Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Грубое начало. Ауттейк 5.
Ауттейк 5.Друзья и влюбленные

От лица Энтони


Высокий вяз раскачивался на ветру, в результате чего его ветки без листьев настойчиво стучали по окну. Энтони сел на кровати и прищурил глаза от яркого света ночника.

Ветер снова завыл, и Энтони быстро побежал через коридор к спальне отца. Дверь была закрыта, поэтому Энтони, не теряя времени, дернул за ручку.
Но независимо от того, как сильно он старался, она не открывалась.

- Уу-уух.
Энтони отчетливо услышал стон отца по другую сторону двери и забеспокоился, что у его папы заболел животик.
- Ох... черт, детка... да... мммм... это так хорошо... уумммфффф... дерьмо... УУХХХ...

Что случилось? Что происходит? Энтони уже собрался постучать в дверь, но его отец снова заговорил.
- О, нет, так не пойдет! Верни свою сексуальную задницу сюда.

Женский голос засмеялся и взвизгнул.
Мисс Белла?

А потом было тихо. Может быть, мисс Свон зашла позаимствовать одну из рубашек отца, как было в первый раз, когда он увидел ее выходящей из комнаты Эдварда поздно вечером.

Энтони сполз и сел у стены. Он полагал, что мисс Свон откроет дверь в любую минуту, и, как только она сделает это, он заберется в постель отца, где было безопасно и тихо.

Энтони любил свою кровать-машину, но спать в постели отца он любил еще больше. Она была большой и теплой, а иногда в середине ночи его папа накрывал рукой спину Энтони. Ему очень нравилось чувствовать тяжелый вес отцовской руки на себе.
Он никогда не боялся, когда его отец был рядом.

Веки Энтони начали закрываться, пока он сидел, ожидая, когда выйдут его папа и Белла. Он был едва на грани сознания, когда услышал визг восторга в фоновом режиме прямо перед тем, как его глаза закрылись.
- Ооо... Аааххх... уумммфффф...

Энтони пошевелился во сне из-за невнятного бормотания. Внезапно он был окружен пышным зеленым лесом, и прямо среди деревьев возник большой замок. Принцесса Белла стояла высоко на балконе и не знала, как ей спуститься вниз. И она должна была выбраться оттуда очень быстро, потому что у нее сильно болел живот и ей нужно было пойти к врачу...
- О, о, о... Эдвард... ммм...

Принц Эдвард стоял на земле, глядя на Принцессу Беллу. Она сказала ему, что у нее болит живот, а затем начала стонать его имя снова и снова. Принц Эдвард побежал в замок, чтобы отыскать Принцессу Беллу. Но там было очень много дверей, и он не знал, какая вела к ней. Поэтому он проверял все из них. Он открывал дверь, и, когда не находил Принцессу внутри, громко хлопал ею и переходил к следующей...
Бам... Бам... Бам... Бам... Бам... Бам... Бам... Бам... Бам... Бам... Бам... Бам... Бам...

Двери были старыми и немного поскрипывали, когда Принц Эдвард открывал и закрывал их. Принцесса Белла очень хотела, чтобы Принц Эдвард нашел ее, поэтому она начала стонать его имя громче и быстрее. Когда он услышал ее крики, то ответил. Несмотря на то, что его голос звучал устало, он все равно старался успокоить ее.
- Я близко... Я... ууухххх... почти...

И действительно, вскоре после этого обещания он открыл правильную дверь, и Принцесса Белла была так счастлива увидеть принца, что громко выкрикнула его имя.
- Эдвард!

Затем она побежала через всю комнату и прыгнула ему в объятия, но она была немного тяжелой, и Принц тихо хмыкнул. Но он все равно понес ее вниз по лестнице из замка к своему белому грузовику.

Принц Эдвард и Принцесса Белла исчезли, как только сели в грузовик, и Энтони уже собрался пойти искать их, но прилетел большой, добрый дракон и, подхватив Энтони, полетел вместе с ним сквозь облака. Как только они достигли самого высокого облака, дракон опустил Энтони вниз на пушистый, мягкий, как подушка, белый хлопок и полетел домой к своей семье на ужин.

Энтони было интересно, как он спустился с облака, когда проснулся позже тем утром.
В своей постели.

Энтони протер глаза и потянулся, пока его голые пальцы не коснулись ковра на его полу в спальне. После краткого визита в ванную Энтони проверил спальню отца и, когда обнаружил, что дверь настежь открыта и комната пуста, бросился вниз по лестнице на кухню. Тем не менее, голоса в гостиной отвлекли его, и он изменил свое направление.

- Принцесса Белла, - улыбнулся он, когда увидел Беллу, сидящую на диване рядом с отцом.
- Что? - спросила Белла, усмехнувшись.
- Гм, Белла, - исправился Энтони. – Ты повезешь меня в школу?

- Не сегодня, дорогой. Сегодня суббота, - улыбнулась Белла.
- О, - Энтони надул щеки воздухом и скривился, как обезьяна, прежде чем громко выдохнуть. - Почему же ты здесь тогда?

- Она пришла, чтобы приготовить нам завтрак, - ответил Эдвард.
- О, - снова сказал Энтони. Он посмотрел на обоих взрослых, словно не понял какой-то странной шутки между ними. Но потом улыбнулся.
- Я голоден, - добавил он.

Белла привела его на кухню, Энтони устроился на своем обычном месте и стал смотреть, как Белла делает для него омлет, тост и два куска бекона. Эдвард подошел к столу, когда все уже было готово, и сел есть, в то время как Белла исчезла наверху.

- Можем ли мы поиграть в футбол сегодня? – спросил Энтони своего отца.
- Там идет дождь, чемпион, - ответил Эдвард.

- Там всегда идет дождь, - вздохнул Энтони. Он поставил локоть на стол и положил голову на ладонь, перемешивая свой омлет и ожидая, пока он остынет.
- Может быть, я смогу освободить место в гараже и научить тебя играть в хоккей с мячом, - предложил Эдвард.

Энтони сразу оживился.
– В хоккей с мячом? Это как?
- Это игра, в которую я играл, когда был ребенком, безо льда, конечно.

- Лед?
- Нам он не нужен, - настаивал Эдвард. - И как только ты немного подрастешь, я научу тебя, как играть на роликовых коньках.
- Я не знаю, как кататься на коньках, - Энтони выглядел грустным на мгновение. – В моем старом доме я ходил на праздник на роликовых коньках и часто падал.

Энтони заметил, что его отец странно смотрит на него.
- Что?
- Ничего, - быстро ответил Эдвард. - Просто... Ты никогда не говоришь о том, чем занимался в своем старом доме.

- О.
- Нет, это хорошо. Я хочу услышать об этом.
- Хочешь?
- Да? Мне нравится слушать о тебе и о том, чем ты занимался, прежде чем стал жить со мной.

Вместо того, чтобы начать рассказывать о своей прежней жизни, Энтони спросил Эдварда.
- А почему ты живешь здесь, а не там, где был мой старый дом?
- Здесь я родился. Я уезжал на некоторое время... встретил твою маму... но потом вернулся обратно, - ответил Эдвард.

- Моя мама жила здесь? – заинтересованно спросил Энтони.
- Ну, не здесь. Немного дальше отсюда. Мы пошли в среднюю школу вместе. Она была моей... э-э... моей хорошей подругой.

- Как целующиеся друзья? - спросил Энтони.
- Целующиеся друзья? - Эдвард чуть не подавился своим завтраком. - Что это?

- Целующиеся друзья, - Энтони ответил высоким голосом, - это когда мальчик и девочка видят друг друга каждый день, они смеются вместе, целуются и все прочее. Они женятся, а затем мальчик шепчет девочке на ушко, что в животик нужно положить ребенка, и она так и делает, а потом у них появляется малыш.

- Какого черта? – выкрикнул Эдвард. - Кто тебе это сказал?
- Мама, - заявил Энтони.
Эдвард откинулся на спинку стула с понимающим выражением лица.

- А у твоей мамы был целующийся друг?
Энтони кивнул.
- Марти, - затем его лицо нахмурилось. - Он уронил мое мороженое на землю на ярмарке.

- Пфф, - проворчал Эдвард. - Этот Марти звучит как настоящий герой.
Энтони пожал плечами.
- Дедушка сказал, что мама может выбрать его.

Эдвард рассмеялся.
- Представляю, как он говорил, что твоя мама может выбирать. По крайней мере, он всегда бормотал об этом, когда видел меня.
- Ты знаешь моего дедушку?
- Да.

- Он разрешал тебе катать свое кресло?
- Э-э... он не был в коляске, когда я его знал.

Разговор был на мгновение приостановлен, когда Белла вернулась на кухню в другой рубашке и джинсах, а ее волосы были аккуратно собраны в высокий хвост. Энтони заметил, что она пахла мылом и зубной пастой, напоминающих запах его отца после того, как он принял душ утром.

- Почему ты переоделась? - спросил Энтони.
- Я только сменила рубашку, - ответила Белла. – Так ты уже закончил с завтраком? Мы с твоим папой хотели бы поговорить с тобой.

- Поговорить? – спросил Энтони. Уже было почти Рождество, и Энтони было интересно, не собирается ли Белла дать ему каталог игрушек и попросить обвести все, что он хотел, чтобы Санта ему принес. Так делала его бабушка.

- Да, поговорить? - повторил Эдвард.
- Ну, знаешь, - Белла кивнула в сторону Энтони, смотря все еще на Эдварда. - То, о чем мы говорили прошлой ночью... обсудить... ну, знаешь... почему я здесь сегодня утром.
- Ох. Правильно, - кивнул Эдвард. - Пойдем в гостиную.

- Хорошо, - ответил Энтони и пошел туда первым. Он плюхнулся на диван и стал ждать, когда кто-нибудь даст ему каталог.
Белла села рядом с Энтони и, к его огромному разочарованию, ничего ему не дала. Вместо этого она с ожиданием смотрела на его папу, который точно так же смотрел на нее.

- Да, так, Энтони... - начал Эдвард.
- Да? – торопливо спросил Энтони.
Эдвард вздохнул, а затем потер руки о джинсы. Он сел в кресло возле дивана на секунду, прежде чем встать и пересесть туда, где сидели Энтони и Белла.

- Так... мисс Свон... Я имею в виду Беллу... мы же называем ее Беллой, когда ты не в классе, не так ли? - спросил Эдвард, растягивая время.
Энтони кивнул. Он подумал, что его отец ведет себя странно.

- Хорошо, так, Белла твой учитель... это ее работа. Так же, как я хожу на работу каждый день, быть твоим учителем - это работа Беллы. И когда она не твой учитель, мисс Свон, она просто Белла... мой друг. Ты понимаешь, что это значит? - спросил Эдвард.
Энтони кивнул, но Белла покачала головой.

- Я не понимаю, что это значит, - сказала она.
- Заткнись, - сказал Эдвард. Энтони понял, что его отец не был на самом деле зол, потому что он улыбнулся, и мисс Белла рассмеялась.
- Так ты не против, что я иногда навещаю твоего папу? - спросила Белла.

Энтони быстро кивнул.
- Я хожу домой к Тайлеру. Мы играем на переменах в школе, а затем, когда я хожу к нему, мы играем в его комнате. И однажды я почти ночевал у него. Но потом приехал мой папа и забрал меня, потому что...
- Да, Энтони, - прервал Эдвард, - смотри, дело в том... - он остановился, чтобы посмотреть на Беллу, а затем ухмыльнулся и закатил глаза. – Белла - мой особенный друг. Это не похоже на тебя и Тайлера. Это немного больше... сложнее.

- Она твой целующийся друг? – улыбнулся Энтони.
Белла растерялась от этого вопроса и посмотрела на Эдварда, ожидая объяснений.
- Э-э... как бы, - начал Эдвард.

Но Энтони продолжил.
– Это значит, что вы поженитесь?
- Э-э-э, нет. Нет, не значит, - быстро ответил Эдвард. - И шепота тоже не будет.

- Шепота? - Белла выглядела смущенной.
Эдвард покачал ей головой.
- Ничего. Ничего.

Видимо, Белла подумала, что термин «целующиеся друзья» используется у детсадовцев, поэтому быстро начала свою импровизированную лекцию.

- Энтони, то, что мы с твоим папой делаем вместе... наша особая дружба... это не поцелуи... ну, это не только поцелуи... - она сделала паузу, чтобы посмотреть на Эдварда. - Это отличается от дружбы с твоими одноклассниками. Особенные друзья – это то, что может быть только между взрослыми... понимаешь? У нас нет особенных друзей в детском саду.

Энтони снова пожал плечами и кивнул. Его отец и Белла вели себя так, словно говорили о чем-то действительно важном, но на самом деле, рождественский каталог был гораздо важнее, и он, не колеблясь, напомнил своему отцу о важности этого самого каталога позже вечером, когда они направились спать.

- Откуда ты знаешь, что сможешь собрать то, что Санта принесет мне на Рождество? – намекнул Энтони. - Что, если он принесет мне велосипед, и ты не будешь знать, как его собрать?

- Я уверен, что смогу справиться и собрать велосипед, - сказал Эдвард. – А что? Это то, что ты хочешь попросить у Санты?
Энтони возбужденно кивнул.

- Мне просто нужно увидеть рождественский каталог и найти картинку, потому что Джимми в первом классе получил зеленый велосипед на день рождения, а я не хочу такой же. Мне нужно убедиться, что Санта знает о том, что я хочу красный или синий.

Эдвард уставился на Энтони на мгновение.
- А ты вообще умеешь ездить на велосипеде?
- Ты еще не научил меня, - пожал плечами Энтони, как будто это не было грандиозным событием.

- Я еще не научил тебя? – передразнил его Эдвард с улыбкой.
Энтони подтвердил свое заявление, покачав головой.

- Ну, я скоро научу тебя... но ты сначала должен получить велосипед... - Эдвард вздохнул, словно это могло и не произойти.
Глаза Энтони расширились от волнения.

- Санта не собирается приносить мне велосипед? Почему? – его глаза наполнились слезами. - Я был хорошим.
Мальчик сразу успокоился, когда Эдвард быстро подошел к нему и присел рядом.

- Эй, не надо расстраиваться. Я просто хотел сказать, что Рождество должно прийти раньше, чем я начну учить тебя. Ты не можешь научиться ездить на велосипеде без велосипеда, не так ли?
Энтони смахнул слезы.
– Нет.

Он заметил, что отец внимательно посмотрел на него, а потом спросил:
- Рождество заставляет тебя грустить, Энтони?

Энтони задумался, почему все задают ему этот вопрос. Миссис Уолден, учитель по искусству, спрашивала его об этом. Директор спрашивал его об этом. Мисс Белла тоже спрашивала. Неужели Рождество может заставить его грустить?

Два дня спустя, когда Лэйсель задала ему тот же вопрос, Энтони спросил ее об этом.
- Нет, конечно, Рождество не должно заставлять тебя грустить, - сказала Лэйсель, выстраивая домино с изображением Спанч Боба в линию на столе между ней и Энтони. - Но иногда Рождество напоминает нам о вещах, от которых нам становится грустно. Как думаешь, это Рождество будет напоминать тебе о чем-то, что заставит тебя грустить?

Энтони пожал плечами.
- Мне нравится Рождество. Санта приносит мне много подарков.

- Да. И в этом году ты будешь праздновать свое первое Рождество со своим папой. Это отличается от прошлого Рождества, не так ли?
- Да, и я смогу приготовить много глазури и покрыть ею мое рождественское печенье.

- Где ты берешь печенье, Энтони?
- Я делаю его с бабушкой.

- Но бабушка не здесь, не с тобой, не так ли?
- О, да, - Энтони посмотрел вниз, снова и снова крутя домино в руке. Потом он вдруг с ужасом посмотрел на Лэйсель. - Что, если Санта не сможет найти мой новый дом?

- Санта знает, где ты живешь, милый. Тебе не нужно беспокоиться об этом. Помнишь, как поется в песне? Он наблюдает за тобой, когда ты спишь; он знает, когда ты просыпаешься; он знает, когда ты вел себя плохо или хорошо; так что уж будь добр, веди себя хорошо!- пела Лэйсель.
- Я слушал эту песню в моем классе.

Глаза Энтони наблюдали за тем, как Лэйсель сдвинула к нему домино с изображением Патрика.
- Как ты думаешь, чем будешь заниматься в это Рождество, вместо выпечки печенья с бабушкой?

- Гм... думаю, что Белла даст мне печенье. Она позволяет мне готовить у нее дома.
- Это здорово, Энтони. Ты, кажется, делаешь много особенных вещей с Беллой.

- Это потому, что она особенный друг моего папы.
- Особенный друг? Что это? – спросила Лэйсель.

- Это как целующиеся друзья. Но я думаю, что это означает, что они делают воспоминания вместе.
- Делают воспоминания? Не думаю, что понимаю, что это значит. Можешь объяснить мне это?

- Белла сказала, что мы делаем воспоминания с людьми, которых мы любим, чтобы мы могли их запомнить. Думаю, что она делает воспоминания с моим папой. Именно поэтому она особенный друг.

- Хм, - Лэйсель выпрямилась и откинулась на спинку кресла. – Кажется, Белла очень умный человек.
- О, да, - сказал Энтони, не пропуская ни одной детали. - Она самая умная в мире.

Некоторое время не было никаких разговоров, пока Лэйсель ждала, когда мальчик закончит расставлять домино. Затем она предложила ему еще один вид игры после того, как взглянула на часы.
- Энтони, у нас достаточно времени, чтобы немного порисовать. Хочешь нарисовать мне картинку?

- Конечно, - ответил Энтони. Он никогда не возражал против рисунков. У Лэйсель были такие же большие мелки, которые он использовал в своей классной комнате, и в ее кабинете ему ни с кем не нужно было ими делиться.

- Также, как в прошлый раз, я скажу слово, и хочу, чтобы ты нарисовал мне то, что представляешь себе, когда слышишь его. Ладно?
Когда Энтони согласился, Лэйсель продолжила.

- Слово «уходить». Нарисуй то, что напоминает тебе о слове «уходить».
Энтони сразу же приступил к работе, как будто старался сделать это быстрее. Он быстро схватил фиолетовый карандаш, оранжевый, а затем коричневый. Через считанные секунды он потянулся за желтым карандашом, и потому, что у Лэйсель был широкий выбор, он также выбрал персиковый.
Менее чем через десять минут он вручил ей картинку.

Лэйсель была смущена. Она нахмурилась, перевернув рисунок вверх ногами, а затем снова верной стороной.
- Хочешь рассказать мне немного о том, что ты нарисовал, Энтони? - спросила она.

- Это – дом страшной тети, - ответил Энтони. - И это – противные спагетти и фиолетовая кровать. Это - шоколадный торт.

- Очень хорошо, Энтони, - похвалила его Лэйсель. - Почему, когда я сказала слово «уходить», ты подумал именно об этом?
- Она присматривала за мной, когда мой папа уходил.

- Ооо, - сказала Лэйсель, начиная понимать. - А почему ты думал, что она была страшной?
- Она шлепала меня, - сказал Энтони, как если бы это было единственное объяснение.

- Тебя когда-нибудь шлепали раньше? – спросила Лэйсель.
Энтони кивнул.
- В зеленом доме.

- Кто шлепал тебя в зеленом доме?
- Мисс Дотти, - ответил Энтони, говоря о женщине, с которой жил до того, как его отец приехал и забрал его.

- Что ты чувствовал, когда мисс Дотти шлепала тебя?
- Было больно.

- А что еще ты чувствовал, кроме боли?
- Могу ли я нарисовать картину Гаса?–уклонился Энтони от ответа.

- Конечно, ты можешь нарисовать картину Гаса, но ты же помнишь о том, о чем мы говорили в прошлый раз? При упоминании Гаса я буду писать все, что мы с тобой обсуждали, в своем блокноте. Видишь? – Лэйсель достала красочный блокнот и написала«мисс Дотти» небольшими черными буквами. – Я правильно делаю? Или разговор о шлепанье заставляет тебя чувствовать себя неудобно?

- Я хочу к своему папе, - заскулил Энтони.
Лэйсель сразу же встала и протянула руку Энтони.
- Пойдем. Пойдем за ним. Он прямо за дверью.

И сразу же, как она и обещала, Энтони увидел своего папу, сидящегона одном из жестких темно-синих стульев, которые были выставлены вдоль стены. Его отец встал, когда увидел сына, и Энтони побежал к нему и прыгнул в объятия.

От лица Эдварда

- Эй, приятель, что случилось? – спросил Эдвард, поднимая Энтони и укачивая на руках.
Энтони вцепился в своего отца и спрятал лицо в шею Эдварда.

- Что происходит? Что случилось? - отчаянно спрашивал Эдвард. Он знал, что эта дерьмовая терапия была плохой идеей. Он знал это!

- Ничего, все в порядке, - с уверенностью сказала Лэйсель. - Если вы последуете за мной назад в мой офис, то мы сможем немного поговорить. Энтони просто очень хотел увидеть вас, и я не захотела, чтобы он ждал.

Эдвард оглянулся и заметил, что другие люди в холле смотрели на них, так что он спокойно последовал за Лэйсель в ее офис. Тем не менее, как только дверь закрылась, он не потрудился сдерживаться.

- Что вы сделали с ним? Вы ему что-то сказали, да? Почему он такой?
- Мистер Каллен, пожалуйста, успокойтесь.

Из-за того, как Лэйсель говорила с ним, пытаясь загипнотизировать его своими словами, Эдвард разозлился еще больше.
- Я успокоюсь после того, как вы скажете мне, что, черт возьми, здесь произошло! – ответил ей Эдвард. - Он был в порядке, когда я привел его сюда.

- Эдвард, - обратилась Лэйсель к нему по имени. - Пожалуйста. Если вы будете кричать, Энтони расстроится. Пожалуйста, дайте мне объяснить.
Эдвард выгнул бровь и наклонил голову, ожидая ее объяснений.

- Энтони, хочешь поиграть с конструктором, пока я разговариваю с твоим отцом? – спросила Лэйсель.
Энтони покачал головой и крепче сжал Эдварда. Лэйсель, однако, не выглядела расстроенной его отказом и обратила свое внимание обратно к Эдварду.

- В случаях травматических событий, когда реакция субъекта не была репрессирована в течение длительного времени, эмоции часто скрываются под поверхностью и могут быть вызваны обычным явлением или аналогичным событием. В случае Энтони, инцидент с няней, когда вы уехали из города, коррелирует с другим опытом, в котором он был телесно наказан.

- Сейчас... - Лэйсель посмотрела на файл Энтони, - он назвал мне имя из предшествующего опыта - это произошло в то время, когда вы были не в состоянии позаботиться…
Эдвард резко поднялся, толкнув Энтони в процессе.

- Если вы думаете, что я просто собираюсь сидеть здесь и слушать это, то вы сильно ошибаетесь.
- Я не понимаю, что вас так расстроило, - сказала Лэйсель совершенно спокойно.

- Проблема в таких, как вы. В том, что вы не можете делать свою работу, не указывая на вину кого-то другого. Но в то время, как вы сидите за своим столом, принимая решения, словно Бог, другие должны делать то, что нужно, чтобы выжить. Так что не сидите там со своей высокомерной ерундой и не говорите мне, насколько я навредил своему ребенку, потому что мне нужно было работать. И если вы не знаете, почему я расстраиваюсь, тогда эти, - он указал на рамки с дипломами, висящие на стене, - бумажки ничерта не стоят.

- Мистер Каллен, - Лэйсель повысила свой голос. - Если я заставила вас подумать, что считаю вас виноватым в чем-то из того, что произошло, то искренне прошу прощения. Это не так. На самом деле, все совсем наоборот. Думаю, Энтони так ведет себя, потому что вы предоставили ему безопасную, постоянную, любящую обстановку.

Эдвард скептически посмотрел на Лэйсель, обдумывая ее слова.
- Пожалуйста, присядьте. Я хочу вам кое-что показать, - заявила Лэйсель, достав круглую резинку из ящика стола.

Эдвард медленно уселся обратно в кресло. Он аккуратно вернул к себе на колени Энтони, который сейчас заинтересованно и с нетерпением ожидал, что Лэйсель собиралась показать его отцу.

Лэйсель взяла резинку между большим и указательным пальцами и подняла ее так, чтобы Эдвард мог хорошо ее видеть. Затем указательным пальцем другой руки она оттянула резинку в сторону. Она продемонстрировала сопротивление, сделав несколько коротких рывков.

- То, что Энтони пережил настолько подавляющий опыт, растянуло его эмоциональное благополучие до критической точки. Однако без надлежащих инструментов, направленных на борьбу с этими эмоциями, мальчик нашел свои собственные механизмы выживания, которые привели его… сюда, - Лэйсель немного ослабила резинку. - Моя работа заключается в том, чтобы вернуть его сюда, - она в очередной раз до предела натянула резинку, - чтобы понять, что случилось с ним, а затем научить его справляться с этим, постепенно предотвратив совсем, - она отпустила резинку, и та выстрелила через всю комнату.

Глаза Эдварда следили за резинкой, когда она врезалась в стену и упала на пол. Он ничего не сказал.
- Но так же, как и с резинкой, Эдвард, я напоминаю Энтони о травмирующих событиях и помогаю ему встретиться с ними лицом к лицу, чтобы он смог двигаться вперед. Мы все почувствуем сопротивление, напряженность и то, что вы видели сегодня. Сначала будет тяжело, но со временем ему станет легче. Но я уверяю вас, что нужно просто немного подождать, чтобы увидеть изменения.

Эдвард кивнул и посмотрел на стол. Он поторопился с выводами, а теперь простых извинений было не только недостаточно, но и совершенно неудобно.

Как будто читая его мысли, Лэйсель добавила:
- Я понимаю, что на это нелегко смотреть. Поверьте мне, если бы я была на вашем месте прямо сейчас, то, скорее всего, отреагировала бы так же. Когда ваш сладкий, маленький мальчик выходит с выражением удрученности и ужаса на лице. Именно поэтому я привела его прямо к вам. Я хочу, чтобы он, вы оба, понимали, что мы в одной команде.

- И если вы когда-нибудь чувствуете, что что-то неправильно, пожалуйста, не стесняйтесь спросить меня об этом, и мы сможем обсудить это спокойным, рациональным образом, ладно?
- Да, - сказал Эдвард, его голос огрубел от длительного молчания.

Хотя Лэйсель и не показала этого, Эдвард был уверен, что она была более чем счастлива, когда они с сыном покинули ее офис во второй половине дня.

После поездки в банк, продуктовый магазин и закусочную Энтони, казалось, позабыл о своем более раннем приступе страха и начал петь про колокольчики во всю силу своих легких на заднем сидении.

- Вполголоса, Энтони, - Эдвард слышал, как Белла использовала этот термин в своем классе несколько раз, и так же, как и тогда, это сработало. Мальчик понизил голос на несколько децибел, и Эдвард смог сосредоточиться на вождении.

- Санта видит меня, не так ли? – неожиданно спросил Энтони.
- Что? - Эдвард посмотрел на сына через зеркало заднего вида, как будто ему на самом деле нужно было увидеть движение его рта, чтобы понять слова.

- Санта же видит меня, да?
- Э-э... Я не знаю, Энтони, - пожал плечами Эдвард. - Это своего рода жутко, разве нет? Какой-то старый, толстый парень... - но Эдвард не успел закончить свои слова, прежде чем Энтони разрыдался.

- Он не сможет найти меня! Мне нужно вернуться в свой старый дом! Мне нужно увидеть Санту! – вопил Энтони. - Мне нужно увидеть Санту в центре!

Эдвард уже собирался посоветовать сыну не быть глупым, когда ему в голову пришла мысль о том, на что похоже Рождество для пятилетнего ребенка. Как праздник просачивается в каждую частичку твоего существования и постоянно напоминает о себе. И в течение всего времени, когда он верил в Санта Клауса, все восемь с половиной лет Эдвард жил в том же доме. Ему никогда не приходилось беспокоиться о различных вопросах, связанных с переездом - хотя, если бы ему было пять лет, способность Санты найти его была бы очень актуальной проблемой.

И это подкинуло ему идею. Тем не менее, после того, чему он был свидетелем во второй половине дня в офисе Лэйсель, Эдвард передумал действовать без предварительного обсуждения этой идеи с ней. Поэтому он запланировал обратиться к Лэйсель в начале следующей недели, чтобы начать претворение своего плана в жизнь.

Но она связалась с ним уже на следующий день, прежде чем у него даже был шанс хорошенько все обдумать.
- Я надеялась, что мы с вами сможем договориться о встрече без присутствия Энтони, - сказала она после обычного приветствия.

Ее просьба застала Эдварда врасплох, и он задумался, почему она просила о такой встрече. Возможно ли, что она передумала и, в конце концов, решила, что он плохой родитель? Возможно, если бы она знала, что он планировал, то не подумала бы так.

- На самом деле я собирался позвонить вам, - сказал Эдвард, не упоминая, когда именно.
- Правда? Все в порядке?

- Да, да. Все круто. Просто я... ну, Энтони сказал кое-что, что заставило меня задуматься о поездке обратно в Орегон... ну, знаете... откуда он.
- Угу, - подталкивала Лэйсель.

- Он привык ходить на каждое Рождество в определенный торговый центр, чтобы увидеть Санту, но я не знаю, будет ли это хорошей идеей – везти его туда... в Орегон, где произошли все плохие вещи.

- Да, но Энтони больше связывает Орегон с положительным опытом. Думаю, что это было бы отлично для него - пережить подобный хороший опыт с вами. Это способ соединить его прошлое и настоящее, - Лэйсель замялась на мгновение. - Это не означает, что это будет легко для Энтони, но, думаю, что это поможет ему прогрессировать, а именно этого мы и добиваемся. Я считаю, что это отличная идея, Эдвард. Я рада, что вы подумали об этом.

Эдвард не мог избавиться от ощущения гордости от слов Лэйсель и не переставал задаваться вопросом, будет ли у Беллы такая же реакция. Он надеялся на это, потому что твердо был намерен попросить ее сопровождать его в Орегон на праздники.

Тем не менее, когда Белла приехала позже тем вечером в гости, его охватила паника, и он не смог заставить себя поднять этот вопрос.
- Я звонила тебе раньше, чтобы узнать, не хотите ли вы с Энтони приехать на ужин. Где вы были? – спросила Белла, прижимаясь к Эдварду на диване. Мальчик уже выполнил все из списка своих нужд, попил воды, последний раз сходил в ванную и крепко спал в своей постели.

- О, я даже не услышал телефонный звонок. Что было на ужин? Что я пропустил? - спросил Эдвард, хитро избегая вопроса.
- Жареная курица, - ответил Белла. Она немного задрала юбку и закинула ноги на диван.

- Черт. Жаль, что я пропустил это. Это было бы лучше, чем отвратительная еда на вынос, которую мы заказали, - поежился Эдвард. Ему не нравилось, как Белла смотрела на него - как будто не упустила тот факт, что он избегал ее вопроса.

Последнее, чего он хотел, это чтобы Белла расстраивалась из-за него, и, безусловно, не тогда, когда он собирался попросить ее поехать с ним в Орегон. Ему нужно заработать как можно больше очков, если он хочет иметь хоть какую-то надежду на ее отказ от поездки в Аризону, чтобы увидеть своих родителей, и вместо этого поехать с ним.

- Можешь подняться наверх на минутку? У меня есть кое-что для тебя, - Эдвард встал и протянул руки, чтобы помочь Белле сделать то же самое.
Глаза Беллы сверкали от приятной неожиданности.

- Что это такое? - спросила она, хотя и она, и Эдвард знали, что у него не было намерения позволить ей узнать что-то, пока она не последует за ним именно туда, куда он хотел ее отвести.

А то, куда он ее вел, конечно же, было его спальней. И как только он завел ее внутрь, то запер дверь и повернулся к ней лицом.
Она закатила глаза.
- Эдвард, если ты хотел, чтобы я пришла сюда…

Эдвард поцеловал ее и подтолкнул к кровати. Его руки гладили шелковистую кожу ее бедер, когда он задрал юбку выше ее талии. Она усмехнулась на то, каким поспешным и настойчивым он был, когда стянул с нее нижнее белье и бросил его через плечо на пол. Однако когда она попыталась сделать то же самое и потянулась к кнопке на его джинсах, он хлопнул ее по руке.

- Что ты делаешь? – засмеялась она, устроившись на кровати и приподнявшись на локтях, наблюдая, как Эдвард медленно ползет по ее телу.
- Ш-ш-ш, - сказал он ей. - Я уже пропустил один ужин. Давай не будем повторять это.

Он не стал отвечать на стоящий в глазах Беллы вопрос, а просто развел ее ноги в стороны и стал спускаться с поцелуями вниз.
Воодушевленный стонами и всхлипываниями девушки, Эдвард щедро и томно облизывал ее жаркую плоть. И когда она, казалось, привыкла к его ритму, он взял ее клитор в рот и сосал до тех пор, пока она не закричала его имя.

- Я хочу тебя, - задыхалась она, вцепившись в его плечи и стараясь притянуть к себе.
Эдвард расстегнул джинсы, чтобы показать, что он не носил белье под ними. Он устроился у нее между ног, а затем наклонился, чтобы захватить ее нижнюю губу между своими губами.

- Ты хочешь меня? - спросил он хриплым шепотом, дразня ее вход кончиком своего члена.
- Ммм... да, - ее слова источали желание.

Эдвард видел, что она была на грани попрошайничества, когда вошел в нее, почти сходя с ума от ощущений.
Белла начала сжиматься вокруг него почти сразу же, что было хорошо, так как не было никакого способа, что он сможет продержаться еще минуту.

- Ты читаешь мои мысли, - вздохнула Белла в эйфории от своей кульминации. - Я жаждала тебя весь день.
Эдвард улыбнулся, когда повернулся, чтобы лечь на спину, одной рукой прижимая к себе Беллу.

Чтение мыслей. Если бы только это было так просто. Все, в чем они нуждались, это находиться в непосредственной близости, и Белла бы услышала слова, которые он так сильно хотел разделить с ней. Мало того, она знала бы, насколько он хотел, чтобы она провела Рождество с ним и Энтони, а также узнала правду, которую он лишь недавно принял сам.

Источник: http://robsten.ru/forum/19-1601-146
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Анка72 (28.04.2014) | Автор: Анка72
Просмотров: 1424 | Комментарии: 27 | Рейтинг: 5.0/52
Всего комментариев: 271 2 3 »
avatar
0
27
Белла - принцесса, а Эдя - принц piar05 Интересное представление Тони развлечений папы и учительницы giri05003 girl_blush2 podmigivanie
avatar
26
Спасибо за главу  lovi06032
avatar
25
Спасибо за ауттейк! Мне так нравится то, как Эдвард старается быть хорошим заботливым отцом для Энтони. Он так хочет дать своему сыну ту любовь и чувство уверенности и счастья, которых сам был лишен в детстве.
avatar
24
Благодарю за очередной ауттейк! Спасибо!  good
avatar
23
Спасибо за ауттейк! lovi06032
avatar
22
Спасибо за ауттейк! lovi06032
avatar
21
Оригинальная детская интерпретация родительского секса, слава богу, что так :fund02002:. Спасибо большое.
avatar
20
спасибо lovi06032
avatar
19
У Эда ещё больше травм , чем у Энтони.
avatar
18
lovi06032
1-10 11-20 21-27
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]