Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Фунт плоти. Глава 35, часть I
Глава 35.
Отвечая за последствия.
 
«В глубине души, даже самый закоренелый преступник отчаянно жаждет того же, что и невинный младенец: любви и принятия». - Лили Фэйрчайлд.
 
 
Завершив разговор с Беллой, Каллен бросил мобильник на диван и поспешил в ванную, раздеваясь на ходу и оставляя за собой, словно в кильватере, след из мятой одежды.
 
Широко улыбаясь, он зашел в душевую кабину и с наслаждением встал под горячие струи воды, колко лупившие по его лицу и телу. Сказать, что он был рад тому, что Белла позвала его к себе раньше, чем планировалось, было бы большим преуменьшением.
 
Каллен отлично знал, что ему вовсе необязательно волноваться по поводу чувств Беллы к его кузену – она более чем ясно дала понять свое отношение к нему, – но услышать то, что тот снова позвонил ей, взбесило его невероятно.
 
Сраный козел.
 
В ту же секунду, как он услышал легкое расстройство в голосе его девочки, Каллен мгновенно ощутил необходимость оказаться рядом с ней и защитить, но одновременно с этим он не хотел душить ее своей заботой. Каллен знал, что те чувства, которые он испытывал к Белле, росли прямо таки в геометрической прогрессии. И их было не остановить. Выражаясь метафорически, пресловутую дамбу прорвало, и все его заграждения были уничтожены. Его мысли, тело и душа невероятно быстро затоплялись мощными потоками чувств и отчаянной нужды к его Персику. 
 
Они заполняли его. Даже переполняли.
 
Он ощущал это всем телом: от бестолковой своей макушки до пяток.
 
Из всех кого он знал, Белла была самым независимым и упертым человеком – ну, не считая Розали, конечно. И в этой ситуации, все его древние пещерные инстинкты защищать то, что принадлежало ему, и дикое, ненасытное желание владеть ею в действительности могли принести больше вреда, чем пользы.
 
Он потер глаза, чтобы смыть мыльную пену. 
 
И он ничего не мог со всем этим поделать. Господи. И раньше-то было трудно, но теперь, зная о чувствах Беллы и, в свою очередь, дав ей прочитать свой дневник, где он признавался в своей необходимости быть рядом с ней, касаться, трахать ее, все это становилось невозможным удерживать в себе.
 
Он приложил титанические усилия, чтобы оставаться на месте, глядя, как она уезжала от него из домика на пляже. Сила притяжения, что постоянно связывала их, практически дернула его за ноги, подначивая запрыгнуть на Калу и рвануть вслед за ней. Блядь, да он на полном серьезе готов был рассмотреть вариант захвата Беллы в заложницы с последующим жестким трахом на капоте ее же «мини-купера».
 
Он сам обалдел от масштаба этой дурацкой, шальной мысли.
 
Каллен выключил воду и быстро обернул полотенце вокруг бедер.  Он только и мог думать, что совсем скоро окажется с ней. Целый час она будет выкрикивать его имя, оказавшись  под ним, и половину этого времени Каллен будет наслаждаться ее сладкой киской. Он заставит ее забыть этого мудака Уитлока.
 
Проводя руками по мокрым волосам и насвистывая Here Comes the Sun, Каллен миновал спальню и прошел в гостиную, чтобы взять из постирочной пару чистых джинсов.
 
- БЛЯДЬ, - проорал он и отпрыгнул назад, долбанувшись плечом о косяк двери. Одну руку он в шоке прижал к груди, а другой придерживал полотенце, чтобы чертов кусок махровой ткани не соскользнул на пол.
 
На него в упор смотрела Розали, расположившаяся на своем обычном месте с краю дивана.
 
- Господи, Роуз, - хватанул он ртом воздуха и тряхнул головой. – У меня, нахер, сердце так остановится.
 
Она небрежно пожала плечами, сверля его подозрительным взглядом. Каллен сглотнул.
 
- Что ты здесь делаешь?
 
Да, он сам дал ей ключ, но, Боже мой, она могла и предупредить его хоть как-то.
 
Розали с шумом выдохнула через нос и принялась кусать внутреннюю сторону щеки, от чего ее губы слегка поджались.
 
- Я набирала твой мобильник, - начала она низким голосом. – Но он был выключен. - Она взяла аппарат в руку и покрутила его. – Все выходные.
 
Каллен скрестил руки на груди, неожиданно ощутив беспокойство по поводу своей наготы. 
– Ну да, - огрызнулся он  в ответ. – Захотелось свалить. - Он безразлично дернул плечами. – Я ездил в дом на пляже.
 
Розали понимающе приподняла подбородок: 
- Один?
 
Каллен раздраженно вздохнул. Ее желание защищать его подкупало, но, черт побери, он  все же был взрослым мужиком и не должен был ни перед кем отчитываться. 
– А что?
 
Со знающим видом Розали прищурила глаза: 
- Ты ездил с ней, не так ли?
 
В ту же секунду Каллен ощетинился. 
– Ой, забей, Рози, - рявкнул он и метнулся в постирочную.
 
- Нет, - раздалось ему в след. – Не отстану. - Он услышал как, приближаясь, громко застучали по паркету ее каблуки.
 
Каллен чувствовал, что она стояла у него за спиной, но предпочитал игнорировать ее присутствие. Ему не хотелось снова обсуждать то, во что она вообще не должна была совать свой нос. Он нервно копался в куче чистого белья, возвышавшейся горой на сушилке.
 
- И это после всего того, что она сделала? – стоя в дверях, взвизгнула Розали в неверии.
 
- Я говорил тебе! – гаркнул Каллен, разворачиваясь к ней. – Я говорил, что это было обоюдное недопонимание. - Он упер указательный палец себе в грудь. – Я был чертовски неправ, впрочем, как и она. Розали, но мы справились с этим. Почему же не можешь ты?
 
Он протиснулся мимо нее, задев плечом.
 
- Справились, да? – воскликнула Роуз таким тоном, что Каллен остановился как вкопанный, его рука замерла на двери спальни.
 
- Да я примчалась сюда ровно за две секунды до того, как ты отоварил свой гребаный нос коксом размером с восьмой шар! (прим. пер. «восьмой шар» - на сленге обозначает 1/8 унции кокаина, т.е. 3,5 грамма). - Ее голос дрожал от гнева и боли. – Той ночью ты позвонил мне, умоляя о помощи! И не говори мне теперь «справиться с этим», Каллен! Я не могу!
 
Черт.
 
Каллен глубоко вздохнул и медленно повернулся, прижав в раскаянии подбородок к груди. Он буравил взглядом пол, а затем не торопясь поднял глаза на Розали. Его сердце разлетелось на осколки, когда он увидел выражение ее лица. Она выглядела опустошенной, негодующей, но всего убийственнее было выражение разочарования, впечатавшееся в ее черты. Голубые глаза сверкали слезами досады, а ее по обыкновению красивое личико перекосила боль, которую причинил он.
 
-Д ерьмо, - пробормотал он себе под нос. Он сделал маленький шажок по направлению к ней и вздохнул, заметив, что она отступила назад.
 
- Нет, - предупредила она. – Не приближайся ко мне.
 
Каллен поднял руки в поражении. 
– Тогда, чего ты хочешь от меня, Роуз? Может, скажешь?
 
Она даже дух не перевела. 
– Я хочу, чтобы ты объяснил мне, почему разрешаешь этой женщине обращаться с тобой как с дерьмом, а потом увозишь ее в дом  на пляже, который настолько особенный для тебя, что даже я там ни разу не  была?
 
Она скрестила руки на груди. Ее голос вдруг стал тише:
 – Совершенно очевидно, что дело не в банальном трахе с училкой. Я бы хотела знать, что такого невъебенно особенного в ней?
 
Каллен не мог не уловить нотку ревности в ее тоне и понял это мгновенно. Их отношения с Розали никогда не носили такой характер. Ни в жизнь. Он знал, что она никогда не смотрела на него кроме как сестринским взглядом, впрочем, как и он вел себя с ней исключительно по-братски. Но, нужно признать, им обоим было известно, что она все-таки всегда была для него «женщиной». Он всегда уступал ей.
 
Господи, она права. Розали была первой, к кому он обратился, когда весь разваливался на куски из-за Беллы с Питером. Тогда ему на ум пришло только ее имя. Боже, да когда она приехала, он был почти трупом: пьяный в стельку, ничего не соображающий, злобно выкрикивающий свою боль и гнев. Она же, час за часом, молча и терпеливо выносила все его стенания.
 
Неудивительно, что теперь она считала его сумасшедшим.
 
- Черт, Рози, - пробурчал он, тряхнув головой. – Я… блин, мне жаль.
 
Черты ее лица немного смягчились, но взгляд по-прежнему был суров.
 
- Так и должно быть, - отрывисто заметила она. – Ты говорил, что чувствуешь к ней что-то, а она кинула тебя ради ослиной жопы кузена. Ты вопил, что ненавидишь ее, что и близко к ней больше не подойдешь, а потом вдруг едешь вместе с ней в… бля, ну неважно. - От дальнейшей мысли ее передернуло. - Я не догоняю, Каллен. Какого черта тогда я не оторвала ей голову за то, что она причинила боль тебе, а сейчас заодно и твою за то, что делаешь то же самое со мной?
 
Каллен тяжело выдохнул через нос и оглядел себя. 
– Слушай, дай я оденусь и все объясню, идет?
 
Розали переступила с одной ноги на другую, явно раздумывая над его предложением. Потом раздраженно цокнула языком и закатила глаза.
 
- Идет, - согласилась она со вздохом и прошла обратно к дивану.
 
В спальне Каллен быстро натянул на себя спортивные штаны и футболку, бросил взгляд на часы и понял, что у него осталось всего лишь пятнадцать минут, чтобы добраться до Беллы. Он выругался себе под нос. Ну, конечно, в другое время это дерьмо не могло произойти.
 
Он вернулся в гостиную и схватил с дивана свой телефон. Игнорируя пристальный взгляд Розали, он быстро набрал сообщение:
 
Детка, только что зашла Роуз. Она хочет поговорить. Я буду у тебя сразу же, как освобожусь. Прости. Целую.
 
Он отправил сообщение, засунул мобильник в карман и смущенно кашлянул. 
– Хочешь выпить?
 
- Да.
 
- Хорошо. Я тоже. - Каллен прихватил две бутылки пива из холодильника и тяжело плюхнулся на диван рядом с Розали. Они молча отхлебнули из своих бутылок, не обращая внимания на охеренную неловкость, глыбой повисшую между ними.
 
Каллен закурил, пытаясь отвлечься, но ожидание, которым просто исходила сидящая справа от него женщина, не давало ему это сделать. У него было ощущение, что она рассматривает его под микроскопом, и ему ебать как это не нравилось.
 
- Итак, - подгоняла его Розали, еще и рукой махнула. Ее голос сочился сарказмом, но Каллен умудрился прикусить  язык и не съязвить.
 
- Итак, - эхом отозвался он. Он наклонился вперед и упер локти в колени. Не убирая сигареты, зажатой между указательным и средним пальцем, Каллен ладонями потер лицо и простонал.
С чего же ему, черт возьми, начать?
 
- Начни с начала, - подсказала Розали, откинувшись назад, и скрестила ноги.
 
Каллен посмотрел на нее и усмехнулся. Она знала его наизусть; и, конечно, он задолжал ей правду. Если они с Беллой хотели быть понятыми дорогими им людьми, то должны быть честными и открытыми. Да, это было рискованно, но он целиком и полностью доверял Розали. Если он попросит ее не распространяться обо всей этой хрени, то она будет молчать. До гробовой доски.
 
Он затушил окурок и, сцепив руки в замок, бессильно свесил их между колен. 
– Рози, я знаю, что должен все объяснить и я сделаю это, но ты должна пообещать слушать меня молча.
 
Он обернулся к ней через плечо. Она сидела, не проронив ни слова. Только лишь чуть вздернутая ее бровь подсказывала ему, что он мог продолжать.
 
- Ты права, - тихо начал он. – Белла и я…. это не просто трах. - Легкая улыбка тронула уголки его губ. – Все это…. так намного больше.
 
- Я знаю, что я говорил той ночью диаметрально противоположное, но…  - При мысли о его Белле в душе расцвело какое-то теплое чувство, и он потер грудную клетку. – Она для меня все, Рози.
 
Он скорее почувствовал, нежели увидел, как пошевелилась Розали. Когда она дотронулась до его предплечья, Каллен повернул голову и увидел ее смущенный и потрясенный взгляд. Собственная интонация выдала его с головой.
 
- Боже, Каллен, - прошептала она, ее удивленный взор метался между его глаз. – Ты что, влю…
 
Еще нет.
 
- Видишь ли, у нас с Беллой долгая история, - прервал он ее до того, как бессмертные слова сорвались с ее губ.
 
Его сердце гулко заколотилось, когда невысказанная фраза мягко закружила вокруг него, нежно нашептывая на ушко. Он нашел какую-то точку на правой ноге, чуть выше большого пальца, и впился в нее глазами.
 
- Пойми, - твердо продолжил он. - Она значит для меня больше, чем все остальные, вместе взятые. Бесконечно больше.
 
Он медленно провел руками по волосам, ощущая, как в груди что-то теснилось. 
– Господи, да ни одна и рядом с ней не стояла.
 
Он щелкнул костяшками правой руки и облизал губы.
 
- Первый раз я повстречал Беллу Свон не в Артур Килл пять месяцев назад, - стал продолжать он и тяжело вздохнул, обернувшись к Розали. – Это случилось, когда мне было одиннадцать… и я спас ей жизнь.
 
=PoF=
 
Изабелла шагнула в квартиру и внутренне съежилась от щелчка, с которым захлопнулась дверь за ее спиной. Он прозвучал так отрывисто, словно дурное предзнаменование. Изабелла лишь молилась, чтобы это не оказалось буквальной правдой. Она глубоко вздохнула и заправила волосы за уши, пытаясь одновременно проглотить ужас, страх и панику, которые, царапая горло, медленно поднимались вверх.
 
Обе девушки не проронили ни слова, пока ехали в лифте, и Изабелла нервничала настолько, что была готова заживо содрать с себя кожу. Она бросила ключи от квартиры на журнальный столик и развернулась посмотреть на ставшую для нее за последние месяцы абсолютную незнакомку.
 
Лицо Элис не выражало ровным счетом ничего. Ни какой-либо осведомленности, ни утешения. Она просто смотрела на Изабеллу, ожидая, что та начнет говорить. Что, блядь, она ожидала услышать, так и не было до конца понятно. Из того, что сообщила Элис в холле, говоря, что она была здесь по делу, ясным было одно: она явилась, чтобы добавить больше проблем и препятствий.
 
Изабелла почувствовала, как потяжелело на душе при этой мысли. Черт. Это было несправедливо. Почему ни Уитлоки, ни ее мать, да вообще все они, не могли отстать от них с Калленом? Она скрестила на груди руки, пытаясь не дать ее дерьмовому настроению выплеснуться наружу. Войдя в квартиру, она ощутила, что ее сила и решительность куда-то испаряются.
 
Черт. Будь сильной, Изабелла. Будь сильной.
 
Страх, разлившийся горечью в горле и сковавший каждую косточку, привел ее в ярость. Как же Изабелла презирала чувство страха. Всю свою жизнь.
 
Изабелла Свон не боялась никогда и ничего.
 
Ну, до тех пор, пока Эдвард Каллен снова не вломился в ее жизнь.
 
От мысли, что кто-нибудь мог забрать его у нее, Изабеллу затопил такой смертельный ужас, что она мысленно запретила себе задумываться об этом даже на долю секунды. Она будет бороться. Господи, Боже мой. Если Элис или любой другой, кто был против их с Калленом отношений, попытался бы разлучить их, Изабелла дралась бы не на жизнь, а на смерть. Ее любовь к нему была ошеломительной и устрашающе красивой: она заставляла вскипать в венах кровь и лишаться последних остатков разума.
 
Подумав о Каллене, она ощутила, как понемногу уходило ее зыбкое внутреннее состояние. Но одновременно с этим, она почувствовала, как напряглась спина, готовясь к тому  лживому вранью, которое, наверняка, было в достатке припасено у Элис.
 
Изабелла почувствовала, как уголки губ удовлетворенно дернулись в легкой усмешке, когда ее обожгло неожиданное осознание того, что Элис, нахрен, даже не догадывалась, что ее ожидает.
 
- Что смешного? – негромко спросила Элис.
 
Напор и сила, которые подруга демонстрировала в холле, исчезли, уступив место съежившимся, понуро опавшим плечам. Да и уверенность, так явственно сверкавшая на ее лице, теперь куда-то подевалась.
 
- Ничего, - коротко ответила Изабелла. – Что ты здесь делаешь?
 
Элис вздохнула и открыла было рот, чтобы ответить. Она колебалась. 
– Можем мы присесть?
 
- Нет.
 
На лице Элис не отразилось и доли удивления от такого отрывисто-грубого ответа Изабеллы. 
– Ладно, - со вздохом уступила она.
 
Она вытащила руки из карманов черного плаща и, сжав кулаки, прижала их к животу. 
– Ты хорошо выглядишь. Ты, правда… отлично выглядишь.
 
Изабелла еле удержалась, чтобы не закатить глаза. 
– Ближе к делу, Элис, – заметила она, не меняя интонации.
 
- Хорошо, - чуть повысив голос, ответила Элис. Ее ладони развернулись в сторону подруги. – Хорошо, просто… Я тут пытаюсь… просто сбавь немного обороты.
 
Челюсть Изабеллы чуть не поздоровалась с полом. 
– Сбавить обороты? – в неверии повторила она. – Сбавить обороты? Ты совсем больная, что ли? Как ты смеешь заявляться ко мне в квартиру, запугивать и при этом требовать от меня сбавить обороты?!
 
Изабелла сделала три больших шага в направлении Элис. 
– Сделай нам обеим одолжение и сама прислушайся к собственному совету, Элис. - Резким движением она указала на входную дверь и близко-близко наклонилась к подруге. - Возвращайся к своему жениху и его брату и можешь рассказать им все, что захочешь, черт возьми, потому что мне. На это. Абсолютно. Наплевать!
 
- Они не знают, что я здесь, - чуть слышно произнесла Элис. Изабелла сердито глянула на подругу, чей тихий голос никак не вязался с тем беспокойством, что плескалось в ее огромных глазах.
 
Повисла тяжелая пауза. 
– Что?
 
- Джаспер и Питер, - Элис утвердительно качнула головой. – Они не знают, что я здесь.
 
Изабелла почувствовала, как стало выравниваться ее дыхание, а сердце замедлило свой ритм. 
– Что? – повторила она, в недоумении нахмурив брови.
 
- Я сказала Джасу, что схожу за мороженым. - Элис попыталась робко улыбнуться, но Изабелла не обратила на это никакого внимания. – И я не запугивала тебя. Честно. Я сказала в холле те слова только для того, чтобы ты позволила мне подняться и выслушала меня. Я знала, что по-другому ты бы меня не впустила.
 
Телефон, лежавший на столике, рядом с ненаглядным дневником и работой, от которой ей пришлось оторваться, ожил. Но Изабелла не отводила взгляда от Элис. Она, что, серьезно?
 
- Я не понимаю, - призналась она, не разжимая губ. – Если Джаспер и Питер не в курсе, то тогда зачем ты здесь?
 
Элис умоляющим взглядом глянула на диван, а затем снова на подругу. Изабелла задушила в зародыше сочувствие, рвущееся в ее сердце.
 
- Я хочу поговорить.
 
- О чем?
 
- О нас… о том, что случилось.
 
- Мне нечего тебе сказать, я уже это говорила.
 
- Но мне есть что, - возразила Элис.
 
- А какое мне до этого дело?
 
- Потому что мы…
 
- Даже не вздумай произнести «друзья», Элис. Ей Богу. - Изабелла, скрестив руки, вцепилась ладонями в собственные плечи. - Ты не была моим другом, когда обвиняла меня в том, что я переспала со своим студентом, и когда хранила от меня секреты о Каллене и Питере, или когда моя собственная мать отвесила мне пощечину. Так что не смей, Элис. Не смей.
 
Лицо Элис перекосила гримаса раскаяния. И снова Изабелла постаралась не замечать этого. Сейчас было не до сантиментов. Из всего того, что Элис Брендон задолжала Изабелле,  правда  была самым недостающим компонентом. 
 
- Десять минут, - прошептала Элис. Она покусывала правый край нижней губы. – Просто дай мне десять минут. Это все, что я прошу.
 
- Я ничего тебе не должна, - вспыхнула Изабелла.
 
Элис согласно кивнула: 
- Я знаю.
 
Изабелла вздохнула и стиснула зубы. Её, конечно, заинтриговал этот неожиданный приступ здравого смысла у Элис, но и желание оторвать ей голову ни капли не уменьшилось. Если это была ловушка, то Изабелле нужно было быть невероятно осторожной. Любое слово могло нарушить баланс разговора, который им предстоял, и понимание этого тяжким грузом упало на плечи Изабеллы, заставив ее ссутулиться. Не так-то много остается у тебя вариантов, когда ты глядишь в глаза мрачному дьяволу, а за спиной  гладь глубокого синего моря.
 
Вознося молитвы всему святому, чтобы решение оказалось правильным, она глубоко вздохнула и постаралась сказать ровным голосом: 
- Десять минут.
 
Элис удивленно распахнула глаза. Она облегченно улыбнулась и, обогнув Изабеллу, прошла к дивану. Пока она расстегивала плащ, ставила на пол сумку и устраивалась на сидении, Изабелла подошла к столу и взяла телефон. Увидев имя Каллена на экране, ее сердце запнулось и дернулось одновременно от паники и приступа радости.
 
Она не смогла сдержать кривой ухмылки, когда прочитала его сообщение. Розали. Казалось, что препятствия настигли их обоих: ощутимо и одновременно. Она быстро набрала ответ, стараясь тщательно подбирать слова, чтобы свести его беспокойство к минимуму. Она знала, какое впечатление произведет на него имя Элис.
 
Не беспокойся, родной. Поговори с ней. Пришла Элис. У меня все хорошо, поверь. Она тоже хочет поговорить. Я дала ей десять минут.
 
С трудом сглотнув, она отправила смс-ку. Подхватив бокал с вином, она подсознательно прижала дневник Каллена к груди. Девушка расположилась в кресле напротив дивана и ждала, когда Элис заговорит. «Будет интересно послушать», - подумала она сухо.
 
Элис стиснула ладони и буравила взглядом пол. Изабелла должна была признать, что видеть ее такой было тревожно. Элис всегда была такой самоуверенной и очевидно безошибочной. Сейчас же она выглядела уставшей, опустошенной и чертовски нервной. Изабелла сильно удивилась, что сочувствие, которое она с таким усилием отгоняла от себя, как только появилась Элис, не возвращалось назад.
 
- Я давно собиралась прийти, - начала Элис, не отрывая взгляда от своих рук. – Я звонила… я… я пыталась.
 
Изабелла по-прежнему молчала и потягивала вино.
 
- Во-первых, я хотела сказать тебе…- Она вздохнула и медленно подняла глаза. – Я так сожалею, Беллс. Правда.
 
Изабелла не повела и бровью. В извинении чувствовалась искренность, а умоляющий взгляд заставлял поверить, что именно так та и чувствовала, несмотря на то, что признания запоздали на месяц.
 
- И? – уточнила Изабелла, вяло пожав плечами.
 
На секунду Элис почувствовала себя сбитой с толку. 
– И… и я хотела, чтобы ты знала об этом.
 
- Прекрасно, - отбрила ее Изабелла и поставила бокал на столик. – Ты известила меня, что сожалеешь. Теперь, когда твоя душа спокойна, можешь уходить. - Она вздернула подбородок в сторону выхода.
 
Вдобавок к озадаченному взгляду, Элис нахмурила брови: 
- Но ты дала мне десять минут.
 
Изабелла перевела взгляд на часы, висевшие на стене кухни. В запасе оставалось восемь минут.
 
- Начинай, - распорядилась она, откинувшись на спинку кресла.
 
В другой ситуации, такая собственная бесцеремонность заставила бы почувствовать себя неуютно, так как это было не в ее характере совершенно, но сейчас не тот случай. У нее не осталось доверия к женщине, находящейся теперь в ее квартире. Хоть они и были когда-то подругами, теперь все мосты между ними были сожжены дотла. Короткое извинение не могло уничтожить те жестокие слова и тайны, которые до сих пор ядовитым облаком витали в воздухе.
 
Нервничая, Элис облизала губы, провела рукой по волосам, но по-прежнему не проронила ни слова. Звуковой сигнал телефона Изабеллы нарушил напряженную тишину. Она взяла трубку со стола, игнорируя вопросительный взгляд Элис.
 
В сообщении Каллена значилось: Она там? Ты уверена, что все в порядке? Какого хрена ей нужно?
 
Да, уверена. Она хотела извиниться. Но мне все равно. Я просто хочу, чтобы она ушла. А что Роуз?
 
Все ОК. Я рассказал ей. Я «все» ей рассказал. Она хочет поговорить с тобой. Позвони, если я тебе понадоблюсь.
 
Позвоню. Я люблю тебя.
 
Я знаю.
 
Изабелла почувствовала, как исчезает ее беспокойство подобно тому, как воздух улетучивается из лопнувшего шарика.  Для Каллена сказать, что он знает о ее любви к нему, было бо́льшим, на что она вообще могла надеяться. Она затолкнула телефон в карман и, поджав ноги, уселась на них, усиливая тем самым волну расслабления, так внезапно нахлынувшую на нее.
 
- Это от него? – мягко поинтересовалась Элис. Изабелла вскинула на нее взгляд, ощущая, как молниеносная вспышка раздражения понеслась по венам.
 
- Мои сообщения тебя не касаются, - выплюнула она. – А ты тратишь впустую оставшиеся у тебя шесть минут.
 
Словно уступая, Элис опустила глаза. 
– Мне жаль. Я не заслуживаю твоего доверия, Беллс, я знаю. Но поверь, мое мнение о… Каллене основывалось только на том, что я узнала от Питера.
 
Она пожала плечами, будто извиняясь за те свои дерьмовые слова осуждения. 
– Я доверяла Питеру.
 
Изабелла усмехнулась. 
– А мне ты не доверяла, да? Той, кто считался твоей лучшей подругой в течение десяти лет. - Она тряхнула головой и в раздражении прикусила губу. - Я рассказала тебе все о Каллене. Я поведала о своих чувствах. Бог ты мой, да ты видела его. Здесь. И все же солгала.
 
- В чем же я солгала? – с гримасой на лице спросила Элис.
 
- Ты назвалась Элис Уитлок, - громко произнесла Изабелла. – Ты выходишь за Джаспера только в Рождество. Таким образом ты предупреждала Каллена, а я была настолько, черт побери, слепа, чтобы все это распознать, потому что доверяла тебе.
 
Признавая это, Элис без слов дернула плечами.
 
Голос Изабеллы приобрел едкий, обличительный оттенок: 
– Ты говорила, что любишь меня, Элис, и что хотела для меня лучшего, но, тем не менее, обидела меня как никто другой. Ты осудила меня. Ты осудила Каллена. И, вместо того, чтобы выслушать меня и понять мои чувства, ты предпочла сделать свои нелепые и смехотворные выводы!
 
- Я знаю, - снова произнесла Элис.
 
- Ты ни разу не удосужилась прийти ко мне, чтобы узнать, что я знала о Каллене и что мне пришлось пережить. Ты просто позволила говнюку Питеру Уитлоку навешать тебе лапши на уши. - С каждым словом гнев Изабеллы становился все сильнее.  – Питер Уитлок - человек, который отчаянно рвется к деньгам Каллена.
 
Элис вскинула голову в сторону Изабеллы.  Ее виноватое лицо приобрело серый оттенок, отчего щеки побледнели, а глаза стали еще темнее.
 
- Да, Элис, я знаю о компании и деньгах, - натурально глумилась Изабелла, а затем добавила сардоническим тоном: - Я сильно удивлена, что Питер не рассказал тебе об этом после нашей с ним встречи на прошлой неделе.
 
- Беллс, клянусь, - выдавила из себя Элис, - я не знала ни о деньгах, ни о доле Каллена, пока Джаспер не рассказал мне об этом пару дней назад.
 
Не веря ей, Изабелла покачала головой и рассмеялась без тени юмора в голосе.
 
- Это правда, - настаивала Элис. – Мы даже разругались из-за этого. - Она опустила подбородок и понизила голос.
 
Изабелла заметила, как две слезинки скользнули по щекам Элис. Где-то внутри легонько толкнулась толика сочувствия к подруге, но выражение лица Изабеллы оставалось угрюмым и циничным. Сколько же слез она пролила из-за всей этой истории, и Элис не было рядом, чтобы поддержать ее. И теперь, черт возьми, Изабелла не собиралась утешать Элис.
 
- У меня нет оснований верить хоть единому твоему слову, Элис.
 
- Я знаю, - признала она снова и нервно провела рукой по волосам. – Я знаю, что не имею права быть здесь или просить тебя поверить мне, но клянусь тебе, других мотивов у меня нет. Я просто… скучаю по тебе. А еще я сожалею и хотела бы объяснить.
 
Элис выпрямилась, сидя на самом краешке дивана, чем заставила Изабеллу чуть отодвинуться назад. Такая близость сейчас была не нужна. 
- Я хочу, чтобы ты была на моей свадьбе, - продолжала Элис. – Хочу узнать, как ты и что у тебя нового.
 
- Я не могу дать тебе ничего из этого, - не раздумывая, ответила Изабелла. Она сама уловила, насколько жестко и холодно прозвучал ее голос, но ей было наплевать.
 
Она никогда не считала Элис эгоисткой, но с теперешними своими просьбами та выглядела именно такой. 
– Я не могу дать тебе ничего из этого, - повторила Изабелла. – Я не доверяю тебе настолько, что готова выкинуть твою лживую задницу из своей квартиры.
 
Элис слегка качнулась, услышав такие грубые слова.
 
- Но не сделаю этого, пока не узнаю, что Питер сказал тебе о Каллене, - продолжила она. – Я хочу знать, почему ты не сказала мне, что твой жених приходится кузеном Каллену. А еще я хочу узнать, почему ты была такой лгуньей и критиканкой, когда я всего лишь нуждалась в дружеской поддержке. Ты видела, что произошло между мной и моей матерью в Чикаго, но тебе было все равно. Ты просто тупо смотрела, как я уезжаю.
 
Изабелла проглотила ком в горле, словно хотела затолкнуть все эмоции на самое дно своей души.
 
Элис тяжело вздохнула и с кивком обняла себя руками. Она бросила быстрый взгляд на часы и тихо произнесла: 
- Мне не так уж много осталось.
 
Изабелла подметила двойной смысл сказанного. Она взяла бокал и допила оставшееся вино. Алкоголь теплом разлился в груди, добавляя при этом и отваги и уверенности.
 
- У тебя один-единственный шанс, Элис, - пристально глядя ей в глаза, произнесла она. – Не трать его на всякое дерьмо.
 
Обе женщины обменялись долгим, неудобным взглядом, затем Элис поерзала на диване и прокашлялась. Пока Изабелла встала, чтобы взять бутылку и налить себе еще вина, она промокнула оставшуюся под глазами влагу.
 
Поколебавшись и тяжело вздохнув, Изабелла взяла еще один фужер с комода и поставила его перед изумившейся подругой. Элис не проронила ни слова, пока Изабелла наливала ей напиток, и благодарно кивнула усевшейся на место девушке.
 
- Я говорила с твоей матерью, - наконец произнесла Элис, оборачивая пальцы вокруг ножки бокала.
 
Выражение лица Изабеллы оставалось непроницаемым. Ее не сильно-то удивило, что они общались; она даже ожидала этого. Наверняка они хорошо перемыли косточки ей, ее  «плохому выбору» и «неумению» поступать как «взрослой». 
«Господи, - с сарказмом думала она, – эти двое точно несколько часов лясы точили».
 
- Она волнуется за тебя. Она знает, что была… неправа. Она не должна была делать то, что сделала, но ты так важна для нее. Ты должна дать ей шанс объясниться.
 
- Не рассказывай мне, что я должна, - отрывисто сказала Изабелла. – Я поговорю с ней, когда захочу сама, а не по твоей указке.
 
- Конечно, - покорно согласилась Элис. – Я просто думала, что тебе следует знать.
 
- Опять двадцать пять, - пробормотала Изабелла в бокал. Если Элис и услышала ее, то даже виду не подала. – Ну, раз уж ты так настроена на откровенность, расскажи-ка мне про Питера, - теряя всякое терпение, с нажимом произнесла Изабелла.
 
Выражение лица Элис снова стало тревожным. 
– Питер… он… он неплохой человек, Беллс.
 
Изабелла прищурилась, но ничего не сказала.
 
- Он человек с деловой хваткой…
 
- Человек с деловой хваткой? – саркастично повторила Изабелла. – Под этим выражением ты подразумеваешь запугивания и угрозы, чтобы захапать то, что тебе не принадлежит? Да ты не видишь дальше своего носа, Элис.
 
- Он просто не хочет, чтобы уголовник был связан с компанией, Изабелла, надеюсь, ты понимаешь это?
 
- Нет, вообще-то, не понимаю, - резко ответила Изабелла. – Компания принадлежит Каллену, потому что была ему завещана. А Питер бесится, потому что сам хотел владеть ею. И дело тут совсем не в имидже. Питер – жадный ублюдок-манипулятор, – а еще и злобный придурок-шантажист, – и ты еще в этом убедишься.
 
- Каллен о многом тебе рассказал, - констатировала Элис. В тоне ее голоса не чувствовалось намека ни на что, кроме этого немудреного вывода.
 
- Да, - недрогнувшим голосом ответила Изабелла. – Рассказал. Он вообще мне много что рассказывает, потому что между нами доверие. Но, полагаю, для такого человека, как ты, это весьма отдаленное понятие.
 
- Это несправедливо, - защищалась Элис.
 
- Справедливо? – с издевкой переспросила Изабелла. – Не думаю, что ты хочешь поговорить со мной о справедливости.
 
Элис поставила бокал на столик и села, подавшись вперед. Ее плечи были напряжены, а пальцы сцепились в замок. 
– Послушай, Беллс, я знаю, что ты злишься, но не могла бы ты хоть на чуть-чуть обойтись без этого своего гребаного сарказма? Я все объясню, только если ты мне позволишь это сделать.
 
Изабелла в удивлении поджала губы и шумно выдохнула через нос. 
– Ладно.
 
- Спасибо, - произнесла Элис и вымученно выдохнула.
 
Выдержав еще одну недолгую паузу, она заговорила:
 – Когда Питер и Джаспер узнали, что ты будешь давать уроки их кузену, они обратились ко мне с вопросом, как им поступить. Они не были уверены, что тебе следовало знать это. Я была того же мнения. На тот момент, Беллс, я знать не знала о твоих чувствах к Каллену…
 
- Ты и сейчас не знаешь, - перебила ее Изабелла. Предупреждение сверкнуло в глазах девушки.
 
- Я в курсе, но все дело в том, что ты поладила с Питером и действительно понравилась ему. - Элис сосредоточила свой взгляд на бокале с вином, который держала в руке. – Ты все еще нравишься ему.
 
Изабелла неуютно поерзала в кресле. От одной только мысли оказаться где-нибудь неподалеку от Питера ее желудок тошнотворно сжался. Что уж тут говорить об ощущениях, которые накатывали при воспоминании о том, что когда-то она собиралась вступить с ним в более близкие отношения. Боже мой, да уже тогда она до умопомрачения хотела Каллена.
 
- Питер рассказал мне, что Каллен стал плохой новостью, - продолжила Элис. – Что он был опасен.
 
Изабелла холодно усмехнулась. Ну конечно, он был таким. Да это же просто смешно. Плохой ли, хорошей ли новостью оказался Каллен, но дело в том, что Питер ему и в подметки не годился. Она опустила взгляд на дневник. Ты - мое все.
 
Элис продолжила:
 – Он рассказал, что Каллен был связан с известными бандитами, был дилером, у него просто на лбу выгравировано, что он опасный преступник. У меня не было причины не доверять таким словам. И после всего этого Питер еще и стал его адвокатом. Все-таки они семья.
 
- А что сказал Джаспер? - отрывисто спросила Изабелла.
 
Элис прикусила губу и потерла указательным пальцем подбородок. 
– По большому счету, Джаспер все время спорил с братом. Он подтвердил, все, что сказал Питер… - Она не закончила свою мысль и отпила из бокала.
 
- И? – допытывалась Изабелла.
 
Элис пожала плечами:
 – Казалось, что Джас не был согласен с той степенью опасности Каллена, которую приписывал ему Питер. Он не защищал его, но точно не выказывал такой агрессии как Питер. И тогда я стала подозревать, что ненависть, которую питал Питер, была каким-то образом связана с твоими отношениями с Калленом. Что дело было в ревности.
 
- И с чего это у тебя возникли такие подозрения? – возмутилась Изабелла. Но еще до того, как Элис успела открыть рот, в глубине души она уже знала ответ.
 
Глядя прямо ей в глаза, Элис произнесла: 
- Потому что я рассказала ему о твоих… чувствах к Каллену. Я знала, что ты втрескалась по уши, хотя и не стала уточнять про это Питеру. Я беспокоилась, Беллс. - Элис сделала паузу.
 
- И что же, черт возьми, ты ему сказала? - потребовала ответа Изабелла.  Ее горло сжалось от абсолютного ужаса, а из пересохшего рта вырвался тревожный нервный хрип.
 
Элис отвела глаза, не имея сил смотреть на девушку, которую так жестоко предала и обидела.
 
- Я сказала, что ты немного увлеклась. Сказала, что это просто глупость из разряда любви к плохим мальчикам, и, в конце концов, ты прозреешь.
 
Изабелла прикрыла глаза и сжала губы, чтобы не дать словам гнева, ненависти и отвращения вырваться из нее фонтаном. Это был какой-то сюрреалистический ночной кошмар. Другого объяснения не было. Неужели все те близкие люди, которые всю жизнь находились рядом с ней, действительно не верили в ее способность сделать собственный выбор или принять правильное для нее самой решение?
 
Проклятье, как же ей не хватало отца.
 
- Вот почему я назвалась Элис Уитлок, когда Каллен был здесь, - быстро добавила Элис, когда увидела выражение яростного возмущения, покрывшего лицо Изабеллы. – Ты права. Я правда предупреждала его. Предупреждала, потому что знала, что Питер разозлится. Я стопудово была уверена, что Каллен расскажет тебе об их связи. Теперь-то я понимаю, что ему это нафиг не нужно было.
 
…что за херня?
 
- Элис, чем ты думала?- воскликнула Изабелла. – Ты вообще не могла делать какие-либо выводы или принимать решения. У тебя не было такого права!
 
- Я знаю, - отозвалась Элис. – Но я беспокоилась о тебе. Я видела, какими глазами ты смотрела на него, когда он очутился у тебя на пороге. Я так боялась, что он обидит тебя или втянет в проблемы. Ты была будто под гипнозом и после всего того, что Питер рассказал мне, я ни капли не доверяла Каллену. В твоем распоряжении был прекрасный, красивый парень, который бы так правильно относился к тебе, но ты его не хотела по непонятной для меня причине. Да и он не понимал.
 
Элис выдохнула и потерла ладонями лицо. 
– Я хотела поддержать тебя, ведь я знаю, каким трудом ты добилась всего, Беллс, и я не собиралась стоять в стороне и смотреть, как ты все это похеришь.
 
- Даже если бы я все это похерила, это был бы мой выбор, Элис. Не твой!
Изабелла вцепилась в волосы на своих висках. 
– Господи, Элис, ты лгала мне, ты разговаривала со мной как с дерьмом на своих туфлях. Ты говорила обо мне, делала выводы насчет меня, сговаривалась за моей спиной. Ты обвинила меня в том, что я вела себя по-детски. Как никто другой ты знала, как я это восприму.
 
- Я боялась, - заплакала Элис. – Я была ужасно напугана тем, что ты попадешься. Я жутко злилась, что ты потеряла голову из-за парня, который был недостоин тебя. Все, что я знала о нем, так это его криминальное прошлое и риск, которому ты подвергалась, особенно после того, что произошло с твоим отцом. Ну, я имею в виду, черт, Беллс, что он к тому же твой студент…
 
Весь воздух одним огромным выдохом покинул легкие Изабеллы, отчего в голове сразу просветлело. 
– Даже не смей говорить о моем отце! Даже не смей, нахрен! - На глаза у нее навернулись слезы, а кулаки сжались от лютой обиды.
 
Элис заметно отшатнулась и шлепнула рукой по рту, будто только что осознала, что за слова она сейчас ляпнула.
 
- Ты, блядь, ничегошеньки не знаешь ни о нем, ни о Каллене, - рявкнула Изабелла. - Так что заткнись.
 
Изабелла с оглушительным звоном поставила бокал на столик и встала. От отвращения у нее потемнело в глазах, а пульс грохотал о барабанные перепонки. Феноменальное неверие, словно туманным облаком заволокло разум.
 
Как, черт возьми, могла Элис приравнять Каллена к тем монстрам, которые отняли у нее отца?
 
Он спас ее. Он спас ей жизнь. Да если бы не Каллен, этот нынешний их долбаный разговор мог бы никогда и не состоятся. Горькая ирония не ускользнула от нее, но Изабелла не имела ни сил ни желания ни спорить, ни уж, тем более, что-либо объяснять. Элис все равно не заслуживала ничего подобного.
 
Когда Изабелла заговорила, ее голос прозвучал глухо и отдаленно: 
- Я думаю, ты должна уйти.
 
- Подожди, - попросила Элис и тоже поднялась.
 
Изабелла пренебрежительно отвернулась от нее: 
- Нет.
 
- Ты любишь его, да?
 
Изабелла замерла, почувствовав, как сердце пропустило несколько ударов. 
– Что? – не оборачиваясь, спросила она.
 
- Я знаю тебя, Беллс, - тихо произнесла Элис. – Я знаю  это. Я все вижу. Черт, даже Питер заметил это.
 
При этих словах Изабелла развернулась. Желудок скрутило, а сердце колотилось теперь где-то в горле. 
– Что? Что ты имеешь в виду он заметил?
 
Элис уронила руки вдоль туловища. 
– Он рассказал это Джасперу на прошлой неделе, после вашей встречи. Я подслушала. Он сказал, что понял по твоей реакции, что чувства к Каллену у тебя были гораздо сильнее, чем он полагал вначале.
 
Мысли Изабеллы неслись сейчас со скоростью миллион миль в минуту. Что, блядь, она должна была делать? Может, все опровергнуть? Разве это было возможно? Или ей нужно было все подтвердить и признаться, что любила Каллена всем сердцем, а потом лишь надеяться, что Элис ее не выдаст?
 
Она знала, что не могла доверять Элис, но выбора у нее оставалось все меньше и меньше. В панике она сжала кулаки. Она не могла потерять Каллена.
 
Не могла.
 
- Ну, он ошибается, - сказала Изабелла самым своим ровным тоном.
 
Мягкое выражение лица Элис подсказало ей, что подругу это не убедило. Твою мать.
 
Элис ласково улыбнулась. 
– Он хорошо относится к тебе, Беллс? Он правильно с тобой обращается?
 
Изабелла прикусила внутреннюю сторону щеки и скрестила на груди руки. Она безмолвно стояла, борясь с желанием бежать, куда подальше от женщины, что находилась напротив нее. Будь сильной, Изабелла.
 
- Ты выглядишь счастливой, - продолжила Элис таким голосом, который Изабелла бережно хранила в своей памяти. – Любовь тебе к лицу. Должно быть, он очень хороший человек, раз заставляет тебя так светиться. - Ее глаза блуждали по лицу Изабеллы. – Я знаю, что это несколько поздно, но я умею признавать свои ошибки. Я знаю, что он не такой плохой и с ним ты в полной безопасности. Я должна была положиться на твое мнение, но не стала. Мне ужасно жаль.
 
Паранойя вперемешку со страхом вгрызались в позвоночник. 
– Чудесно, - рявкнула Изабелла. – Теперь ты можешь отправляться к Питеру и все ему подтвердить, не так ли? - Она бросилась к входной двери и с яростью распахнула ее.
 
- Я не за этим пришла, - уставившись в пол, пробормотала Элис и стала рыться в сумке. Затем вытащила из нее две коричневые папки и аккуратно разместила их на кофейном столике между двух винных бокалов. – Я хотела отдать тебе это.
 
Она неторопливо встала, подхватила свой пиджак и медленно приблизилась к Изабелле.
 
- Что там? – отрывисто спросила Изабелла, избегая взгляда Элис.
 
- Работа.
 
Изабелла непонимающе выгнула бровь.
– Работа? – эхом повторила она.
 
- Да: преподавание, репетиторство – приступать можно с нового года, - пояснила Элис. Она поглядела себе под ноги и вздохнула. – Одно из объявлений из школы, где я сейчас работаю. Я думаю, ты прекрасно подойдешь и…
 
Она кашлянула и подняла глаза к потолку. 
– Я знаю, что была абсолютно неправа, Беллс, и всегда буду сожалеть об этом. Но я хочу, чтобы ты была счастлива, и теперь знаю, что Каллен делает тебя такою. Лея подтверждала это, но я хотела убедиться собственными глазами.
 
Изабелла тяжело привалилась к дверному косяку.
 
- Но если ты с ним, ты должна быть осторожной, Беллс. Если компания или Питер узнают, что вы влюблены…
 
- Мне показалось, что ты назвала его неплохим человеком? – отрывисто задала вопрос Изабелла.
 
- Неплохим, - твердо ответила Элис. – Но это не значит, что он гарантирован от плохих решений. И ему держать ответ перед большим количеством влиятельных людей, которые совсем не прочь избавиться от Каллена. - Она повесила на плечо сумку.
 
- Просто просмотри содержимое папок. Если ты продолжишь оставаться преподавателем Каллена при ваших отношениях, то вы рискуете оба. И дело не только в компании. Я могу скрывать факт вашей связи с Калленом от Питера, но подумай о Ньютоне и комиссии по УДО. Слишком многое на кону. Вы не сможете держать все в секрете еще семь месяцев...
 
- Ты думаешь, я не зна…- Изабелла резко захлопнула рот. Черт. Она и так уже достаточно проговорилась.
 
Она перевела взгляд на папки, глубоко вздохнула и затем снова быстро глянула на стоявшую практически в дверях Элис.
 
Изабелла не смогла сдержать ехидного выражения, вспыхнувшего на ее лице. 
– Ты принесла мне все этого только для того, чтобы я покинула Артур Килл и наконец-то всех осчастливила? Боже, да моя мать из трусов выпрыгнет от радости. Ты же знаешь, как она хочет этого. Никто из вас не беспокоится, чего же хочу я. Никто. Ты это сейчас для нее стараешься?
 
Элис покачала головой. 
– Нет, Беллс, это ни ради нее и ни ради меня. Веришь или нет, но я принесла объявления, чтобы помочь тебе. Чтобы ты смогла быть вместе с Эдвардом Калленом.
 
Изабелла закрыла рот и медленно моргнула.
 
Не доверяй ей. Не доверяй ей.
 
- Подумай об этом, - предложила Элис, указав подбородком в сторону столика. – Я рядом, если захочешь поговорить.
 
Она хотела было дотронуться до руки Изабеллы, но в последнюю секунду отдернула ладонь. 
– Я правда сожалею.
 
Девушка еще немного помедлила, потом запахнула потуже пальто и пошла по коридору, оставив позади молчащую и немного напуганную Изабеллу.
 


Источник: http://robsten.ru/forum/19-957-183
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Sеnsuous (03.10.2013)
Просмотров: 2477 | Комментарии: 12 | Рейтинг: 5.0/51
Всего комментариев: 121 2 »
0
12  
  Только они вернулись из нирваны, где любя наслаждаясь любовью.................................
Эдвард с  Розали  объясняется ей о значимости Беллы ему раскрывая, а к Белле Элис которая еще посмела, после всего ею сказанного ввалится к ней и пожелав вдруг выс -казаться................................................... 12   

11  
  Спасибо! Как говорится, витязь на распутье...

10  
  Ну Элли сказала всё так убедительно...
Надеюсь она искренне...

9  
  Блин ...Элис меня озадачила...я на распутье.......

8  
  Белла уж слишком мнительна и злопамятна.
Я бы уже на половине разговора обняла и простила Элис.

7  
  Спасибо большое за перевод!  good lovi06032

6  
  общение с Калленом дает о себе знать! Белла научилась дерзить!!!

5  
  Благодарю за очередную главу! Элис, на самом деле раскаялась! Мне кажется, она от чистого сердца, желает счастья Белле!

4  
  Я почему-то не доверяю Элис... Спасибо за главу! lovi06032

3  
  Спасибо за очередную главу, Элис не очень убедительна.

1-10 11-12
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]