжая...
Он замер истуканом, улыбка сползла с его лица, когда он метнулся прочь из офиса.
– Каллен! – окрикнула я парня.
Он остановился в коридоре.
Тишина, но он вернулся.
– Мне нужно посмотреть, вдруг она шляется где-то поблизости... Может, запишу номер машины.

С минуту Каллен пялился на меня, о чём-то размышляя.

Вероятно, гадая, стоит ли мне доверять в собственном офисе во время отлучек.

Я была готова к тому, что он вышвырнет меня, но Каллен удивил меня:

– Пошли, Свон.

Не сдержавшись, я широко и глупо улыбнулась, точно подросток, будто Каллен только что позвал меня на выпускной.

Какая печаль.

Он снова зашагал в коридор, замер, положив ладонь на дверь, обернулся и кивнул:

– Бери с собой чёртову бабскую псину.

И тут меня понесло.

Я сияла, как идиот в порыве счастья, и Каллен поджал губы, предупредительно посмотрев на меня.

– Ни слова, Свон, – и потопал к «ванкуишу».

Я подцепила своё пальто, собаку и побежала за Калленом, заперев дверь и кое-что осознав, отчего грудь распирало от эмоций.

Каллен действительно доверял мне.




Хм-м, мне одной кажется, что не над Калленом, а над Свон сгущаются тучи? B) Вашим предположениям, отзывам, охам, ахам буду рада тут и на форуме. ;)



Источник: http://robsten.ru/forum/63-2003-19
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Renessaince (19.01.2016) | Автор: перевод Rara-avis
Просмотров: 511 | Комментарии: 15 | Теги: детективы Свон и Каллен, Ньютон, феррари, заговор | Рейтинг: 5.0/12
Всего комментариев: 15
avatar
0
13
супер интересно спасибо good good good
avatar
0
15
Рада, что нравится. lovi06015
avatar
1
11
Походу Белла спугнула ту рыжую. Большое спасибо за перевод lovi06032
avatar
0
12
Не думаю.  JC_flirt
avatar
0
14
А если рыжая уже бывала в офисе раньше? JC_flirt girl_wacko
avatar
1
9
спасибо lovi06032
avatar
0
10
Пожалуйста. lovi06015
avatar
1
7
Супер
avatar
0
8
А то! fund02002
avatar
1
5
Спасибо за главу lovi06032 good
avatar
0
6
Пожалуйста. lovi06032
avatar
1
2
Спасибо lovi06032
avatar
0
4
Пожалуйста. lovi06032
avatar
1
1
Спасибо за главу good lovi06032
avatar
0
3
На здоровье. lovi06015
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]