Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Истерзанная/TORN. Глава 58. Часть 2.
Желая побыть в одиночестве, чтобы обдумать всё то, что сейчас произошло, я быстро иду в свою комнату. Когда напряжённость из-за того что я позволила Карлайлу осмотреть моё запястье исчезает, на её место вновь возвращается страх.

Таблетки, которые я принимала в течение нескольких лет, оказались ненадёжными. Я могла забеременеть.

О, Боже.

Я сажусь в кресло-качалку и пытаюсь избавиться от паники, думая о том, что могло произойти. Накрывшись с головой стёганым одеялом, я скрываюсь в темноте от воспоминаний о моём прошлом.

Джаспер зовет меня на ужин, но я не отвечаю ему. Я всё ещё сижу в кресле-качалке, накрытая старым одеялом Рене. Я не голодна. В животе всё ещё что-то сжимается от тех новостей, которыми поделился со мной Карлайл. Всё могло быть настолько хуже...

Когда я уверена, что все уже давно поужинали, слышу стук в свою дверь.

– Белла, это я. – Голос Эсме нежный и тихий, и я бы сказала даже, умоляющий.

Когда она стучит снова, даже тише, чем в первый раз, я поднимаюсь и открываю дверь. Она держит поднос с едой. Когда она смотрит на меня, в её глазах светится грусть.

– Карлайл сказал мне, что получил результаты из лаборатории, – тихо говорит она. – Должно быть, ты в шоке. Он также сказал, что осматривал твоё запястье. Ты в порядке?

Я могу только сглотнуть внезапный комок в горле и потянуться, чтобы взять поднос.

– Я могу войти? – вместо этого спрашивает Эсме.

Я делаю шаг в сторону, чтобы впустить её и, поставив поднос на тумбочку, она садится за мой письменный стол, вероятно полагая, что до её прихода я сидела на своём кресле-качалке. Но вместо этого я сажусь на свою кровать.

Я тянусь к салату на подносе и ковыряюсь в нём вилкой, на самом деле абсолютно не чувствуя голода, но также желая угодить Эсме.

– Я беспокоюсь о тебе, – спустя несколько мгновений тихо говорит она.

Я пожимаю плечами, сосредотачиваясь на содержимом тарелки.

– Я знаю, тебе нужно время, чтобы всё осознать, но я не хочу видеть, как ты закрываешься в себе.

Не её слова привлекают моё внимание, но очевидная боль в голосе. Я поднимаю голову, чтобы посмотреть на неё и вижу тоску в её глазах.

Она хочет быть для меня матерью.

Не её вина, что я не хочу привязываться к людям, которые должны заботиться обо мне. Однако я прекрасно понимаю, что это запоздалая мысль. Я привязалась к Эсме. Думаю, что привязалась ко всем Калленам. Просто испытываю ужасное противоречие из-за того, что принимаю их помощь.

Эсме словно чувствует о чём я думаю, потому что встаёт и садится рядом со мной. Она заглядывает в мои глаза, после чего обнимает меня одной рукой и привлекает к себе.

– Что же происходит в твоем сознании?

Качая головой, я вздыхаю. Как мне сказать ей о том страхе, который я испытываю, оглядываясь на своё прошлое? Как сказать, что до сих пор жизнь даётся мне нелегко, и что я чувствую, будто отчаяние не оставляет меня ни на одну секунду? От страха, что я никогда не оправлюсь от своего прошлого, что я никогда не стану нормальной у меня перехватывает дыхание. И понимая, что случившееся не должно было происходить, безумно злюсь.

Но я здесь, и это случилось со мной, и я должна жить, просыпаться каждый день и выполнять обычные требования жизни.

Когда хочу лишь одного – лечь в постель и обо всём забыть.

Крепче обняв меня, Эсме возвращает меня в настоящее.

– Я здесь для тебя.

Я киваю, принимая и ценя её слова.

– И я думаю, что Эдвард здесь тоже для тебя, – говорит она с улыбкой в голосе. – Или я ошибаюсь?

Даже если бы я могла солгать, мои покрасневшие щёки выдают меня. Эсме хихикает и гладит мою руку.

– Честно говоря, он так изменился, с тех пор как ты появилась в его жизни. Он, кажется, стал немного жизнерадостней. Счастливее.

Эти слова просто шокируют меня, и я смотрю на Эсме расширившимися глазами.

– Я всегда говорила, что у Эдварда старая душа. Он всегда о чём-то думает, всегда переживает и беспокоится. Но эта его черта одновременно дала ему и некое спокойствие. Он видит мир не так как мы. Я думаю, что он нашёл в тебе свою родственную душу.

Даже мои мысли приходят в ступор после слов Эсме. Я бы никогда не посмела надеяться, что кто-то будет считать меня положительной частью своей жизни.

– Ты делаешь его счастливым, – продолжает она. – И я надеюсь, что и он делает счастливой тебя. Конечно, я понимаю, что ваши отношения, как бы они не развивались, не будут простыми. Но вы оба не боитесь бросить вызов. Думаю, вы оба чувствуете, что если вам вместе хорошо, то за это стоит бороться. Ведь я права?

Думаю, да. И даже если это не так, невероятно слышать, как она говорит так обо мне. Словно я на самом деле чего-то стою.

Кто бы знал.

Я слегка вздрагиваю, когда Эсме наклоняется, чтобы поцеловать меня в висок, но как только понимаю, что она собирается делать, расслабляюсь в её объятиях. Наслаждаясь её лаской, я даже на миг закрываю глаза.

– Как думаешь, сможешь теперь поесть? – тихо спрашивает она. – Или, может, хочешь о чём-то поговорить?

Я тянусь к блокноту на своей тумбочке и пишу.

Просто многое нужно обдумать.


Понимая, что она, вероятно, захочет знать больше, я добавляю.

Думаю, мне по-настоящему повезло с тем контрацептивом.


– Это – правда, – соглашается Эсме. – Но знаешь что? Мне хотелось бы думать, что где-то, каким-то образом было решено, что ты не забеременеешь. Что в любом случае ты была защищена. Кто знает. Может, это было написано на звёздах.

В её глазах, когда она встречается с моим взглядом – одна доброта, и я робко улыбаюсь ей в ответ. Я знаю, что на самом деле Каллены не очень набожны, а я потеряла веру, прежде чем у меня появился шанс узнать, каково это – верить.

Очень странно понимать, что Эсме так небрежно упомянула о моём прошлом и возможно ещё более странно, что я совсем не против.

Я даже не раздумываю, действительно ли хочу сделать то, что собираюсь. Больше нет никаких сомнений. Время пришло.

Я встречаюсь с её взглядом, после чего делаю глубокий вздох, пытаясь успокоить моё вдруг взбунтовавшееся сердце. Она смотрит на меня с надеждой и, выдохнув, я заставляю свой рот двигаться.

– Спасибо.

Слово звучит странно и неловко, так как я ещё не привыкла говорить.

Но Эсме, кажется, это совсем не беспокоит. Её глаза расширяются, а рот приоткрывается в молчаливом «О».

Молчание затягивается, и я смущённо улыбаюсь, оказавшись в этой новой для себя ситуации. Не проходит и минуты, как Эсме берёт себя в руки и несколько раз моргнув, с трудом сглатывает.

– Не за что, – шепчет она.

Я киваю и вновь опускаю взгляд на свои руки, не зная, что делать дальше.

Эсме, выдохнув, усмехается и качает головой.

– Невозможно передать словами, как я рада слышать твой голос.

Её рука всё ещё на моей талии и на мгновение она крепче сжимает меня в своих объятиях. Её глаза – яркие и блестящие.

– Думаю, это хороший знак, – тихо говорит она, снова встречая мой взгляд. – Ты согласна?

Я пожимаю плечами – неловко, так как руки Эсме всё ещё вокруг меня.

– Это странно, – хриплю я.

Она добродушно посмеивается.

– Могу представить. Ты молчала в течение десяти лет. Тебе придётся снова к этому привыкнуть.

Думаю, да.

– Остальные знают?

Я качаю головой и делаю жест, обозначающий «Эдвард». К счастью, Эсме помнит этот знак и улыбается.

– Почему-то я совсем не удивлена, что именно он стал первым, – насмешливо говорит она.

Я краснею и снова опускаю взгляд, чтобы волосы скрыли моё лицо как щит.

– Дорогая, у тебя есть время, чтобы открыть эту новую сторону своей жизни, – шепчет она, к счастью не прося меня посмотреть на неё. – Если ты готова говорить, значит, будем общаться именно так. Если нет, то у нас в доме ещё много блокнотов.

Её слова вызывают у меня улыбку, и я снова поднимаю на неё свой взгляд.

– Я так горжусь тобой, – шепчет Эсме и слезинка скатывается по её щеке.

~О~


Когда на следующий день Эдвард видит бинт вокруг моего запястья, то в его улыбке явно чувствуется благодарность.

– Насколько я понимаю, ты ходила к папе?

Прикусив губу, я киваю. Сегодня утром, когда Эсме и Карлайл были в кухне одни, я позволила Карлайлу осмотреть моё запястье, прежде чем он повторно забинтовал руку, показав, как я могу сделать это сама.

В школе я отвлечена. Интересно, сказала ли Эсме Карлайлу, что я говорила с ней. Скорее всего, да. Тем не менее, он никак это не проявил, когда помог мне этим утром.

Помог мне... Да, действительно помог. И я позволила ему.

Ха.

Лучше попытаться сосредоточиться на менее сложных вещах, особенно во время занятий.

Тем не менее, мыслями я далеко.

Так странно снова слышать свой голос. В течение очень долгого времени я думала, что он исчез навсегда, а теперь, если очень постараюсь, снова могу сформировать слова. Иногда сделать это почти несложно. Правда мой голос звучит ужасно, а речь кажется неестественной.

У меня всё ещё речь семилетней. Эта мысль приводит в шок, и я кусаю губу до тех пор, пока она не начинает кровоточить. Это не помогает. Думаю, это ещё одно свидетельство того, что моя жизнь никогда не будет нормальной. То, что я нашла свой голос – лишь добавляет к моему списку неудач.

Я так запуталась.

– Ты выглядишь опустошённой, – отмечает Шивон, когда я захожу в её офис, пытаясь натянуть рукава. Но только злюсь, когда моё запястье начинает болеть сильнее.

Возможно, будет лучше всё рассказать.

Только когда я открываю рот, ничего не получается. Поэтому, я пишу.

Я говорила.


– Правда? Это удивительно! – восклицает она. – И когда ты говорила? Что тебя к этому сподвигло?

Я пишу о своём гневе, о том, как я совершенно ослабела, и как Эдвард нашёл меня. Как я сказала ему, что очень устала.

Шивон понимающе кивает.

– Ещё бы.

Я пожимаю плечами, игнорируя её сострадание, и смотрю в окно. Сегодня солнечно и вид на порт потрясающий.

– И что ты чувствуешь? Ты говорила после этого?

Я киваю, отвечая на её второй вопрос, и пишу о своих противоречивых эмоциях. Как я поняла, что моя речь звучит неестественно, даже после того как я многократно использовала свой голос. Я пишу о своём предположении, что всегда буду говорить как семилетняя.

Но Шивон, кажется, абсолютно равнодушна к моему беспокойству.

– Есть специалисты, которые могут помочь тебе с этим, – просто говорит она. – Мне больше интересно, что ты чувствуешь, вновь обретя свой голос.

Это страшно.


Она кивает.

– Конечно. Это заставляет тебя чувствовать себя уязвимой, не так ли?

Я могу только скопировать её более ранний жест и кивнуть.

– Просто делай то, что кажется тебе правильным. Я уверена, ты начнёшь снова ценить свой голос, как только привыкнешь к нему.

Так или иначе, её слова напоминают мне о причине, по которой я вообще перестала говорить. Мои челюсти сжимаются и, как и тогда, мной овладевает опустошающее чувство. Это бесполезно. Голос Лорана эхом отзывается в моей голове – те слова, которые он сказал, когда понял, что я намерена молчать, причиняют боль как острый нож.

Не похоже, что кто-то хочет услышать то, что ты можешь сказать.

– Скажи, о чём ты думаешь, – тихо говорит Шивон.

Она велела мне не говорить об этом.


– Кто? – её голос становится нежным и успокаивающим.

Моя мать. Я пыталась всё ей рассказать, но она велела мне больше никогда об этом не говорить.


Глаза Шивон наполняются сочувствием, но я отказываюсь встречаться с ней взглядом.

– Именно поэтому ты перестала говорить?

Я медленно киваю, ничего не видя из-за слёз. Я не могу рассказать ей всю историю. Я заставила уехать мою мать. Если бы я промолчала тогда, она не ударила бы меня кочергой и осталась бы.

– Со стороны твоей матери было несправедливо запрещать тебе об этом говорить. Теперь ты это понимаешь?

Я вытираю слёзы со щёк и пожимаю плечами. Трудно признать, что моя мать действовала не честно. Трудно понять, что она ушла не из-за меня. Но я не могу говорить об этом с Шивон. Боль слишком глубока, слишком сильна.

– Мать – Бог в глазах ребёнка, – тихо говорит мой психотерапевт, и я недоумённо смотрю на неё. – Это фраза из фильма, но услышав её, я подумала, что изречение очень точное. Думаю, в каком-то смысле, очень трудно в случившемся обвинить свою мать, потому что она родной, близкий человек.

Я вздыхаю, потерявшись в своих мыслях.

Шивон улыбается и допивает свой кофе.

– Езжай домой. И выспись хорошенько. Как твоё запястье после прошлого вторника?

Я поднимаю перевязанную руку, показывая ей. Ничего не изменилось. Просто сейчас оно фиолетовое.

– Мне очень жаль, – искренне говорит она. – Я пыталась предупредить тебя, но ты словно меня не слышала.

Я пожимаю плечами. Она должна понять, что я ни в чём её не виню.

Шивон завершает сеанс, и я быстро выхожу из её кабинета, внезапно отчаянно нуждаясь в глотке свежего воздуха.

В пятницу вечером, после ужина, я снова поднимаюсь в свою комнату. Я хочу побыть одна, чтобы попытаться упорядочить свои мысли. Я не хочу, чтобы остальные спрашивали, всё ли у меня хорошо.

На фоне играющей у меня тихой музыки, я слышу голоса наверху. Эдвард кричит Розали, прося ее, наконец, выйти из ванной. Розали что-то кричит ему в ответ, но я не могу разобрать её слова. После этого воцаряется тишина.

Я с облегчением вздыхаю. Каллены редко ругаются. В основном ведут себя мирно. Я даже не думала, что такое возможно не только в кино.

Я забываю о том, что слышала и, пытаясь отвлечься, слушаю музыку. Но это не помогает, и я решаю, что возможно, выпечка печенья – отличный способ сосредоточиться на чём то ещё.

Когда я открываю дверь своей комнаты, то в шоке замираю. Из ванной выходит Эдвард – вокруг его бедер небрежно обёрнуто полотенце. Его волосы всё ещё влажные и прилипли ко лбу, и несколько капель воды стекают по его груди.

По его голой мускулистой груди.

Моё дыхание останавливается, и я могу только пялиться на него, безумно удивлённая тем, насколько он спортивен. Трудно догадаться об этом, когда он носит одежду.

Не то, чтобы я когда-нибудь думала об этом.

Конечно, нет.

Эдвард смотрит на меня и кажется тоже потерянным.

– Ванная наверху была занята, – наконец, объясняя, говорит он.

Я не могу как-то дать понять, что слышу его. Я могу только смотреть. И это кажется таким неправильным, таким неправильным, ведь я бы не хотела, чтобы кто-то увидел меня такой. Должно быть ему это неприятно. Когда я не реагирую на его слова, он смущённо улыбается и, опустив голову, бегом поднимается по лестнице, которая ведёт к его комнате.

Ха.

~О~


В субботу он берёт меня с собой на поляну. Большую часть времени солнце скрыто за облаками, но когда выглядывает, то можно почувствовать его тепло. Я рада возможности побыть вдали от дома. Приближается день рождения Эммета, и он без устали говорит об этом. Мне нужно решить, что ему подарить.

Мы взяли с собой домашнее задание. Эдварду нужно дочитать книгу для английского, а мне необходимо нагнать правительство. Глупый скучный предмет. Но если я всё сделаю, то буду свободна всю оставшуюся часть недели.

Вместо того чтобы устроиться посреди поляны, мы находим место на солнечной стороне, чтобы читая, иметь возможность прислониться к дереву. Я рада этому, потому что вряд ли бы смогла спокойно лежать, а сидеть без поддержки может быть утомительно.

К моему приятному удивлению, Эдвард принёс печенье, которое я испекла вчера. Я ещё не пробовала их и почти уверена, что на вкус они ужасны, ведь я была очень отвлечена, после того как увидела Эдварда в одном полотенце. Вспомнив об этом, я краснею и сосредоточено поправляю одеяло на влажной траве. Со вчерашнего вечера я избегала встречаться с ним взглядом. Наверное, ему неприятно, что я его видела. Я имею в виду, я видела больше, чем следовало...

Но Эдвард или просто забыл о случившемся, или пытается отнестись к этому несерьёзно. Он со стоном заваливается на одеяло.

– Я так рад хорошей погоде. Сегодня целый день должно быть сухо. Иди, садись, – добавляет он, когда видит, что я ношусь с одеялом. – Я всё ещё не кусаюсь.

Когда я, наконец, сажусь, он опускает голову, пытаясь поймать мой взгляд.

Затем ложится на бок и опирается на локоть.

– Что случилось?

Уф. И как мне сказать ему, что я чувствую и думаю после того как видела его вчера в одном полотенце? Это слишком неловко.

Я медленно выдыхаю, пытаясь избавиться от напряжённости в своём теле, но безрезультатно. Мой желудок словно сжался от нервозности, но не от страха. Мне не знакомы эти новые эмоции, и я игнорирую свой инстинкт, которому известно это чувство.

Как я уже сказала – это странно.

– Поговори со мной, – просит Эдвард, и на тот раз, я знаю, что он имеет в виду с помощью моего голоса.

Я хмурюсь от усилий, пытаясь выдавить из себя слова, но в то же время понимаю, что хочу использовать их. Для него.

– Я видела тебя вчера, – начинаю я, сразу же проклиная себя за плохой выбор слов.

Эдвард улыбается, и снова я замечаю определённую робость в выражении его лица. На мгновение он опускает взгляд, но затем снова смотрит на меня.

– Надеюсь, тебе понравилось то, что ты видела.

Я сильно краснею и скрываю лицо в руках.

– О, Боже.

Он тихо смеётся, и в следующий момент его рука обхватывает моё левое запястье и отводит от лица. Продолжая держать меня за руку, Эдвард изучает мои глаза.

Моё сердце, кажется, пропускает удар, а дыхание становится более глубоким. Есть что-то в его глазах – то, чему я не могу найти определения, но по какой-то странной причине я этого хочу. Моё сердце начинает биться ещё быстрее, когда он поднимает мою руку и оставляет на суставах поцелуй. Я тихо вздыхаю, когда его губы касаются моей кожи. Его глаза ни на миг не покидают мои, внимательно изучая мою реакцию, и в них появляется нежность, когда он видит, что я в порядке с тем, что он делает.

Он улыбается в мою кожу, после чего отпускает руку и, рассеяв чары, садится и прислоняется к дереву. Он берёт свою книгу, бросает на меня ещё один взгляд и затем начинает читать.

Время течёт в тихой и мирной обстановке. Я пытаюсь сосредоточиться на своём чтении, но вместо этого отчётливо осознаю слабый ветер, который развивает листву, пение птиц, доносящееся до нас, запах свежей травы и великолепие полевых цветов вокруг. Эдвард сидит рядом со мной, его длинные ноги скрещены в лодыжках и, расслабившись, он читает.

Спустя час или около того, Эдвард сдвигается и ложится, опустив голову мне на колени. Он смотрит на меня секунду, а затем снова начинает читать книгу.

И я больше не слышу птиц. Я могу только чувствовать тяжесть его головы на своих коленях и ощущать доверие, которое он должен иметь ко мне, чтобы чувствовать себя достаточно безопасно, чтобы так лечь. И мне это нравится.

– Читай, – тихо говорит Эдвард, не отводя взгляда от своей книги.

Я делаю, как он мне велит, но лишь спустя какое-то время могу понять значение слов на странице. Когда моё больное запястье устает, я беру книгу в левую руку, а праву опускаю на свои колени. Она ложится возле макушки Эдварда, и кожей я чувствую его мягкие как шёлк волосы. Я даже не осознаю этого, но мои пальцы начинают немного двигаться, чтобы иметь возможность лучше касаться его волос.

Я чувствую, как он смотрит на меня, но боясь встретиться с ним взглядом, продолжаю делать вид, что читаю книгу. Моё сердце стучит с безумной силой, и я уверена, что он слышит его стук. Кончики моих пальцев слегка погружаются в его волосы – нерешительно исследуя. Волнение, вызванное моими действиями, заставляет меня прерывисто дышать. Когда Эдвард удовлетворённо напевает, я набираюсь храбрости, и начинаю ласкать его голову более решительно, кончиками пальцев нежно массируя кожу.

Мы сидим так в течение долгого времени. Через регулярные промежутки времени Эдвард перелистывает страницы своей книги, но я не прочитала ни слова с тех пор, как он положил голову мне на колени. Мне плевать. То, чему я учусь здесь, на этой поляне, бесконечно более важно, чем любые знания, которые только могут попасть в книгу.


~О~


Источник: http://robsten.ru/forum/49-1397-152
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: IHoneyBee (04.06.2014)
Просмотров: 1267 | Комментарии: 50 | Рейтинг: 5.0/68
Всего комментариев: 501 2 3 4 5 »
avatar
0
50
ДА знаменательное, уникальное случилось ведь, ЛЮБОВЬ искренняя Эдварда ох, всю Беллу возродило и исцелило ................................................
                                                                    
Цитата
Он тихо смеётся, и в следующий момент его рука обхватывает моё левое запястье и отводит от лица. Продолжая держать меня за руку, Эдвард изучает мои глаза.

Моё сердце, кажется, пропускает удар, а дыхание становится более глубоким. Есть что-то в его глазах – то, чему я не могу найти определения, но по какой-то странной причине я этого хочу. Моё сердце начинает биться ещё быстрее, когда он поднимает мою руку и оставляет на суставах поцелуй. Я тихо вздыхаю, когда его губы касаются моей кожи. Его глаза ни на миг не покидают мои, внимательно изучая мою реакцию, и в них появляется нежность, когда он видит, что я в порядке с тем, что он делает.

avatar
0
49
Какое потрясение, откровение и внушающее, лишь отторжение чувства ох, обуревают Беллу..................................................... 
Эсме с Шивон, молодцы оу по своему, каждая оказывает свое воодушевляющее/исцеляющее воздействие.................................................................... 

ПОСТСКРИПТУМ:
"– Я всегда говорила, что у Эдварда старая душа. Он всегда о чём-то думает, всегда переживает и беспокоится. Но эта его черта одновременно дала ему и некое спокойствие. Он видит мир не так как мы. Я думаю, что он нашёл в тебе свою родственную душу."
.......................................................................ох проницательно, красиво и трепетно
avatar
48
Эддик очень аккуратен... и внимателен...
Что помогает Белочки двигаться и развиваться...
Рада, что Белочка заговорила с Эсми lovi06032 lovi06032 lovi06032 lovi06032
Спасибо за проду good good good good
avatar
47
Белла права, тот опыт нормальных отношений между девушкой и парнем, который она получает от общения с Эдвардом, стоит многого. Для неё это возможность почувствовать себя  привлекательной, значимой для кого-то.
avatar
46
Белла начинанает вести себя как обычная девушка которой нравиться парень ...это радует ....она начала говорить с другими это обнадёживает ...
avatar
45
Спасибо за продолжение!
Как всегда .... до глубины души....
avatar
44
Спасибо за главу просто класс lovi06032 good
avatar
43
Спасибо за продолжение и концовка ну постоооооо шикарна.  good lovi06032 hang1 lovi06015 lovi06032
avatar
42
Спасибо за продолжение! lovi06032
avatar
41
Спасибо огромное за главу. good good good
1-10 11-20 21-30 31-40 41-50
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]