Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Edward Cullen, Dick for Hire. Глава 19. Эдвард Каллен, это твоя жизнь
Cold – Don't Belong

Эдвард Каллен, это твоя жизнь


Каллен

– Это какая-то бессмыслица, Свон, – я набрал номер Сета в десятый раз.
Грёбаный автоответчик!
– Дерьмо!
Я саданул телефоном по рабочему столу.
– Говорю тебе, Каллен, думаю, это может быть он.
Я облокотился о стол, уронив голову на руки, взлохмачивая свои волосы, рассеянно гадая, какого чёрта я ещё не полысел от стресса только за последние три недели.
– Сет сказал, что вырос в Вашингтоне, чтоб его округе Колумбия, Свон, а не в чёртовом штате Вашингтон.
– Его похитили, когда ему было три года. Он точно не помнит, откуда родом.
Господи, матерь всех...
– Хорошо, – заговорил я, пытаясь логически оценить ситуацию. – Допустим, это Сет. Мы не можем взять и вывалить это дерьмо на заказчика, а вдруг это не Сет? Тогда заказчик разочаруется, я буду идиотом, а Сет сгинет на улицах или, что хуже, окажется в лапах Аро, чёрт его дери, Вольтури.
Не бывать этой херне – только через мой труп.
– Так ты считаешь, что работодатель той женщины – Аро? Правда?
Я раздосадованно выдохнул. Слишком много совпадений, а затем, бац, заявляется эта загадочная Рыжая и хочет, чтобы я нашёл... Сета?
– Иисусе, – пробурчал я.
Свон положила ладонь мне на плечо и сказала:
– Тем не менее нам нужно отыскать его.
Да ну на хрен.
– Знаю.
Девушка дала мне посидеть с минутку, зная, что мне нужно успокоиться прежде, чем садиться за руль. Вероятно, радовалась до усрачки, что не будет в одной машине с буйнопомешанным.
– Давай выбираться отсюда. Тебе нужно домой, прочистить мозг, а затем, я не сомневаюсь, мы что-нибудь придумаем.
Её офигенно точные слова пару минут переваривались у меня в голове; я потянулся вниз и взял на руки пса, и на этот раз действительно покинул офис.
– Погоди. – Я коснулся руки Свон, не давая ей выйти из здания. – Давай я провожу тебя, и хотя я убеждён, что пиздюк не ошивается поблизости, езжай первой и прямиком, бля, домой, позвони или напиши мне, когда доедешь.
Свон подбоченилась и спросила:
– Что-то ещё?
– Да, а потом тащи свою задницу в мою квартиру как можно, блядь, скорее.
Брюнетка вскинула бровь.
Не к добру это.
– Что?
– Ты напоминаешь мне папу и Джейка. Не думаю, что мне это нравится.

Вновь обозлённый собственным бессилием, я вздохнул, поскольку, совсем по чесноку, мне тоже не особо нравилось, когда Свон так говорила.

С другой стороны, отчасти я стал понимать, почему близкие так по-ослиному относятся к Свон.

Она же, чёрт подери, Белла Свон.

– Ладно, беру свои слова обратно, – отмахнулся я. – Иди, беспредельничай и точно не звони и не пиши мне, когда вернёшься домой.
Свон расхохоталась.
– Позже увидимся, – я чмокнул её в лоб и прошёл к «ванкуишу».

Дьявол, даже околачивайся Ньютон тут, вряд ли он заметил бы драндулет, припаркованный аккурат за мной.

Только не говорите Свон, что я так обозвал её грузовик.

Вероятно, она отрежет мне яйца и слопает их на завтрак.

Я просканировал взглядом окрестности, не заметил «крузера» Ньютона, вернулся к офисному зданию и, кивнув, забрался вместе с щенком в машину. Уезжая, я молил грёбаного бога, чтобы Свон не приняла всерьёз мои слова о беспределе.

– Соберись, Каллен, чёрт возьми.
Я гнал по улицам Аннаполиса несколько быстрее привычного. Я просто хотел добраться уже до дома и найти способ, чтобы Сет перезвонил мне.
Щенок заскулил, и я сказал ему:
– И не говори.
– Тебе повезло, что Свон, выкрутив руки, заставила меня впустить тебя, – бросил я щенку, усаживая его на пол и открывая дверь в свою квартиру.
Он по-хозяйски вбежал туда.
И запрыгнул прямиком на мою долбаную софу.
– Я так не думаю, дворняга.

А пёс уставился на меня чёртовыми щенячьими глазками и пропыхтел, кладя голову на лапы.

Я тряхнул головой и направился на кухню, по пути скидывая файлы из офиса на рабочий стол в столовой.

Сегодня выход «Патрона».

Я потянулся за ним на полку одновременно, бля, и за стопкой, ставя их на стол и взволнованно желая избавиться от муторного чувства в желудке как можно скорее.

– Давненько, мой друг, давненько.

После двух рюмок жидкой алкогольной вкуснятины я проверил электронную почту, сообщения на автоответчике и даже умудрился вычеркнуть пару имён из списка подозреваемых на место водителя красной «феррари», когда осознал, что уже поздно, а Свон ещё не приехала.

– Хм-м-м.
Я посмотрел на часы, затем – на пса, который удобно приютился на моём диване и спал.
– Стоило знать, что чхал ты на моё мнение, – бросил я щенку, доставая мобильник и набирая Свон.

Ёпнутый автоответчик.

Должен признать, он уже подбешивал меня, и если я вскоре не получу от Беллы вестей, то сам, бля, найду её квартиру.

Я присел рядом с щенком, вытащил свою гитару, наигрывая застрявшую в голове мелодию, записывая ещё больше слов на смятых бумажках, и пытался быть терпеливым хреном.

Свон

Когда я примчалась домой и залезла в душ, чтобы побриться и помыться после того, как провела бесчисленное множество часов на полу в офисе Каллена, на его диване, занимаясь невероятным сексом с ним на этом же диване.

Что я говорила?

Ах да, душ.

Как бы там ни было, я оделась в удобные джинсы и фуфайку с логотипом «Форкс Вашингтон», затем закинула в рюкзак одёжку и зубную щётку на следующий день.

Был уже поздний час – Каллена удар хватит, если не поспешу, так что я заперла дверь, вместо лифта сбежав по лестнице и – пулей из здания.

И прямиком в, чтоб его, Ньютона.

– Майк!
Я вскрикнула: он снова напугал меня до усрачки.
– Белла, хорошо, что ты готова.
Ньютон отупело улыбался, отчего мне захотелось... вмазать ему по яйцам.
Чё?
– Майк, что ты делаешь здесь? Тебе нужно прекратить...
Ему нужно прекратить быть сталкером, но блондин меня перебил:
– Я здесь для патруля, Белла. Ты сказала, что хотела прокатиться со мной, помнишь? – Ньютон озадаченно посмотрел на меня.
Словно это у меня проблемы.
– Наш... Я думала, он завтра?
Майк рассмеялся:
– Так завтра уже наступило, Белла.

Господи, что ж это такое...

А теперь смеялась я.

Расхохоталась, бля, потому, что инфаркт Каллена неизбежен – он остервенится этой ситуацией.

А ржала я ещё потому, что теперь я говорю как Каллен.

– Ты всё ещё хочешь поехать, верно?
– Эмн...
Я подумывала отказаться, и что в планах у меня через пару минут оттрахать до умопомрачения одного роскошного мужчину, как Ньютон вновь вторгся в мои мысли.
– Если не на патруль, то куда направляешься?
Вот дерьмо.
Мой рюкзак.
– Я, э-э, хотела пропустить по рюмашке.
Мне прямо сейчас не помешала бы одна.
– Ну, ненавижу разочаровывать, но ты не можешь пить во время патруля, может, позже.
Майк улыбнулся и подмигнул мне, а меня заворотило.
Я поёжилась.
– Ты замёрзла? – подметил он.
Хотелось бы.
– Нет, пойдём.

Я проследовала к его «крузеру», гадая, когда у меня будет время и уединение, чтобы написать смс-ку Каллену, что я не смогу заехать к нему.

Я рассеянно уставилась в пассажирское окно, когда Майк вырвал меня из оцепенения.

– Кофе?
– А?..
– Ты хочешь выпить кофе? Выглядишь уставшей.
– О, да, вообще-то это было бы замечательно.

Супер.

Когда Майк убежит за нашим кофе, я смогу написать Каллену, чтобы потом не заявился буйнопомешанный частный детектив.

А чё – хороший план.

Пока Майк не подъехал к окошку сервиса на ходу.

Фигня.

– Мне нужно в туалет! – брякнула я.

Больше мне на ум ничего не пришло, хотя я точно знала: ненавижу туалеты «Данкин донатс».

Буэ.

Майк посмотрел на меня, как на чудило, кем, по чесноку, я, весьма вероятно, и была сейчас, сказав:

– Уф, конечно, ладно...
Я схватила рюкзак и стала выбираться из машины, когда Ньютон немного продвинулся в очереди к окошку выдачи заказа и спросил:
– А это зачем? – он кивнул на мой рюкзак.
Потому что мне нужно позвонить своему парню и сказать, что у меня свиданка с психом?
– Это... – я робко улыбнулась и прошептала, – то самое время месяца.

Майк закрыл глаза, повернул голову и вскинул руки, капитулировав, потом вздёрнул брови, забив на тему.

Женские проблемы. Беспроигрышная уловка.

Смеясь, я прошла в магазин и направилась к туалетам, буравя взглядом стоящего в очереди Майка, удостоверяясь, что он не наблюдает за мной, и достала сотовый.

– Господи, Каллен меня прихлопнет, – пробубнила я.

Я глянула на часы – прошло несколько часов с тех пор, как я оставила его в офисе.

Устроившись в кабинке и поставив рюкзак, я накрыла бумажным сиденьем стульчак и осторожно села, стараясь не разорвать бумагу, пока печатала сообщение.

– Лучше не говорить с ним, – проворчала я.
– Прошу прощения? – отозвался голос из другой кабинки.
– Ух, ничего! Простите!

Я тряхнула головой: порой люди так проклятуще назойливые.

Я напечатала Каллену:

«Появился Ньютон, не психуй, катаюсь на полицейской машине, помнишь? Позже напишу тебе ещё».

Незачем волновать его пуще прежнего.

Введя смс и отправив его, я нетерпеливо притопывала ногой, ожидая ответа Каллена. Надеюсь, он ещё не отрубился.

Кого я пытаюсь рассмешить – фиг он дрыхнуть будет.

– Вы в порядке? – вновь раздался голос из-за стенки моей кабинки.
Я чё, вслух говорю?
– Я... всё нормально, спасибо.

Наконец-то не в меру «участливая» женщина ушла, я решила, что больше не могу ждать смс-ки Каллена, так что стала собираться и направилась к Майку, когда у меня завибрировал телефон.

«Будь осторожна».

И всё?

Никаких «я приеду за собой сию секунду» или «уноси ноги от этого полоумного»?

– М-да.

Может, Каллен вовсе не такой, как папа и Джейк.

Влюблённая улыбочка на моём лице, когда я прошмыгнула в «крузер» Майка, заставила его вскинуть бровь, но я даже не удостоила парня вниманием. Меня занимали мысли о Каллене, что он знал: мне по силам справиться с ситуацией, вопреки отношению к Майку.

– Вот ты где, – Майк вручил мне стаканчик чёрного кофе. – Не знал, какой ты любишь, так что накупил всего.
Я забрала у него стакан и стала попивать кофе.
– М-м-м-м, – промычала я, обхватывая руками стаканчик, словно мини-обогреватель.

Обычный чёрный кофе лучше всего; тратится слишком много времени, чтобы добавить в него всё остальное.

Большую часть предрассветных часов мы провели, патрулируя улицы округа Колумбии, (ничего примечательного не происходило). А вдруг это было нормой, или Майк просто возил меня по приличным районам города, чтобы ничего примечательного как раз и не случилось.

Не фонтан – Каллен не стал бы скромничать со мной.

Примерно три часа спустя или, как мне нравилось называть, во время пробуждения, Майк спросил меня, хочу ли я поесть, на что я ответила:

– Только если мы выберемся из этой машины и разомнём ноги.
Он рассмеялся:
– Кто бы говорил, детка. Погоди, вот когда отсидишь восемь часов, то и не вспомнишь как ходить.

Клянусь, ещё раз он назовёт меня деткой, ещё раз...

Майк отвёз меня в придорожное кафе – миленько. Впечатлена, что он не привёл меня в чёртовы «Перкинс» или «У Денни».

После того как мы разместили наши заказы, разумеется отдав предпочтение голландской кухне, и нашли столик, Майк сообщил мне, что пойдёт отлить, и я в кои-то веки, со времён посещения туалета в «Данкин Донатс», осталась наедине со своими мыслями.

– Говнюк, – прошептала я себе под нос.
– Я не настолько плох, так ведь? – донёсся из-за моей спины бархатный голос.
Я вздрогнула, вскрикнув и прижав руку к груди:
– Твою мать!

Каллен сиял сексуальной полуулыбкой, его радостные красивые зелёные глаза буквально светились, затем он положил на стол передо мной маргаритку, поцеловал меня в лоб, присаживаясь.

Я взяла цветок, глубоко втянула носом его аромат, прикрыв глаза, и улыбнулась Каллену, распахивая веки.

– Мне ты не показалась любительницей роз.
– Она идеальна.

Отголоски боли кольнули в моей груди.

Каллен действительно такой ласковый.

Низкорослый повар принёс две тарелки, поставил их перед нами, а Каллен нанизал целую вилку картофеля с тарелки Майка и запихнул себе в рот, закрывая глаза и мыча.

– М-м! Боже, обожаю это место, – говорил он с набитым ртом.
– Каллен! – громко прошептала я.
На что он ответил:
– Ну, я не могу отнимать у тебя еду, ты просто обжора.
Я расхохоталась и мотнула головой: Каллен никого и ничего не боится, а затем его улыбка немного померкла, когда я проследовала за его ходом мысли, который когда-нибудь его точно угробит.
– Послушай, – я наклонилась вытащить свой мобильник из рюкзака, – мне нужно кое-что сказать тебе.

Когда я выпрямилась, Каллена уже и след простыл. Не успела я оглянуться по сторонам, как заметила возвращающегося из мужского туалета Майка.

Опять скука смертная.

– Господи, Белла, ты так проголодалась?
Он взглянул на свою тарелку, на которой была только половины еды.
Я лишь невинно улыбнулась Майку и повела плечом, надеясь, что Ньютон не заставит меня заплатить за его отсутствующую еду.
– Откуда это? – Ньютон кивнул на цветок.
– О... – Опаньки. – Э-э...
– За счёт заведения, – раздался голос из-за прилавка.

Повар-низкорослик улыбнулся и подмигнул мне, а Майк лишь пожал плечами и стал уплетать свой завтрак.

Очередной фанат Каллена.

Я слабо махнула повару, только что спасшему мой зад, и задалась вопросом: а знал ли Каллен, сколько людей в этом городе было на его стороне? По крайней мере, не на стороне полиции округа Колумбия.

Я украдкой оглянулась, но не увидела Каллена. Я знала, что он где-то рядом, и улыбнулась, вновь принюхавшись к маргаритке.

Утро продолжалось, хотя по большей части это было адски скучно, хотя некоторая информация о полиции, которой поделился Майк, оказалась занятной.

Как ключевая группа копов в его участке ходила в любимчиках мэра, как они первыми выбирали себе маршруты, дела и тому подобное.

Как Эмметту, который в академии был близок к Эдварду, хватило ума отдалиться от совсем рехнувшегося Эдварда, который надолго подмочил репутацию Эмметта.

Мне пришлось побороть порыв ударить кулаком по яйцам Ньютона.

– Его же только что повысили, так что, должно быть, он делает всё правильно.
Майк кивнул и с крайним презрением сказал:
– Он явно привлёк внимание кое-кого.

Только это и сказал мне Ньютон, а я особо не настаивала, не желая выставить всё так, будто выуживаю из него инфу.

Последняя остановка Майка перед тем, как он завёз меня домой, была «Арроу шиппинг». В моей груди защемило, когда мы въехали на местную стоянку, и я гадала, какого чёрта Майк тут забыл.

– Он оглянулся на меня с улыбкой:
– Просто забираю кое-какие посылки для участка, – объяснил он. – Экономит нам деньги на доставке.
Хм-м-м-м.
– Я скоро вернусь, – сказал Майк.

Как только он исчез в складе, я выбралась из «крузера», осмотрелась в поисках женщин, которых Каллен тщательно проверял вчера до изучения фоток.

Изнеможение от бессонной ночи уже сказывалось, а я стала гадать, в какое время ужин с семьёй Каллена, и есть ли у меня время вздремнуть.

Так что я написала Эдварду.

Он прислал мне странное сообщение.

«Веди себя как обычно: ты под наблюдением».

Я хохотнула и напечатала ответ: «Знаю, наслаждаешься видом?», дразня Каллена и зная, что он следовал за нами всё утро.

От очередного сообщения Каллена у меня скрутило нутро.

«Нет, я серьёзно. За тобой наблюдают».

Я стрельнула взглядом по окрестностям, но не заметила ничего примечательного, затем, не сдержавшись, подняла взгляд на окна склада, гадая, кто стоит за ними и смотрит вниз.

Следом пришло ещё одно сообщение от Каллена.

«Ужин в 7».

Я отключила телефон и плавно убрала его в карман куртки, когда увидела возвращающегося с коробками Майка, – интересно, что в них.

– Сказал же: мигом вернусь, Белла, – раздражённо проговорил он.
– Всего лишь ноги хотела размять, – ответила я и спросила: – Могу я помочь с этими коробками?
Майк хохотнул:
– Полезай в машину, Белла.

Ублюдок.

Когда мы подъехали к полицейскому участку, чтобы Майк отметился после патруля и закончил смену, я задалась вопросом, как я, чёрт подери, доберусь домой не на его машине, как мы столкнулись на ступенях с Эдвардом и Эмметтом, которые словно уже несколько часов болтали.

– Эй, Беллз! – прогремел Эмметт.

Я не удержалась от широкой улыбки.

Я не могла не изумиться Калленом, который не только умудрился следовать за нами хвостом всё утро, а также приехать сюда, припарковаться и вести себя так, словно лентяйничал целый день.

– Ты усложнишь ситуацию, если будешь и дальше зависать с этим, Эм, – Майк высокомерно дёрнул головой в сторону Эдварда.
Эмметт проигнорил его, но я рефлекторно закусила губу, ожидая стремительный мордобой, затем Эдвард оттолкнулся от поручня и хмуро проговорил:
– А почему бы тебе не сыграть в прятки-поебатки, Ньютон.
Майк выронил свою сумку и выпятил грудь, рисуясь.
Я закатила глаза, который Эмметт подавил улыбку.
– Отъебись, Каллен, и какого чёрта ты тут забыл?
Каллен самодовольно ухмыльнулся в духе «как же хочется въебать тебе безотлагательно»:
– Вытащи трусы из задницы, Ньютон. Я здесь за последним чеком от твоего босса, – потом добавил, поскольку ему нравилось бесить Ньютона: – Знаешь, за то, что делаю твою работу.

Казалось, у Майка сейчас взорвётся мозг, затем на удивление, будто слова Каллена – ништяк, он совладал с собой, поднял свою сумку и удалился.

У парадных дверей в участок Ньютон остановился как вкопанный, обернулся, обращаясь ко мне:

– Я быстро, детка.

Я поморщилась, зная, что не только я пиздец как ненавижу такие фамильярности, но и Каллен, так что вымучила из себя улыбку, маша Майку.

Я взглянула на Каллена, который сердито уставился вслед Ньютону. Если раньше мне казалось, что взгляд Эдварда в ту ночь на его квартире был дурным, то этот – куда хуже.

– Он лишь хотел достать тебя, Каллен, – я попыталась его немного утихомирить.
Он проигнорил меня, сжав зубы, и явственно напряг челюсть.
Эмметт сконфуженно наблюдал за братом, затем встретился со мной взглядом, вероятно, поняв выражение моего лица.
– Да что с вами двоими такое? – потешался он.
– Потом, – только и сказал Каллен.

Тут как тут Майк вышел из участка и спустился по лестнице. Он миновал братьев Каллен, даже не удостоив их внимания, и подошёл прямиком ко мне, обвивая рукой за талию и наклоняясь для поцелуя.

– Моя машина в гараже, готова, детка?

Он хотел поцеловать меня прямо в губы, но в последний миг я увернулась, и Ньютон угодил в щёку.

Я стыдливо реагировала на публичную демонстрацию чувств, что, похоже, сняло любые вопросы у Ньютона.

Он фыркнул:

– Верно, у меня всё из головы вылетает, что ты... неопытная.
У-ух! Ненавижу этого чувака.
Каллен засмеялся, прикрыв рот, и, отвернувшись, произнёс Эмметту перед уходом:
– Я пошёл.

Эмметт одарил меня на прощание непонятным взглядом и поднялся по лестнице, а я подумала: «Так и быть, все мужики в моей жизни оставляют меня, когда мне так хочется, чтобы они остались».

Я тряхнула головой и проследовала за Майком к его машине.

К счастью, подбросив меня домой, он даже не покинул машину, сказав, что нужно подготовиться к своей «встрече» и что свяжется со мной на этой неделе.

А я, вероятно, буду прикидываться недотрогой.

Только вот Майк не знал, что меня это вполне устраивало.

В своей квартире я свободно выдохнула от оков Ньютона, вытащила маргаритку Каллена из рюкзака, поставила в стакан с водой на журнальный столик у дивана в гостиной.

Я села, откинувшись назад и закрыв глаза, радуясь быть дома, и мгновенно уснула, поскольку отсутствовала дома всю ночь.

Каллен

Когда Свон написала мне, что она с грёбаным Ньютоном, я был готов разломать полтонны голыми руками, клянусь богом.

Мне хотелось сорваться с места и выследить её, унести к себе домой.

Затем я вспомнил, как она приравняла меня к своему отцу и лучшему другу, – нет, я отказываюсь относиться к этой ёбаной группе, так что я просто отписался ей, прося осторожничать, и надеялся, что она так и поступит.

Я всё-таки уехал и сел ей на хвост.

Я не идиот.

Большая часть утра прошла без инцидентов; я знал, что это нетипичный маршрут Ньютона, хотя толком не понимал, почему он решил сменить его. Может, посчитал, что Белла не потянет хуёвый маршрутец.

Я рассмеялся: Белла, наверное, получше Майка справится с трудностями.

Когда они прервались на завтрак, я, не удержавшись, купил маргаритку в уличном лотке и подарил Белле.

Розы не ассоциировались у меня с Беллой, а выражение её лица, когда она поднесла цветок к носу, стоило риска быть пойманным этим долбаным мямлей.

Отчасти я надеялся на это.

Картошка в его тарелке была моей любимой – я не мог упустить возможность загрести кучу этих вкусняшек себе в рот. Раздражённый этим Ньютон – бонус.

Мне нравилось следовать за Свон повсюду.

Не только убедиться, что Ньютон не доёбывается до неё, также я отмечал её причудливые привычки.

Как она настойчиво притопывала ногой, ожидая свершения чего-нибудь.

Как грызла ногти, когда Ньютон бесил её что есть мочи, или как подёргивались её кулаки, когда она хотела треснуть ему по роже, но сдерживалась.

Должен рассмеяться, потому что я бы заплатил, чтобы увидеть, как она бьёт ему морду.

Также мне нравилась пульсирующая венка на шее Свон, когда та стискивала челюсть, когда кто-то или Ньютон очень сильно раздражал её в целом.

Мне захотелось разгладить эту венку, поцеловать и, может, даже прикусить.

Но я отвлёкся.

Пока не понял, что мы были уже на полпути к чёртовому «Арроу шиппинг», когда заметил, что кое-кто ещё преследовал их.

Похоже, этот человек не понимал, что я тоже на хвосте, поэтому я отстал ещё больше – вдруг выясню личность этого человека.

А они хороши.

Чертовски хороши.

Не настолько, чтобы я их упустил.

Окна машины были затонированы, преследователи не покидали свою машину, так что я не видел их лиц и не смог определить рост, вес или даже пол.

Чего доброго, это водитель нашей красной «феррари».

Из-за злости мне хотелось столкнуться с ними лицом к лицу и стереть в порошок любого, кто только подумывает навредить Свон; следователь же во мне хотел держаться в тени и выяснить, зачем они преследовали Ньютона.

А затем мне пришла фиговая мысль.

Они преследовали Ньютона? Или Свон?

Если это Свон, то главный вопрос: как долго этот человек преследовал её? Видели ли они нас вместе? Не скомпрометирована ли Свон моей недавней потребностью быть с ней всё время?

Ебать.

Меня.

Когда Ньютон подъехал к «Арроу шиппинг», загадочный «хвост» свернул в тёмный переулок, где оставался незамеченным, при этом мог наблюдать. Я держался достаточно далеко, чтобы оставаться вне поля зрения, но мельком ещё мог разглядеть «крузер» и примчаться в случае необходимости.

У меня провибрировал сотовый: Свон спрашивала, в какое время у нас ужин.

Она всерьёз думает об ужине с моими родителями посреди этой еботни?

Я мотнул головой, написав ей, что за ними наблюдают, а Свон стала остроумничать, думая, что я подразумевал себя.

Я вновь написал ей, вразумляя, и она словила намёк, озираясь по сторонам и стараясь не выдать себя.

– Вот это моя девочка, – я наблюдал за Свон в бинокль.
Я приглядывал и за таинственной машиной, однако тёмные окна не давали рассмотреть пассажиров, зато я уловил тень. По ней нельзя было установить личность, но было заметно, что незнакомец делал пометки.
– Хм-м-м.
Я проверил время, поняв, что скоро Ньютон освободится со смены, поэтому я завёл «ванкуиш» и направился в участок поговорить с Эмметтом.
Отъезжая, я послал Свон ещё смс-ку: ужин в семь вечера.
– Эм, я говорю тебе, творится какая-то хрень, у меня чёртово предчувствие.
Мы выходили из здания участка, после того, как брат решил, что лучше мне уйти из центра внимания долбогрёбов из его отдела.
– Ты ведь не отстанешь, не так ли?
Прозвучало скорее утверждающе, чем вопросительно, Эмметт положил руку мне на плечо, как раньше – папа.
– Сложновато оставить, когда это дерьмо падает мне в ноги, побуждая копаться в нём, – бросил я Эму. – Ты ведь тоже таким был. Так что за хня приключилась, Эм?
Он прижал меня к поручням на лестнице и посмотрел прямо в глаза:
– Очень давно я попросил тебя довериться мне, Эдвард. Хочется, чтобы ты послушался меня. Хотя бы раз.
Что-то в его словах подтачивало меня.
– Ты, бля, кое-что недоговариваешь, верно? – сузил глаза я.
– Я не говорил этого, – Эмметт отодвинулся от меня, изгибая бровь.
– Ты не должен... Нет, не то что ты не хочешь мне сказать, ты не можешь.
Брат возвёл взгляд к зданию.
– Ты выдумываешь, Эдвард. Эти теории заговора однажды сожрут тебя живьём.
– Может да, может нет, – колко отпарировал я.

Существовало бесконечное число версий, что бы это могло значить. Я знал Эма: он до неприличия чётко действовал по уставу, и не проболтается, если так решил. Выдал мне всё, что смог, – большего мне не видать.

Я начал мысль, когда перед нами припарковался долбаный Ньютон.

– Прылестно, – пробубнил я.
Эмметт засмеялся.
– Эй, Беллз! – проревел Эмметт.

Свон искренне улыбнулась в духе «слава богу, адекватные люди», когда вместе с Ньютоном подошла к нам.

Ничего не говори, Каллен. Просто... плыви по течению.

Майк вылупился на меня и сказал:

– Ты усложнишь ситуацию, если будешь и дальше зависать с этим, Эм.

Чё за нах?

Знаю, мне следовало не вякать, дать Майку повыкобениваться и потом пойти своим путём, но, ясен хрен, я не удержался.

Я оттолкнулся от поручней и сказал Ньютону сыграть в прятки-поебатки, что ему не очень-то понравилось, полагаю, поэтому он петушился перед Свон.

Я бы с превеликим удовольствием заехал бы ему локтём в лицо. Как по мне, этого жопоёба надо приструнить. Однако Эмметт напрягся, так что я попридержал коней.

Я был готов, всё жопское утро был готов, вообще-то говоря.

Хотя мне не пришлось особо унимать свой нрав, поскольку Ньютон по некой грёбаной причине решил отвянуть и направился в участок, чтобы отметить время ухода с работы.

Спустя парочку минут болтовни и сердитых взглядов он вернулся.

А когда он, уебон этакий, коснулся Свон, а затем наклонился поцеловать её... Святые угодники, я думал, что укокошу этого говнюка прямо на месте.

Затем Свон отшатнулась и брякнула насчёт своей неопытности, тогда я совсем с катушек съехал и заржал как конь.

Если бы ты только знал, опездол.

Я решил, что лучше свалю-ка, пока не сломал ему руку, которая по-хозяйски обвила талию Свон, и обратился к Эму:

– Я пошёл, – не оглядываясь.

Фиговая это была б идея.

Кроме того я был везучим хреном, который увидится с Беллой позже, а затем вместе с ней уедет домой.

– Она придёт на ужин?
Громко проговорил Эмметт посреди фойе в доме наших родителей, когда я сказал, что Свон скоро прибудет. Роуз ухмылялась.
– Да. Она придёт на ужин.
– Кто? Белла? Ты пригласил Беллу на ужин? – вступила в разговор Элис, на пару секунд отлипнув от Джазмена, когда услышала имя Беллы.
– Да. Я пригласил Беллу.
– С каких это пор ты и Белла... – Заговорил Эмметт, а я, блядь, не вытерпел.
– Господи.
Мама, как и всегда, спасла меня:
– Оставьте Эдварда в покое, дети. Он может запросто пригласить девушку на ужин, если того хочет.
По крайней мере, Эсме попыталась.
– Что, конечно, было бы не столь странно, показывайся он на ужинах регулярно, – добавил папа.
– А ты ещё гадаешь, почему я не не заглядываю к вам чаще, – я вскинул бровь, пройдя к шкафчику с ликёром, тихонько посмеиваясь над своим невольным каламбуром.
Эмметт последовал за мной.
– Эдвард, какого чёрта происходит, чувак. Сначала Беллз у тебя на квартире, потом она гуляет с Ньютоном – этак раза три, а теперь она придёт на ужин? Я не врубаюсь.
Я плеснул рюмку «Патрона», затем смочил ей горло, отвечая брату:
– В грёбаном округе Колумбия назревает заварушка, Эм, как чёртов Уайетт Эрп.
(П.п.: Эрп Уайетт – американский страж закона и картёжник времён освоения американского Запада, известен по вестернам.)
Брат скорчил рожу:
– Я бы сошёл за Эрпа.
Эм взял рюмку, наполнил её, как и мою, и мы чокнулись, осушая их до дна.
– А я именно тот, кто тебе нужен, – я подражал голосу Доку Холлидея, сыгранного чёртовым Вэлом Килмером.
(Док Холидей – американский зубной врач, азартный игрок, один из наиболее известных ганфайтеров Дикого Запада. Тесно дружил с Эрпом Уайеттом.)
Эм фыркнул и помотал головой:
– Ты не можешь быть и Уайеттом Эрпом и Доком Холлидеем в этом сценарии, Эд.
– Почему нет? Мужик и баба в одном флаконе.
– Говнюк.

Я засмеялся, Эм тоже, как и присоединившиеся к нам Джаспер, Элис и Роуз, пока папа с мамой накрывали на стол в столовой, а я задался вопросом, не увильнёт ли Свон от меня на этот раз.

Дьявол, может, Ньютон, в конце концов, решил отвезти её на «званый» вечер к мэру.

Ебать, надеюсь, она нацепила жучок.

В дверь позвонили, и я вздохнул с облегчением. Потому что, серьёзно, мне хотелось, чтобы Свон была со мной и только со мной, не важно, какую информацию она может раздобыть среди тех оборотней в погонах.

Эмметт пошёл открывать дверь, но я отпихнул его в сторону, на что брат рассмеялся, а я всё же открыл эту чёртову дверь.

Белла выглядела пипец как безупречно, как и обычно.

– Извини за опоздание. Я заснула.
Я улыбнулся и притянул её к себе.
– Несомненно, – чмокнул девушку в губы.
Я задержался на мгновение, ласково играя языком с её, и упивался её ароматом, когда за нами послышалось покашливание, и наконец отошёл от брюнетки.
– Целый день хотел это сделать, – прошептал я Белле.

Она прикусила, чтоб её, губку.

От счастья мой член свело судорогой, сейчас я не сомневался: Белла намеренно кокетничала со мной.

Я проводил её в дом. Все поздоровались, девушки крепко обнялись, Эмметт кружил вокруг Беллы, словно она была плюшевым медвежонком; Джаспер поцеловал ей руку, нагнав румянца на щёки девушки, что меня взбесило до чёртиков, если быть совсем уж откровенным.

Грёбаные техасцы.

– Мои родители в столовой, так что ты вообще-то чертовски вовремя, Свон, – закрывая за ней дверь, я потянул её за собой.

Предварительно я просканировал взглядом окрестности, удостоверяясь, что в тени не притаился хвост, – уверен, за Беллой никто не увязался.

Это была частная территория, и если бы здесь припарковалась ранее не заявленная машина, нам бы позвонили.

– Ты не заметила никого за собой по пути сюда?
Я заправил прядку волос ей за ухо, а Свон ответила отрицательно.
– Замечательно. Теперь мы можем войти в логово льва, не беспокоясь о гиенах.
Свон нервно хохотнула: ей ли не знать, что я истину глаголю. Я не планировал, что вечер пройдёт «весело», если вы сечёте, о чём я.
– Ну же, Эдвард, – толкнул меня локтём Эмметт. – Не всё так плохо, отец просто...
Я перебил своего братца, пока он не начал защищать Карлайла с его двойными намёками, неискренними комплиментами, которыми он всегда разбрасывался.
– Отец немного, бля, заносчивый? – продолжил я.
Эмметт фыркнул, приобнял Роуз и промолвил:
– Что ж, тогда за дело, люди.

Войдя в столовую, все расселись, мы со Свон – противоположно друг другу. Так нас рассаживала мама во время крупных приёмов. По её словам, вечер проходит намного приятнее, когда ты можешь смотреть в глаза своей второй половинке.

Свон садилась, смеясь над словами Джаза, который нашептал ей на ухо, и я задался вопросом, каково это иметь вторую половинку.

Когда Свон поймала меня, пока я глазел на неё, широко улыбающуюся, с блестящими глазами, в груди у меня защемило, ладони чуть вспотели, и я подумал, что существует малюсенькая вероятность, что я знаю, каково это.

Отчего я замер и с минуту хмурился.

Я был на середине внутреннего монолога, когда меня грубо прервали.

– Итак, Эдвард, что привело тебя сегодня в нашу скромную обитель? Тебе есть что сказать нам?

Отец засмеялся, подтрунивая, что я никогда не посещал семейные ужины. Я мельком уловил взгляд Элис, которая говорила мне не портить, бля, вечер своим херовым характером, на что я улыбнулся.

Офигенно улыбнулся:

– Отменная еда.

Все заржали, а Свон чудаковато пялилась на меня, пока все передавали тарелки и уплетали мамино блюдо.

Которое, к слову, безупречно, друзья мои.

Я позабыл, насколько опупенно вкусная мамина стряпня, и решил, что в будущем, возможно, стоит мириться с поведением отца и пару раз заезжать к ним поесть.

Я наслаждался обстановкой за ужином, смеясь над глупыми попытками брата и сестры, обстреливающими меня цитатами из фильмов, наблюдая, как Свон борется со всеми, включая моего отца.

Что за чудеса?

Мы все доели, мама с папой убирали со стола, как и раньше никому не позволяя им помочь. Мы же вшестером угорали над Эмметтом, который считал, будто смешно пародировал вашего покорного слугу, Сильвестра Сталлоне.

– Я, бля, так не думаю, Эм, – я наполовину был раздражён его отвратительным выступлением, позабавлен его банальностью и отупел от алкоголя.
– О боже, ты просто один в один, – щебетнула Элис, вытирая слёзы от хохота.
– Ты знаешь правду, Эд.
– Ты не выдержишь правду, Эм, – я имитировал Джека Николсона из «Несколько хороших парней».
– Да ты брехун, и забавный, чертовски забавный, – поддакнул Джаз.
Моё уважение к нему удесятерилось: он смотрел «Славных парней», и настолько они ему понравились, что он запомнил реплики Рэя Лиоты.
Затем Эмметт взял со своей тарелки кусочек ещё не долопанной еды, поднёс её к лицу, изучая, и произнёс:
– Знаете, как во Франции называется «Роял-бургер» с сыром?
Я смеялся над банальностью Эма, зная эту бородатую шутку, но Свон встрепенулась первой.
– Бургер с сыром? – ответила она в духе Винсента Веги из «Криминального чтива».
Я глянул на неё с наглупейшей усмешкой, изумлённый, что она процитировала это:
– Что? Я смотрю фильмы, знаешь ли.
Эдди-младшенький был невьебенно счастлив, и мне пришлось поправить штаны, дабы не базарить и выставить себя кретином.
– Ладно, – я махнул ей рукой. – Посмотрим, что у тебя, Свон.

Роуз силилась не ухмыляться, а Эмметт прикрыл ладонью рот. Он знает, что я, бля, король цитат из фильма.

Элис закатила глаза, дала отмашку, пока Джаспер развалился в кресле, потягивая пивко и готовясь к шоу.

Свон прищурилась, как будто мы были Клинтом Иствудом и Чарльзом МакГроу (п.п.: американский актёр известный ролями в фильмах нуар в 1940-50 гг. XX века) в грёбаном «Вздёрни их повыше», отчего мне захотелось выхватить кольт и сотворить с ней нечто плохое, скажем так.

Она отпила пива, осторожно поставила его на стол и, всякая такая соблазнительница, просто сказала:

– Ты одинок?
Я ухмыльнулся:
– А разве мы все не одиноки?
Девушка изогнула бровь, на что я вопросил:
– И это всё, Свон? «Китайский квартал» вообще-то не относится к независимому кино, знаешь ли.
Она закатила глаза, встретившись взглядом с Элис, которая беззвучно проговорила ей что-то.
– Без жульничества, Элис, – пригрозил я.
Свон вскинула руку:
– Всё хорошо, Элис, я поняла, – затем глянула на меня с улыбкой.
– Гарри и Доррис Морган отлично воспитали меня. Однако они оба мертвы. Я не убивал их. Честно, – монотонно, зловеще проговорила она.
По чесноку: у меня мурашки пошли.
Чё?
Я сдвинул брови, остолбенелый, что Свон сумела поставить меня в тупик, а она улыбнулась во все зубы.
Только я собрался спросить её, что это за фильм, как захихикавшая Элис спасла мой зад.
– Эдвард не смотрит телек, Белла.
Сестра насмехалась надо мной, да ещё этим голоском, когда бабы – тщетно – пародируют мужчин.
Ну вы понимаете, о чём я, бля, толкую.
Свон посмотрела на меня так, словно в голове у неё наконец-то сложилась картинка.
– Никогда?
– Не в последние... – я призадумался на минутку, – пять лет, по крайней мере.
Я допил пиво, встал и потопал к переносному холодильнику за добавкой.
– Кто-то хочет ещё? – обратился я к столу.
Все согласились, отчего мне было ой как непросто выпить своё.
Я обогнул стол, раздавая всем пиво, а Свон продолжала докапываться до меня.
– Ты никогда не смотрел «Декстера»?
– Да кто такой этот Декстер? – поинтересовался я.
Плечи Эмметта подрагивали от хохота, Роуз лишь закатила глаза, вешая голову, в то время как Джаспер с Элис вежливо улыбались, не оскорбляя меня своим молчанием.
– Он... проехали, что насчёт «Настоящей крови»?
– Настоящей что?..
«Настоящая кровь» с вампиром Биллом? И Эриком? – продолжала Свон, затем отчебучила: – Сьюки!
Да вы ж, бля, измываетесь надо мной.
Я посмеялся над хрен пойми каким акцентом, который она пыталась скопировать:
– Вампиры, Свон? Серьёзно? Ты разочаровываешь меня.
– Фильм не только об одних вампирах, Эдвард, – вклинилась Роуз.
– Да, там есть и оборотни! – задорил Эмметт.
На что я вскинул бровь.
У Свон отвисла челюсть, она глубоко вдохнула и сказала:
– Ладно, ладно, есть у меня кое-что для вас, ваше Высочество Я Не Смотрю Телек.
– За дело! – я наконец-то усадил свой жопс, ссутулившись, и потягивал пивко.
– Горсть соли.
О нет, ну, она даёт. Вываливать вот так «Донни Браско» всё равно что умолять о неприятностях.
– Горсть? – переспросил я.
Свон улыбнулась.
– Горсть. Горсть соли.
Свон тютелька в тютельку изображала Аль Пачино, а я уже дошёл до белого каления.
Эмметт давился со смеху, зная, что она цитировала моих бессменных фаворитов, а Роуз хлопнула брата по руке, когда тот едва не столкнул её со стула.
– Горсть или щепотка? – Я переплюнул её Аль Пачино своим Джонни Деппом.
– Горсть, горсть. Не щепотка. Что я сказал? Я говорю щепотка? – продолжала Белла.
Идеальное. Охеренное. Воплощение.
– Не-а, – возразил я, – ты сказал... ты сказал горсть.
С минуту она смотрела на меня и тряхнула головой.
– Иногда тебя хрен поймёшь, Донни, – закончила Свон.
Я едва не сболтнул всем за столом, что мы вернёмся через часок-другой, а сам чуть не утащил её в свою старую спальню и не вытрахал из неё все мозги за подобное цитирование Аль Пачино.
На этом этапе я принял решение – раз и навсегда.
Отныне Свон будет приходить со мной к родителям.
– Чистая работа! – поблагодарила Элис Беллу.
Я кивнул, отхлебнул пива, отсалютовав Свон. Она скривила рот:
– Я просто обожаю Аль Пачино в том фильме.

Стояки за родительским столом... совсем не круто.

Молчаливая трапеза не продлилась долго.

Как и всегда.

Карлайл вошёл в гостиную и вполголоса проговорил мне:

– Не возражаешь, если мы переговорим, Эдвард?
Естественно.
Ну, началось.
– Пап, да будет тебе, – заныл Эмметт.
Карлайл остановил сына:
– Эмметт, я просто хочу кое-что прояснить с Эдвардом. Видишь ли, это всё ещё мой дом.
Я вздохнул, докончив пиво и встав из-за стола.
– Всё путём, Эм.

Я был благодарен, что он в кои-то веки – о, пять лет, – вступился за меня.

Это серьёзно согревало мою хренову душу, народ.

Я обратился к Свон:

– Ничего, если я тебя покину на пару минут?

Она кивнула, улыбаясь мне, затем я проследовал за отцом в другую комнату.

Он не тратил времени зря.

– Эдвард, я говорил с лейтенантом Малдоном на этой неделе. С его слов, в следующем году появится вакансия, и я подумал, что, может, ты сдал бы тест на...
– Пап, – я беспардонно прервал его, – у меня есть работа.
Похоже, отец не торопился продолжать, уселся в кожаное кресло, пока я стоял, скрестив руки на груди.
– Эдвард, мне нужно, чтобы ты понял: я тебя люблю, сынок.
– Угу, любишь меня, ну-ну, – съехидничал я, ожидая кульминационной фразы.
– Нам всем было предельно ясно, что ты бросил Академию и стал частным детективом, чтобы доказать, что смерть Джесс была не случайна, чего ты так и не доказал...
И к чему, блядь, по-вашему, он ведёт?
– Может, в начале, пап, так и было, но сейчас всё несколько сложнее. Это моя жизнь. И я чертовски близок к тому, чтобы доказать неслучайность смерти Джесс, чтоб ты знал.
Я злился, а теперь отец сочувственно на меня смотрел.
– Сколько раз я это слышал?
Я горько рассмеялся:
– Знаешь что: мне плевать, сколько это займёт времени. Да хоть мне девяносто стукнет, пап.
Мой мозг опять бомбардировали вопросы, а жива ли Джесс вообще.
– Я не знаю, что мешает тебе довериться мэру, который нанял достаточно способных...
– Грёбаный мэр? – истерично рассмеялся я. – Ты издеваешься надо мной, пап?
– Он избавил этот город от криминала получше других мэров за многие годы, Эдвард.
– Это потому, что он олицетворяет собой криминал, пап.
Я повышал голос, а затем услышал тихий голос у двери.
– Эдвард.
Свон – в руках она держала своё пальто.
Она гениальная женщина, дамы и господа, что ещё могу сказать?
– Нужно идти, пап.
– Эдвард, погоди...
– Ожидание переоценено, пап. Я перестал ждать примерно четыре года назад.
Больше я ничего не говорил, схватил свою куртку, попрощался с Элис и Джазменом, когда заметил, что Эм уже ушёл.
– А куда направился Эм?
Элис пожала плечами, прислонившись головой к плечу Джаспера:
– Ему поступил короткий звонок, он ушёл с Роуз с минуту назад.
Я кивнул, приобнял Свон за талию, выводя её из дома, втягивая носом холодный воздух.
– Просто потому что он фиговый отец, не означает, что он не любит тебя, Эдвард.
Она словно с языка сняла, назвав меня по имени, – я промолчал.

А что мне, бля, на это ответить?

Её словам не усвоиться в моей голове, потому что я заметил Эма с Роуз у его машины и подошёл попрощаться. Они о чём-то переговаривались, и я уловил шепоток Эма «крузер Ньютона», когда они заметили нас и резко смолкли.

Я нахмурился.

– Куда собрался, Эм?
Он лишь улыбнулся мне:
– На работу.
Хм-м-м-м.
– Твоя смена закончилась пять часов назад.
– Подработка.
Что?
– Какая ещё подработка? С каких пор ты берёшься за подработки?
Он хохотнул:
– С тех пор, как мне нужны деньги.
Брат поцеловал и обнял Свон, стукнул меня в плечо, открыл дверцу машины Роуз, затем подошёл к стороне водителя, когда я остановил его.
– Да ты брешешь, Эм, чё за дела?
Улыбка померкла на его лице, и он посерьёзнел:
– Эдвард, помнишь наш разговор ранее? О доверии?
Господи, да чтоб меня.
– Ага.
Он снова улыбнулся, положил руки мне на плечи, заглядывая мне в глаза.
– Найди его, братец.

Пристрастился к загадкам, Эм?

Люди стали вконец испытывать моё терпение с этим «доверием».

Эм легонько, по-братски, шлёпнул меня по лицу, затем залез в свою машину и уехал.

Я смотрел ему вслед, когда Свон обхватила меня за руку и чуть потянула за собой.

– Ну же, Каллен, поехали.

Я глянул на дом своих родителей напоследок, затем последовал за Свон к её машине, убеждаясь, что за ней не увязались преследователи.

Я проследил за этим, а потом пошёл к своей машине.

Внутри меня что-то изменилось.

Нехорошее предчувствие, сказать по правде.

Однако знать, что Свон со мной в одном аду, утешало.

Я был охуенно рад, что она испортила те фотки в тот день в моём офисе, который, казалось, был давным-давно.




Как вам покатушки и маргаритки? Одной мне кажется, что жизнь Эдички будет такой даже без врагов? :D И кто же этот неизвестный преследователь? Ваших мнений и впечатлений жду тут и на форуме.



Источник: http://robsten.ru/forum/63-2003-19
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Renessaince (21.03.2016) | Автор: перевод Rara-avis
Просмотров: 413 | Комментарии: 10 | Теги: детективы Свон и Каллен, феррари, заговор, Диквард | Рейтинг: 5.0/14
Всего комментариев: 10
avatar
1
9
супер очень интересная глава fund02016 спасибо lovi06032
avatar
0
10
Рада, что нравится. lovi06032
avatar
1
4
Большое спасибо за перевод, буду ждать следующую главу lovi06032
avatar
0
8
Она, скорее всего, будет в апреле. dance4
avatar
1
3
спасибо за продолжение!
avatar
0
7
Спасибо, что читаешь. lovi06032
avatar
1
2
Спасибо lovi06032
avatar
0
6
Пожалуйста. lovi06015
avatar
1
1
Спасибо за продолжение!
avatar
0
5
На здоровье. lovi06032
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]