Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Грубое начало. Эпилог.
Эпилог

- Оставь меня в покое!
- Энтони?
- Отстань от меня!

Входная дверь открылась, и вошли трое детей, с оглушительным грохотом хлопнув ею так, что зазвенело кухонное стекло.

- Эй! - Белла развернулась, оторвавшись от глазури на кексах, которые она делала ко дню рождения ребенка Розали. Она обернулась и посмотрела на Эдварда, который пожал плечами в ответ, а затем опустил взгляд на белокурую макушку ребенка, прижимающегося к его ногам.

Почти тринадцатилетний Энтони исчез в коридоре, увеличив расстояние между ним и сестрой, которую до недавнего времени просто обожал.

Пять с половиной лет назад Делани, названная так братом, который проницательно указал, что, поскольку его имя началось с «А», а у Беллы с «B» (не «И», так как никто не называл ее Изабеллой), пришло время для следующей буквы «С». Но Эдвард не был пока готов к этому, поэтому Энтони перешел к следующей букве, «D», которая, по его объяснениям, была даже лучше, потому что находилась ближе к «Е» (к Эдварду). (п/п: «А» - Anthony, «В» - Bella, «Е» - Edward)

- Что происходит? - Белла снова попробовала добиться объяснения. Оставалось ровно три дня до конца летних каникул, и она не была уверена, как сможет пережить еще один час.

Делани, вылитая копия своей матери в том же возрасте, с нетерпением начала рассказывать о событиях поездки в парк во второй половине дня.
- Я и Боди соревновались на качелях, и…

- Что это еще за соревнования? – с интересом спросил Эдвард.
- Кто выше раскачается. Я победила, потому что Боди обманывал. Его ноги больше, чем мои, - ответила Делани. Затем она уперла руки в бока и отругала своего отца за бестактность. - Папа, ты перебил меня.

Эдвард посмотрел на полную ложного негодования Беллу, прежде чем извинился перед своей маленькой девочкой и попросил ее продолжать.
- Когда я и Боди…

- Мы с Боди, - исправила Белла.
- Когда мы с Боди закончили соревнования, то захотели пойти домой, потому что нам было жарко. Поэтому мы искали Энтони, чтобы сказать ему, что хотим домой.

Боди Хейл, который проводил свое лето с Калленами, в то время как его родители были на работе, совершенно не возражал, что Делани рассказывала за них обоих. Тем не менее, в тот момент он счел необходимым объяснить, что его мать сказала ему пить много жидкости в жаркие летние дни, чтобы он не пострадал от теплового удара. Боди был одним из тех детей, которые всегда думали, что они страдают от какой-то болезни в той или иной форме. Его седьмой день рождения был в июле, но Эдвард в шутку сказал ему, что он ведет себя, словно ему уже семьдесят.

- Так вы смогли найти Энтони и сказать ему, что хотите пойти домой? - Белла попыталась направить рассказ дочери в нужное русло. Делани давно обнаружила, что быть рассказчиком – драгоценная роль, потому что она получала всеобщее внимание, и поэтому обычно она старалась растягивать этот момент на максимально долгое время.

- Сначала мы пытались, но не смогли найти его, - она посмотрела на Боди для подтверждения. Когда тот кивнул, она продолжила. – Его не было ни на площадке, ни на качелях, ни на горке.

- Я разволновался, что, возможно, он оставил нас, и что мы с Лэни потеряемся. А у меня не было с собой моих таблеток от аллергии! – воскликнул Боди.

Эдвард усмехнулся на это, а Делани испугалась, что потеряла свою аудиторию, поэтому поспешила продолжить рассказ.
- Я вспомнила, что ты и мама говорили мне делать, если я потеряюсь, поэтому мы собиралась остаться на качелях, но потом Боди сказал, что нужно проверить туалет…

- Не-е-ет! Это я хотел остаться на качелях. Ты предложила проверить в туалете! – заспорил Боди.
- Я сказала, чтобы ты проверил в туалете. А сама я хотела остаться на качелях, - посмотрела Делани на него.

- Я не мог оставаться один. «Система Бадди», помнишь? – спросил недоверчиво Боди, вспомнив об одной из многих вещей, которые вдолбила ему мать, и про которую он говорил время от времени.
- Итак, вы оба решили пойти проверить в туалете, - подтолкнула их Белла. - Хорошая идея, кстати, Боди. Всегда лучше оставаться вместе, - она с предупреждением посмотрела на свою дочь, а затем жестом предложила ей продолжать.

Видимо, это была лучшая часть истории, потому что неожиданно Боди и Делани заспорили о том, кто будет рассказывать.
- В туалете так воняло…

- Но мы не стали входить. А обошли с другой стороны…
- Сзади…
- И вот когда я увидела это!

- Мама, я закричала, но они не останавливались!
- Тащили его за волосы.

- Подождите, помедленнее. Что там происходило? - спросила Белла.
- Энтони избивали, - заявил Боди.

- Девчонка, - добавила Делани.
Внезапно весь юмор покинул Эдварда.

- Какого черта? - проревел он. Его трехлетняя дочь с кудрявой светловолосой головой поспешно сунула два пальца в рот - то, что она всегда делала, когда чувствовала себя взволнованной.

- Девочка била Энтони, - повторила Делани. - Я это видела.
- Я тоже, - кивнул Боди. - Она тянула его за волосы и толкала... и, я думаю, она еще пыталась его укусить.

- Бедный Энтони, - Белла посмотрела на Эдварда с беспокойством, делая шаг по направлению к задней части дома.
- Его избила девочка? – пробормотал Эдвард с презрительным недоверием.

- Ну, конечно, все было именно так, Эдвард, - Белла закатила глаза. - Энтони слишком милый, чтобы ударить девочку.
- Почему, черт возьми? Если она ударила его, то было бы справедливо ответить.

- Эдвард! – упрекнула его Белла, направляясь в комнату Энтони.
Но Эдвард схватил ее за руку, прежде чем она смогла уйти далеко.

- Думаю, он, вероятно, не захочет говорить с матерью о том, что его избила девочка.
- Но я должна убедиться, что он в порядке, - запротестовала Белла.

- Ты заставишь его чувствовать себя еще хуже, - улыбнулся Эдвард. - Мои родители скоро будут здесь. Тебе нужно подготовиться к их приезду, а я поговорю с Энтони.

Это был еженедельный вечер свидания Эдварда и Беллы, и его родители приезжали присмотреть за детьми, пока Эдвард и Белла будут наслаждаться вкусной едой там, где их не будут прерывать споры, плач или новости о последних событиях в школе. Часто они ездили к озеру или в парк, где, как подростки, обнимались до тех пор, пока не возникала необходимость вернуться домой, в свою спальню, и раствориться друг в друге.

- Энтони? - Эдвард тихо постучал в дверь спальни сына. После нескольких секунд тишины из стерео заиграла тоскливая мелодия. Эдвард выждал положенное количество секунд, прежде чем открыть дверь и войти.

Энтони нахмурился и сделал вид, что читает раскрытый перед ним журнал.
Эдвард подошел к стерео и отключил его, прежде чем занять место на краю кровати сына. Он боролся с желанием оставить Энтони на время в покое, но вместо этого дал ему возможность высказаться первым. Когда Энтони продолжил игнорировать его, Эдвард, наконец, заговорил.

- Тяжелый день?
- Нет, - язвительно заметил парень, не оставляя сомнений в том, что он чувствовал из-за присутствия отца в его личном пространстве.

- Месме и дедушка сегодня приедут. Я не хочу, чтобы ты провел весь вечер в своей комнате.

Несмотря на то, что Энтони дал своей бабушке это особое прозвище еще в пятилетнем возрасте, он не задумывался над тем, чтобы называть ее как-то по-другому. На самом деле, его сестры и друзья тоже так называли ее. С другой стороны, с дедом у него сложились менее близкие отношения, и поэтому он просто называл его «дедушка», или «дед», если хотел надерзить.

Но задумчивый молодой человек, чье долговязое, стройное тело узурпировало двуспальную кровать, на которой он растянулся, даже близко не был дерзким. В самом характере Энтони доминировала открытость и честность.

- Хочешь поговорить об этом? - спросил Эдвард.
- Нет, - отрезал Энтони.

- Хорошо, - Эдвард встал. Он никогда не ценил людей, которые пытались заставить его говорить, когда он не хотел, поэтому у него не было никаких планов заставлять это делать своего сына. Но была только одна вещь, которая его беспокоила...

- Энтони... Я знаю, что мы с мамой всегда учили тебя уважать девочек, а не быть грубым с ними, но... ну это не значит, что ты не можешь защищать себя.
- Я это знаю.

- Тогда почему ты этого не сделал?
- Чего не сделал?
- Не защищался.

Запутавшись, Энтони отложил журнал, чтобы посмотреть на отца.
- О чем ты говоришь?
- Лэни сказала нам, что случилось в парке…

Слова Эдварда были прерваны громким стоном Энтони.
- Послушай, Энтони, не стоит так расстраиваться из-за этого. Я могу понять, что тебя это не устраивает, и элемент неожиданности был не на твоей стороне. Плюс, я слышал, что их было несколько. Не удивительно, что ей удалось пару раз дотянуться до тебя, но, сынок…

- Пап…
- Нет, дослушай, Энтони. Я знаю, насколько ты хороший мальчик, и что ты собираешься сказать, но я даю тебе разрешение прямо сейчас. Если девочка попытается снова ударить тебя…

- Ударить меня? - Энтони сел прямо, его удивление было очевидно. - Ты думаешь, что меня побила девчонка?
Эдвард запнулся на мгновение.

- Делани сказала, что вы дрались в парке. Она сказала, что куча девочек набросилась на тебя, и тебя ударили, и... - Эдвард замолчал, когда увидел недоверчивое выражение на лице Энтони.

- Ну, она не использовала именно эти термины, но плюс-минус несколько слогов.
- Никто не дрался, пап, - Энтони снова лег на кровать и использовал журнал в качестве щита от любого дальнейшего разговора.

- Таскание за волосы, царапанье, кусание... звучит как драка для меня, - Эдвард не стал добавлять, что это звучало, как девчачья драка. Он надеялся, что описание, которое дала его дочь, относилось только к девушкам, а не к Энтони. В любом случае, он планировал записать своего сына на бокс, и как можно скорее.

- Ничего подобного не было.
- Тогда что же случилось?
- Ничего.

- Так, получается, что Лэни и Боди придумали это?
Энтони пожал плечами.

- Может быть, им показалось.
Эдвард устал от того, насколько трудно было общаться с Энтони, и уже собирался сдаться, когда слова его дочери неожиданно всплыли в голове.

- ... мы обошли с другой стороны... сзади... и вот когда я увидела это...
Увидели, а не услышали, хотя препирательства часто слышны прежде, чем становятся заметны.

Конечно, Энтони не было видно, потому что он стоял за туалетом – в месте, куда дети обычно ходят, когда не хотят, чтобы их увидели...
- Энтони, я собираюсь задать тебе еще один вопрос, - Эдвард подозрительно посмотрел на сына. - Если вы не дрались, тогда что там делали?

Малиновые щеки Энтони дали Эдварду гораздо больше информации, чем он когда-либо ожидал получить от сына в устной форме.
- Энтони...

- Она поцеловала меня, пап! Я не хотел, чтобы она это делала. Она просто сделала это! - Энтони неожиданно оказался на грани слез.

Эдвард изо всех сил старался скрыть смех, который просто рвался наружу, пока Энтони смотрел куда угодно, кроме отца.
- Значит, она красивая? - юмор победил, и Эдвард растянулся в улыбке.

Энтони был пойман врасплох вопросом отца и почти улыбнулся сам. Но тут он вспомнил, что было против правил подростку смеяться вместе с родителями, и вместо этого нахмурился.
- Я не знаю.

- Ты не знаешь? – издевался Эдвард. - Ты не видел ее? Ты даже не знаешь, кто она?
Энтони закатил глаза.

- Она нормальная.
- Просто нормальная?
- Внешность не главное! Почему все думают, что это важно? – отрезал Энтони.

Эдвард был озадачен этой вспышкой.
- Ты прав. Это не так.

Энтони начал мять края своей футболки, и вдруг Эдвард понял, что там было нечто большее, чем просто смущение мальчика.
- Сынок, ты можешь поговорить со мной о чем угодно. Ты знаешь это, - уговаривал Эдвард.
- Нет, я не могу, - упрямо сказал Энтони.

- Почему ты не можешь?
- Потому что ты не поймешь, - Энтони покачал головой. - Никто из моих друзей не понимает.

- А ты попробуй, - смело ответил Эдвард, но внутри он был довольно взволнован. Энтони стал на пять лет старше, и дни его угрюмого настроения из-за мороженого и конструктора давно закончились.

- Есть новая девочка, Лиза, и она нравится всем моим друзьям, потому что... хорошо, они думают, что она действительно красивая, - начал Энтони.
- Угу, - Эдвард предложил ему продолжать.

- Но ей никто из них не нравится, потому что они все время говорят глупые вещи, - Энтони продолжал теребить футболку, пока говорил.
- Ей совсем никто не нравится? – спросил Эдвард.
- Ей нравлюсь... я.

Немного отцовской гордости наполнило Эдварда, пока он наблюдал, как его сын борется со своими мыслями.
- А тебе она нравится?
Энтони пожал плечами.

- Все продолжают говорить мне, что я должен пригласить ее, и все такое. И ее друзья, - Энтони сделал паузу, чтобы закатить глаза. - Ее друзья невыносимы! Они преследуют меня повсюду. Когда ты собираешься позвонить Лизе? Ты пригласишь Лизу в кино? Лиза написала тебе записку. Ты ответишь ей? Они никогда не оставляют меня в покое!

- Так скажи им, чтобы оставили тебя в покое, - сказал Эдвард, как будто это был самый очевидный ответ в мире.
- Я не могу.

- Почему нет?
Энтони раздраженно вздохнул и снова лег на кровать.
- Я знал, что ты не поймешь.

- Я не понимаю то, что все думают, что ты крут, потому что нравишься Лизе, а если тебе она не понравится, то все подумают, что с тобой что-то не так?
- Что-то вроде этого.

- Так ты поцеловал ее.
- Я это не планировал. Это просто своего рода произошло.
- Такие вещи не происходят на пустом месте, Энтони.

- Я сидел на скамейке, смотря на Лэни и Боди, когда подруга Лизы, Робин, подошла и похлопала меня по плечу. Она сказала, что Лиза хочет поговорить со мной за туалетом. Когда я пришел туда, то увидел Лизу с Майки и Джери, - Энтони покосился на отца, прежде чем продолжить. - Она сказала им, что я ей нравлюсь, и поэтому они хотели спросить у меня, нравится ли мне она.

- И ты сказал...
- Я сказал, что думаю, что она мне нравится.
- Но это не так.

- Папа, они спросили меня прямо перед ней! Что я должен был ответить? – спросил Энтони. - И тогда они сказали нам поцеловаться, что мы и сделали. Вот и все. Ничего страшного.

- Бьюсь об заклад, для Лизы это намного больше. На самом деле, я уверен, что Лиза в эту самую минуту рассказывает об этом всем своим друзьям, - сказал Эдвард. - Она будет в шоке, когда узнает, что ты не чувствуешь к ней того же, что она чувствует к тебе.

- Я не говорил, что она мне не нравится. Я сказал, что не знаю, нравится ли она мне, - заявил Энтони. А потом он сдался и стал выглядеть так же, как отец помнил его - маленьким мальчиком. Он посмотрел на Эдварда и спросил слабым голосом, - ты когда-нибудь... Кто-нибудь из твоих друзей когда-нибудь говорил тебе сделать то, что ты на самом деле не хочешь делать?

- Скажи, пожалуйста, что мы все еще говорим о девочках, - умолял Эдвард.
- О них, - подтвердил Энтони. - Дело в том, что мои друзья действительно знают меня, и, если они думают, что Лиза идеально подходит мне, то мне, вероятно, следует прислушаться к ним... да?

Эдвард удержался от очевидного ответа. Вместо этого он посмотрел в умоляющие глаза сына - этот взгляд умолял указать ему на легкий путь побега от проблемы, которая казалась такой монументальной для двенадцатилетнего парня.

Взвесив все за и против, Эдвард решил рассказать Энтони всю правду о том, как он имел дело с подобной ситуацией.

- Когда я учился в средней школе, там была одна красивая девушка. И когда я говорю красивая, я не имею в виду ее внешность. Она просто так выставляла себя. Она думала, что была красивой, и, следовательно, все остальные тоже так думали.
- Она, кажется, была высокомерной.

- О, она была. Но все ребята хотели встречаться с ней в любом случае. Только ей они не нравились. Она хотела одного парня, который, казалось, не обращал на нее никакого внимания.
- Это был ты?

Эдвард кивнул.
- Все мои друзья говорили мне, что я буду дураком, если не приглашу ее куда-нибудь. Даже при том, что она не хотела встречаться ни с одним из них, она подружилась со всеми, так что они знали нас обоих. Они продолжали говорить мне, что нам нравится одно и то же, и что мы очень похожи, поэтому она будет идеальной девушкой для меня.

- Так ты пригласил ее на свидание?
- Да.
- И это было так прекрасно, как говорили друзья?

- Вовсе нет, - засмеялся Эдвард. - Мы ругались, как кошка с собакой, потому что были так похожи. Нам нечему было учиться друг у друга, и довольно быстро нам стало скучно. Мы расстались, но потом послушали наших друзей, и стали снова встречаться, только чтобы вспомнить, почему вообще изначально расстались.

- Тебе когда-нибудь она нравилась?
- Мне потребовалось некоторое время, чтобы понять, что я люблю ее только как друга. Были и другие девушки, которые мне нравились намного больше, но у меня никогда не было с ними шанса, потому что я тратил впустую время с кем-то, кто меня на самом деле не волновал - все потому, что мои друзья сказали мне, что я должен это сделать.

- Что случилось с этой девушкой? Ты, наконец, сказал ей, что не любишь ее?
- Мы, наконец, признались, что не подходим друг другу, - Эдвард не сводил глаз с Энтони. - Но для этого потребовалась много лет, и произошло много плохих вещей... и только одна хорошая.

- Что это было?
- Родился ты.

Энтони выглядел озадаченным, и Эдвард решил подсказать ему.
- Это была твоя мать - твоя биологическая мать.
- О, - тихо сказал Энтони и посмотрел на свои руки.

Весь спектр эмоций, которые он чувствовал при напоминании, что Белла была его приемной матерью, отразился на лице Энтони. Три года назад он признался Эдварду, что не знает, как относиться к Джессике, потому что не очень хорошо помнит ее, и от этого он чувствовал себя виноватым. И задавая вопросы о ней, он так же чувствовал себя виноватым, потому что думал, что заставляет Беллу чувствовать себя некомфортно и нелюбимой. Он также опасался, что Белла будет любить его сестер больше, если он будет спрашивать о своей биологической матери – в чем он признался своему деду Чарли на одной из ночных рыболовных экспедиций. Чарли осторожно сделал гипотетическое предложение своей дочери о том, как кто-то в подобной ситуации, возможно, захотел бы ответить на это. Белла сразу вняла словам отца и побеседовала с Энтони о том, что он значит для нее – весь он - его прошлое, настоящее и будущее.

- Несмотря на то, что я узнала тебя уже сформировавшимся человеком, я очень сильно тебя люблю и думаю, что ты замечательный. Я не понимаю, с чем связаны эти проблемы. Я никогда не встречалась с Джессикой, но благодарна ей за то, что она подарила тебя этому миру. Если ты захочешь что-то узнать у своего папы о ней, пожалуйста, знай, что я не против. Наоборот, я буду более расстроена, если ты не спросишь. Важно знать эти вещи. Задавай вопросы о своей маме в любое время, - а потом, подмигнув, поправила сама себя. – О своей биологической маме.

Этого было достаточно, чтобы удовлетворить Энтони, и иногда он задавал пару вопросов о Джессике, но было ясно, что это не было тем, что он любил делать часто. Тем не менее, Эдвард думал о важности понимания сыном того, что, хотя отношения между ним и Джессикой не были идеальными, был результат этих отношений – Энтони.

- Сын, у тебя будет достаточно времени, чтобы целовать девочек, когда ты станешь старше. Это не то, с чем нужно торопиться в твоем возрасте.
- Я знаю, но... дело в моих друзьях.

- Ну, может быть, пришло время найти новых друзей. Друзей с интересами, более схожими с твоими.
- Ну... не то, чтобы мне не нравились девочки, - Энтони отвел глаза от Эдварда. - Некоторые из них довольно классные.
О.

Эдвард сразу все понял.
- Какая-то определенная?
- Не совсем, - ответил Энтони с притворной невозмутимостью. - Ну, я не знаю... может быть, Джули.

- Джули? Джули, которая живет дальше по улице? – спросил Эдвард о скромной девочке, которая жила через несколько домов от них.
- Да. Она построила ракету, которая на самом деле полетела. Это было довольно круто.

- В самом деле?
- Угу, и она также сделала бутерброд, в котором было три вида мяса, арахисовое масло и помидоры. Это выглядело отвратительно, но она съела его. Она вся перепачкалась, но ее это не волновало. Это было настолько потрясающе.

Эдвард не мог удержаться от смеха. Прошло уже много времени с тех пор, как сын делился с ним повседневными событиями своей жизни, и Эдвард стремился растянуть этот момент.
- Эй, Энтони, что скажешь, если мы пойдем на ужин сегодня вечером, только ты и я? - спросил Эдвард.

- А как же мама? Я думал, что вы сегодня уходите.
- Мы можем сходить в другой раз. Кроме того, я думаю, что нам нужно придумать, что тебе делать, когда Джули узнает, что ты поцеловал Лизу.

Глаза Энтони расширились от страха.
- Ты думаешь, она узнает?
- Думаю, что она, вероятнее всего, уже знает обо всем.

Энтони рухнул назад, застонав в отчаянии, но Эдвард поднял его на ноги. - Вставай, Ромео, и приготовься. Пойдем, скажем маме об изменениях в наших планах.

- Папа? - спросил Энтони тихим голосом прямо перед тем, как Эдвард вышел из его комнаты.
- Да, сынок?

- Мы не будем... снова говорить о сексе?
- Нет.
- Хорошо!

Эдвард все еще смеялся, когда добрался до гостиной. Он не слышал, как прибыли его родители, и был удивлен, увидев свою мать с кошельком в руках, пока Боди смотрел, как Делани рылась в ее сумке в поисках «сокровищ», которые она обязательно там найдет.

Карлайл сидел на диване с младшей дочерью Эдварда, которая устроилась у него на коленях, положив голову ему на грудь, забавляясь блестящим брелком, к которому всегда тянулась, когда он был рядом.

Не замеченный никем, Эдвард воспользовался возможностью понаблюдать за своими родителями и детьми - он никогда не уставал от такого просмотра. Он видел, как его мать внимательно слушала каждое слово Делани и то, как ей удалось включить в разговор Боди, словно он был одним из ее собственных внуков.

А Карлайл...
Он добился стремительных успехов за последние семь лет, и Эдвард был несказанно рад этому. Хотя он никогда не вернется к своей профессии и не пойдет на прогулку без сопровождения, любой, кто не знал Карлайла, не смог бы догадаться, что он был нем более десяти лет.

Усовершенствованная терапия, на которую Эсме потратила огромное количество денег, творила чудеса, и больницы, медицинские исследовательские группы и психологи во всем мире изо всех сил пытались устроить встречу с Карлайлом, чтобы тот поделился с ними своим опытом.

Но Карлайл не был в этом заинтересован. Только его семья могла по-настоящему понять, что он провел слишком много лет в плену ужасов своего прошлого и не хотел посвящать больше времени воспоминаниям о трагедии, которая уничтожила несколько лет его жизни и жизни его близких.

По этой причине Эдвард сомневался в решении, которое они с Беллой приняли почти четыре года назад - назвать свою младшую дочь Клэр, в честь сестры, чья смерть стала катализатором личного Армагеддона Калленов.

Эдвард не мог назвать дочь именем сестры, когда родилась Делани, но после двух лет положительного развития он, наконец, был готов добавить имя на «К» (С) к их семье, когда Белла неожиданно заявила, что у них будет еще одна маленькая девочка.

Тем не менее, хотя и был уверен в своей готовности, он приходил в ужас от мысли, как это скажется на его отце. На самом деле вплоть до рождения ребенка у Эдварда и Беллы было запасное имя, выбранное на всякий случай.

Но как только они увидели голубоглазое чудо с белокурыми волосиками, у него появилось чувство, что его сестра посылает ему сообщение из загробной жизни. Даже сейчас, спустя почти четыре года, его дочь была так похожа на сестру в этом возрасте, что их фотографии были взаимозаменяемы.

- Мы собираемся назвать ее Клэр, - сказал Эдвард своим родителям в тот день, когда твердо убедился в своем решении.
Эсме заплакала, а Карлайл просто с нежностью уставился на ребенка.

- Она определенно Клэр, - тихо сказал он.
И до сих пор она была зеницей его ока.

До того, как Эдвард смог вспомнить больше, глядя на сцену перед ним, Белла появилась у него за спиной и сжала его руку, нервно глядя на него.
- Ну? - спросила она, вытащив его на кухню.

- Что, ну?
- Что ты имеешь в виду, «что»? Что происходит с Энтони? - нетерпеливо спросила она. - Он в порядке? Что случилось?
- О, - улыбнулся Эдвард. – Нам не о чем волноваться. Энтони любовник, а не боец.

Когда Белла не поняла суть шутки, Эдвард дал ей еще одну подсказку.
- Он не дрался, - пошевелил он бровями.

- Тогда что он делал? - озабоченность Беллы лишала ее возможности логически мыслить.
- Целовался.

- Целовался? Целовался? Целовался! – прошипела Белла.
- Не делай из мухи слона, Белла. И прежде чем ты спросишь, нет, ты ее не знаешь.

- Эдвард, он слишком молод, чтобы целоваться с девочками. Тебе нужно поговорить с ним. Тебе необходимо... нет, мне необходимо поговорить с ним. Он определенно нуждается в женском мнении...

- Дорогая, - Эдвард положил руки на плечи Беллы, чтобы успокоить ее. -Ты чрезмерно реагируешь. И я собираюсь поговорить с ним. Сегодня вечером. Если ты не возражаешь, думаю, что должен взять его на своего рода мальчишник.

- Думаю, это отличная идея, - кивнула Белла. - Я уверена, что Лэни и Клэр понравится идея провести время с бабушкой и дедушкой без него. Позволь мне просто взять сумку.
- Зачем?

Растерянность отразилась на лице Беллы, а затем она рассеялась.
- Ох. Правильно. Мальчишник.

- Мы сходим дважды куда-нибудь на следующей неделе. Я обещаю.
- Нет, все нормально. Похоже, Энтони нужно немного времени один-на-один с тобой. И, кроме того, если твои родители не будут против, я могла бы просто воспользоваться возможностью сходить в продуктовый магазин без Клери. Она не хочет больше кататься в тележке.

Эдвард улыбнулся и притянул Беллу к груди.
- Спасибо, детка, - сказал он, прежде чем нежно поцеловать ее в губы. - А если тебе нужно чем-то заняться, я мог бы дать тебе небольшое задание.

- Какое? – по блеску в ее глазах Эдвард понял, что Белла подумала о чем-то сексуальном.
Ну, так оно и было... в некотором роде.

- Я думал кое о чем некоторое время, и хочу, чтобы ты тоже подумала об этом... по крайней мере, согласилась подумать, - начал он.
Это, конечно, привлекло внимание Беллы, и она отклонилась, чтобы посмотреть ему в глаза.

- Я не сяду на мотоцикл с тобой, Эдвард.
- Нет, не это, - усмехнулся он. Он поцеловал ее в ухо, покусывая мочку, а затем прошептал: - Я хотел бы подарить Энтони то, чего у меня никогда не было.

- Что? - голос Беллы говорил, что она еще не отошла от последствий его ласки.
- Брата.

Белла шумно выдохнула, когда поняла, о чем говорил Эдвард, но, прежде чем она успела спросить его, был ли он серьезен, прося ее подумать еще об одном ребенке, его родители заметили его и прервали дискуссию, чтобы тепло поприветствовать сына.

Тем не менее, Белле, ошеломленной тем, что сказал Эдвард, удалось выйти из дома и поехать в продуктовый магазин, как она и планировала, но ее мысли, безусловно, не были направлены на домашние хлопоты. Ребенок? Или, конкретнее, мальчик? О чем Эдвард думает? Они не могли контролировать пол ребенка. Что делать, если у них будет еще одна девочка? А что потом?

- Я ведь не всерьез думаю об этом? – с сомнением спросила Белла вслух. Правда, всего шесть месяцев назад она рассматривала обсуждение с Эдвардом темы еще одного ребенка, но теперь она задавалась вопросом, не думала ли она об этом только потому, что знала, что Эдвард скажет «нет». Он дал понять, что хочет еще одного или двоих детей после того, как они поженились, и у них они появились.

Но другой мальчик...
Будет в два раза интереснее воспитать еще одного маленького мальчика, как это было с Энтони... и испытать его рождение...
Внезапно Белла почувствовала себя воодушевленной этой идеей. Больше чем просто воодушевленной... серьезно настроенной.

А к девяти часам вечера еще увереннее.
На другом конце города сотовый телефон Эдварда загудел в кармане, и он, достав его, увидел сообщение от жены.

Как дела? Ты сказал Энтони, что он слишком молод для подружки?
Отлично. И не беспокойся об Энтони.

Скоро будете дома?
Уже да. Но ты можешь по назначению воспользоваться этим временем.

Знаю, и я подумала.
И?

Что ты думаешь об имени Форест?
Думаю, что оно начинается с «Ф», а это нам и нужно.

- Пап, все в порядке? Что-то не так дома?
Эдвард едва услышал вопрос Энтони, когда оторвался от своего телефона.

- Э-э, нет. Ничего не случилось.
- Ох. Потому что твое лицо выглядит немного странным, и ты держишь свой телефон, словно он вот-вот исчезнет.

Эдвард закатил глаза и указал на картошку фри, которая лежала между ними.
- Ты закончил?
- Да. Я больше не могу есть, - Энтони сел и потер живот.

- Это чудо, - ухмыльнулся Эдвард, положив деньги с чаевыми на стол.
- Так, куда теперь? – спросил Энтони, когда они шли к грузовику, который был припаркован на стоянке у ресторана.

- Домой.
- Уже?
- Да. Твоя мама нас ждет.

Звуки сверчков и лягушек наполняли ночной воздух, а затем Энтони вдруг издал тошнотворный стонущий звук.
- Папа!

- Что? - Эдвард отреагировал на обвинения тоном Энтони.
- Ты сказал, что мы не будем говорить о сексе!
- Мы, - Эдвард указал на себя и на него, - нет.

- Это так отвратительно, - Энтони покачал головой.
- Еще одна причина, почему я знаю, что ты слишком молод, чтобы целоваться с девочками.

Энтони передумал относительно слов своего отца, хотя тайно был с ним согласен. Ему нравились девочки, и он любил внимание, которое получал от них... ну, от некоторых из них. Но поцелуи с девочками были пугающими. Он бы с большим удовольствием что-нибудь взорвал.

- Пап?
- Да, сынок?
- Спасибо... за сегодня.

Эдвард перекинул руку Энтони через плечо и наклонился, быстро поцеловав его в макушку.
- Спасибо тебе, за все.

Они прошли остальную часть пути в тишине, Энтони придвинулся чуть ближе к своему отцу, упиваясь ощущением утешительного объятия. В такие моменты он жалел, что не может остаться маленьким мальчиком своего папы навсегда.

И в такие моменты Эдвард был уверен, что не сможет дождаться, когда снова станет отцом маленького мальчика.

От редактора: Дорогие наши читатели! Вот мы и добрались до логического завершения нашей непростой истории. В ней были моменты печали и радости,горя и счастья, слез и улыбок - одним словом, все, как в жизни! Хочется поблагодарить всех, кто читал, за внимание, эмоции и комментарии! И конечно, огромная благодарность нашему переводчику и неутомимой труженице Инночке - за регулярный перевод новых глав!

Источник: http://robsten.ru/forum/63-1601-152
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Анка72 (08.07.2014) | Автор: Анка72
Просмотров: 2060 | Комментарии: 47 | Рейтинг: 5.0/73
Всего комментариев: 471 2 3 4 5 »
avatar
0
47
Огромное спасибо за удивительную и трогательную историю lovi06032 lovi06032
avatar
0
46
Большое спасибо за эту замечательную, трогательную историю!
avatar
1
45
Какой хороший эпилог. good Хорошо, что у них все хорошо  lovi06032
avatar
0
44
Спасибо большущее а эту замечательную историю...
До безумия понравилась...
Взлёты и падения...
Перевод супер...
ПАСИИИБ))))))
avatar
1
43
огромное спасибо за замечательную историю lovi06032
avatar
1
42
Спасибо большое!
avatar
41
Большое спасибо.
avatar
40
Спасибо. fund02002
Но очень жалко что все закончилось. cray
avatar
39
Спасибо за эпилог! lovi06032
avatar
38
Спасибо всем кто трудился над замечательной историей!!! good Удачи в дальнейшем творчестве!  1_012
1-10 11-20 21-30 31-40 41-47
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]