Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


СЛУЧАЙНОЕ ОТЦОВСТВО, СОСКИ, СМЕСЬ И ДРУГИЕ СЛОВА НА С. ГЛАВА 30

 

Глава 30: Все встало на свои места

На пути к залу ожидания я старательно обдумывал ситуацию. В одну минуту все в порядке, мы собираемся открывать подарки, а в следующую — я делаю Чарли непрямой массаж сердца. У отца Беллы случился сердечный приступ. Гребаный сердечный приступ на Рождество.
Это… это просто невероятно.
Я открыл дверь в зал ожидания, и Белла вскинула голову. Она крепко сжимала руку моей матери, глаза покраснели, лицо залито слезами.
— Эдвард, — прошептала Белла, подавляя рыдание.
— Чарли в лаборатории катетеризации. — Я встал перед ней на колени и взял за руку. — Он будет в порядке, но пока мы не знаем, как сильно пострадало сердце. Чарли жив, Белла, сейчас это — самое важное.
Белла изо всех сил обняла меня за шею и заплакала. Я нежно погладил ее по спине и поцеловал в щеку.
— Папочка, — всхлипнула Белла.
— Он будет в порядке, — повторил я. Твою мать, я даже не знаю, так ли это будет. У него случился чертов сердечный приступ. Если местный кардиолог с помощью метода ангиопластики не сможет восстановить кровоток в суженной артерии, Чарли переправят по воздуху в Сиэтл, и уже там проведут коронарное шунтирование. У нас для этой операции нет ресурсов.
— Все в порядке, — сказала мама, отодвигаясь и давая мне сесть рядом с Беллой. Я прижал ее к своей груди, чтобы успокоить.
— Что там сейчас происходит? Твой отец до сих пор с ним? — спросила Белла после того, как ее рыдания немного ослабли.
— Он в лаборатории вместе с Чарли, но не проводит процедуру. Кардиолог, доктор Джонс, использует рентген и контрастное вещество, чтобы исследовать артерии и понять, сумеет ли раскрыть те, что закупорены, с помощью катетера и баллона. Если получится, доктор также установит стенты. Но, возможно, артерии слишком сужены. Тогда Чарли отправят в Сиэтл — на шунтирование. Надеюсь, все разрешится здесь, в лаборатории. В скорой помощи врачи медикаментами стабилизировали его состояние, — ответил я, гладя Беллу по волосам.
— Он может умереть?
— Хм… я…
— Давай не думать об этом, Белла, — мама похлопала Беллу по ноге. — Он в надежных руках.
— Скажу честно, Чарли повезло, что он был с нами. Ему быстро помогли, — кивнул я.
— О Господи, а если бы он был один? — воскликнула Белла. — Он мог быть мертв прямо сейчас, а я бы ничего не знала. Вот почему я не должна оставлять его одного. Я просто не могу потерять его также, как маму.
Я покрепче обнял Беллу; некоторое время она еще плакала. В ожидании новостей я пошел за кофе; позвонил Розали, чтобы узнать, как дела у Крохи. Мы приехали сюда вместе с Чарли на скорой, маму и Беллу привез отец. София осталась с моей сестрой и Эмметом в доме родителей.
— Есть новости? — спросила Розали.
— Нет, — вздохнул я, закрывая крышками стаканы с кофе. — Чарли до сих пор в лаборатории. Как дела у Софии? Уснула?
— Еще нет. Эммет сейчас даст ей бутылочку. Малышка суетилась, как и Бен, впрочем.
— Мне очень жаль. Если у тебя не получится успокоить Софию и уложить ее спать, почитайте Крохе одну из тех дерьмовых маминых книг. Белла так делает, и это, правда, работает.
— Дерьмовые романы? — засмеялась Розали.
— Всегда помогают. Не спрашивай, почему.
— Как Белла?
Я плюхнулся на стул, провел рукой по лицу.
— В шоке, конечно. Сейчас с ней мама, я вышел за кофе. Впереди тяжелая ночь, особенно если Чарли потребуется перевезти в Сиэтл. Определенно, Белла тоже захочет поехать.
— Говоря о Чарли, он кажется сильным парнем.
— Да, он такой, — кивнул я сам себе. — Мне пора возвращаться. Позвони, если что-то понадобится… и спасибо, Розали.
— Не думай об этом. Дай знать, если что-то прояснится.
Повесив трубку, я взял три стакана кофе и вернулся в зал ожидания. Белла сидела в центре дивана. Мама обнимала ее за плечи и тихо утешала. Мама была великолепна — находилась рядом с самого начала, убеждала, что Чарли будет в порядке. Это заставило меня понять — Белла действительно стала частью нашей семьи. Все встретили ее с распростертыми объятиями.
Я отдал им кофе и снова сел, взяв Беллу за руку.
— Похоже, процедура займет какое-то время. — сказала Белла. — Как долго ждать результатов?
— Скоро мы что-нибудь узнаем. — Посмотрев на часы, я понял, что прошел целый час.
— Думаю, отсутствие новостей — уже хорошие новости. Господи, надеюсь, с отцом все будет в порядке, — Белла вздохнула и положила голову мне на плечо.
— Так и будет, Кусака, — сказал я, и впервые с того момента, как все закрутилось, Белла изогнула губы в легкой улыбке. Я знал — втайне ей нравится ее прозвище.
Прежде чем папа и доктор Джонс зашли в комнату ожидания, мы просидели в молчании еще полчаса. Их лица ничего не выражали, и Белла крепко сжала мою руку.
— Чарли жив, верно? Пожалуйста? Он должен быть жив, — спросила она.
Отец кивнул, придвинул стул и сел рядом с мамой.
— Чарли жив.
Доктор Джонс разъяснил, что закупорка была серьезной, но благодаря лекарствам и установленным стентам все будет в порядке. Сейчас шунтирование не показано, но однажды может понадобиться.
— Ему очень повезло, Белла. К лечению приступили быстро, что минимизировало повреждения сердца. Но это не значит, что Чарли вне опасности. За твоим отцом пристально наблюдают в отделении интенсивной терапии. Если мы почувствуем малейшую угрозу, переведем его в Сиэтл.
— Но вы считаете, что папа будет в порядке? — кивнула Белла, шмыгнув носом.
— Думаю, да. — ответил доктор Джонс. — Но это сигнал. Чтобы предотвратить подобное, Чарли нужно изменить рацион и образ жизни. Если это повторится, ему может не повезти — случится обширный сердечный приступ.
— Я прослежу, чтобы он следовал назначениям.
— Хорошо. Еще вопросы?
Белла продолжила расспрашивать обо всем, что могла придумать, а затем повернулась ко мне и спросила, не забыла ли о чем. Получив ответы, мы снова принялись ждать — теперь уже сообщения, что Чарли переведен в интенсивную терапию, потом пошли к нему. Остались только мы с Беллой. Мы крепко держались за руки — стараясь успокоиться, она сжимала мою.
— Ты спас ему жизнь, — прошептала она, пока мы ехали в лифте.
— Нет, не я, доктор Джонс.
Белла покачала головой.
— Это твои руки были на его грудной клетке, Эдвард, не руки твоего отца или Эммета. Я видела, как ты практически прыгнул к нему. Доктор Джонс, возможно, и устранил закупорку, но ты спас жизнь Чарли, сделав это. Я… я застыла, а ты среагировал. Спасибо тебе.
Я притянул ее к себе, крепко прижал и поцеловал в макушку.
— Мне жаль, что ты проходишь через это, но ты не одна, я рядом, Белла.
Она кивнула.
— Знаю, даже не могу объяснить, как много это значит.
Двери лифта открылись, и я повел Беллу по коридору к палате интенсивной терапии, к Чарли. Было десять вечера, и часы посещения уже закончились, но благодаря должности отца и моему посту хирурга сделали исключение — Белла могла оставаться с Чарли столько, сколько захочет.
Когда я отодвинул стеклянную дверь, Белла оперлась на меня и, задыхаясь, прижалась сильнее. Ведь на кровати был не кто-то посторонний, а ее отец. Блядь, даже мне было сложно его видеть. Как представить, что чувствует Белла? Я подвел ее к кровати и, придвинув стул поближе, помог сесть. Белла взяла Чарли за руку, лежавшую поверх одеяла, и сжала.
— Папочка. — Белла снова заплакала, пока я «читал» жизненные показатели Чарли на мониторе. Они вполне приличные, но могли быть и лучше. Наконец я посмотрел вниз, на ее отца — цвет его лица соответствовал. Чарли был подключен к кислороду, конечно же, окутан проводами и капельницами. Я видел такое раньше — больше раз, чем мог сосчитать, но это было… совсем другим.
— Пожалуйста, не умирай, — утирая слезы, попросила Белла. — Ты не можешь. Ты же обещал никогда не бросать меня, помнишь? Когда мне было четыре года? Ты сказал, что я никогда не останусь одна, как после смерти мамы. Почему ты не сказал, что чувствуешь себя плохо? — Чарли спал и не ответил, а мне тоже хотелось бы знать. Ради всего святого, он был в доме, полном врачей. Одно упоминание о симптомах — мы бы поняли. Он не приблизился бы так к гребаной смерти, Белла не рыдала и не просила бы его не умирать. Черт возьми, меня это взбесило — мне сложно видеть ее такой. Белла всегда была очень сильной, но сейчас она — дочь, оплакивающая отца. Я придвинул еще один стул и, взяв Беллу за свободную руку, предложил ей молчаливую поддержку. Что, блядь, я могу еще сказать? Доктор Джонс и отец уверены, что все будет нормально, и ситуация не настолько серьезна, какой могла бы быть, однако для Беллы это — одно из самых худших событий. Обширный инфаркт или нет — это чертовски серьезно.
— Я люблю тебя, папочка. — сказала Белла, положив голову на край кровати.
________________________________________

Мы провели ночь в палате Чарли. Родители уехали в районе одиннадцати вечера, папа должен вернуться утром — проверить состояние Чарли. Я отдал маме ключи от квартиры, чтобы она взяла одежду и вещи для Крохи. Я просто не мог оставить Беллу. Мама просила не беспокоиться о Софии, но я конечно, переживал. Однако сейчас малышка во мне не нуждалась, Белла — наоборот. Сегодня вечером о Крохе позаботится мама, завтра придумаю что-нибудь.
Чарли не просыпался в течение ночи — неудивительно. После всего ему нужен был отдых. Во сне он легонько шевелился и постанывал. Белла каждый раз вскидывала голову, пристально наблюдая. Около трех ночи она все же заснула сидя на стуле. Я накрыл Беллу одеялом, положив ее ноги на кровать — для комфорта. Нужно найти стул поудобнее. В отличие от Беллы, я ни хрена не мог уснуть, хотя и умотался: постоянно проверял показатели Чарли, беседовал с медсестрой, когда она приходила. Казалось бы, все в порядке, но, несмотря на усталость, сон не шел. В конце концов, я вышел из палаты — прогуляться и очистить голову. Я находился рядом с одной из палат интенсивной терапии — той, в которой находилась вчерашняя пациентка, когда услышал плач. Это было нехорошо.
— Может, стоить проверить? — спросил я, поворачиваясь к медсестре за стойкой.
— Я заходила, девочка хочет, чтобы ее оставили в покое, — сказала медсестра. — Думаю, у нее проблемы с этим, понимаете?
— Как она? В физическом плане. Можно карту?
— Вы же не на смене.
Я вздохнул, проводя рукой по волосам.
— Знаю, но она — моя пациентка. Мое имя есть у нее в карте.
Медсестра выхватила карту из подставки и протянула мне через стойку.
— Вот, держите, но, если зайдете, она, скорее всего, прикажет вам убираться к черту. У девочки острый язык.
— Похоже на мою девочку, — усмехнулся я тихо.
Я пролистал карту, просмотрел анализы и заметки. Бри хорошо держалась в течение двадцати четырех часов после операции. Великолепно, на самом деле. Она молода и здорова, что помогало. Закрыв карту, я прошел через холл и толкнул сдвижную стеклянную дверь. В палате темно, но у Бри над головой горел ночник. Черт, она выглядела ужасно… из-за травм. Левая часть лица сильно изрезана осколками стекла — только там я наложил больше тридцати швов. Проявились гематомы, казалось, что она продержалась несколько раундов против Майка Тайсона.
— Бри, ты в порядке? — спросил я.
Она посмотрела на меня, подняла руку, чтобы осторожно вытереть слезы.
— Уходите.
Я сделал еще несколько шагов.
— Ты узнаешь меня? Я доктор Каллен, я лечил тебя прошлой ночью.
— Я в порядке, ясно? Мне не нужен врач.
— Я и не сказал, что нужен. Ты плачешь, а мне не нравится, когда мои пациенты плачут. Так или иначе, я просто решил… проведать тебя.
Бри всхлипнула, глядя на одеяло, лежащее у нее на коленях.
— Мне больно, я изувечена. Я уже на таблетках, так что боль вы не облегчите. Вы — тот, кто разрезал мой живот, и не думаю, что можете сделать что-то еще.
— Разрез идеален, спасибо большое, — пытаясь разрядить обстановку, я ухмыльнулся.
Ее губы слегка изогнулись.
— Не могу согласиться.
Я придвинул стул и сел рядом.
— Так и есть. Шов заживет и будет прекрасен. Ведь я восхитителен.
Она недоверчиво посмотрела на меня.
— Ух ты, какой самоуверенный.
Я рассмеялся.
— Мне говорили. Что касается боли. Тебе дают морфин, и я не могу предложить что-то лучше него. Ты нажимала на кнопку?
Бри покачала головой.
— В прошлый раз я проспала семь часов.
— Тебе нужно отдохнуть, так что лучше, наверное, нажать.
— Я просто… Я не знаю. Я злюсь, мне кажется. Я так, блядь, зла.
Я молча кивнул.
— Конечно, ты зла. — Я тоже бы злился, если бы пьяный ублюдок пронесся на красный свет и ударил меня.
— Я знаю, я должна чувствовать благодарность, что выжила, но… посмотрите на меня, — воскликнула она. — Я была хорошенькой, а теперь мое лицо отвратительно.
Я положил руку поверх ее, спрашивая себя, как быть. Бри плакала, что мне, пиздец, как не нравилось.
— Ты вовсе не отвратительна, ты прекрасна. Хотел бы сказать, что шрамов не останется, но… не могу. Однако есть кремы, которые уменьшат рубцы.
— А моя нога! Я бегун, доктор Каллен. Для поступления в колледж мне нужна спортивная стипендия, а теперь у меня — гребаные винты и пластины, которые скрепляют ногу. Я-я… почему?
Она зарыдала, и кардиомонитор запищал. Честно говоря, я не знал, что, черт, еще сказать, кроме как «сожалею» или «не знаю, почему». Да это ничего и не изменило бы. Так что я просто держал Бри за руку.
— Я ненавижу его, — сказала Бри спустя какое-то время. — Засранец едва ли поцарапался.
— Его накажут.
Бри вытерла слезы и снова посмотрела на меня.
— Идите. Знаю, вам нужно работать.
— Нет, я не на смене сегодня. У отца моей девушки был сердечный приступ, я здесь с ними.
— С ним будет все в порядке?
Я молча кивнул.
— Полагаю. Это просто… шокирует. Он не так стар, и это, блядь, случилось на Рождество.
— Это… потрясение. Сожалею.
Я мягко улыбнулся, убирая руку.
— Кажется, это Рождество было довольно дерьмовым, а?
— Действительно, я, хм… Думаю, пора нажать на кнопку. Спасибо, что выслушали.
— Всегда пожалуйста. Зайду завтра.
________________________________________


Когда я вернулся обратно, Белла все еще спала, как и Чарли. Я присел и задремал ненадолго. В семь утра Белла потрясла меня за плечо и разбудила. Она мягко улыбалась, предлагая мне кофе.
— Привет, как Чарли? — спросил я.
Она пожала плечами, когда я взял кофе.
— Все еще спит. Но он стонет, возможно, скоро проснется?
Я молча кивнул.
— Наверное. Как ты?
Белла со вздохом откинулась на спинку стула.
— Не знаю. Кажется, выплакалась. Просто боюсь за него, понимаешь? Папе придется изменить образ жизни, а он ненавидит перемены. Боюсь, он ничего не предпримет, и я его потеряю.
Я поднес руку Беллы к губам.
— Он изменится, Белла.
— Изменится? — пробормотал Чарли, поворачивая к нам голову. — Что, что происходит? Где я?
Я придвинулся, а Белла вскочила и обняла отца, когда он застонал от боли.
— Папочка! О, Господи!
— Тссс, Белла. Все в порядке.
Она отстранилась, но затем обняла его снова.
— У тебя был сердечный приступ, папочка, — сказала Белла, присев и взяв отца за руку: — Ты чуть не умер. Эдварду пришлось делать тебе массаж сердца.
Чарли посмотрел мимо нее на меня.
— Спасибо тебе, сынок. Просто… спасибо.
Я улыбнулся, кивая.
— Не за что. Ты нас до смерти напугал, Чарли.
Я рассказал отцу Беллы о произошедшем: что доктор Джонс сказал о везении, и закупорка не была слишком серьезной. Чарли воспринял новость торжественно, внимательно выслушав то, что я смог объяснить.
— Тебе придется измениться, папа, — сказала Белла, — лучше питаться, заниматься спортом, принимать лекарства, которые назначит доктор. Если ты не станешь делать это, потребуется операция на сердце, или же ты умрешь. Я не могу потерять тебя, как маму. Пожалуйста, выполни то, что скажут.
Чарли протянул руку и погладил Беллу по щеке большим пальцем.
— Я все сделаю, Белла. В ближайшее время я никуда не собираюсь.
Она улыбнулась, когда Чарли вытер ее слезы.
— Хорошо. Я перееду обратно настолько, насколько понадоблюсь. Я позабочусь о тебе и научу готовить.
Что? Она... она поняла, что, блядь, сказала? Возвращается в Форкс? Наверное, на моем лице был написан ужас — мы это не обсуждали. Я имею в виду, я понимал, конечно, что Белла, возможно, останется с Чарли на неделю-две. Но переедет? Как же ее работа? Как же ее жизнь? Наша жизнь?
Черт подери, я эгоист? Возможно, но… я потеряю Беллу, если позволю этому случиться.
— Тебе нужно отдохнуть, Чарли, — сказал я. — Доктор Джонс зайдет позже и даст больше информации.
Чарли кивнул.
— Звучит неплохо. Белла, почему бы вам с Эдвардом не уйти на некоторое время? За мной присматривает достаточно людей, а вам нужен отдых.
Белла встала и наклонилась, чтобы поцеловать отца в лоб.
— Хорошо, но мы скоро вернемся. Я люблю тебя.
— Я тебя тоже. Спасибо еще раз, Эдвард, и передай благодарность своему отцу.
Я кивнул.
— Конечно. Уверен, он придет чуть позже.
Держась за руки, мы с Беллой вышли из палаты. Мы решили позавтракать в закусочной на другой стороне улицы. Я радовался, что настроение Беллы стало лучше — она перестала плакать. Серьезно. Это чертовски угнетало. Ее прекрасные глаза не должны быть такими грустными.
Честно говоря, я не знал, как, черт возьми, это сработает, но, если я хотел быть с Беллой, требовалось решение. Как только мы сели и заказали, я взял ее за руку, прочистил горло и смело поинтересовался — действительно ли это хорошая идея.
— Даже когда твоему отцу станет лучше, ты не захочешь находиться вдали от него, — сказал я. — Да, конечно, это всего сорок пять минут в дороге, но в критической ситуации они покажутся вечностью. Так что, я… считаю, тебе нужно остаться в Форксе. Ну, нам нужно. Тебе, мне и Крохе. Жить там.
Глаза Беллы расширились, а рот приоткрылся.
— Переехать в Форкс? Всем вместе?
Я кивнул.
— Я могу ездить на работу. В дни вызовов придется оставаться здесь, но в течение недели можно добираться оттуда. Или я подыщу работу в Forks Community Hospital. Это не самое… привлекательное решение, но уверен, им не помешает хирург общей практики. Я еще точно ничего не знаю, но я знаю тебя. Я знаю, что отец для тебя — это весь мир, а после случившегося находиться вдали от него равносильно твоей смерти. Ты будешь постоянно волноваться. Конечно, я немного эгоистичен. Я люблю тебя и не хочу жить без тебя даже недолго — пока Чарли не встанет на ноги. Я люблю тебя, и София любит тебя, поэтому я хочу, чтобы мы были вместе. Это большой шаг, но…
Белла остановила мою бессвязную речь, улыбнувшись.
— Ты готов переехать ради меня?
— Ну да. Я на все готов ради тебя.
— Это — большой шаг, Эдвард, серьезное решение, которое нельзя принимать в спешке.
— Нет, но мы можем обсудить это. Чарли не выпишут еще несколько дней, и я знаю, ты поедешь вместе с ним домой, но к тому времени, вероятно, мы придем к решению. Я твердо обдумал, Белла, что не хочу быть без тебя. Так же, как не хочу, чтобы малышка была без тебя. Мы теперь семья, помнишь?
— Да, мы семья, и я тоже не хочу. Но я обязательно вернусь. Вероятно, через некоторое время, но вернусь.
— Возможно, новое начало — по-настоящему хорошая идея. Я переехал в Порт-Анджелес, поскольку не смог получить ту работу, которую хотел, а здесь нашлась подходящая. Может быть, сейчас мне нужно найти свой путь. Я не собираюсь брать на себя обязанности своего отца, так что меня ничто не останавливает.
— Я просто... ошарашена. Все происходит так быстро. Ты все обдумал, мне кажется.
Я пожал плечами.
— Не до конца. Осталось много нюансов, но мне кажется, что это — хорошая идея. Новый старт: только ты, я и София.
— Твои родители живут здесь.
— Верно. Но я не единственный, кто есть у них, в отличие от твоего отца. Просто подумай об этом, хорошо?
Белла улыбнулась, сжимая мою руку.
— Мне не придется. Я буду счастлива вернуться в Форкс. Работа, конечно, может стать проблемой, но я что-нибудь придумаю. Просто переживаю, хочешь ли ты этого. Я имею в виду, действительно хочешь, Эдвард. Я вернусь обратно, если мы не переедем. Я хочу быть ближе к отцу, особенно после того, что произошло, но не против остаться здесь.
— Мы могли бы купить дом. Знаешь, с большим задним двором и качелями для Софии. — Представив все это, я улыбнулся.
— Мы, правда, должны принимать решение так быстро? Действительно?
— Я не знал, что хотел подобного, но сейчас, все представив, я просто вижу это. А ты нет?
Белла кивнула, кусая губы.
— В принципе, да. Просто… одно уточнение, ладно?
— Говори.
— Прямо сейчас не делай мне предложение, — засмеялась Белла. — Мне кажется, для одного дня достаточно моментов, которые изменили нашу жизнь.
Я притянул руку Беллы и поцеловал костяшки пальцев.
— Мое предложение не будет сделано под влиянием момента. Верь мне. — Я подмигнул.
________________________________________


Позже мы вернулись в больницу, чтобы провести время с Чарли. Когда пришли доктор Джонс и отец, я отправился к Крохе. Отец разрешил мне взять его машину, и, блядь, я бы предпочел ее Тане. Возможно, после вчерашнего дерьма мне не следовало так кайфовать от вождения «Мерседеса», но вжимать педаль газа в пол было очень приятно. Так же это помогло мне в рекордное время добраться до родительского дома.
Когда я зашел в дом, мама и София сидели на полу в гостиной и играли. Мама пыталась научить Кроху считалке… но провалилась.
— Папа, — завизжала, подползая ко мне Софи. Я быстро схватил ее и приподнял — она захихикала. Я опустил малышку, поцеловал в лоб и снова поднял. Ей это нравилось. Чертовски.
— Я скучал по тебе, Кроха, — сказал я, подходя к дивану — куда пересела мама.
— Спасибо. — я поцеловал маму в щеку. — Как себя вела София?
— Довольно хорошо. Но еще не спала, когда мы вернулись. Думаю, она понимала — что-то происходит. Как Чарли?
Я пожал плечами.
— В порядке. Ему не хуже, что действительно важно. Уровень сатурации (ПП: сатурация — уровень кислорода в крови) до сих пор низкий, поэтому его продолжают держать на кислороде. Белла не решилась уйти, а мне захотелось проведать Софию. Я вернусь туда позже с одеждой для Беллы.
Пришло время кормления. Я положил малышку в кресло-качалку, которое было у родителей, и пошел с мамой на кухню. Мы еще немного поговорили о Чарли и прогнозах доктора Джонса. Однако, когда мама спросила о том, что будет после выписки Чарли, я не знал, что ответить. Конечно, переезд был практически решенным делом, но сейчас не лучшее время для рассказа о нем. Я переживал, что мама будет расстроена — Форкс, конечно, недалеко, но и не в десяти минутах езды.
— На какое-то время Белла останется с отцом, — ответил я, убеждаясь, что температура смеси в бутылочке подходящая.
— Как долго? — спросила мама, возвращаясь со мной в гостиную.
— Хм… Я точно не уверен. Как минимум, несколько недель.
Я подхватил Софию, поднес к дивану и посадил на колени. Обычно малышка ела самостоятельно, я лишь легонько поддерживал бутылочку.
— Ты избегаешь смотреть на меня, Эдвард, — сказала мама. Черт побери, так и было, поэтому я взглянул вверх. У мамы был тот самый взгляд. Тот самый взгляд, что говорил — она знает: я что-то скрываю.
Я вздохнул и откинулся на спинку дивана.
— Мне кажется… я имею в виду, мы с Беллой скоро переедем в Форкс. Вообще-то, я, вроде как, и начал этот разговор. Просто я знаю ее, мам. Отец значил для Беллы абсолютно все в детстве, и мысль о его потере убивает ее. Жить так далеко от Чарли после всего, что случилось, огорчает Беллу, понимаешь?
Мама удивила меня своей улыбкой.
— Форкс примерно в сорока пяти минутах езды, верно?
Я молча кивнул.
— Ага. Ты не… расстроена?
— Буду ли я скучать по тебе? Конечно, буду, но ты же не возвращаешься в Нью-Йорк. Думаю, это хорошо для тебя. Но я же буду часто видеть тебя и внучку, верно?
— Да, конечно.
— Поэтому… Сделай это, если, конечно, уверен. Ты действительно хочешь взять на себя такие обязательства перед Беллой?
— Более чем.
Мама улыбнулась и потрепала меня по щеке.
— Тогда сделай все, что сочтешь нужным. Ты собираешься на ней жениться? Я, конечно, не против того, как вы живете, но… Я хочу видеть своего мальчика женатым.
Я засмеялся, кивая.
— Я хочу жениться на Белле и даже знаю, когда спрошу ее об этом.
— Ты собираешься рассказать мне об этом?
— Нет, пока нет, — сказал я, усаживая Кроху поудобнее на колене, так, чтобы спиной она облокачивалась на мой живот. София просто сидела, не обращая внимание ни на что, кроме детской смеси.
— Знаешь, я до сих удивляюсь, как ты изменился. Ты — отец, предан любимой женщине. Было время, когда я думала, что потеряла мальчика, которого вырастила.
Я нахмурился, наклонив голову набок.
— Потеряла меня?
— Дорогой, мне было неприятно осознавать, как ты ведешь себя. Я всегда любила тебя, но мне не нравилось, каким ты был. Белла и София вернули того человека, которого я вырастила. Я хочу, чтобы ты был счастлив, несмотря ни на что. И если переезд сделает тебя таковым, значит, я хочу, чтобы ты переехал. Я помогу тебе, если нужно.
— Если я найду работу в Форксе, сообщишь отцу о моей отставке?
— Ха! — засмеялась мама. — О нет, придется самому. Но мне кажется, что отец воспримет это лучше, чем ты думаешь. Карлайл считает, что после того, как он передаст свои обязанности Эммету, ты сможешь найти другую работу. Кстати, я велела ему обсудить это с тобой наедине.
— Сомневаюсь, что отреагирую лучше, но спасибо. Я отчасти счастлив, что не получил его должность. Забавно, что вещи, о которых еще несколько месяцев назад я думал, как о важных, сейчас радуют меня своим отсутствием.
— Фу, — сказала малышка, отталкивая бутылочку и глядя на меня.
Дерьмо. Надо же ей было сделать это прямо на глазах у моей мамы.



Источник: http://robsten.ru/forum/96-1862-22
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Valentina (28.12.2019) | Автор: Valentina
Просмотров: 369 | Комментарии: 13 | Рейтинг: 5.0/13
Всего комментариев: 131 2 »
0
13  
  Отлично. Вряд ли бы они могли бы расстаться даже на некоторое время good

0
12  
  Большое спасибо за главу  good  Здорово, что Чарли не все так плохо, надеюсь он поправиться  lovi06032

0
11  
  Эдвард так изменился! Стал таким классным отцом, возлюбленным, врачом - не уступает своему супер-положительному папе по набору положительных качеств) lovi06032 Его забота обо всех - потрясающая) hang1

0
9  
  Спасибо за главу! lovi06032

0
8  
  Спасибо за перевод! Приятно наблюдать за тем, насколько изменился Эдвард с появлением Софии и Беллы JC_flirt

0
7  
  Спасибо за главу))!!

0
6  
  Спасибо за продолжение)

0
5  
  При чем тут Бри? Она вроде обычная девочка пациентка, которую доктор Эдвард всего лишь поддержал в минуты ее расстройства. Есть за что переживать девочке - спортсменке с испорченным лицом и травмированной ногой. Не спешит ли Эдвард так кардинально менять свою жизнь и переезжать в другой город. Может быть Белла действительно поехала бы к отцу на несколько недель. Но если Эдварду это действительно так важно, то почему бы не переехать. Работу он везде найдет.

0
4  
  спасибо большое

0
2  
  И сколько же лет Бри??? И к чему приведут Эдькини держания за ручки... и ути пути???? Спасибо за главу с большим не терпением жду продолжение lovi06032

0
3  
  4  В предыдущей главе Бри говорила о спортивной стипендии для поступления в колледж, т.е. она заканчивает старшую школу. Плюс, она была за рулем, значит, никак не меньше 16 лет. Более точной информации автор пока не дала. Возможно, и не даст JC_flirt  С другой стороны, Эдвард в этой истории, может, и начинал, как ловелас, но в связях с несовершеннолетними замечен точно не был :) Да и жанр фф такого вроде бы не допускает.

0
10  
  Я тоже не думаю, что это что-то кроме заботы и понимания))) giri05003

1-10 11-11
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]