Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


По Ту Сторону Забора. Глава 35. Часть 1.
Здравствуйте, здравствуйте наши дорогие читатели!

Пронеслась самая обильная череда праздников

и началась череда тяжёлых трудовых будней!!!

Сегодня у нас очень волнительная и эмоциональная глава. Местами грустная. Но всё же и не без привычного подзаборного веселья. Ну куда мы без него при наших то героях.
Сегодня мы еще раз убедимся в том – какой у Беллы ангельский характер


И как Томкэт ее любит.


– Папа, смотри!

С улыбкой я посмотрел на своего сына, наблюдая за тем, как он играл в большой груде осенних листьев, а затем, смеясь, подбросил охапку в воздух. Отложив грабли, я поспешил к нему.

– Лиам, ты должен помогать папе собирать листья в кучу, а ты наоборот, разбрасываешь их! – слегка укорил его я, а затем поднял его и осторожно бросил в другую груду листьев. Я смеялся, когда он, ликуя от нашей новой игры, начал кричать, после чего попытался выбраться, эффективно испортив последнюю груду, которую я собрал.

– Я доберусь до тебя, мистер, – засмеялся я, побежал вслед за ним и поймал, когда он пронёсся мимо меня. Схватив его за ноги, я поднял сынишку в воздух и, прижавшись губами к его оголившемуся животику, начал дуть в него, от чего он стал хохотать, пытаясь оттолкнуть от себя моё лицо.

– Боже, ну и чем вы двое тут занимаетесь?

Улыбаясь, я повернулся к своей жене, которая стояла на ступеньке крыльца и, глядя на нас, качала головой.

– Помоги мне, мамочка! Папа превратился в монстра, и ест мой животик! – протягивая к ней свои руки, умолял её Лиам.



Белла рассмеялась и подошла к нам.

– Я спасу тебя, милый! – потянувшись, она взяла его к себе на руки и начала покрывать поцелуями всё его лицо, заставляя его заливаться ещё большим смехом. Наклонившись, я поцеловал его румяные щёчки, а затем с более долгим поцелуем накрыл нежные губки Беллы.

– Папа... – послышался самый нежный голосок в мире и, повернувшись, я опустился на колени и открыл объятия своей Эмилайн, которая, как обычно, следовала за своей матерью. Где была Белла, там обязательно находилась и наша дочь. Обняв её, я улыбнулся её милому личику, похожему на лицо Беллы так, что я почувствовал, как моё сердце пропустило удар. Она действительно унаследовала необычные глаза Беллы, хоть цвет был не так ярок, как у неё. Вместо этого глаза Эмилайн, казалось, ловили свет и в отличие от блеска Беллы отражали его. Я обожал их уникальность.

– Привет, моя маленькая толстушка, как моя девочка себя чувствует? Ты хорошо спала?

Она кивнула и когда широко улыбнулась, в уголках её прекрасных глаз появились крошечные морщинки.

– Холосо, – ответила она.



– Пойдём, Эмми! Поиграй со мной! – Лиам протянул сестре руку и, поднявшись, я позволил ей убежать с ним, с улыбкой наблюдая, как они вместе играют в груде листьев. Лиам всегда был очень нежен со своей младшей сестрой и, казалось, защищал, очень осторожно водя её по нашему внутреннему дворику. Их счастливый смех наполнил воздух, и, шагнув вперёд, я притянул Беллу к себе и уткнулся носом в её волосы.

– А как наша мамочка? Хорошо спала? – спросил я, положив ладонь на её округлый живот. – Или моя дочь своей акробатикой снова не давала тебе спать?

Белла устало посмотрела на меня и кивнула.

– Она достаточно активна сегодня.

– Иди, отдохни, а я позабочусь о ребятне. Нет никакого смысла пытаться собрать опавшие листья. Лиам намерен разбросать их с той же скоростью, как я собираю их, – я улыбнулся своей жене.

Бросив взгляд через плечо, я нахмурился, увидев, как мимо нашего дома медленно проезжает минивэн. Этим утром я видел его уже дважды и был уверен, что он проезжал мимо нас и на прошлой неделе. Заметив мой взгляд, женщина за рулём опустила голову и фургон умчался.

– Что такое?

– Я постоянно вижу этот минивэн.

Белла посмотрела через плечо.

– Может, кто-то просто осматривает здешние окрестности, – она улыбнулась мне. – Не надо думать сразу о плохом, Э.

Я кивнул. Она была права. Возможность того, что моя жизнь в опасности была минимальна. Оба мужчины, которые сидели в тюрьме, умерли несколько месяцев назад, а того, который сбежал, больше никто никогда не видел. Эммет по-прежнему контролировал ситуацию, но не мог найти ни единого следа. Много вечеров мы провели с Беллой за разговорами о моей семье. С той роковой ночи прошло более восьми лет, и мы с Беллой были уже пять лет женаты. Мои родители рано вышли на пенсию и переехали, чтобы быть поближе к Элис после того как она вышла замуж и стала жить со своим мужем. Элис была счастлива, тоже стала мамой и мои родители, казалось, были довольны. Я должен был отпустить их, и как они, наконец, двигаться дальше. Внезапное появление в их жизни было бы несправедливым по отношению ко всем нам, особенно если бы мне пришлось снова исчезнуть. И пока я знал, что возможность угрозы их жизням ещё существует, я не мог подвергать их такой опасности, поэтому продолжал скрываться от них.

Эммет, наконец, позволил нам с Джейкобом встретиться, после чего Джейк уехал на запад, чтобы присоединиться к другой ветви своего агентства. Нашу встречу можно было назвать горькой. Мы по-прежнему поддерживали отношения по электронной почте, но это была единственная связь с моей прежней жизнью. Теперь, в своей новой жизни я был в безопасности, моя семья была в безопасности, и я нашёл счастье, о котором раньше даже никогда не подозревал и как бы ни было это больно, закрыл ту главу своей жизни. Я, наконец, позволил Эдварду Каллену кануть в прошлое и наслаждался жизнью, будучи Энтони Мейсеном. Это на самом деле была хорошая жизнь, наполненная моей семьёй, крепкими друзьями и большой любовью. Эммет и Роуз стали для нас близкими друзьями, а для наших детей любимыми дядей Эмом и тётей Роузи. Мы всё ещё дружили с Беном и Анджелой, танцевали на их свадьбе, а в прошлом году стали крёстными их второго ребёнка. Миссис Коуп или бабуля, как называли её наши дети, была нашим частым гостем и любимым членом семьи.

Пытаясь отвлечься от своих мыслей, я покачал головой.

– Ты права. Думаю, мы тоже так делали.

Она кивнула.

– Я пойду. Сварю кофе и сделаю что-нибудь перекусить.

Я усмехнулся.

– Кексы?



Она покачала головой.

– Я думала о фруктах и тостах.

Я насупился.

– А я был уверен, что чувствовал запах шоколада.

Белла рассмеялась.

– Позже, любимый, – она наклонилась вперёд и, опустив голову, я позволил ей приблизиться к моему уху. Её губы нежно скользнули по мочке, и я почувствовал, как её тёплое дыхание омыло мою щёку. – У меня ещё осталась глазурь. И шоколад, который так любишь. Я подумала, может, позже...? – она отстранилась и, глядя на меня, выгнула бровь. Усмехнувшись, я припал к её губам в жарком поцелуе. Я обожал эту часть её беременности. Она испытывала ко мне тот же голод, что и я, который в моём случае был постоянным. С улыбкой я смотрел, как она стала идти к дому, обернувшись и подмигнув мне. Годы нашей совместной жизни, хороший психотерапевт, поддержка верных друзей и моя бесконечная любовь изменили её. Она стала более уверенной и непринуждённой. Вероятно, она всегда будет застенчивой, особенно встречая новых людей, но она научилась открываться и больше не ждала отказа от каждого человека. Как мать, она отчаянно защищала наших детей и её любовь к ним, как и ко мне, была безумно трогательна. Она была мне женой и лучшим другом, самым важным человеком в моей жизни. Наша семья казалась мне идеальной, и каждый день я благодарил Бога за то чудо, которое он подарил мне.



Я наблюдал за тем, как она поднялась по ступенькам и вошла в наш дом. На седьмом месяце беременности, ожидая нашу вторую дочь, она двигалась очень осторожно и слегка покачивалась. Эта беременность была более запланированной, но мысль о том, что вскоре у нас появится ещё один ребёнок, по-прежнему приводила в радостное волнение. Я посмотрел на своих детей, таких близких по возрасту и так любящих друг друга, наблюдал за тем, как они играли и смеялись. Лиам – высокий и худенький, с моими глазами и цветом волос Беллы, и Эмилайн – маленькая копия своей матери, за одним исключением – её рыжие волосы казались пламенными завитками, когда она убегала от своего брата. Когда я смотрел на них, моё сердце наполнялось любовью и, сделав несколько шагов, я присоединился к их игре, ожидая, когда Белла вернётся к нам с чем-то вкусным.



Звук хлопнувшей автомобильной дверцы заставил меня прекратить щекотать Лиама и поднять взгляд. В конце нашей дороги припарковался тот же самый минивэн. Около него стояла женщина и нервно поглядывала на меня. Я сразу же встал и, не отводя от неё взгляда, загородил собой своих детей.

– Я могу помочь?

– Гм, мне бы не хотелось беспокоить тебя... меня зовут Джессика.

Я кивнул и, повернув голову, увидел на пороге Беллу. Наклонившись, я улыбнулся своим детям.

– Мама принесла какую-то вкуснятину, идите к ней.

Обретя уверенность, что мои дети в полной безопасности, я вновь повернулся к женщине.

– Тебе нужно подсказать дорогу?

Она покачала головой.

– Нет, мне бы очень хотелось поговорить с твоей женой. С Беллой.

Мои глаза сузились.

– Белла знает тебя?

Я почувствовал, как маленькая ручка Беллы скользнула в мою.

– Нет, я её не знаю. Прости, ты сказала, что тебя зовут Джессика?

Кивнув, женщина вышла вперёд.

– Да. И я знаю, что ты не знакома со мной, но я хотела бы это исправить.

Мы с Беллой обменялись взглядом и в защитном жесте, я привлёк Беллу ближе к себе.

Джессика молча наблюдала за нами, а затем сделала шаг в нашем направлении и с мольбой в голосе произнесла.

– Я приехала, чтобы просить тебя о помощи, Белла.

– Моей помощи?

– Для моей дочери.

Белла, казалось, была в полном недоумении.

– Прости, я знаю твою дочь?

Джессика покачала головой.

– Знаешь её? Нет. Но ты связана с нею, – она ненадолго замолчала. – Я – жена Майка. Моя дочь – твоя племянница.



Белла, будучи шокированной, с шумом втянула в себя воздух, и я инстинктивно прижал её ближе к себе.

– Как ты меня нашла?

Джессика грустно улыбнулась.

– На это ушло немало времени. И несколько дней я просто проезжала мимо, пытаясь набраться смелости.

Я посмотрел на неё.

– Майк знает, что ты здесь?

– Он в задней части фургона с нашей дочерью.

Белла напряглась, и я встал перед ней, не позволяя ей видеть минивэн, и лишив Майка возможности видеть свою сестру.

– Иди в дом, любимая. И забери с собой детей, – обхватив ладонями её бледные щёки, тихо попросил я. – Всё хорошо, Белла. Ты в безопасности.

Её большие глаза, наполненные беспокойством и неопределённостью встретились с моими.

– Я... я не...

– Пожалуйста! – у меня за спиной умоляла Джессика.

Я повернулся и бросил на неё резкий взгляд.

– Ему здесь не место.

– Он не выйдет из фургона, если вы этого не хотите. Он не обидит тебя, Белла. Пожалуйста.

Я чувствовал, что Белла колеблется. Очень осторожно я положил руку на её живот и начал поглаживать его, повернув её подбородок в свою сторону.

– Ты не должна ничего делать, Белла. Иди в дом.

Звук открывшихся раздвижных дверей минивэна заставил меня быстро повернуться, и я встретился с мрачным взглядом Майком, который прижимал к себе маленькую девочку.

– Пожалуйста, Белла.

Увидев ребёнка на его руках, я от удивления широко раскрыл рот. Я думал, что наша Эмилайн похожа на Беллу. Судя по нескольким детским фотографиям Беллы, которые я видел, эта девочка была её точной копией. Такая же полненькая и два разных блестящих разноцветных глаза смущённо смотрели на меня, пока она не опустила голову на грудь Майка. Я видел, как руки Майка крепче сжали девочку и, проигнорировав меня, он с раскаянием и мольбой посмотрел на Беллу. Я взглянул на свою жену, которая, не сводя взгляда с крошечной девочки, которую держал Майк, вышла вперёд.

– Сколько ей лет? – тихо спросила Белла.

– Шесть.

Белла посмотрела на меня.

– Всего на год старше Лиама, – сказала она и снова перевела взгляд на племянницу.

Майк наклонился и обратился к своей дочери.

– Поздоровайся со своей тётей Беллой, Мэнди.

Мэнди застенчиво подняла лицо от груди Майка. Очень медленно её рука поднялась, и пальцы слегка пошевелились. Белла подняла свою руку и сымитировала её приветствие.

Маленькая ручка обняла мою ногу.

– Кто это, папа? – с любопытством спросил Лиам.

Наклонившись, я взял его на руки, а Белла в то же время подняла Эмилайн. Белла ответила.

– Это твоя кузина.

– Кузина, мама? Что это значит?

Белла сглотнула и дрожащим голосом произнесла.

– Лиам, это значит, что она – часть нашей семьи.



Немного наклонив голову в сторону, Лиам внимательно смотрел на Мэнди, которая украдкой поглядывала на него.

– Она похожа на тебя, мама! У неё красивые глаза, точно такие же, как и у тебя! – поддавшись вперёд, он погладил Эмилайн по голове, но обратился непосредственно к Мэнди. – У Эмми тоже красивые глаза. Она моя сестра. Я люблю её.

Мы стояли – две семьи, отделённые несколькими шагами и тысячами миль боли и неловкости. Именно Лиам принял решение преодолеть это расстояние, когда вновь обратился к Мэнди.

– Хочешь поиграть со мной и Эмми? Мама принесла нам печенье и виноград, ты будешь?

Глядя на Майка, Мэнди колебалась. Он улыбнулся и кивнул, после чего поставил её на ноги перед собой. Я посмотрел на Беллу, которая еле заметно кивнула и позволила нашим детям слезть с наших рук. Мэнди всё ещё колебалась и, сделав шаг вперёд, Лиам протянул её свою маленькую ручку.

– Всё хорошо, Мэнди. Я буду присматривать за тобой. Я старший брат и всегда это делаю, – он посмотрел на меня. – Правда, папа?

– Правда, Лиам. Ты всегда заботишься о своей сестре, – я бросил на Майка многозначительный взгляд, заметив, как его щёки сильно покраснели. – Ты всегда заботишься о ней.

Лиам улыбнулся.

– Видишь, Мэнди? Пойдём с нами. Всё хорошо.

Улыбаясь, Мэнди кивнула и приняла руку Лиама. Мы наблюдали, как они втроём пошли к крыльцу и смущённо улыбаясь друг другу, сели и начали есть печенье и виноград.



– Чего вы хотите?

Майк начал подходить к Белле, и я сразу же встал перед ней.

– Я так не думаю.

Майк отступил назад и с мольбой поднял руки.

– Я уйду, Белла. Я знаю, что моё присутствие тебе неприятно. Просто позволь Джесс остаться и поговорить с тобой, – сделав паузу, он глубоко вздохнул. – Я знаю, что не имею никакого права о чём-либо просить, но, пожалуйста. Я прошу тебя. Ради Мэнди.

Белла с сомнением посмотрела на меня. Отчаянное желание знать всё о своей племяннице заставило её колебаться. Я посмотрел на Майка и не увидел перед собой того обозлённого парня, которого много лет назад выкинул из дома Беллы. Парень напротив меня был полон беспокойства и когда смотрел на свою дочь, в его взгляде светилась любовь. Понимая, что никогда не мог отказать своей жене, я пожал плечами. Я сжал её руку в своей.

– Пойди, свари нам кофе. Пусть дети поиграют, а мы тем временем... поговорим.

Майк закрыл глаза и тяжело вздохнул.

– Спасибо.

Белла повернулась, и Джессика последовала за ней. Я поднял руку, не позволяя Майку пройти мимо.

– У тебя есть только один шанс. Если ты скажешь или сделаешь что-то такое, что заставит меня пожалеть об этом... – я покачал головой. – Я не постесняюсь выкинуть тебя из нашего дома. И ты больше никогда не сможешь вернуться.

Он покачал головой.

– Я не буду. Клянусь.

– Будет лучше тебе этого не делать.
 
*()*


Мы сидели в неловкой тишине, ожидая, когда Белла разольёт кофе и сядет. Её рука скользнула в мою, и я обнял её в молчаливой поддержке.

Майк посмотрел на Беллу поверх своей чашки, затем поставил кофе на стол и откашлялся.

– Папа умер.

Белла тихо вздохнула и кивнула.

– Я знаю это, Майк. Его доктор был так любезен, что сообщил мне об этом. Думаю, я и сама бы обо всём догадалась, когда ко мне перестали приходить счета по уходу на дому, – она бросила на него резкий взгляд, давая понять, что и не ожидала, что он свяжется с ней с этими новостями.

Джессика наклонилась вперёд.

– Он не был хорошим человеком. Вообще. Мы никогда не ладили.

Рука Майка накрыла ладонь Джессики, но он смотрел на Беллу.

– Он так и не изменился, даже в самом конце. Он был просто жалок.

Белла тихо вздохнула.

– Раньше, казалось, ты так не думал.

Майк кивнул.

– Знаю. Я... изменился. После того как встретил Джессику... она помогла мне увидеть, каким я был, – он глубоко вздохнул. – Мне это не понравилось, и я изменился, Белла. Я начал ходить к психотерапевту и мне это помогло... пришлось немало поработать.



– Чего ты хочешь, Майк?

Он тяжело сглотнул.

– Я очень люблю свою дочь, Белла. Больше, чем саму жизнь. Я готов на всё ради неё... на всё, что угодно, – он сделал паузу и посмотрел на Джессику.

– Я знала, что у Майка есть сестра и что он не общается с ней. Он никогда не говорил мне, почему, кроме того, что был не очень хорошим братом. Когда родилась Аманда, он сказал, что наша дочь точная копия тебя, Белла. Но это всё… Он никогда не говорил о тебе. И не было никаких фотографий... – её голос затих.

Белла нахмурилась.

– Никаких фотографий? А как же те альбомы, которые оставила мама? У вас оставалось по крайне мере четыре альбома, Майк.

Когда Майк заговорил, то его голос был наполнен болью.

– Мне нечего было ей показать – папа сжёг все фотографии... после того, как получил новость о смерти мамы. Все до единой. Однажды я пришёл домой, а он выбросил их все в мусорное ведро и поджёг. Поэтому я мог только описать тебя.

Сидя рядом со мной, Белла напряглась, так как эти новости поразили её и, придвинув свой стул ближе к ней, я приобнял её. Она знала, что её мать умерла, после того как Эммет провёл небольшое расследование и горевала о ней, сожалея о том, что у неё так и не было шанса поговорить с ней и всё выяснить. Я знал, что новость о фотографиях ужасно её расстроила, и был благодарен, что уезжая от отца и брата, Белла прихватила с собой несколько снимков. Молча я проклинал её умершего отца, который по сей день мог причинить ей боль.

Почувствовав, как она прижалась ко мне, я притянул её так близко к себе, как только мог.

– Всё хорошо? – спросил я, выдохнув в её ухо, так как переживал, что всё это слишком для неё. Я был готов полностью прекратить эту дискуссию, если Белла почувствует себя расстроенной.

Она едва заметно кивнула и мы оба стали ждать, когда Джессика соберётся с мыслями. Майк рядом с ней вёл себя очень беспокойно – ёрзал на месте, потирал руками бёдра, его глаза нервно метались по кухне, часто останавливаясь на Белле.

– В этом году Мэнди пошла в первый класс, и хоть всегда была очень застенчивой, с тех пор как для неё началась школа, всё стало намного хуже. Её учитель сказала нам, что она очень боится, так как другие дети дразнят её, но Мэнди отказывалась нам что-то рассказывать. Однажды мы с Майком пошли к ней в школу, и... – голос Джессики задрожал и она замолчала.

Неожиданно Майк наклонился вперёд.

– На детской площадке я увидел двух маленьких ублюдков, которые насмехались над нашей девочкой, – резко сказал он. – Они обзывали её, высмеивали её глаза и то, что она полная... – он с дрожью вздохнул. – Я видел, что моя дочь, забившись в угол, выглядела ужасно напуганной и беспомощной, пока маленькие хулиганы говорили, что думают о ней... – его голос сорвался. – Мне было так больно видеть, что они делали с моей маленькой девочкой.

Неожиданно рука Майка потянулась к Белле, и она резко отпрянула. Моя рука взлетела, чтобы остановить его.

– Даже не думай об этом, Майк, – зарычал я. – Пока она не скажет, что это нормально, ты не тронешь её.

Майк кивнул, и его плечи поникли.

– Я готов умереть за свою дочь, Белла. Она единственное в моей жизни, что я сделал правильно. И увидев... как её унижали и заставляли подумать, что она не прекрасна? Это убило меня. И в то же время поразило. Я стоял там и видел тебя. Что я делал с тобой. Как относился к тебе, – он вздрогнул. – Мне никогда не было так стыдно за себя как в тот момент. Я был грёбаным ублюдком.

На кухне стояла тишина, когда мы впитывали в себя слова Майка. Джессика успокаивающе положила руку на его плечо.

– Мы забрали Мэнди домой и говорили с ней в течение часа, а затем постарались разобраться со всем в школе. Всё изменилось. Но тем вечером, после того как она легла спать, Майк всё мне рассказал. Как ужасно он относился к тебе, Белла.

– Мне жаль, что всё это произошло с Мэнди. Но я рада, что вы заступились за неё, – в голосе Беллы слышалась дрожь. – Но я всё ещё не понимаю, зачем вы здесь.

Майк встал и вышел из-за стола. Затем остановился рядом с Беллой и опустился на колени, не касаясь её, но глядя на неё снизу вверх.

– С того дня я думал только о тебе, Белла. О том, что я сделал. О том, что говорил, – прежде чем снова заговорить, он опустил взгляд. – Мэнди – твой двойник почти во всех отношениях. Кроме одного. Она всегда была счастлива. Всегда улыбалась и смеялась... до тех пор, пока это не произошло. Она изменилась чуть ли не в одночасье. И когда я увидел печаль в её глазах, я увидел тебя... испуганную маленькую девочку, которая хотела лишь одного – чтобы её любили. Увидев её такой... я понял, что должен найти тебя и сказать, как сожалею о случившемся. Даже если это больше ничего не значит для тебя.



Белла молчала в течение минуты.

– Это много значит для меня, Майк. Но я не уверена, что это поможет нам когда-либо... стать ближе.

Майк кивнул и встал.

–Ты так считаешь... – он посмотрел на Джессику, которая протянула ему руку. Он сжал её и сев рядом с ней, тяжело вздохнул.

– Мы знаем, что у тебя теперь своя жизнь, Белла. Насколько я понимаю, наполненная и очень счастливая. Мы надеялись, что ты, возможно, позволишь Мэнди стать частью этого.

Мы с Беллой обменялись взглядом.

Джессика улыбнулась нам.

– Учитывая твою историю, мы, конечно же, ожидали, что ты не захочешь видеть рядом с собой Майка, и, возможно, даже меня. Но я хотела бы, чтобы Мэнди знала своих двоюродных брата и сестру и тётю, на которую она так сильно похожа. У меня нет семьи, а для неё это бы очень многое значило. Для всех нас.

Майк наклонился вперёд.

– Белла, я бы многое отдал, чтобы просто стереть прошлое, но я не могу. Я не могу даже объяснить, почему вёл себя как последний ублюдок, разве что был избалованным, противным мальчишкой и ужасным человеком до того, как встретил Джесс. Я не имею права тебя о чём-то просить...

Белла вздохнула.

– Но ты это делаешь.



Он кивнул.

– Умоляю, позволь Мэнди узнать тебя. Позволь ей увидеть, насколько ты замечательна. Как это хорошо... быть другой. Ты лучше, чем кто-либо можешь помочь ей это понять.

– Ты хочешь, чтобы я поговорила с нею?

Он вздохнул.

– Да, я хочу, чтобы у неё был человек, с которым она могла поговорить. Но больше всего я хочу, чтобы она знала человека, которого я по своей глупости так и не узнал. Я хочу, чтобы у неё было то, чего никогда не было у тебя, пока ты росла – ощущение семьи.

Белла вздохнула. Я почувствовал, как лёгкая дрожь прошла по её телу и, обхватив её щеку, повернул голову в мою сторону. Я увидел, что она потрясена, в её искрящихся глазах плескались эмоции и вопросы, а отчётливее всего виднелась невысказанная потребность. Между нами прошёл безмолвный разговор, и я повернулся к Джессике.

– Нам с Беллой нужно поговорить, может, вы вернётесь позже. Позволите детям вместе поиграть? – я кивнул в сторону детской. – Кажется, они отлично поладили.

Джессика с пониманием грустно улыбнулась.

– Может, мне привезти её, когда Майк будет на работе?

Белла ответила:

– Мне нужно... время.

Майк кивнул.

– Я не жду, что ты простишь меня, Белла. Я хочу этого, но не жду. Если ты позволишь Мэнди стать частью твоей жизни, то одно лишь это будет очень значимо для меня.

– Я простила тебя, Майк, – очень тихо сказала Белла. – Я давно простила тебя, иначе не смогла бы двигаться дальше. Но забыть не могу. Я бы хотела впустить Мэнди в свою жизнь, но лишь спустя какое-то время буду знать... смогу ли я позволить тебе вернуться.

Майк пристально смотрел на неё.

– Спасибо.

Я чувствовал, что Белла очень устала и, притянув её к себе, уткнулся носом в её макушку.

– Думаю, тебе нужно прилечь.

Джессика встала.

– Вот номер моего телефона. Я буду ждать твоего звонка.

Белла кивнула.

Майк пошёл забрать Мэнди, а затем, прощаясь, мы встали у двери. Находясь в объятиях отца, Мэнди с тоской смотрела на Беллу. Я чувствовал, что то же самое происходит и с моей женой и совсем не удивился, когда она шагнула вперед и нежно коснулась щёки своей племянницы.

– Ты такая хорошенькая, Мэнди, – нежно сказала она.

– Папа говорит, что я очень похожа на тебя.

Белла кивнула.

– Это потому, что я сестра твоего папы.

– Я увижу тебя снова?

Белла сглотнула.

– Я бы очень этого хотела, милая.

Руки Мэнди потянулись к Белле и, подойдя ближе, она сняла маленькую девочку с рук Майка и прижала к себе. Наблюдая за своей дочерью, прижимающейся к Белле, и уже ощущая эффект от её безоговорочной любви, и Джессика и Майк боролись со слезами. Вернув Мэнди её отцу, Белла шагнула в мою сторону, и я почувствовал, как она дрожит.

– Иди, присядь, – прошептал я, когда Майк и Джессика направились к своему фургону.

Майк посадил Мэнди на заднее сиденье и повернулся ко мне.

– Спасибо, Энтони.

Я кивнул.

– Это её решение. И чтобы она ни решила, я поддержу её, – я посмотрел на Майка. – Но я не допущу, чтобы на неё оказывали какое-то давление.

– Этого не случится. Обещаю. Мы будем ждать, когда она свяжется с нами. И если всё, что она сможет сделать, это разрешить Мэнди видеться с ней и детьми... это большее, на что я надеялся, – он сделал паузу и протянул мне руку. – Я рад, что в её жизни появился ты.

Я посмотрел на его руку и покачал головой.

– Боюсь мне тоже нужно время, Майк.

Его плечи поникли.

– Я заслуживаю этого.

Я помахал Мэнди и Джессике, после чего Майк закрыл дверцу фургона.

Не в силах сдержаться, я ухмыльнулся.

– Минивэн намного лучше твоего прежнего грузовика.

Он усмехнулся.

– Джесс ненавидела его. Она довольно быстро заставила меня избавиться от фургона.

– Умная женщина.

– Так и есть, – он глубоко вздохнул. – Она заставила меня очень многое увидеть по-другому, Энтони. Я не могу изменить то, что сделал. Но могу попытаться извлечь из этого уроки. Я знаю, шанс, что Белла никогда не позволит мне стать частью её жизни просто огромен, но если она появится в жизни Мэнди, то я буду счастлив, – он помолчал. – Но я очень надеюсь, что в один прекрасный день она позволит мне вернуться. Думаю, я много потерял, ведь так и не узнал, какой она замечательный человек.

Я кивнул. В этом я был с ним абсолютно согласен.

– Это правда, Майк. Ты многое потерял.



Продолжение ЗДЕСЬ...


Источник: http://robsten.ru/forum/49-1473-47
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: IHoneyBee (20.01.2014)
Просмотров: 2256 | Комментарии: 16 | Рейтинг: 5.0/51
Всего комментариев: 161 2 »
0
16  
  Вот и откликнулись Беллины слезы Майку  Хоть и поздно, но хорошо что он осознал свою вину перед сестрой. Только девочку жалко, но надеюсь Белла поможет ей пережить это время

15  
  Прям пробило на слезу, slezy как у него совести хватило . Попробовол бы сам Разгребать то дерьмо, на которое сам обрек свою сестру когда-то.

13  
  Они обязаны помириться. Не понимаю, как можно не простить родного брата, и не важно, что на самом деле он никогда не был "родным".
Надеюсь, Белла в ближайшее время примет правильное решение. :)

14  
  Простить-то можно, но вот забыть...
Слишком много шрамов у неё осталось. И на теле, и в душе.

12  
  Неожиданно  girl_wacko

11  
  Да, закон бумеранга никто не отменял...  Дошло-таки до братца.
Спасибо большое за продолжение!

10  
  Спасибо за  главу))

9  
  Спасибо  good lovi06032

8  
  ЗА все ошибки приходится платить и иногда цена очень велика!

7  
  Вот так поворот....
Майк появился опять в жизни Белки...
И походу, то что у него творится в жизнь, это как наказание за содеянное в прошлом с Белкой...

6  
  Огромное спасибо !

1-10 11-15
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]