Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Мелочь в кармане: Глава 1. Вчера и завтра

Белла

 

Еще только вчера я была маленькой девочкой, а завтра Элис уже выходит замуж. Порой я успеваю лишь моргнуть глазом и удивляюсь тому, сколько времени прошло.

Я сижу в самолете, летящем в Сан-Франциско — в животе порхают бабочки и внутренности связываются в узлы — лечу на встречу с единственной семьей, которая у меня осталась. Хотя я и отдалилась от них так сильно, как смогла, мысль о том, что я увижу их снова, заставляет меня внезапно ощутить тоску по ним. И я задаюсь вопросом, какой стала бы моя жизнь, если бы я никогда не узнала Калленов.

Пойманная в ловушку на высоте тысяч футов от земли, там, где некуда больше пойти, я пытаюсь понять, что к этому привело. Есть несколько моментов, которые я могу назвать с точностью, где моя жизнь свернула с курса. Они были как ослепление, как взрыв бомбы.

Потеря матери.

Потеря отца.

Потеря Эдварда.

Остальные моменты спутаны и воспоминания о них сумбурны. Моменты, которые в то время казались незначительными, но на самом деле они были началом чего-то, а в каких-то случаях и концом.

Я закрываю глаза и позволяю воспоминаниям наводнить мою голову.

 

                                                                         ***

Восемнадцать.

Чарли забрасывает в рот две таблетки «адвила» и проглатывает их, не запивая водой. Он не видит, что я наблюдаю за ним, стоя в дверях. Он что-то держит в руках. Небольшой лист бумаги. Он смотрит в кухонное окно, и я видела раньше этот взгляд.

Я прокашливаюсь. Он поворачивается и засовывает бумагу в ящик для столовых приборов.

- Ты напугала меня, Белла. – Его лицо выглядит старым. Старым и усталым. Мне следовало увидеть эти знаки, но я не увидела. Я понятия не имела.

- Я иду в школу. – У нас не бывает настоящих разговоров.

- Хорошо. Я сегодня работаю допоздна. Увидимся завтра. Люблю тебя, Беллз.

- Я знаю. – Я никогда не говорила ему этих слов в ответ. Никогда не говорила.

Кивок. Он выходит из кухни, унося с собой что-то невидимое.

Я смотрю на этот ящик. Он умоляет меня открыть его. Я слишком любопытна, чтобы оставить все как есть. Я подхожу и медленно открываю его. Мне почти страшно. Словно внутри сидит какой-нибудь живой зверь.

Они смотрят на меня в ответ. Но не живые.

Две девушки. Моя мама.

Я никогда не видела ее фотографий. Не в этом доме.

Они смеются. Волосы спадают на их лица. Солнце светит.

Я несу это крохотное фото в гостиную и вижу, что Чарли стоит посреди комнаты, еще более не в себе, чем обычно.

Я шепчу:

- Ты до сих пор хранишь ее фото. – Это должно звучать как обвинение, но это просто заявление. Мы много лет не говорили о ней.

Он медленно оборачивается. Один глубокий вздох, руки, прижатые к лицу.

- Полагаю, не смог с ним расстаться. Я думал, это все, что у меня от нее осталось.

- Ну, и кто же в этом виноват? – Он не заслуживает этого, но я все равно это говорю.

- Белла, если я и виноват в чем-либо в отношениях с твоей матерью, так это в том, что я ее слишком сильно любил. Душил своей любовью. – И вот у нас настоящий разговор.

Я знаю все о том, как любить людей слишком мало. Я гоню прочь это желание, эту необходимость быть безразличной ко всему и задаю вопрос, который хочу задать.

- Как это – любить кого-то слишком сильно?

Его плечи опускаются, и он снова отворачивается от меня. Он погружается в свое кресло, и я не жду ответа.

- Я не знаю. Просто любишь. Я полюбил ее в ту же секунду, как увидел, тем, первым летом. Я должен был быть с ней.

Когда я, неловко переминаясь, встаю в центре комнаты, он трет ладонями глаза.

- Она была самой красивой женщиной, что я когда-либо видел. Она была полна надежд и мечтаний, и все они были написаны у нее на лице. Мы поженились месяц спустя. Мы были просто детьми. Глупыми детьми. Мы были слишком молоды для всего этого. Но я знал, что за всю свою жизнь никогда не захочу никого другого сильнее, чем я хотел твою мать. – Он качает головой. – Сейчас все это кажется сном.

- Если бы ты мог вернуться назад, ты бы изменил это?

- Нет.

Я верю ему.

- Что произошло? – Я никогда не спрашивала об этом.

- Мы были женаты пару лет, и все еще безумно любили друг друга, когда я стал офицером полиции. Я знал, что она не хочет быть привязанной к этому городу. Мы говорили о том, чтобы уехать из Форкса, как только накопим достаточно денег. Она хотела купить старый «Виннебаго»* и ездить по всей стране. Я не знаю, когда это произошло, но однажды утром мы проснулись и захотели разного. Я думал, это она, что это она изменилась, изменилась без предупреждения прямо у меня на глазах. Теперь, оглядываясь назад, я понимаю, что это был я.

Я почти могу себе представить, какой она была до того, как стала моей матерью.

- Было Четвертое июля**, и у нее было запланировано для нас целое приключение. – Его улыбка объясняет все. То, как он любил ее.

- Жаль, что я не знал. Не знал, что это будет последний день, когда я вижу ее. Мы поссорились. Ну, когда сказаны такие слова, которые нельзя взять обратно. На следующий день, когда я пришел домой с работы, она уехала. Вскоре я получил бумаги по почте. Знаешь, как говорят: если любишь кого-то — отпусти его. Все это чушь. – Он выглядит почти смущенным. Смущенным чем-то, чего я не знаю.

- Из-за чего вы поссорились?

Глубокий вдох.

- Мы всегда ссорились по одной и той же причине. – Его лицо начинает морщиться.

- Пап?

- Это не важно, Беллз.

- Важно. Я хочу знать.

Вздох.

- Мы ссорились по поводу того, иметь или не иметь детей. – Я чувствую, как эти слова сжимают мне легкие.

- Она не хотела…

- Она не знала, чего хочет, до тех пор, пока не получала это, Беллз. Она хотела подождать и точка. Она хотела тебя.

- Она никогда не хотела быть матерью. Все нормально. Я в состоянии это выдержать.

- Беллз, я всегда хотел тебя. Всегда.

- Я знаю.

- И, Беллз?

- Что?

- Я ошибался, думая, что у меня ничего от нее не осталось.

Он мог бы и не говорить остального. Я знаю.

Я провожу большим пальцем по ее лицу на фотографии. По ее счастливому лицу.

- Могу я оставить ее?

Он не отвечает сразу, и я боюсь на него взглянуть.

- Да, ты должна его оставить.

Я кладу маленькое фото в задний карман и дарю ему слабую улыбку.

Настоящий разговор окончен, и я никогда еще так не стремилась выйти из этого дома и пойти в школу.

Это было, разумеется, до того, как я узнала хоть что-то о том, что в город переезжают Каллены. Форкс – это такой город, в котором ты рождаешься и умираешь. Люди не переезжают в Форкс. Здание старшей школы Форкса заполнено колючими взглядами и перешептываниями.

Нью-Йорк.

Доктор Каллен.

Потомственный богач.

Элис. Учтивая. Грациозная. Они ненавидят ее. Они хотят быть ей лучшими друзьями. Они хотят быть ею.

Эдвард. Великолепный. Задумчивый. Они хотят встречаться с ним. Они хотят с ним трахаться. Они хотят за него замуж.

Элис и Эдвард оба в выпускном классе, но они не близнецы, что означает, что один из них либо до нелепости умен, либо невероятно глуп. Все, что я хочу знать – это почему они вообще сюда переехали. Или, если верить слухам, почему вернулись.

Я сижу за этим столиком каждый день.

Одна.

Я читаю «Над пропастью во ржи»***. Холден объясняет своей сестре свое беспричинное честолюбие. Если бы он мог быть кем-нибудь, кем-нибудь в целом мире, он бы хотел ловить детей, когда они бегут по ржи. Он хочет ловить их до того, как они упадут с утеса в забвение. Он хочет спасать детей. Этот придурок не может спасти даже себя самого. Что даже хуже – эта его великая мечта даже не основана ни на чем реальном. Он все неверно понял. Я продолжаю перечитывать одну и ту же страницу. Как могло его единственное в жизни стремление быть основанным на ошибочном воспоминании?

Я слышу неприметный, но безошибочно угадываемый звук, который издает поднос с ланчем, когда его ставят на мой столик. Мой столик.

- Не возражаешь, если мы сядем здесь? – Она – всё, я – ничто.

- Ты, должно быть, Элис. – Даже я слегка поражена враждебностью своего голоса, но я не знаю, как это делать.

- Верно. А это мой брат, Эдвард.

И когда я поднимаю на него глаза, он улыбается.

Мне.

Они оба садятся и принимаются за свой ланч, как ни в чем не бывало. И теперь это я на них смотрю.

Он наблюдает за мной. Он не сводит с меня глаз. У него добрые глаза. Они видят меня. Они пугают меня. Они вызывают у меня тошноту.

Я первой прерываю зрительный контакт и осматриваю помещение. Большинство лиц в кафетерии повернуты к нам, но есть одно лицо, чей обладатель имеет больший авторитет, чем другие.

Глаза Розали Хейл прожигают дыры на моей коже.

Ее лицо расплывается в едва заметной улыбке, когда она шагает через кафетерий с уверенностью такого рода, какой может обладать только Розали. Она роняет свой поднос рядом с моим. И она улыбается. Она, твою мать, улыбается.

Она садится так, словно мы с ней старые друзья. Словно она сидит за этим столиком за ланчем каждый день.

Ее взгляд перебегает между мной и Эдвардом, и на ее лице читается едва заметный намек на раздражение.

- Вы знакомы друг с другом или как?

Я чуть не смеюсь.

- Нет.

Ее улыбка возвращается, и она отворачивается от меня.

- Итак, Каллены, рассказывайте свою историю. – Ее наглость приводит в ярость, но если быть честной с самой собой, я тоже хочу это знать.

Эдвард не сводит глаз с моего лица.

- Что ты хочешь знать?

- Это правда, что ваш отец – какой-то крутой доктор, который в одночасье лишил вашу семью гламурной жизни в Нью-Йорке и переехал на другой конец страны, чтобы жить в этом дерьмовом городе?

Он улыбается, но не ей.

- Если ты хочешь смотреть на это с такой точки зрения, тогда, разумеется, это правда.

- А с какой еще точки зрения на это смотреть? Переезд в Форкс в середине последнего учебного года… это сильно.

- Наша мама здесь выросла. Она всегда хотела вернуться обратно.

Есть что-то. Что-то в его глазах. В том, как эти двое ведут себя, словно переезд сюда – не самое худшее из того, что когда-либо с ними случалось.

- Ну, думаю, мы знаем, кто заправляет в этих отношениях. – Розали пытается быть милой. Но она не мила.

Эдвард сводит с меня глаза в первый раз, но лишь для того, чтобы сказать Розали заткнуться.

- Она умерла. – Элис. Она опасна. И веселья, бодрости, оживленности больше нет. Мне остается гадать – а были ли они вообще. Розали сохраняет молчание.

И вот почему. Этот переезд – не самое худшее из того, что когда-либо с ними случалось.

Но я не собираюсь притворяться, словно мы теперь друзья. Я не наивна. Это их первый день. Они ничего не знают. И я уверена, что Розали прекратит притворяться, как только заберется Эдварду в штаны. Я покидаю столик, не потрудившись даже попрощаться, и направляюсь на английский.

Я стараюсь не думать о нем. О том, как он смотрел на меня. Словно хотел узнать меня. Словно он знал меня.

Урок проходит как размытое пятно, и меня раздражает то, как его присутствие влияло на меня. Я не отличаюсь от остальных чокнутых в этом городе.

Я иду по коридору с обновленной решимостью не быть такой, как они.

И затем я застываю посреди коридора, наблюдая за тем, как его руки небрежно пробегаются по его нелепым волосам. Он стоит перед моим шкафчиком. Я не понимаю, чего он может от меня хотеть.

- Привет! – Черт.

И я иду. В другую сторону.

- Белла! – Он упорный. Я отказываюсь позволить ему преследовать меня по коридору. Ситуация становится неловкой. Я медленно оборачиваюсь.

- Чего ты хочешь, Эдвард?

Он качает головой, улыбается и… краснеет?

- Я просто подумал, что мы могли бы быть друзьями. – Он лжет. Я думаю, что лжет.

- Почему?

Этот вопрос, кажется, застает его врасплох, словно я спросила нечто нелепое.

- Мне жаль, что ты потеряла свою маму. – Его глаза выражают то же самое, что и слова, и я настолько ошеломлена его словами, что не в силах контролировать свои собственные.

- Я не потеряла ее. Потеря чего-то предполагает возможность найти это снова. Так что – нет, я не потеряла ее. Она умерла. Она мертва. – Он закрывает глаза и его руки терзают волосы.

- Белла, мне жаль.

- Не стоит.

 

                                                                           ***

Воспоминание о первой встрече с Эдвардом лежит у меня на сердце мертвым грузом. Тогда я не знала, что наши жизни уже переплелись. Я не знала ничего.

Это все было раньше. До того, как мы с Розали заключили перемирие. До того, как Элис стала моей лучшей подругой. До того, как Эдвард стал моим. До того, как я уничтожила это.

Мы с Розали больше не разговариваем по-настоящему. Полагаю, мы никогда не были настоящими подругами, но не поэтому. Она помнит обиды лучше, чем все, кого я когда-либо знала.

Я была удивлена, когда она позвонила и предложила подвезти меня из аэропорта. Когда она настояла, я согласилась, потому что поняла, что ей нужно вырваться. Будучи невестой, Элис проявляла свои не самые лучшие качества, и подружке невесты, Роуз, приходилось принимать на себя основной удар.

Я звоню ей, как только мой самолет приземляется.

- Черт, Белла. Хорошо, я уже еду.

- Роуз, я могу взять такси. Это не

- Нет! Я приеду забрать тебя. – С ней невозможно спорить.

Два кофе спустя, она останавливается у обочины. Я бросаю сумку на заднее сиденье. Она не выходит из машины.

Между нами происходит краткий разговор, в котором нет неловкости. Ее единственные слова, обращенные ко мне, это «симпатичные туфли».

Эти два произнесенных слова обладают властью вызвать воспоминания, которые долгие годы были похоронены.

- Спасибо.

Я больше не та маленькая девочка.

Но кое-что не меняется.

Я бросаю взгляд на Розали, сидящую за рулем, и она успешно притворяется, что внимательно смотрит на дорогу. Я тянусь к приборной панели, чтобы включить радио. Мне необходимо отвлечься.

Розали открывает рот, чтобы что-то сказать, но сдерживается. Но это Розали. Она скажет то, что хочет сказать.

- Он кажется действительно счастливым, Белла. Он наконец-то, кажется, счастлив.

Это предупреждение.

И я ошибалась насчет ее мотивов, чтобы забрать меня.

- Я здесь ради Элис, Роуз. Ты это знаешь. Я здесь не для того, чтобы сплясать на сердце Эдварда. – Его имя жжет мне легкие.

- Ну, раньше тебя это никогда не останавливало. – Это больно слышать, но она права.

- Я заслуживаю этого.

- Да, заслуживаешь.

 


 

*марка «домов на колесах»

**День независимости в США

***Повесть Д. Д.Сэлинджера, классическое произведение американской литературы



Источник: http://robsten.ru/forum/19-1573-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: LeaPles (15.11.2013) | Автор: Перевод: helenforester
Просмотров: 1356 | Комментарии: 35 | Рейтинг: 5.0/37
Всего комментариев: 351 2 3 4 »
avatar
0
35
Да что же такого произошло в жизни Беллы, что она уехала из Форкса неизвестно куда. 12 И что же произошло между ней и Эдом 4
avatar
34
и что же она сделала то такого?.. 12 неужели теперь Розали с ним!??? 12
avatar
33
Спасибо за главу...Почему же она бросила Эдварда? good lovi06032
avatar
32
Всё туманно и непонятно...
Но уже хоть что-то стало известно...
avatar
31
Пока немного непонятно какие отношения связывают Эдварда и Беллу
avatar
30
Ух, пока непонятно, что к чему, но стиль написания мне очень нравится) 
Спасибо  огромное за перевод) lovi06032
avatar
29
Спасибо за  главу! lovi06032 Интересно как же так вышло?!
avatar
28
Спасибо за главу!
Пока только одни вопросы возникают. Надеюсь, ответы скоро получим.
С нетерпением жду следующей главы! lovi06032
avatar
27
Пока не могу ничего сказать кроме как -Интересненько!!! Очень жду продолжение!!!
Спасибо за всЕ!!!
avatar
26
Спасибо за главу, остро очень...
1-10 11-20 21-30 31-35
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]