Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Osa Bella. Глава 25. Часть 1

Глава 25. О вампирах

 

Считается, что вначале маниакальный приступ очень похож на опьянение от «Э», и под «Э» я имею в виду экстази, а не Эдварда, хотя, думаю, я могла считать себя опьяненной Эдвардом во многих смыслах. Это опьянение не было плохим, но оно было очень интенсивным. Пока мы плыли по заливу Секвим, мир расширился, познания раскрывались передо мной словно лепестки цветка. Я плыла по волнам эйфории и переживала приливы бешеной энергии, в моей голове проходили электрические импульсы. Я вдыхала сладкий ветер над водой, который имел вкус обещаний и поднимал нас высоко в темное небо. Теперь всё было возможно. Я была влюблена в вампира. Я была влюблена. В вампира. Ебаного вампира.

– А как я узнаю, что мне уже так хорошо, что плохо? – неожиданно спросила я Эдварда, выпалив слова посреди какого-то разговора, за которым не следила, о том, что Карлайл собирался звонить Билли Блэку по поводу встречи на выпускном.

– Что такое? – спросил Эдвард.

– Небо слишком яркое. Вы слишком шумные, а море слишком глубокое. Я слышу его дыхание. Теперь всё, во что я не верила, оказалось реальным. Получается призраки, феи, эльфы и Пегасы тоже существуют, да? А жизнь после смерти? Зомби?

– Зомби? – спросил Эмметт. – Серьезно?

– Интересно, могу ли я летать.

– Не можешь, – ответил Эдвард. – Даже не пробуй.

– Ты уверен?

– Это не осознанное сновидение. Это маниакальный приступ. Он не наделяет тебя супер-способностями.

– А твой яд? Он даст мне супер-способности?

– Я не уверен, – ответил Эдвард и посмотрел на Карлайла.

– Это возможно, – сказал он. – Нам нужно подождать, чтобы понять, не исчезнут ли эти эффекты.

Я встала и босиком поднялась на палубу, чувствуя себя как никогда уверенной на своих ногах. Я схватилась за мачту и отклонилась назад, позволив ветру поднять мои волосы к небу. Мне было так хорошо. Вибрации проходили по моему позвоночнику вверх до самой макушки.

– Эмметт, возьми штурвал, – сказал Эдвард и последовал за мной, а я пробежала к бушприту, легла на живот и свесила голову за борт, наслаждаясь брызгами воды на своем лице. – Ты в порядке? – спросил он.

– Мне немножко хочется подраться с кем-нибудь.

– Она не в себе, – сказал Эмметт.

– Я тебя слышу. Мой слух становится всё лучше.

– Я с тобой подерусь, – предложила Розали из кокпита. – Подойди и врежь мне.

– Даже не думай об этом, – предупредил ее Эдвард.

Я перевернулась на спину и посмотрела на луну, которая была такой яркой, что мне пришлось прикрыть глаза руками. – Это так ты себя чувствуешь, когда превращаешься в вампира?

– Не совсем, – ответил он.

– Скорее, после превращения, – сказал Джаспер, взбираясь на палубу. Они с Элис присели рядом с Эдвардом и уставились на меня: – Когда превращение заканчивается, всё вокруг кажется нереальным. Словно бесконечный сон. И после этого реальность по краям всегда немного размыта.

– Я только это и помню, – сказала Элис со вздохом.

– А само превращение? – спросила я.

– Это несколько дней мучительного ада, когда ты мечтаешь о смерти, – горько ответила Розали, которая взошла на палубу и неуверенно присела рядом с Элис. – Никогда в своей жизни ты больше не испытаешь такой боли.

– Я помню это, – сказала я, широко раскрыв глаза и подскочив на ноги. – Теперь я помню.

– Помнишь что? – спросил Эдвард

– Как я умоляла тебя убить меня. Я помню боль от твоего укуса. Господи, это было ужасно. И вы все это пережили?

– Да, только это продолжалось несколько дней, – ответила Розали. – А когда все заканчивается? Ты превращаешься вот в это. Навсегда.

– Этого я и хочу.

– Нет, не хочешь.

– Вы все невероятно красивы, – сказала я и совсем неосторожно направилась к кокпиту. Эдвард подхватил меня, когда я споткнулась и попятилась к левому борту. – Вы обладаете невероятной силой, слухом, зрением. Вы не стареете, и вы все бессмертны. По-моему, не очень-то плохо.

– Да, но мы монстры, – возразила Розали, забираясь в кокпит следом за Элис.

–Роуз, прекрати так думать о себе, – сказала Эсме. – Ты так стараешься, чтобы быть выше всего этого, и у тебя прекрасно получается. Это важное достижение. Позволь себе наслаждаться этим.

– Всё это не важно, – ответила она. – Мы застыли во времени, и у нас не будет жизни после смерти. Всё, что мы можем, так это создавать новых монстров и жаждать крови.

– Это не совсем так. – Эмметт обнял ее за плечи и прижал к себе. – Мы также жаждем других вещей.

– Я помню, как проснулся в этой реальности больше трех веков назад, – сказал Карлайл. – Честно говоря, я был до смерти напуган. Это было очень похоже на сумасшествие.

– А у тебя есть создатель или кто там?

– Нет, меня оставили умирать. Когда моё превращение завершилось, я поклялся, что буду изо всех сил бороться с желанием убивать.

– Он был первым из вампиров, кому это удалось, – сказал Эдвард. – Он был первым, кто доказал, что ты можешь быть вампиром и не быть убийцей.

– Но мы всё равно прокляты, – заметила Розали. – Мы не можем уйти из этого мира.

– Откуда ты знаешь? – спросила я.

– Все это знают.

– Я знаю, что все в это верят. Но как ты это докажешь? Неужели существуют вампиры-призраки, которые восстают из мертвых и говорят тебе: «Эй, слушай, попытайся, чтобы тебя не убили, там херово»?

– Вампиры-призраки? – повторила Элис. – Ты не в себе.

– Я это чувствую.

– Тебе нужно поспать, пока твоё состояние не ухудшилось, – посоветовал Эдвард.

– Я не хочу спать.

– Мы можем это исправить.

– Как это «исправить»?

– Тебе и правда нужно многое узнать о вампирах, – сказала Розали, качая головой, словно я была наивным ребенком, и думаю, именно такой они меня и представляли, если сравнить мои тридцать с их многовековой жизнью, или скорее «существованием».

– Я пытаюсь всё это узнать. Вам нужно обо всем мне рассказать.

– Он может загипнотизировать тебя своим взглядом, – пояснила она. – А под гипнозом он может заставить тебя сделать всё, что угодно.

– Так вот почему Джейк так уверен в том, что я с тобой не по своей воле? – спросила я Эдварда. – Он думает, что ты меня загипнотизировал? Как те чуваки, которые заставляют людей притворяться курицами перед толпой, после чего они ничего не помнят?

– Ты не так хорошо поддаешься внушению, – ответил Эдвард.

– Ты когда-нибудь гипнотизировал меня?

– В последнее время – нет, – ответил он слегка смущенно.

– Ой, да, конечно, гипнотизировал, – возразила Розали. – Как на счет концерта Мерси Браун?

– О чем ты? – с любопытством спросила я. – Я думала, это было из-за музыки.

– Это было не в последнее время. Я уже давно ничего такого с тобой не делал.

– Когда еще? В плавании на весенних каникулах? – пытала я. – Ты использовал гипноз, чтобы уговорить меня?

– Для этого мне не понадобилось какой-либо помощи. Тебя одна яхта загипнотизировала.

– Ну, тебе вообще не нужно было использовать эти вампирские трюки. Я положила на тебя глаз ещё в первую нашу встречу.

Эдвард самодовольно посмотрел на Розали, которая впервые не скорчилась и не фыркнула, а просто слегка улыбнулась. Было видно, что, несмотря на ее стервозный характер, она была очень привязана к своей семье, включая Эдварда. Даже я уже начала ей нравится. И мне определенно нравилась она, как и все Каллены, какими бы странными и красивыми бессмертными существами они не были. Может, они и были вампирами, но я уже думала о них, как о своих вампирах.

Пока мы плыли по вздымающимся волнам под луной, я могла чувствовать десятилетия, которые эти существа пережили вместе, в легкости их общения, открытости их поведения. Я представляла, как они бороздили пространства Земли в поисках какой-то высшей цели, в которой им было отказано по воле случая. Моё сердце наполнялось грустью, когда я думала о том, как они застряли в этом мире, пока он всё больше и больше разрушался, без каких-либо шансов на новую жизнь, если, конечно, таковая существовала после этой, доказательств которой у них было не больше, чем у меня.

Мне хотелось быть способной сделать что-то для них, показать, какими хорошими они казались мне, как я верила в них и в их философию. Как меня восхищало то, что, несмотря на их хищническую природу, они приняли осознанное решение выживать без человеческой крови, руководствуясь чувством сострадания к их утраченной человечности. И какими уникальными я считала их по сравнению с другими вампирами. Как потрясающе было то, что они могли выбрать для себя другую судьбу. Если в моих силах было только любить каждого из них за то, чем/кем они являлись, я была готова на это.

И потом Эдвард. Он быстро становился моей единственной причиной, чтобы просыпаться и существовать в этом мире. Чем больше я позволяла себе наслаждаться этим интенсивным влечением, с которым я так долго боролась, тем более живой я чувствовала себя внутри этого священного пространства, созданного людьми, по-настоящему влюбленными друг в друга. Я была полностью погружена в эту сферу. И я не хотела покидать ее никогда.

– С тобой всё хорошо? – спросил Эдвард, внимательно глядя на меня.

– Я люблю тебя. Вот и всё.

– Я тоже тебя люблю.

– Тогда преврати меня.

– Белла, – Эдвард строго посмотрел на меня. – Мы об этом уже говорили.

– Мы не закончили этот разговор.

– Ты на самом деле хочешь стать вампиром? После всего, что ты услышала? – спросила Розали.

– Я хочу быть с Эдвардом.

– Для этого тебе не нужно быть вампиром, – ответил он.

– Я не хочу умереть и оставить тебя. Я серьезно.

– Умерев, она продолжит жить в другом мире, а ты застрянешь в этом на вечность без нее. Почему ты не хочешь превратить ее? – спросила Элис. – Она же сама этого желает.

Эдвард покачал головой.

– На чьей ты стороне? – спросил он Элис.

– На стороне Беллы, конечно.

– Спасибо, Элис, – поблагодарила я. – Может, ты сможешь меня изменить, если он не хочет.

– Конечно, без проблем. Только скажи, когда.

– Ох, ну ладно, хорошо, – раздраженно воскликнул Эдвард. – Если вы все так настаиваете. – Он обнял меня и наклонил назад, словно в танце: – ты готова, Белла?

– Да, – ответила я, начав дрожать. Мое сердце начало громко и быстро биться, и я зажмурилась. – Быстрее. Пока я не передумала.

– Хорошо. Увидимся на другой стороне. Удачи.

Он провел рукой по моим волосам и шее, затем поцеловал лоб, и я вздрогнула, почувствовав его губы на своей шее. Он остановился, и я услышала смешки Джаспера и Эмметта.

– Белла, открой глаза, – попросил Эдвард.

Я посмотрела на него, и все вокруг начали смеяться.

– Что?

– Как ты можешь согласиться на бессмертие, когда ты даже не готова согласиться на брак?

– Это что, такое садистское чувство юмора, которому вы научились в Академии вампиров? – спросила я.

– Нет, это его личная черта, – ответил Эмметт.

– Извини, – сказал Эдвард, пытаясь скрыть самодовольную ухмылку.

– Это не смешно. Я говорила серьезно.

– Если мы говорим серьезно, то знай: я ни за что не превращу тебя в вампира, если ты не выйдешь за меня.

– Хорошо, ладно. Ты собираешься снова сделать мне предложение?

– Прямо сейчас? – изумленно спросил он.

– Или я могу сделать предложение тебе.

– Думаю, да. Сейчас ведь не 50-ые.

– Но тебе бы это не понравилось?

– Ни капельки.

– И как долго ты заставишь меня ждать?

– Как долго ты заставишь всех нас ждать? – спросила Элис. Розали подтолкнула ее локтем в бок.

– Я довольно долго ждал, чтобы сделать предложение в первый раз, – сказал Эдвард. – Тебе нужно дать мне немного больше времени, чем двадцать четыре часа, чтобы я спланировал следующий раз.

– Да ладно тебе, – сказала Элис. – Ты такой перфекционист. Сейчас идеальное время для этого. Мы все здесь!

– Элис, это личное дело Эдварда и Беллы, – возразила Эсме. – Не дави на них.

– Я всё равно уже знаю ответ на это предложение, – сказала Элис, и Эдвард улыбнулся ей с любопытством в глазах.

– Ты видела это? – спросила я.

– Я вижу это на твоем лице, – ответила она. – А это более надежно, чем любое из моих видений.

Мы направились назад к гавани Порт-Анджелеса, и я обняла каждого вампира, когда они начали уходить, даже Розали, которая быстро похлопала меня по спине, но не зарычала и не проявила никаких признаков отвращения ко мне. Эмметт обнял и поднял меня.

– Ты прикольная, – сказал он. – Мне нравится это в людях.

Элис крепко прижала меня к себе, безумолку болтая о путешествии в Париж с ней и Роуз и масштабных походах по магазинам после того, как вся эта неразбериха с Квилетами будет разрешена. Я также обняла Джаспера, и могла чувствовать, как он замер от удивления, но быстро обнял меня в ответ.

– Развлекайтесь, – сказал он. – Увидимся в субботу.

– Белла, мы очень-очень рады, что Эдвард нашел тебя, – произнес Карлайл, обнимая меня. Он легко поцеловал меня в щеку и отошел. Эсме тоже поцеловала меня, как могла бы поцеловать девушку будущая свекровь, и удовлетворенно улыбнулась.

– Добро пожаловать в нашу семью, – сказала она.

И потом они сошли на берег и растворились в ночи, словно майские жуки, переставшие жужжать и исчезнувшие среди звезд.

– Останемся здесь? – спросила я.

Эдвард не ответил, но посмотрел на меня своим особенным взглядом, и я вспомнила пару других случаев, когда он так смотрел. Этот взгляд успокаивал мои разум и сердце, проникал глубоко внутрь и прикасался к чему-то, о существовании чего я даже не подозревала. Я уже хотела закрыть глаза, когда он улыбнулся и обнял меня.

– Как ты это делаешь? – спросила я и зевнула.

– Вампирские трюки, – ответил он и повел меня в каюту, где уложил на кровать. – Теперь спи. У меня много планов на тебя в следующие два дня.

– А эти планы включают обнаженку? – сонно спросила я, и он засмеялся.

Последним, что я почувствовала, был его холодный поцелуй на моих губах.

 

*****

 

Проснувшись и осознав, что я все еще была в каюте Reckoner, я прослезилась. Я всё ещё была с Эдвардом, на его яхте и в его сердце. Это был лучший сон в моей жизни, и он не заканчивался, что делало его ещё лучше. Мне не терпелось увидеть Эдварда.

Я поднялась по трапу к кокпиту и увидела луну, огромную, как само небо, казалось, она возвышалась в сантиметрах над мачтой, паруса на которой были спущены. Мы стояли на якоре. Но Эдварда не было в кокпите и на палубе. И в салоне тоже. Шлюпка всё ещё была привязана к яхте, поэтому я знала, что он не на берегу. Быстрый взгляд на неприступные прибрежные скалы только подтвердил это. Я посмотрела на воду, освещенную лунным светом, и увидела его в десятках метров от яхты.

– Эй, моряк! – закричала я. Он повернулся в мою сторону, махнул рукой и начал плыть к яхте, ко мне. Прямо как на озере Кресент, подумала я. Только в тысячу раз лучше, потому что в этот раз я не буду просто подглядывать. Я буду глазеть.

– Ты проснулась, – сказал Эдвард, подплыв к борту.

– Но еще ночь. Я, наверное, недолго спала?

– Сейчас ночь четверга, ты проспала почти двадцать часов.

– Нет! Правда?

– Да, правда. Спишь ты как чемпион.

– Поверить не могу, что ты позволил мне пропустить целый день плавания с тобой! Почему ты не разбудил меня утром?

– Тебе был необходим отдых. Как ты себя чувствуешь?

Инстинктивно я проверила пульс.

– Пульс нормальный, – сказал Эдвард. – Уверенные семьдесят ударов в минуту.

– Откуда ты знаешь?

– Я его слышу. Мой самый любимый звук на Земле.

– Где мы находимся?

– У острова Шо. Острова Сан-Хуан.

– Как водичка?

– Отлично. Если у тебя нет пульса.

– Тогда я искупаюсь, – сказала я, начиная стягивать с себя ночнушку.

– Тут слишком холодно для тебя. Я сейчас поднимусь, подожди.

Я стояла обнаженная, обдуваемая прохладным ветром, моя кожа отражала мягкие лунные лучи, и ждала, чувствуя его взгляд на своем теле.

– Такое ощущение, что луна уже целый месяц полная, – заметила я. – Ты что, заколдовал ее, чтобы она освещала наши ночи?

– Возможно,– ответил Эдвард, не сводя с меня глаз.

– Ты вроде бы сказал, что поднимешься.

– Сейчас. Повернись.

– Ни за что. На этот раз я буду смотреть.

– Я хочу посмотреть на твой зад.

Я засмеялась и повернулась боком, глядя через плечо на Эдварда, который продолжал смотреть на меня. Затем я услышала, как он практически вылетел из воды, но я отскочила подальше от борта к бушприту.

– Впечатляет, – сказал Эдвард, направляясь ко мне. Холодная вода стекала с его обнаженного тела на деревянный пол палубы. Я стояла на месте, скрестив руки на груди и топая ногой, словно от нетерпения. Как только его рука потянулась к моей талии, я прыгнула через борт и нырнула «щучкой» в ледяные воды бухты.

Блядь, как же было холодно. Так холодно, что я боялась, мое сердце остановится.

– Твою мать! – услышала я голос Эдварда, когда вынырнула. – Белла? Какого хера ты творишь?

– Плаваю, – ответила я. – Холодно, пиздец.

– Я же тебе говорил. Поднимайся, а то заработаешь воспаление легких.

– Через минуту.

Я поплыла в сторону луны, разрезая воду, и через несколько метров обернулась в сторону лодки. Обнаженный Эдвард стоял на палубе, капли воды на его теле пропускали через себя мягкий лунный свет, словно маленькие призмы. Его волосы были взъерошены, и отдельные локоны блестели. Его широкие плечи слегка напряглись, когда он уперся руками в бока. Он выглядел одновременно сбитым с толку, раздраженным и удивленным. Мои глаза опустились ниже по его телу и, несмотря на ледяную воду, я чувствовала себя разгоряченной, глядя на его ноги и то, что висело там, между ними. Я пыталась не краснеть, когда он улыбнулся мне. – Повернись, – сказала я.

Но он без предупреждения прыгнул в воду. Я попыталась уплыть от него, но Эдвард быстро догнал меня.

– Эта новая версия тебя заставляет меня попотеть, – сказал он, прижимая меня к себе и направляясь обратно к яхте. Я не могла сдержать улыбки, чувствуя его сильные руки на своем теле, пока он тянул меня за собой. Я расслабилась, лежа на спине и положив голову на его плечо, мои ноги неподвижно скользили по поверхности воды.

– Мне нужно плавать каждый день. Рекомендация врача.

– Не в десятиградусной воде. Придется тебе заниматься чем-то другим.

– Плавание не напрягает тело.

– С каких это пор ты заинтересована в том, что не напрягает тело?

– Я в этом не заинтересована. Как ты знаешь.

– Поднимайся, Свон, – сказал он, когда мы подплыли к борту. Я забралась в кокпит и отжала волосы. Эдвард бросил мне полотенце, и мы оба вытерлись. Затем он спустился в каюту и вернулся с шерстяным одеялом в руках, в которое завернул меня, и затем надел джинсы.

– Понять не могу, зачем ты вообще заморачиваешься с одеждой.

–Поосторожнее на поворотах. А то спрячу всю твою одежду и будешь ходить голышом до субботы.

– Ты так говоришь, как будто мне не всё равно.

– Боже, с каждой минутой я люблю тебя всё больше и больше. – Он сел рядом со мной и поцеловал в нос. – Хочешь есть?

– Умираю с голода. Просто умираю.

Как оказалось, Эдвард умел готовить, еще одна причина, по которой я уже решила выйти за него. Пока он готовил мне простой ужин из жареного лосося, хлеба и зелени, я надела майку и джинсы. Я съела все до последней крошки, словно это была моя последняя пища. Теперь я всегда надеялась на то, что каждый прием пищи может быть моим последним, что наступит какой-то момент слабости, и я смогу уговорить Эдварда превратить меня. Поэтому я ценила каждый глоток за его простоту, питательность и олицетворение всего человеческого, по чему я определенно буду скучать, когда придет время навсегда расстаться с этим.

Пока Эдвард планировал наш курс вокруг островов Сан-Хуан, помечая места, которые он хотел показать мне на пути, я начала убирать со стола. Сейчас я смотрела на него и думала о нем не как о каком-то запретном объекте моего влечения, коим он был чуть больше месяца назад, когда мы плыли в этих же самых водах, делая те же самые вещи, но как о будущем муже.

– Я хочу всё о тебе узнать. Я хочу знать имена всех твоих биологических родственников, включая двоюродных братьев и сестер, теть и дядь. Я хочу знать, какие оценки ты получал, начиная с первого класса. Я хочу знать имя каждой девушки, которую ты целовал, и каким ты видел своё будущее, когда тебе было семнадцать. Расскажи мне всё.

– Многовато будет, – ответил он, оторвавшись от карты и улыбнувшись мне. – Займет много времени.

– Я никуда не тороплюсь. И я хочу узнать всё до мелочей.

Эдвард засмеялся, встал, подошел ко мне и, взяв за руку, отвел в каюту. Он улегся на кровать и запихнул несколько подушек под спину. Я легла рядом, устраиваясь поудобнее для долгой и интересной истории.

– Я родился 20 июня 1901 года в Чикаго, и меня назвали Эдвард Энтони Мейсен Младший, – начал он. – Мою мать звали Элизабет, а отца – Эдвард Старший. Он был адвокатом…

 

*****

 

Всем привет и спасибо за отзывы, комментарии и терпение :) Вторая часть главы будет добавлена в четверг (18.09), а потом настанут тяжелые времена... :) Когда появится 26 глава, сказать не могу, но надеюсь, в последних числах сентября. Буду держать вас в курсе. Но до 28-ого ничего не будет точно. Приносим извинения, но ОТПУСК :D

Спасибо Лиле за оперативность и надежность, и спасибо Myg за громадные главы, которые удобно делятся на две части ;)



Источник: http://robsten.ru/forum/73-1674-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Фрекен_Снорк (13.09.2014)
Просмотров: 965 | Комментарии: 24 | Теги: фэнтези, мистика | Рейтинг: 5.0/36
Всего комментариев: 241 2 3 »
1
24  
  Белочка безмашенная...
Бедный Эдька fund02002 fund02002 fund02002
Спасибо за проду good good good good

1
23  
  Большое спасибо за продолжение!

1
22  
  Спасибо. Будем ждать

1
21  
  она такая прикольная в новом состоянии!

1
20  
  Спасибо lovi06032 ,мне тоже интересно узнать историю Эдварда good

1
19  
  Спасибо за главу  cvetok01

1
18  
  благодарю cvetok01 cvetok01 cvetok01 cvetok01 cvetok01

1
17  
  Спасибо огромное.

1
16  
  Спасибо за главку;)) хорошо отдохнуть)))

1
15  
  lovi06032

1-10 11-20 21-24
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]