Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Грубое начало. Глава 34.
Глава 34 - Пожалуйста, возвращайся домой на Рождество

Эдвард сидел на полу, так что стол с железной дорогой, который он установил в углу гостиной для Энтони, был на уровне его глаз.

- Он ему понравится, - сказала Белла, тихо подойдя к Эдварду сзади и посмотрев на игрушечный локомотив с несколькими вагонами, стоящий на рельсах.

- Да, - рассеянно ответил Эдвард. Трудно было смотреть на игрушки, которые раньше принадлежали ему, и не вспоминать запах булочек с корицей в рождественское утро, или отца, предупреждающего Эдварда, что нужно замедлить поезд, когда тот въезжает на мост, или сестру, стоящую позади и свистящую в свисток, входящий в комплект с поездом.

Белла нежно погладила Эдварда по плечам и направилась к входной двери.
- Ну... вроде все готово. Сделай больше снимков, а я приду позже утром.

Было уже за полночь, и они закончили раскладывать все подарки от Санты в рождественские носки Энтони. На самом деле, Белла закончила, а Эдвард все это время устанавливал поезд и несколько частей, которые прилагались к нему. Ему потребовалось гораздо больше времени, чем час, как сказала Эсме.

Эдвард по-прежнему в основном был сосредоточен на поезде, когда Белла начала говорить, поэтому он услышал только ее последние слова.
- О чем ты говоришь? Ты не останешься?

- Ну, так как это ваше первое Рождество с Энтони, я подумала, что, может быть, ты захочешь быть только вдвоем с ним в рождественское утро. Ну, знаешь... - пожала она плечами.
Но Эдвард был не согласен.

- Почему бы мне хотеть это? – нахмурился он. - Рождество нужно проводить с теми, кого ты любишь и обожаешь, не так ли? - Эдвард встал и обнял Беллу за талию. - А мы любим и обожаем тебя.

- Я просто не хочу мешать, - Белла осторожно поцеловала его, обнимая за шею. - Если ты когда-нибудь почувствуешь, что тебе нужно время наедине с Энтони, не стесняйся сказать мне об этом.

- Белла, - улыбнулся ей Эдвард. - Вчера ты согласилась провести остаток своей жизни со мной. Ты же не пытаешься отступить сейчас, не так ли? – поддразнил он.

Белла усмехнулась.
- Конечно, нет.

- Хорошо, - сказал Эдвард уже совершенно без улыбки. - Потому что я говорил серьезно во время ужина. Я готов начать жить вместе с тобой прямо сейчас. Я не хочу ждать до июня.

Реакция Беллы показала, что она была и потрясена, и очарована словами Эдварда. Это означало, что он хочет отказаться от свадьбы и пожениться в стиле Джаспера и Элис? Или он хочет сместить дату свадьбы на более раннее время?

- Без свадьбы? – пропищала она.
- Я хочу свадьбу, - заверил ее Эдвард. - Я просто не хочу ждать свадьбы, чтобы начать жить, как одна семья. А ты думаешь, что мы должны встречать Рождество без тебя. Ничего подобного.

- Ну, в таком случае, - Белла злобно улыбнулась ему, - я пойду наверх и подготовлюсь ко сну.
- Хорошо. Я сейчас, - сказал Эдвард.

Он снова уставился на поезд, позволяя мыслям вернуться к своей семье. При этом он не мог не задуматься о том, какое Рождество будет у Эсме, зная, что она останется в молчаливой тюрьме вместе с мужчиной, за которого вышла замуж.

- К лучшему или к худшему, - пробормотал Эдвард про себя. На долю секунды он задумался о том, что могло бы быть, если бы он и Белла пережили подобную ситуацию, которая изменила одного из них таким непостижимым образом. Но мысль напугала его, и он сразу же выкинул ее из головы. Он взглянул на часы, вновь увидев, что уже поздно, решив, что усталость и была причиной нежелательных мыслей, которые выдавал его мозг.

Поднимаясь по лестнице в свою спальню, он потер усталые глаза, тоскуя по своей мягкой постели и пухлым подушкам. Секретность ради поддержания легенды о Санте для Энтони была утомительной, и все, чего хотел Эдвард, это упасть на кровать и спать до тех пор, пока очень взволнованный пятилетний мальчик позволит ему в рождественское утро.

В спальне было темно, когда Эдвард вошел, за исключением света, просачивающегося из-под закрытой двери ванной. Он разделся до нижнего белья и залез в постель, отдаленно понимая, что все, что бы Белла там ни делала, занимало много времени. Эдвард был уверен, что заснет, прежде чем она появится.

На самом деле он был уверен, что заснул, потому что, когда Белла открыла дверь, увидел ожившую мечту из его фантазий.
- Так как уже после полуночи, технически это можно квалифицировать, как ранний рождественский подарок, - сказала она, кокетливо надув губы.

Эдвард быстро сел и снова протер глаза, но на этот раз уже не потому, что устал.
Белла стояла перед ним в том, что, вероятно, классифицировалось, как бюстгальтер, но вряд ли походило на него. Ее грудь была обведена красными атласными лентами, но голая в середине, за исключением тонких полосок, прикрывающих ее соски.

А потом она обернулась...
- Мой бантик завязан ровно? - спросила она.

- Э-э... э-э... - Эдвард даже не мог вспомнить свое имя, уставившись на гладкую, голую задницу Беллы - прекрасно подчеркнутую слабосвязанной красной лентой.
- Когда я спросила, ты сказал, что все, чего ты хочешь на Рождество, это я, - улыбнулась Белла, медленно подходя к Эдварду.

- Да, сказал, - согласился он, наблюдая за движением ее груди, когда она подползала к нему. Он осматривал свой подарок, поглаживая задницу Беллы, когда она склонилась над ним и начала играть с его членом через боксеры.

Едва касаясь его, она просунула пальцы под ткань и обвела контур головки. Сквозь полуприкрытые от желания глаза он смотрел, как она раздевает его – ее рот был в дразнящей близости от его члена, а ее горячее дыхание ласкало кожу. В нетерпеливом ожидании прикосновения он положил руку на ее голову, подталкивая ее рот к себе, но она уклонилась, настаивая на собственном темпе.

Он смотрел, как она гладила его, творчески подойдя к процессу - массируя его кончиком носа, водя вдоль гладкой щеки, щекоча ресницами чувствительную кожу.

Наконец она открыла рот и, смотря на него интенсивным, кокетливым взглядом, взяла его сразу на всю длину.

- Черт... - прошептал Эдвард, закрывая глаза на секунду, пытаясь обуздать ощущения. Но потом сразу же открыл глаза снова, наблюдая, как Белла агрессивно сосала его, приближая к оргазму. Он хотел испытывать это чувство вечно, но знал, что не сможет продержаться долго, если продолжит свою визуальную стимуляцию. Он потянулся к бедрам Беллы и притянул ее к себе, заставляя ее оседлать его лицо. Когда она сделала это, он толкнул ее стринги в сторону и увидел, что у нее был еще один сюрприз для него.

- Сексуально, - сказал Эдвард, провел пальцем по ухоженной линии между ее бедер. Затем он слегка прикусил ее аккуратно остриженную киску прежде, чем провести по ней языком. Стон Беллы, последовавший после его действий, подбодрил Эдварда, и он притянул ее ближе к своему лицу, безжалостно напав на нее ртом.

Неожиданно Белла сместилась, и Эдвард почувствовал, как кончик его члена скользит по гладкой, теплой влажности. Вакуумные ощущения по обе стороны от его члена и ласковые поглаживания языком делали свое дело. Обычно Эдвард не был особо вокальным любовником, но невероятно чувственное удовольствие заставило его благодарно мычать и стонать.

Когда Белла начала вращать бедрами, имитируя танец совокупления, Эдвард знал, что ее конец близок, и ослабил свой контроль, позволяя своему телу так же приблизиться к пику наслаждения. Он чувствовал, как мягкие руки Беллы поглаживают нижнюю часть его бедер, сжимая ягодицы и слегка надавливая на промежность. Эти ласки были божественны, и Эдвард ощутил покалывание, сигнализирующее наступление оргазма. А потом он почувствовал прямое давление на свою задницу, прежде чем капитулировал перед самой интенсивной кульминацией в своей жизни.

- Черт! – выкрикнул он, взрываясь во рту Беллы. - Вот это да... дерьмо... - задыхался он, откинувшись на подушку и желая, чтобы его тело прекратило содрогаться.

- Что это было? – спросил он Беллу, когда она поднялась с него и направилась к ванной, чтобы привести себя в порядок.
- Тебе не понравилось? – она бросила осторожный взгляд в его сторону.

- Ну... я... я просто... Я не знаю... - запнулся Эдвард, не совсем готовый признаться, что ему скорее понравилась игра с его задницей.

После того, как Белла вернулась из ванной, одетая более уместно для сна - в одной из старых футболок Эдварда, Эдвард отправился умыться и почистить зубы. Когда он лег в постель, то заметил, что Белла поглядывает на него из-под завесы своих волос.

- Извини. Я не буду делать это снова, - тихо пообещала она.
Эдвард точно знал, что она имела в виду, но он не хотел обсуждать это в тот момент.

- Не волнуйся об этом, - небрежно ответил он, прежде чем мягко поцеловать ее в лоб. - Спокойной ночи, - он перевернулся, устраиваясь удобнее.

- Малыш, - Белла слегка коснулся его бедра. - Ты сердишься на меня?
- Нет, - сказал Эдвард, все еще лежа к ней спиной. - Я просто устал, - ответил он, надеясь, что она поймет намек. - И Энтони, вероятно, поднимется завтра прямо на рассвете.

- Хорошо, - согласилась Белла, прекращая свой допрос. Она прижалась к спине Эдварда и спала рядом с ним в течение всей ночи.
Энтони разбудил их на рассвете.

- Папа! Папа! Санта пришел! – возбужденно кричал Энтони, неоднократно стуча в дверь спальни Эдварда.
- Мне нужно войти, пап! Мне нужно тебе кое-что показать!

Было неясно, как долго на самом деле кричал Энтони, зовя отца, прежде чем его услышали, но когда Эдвард, наконец, открыл дверь, волнение, источаемое мальчиком, было ощутимо.

- С Рождеством Христовым, приятель, - сказал Эдвард, натягивая штаны и направляясь за Энтони вниз по лестнице, уходя от полураздетой Беллы, которая скрывалась от мальчика под одеялами.

К счастью, переполненный рождественский чулок Энтони привлек все его внимание, и Белла смогла спуститься вниз с камерой в руках, чтобы запечатлеть лицо мальчика, когда он увидит подарок своего отца и Эсме.

Эдвард терпеливо ждал, пока Энтони рассмотрит гору подарков под елкой. Честно говоря, это были подарки от других людей. Коллеги, которые слышали, что Эдвард будет встречать свое первое Рождество со своим сыном, приходили на его рабочее место, чтобы предложить маленькие игрушечные машинки, чулки, наполненные конфетами, шарфы и шапки, рукавицы, мягкие игрушки и тому подобное.

Эмметт и Розали, которые никому не покупали обычно подарки на этот праздник, передали Энтони четыре подарка, и, хотя статус их отношений был неизвестен, Эдвард не мог не заметить по тематике подарков, что куплены они были вместе, как набор.

Джаспер, теперь готовый к появлению ребенка, был зациклен на игрушках и видео, которые несли в себе развивающее назначение. И, судя по уровню квалификации, требуемой, чтобы решить деревянные головоломки, которые подарили Джаспер и Элис, Эдвард был уверен, что Менса (п/п: организация для людей с высоким коэффициентом интеллекта) прислала бы Энтони персональное приглашение вступить в их организацию, если бы он смог решить их.

- Тебе нравятся твои подарки, Энтони? - спросила Белла, стоя рядом с поездом. Она навела камеру на лицо мальчика, чтобы поймать его реакцию, и, повернувшись ответить ей, он увидел, на что его отец потратил несколько часов накануне.

Был момент тихого страха, пока Энтони смотрел, раскрыв рот, на множество зданий, мостов и тоннелей, которые дополняли железную дорогу.

- Ничего себе! – воскликнул Энтони, подбегая к столу. - Папа! Смотри!

Эдвард улыбнулся реакции своего сына, когда подошел к столу с поездом и щелкнул выключателем. Поезд вдруг ожил, издавая свист и сверкая огоньками. Эдвард опустился на колено у стола, и Энтони сразу же устроился на его коленях, и вместе они стали рассматривать и подталкивать игрушку, как два маленьких мальчика, которые получили желаемое в рождественское утро.

И Белла смогла все это снять на видео.
Немногое могло конкурировать с поездом, но Эдвард смог уговорить сына сделать перерыв, чтобы открыть другие подарки и принять участие в специальном рождественском завтраке, приготовленном Беллой для него: снеговики из блинов. Тем не менее, наевшись, Энтони бросился обратно к поезду, и Белла с Эдвардом воспользовались возможностью, чтобы прижаться друг к другу на диване.

- Ну, - вздохнула Белла, подняв левую руку, чтобы рассмотреть свое кольцо, - сейчас самый подходящий момент.
- Для чего? – отвлеченно спросил Эдвард.

- Я должна позвонить родителям и рассказать им о моем Рождественском подарке, - улыбнулась Белла.
Эдвард взял Беллу за руку, вертя на ее пальце кольцо.

- Тебе действительно нравится кольцо? Потому что если нет, мы можем подобрать что-то еще, - предложил он. Он приложил много времени и усилий для поиска идеального кольца для Беллы, и под идеальным он имел в виду то, которое бы достойно смотрелось на ней и все еще вписывалось в его бюджет. Ювелир в магазине неустанно пытался убедить его приобрести кольцо, которое было далеко от его ценового диапазона, предлагая различные возможности оплаты и ссылаясь на его желание угодить Белле.

Эдвард почти согласился на это, но в последнюю секунду понял, как важна была покупка дома для Беллы, и если что-нибудь случится с ним, то она будет обременена не только стоимостью дома, но и кредитом за смехотворно дорогое кольцо, которое ей вообще не было нужно.

В конце концов, Эдвард решил остановиться на кольце за среднюю цену и заплатил половину наличными, а половину в рассрочку. Он решил, что ему все равно придется брать кредит, чтобы сделать взнос за дом, и так как требовалось менее одной тысячи долларов, то он был уверен, что сможет оплатить кольцо, не обременяя Беллу.

- Эдвард, - нахмурилась Белла, глядя на него. Очевидно, она не оценила его предложение заменить кольцо. - Я люблю свое кольцо. И не выбрала бы для себя ничего другого, - она переплела свои пальцы с его. - Кроме того, важно не само кольцо, а то, что оно собой подразумевает.

- Правда, - Эдвард улыбнулся, наклонился и поцеловал Беллу в губы.
- И всегда помни, насколько хочешь жениться на мне, потому что, как только ты поймешь, что из себя представляет твоя будущая теща, то можешь передумать, - поморщилась Белла.

- Я уже встречал твою мать. И знаю, во что ввязываюсь, - лишь наполовину шутя, сказал Эдвард.

Но ему было не до смеха, когда он увидел, как Белла приветствует своих родителей и желает им счастливого праздника. Она была такой оживленной и радостной, рассказывая родителям о предстоящей свадьбе. Каждый раз, когда она смотрела на Эдварда, он улыбался в ответ, хотя на самом деле ему было немного грустно от понимания того, что у него не было семьи, которой он мог позвонить и порадоваться.

Это чувство привело к мысли о том, как будет выглядеть сторона жениха на свадьбе. Так как кроме их общих друзей и Энтони, вероятно, не останется никого, кто бы сидел на стороне Эдварда, за исключением нескольких знакомых с работы. Это будет просто еще одним напоминанием о том, насколько от него отличается Белла, и как мало он принесет в их совместную жизнь.

Как только эта мысль материализовалась, Эдвард вспомнил, что Белла сказала ему в тот день в гараже Элис и Джаспера. Она сказала, что любит его, и перечислила все вещи, которыми восхищалась в нем, и он использовал это положительное воспоминание, чтобы подавить негативные мысли, которые циклически повторялись в его голове.

- Э-э... Мам? Мне придется перезвонить тебе позже... да... правильно... ага... передай папе, что я люблю его... да... конечно, конечно... Мама, свадьбы не будет до июня. У нас будем много времени, чтобы обсудить детали. Ладно... ладно, я должна идти.

Эдвард поднял голову и увидел, что Белла заинтересованно смотрит на него; когда она, наконец, закончила разговор с матерью, снова заняла свое место рядом с ним и положила голову ему на плечо.

- Что случилось? - спросила она его.
- Ничего, - Эдвард пожал плечами.

- В самом деле? Потому что ты выглядишь как человек, у которого только что украли его последнее печенье, - сказал ему Белла.
- Не-а. Я просто думал, вот и все.

- О чем?
- Просто... о семье... о Рождестве... все в таком духе, - уклонился он. - Как думаешь, этого будет для него достаточно? - он указал на Энтони. – Через несколько лет он вспомнит об этом?

- Думаю, да, - ободряюще сказала Белла. - Ты же помнишь, как получил этот поезд, когда был в его возрасте, не так ли?
- Да, - Эдвард позволил себе углубиться в воспоминания на несколько секунд.

- Наверное, поэтому твоя мать хотела передать его. Она знала, как много это значит для тебя, и сколько это будет, вероятно, означать для Энтони.
Неприятное чувство, которое испытывал Эдвард ранее, думая о мрачном празднике Эсме, вернулось после слов Беллы.

Она снова заметила изменение его выражения.
- Может, ты позвонишь ей или отправишь…

- Я собираюсь пойти посмотреть сына, - прервал Эдвард Беллу. Он задумался над поднятием рождественского настроения для Эсме - будь то письмо или телефонный звонок, но он не мог заставить себя сделать это. Даже просто мысль об этом заставляла грудь сжиматься в тревоге.

Его быстрый побег был достаточным намеком для Беллы, и она не выглядела очень расстроенной его выходкой, когда направилась на кухню, чтобы начать подготовку к рождественскому ужину.

Когда Энтони просто отлично сам стал справляться с поездом, Эдвард вернулся к дивану, позволив постороннему гулу усыпить себя. Однако, как только он собрался дрейфовать прочь в мир грез, позвонил Эмметт.

- Эй, парень, у вас есть электричество? У нас его уже давно нет, - сказал Эмметт.
- У нас? - спросил Эдвард. Последнее, что он слышал, это то, что Эмметт гостил у Джаспера и Элис, и если бы это было так, то Эдварду показалось странным, что Эмметт звонит вместо Джаспера.

- Э-э... - пробормотал Эмметт. - Ну... я просто болтался здесь с Роуз... так у вас есть электричество?
- Да, - сказал Эдвард. После короткой паузы Эдвард понял, чего именно хотел его друг. - Вы, ребята, хотите приехать сюда, что ли?

- Ты не против? Мы с Роуз? - спросил Эмметт.
- Нет, конечно, - Эдвард пожал плечами. Ему даже не нужно было спрашивать у Беллы, чтобы понять, что она будет рада компании на ужин.

- У нас много еды, - сказала Белла, как и предполагал Эдвард. Тем не менее, ее поиск дополнительной посуды в шкафчиках оказался неудачным. – Мне нужно сбегать домой и привезти свою посуду, Эдвард. У тебя только три тарелки.

Она только ушла, как прибыли Розали и Эмметт, и, как и полагается парням, Эмметт и Эдвард направились прямо к гаражу, в то время как Розали пошла вместе с Энтони смотреть его новые игрушки.

- Ничего себе, посмотри на все эти вещи, - присвистнул Эмметт, когда увидел часть заставленного гаража Эдварда. - Все это было в старой комнате Энтони?
- Большинство из этого, - сказал Эдвард. - Как только дом освободят, мы собираемся перевезти кое-что из этого дерьма туда.

- Ну, и как это будет работать? Ты разорвешь договор аренды или будешь торчать здесь... - спросил Эмметт.
- Мы говорили об этом, и я думаю, что останусь здесь до конца аренды в июне, а она переедет в дом, - сказал Эдвард.

- И вы поженитесь в июне? Это много дополнительных растрат, чувак, - намекнул Эмметт.
- Да, знаю, - ответил Эдвард.

- Если хочешь... Я имею в виду... Я не знаю, хочешь ли ты, но, если ты подумывал о более раннем переезде с Беллой, я мог бы быть заинтересован в твоей аренде здесь, - предложил Эмметт.

- В самом деле? - Эдвард даже не думал о том, чтобы заставлять кого-то покрывать его платежи.
- Да. Я должен что-то сделать. Элис не говорила этого, но она почти готова пинками выгнать меня из дома. Кроме того, у нее на уме только ребенок. У нее и у Джаспера. Это сводит меня с ума, - сказал Эмметт.

- Итак, ты и Розали снова вместе, или что? - спросил Эдвард.
Его вопрос был встречен жестким взглядом Эмметта, как если бы он пытался определить мотивацию Эдварда, просто посмотрев на него.

- Думаю об этом, - сказал он наконец. Его поведение было защитным, и Эдвард сразу понял, что его друг думал, что он осудит его.
- Это круто. Делает вещи проще, - просто сказал Эдвард.

- Да, - Эмметт немного расслабился. - Делает. Плюс... Я не знаю... она, кажется, больше не думает о дерьме типа высшего общества. Она пошла туда, попыталась и не смогла самостоятельно справиться. Она знает, что не может винить меня за то, что не принял ее с распростертыми объятьями.

- Это правда, - признал Эдвард. Он узнал на своей шкуре, что не стоит делать компрометирующие комментарии о девушках своих друзей. Поэтому он придерживался того, что просто лучше не говорить вообще.

- Так что, да... все хорошо между нами. Я не буду просить ее переехать ко мне, но, знаешь... если она захочет остаться на несколько ночей... Я не буду возражать, - продолжил Эмметт.

Эдвард улыбнулся, потому что какой парень откажется от того, чтобы его девушка осталась на ночь?
Эмметт заметил ухмылку Эдварда и не смог удержаться от улыбки, а также понял, что друг на его стороне.

- Да... все действительно хорошо между нами.
- Я понимаю, почему тебе нужно собственное жилье.
- Точно.

Эдвард играл с плоскогубцами, которые на самом деле принадлежали Джасперу, пока обдумывал, как задать Эмметту довольно личный вопрос.
- Так, - начал Эмметт.

- Эй, Эм… - заговорил Эдвард одновременно с ним.
Друзья замолчали, предоставляя друг другу право продолжить.
- Что ты собирался сказать? - спросил Эдвард.
- Это неважно. Продолжай.

Было очевидно, что Эдвард хотел что-то спросить у Эмметта, и это создало напряжение между ними, потому как они оба ждали, когда он соберется с духом.

- Э-э... Мне было просто интересно, - Эдвард мимолетно взглянул на Эмметта, а затем отвернулся. - Розали когда-либо просила тебя делать то... в постели... что тебе показалось бы... странным?
Эмметт засмеялся.

- Все дело опять в киске? Чувак, я думал, что ты уже успокоился по этому поводу.
- Нет, я не об этом.

- Ох. Ну... Роуз в значительной степени обычная, но, опять же, я тоже, так что нет. Я не думаю, что она когда-нибудь просила меня... о, погоди! - Эмметт щелкнул пальцами. - Был такой случай, когда она хотела сделать это во время игры плей-офф. Но я думаю, что она просто пыталась дать понять, что я игнорирую ее.

Теперь настала очередь Эдварда вернуть пустой взгляд Эмметту. Он молча ругал себя за то, что начал серьезный разговор с Эмметтом. Это редко заканчивалось хорошо.

- А что? Белла захотела что-то причудливое? - спросил Эммет. – Всегда так с тихонями, - размышлял он.
- Нет, она не захотела. Все было не так. Просто...

- Ну что же? Она захотела, чтобы ты облизал ее пальцы? Трахнул ее в попку? Полизал ей анус?
- Что? - недоверчиво спросил Эдвард.

- Что? – повторил Эмметт, как попугай.
- Что значит полизал анус?

- У тебя никогда не было девушки, которая во время минета опускается вниз и облизывает задницу, чувак? - спросил Эммет.
- Э-э... нет?

- Ну, в любом случае, такое бывает.
- О, - Эдвард отвел взгляд от Эммета. – Ну, а как называется то, когда вместо языка палец?

- Охеренно удивительно – вот как это называется! – почти закричал Эмметт.
- Ты, э-э, ты не думаешь, что это странно... чтобы кто-то сделал это для тебя? - стыдливо спросил Эдвард.

- Ну, все зависит от партнера, чувак. Тебе я бы точно не позволил бы это сделать, - Эмметт странно посмотрел на Эдварда. - Но своей девушке? Да, это дерьмо считается нормальным.

Получив немного ясности благодаря Эмметту, Эдвард был слишком смущен, чтобы продолжать разговор, и быстро сменил тему, заговорив о спорте, где он только поддакивал - не то чтобы это имело значения. Как только предметом разговора становился спорт, Эмметта было не остановить в любом случае. Они стояли в холодном гараже несколько минут, пока Эдвард не услышал звук грузовика Беллы, подъехавшего к дому.

- Все в порядке? Тебя долго не было, - сказал он, когда вышел, чтобы помочь ей отнести тарелки.
- Ну, так как я была дома, то приняла душ, переоделась... все в таком же роде, - сказала Белла.

Эдвард осмотрел ее с ног до головы.
- Ты выглядишь великолепно, детка, - а потом он наклонился и томно поцеловал ее, что было довольно жарко для простого столкновения.
- Эй, - Белла пыталась отдышаться, как только они оторвались друг от друга. - Что это было?

- У меня должна быть причина? – самодовольно спросил Эдвард, направляясь обратно в дом.
- Ну... нет. Думаю, не должна быть, - согласилась Белла.

Но на протяжении всего остального дня нежные прикосновения Эдварда, любящие взгляды и внимательные комплименты дополнили его поцелуй, достаточно четко давая Белле понять: я в порядке, мы в порядке, я люблю тебя.
*****
Несмотря на то, что Белла отдала два контейнера еды Эмметту и Розали, осталось еще довольно много, включая запеканку с зеленой фасолью, пюре, хлеб и ветчину.

- Трудно сделать рождественский ужин всего для нескольких человек, - объяснила она, когда увидела, как Эдвард смотрит на банку зеленых бобов, которую она бросила в мусорный бак.

- Я бы сказал, что ты приготовила немного больше, чем достаточно для нескольких человек, - сказал Эдвард.

Белла посмотрела на него, и он заметил ее легкую улыбку, прежде чем она отвернулась от него. Он знал, что у нее было на уме что-то, чего она не говорила. Вместо этого она сказала, что ему и Энтони придется несколько дней доедать все это на обед и ужин.

- Эдвард, - медленно начала она, моя руки в раковине. – Ты не был бы против, если...
- Если?

- Если бы я собрала немного еды для Эсме?
- Я уверен, что у нее был свой рождественский ужин, Белла.

- Да, ты прав, - она сделала паузу, - но что насчет десерта? Можно было бы передать ей немного ягодного пирога, не так ли?
- Почему это так важно для тебя? – спросил Эдвард, играя с пуговицами на своей рубашке.

- Это не так, - быстро сказала Белла. - Я просто подумала... Знаешь, так как это Рождество, и ты хотел, чтобы все было особенным для Энтони... Это его бабушка, в конце концов.
- Он этого не знает.

- Ты прав, - Белла проигнорировала свой комментарий. - Забудь, что я сказала.
Тем не менее, комментарий Беллы напомнил Эдварду о другом прародителе Энтони, с которым необходимо было связаться.

- Мне нужно, чтобы Энтони позвонил своему деду.
- О, он будет рад этому, - согласилась Белла.

Мало того, что Энтони обрадовался этому, но и его дедушка, Дэвид, тоже был счастлив. Персонал дома престарелых даже поблагодарил Эдварда за то, что он не забыл позвонить, заявив, что их подопечные чувствуют себя одиноко во время праздников, и это действительно оживило день Дэвида, когда он услышал голос Энтони.

На короткий момент Эдвард чувствовал себя удовлетворенным праздником. Он проводил время с друзьями и близкими, устроил Энтони запоминающийся день и избежал ненужных драм. Он собирался причислить этот день к списку самых успешных, когда его взгляд остановился на небольшой порции ягодного пирога, упакованного в пакет и стоящего в стороне.

Эдвард не был уверен, был ли это способ Беллы заставить его сделать то, что, по ее мнению, он должен был, или это было просто совпадение, но одинокий кусок десерта вернул воспоминания, которые, как он думал, уже давно исчезли.

Это заставило его задуматься о том, как сладко пахло в его доме рождественским утром, и как его мать всегда делала вид, что не знает, что он съел вторую, а иногда и третью порцию рождественских булочек с корицей.

Это заставило его думать о кустарнике с ярко-красными ягодами прямо за окном в кабинете отца, где он скрывался в течение многих часов и рассматривал книги, собранные Карлайлом.

Это заставило его думать о том, как его мать всегда спрашивала его прямо перед сном, хорошим ли было его Рождество, а затем протягивала небольшую коробку из-за спины и говорила: «Санта забыл один». Это всегда было что-то маленькое, съедобное и завернутое в пакет с ярким красным бантом. Его мать всегда настаивала, чтобы он съел все прямо тогда и там, и он даже не обязан был чистить зубы после этого. Она просто позволяла ему сделать все по-своему, а затем выключала свет, зная, что, как только взойдет солнце, все вернется на круги своя, где снова будут действовать правила, а воспоминания, сделанные на Рождество, притупятся и забудутся.

Эдвард вздохнул и положил руку на небольшой контейнер с пирогом. И на этот раз, когда тревожное чувство в груди вернулось, он понял, что это было; не защитный механизм, чтобы отогнать будущую боль, а желание двигаться вперед, отпустить гнев и, наконец, зажить.

Тем не менее, только когда облака потемнели, Эдвард подошел к Белле с пирогом в руке и неопределенно спросил:
- Не желаешь прокатиться?

Она скептически посмотрела на него, но когда ее взгляд остановился на упаковке в руке, они смягчилась и улыбнулась.
- Я отвезу.

Было холодно и ветрено, но, к счастью, без дождя, когда Белла маневрировала своим грузовиком возле двора дома родителей Эдварда. Подъезд был темным, но какая-то тень двигалась в освещенной кухне.
- Папа? – заговорил Энтони с заднего сиденья.

Одного взгляда на его широко открытые глаза хватило Эдварду, чтобы он понял, что Энтони вспомнил страшного человека, который появился в последний раз, когда они приезжали сюда. По правде говоря, Эдвард так же вспомнил того страшного человека в этот момент.

- Может быть, это не было такой уж хорошей идеей, - сказал Эдвард Белле, когда на крыльце зажегся свет, и Эсме открыла входную дверь, выглянув наружу.
- Она знает, что ты здесь. Ты не можешь быть грубым, - сказала Белла, наклонившись и махнув рукой.

Эдвард резко выдохнул и открыл пассажирскую дверь.
- Подожди, это для нее, - Белла схватила его за руку и быстро положила блестящий компакт-диск поверх контейнера с пирогом.

- Что это?
- Это копия того видео, где Энтони получает поезд. Ты не возражаешь, не так ли? - с надеждой спросила Белла.

- Да, - сказал Эдвард, подумав секунду. – Все хорошо. Ей понравится.
К тому времени, как Эдвард вышел из грузовика, Эсме уже прошла по дорожке и встала перед ним.

- Ну, это - приятная неожиданность, - сказала она с улыбкой. Ее взгляд сместился к контейнеру в руках Эдварда, а затем вернулся обратно к его лицу. Видя, что она заметила его, Эдвард неловко протянул ей пакет.

- Белла сделала пирог на десерт. Я знал, что у вас уже был рождественский ужин, так что мы просто принесли десерт, а еще диск с видео, - сказал Эдвард. Его голос звучал странно в его собственных ушах –словно он принадлежал кому-то еще, так что он резко замолчал.

Когда наступила тишина, Эсме обратила свое внимание на Энтони, который был более чем счастлив остаться в грузовике с закрытыми окнами.

- Здравствуй, молодой человек, - улыбнулась Эсме, открыв пассажирскую дверь. – У тебя было хорошее Рождество?
Энтони кивнул.

- Санта принес тебе поезд? – спросила Эсме.
- Нет, его подарил друг моего папы, - улыбнулся Энтони. - Это большой поезд. Раньше он принадлежал моему папе, - объяснил Энтони.

Эсме засмеялась, как будто он сказал самую смешную шутку в мире.
- И тебе он понравился?

Энтони кивнул.
- Очень!

- А ты хочешь горячий шоколад и печенье с маслом? - спросила она, протягивая ему руку.
Лицо Энтони скривилось.

- Ну... Мне нравится горячий шоколад, но я не думаю, что хочу намазывать масло на свое печенье, - сказал ей серьезно Энтони. Он, тем не менее, взял ее за руку.
- О, хорошо, - снова засмеялась Эсме. Она махнула Эдварду и Белле, чтобы те следовали за ней.

Зайдя в дом, Эдвард был удивлен, обнаружив, что Эсме была не одна. В гостиной сидели три человека, смеялись, разговаривали и пили то, что выглядело, как яичный нагель. А еще в углу комнаты на стуле сидел Карлайл с большой картиной на коленях. Как только Энтони увидел его, то отбежал и спрятался за Беллой, которая стояла позади Эдварда.

- Всем привет, - Эсме вошла в комнату, обращая внимание всех присутствующих, даже Карлайла, на себя. - Пожалуйста, простите меня, у меня кое-какие очень важные гости, которые заехали, чтобы передать мне рождественские лакомства.

Эдвард и Белла быстро поздоровались, прежде чем позволить Эсме увести их в сторону кухни. Эдвард помедлил, глядя на отца, задумавшись, устраивает ли его сидеть перед всеми этими людьми, но Карлайл уделил ему не больше внимания, чем бра на стене. Эдвард был чужд ему.

- Мы не собираемся оставаться, - быстро сказал Эдвард. - Извини, что приехали без звонка, я не думал, что у тебя будет компания.

- Обычно я никого не приглашаю, но в последний раз, когда мы говорили, я нарисовала такую мрачную картину своих праздников, что впала в депрессию, - улыбнулась Эсме. – Там люди, которые помогают мне с Карлайлом время от времени. У них не было никаких планов на праздники, поэтому я пригласила их сюда на ужин. У нас была пицца, - добавила она.

- Мы просто хотели пожелать вам счастливого Рождества, Эсме, - сказала Белла, когда в кухне стало тихо. - Мы позволим вам вернуться к вашим гостям.

- О, нет. Пожалуйста, - она потянулась к руке Эдварда, а затем передумала. - Не уходите пока. Может, побудете еще немного?

- Могу ли я сесть здесь? - Энтони ответил за своего отца, когда подошел к небольшому кухонному столу и сел. Он быстро снял куртку и терпеливо ждал, когда Эсме даст ему то, что она обещала: горячий шоколад и печенье, без масла.

- Ну... Я предполагаю, это и есть ответ, - улыбнулась она, положив небольшую салфетку перед Энтони, готовясь накрыть для него стол.

- Эсме! – позвала ее женщина из гостиной. Беспокойство в ее голосе было очевидно, поэтому Эсме, не теряя времени, направилась посмотреть, что происходит; но она не была достаточно быстрой, и женщина вошла в кухню сразу после Карлайла, который осматривал комнату, будто искал что-то, что потерял.

- Думаю, он что-то услышал, - пояснила женщина. – Только - что он просто смотрел на этот плакат, который я принесла ему, а в следующую минуту он подорвался с места и чуть ли не бегом направился сюда.

- Карлайл? – Эсме нервно протянула ему руку. - Дорогой, тебе что-то нужно?
Конечно же, Карлайл не ответил ей. Уверенно он прошел мимо нее и направился к столу, где сидел Энтони. Как только Эдвард увидел, куда направляется его отец, он подошел к сыну, чьи глаза с отчаяньем смотрели на него.

- Папа? – пискнул Энтони.
- Не надо.

- Папа? – Энтони секундой поднялся со стула и бросился прямо на руки к Эдварду, когда странный и неземной голос заговорил снова.
- Не надо, - затем немного громче: - Нет! Не надо!

- Карлайл, дорогой, пожалуйста. Ты пугаешь Энтони, - Эсме попыталась его успокоить, но не выглядела особо заинтересованной заставить его замолчать.

Эдвард не стал ждать, сработают ли ее попытки. Он жестом указал Белле выйти из кухни и, подхватив Энтони, был намерен сделать то же самое. Но Карлайл определил его намерения, и Эдвард оказался загнанным в дальний угол кухни с Энтони, сжимающим отца изо всех сил, когда Карлайл блокировал им путь к свободе.

- Эдвард. Пойдем. Пойдем со мной, Эдвард, - умолял Карлайл. - Не дай ему забрать тебя у меня, Эдвард. Не ходи с ним. Не уходи.

- Карлайл... - слабо всхлипнула Эсме, осознав вместе с Эдвардом – отсутствие речи у Карлайла было не единственной проблемой.

Эдвард пристально смотрел на отца сквозь слезы на глазах, желая снова услышать свое имя, произнесенное из его уст – желая быть тем, кого его отец так отчаянно умолял; но на взгляд Эдварда не было ответа, потому что Карлайл видел только маленького мальчика, который весь дрожал и был всего лишь миниатюрной версией его сына, отнятого у него десяток лет назад.

Источник: http://robsten.ru/forum/19-1601-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Анка72 (13.05.2014) | Автор: Анка72
Просмотров: 1719 | Комментарии: 39 | Рейтинг: 5.0/63
Всего комментариев: 391 2 3 4 »
avatar
0
39
Печаль...столько испытаний cray
avatar
0
38
Бедная Эсме - тяжело такое пережить и существовать на протяжении стольких лет cray cray cray
avatar
0
37
cray спасибо за главу lovi06032
avatar
36
Спасибо за продолжение!
avatar
35
Ну вот,может теперь Эдвард поверит,что и Карлайл вовсе не хотел от него избавиться.Жаль только,что Энтони опять напугали,хоть и не специально.
avatar
34
Карлайлу бы терапию вместе с Эдвардом, раз он только в его кристствии говорит.
Спасибо за главу!
avatar
33
спасибо за главу!
интересное рождество....
avatar
32
Окончание главы грустное  cray Спасибо за главу  lovi06032
avatar
31
Большое спасибо за продолжение!  good
avatar
30
Ну и концовка..опять Энтони напугали
1-10 11-20 21-30 31-39
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]