Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Грубое начало. Глава 39.
Глава 39. - Сегодня вечером я чествую свою любовь.

- Посмотрите на меня! Я супер - быстрый!

Белла резко выдохнула, когда размытое пятно в красной куртке и новых кроссовках человека-паука просвистело мимо нее.

- Энтони, здесь нельзя бегать! Ты можешь в кого-нибудь врезаться! – прокричала Белла ему вслед, когда маленький мальчик затормозил в конце торгового ряда, только чтобы развернуться и побежать ей навстречу.

Рядом с ней счастливо смеялась Эсме.
- Хотела бы я иметь его энергию, - сказала она.

- Мне бы тоже этого хотелось. Но вообще-то я рада, что ее нет ни у кого, кроме Энтони, в данный момент, - улыбнулась Белла, делая очевидным то, что она так не думала на самом деле. Восторг Энтони был доказательством его счастья, и она была так рада видеть это, несмотря на то, что четыре дня назад они с Эдвардом боялись, что его детская жизнерадостность будет уничтожена навсегда после известия о потере еще одного любимого человека.

У Беллы все еще были свежи воспоминания о том, как Эдвард ходил взад и вперед перед диваном на следующее утро, размышляя, как сказать Энтони о смерти Дэвида. Наконец, он решил устроить «день отца и сына» и позволить Энтони пропустить школу. Белла вспомнила, как нервничала весь день на работе в ожидании звонка от Эдварда, говорящего, что Энтони плохо воспринял эту новость.

Тем не менее, когда Эдвард, наконец, позвонил прямо перед обеденным перерывом, он сказал ей, что Энтони был очень расстроен сначала, пока не увидел необычно пушистые облака в небе, которые стали новым домом для его бабушки.

- Дедушка теперь тоже на небесах? – спросил мальчик.
- Да, - ответил Эдвард.

- Хорошо. Теперь он сможет снова жить с бабушкой, чтобы она могла давать ему витамины и кормить его шпинатом.

- И это все? – Белла боялась того, как примет все Энтони. Это звучало слишком хорошо, чтобы быть правдой, и она предложила Эдварду позвонить Лэйсель, что он нехотя и сделал. Дело было не в том, что он не хотел лучшего для сына, он просто боялся услышать подтверждение опасений Беллы, что худшее еще впереди.

Тем не менее, от Лэйсель Эдвард услышал горьковато-сладкий вердикт.

- Это может пойти в любую сторону, - сказала она. - Он может вполне нормально принять информацию или же будет подавлять свои чувства. Только время покажет наверняка, но самое главное для вас – это поощрять Энтони говорить о своих чувствах так часто, как это возможно. Ищите признаки того, что он может быть расстроен: изменения в пристрастиях к еде, сну и бодрствованию, отказ от любимых занятий, антисоциальное и агрессивное поведение и тому подобное. Если вы заметите что-нибудь в этом роде, расскажите, что вы чувствуете из-за его поведения, а потом попросите его рассказать вам о его чувствах. Между тем, не забудьте о наших встречах. Если я не ошибаюсь, он записан на следующую неделю. Вы сможете прийти?

Белла вздрогнула, крепче сжимая ручку магазинной тележки, все еще чувствуя жало слов Эдварда, когда он сказал ей, что отложил встречу Энтони.
- Может быть, это не такая уж хорошая идея, - заспорила она.

Но Эдвард был непреклонен о своих планах на неделю, и посещение Лэйсель в них не входило.

Он заявил, что, если у мальчика начнут проявляться какие-либо из симптомов, перечисленных его терапевтом, тогда, и только тогда, Эдвард пересмотрит свое решение. Но до тех пор он и будущая миссис Каллен планировали встретиться с местными органами власти, а после трехдневного ожидания посетить мирового судью.

- ... молотая овсянка.
Белла была потеряна в своих мыслях и не слушала, как Эсме говорила о важности сбалансированного завтрака.

- Мне очень жаль. О чем вы говорили? - Белла старалась думать о настоящем, а не зацикливаться на их предстоящей свадьбе. В дополнение к попытке выйти замуж экспромтом Белла также пыталась проглотить горькую пилюлю стыда, который испытывала из-за сохранения этого плана в секрете. Тем более что Эсме уже упоминала три раза, как она взволнована приглашением Эдварда на их свадьбу в июне.

- Я просто говорю, что овсянка отличный завтрак для растущего мальчика, - Эсме кивнула в сторону Энтони и большой коробки сладких хлопьев, которая в настоящее время привлекла его внимание. - Эти хлопья не особо полезны. Он будет голоден менее чем через час после того, как съест их.

- Мы разрешаем ему есть их по субботам в качестве поощрения, - вздохнула Белла, забирая коробку у Энтони. - Моя мать никогда не позволяла мне есть что-то подобное, и как результат, как только я была в состоянии сама ходить в магазин, стала пересекать границы. Думаю, если мы позволим ему есть их в умеренных количествах, он не станет повторять моих ошибок.

- Умно, - улыбнулась Эсме, похлопав Беллу по руке.
Белла заметила, что ее глаза задержались на банке с овсянкой, прежде чем она снова посмотрела на Энтони.

- Молотая, да? - Белла взяла банку овсянки, которая была раза в два больше по весу, чем у остальных брендов.

- Это очень полезно и не займет много времени. Я знаю, что это кажется дорогим, но это нужное приобретение. Карлайл любит ее с медом или кленовым сиропом, - тараторила Эсме.

Белла кивнула и положила банку в тележку. Она также потянулась за бутылкой кленового сиропа. На самом деле она раньше пробовала овсянку и не нашла ее особо вкусной, но в данный момент она покупала ее не для себя.

Рассказывая Белле подробности последнего посещения Эсме, Эдвард также поведал о недостаточности продуктов в холодильнике его родителей. У Беллы разрывалось сердце, когда она слышала печаль в голосе Эдварда во время рассказа о нехватке еды.

- Возьми ее с собой в магазин, Белла, - умолял ее Эдвард. - И все, о чем она будет говорить, предлагать тебе или даже смотреть, купи для нее. Не говори ей, что делаешь, потому что она никогда не позволит тебе, но... если бы ты видела то, что видел я...

- Я отдам ей всю еду, даже если мне придется пробраться ночью к ней на кухню и разложить все самой, - заверила его Белла.

И именно так она и собиралась сделать, складывая все, о чем говорила Эсме, в свою корзину.
- Мой отец до сих пор пьет витаминизированное молоко. По мне так оно очень густое. Вы с Карлайлом его пьете? – спросила Белла, стоя в молочном отделе.

- О, нет, - Эсме сморщила нос на выбор Чарли. - Мы привыкли пить 1%, но ты можешь найти более выгодную цену на обезжиренное и разницы при этом не почувствовать.

- Это правда, но обезжиренное молоко менее вкусное, - ответила Белла, поставив два галлона 1% молока в тележку.

К тому времени, как они вернулись домой из магазина, Белла была исчерпана из-за всех психологических обручей, через которые ей пришлось прыгать, чтобы набить пять сумок продуктами для родителей Эдварда. К счастью, благодаря низкому уровню преступности в Форксе и, как следствие, незапертому автомобилю, Белла смогла незаметно поставить пакеты на заднее сидение машины Эсме.

Если бы только преодоление всех проблем с церемонией бракосочетания прошло так же просто.

- Я же сказал, что помогу тебе во всем, - вновь заявил Эдвард в тот день, когда они просматривали список документов, чтобы убедиться, что у них есть все необходимое для свадьбы через три дня.

- Нам нужны два свидетеля, - мрачно сказала Белла.
- Легко. Эмметт и Джаспер, - сказал Эдвард, выглядя самодовольно из-за того что смог быстро решить проблему.

- Абсолютно нет, - почти сразу же выкрикнула Белла. - Прежде всего, мы договорились, что не будем никому говорить, что подводит меня к моей второй проблеме – мы с Розали устроили Элис взбучку за то, что она тайком вышла замуж и не сказала ничего своим друзьям. Теперь мы собираемся сделать то же самое.

- Ну, я не хочу, чтобы кто-то, кого мы не знаем, был нашим свидетелем, - заспорил Эдвард.

Белла слегка успокоилась, услышав, как он говорит «мы» и «нас», а не «я» и «моим».

- Малыш, я…
- Ты сказала, что мы можем сделать это, Белла, - вздохнул расстроено Эдвард.

- Мы это сделаем, Эдвард. Мы поженимся в среду. И перестань говорить, словно я делаю тебе одолжение. Я хочу быть твоей женой больше всего в этом мире, и чем скорее, тем лучше, - игриво поругала его Белла. - Теперь, о свидетелях...

- Твои родители?
- Моя мать первая в списке тех, кому не стоит говорить. Поверь мне, будет проще, если она будет думать, что наша свадьба в июне.

Эдвард посмотрел на стол, и аргумент, который Белла уже ожидала от него, так и не прозвучал. Вместо этого он высказал недовольство из-за неспособности включить в этот список Эмметта и Джаспера.

- Они мои старые друзья. Какая разница, если ты устроила Элис взбучку? Она просто устроит взбучку тебе в ответ. Подумаешь.

Когда он так выразился, его слова заставили Беллу чувствовать себя глупой и незрелой, и она неохотно согласилась.

- Значит, ты позвонишь им? – ей было жаль, что она не могла вести себя более непринужденно, что-то просто чувствовалось неправильно, но она не могла точно сформулировать, что именно это было.
- Конечно.

Но прежде чем у него появился на это шанс, раздался телефонный звонок, и, так как Белла была ближе к трубке, то она и ответила.
- Алло?

- Твоя щедрость никогда не перестанет удивлять меня, - это была Эсме. - Ты ангел.

Она нашла продукты, и, судя по благодарному тону ее голоса, Белла сделала вывод, что она не собирается оспаривать это.

- Ну, спасибо, - улыбнулась Белла, - но боюсь, что я не могу присвоить себе этот поступок, только его доставку.

- Что так же достойно, - возразила Эсме. Потом она понизила немного голос и добавила: - Я не хочу, чтобы ты думала, что я не умею распоряжаться финансами. Я сделала несколько... инвестиций в свою семью, и…
- Вы не должны объяснять это мне или кому-либо еще.

Всем было понятно, кого Белла имела в виду под «кем-то еще».
- Он там?

- Минуточку, - Белла протянула телефон Эдварду, не давая ни ему, ни Эсме возможности обдумать, действительно ли они собираются признать, что Эдвард сделал для своих родителей.

Эдвард нахмурился, забирая телефон и задаваясь вопросом, кто на другом конце провода.

- Твоя мать,- ответила Белла одними губами.
Эдвард сделал глубокий вдох, прежде чем ответить.

- Алло?
Белла наблюдала за ним, пока он разговаривал с Эсме по телефону. Он нервно ерзал, а его лицо покраснело из-за улыбки, которую он пытался скрыть. Белла догадалась, что Эсме благодарит его за продукты, а он не знает, как принять обрушившуюся на него благодарность.

- В этом нет ничего особенного, - стыдливо пожал плечами он.
Белла начала вставать, чтобы предоставить ему личную жизнь. Она слышала, что фильм, который смотрел Энтони, заканчивался, и мальчик в ближайшее время попросит включить что-то еще.

Тем не менее, как только он увидел движение Беллы, Эдвард протянул руку и жестом попросил ее сесть обратно и остаться с ним.

Белла нахмурилась, беспокоясь, что причина была в том, что он не хотел оставаться один. Разве они с его матерью не были на пути к восстановлению отношений? Разве он не достиг положительного результата при встрече на прошлой неделе не только со своей матерью, но и с отцом?

Однако беспокойство было недолгим, потому что, как только Эдвард произнес следующую фразу, стало ясно, почему он хотел, чтобы Белла осталась.

- Мне было интересно... Я имею в виду... Я все еще обдумываю это, и мне нужно поговорить сначала с Беллой, но... ты занята в среду утром... скажем... около десяти?

Белла посмотрела в глубокие зеленые глаза Эдварда, которые практически умоляли ее о том, чтобы это было нормально. Ее сердце разрывалось от того, что он вообще думает, что она когда-нибудь смогла бы отказать ему в этом.

Она улыбнулась и кивнула, поощряя идти до конца.
Эдвард оживился, увидев согласие Беллы.

- На самом деле, гм... да, если ты свободна, то мы с Беллой хотели бы, чтобы ты стала нашим свидетелем... мы женимся в среду... Нет, мы по-прежнему будем отмечать свадьбу в июне, просто... верно... да... Ладно... здорово.

Он закончил разговор, а затем, поколебавшись немного, поднял глаза на Беллу, которая стояла, прислонившись к столу.

- Ты уверена, что не возражаешь? - спросил он после нескольких секунд молчания.
- Конечно, нет.

Эдвард посмотрел на пол и улыбнулся.
- Она была так счастлива, что почти заплакала, - прошептал он.

Смотря на него, Белла вспомнила, что ее родители на роль их свидетелей были первым предложением Эдварда. Ей стало любопытно, было ли это просто совпадение, или же он жаждал участия своей матери все это время? Она мгновенно почувствовала себя виноватой за свое отношение к родителям, которыми она так легкомысленно пренебрегла.

Белла протянула руку к телефону, который держал Эдвард.
- О, она, должно быть, пошла готовить обед, - сказал Эдвард, смотря на телефон.

- Я не собираюсь звонить твоей матери.
- О, - Эдвард передал телефон Белле. – А кому ты хочешь позвонить?
- Своим родителям.

В идеальной сказке Рене была бы переполнена радостью так же, как и Эсме, и безоговорочно приняла бы за честь стоять рядом с дочерью, когда та будет обмениваться клятвами со своим женихом.

Тем не менее, жизнь не сказка, и Белле пришлось выслушать бесчисленное количество вопросов о том, почему она собирается выйти замуж в офисе суда, когда ее настоящая свадьба должна состояться через несколько месяцев.

- Ты беременна? – в упор спросила Рене. – Дело в этом, не так ли? Ты не влезешь в свое платье в июне и…

- Нет, мам. Я не беременна. Я делаю это для Эдварда, потому что я люблю его, а он действительно этого хочет, как и я, - сказала Белла, устав отстаивать свою позицию.

Установилось длительное молчание, пока Белла ждала следующих вопросов своей матери, но Рене только вздохнула и попросила сообщить ей точные детали.

- Мы воспользуемся папиной скидкой постоянных клиентов авиакомпании, - согласилась она.
- Нет, мам. Я заплачу за билеты на самолет.

- Ерунда. Мы не собираемся заставлять нашу маленькую девочку платить за привилегию увидеть, как она выходит замуж.

При использовании термина маленькая девочка Белла смягчилась по отношению к матери, понимая, что Рене Свон в глубине души хочет защитить дочь. Но потом кое-что еще, сказанное ее матерью, омрачило воспоминания Беллы.

Мы.

- Папа не должен приезжать, - но Белла знала, что это были тщетные попытки. Конечно же, ее отец приедет.

В течение следующих двух с половиной дней Белла истратила огромное количество энергии, беспокоясь о том, омрачит ли Эдварду праздник тот факт, что там будут присутствовать оба ее родителя, в то время как с его стороны будет только один.

Но эти терзания были ни к чему, потому что на свадьбу пришли сразу двое родителей Эдварда.

Мэрия была слабо освещена и практически безлюдна утром в среду, когда группа, состоящая из семей Свон и Каллен, пробиралась через узкий коридор. Энтони нашел увлекательным звук своего голоса, разносящегося эхом по коридорам, поэтому при любой возможности он громко смеялся и звал своего отца. Это продолжалось до тех пор, пока Чарли или Эсме, которые по очереди тряслись над пятилетним ребенком, эффективно не отвлекли его конфетами, монетками и обещаниями забавных вещей.

- Ты возьмешь меня на рыбалку, деда Чарли? - спросил Энтони, взяв Чарли за руку.
- Он называет вас деда Чарли? – спросила Эсме, идя рядом с ними. - Это мило. А меня он зовет Месме, - с гордостью поделилась она своим прозвищем.

Белла оторвала глаза от Эдварда как раз вовремя, чтобы заметить нервный взгляд Эсме через плечо. Когда она увидела, что за ней наблюдают, Эсме улыбнулась Белле и спросила, нервничает ли она.
- Нет, - ответила Белла, крепче сжимая руку Эдварда.

Это была не совсем ложь. Она не нервничала из-за того, что сомневалась в своем решении – выйти замуж за Эдварда было желанием ее сердца. И, конечно, она не волновалась о решении Эдварда. Их союз ощущался правильно, и она была уверена в своей любви к нему. Она также не волновалась из-за своей внешности. Даже несмотря на то, что белое платье из органзы и атласа, которое она выбрала, было оставлено для свадьбы в июне, Белла купила белое хлопковое платье длиной до колена, которое прекрасно подходило для того, чтобы стать женой мистера Эдварда Каллена. Нет, она вообще не беспокоилась о своей внешности, но от мысли прилюдно давать клятвы, не устраивая неловкого эмоционального шоу, бабочки у нее в животе превращались в дятлов.

- Где мы должны стоять? – спросила Рене, войдя в маленькую комнату и привлекая внимание всех присутствующих.

Во время официальной церемонии летом Белла и Эдвард планировали взять Энтони с собой к алтарю, но сейчас они усадили его рядом с Чарли на одной из жестких скамеек в миссионерском стиле, прежде чем уединиться на несколько минут до прихода судьи.

- Ты прекрасно выглядишь, - прошептал Эдвард. Он казался немного робким, и она подумала, что это из-за того, что он не привык находиться в окружении семьи.

- Так же как и ты, - сказала Белла, приглаживая воротник белой рубашки, которую он надел к своим темно-серым брюкам. В такой одежде Белла его никогда не видела, и он выглядел абсолютно восхитительно, по ее мнению.

- Так... - Эдвард посмотрел на нее, раскачиваясь с пятки на носок. - Мы собираемся пожениться.
- Я знаю, - усмехнулась Белла.

- Как твои ноги?
- Теплые и подрумяненные.

Эдвард приподнял бровь.
- Это звучит так, словно тебе не терпится сделать это.

Она игриво ударила его и, встав на цыпочки, оставила поцелуй на губах.
- Я люблю тебя.

- Это хорошо, потому что, когда ты скажешь «да», то сделаешь меня самым счастливым человеком в мире, и я чувствовал бы себя отчасти плохо, если бы не попросил еще раз подумать о том, что ты не особо много получишь от этого соглашения.

Но это Белла чувствовала себя самым счастливым человеком в мире, и она сказала об этом, когда обязалась любить человека перед ней и его сына до своего последнего вздоха.

Под конец клятв раздалось икающее рыдание, когда Эдвард и Белла были представлены присутствующим в качестве мужа и жены. Белле даже не нужно было смотреть, чтобы понять, что это была ее мать, но ей было интересно увидеть выражение лица Эсме, ставшей свидетелем того, как ее давно потерянный сын связал себя узами брака, поэтому она быстро разыскала глазами свою свекровь.

И вот когда она увидела его.
Его бледный, ледяной взгляд чувствовался даже из угла комнаты, где он спокойно сидел рядом с большим человеком в какой-то униформе.

Желание защитить поглотило Беллу, и она быстро посмотрела на Энтони, чтобы убедиться, что он не заметил мужчину, который сильно пугал его. Потом она посмотрела на Эдварда и уловила точный момент, когда взгляд мужа приземлился на Карлайла Каллена.

Как она могла? Белла почувствовала яростное негодование по отношению к Эсме за то, что она решила так рискнуть в тот день, когда даже не должна была бросать тень на сына, которого, по ее уверениям, любила так сильно.

- Папа хотел пригласить вас на ужин в ресторан морепродуктов, но если я и должна съесть рыбу, то это должно произойти в ближайшее время, - лепетала Рене, успешно прерывая мысли Беллы.

- Так я и сказал, - Чарли встал и одернул одежду, только для того, чтобы снова взять мальчика на руки, - что мы, то есть ты и я, должны отвести Энтони поесть рыбы, пока мы будем нянчиться с ним, чтобы эти двое смогли отпраздновать этот день самостоятельно, - он указал на Эдварда и Беллу.

- Ах, да. Конечно, - она повернулась к Белле и улыбнулась. – За городом была прекрасная гостиница, в которой подают завтрак. Она все еще работает?

- Мы с Эдвардом на самом деле не планировали куда-то ехать. Мы собираемся в Канаду в июне, так что…

- Что ты имеешь в виду, говоря, что вы никуда не собирались? Это ваш день свадьбы. Вы должны отпраздновать, - настаивала Рене, словно она не поняла причину ускоренной церемонии бракосочетания всего несколько дней назад.

- Я уверен, что Энтони был бы не против составить нам компанию на ночь, правда, парень? Мы могли бы разбить лагерь с палатками, - сказал Чарли.

Энтони рассмеялся.
– Там идет дождь!
- Ну и что? Твой папа никогда не ночевал с тобой в гостиной?

Мальчик покачал головой, а затем посмотрел на Эдварда с любопытством.
- Можно, пап? Можно мне ночевать в гостиной с дедой Чарли?

Эдвард сжал талию Беллы.
– Что скажешь? Хочешь поехать куда-нибудь?

Взгляд Беллы заскользил по Эдварду, по его целенаправленно растрепанным волосам, по его широким плечам, стройному торсу, упругому животу, мышцам бедер... Словно она смотрела на него без препятствий в виде одежды...

- Д-да. Мне бы этого хотелось, - сказала она, почти задыхаясь.

Эдвард ухмыльнулся, как будто знал, о чем она думает, а Белла была слегка смущена, увидев, что ее отец с весельем смотрит на ее горящие щеки.

Эсме вошла в сплоченный семейный круг, и Белла сразу же почувствовала напряжение, хотя Карлайл остался в стороне, смотря на небольшую группу людей с незаинтересованностью.

- Поздравляю, дорогой, - сказала она Эдварду, неловко погладив его по плечу, прежде чем быстро обнять.
- Спасибо, - тихо ответил Эдвард.

Белла тщательно всматривалась в выражение лица Эдварда, ища признаки напряженности или отражение ее собственных эмоций - раздражение из-за принятого Эсме решения.

Но она ничего не увидела.

Вместо этого, во время быстрых объятий Эдварда с его матерью, Белла заметила намек на благодарность, и ей стало интересно, был ли он так признателен за ее поздравления, или там было что-то большее.

Она не могла дождаться момента, когда они останутся одни, и можно будет свободно спросить, что он действительно думает о присутствии отца.

Но произошедшее минуту спустя сказало ей обо всем, что она хотела знать.

Они направились к выходу, когда Белла заметила, что Карлайла уже не было в углу, а вместо этого он стоял около прохода с помощником, который сопровождал его. Когда они с Эдвардом подошли ближе к Карлайлу, Белла посмотрела на мужа, чтобы понять, нервничает ли он так же, как и она, готовясь к чему-то. Но Эдвард выглядел более заинтересованным, чем настороженным, к тому же он замедлил шаг, подходя ближе.

Карлайл склонил голову и открыл рот, как будто собрался что-то сказать, но это движение было столь незаметным, что она бы не увидела его, если бы Эдвард не отреагировал. Схожесть ситуации была настолько очевидна, и Белла знала, что была не единственной, кто затаил дыхание; надежда на лице мужа почти разбивала ей сердце.

Медленно Карлайл поднял руку и едва коснулся щеки Эдварда кончиками пальцев, а потом бессильно опустил ее вниз. И так же быстро, как появился намек на признание, исчез свет в глазах Карлайла, и он вернулся в свой внутренний безопасный мир.

Пораженный Эдвард стоял неподвижно, а Белла пристально смотрела на него, пытаясь понять, что ей делать дальше.
- Кто это? - голос Рене нарушил молчание.

Белла была так отвлечена всеми возможными сценариями развития дальнейших событий, что ей потребовалось время, чтобы осознать, что никто так и не ответил на вопрос ее матери. Она посмотрела на Эсме и увидела ее сжатые в прямую линию губы. Было очевидно, что она не собирается стать тем, кто…

- Это мой отец, - сказал Эдвард.

В его ответе звучала такая гордость, что Белла почувствовала себя виноватой из-за своих эмоций, которые испытала, узнав, что Эсме привела Карлайла с собой. Их мальчик женился. Как она могла не привести своего мужа на свадьбу? Как она могла поступить иначе?

- О, - Рене выглядела смущенной, смотря на Карлайла, а затем обратно на Беллу и Эдварда в ожидании дальнейшего объяснения, но они не собирались этого делать. Вместо этого они улыбнулись друг другу, крепче сжали свои соединенные руки и направились к миру, ожидающему их снаружи.

Только когда они остались наедине, направляясь в свое маленькое ночное путешествие, Белла спросила мужа о его чувствах, касающихся присутствия отца в то утро.

- Я был не против, - сказал он. А затем, словно эта мысль никогда не приходила ему в голову до этой секунды, он посмотрел на Беллу и спросил: - А ты?

- Нет, конечно. Я просто знаю, что ты не очень любишь такие неожиданности. И в прошлом... ну, он был непредсказуем.

- Да. Но сегодня он был в порядке.
- Сегодня да.

Тема была закрыта, когда в поле зрения появился пункт их назначения, и они стали говорить о красоте обстановки и надежде, что Энтони не испугается их отсутствия ночью.

В номере, хотя и маленьком, но более хорошем, чем ожидала получить Белла в такой короткий срок, кто-то уже поставил поздравительную бутылку шампанского на столе около окна.

- Откуда они узнали? Мы только что зарегистрировались, - Белла повернулась к Эдварду, указав на напиток. Блеск в его глазах сказал ей, что, возможно, он приложил к этому руку.

- Ты самый милый, самый сексуальный мужчина. Ты же знаешь это, не так ли? – спросила Белла, преодолевая расстояние между ними.

- Я буду напоминать тебе об этих словах, - Эдвард сделал паузу, чтобы поцеловать Беллу. - Когда я буду оставлять свои носки на полу, или грязную посуду в раковине, или когда забуду опустить сиденье для унитаза...

- Ты забыл, что я уже знаю обо всех этих вещах и все равно вышла за тебя замуж?

- Мммхм, - выдохнул Эдвард у ее шеи, оставляя там поцелуи. - Ты либо сумасшедшая, либо отчаянная, - усмехнулся он.

- Отчаянно влюбленная. В тебя, - добавила она, чтобы исключить все возможные сомнения.

- Я люблю тебя, детка, - сказал он с неожиданной серьезностью. – У тебя лучше получается говорить, чем у меня, но сегодня во время наших клятв... я имел в виду каждое слово. Ты – та, кого я искал. Только ты. Кроме тебя мне больше никого не надо.

Действия отвечали там, где слова были не нужны, и Белла страстно поцеловала его, когда они сместились к кровати и рухнули на нее. Прошло совсем немного времени, прежде чем их обнаженные тела запутались в простынях, и они физически проявили любовь, в которой совсем недавно клялись друг другу.

Белла благодарно застонала, когда поцелуи Эдварда стали спускаться вниз от ее ключицы к груди, где он лизал и дразнил ее соски, пока она не начала молить о милосердии.

- Эдвард, - выдохнула она, когда он стал ласкать языком и оставлять затяжные поцелуи на внутренней поверхности ее бедра. - Пожалуйста.

- Изабелла Мари Каллен, - сделал он акцент на ее фамилии, - чего ты хочешь?
- О, Эдвард, я хочу тебя, - прошептала она.

- И ты меня получишь, - он оставил еще один влажный поцелуй прямо на стыке ее бедер. - Но у нас впереди вся ночь.

Белла знала, что не сможет продержать и секунды больше в руках Эдварда, поэтому она быстро изменила позицию, чтобы иметь больше контроля в их любовных ласках.

- Эй, - сказал Эдвард с притворным возмущением, когда Белла спустилась по его телу, начав целовать дорожку волос, идущую от живота вниз. Настойчиво она взяла его в рот, и в следующее мгновенье выражение его лица сменилось экстазом.

- Малышка, - он погладил ее рукой по ноге и ягодице; по напряжению в голосе Белла поняла, что он сдерживается. – Можешь сделать ту вещь?
- Какую? - губы Беллы издали причмокивающий звук, когда она всосала кончик его члена. - Эту?

- Ах… че-е-ерт, это тоже хорошо, - прошипел Эдвард. – Но не это, - сказал он шепотом.
- А что тогда?

Воцарилось молчание, пока Белла ждала, когда Эдвард скажет ей, что он имел в виду. Она как раз собиралась спросить его снова, когда он схватил ее за руку и положил ее на свою задницу.
О! Эту вещь.

- Я думала, ты запретил мне когда-либо делать это снова, - подразнила Белла.
- Я сказал тебе не делать это неожиданно. Если я буду готов... ну... это не так уж и плохо.

Белла решила не усложнять все. Вместо этого она вернулась к своему раннему занятию без намека на то, исполнит ли она его желание. Она гладила, лизала, покусывала и ласкала, пока не почувствовала, как его тело сместилось, и его рот оказался у нее между ног, неустанно повторяя те же действия.

Не потребовалось много времени, чтобы приблизить ее к кульминации, и по его дрожащим ногам она знала, что он тоже был близок. Уверенным движением Белла провела руками по мягкой, шелковистой коже ягодиц Эдварда, прежде чем, наконец, смягчиться и дать ему то, что он хотел.

Его тело, содрогающееся от силы оргазма, и крик его эйфории отправил ее через грань собственной нирваны. Потом они лежали рядом, тяжело дыша, измотанные и безумно счастливые.

- Обещай мне, что так будет всегда, - сказал Эдвард охрипшим голосом.
- Я обещаю тебе, что я всегда буду стараться, чтобы все было именно так, - ответила она.

Они задремали в объятиях друг друга, только чтобы проснуться через несколько часов, теперь уже удовлетворенные, нежно любя друг друга в таком темпе, который длился весь остаток ночи.

Звонок телефона Беллы разбудил их на следующее утро, но ни она, ни Эдвард не сдвинулись с места, чтобы ответить на него. Через несколько секунд тишины он снова зазвонил.

- Тебе лучше ответить. Это могут быть твои родители, - пробубнил Эдвард.

При упоминании ее родителей Белла подумала об Энтони, и страх, что с ним что-то может быть не так, вытащил ее из кровати. Но к тому времени, когда она добралась до телефона, звонок переключился на голосовую почту.

- Это были не мои родители, - сказала Белла, усмехаясь во время прослушивания первого из двух сообщений голосовой почты.

- Ты сука! - раздался пронзительный голос Элис.

А потом было второе сообщение от Розали:
- Я с ней согласна.

- Ты сказал Эмметту и Джасперу, что мы поженились вчера? – спросила Белла, забираясь обратно в постель к Эдварду.

- Нет, - медленно ответил он, давая понять, что он явно что-то сказал им.
- Что ты сделал? – осуждающе спросила его Белла.

- Белла, они мои лучшие друзья, а мужчина не может просто совершить столь важный поступок, как вступление в брак, не говоря своему лучшему другу об этом.

- Джаспер так и поступил.
- Нет, он так не поступал. Я знал, но просто ничего не говорил об этом. Он попросил меня не делать из этого проблему, поэтому я и не делал. Честно говоря, было такое чувство, что Элис и Джаспер женаты уже вечность, поэтому я как бы забыл об этом.

- Это именно то, чего я боялась. Элис и Розали никогда не простят мне этого, - застонала Белла.

Эдвард перевернулся и приподнялся на локте так, чтобы посмотреть на Беллу.

- Ты серьезно собираешься злиться на меня, потому что я не захотел скрывать тот факт, что женюсь на тебе, от своих друзей?

- Ну... когда ты смотришь на это под таким углом, - Белла мгновенно почувствовала себя виноватой. - Нет, я не злюсь. Я просто... немного ханжа, - рассмеялась она.

Но успокоилась, когда увидела, что Эдвард не смеется вместе с ней. У него был отсутствующий взгляд, который дал ей понять, что у него что-то на уме, и она терпеливо ждала, когда он поделится этим с ней.

- Ты видела, как он смотрел на меня? - спросил он как гром среди ясного неба. – Словно он меня узнал.

Белла точно знала, о ком говорил Эдвард.

- На долю секунды я подумал... - Эдвард решил не заканчивать предложение. Он покачал головой и сменил тему.

- Эй, как думаешь, мы долго еще можем не возвращаться в реальный мир?

- Реальный мир не так уж плох, Эдвард, - сказала Белла, прижимаясь к его груди. - Особенно теперь, когда я связана с тобой.

Когда поцелуй Эдварда привел к следующему поцелую, а потом еще к одному, стало ясно, что реальному миру придется подождать, по крайней мере, немного дольше.

Источник: http://robsten.ru/forum/19-1601-151
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Анка72 (24.06.2014) | Автор: Анка72
Просмотров: 1616 | Комментарии: 26 | Рейтинг: 5.0/65
Всего комментариев: 261 2 3 »
avatar
0
26
Понимаю Роуз злится на Беллу, а вот Элис могла бы и помолчать по поводу свадьбы fund02002
Надеюсь Карлайл поправится JC_flirt
avatar
25
По сравнению с происходящим вокруг ребят...
Эта глава как глоток свежего воздуха...
Даже есть намёк, что всё наладится...
Спасибо за главу good good good
avatar
24
Спасибо за продолжение!  lovi06032
avatar
23
Благодарю за продолжение! Спасибо!!!  good
avatar
22
Спасибо за главу! lovi06032
avatar
21
Спасибо большое.
avatar
20
Замечательная свадьба!!! Карлайл похоже идет на поправку!!а вот Элис и Роуз- грубиянки!! Лучше бы порадовались за подругу!! CПасибо  good
avatar
19
Ребятки очень правильно сделали, что пригласили в качестве свидетелей именно родителей и малыша Энтони, ведь это самые дорогие и близкие люди...Спасибо!!!
avatar
18
Спасибо!!!
avatar
17
Спасибо за перевод!
1-10 11-20 21-26
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]