Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


СЛУЧАЙНОЕ ОТЦОВСТВО, СОСКИ, СМЕСЬ И ДРУГИЕ СЛОВА НА С. ГЛАВА 31

Глава 31: На расстоянии

 

— Ты меня разыгрываешь? — спросил я, держа ложку рядом с искривившимися губами Крохи. — Тебе же нравится!

Я был… черт, я был расстроен до изнеможения, и был в таком состоянии с того момента, когда Белла уехала четыре дня назад. Мы начали подыскивать дом в Форксе, но пока не нашли. В смысле, не то, чтобы мы переехали в этот дом до того, как Чарли отпустят из больницы, но я не был готов к отъезду Беллы. Я знал, что это случится, и у нас был план действий, но я просто… скучал по Белле. И, судя по поведению Крохи, она тоже.

— Нужно поесть, Кроха. — Я положил ложку и взял упаковку Cheerios. — Я тоже скучаю по ней, но твое поведение не помогает.

Колечки отправились в рот Софии — несомненно, пришлись ей по вкусу. Не то, что планировалось, но сойдет. Пока Кроха, сидя в высоком стульчике, жевала Cheerios, я поспешно собрался — душ будет позже, на работе, сейчас не до него. Без Беллы все по-другому. Очевидно, что с тех пор, как она переехала к нам несколько месяцев назад, я стал зависим. Именно Белла отвозила Софию в детский сад и забирала оттуда, а значит, Кроха меньше бывала вне дома. Теперь она в садике больше двенадцати часов, что мне не по нраву.

Когда зазвонил телефон, я успел прибраться на кухне и прикончить еще чашку кофе. Рассчитывая, что это Белла, я поспешил ответить и улыбнулся, увидев, что так и есть.

— Привет, Кусака, — ответил я.

— И тебе доброе утро, — нежно рассмеялась Белла. — Знаю, времени мало, но я рассчитывала застать тебя и Софию. Выведешь на громкую связь?

— Ага, — я убрал телефон от уха и снова сел перед Крохой. — Это мамочка, — сказал я малышке.

Дочка округлила глаза.

— Мамочка? — спросила она.

— Привет, сладкая! — сказала Белла: — Мамочка так сильно скучает по тебе, но мы увидимся через два дня, ладно? Я люблю тебя!

— Луффф!

Я рассмеялся от того, как разволновалась София. Хотелось бы думать, что она действительно подразумевала то, что сказала. Что любит нас. Обычно Кроха просто повторяла определенные слова, но, несомненно, знала, что некоторые из них означают. Например, «нет». Хотя она редко слушалась, когда мы так говорили.

— Пока, сладкая девочка, — сказала Белла. — Мамочка скоро тебя увидит.

Отключив громкую связь, я поднес телефон к уху. Но, поскольку я взял Кроху, чтобы посадить ее в автомобильное кресло, пришлось придерживать его плечом.

— Утром после смеси малышка погрызла Cheerios, — сказал я, — и вчера плохо ела. Думаю, это ее способ сказать — она знает о твоем отсутствии и несчастна.

— Понимаю, но мы увидимся в выходные, — ответила Белла: — Вы же по-прежнему собираетесь, верно? Я хочу показать тебе несколько домов.

— Да, выезжаем вечером в пятницу, сразу же, как освобожусь. Надеюсь, один из домов подойдет, потому что я чертовски устал. Кстати, как Чарли?

— В порядке. Следует указаниям и все такое. Как обычно. Одного из друзей попросил принести ему чизбургер, — засмеялась Белла: — Не уверена, что Чарли нравится та преснятина, что я готовлю.

Я смеялся, пока пристегивал Софию и проверял сумку с подгузниками.

— Если хочешь, могу рассказать ему о шунтировании. Захвачу несколько фотографий.

— Не уверена, что нужно запугивать. Чарли держится лучше, чем предполагалось, и это уже хорошо.

— Ладно, надеюсь, с ним не слишком хлопотно. Я скучаю по тебе.

Белла вздохнула.

— Я тоже скучаю.

— Мне пора везти Кроху в детский сад и отправляться на работу, но я позвоню в обеденный перерыв, хорошо? Я люблю тебя, Белла.

— Я тоже люблю тебя. Пока.

— Пока, — сказал я и нажал на отбой.

 

Удивительно, но я высадил Кроху и все же успел на работу. Малышка плакала. Просто вопила, когда я ее отдавал. Проблемы с расставанием уже имелись, но отъезд Беллы усугубил их. Нужно собрать нашу семью — ради дочки и ради себя. Жаль, что во время операций ее нельзя привязать к груди — возможно, я так и сделал бы.

— Зайдешь в мой кабинет после обхода? — спросил отец, пока я просматривал карты своих пациентов.

Гадая, в чем дело, я склонил голову набок. Мое сообщение о переезде отец воспринял лучше, чем думалось. Он сказал, что мы сообразим что-то насчет дороги, — ему хотелось, чтобы я остался бы в штате, если возможно. Поэтому я даже не стал искать вакансии в Forks Community Hospital. Поездки — отстой, но сорок пять минут не так долго.

— Хм… конечно, — кивнул я в ответ, — что-то серьезное?

Отец улыбнулся и покачал головой:

— Ничего срочного, когда будет время.

Я не обратил внимания, решив, что беседа связана с административной работой, просмотрел карты и отправился на обход. Проверив всех больных, я отправился к Бри — моей рождественской пациентке. У нее развилась пневмония, из-за чего ее не выписали, как планировалось, через пару дней. И, хотя Бри не была на моем попечении, я навещал ее. Честно говоря, она была чертовски крутой — упертой и боевой; пообещала, что снова станет бегать и получит ту стипендию. Девушка все еще злилась на водителя-пьяницу — между прочим, законно — и высказывала несколько интересных идей относительно его наказания.

— Бри. — Я надел маску и подошел ближе к кровати.

Она открыла глаза и, увидев меня, слегка улыбнулась.

— Привет, — мягко сказала она.

— Привет. Как себя чувствуешь?

Она пожала плечами.

— Лучше, чем вчера. Док сказал, что легкие выглядят по-прежнему дерьмово.

Я осмотрелся, надеясь увидеть ее снимок на негатоскопе. (ПП: негатоскоп — устройство со светящимся экраном, предназначенное для просмотра рентгенографических снимков и томограмм.) Конечно же, его там не было.

— Отстой, но если чувствуешь себя лучше, это шаг в верном направлении.

Бри кивнула.

— Я просто хочу свалить отсюда к чертовой матери. Не знаю, как ты терпишь это место. Всего три недели, и я готова задушить себя простыней.

Я подавил улыбку, даже, несмотря на то, что она ее не могла увидеть. Все, кто входил в ее палату, надевали маску, перчатки и халат, — мы не могли рисковать, что она вновь заболеет.

— Сделаешь это, и я чертовски рассержусь. Я все еще злюсь, что ты подхватила пневмонию и рискуешь всем, что я сделал.

— Прости?

— Приму извинения, если отдашь желе.

Передав его мне, Бри слегка улыбнулась.

— В любом случае, ненавижу зеленое.

Оставив желе на потом, я устроился на стуле. Бри рассказала мне о возобновившихся школьных занятиях и работе, которая ей предстоит. Пробыв у девушки полчаса, я помог ей с домашним заданием по биологии, и мы немного поболтали. Она не обратилась к психотерапевту, что, как я заметил, было глупо. Но, в конце концов, Бри пришла в себя. Я, как минимум, надеялся на это.

— Мне пора, — сказал я. — Отец просил зайти к нему в офис.

— О, ты попал, — поддразнила Бри. — Впрочем, скоро придет пульмонолог. Увидимся позже?

Я кивнул.

— Зайду, когда будет возможность. Попроси о встрече с психотерапевтом.

Она усмехнулась, закатив глаза.

— Я в порядке.

 

Покачав головой и вздохнув, я вышел. Бри знала, что после ее выписки мы не будем общаться, но я сомневался, что она согласна с этим. Однако придется. Из ее палаты я направился к отцовскому кабинету, постучал в дверь и стал ожидать его «Войдите». Отец был за своим столом, заваленным историями болезней, когда я вошел. Он жестом пригласил меня сесть, и, поискав среди бумаг, вытащил тонкую папку из плотной бумаги. Твою мать, искренне надеюсь, что это не судебный иск.

— Доктор Эван Джеймс — мой хороший друг, — начал отец. — Знаешь о ком речь?

Я покачал головой.

— Нет, откуда?

— Он глава администрации в Forks Community Hospital. Мы вместе играем в гольф.

Я приподнял бровь.

— Форкс?

— Я не делаю тебе никаких одолжений, но вот его номер, — отец передал мне папку, — и новый контракт тоже здесь. Честно говоря, не хочу, чтобы ты увольнялся, поэтому, если ты согласишься на работу в Форксе, я хотел бы сохранить тебя также здесь — по мере необходимости. Есть о чем подумать, и я не жду срочного ответа.

— Но ты не знаешь, получу ли я там должность.

Отец улыбнулся.

— Доктор Джеймс слышал мои рассказы о тебе. Если ты проявишь интерес, есть ощущение, что он прыгнет выше головы, чтобы заполучить тебя. Он давно мечтает улучшить хирургическое отделение.

Я посмотрел на папку в руках. Отец не только согласен, что я устроюсь на работу в Форксе, но также хочет, чтобы я иногда появлялся здесь. Получится взять лучшее и там, и тут — постоянно работать там, но выполнять более сложные операции тут. Я не уйду отсюда и устроюсь рядом с семьей, значит, смогу быть дома с Крохой.

— Не знаю, что и сказать, — выдал я.

— Просто подумай об этом, поговори с Беллой. Думаю, чтобы принять это решение, важны оба мнения, не так ли?

Я кивнул.

— Конечно, я не буду предпринимать ничего до тех пор, как поговорю с ней.

Отец улыбнулся, как чертов маньяк.

— Хорошо. Ладно, как Чарли?

Я рассказал о Чарли и Крохе. Отец согласился, что поведение малышки объясняется разлукой с матерью, но София должна приспособиться. Пожелав мне удачи в поиске дома, отец понадеялся, что в скором времени мы с Беллой снова будем вместе — я становлюсь капризным вдали от нее. Говнюк. Когда мама уезжает, отец просто голодает, если она не оставляет ему сделанные блюда. Я же благодаря Белле хотя бы немного готовлю.

— Дай знать о решении, — сказал отец, когда я встал. — Да, и насчет Бри Таннер. Как она?

Я пожал плечами.

— Говорит, что лучше, но думаю, что легкие чище не стали. Бри, хм… по-прежнему не хочет говорить ни с кем, кроме меня.

Отец выгнул бровь.

— Она слишком привязалась… как и ты, думаю. Это именно то, что тебя задержало, не так ли?

— Бри прошла через ад. Вся ее жизнь мгновенно изменилась. Я переживаю за нее. И это все.

Нет ничего плохого в том, что я все еще навещал Бри, пусть она и не мой пациент. Я сказал ей, что вечно так не будет, и постарался сделать так, чтобы она встретилась с психотерапевтом. Не было моей вины, что девушка пока не сделала это.

— Я стараюсь, чтобы она поговорила с кем-то, ясно? Бри знает, что продолжения наших бесед не будет.

— Я не говорил, что ты делаешь что-то не так. Между прочим, хорошо, что ты наладил контакт с пациентом, это показывает, насколько сильно ты изменился даже профессионально. Просто я не хочу, чтобы ты чересчур привязался. В конце концов, она выпишется, надеюсь.

— Бри поправится. Она боец.

— И, насколько я слышал, остра на язык, как и ты, — засмеялся отец. — Передай ей, неправильно проклинать моих медсестер.

Я ухмыльнулся.

— Но отчасти смешно.

 

У меня были две плановые операции, и обе закончились к обеду. Некоторое время я провел в зоне отдыха, беседуя с Беллой по телефону. Мы поговорили о Крохе и некоторых фишках, которые заставят ее поесть так, как нужно. Чтобы малышка увидела мамочку, мы запланировали видеосвязь на вечер. Это, возможно, еще больше расстроит Кроху, но попробовать стоит.

— Позже я свяжусь с главой администрации Forks Community Hospital, — сказал я, откидываясь в кресле. — Сегодня отец сделал предложение. Если я получу должность там, то и здесь смогу работать по необходимости. Как думаешь, хорошая идея? В смысле, это, возможно, принесет меньше денег, но и мотаться туда-сюда не придется. Я не говорил еще с парнем и не знаю, наймет ли он меня.

— Думаю, потрясающая идея, если это — то, чего ты хочешь, — ответила Белла. — Я не хочу, чтобы ты бросал любимую работу из-за чего-то меньшего. Ты и так переезжаешь ради меня.

— Я переезжаю ради нас, и пока даже не знаю, чем придется заниматься. Наверное, операции будут проще. Но, если я смогу работать также здесь, то буду счастлив.

— Тогда позвони, Эдвард. Хочу, чтобы ты был счастлив.

Я ухмыльнулся, подумав о Белле, — ее улыбка чувствовалась даже по телефону. Черт, я скучал по ней.

«Еще два дня», — напомнил я себе.

— Не могу, блядь, дождаться встречи с тобой, Кусака, — вздохнул я. — Это похоже на пытку.

— Прошло всего четыре дня, — напомнила Белла. — Я тоже по тебе скучаю. Все компенсирую, обещаю.

Я ухмыльнулся.

— О, да? Сексом на бревне?

Белла засмеялась.

— Тебе повезло, что у отца дневной сон, иначе он увидел бы, как я покраснела, и спросил, почему.

— Я принесу одеяло с подушкой.

— Я не собираюсь заниматься сексом на бревне, Эдвард! — хрипло прошептала Белла между смешками. — В машине… возможно.

Я приободрился — секс в машине, отлично. Нет возражений. При мыслях о ее теле, обернутом вокруг моего, член задергался. Это слишком, блядь, долго.

— Не дразни меня, женщина, — произнес я, и мой пейджер запищал.

Наихудшее. Гребаное. Время. Как. Всегда.

— Мне пора, но мы закончим попозже. Как уснет твой отец.

Я почувствовал, что она покраснела.

— Буду с нетерпением ждать. Я люблю тебя. Пока.

— Пока, — сказал я и взял пейджер.

Сообщение из скорой помощи — нужно поторапливаться вниз.

 

После нескольких часов операций остаток дня прошел довольно быстро. Около четырех был перерыв, и я решился на звонок доктору Джеймсу из Forks Community Hospital. Я чертовски психовал. Я хотел эту работу.

Пока шли гудки, я стучал по полу ногой. Я был серьезно взволнован. Какого черта?

— Доктор Джеймс слушает, — ответил мужчина.

— Здравствуйте, доктор Джеймс, — сказал я. — Меня зовут доктор Эдвард Каллен. Если у вас есть несколько минут, мы могли бы поговорить?

— Сын Карлайла?

— Да, сэр.

— Конечно, у меня есть несколько минут. Чем могу помочь?

Я все объяснил. Почему переезжал в Форкс, когда, что мне интересна работа. Он даже не спросил меня о резюме, но рассказал о возможностях в Форксе, хирургическом отделении и о том, как хочет расширить его, чтобы лучше служить маленькому сообществу. Его планы взволновали меня. Господи Иисусе, я мог бы многое изменить, работая там. У них было только два общих хирурга, и он — один из них.

— Если бы у нас были вы, мы бы предлагали больше вариантов хирургического лечения на месте, а не посылали пациентов в Olympic Medical Center, — сказал доктор Джеймс: — Это маленькое, сплоченное сообщество, Эдвард. Мне не нравится направлять людей, которых я хорошо знаю, к неизвестным докторам. Вы уверены насчет переезда?

— У отца моей девушки был сердечный приступ, так что…

— Чарли? — перебил он меня.

— Да, шеф Свон. Белла хочет быть ближе к нему, и мы определенно переезжаем. У меня одиннадцатимесячная дочь, и мне не слишком нравилась идея ездить ежедневно по сорок пять минут туда и обратно. Я хочу видеть малышку, так что работа на месте все упрощает. И, честно говоря, доктор Джеймс, мысль о том, чтобы помочь и действительно изменить ситуацию, приводит меня в восторг.

— Тогда приезжайте ко мне, когда будет возможность. Мы обсудим варианты, хорошо?

— Большое спасибо. Я буду в Форксе в эти выходные, если у вас есть время.

— Постарайтесь в воскресенье. Я целый день в больнице.

— Отлично, — улыбнулся я себе, — тогда увидимся. Еще раз спасибо, сэр.

Повесив трубку, я с улыбкой откинулся на спинку стула. Срань господня, он бы меня нанял. Я просто… все казалось таким идеальным. Я снова взял трубку и позвонил Белле, чтобы рассказать новости.

 

К счастью, остаток моего дня был заполнен картами и несколькими консультациями, поэтому я вовремя ушел с работы, спеша забрать Кроху из сада. Мне, блядь, очень не нравилось оставлять ее там надолго. Мне рассказали, что она привередничала и, съев смесь, отказалась от отвратительного детского питания. Потрясающе. Цыпочка сказала мне, что при виде меня Кроха впервые за день улыбнулась.

— Поедем домой и увидим мамочку, ладно? — спросил я, поцеловав дочку в щеку.

— Папочка… мамочка? — спросила малышка.

Я улыбнулся.

— Да, ты увидишь ее вечером.

Она прижалась к моей груди, когда я бережно понес ее к машине, пристегивая в автомобильном кресле. К счастью, она не плакала по дороге домой так, как это было утром. Я догадывался, что она уже выплакала все слезы или что-то в этом роде.

Мысли об этом разбивали к чертям мое сердце.

Когда мы приехали домой, я искупал малышку, а у нее на лице все еще сохранялась небольшая улыбка, когда она брызгалась в меня. Когда мы оба были снова сухими и переодетыми, я позвонил Белле, чтобы убедиться, что она готова к общению с нами. Раздался видео звонок от нее, и я быстро принял его и стал ждать, когда ее красивое лицо появится. Когда это случилось, Кроха завизжала, указывая на нее.

— Мамочка! Мамочка!

— Привет, сладкая! — улыбнулась Белла и махнула рукой. — Думаю, ты стала еще красивее! Я люблю тебя!

— Мамочка! — Кроха попыталась броситься к Белле, и я притянул поближе ноутбук.

— Мы можем видеть мамочку, но не может дотронуться, — грустно сказал я. — Но скоро сможем.

— Не могу дождаться, когда обниму вас снова, — быстро моргнув, сказала Белла. Если бы она заплакала, я бы, блядь, сорвался, и мы бы поехали туда прямо сегодня.

— Готовы поужинать?

Я вынул ложку из миски и поднял ее.

— Давай покажем мамочке, что ты хорошая девочка, идет? — спросил я. — Просто поешь немного для меня.

— Поешь ради меня, милая, — сказала Белла, когда я поднес ложку к губам Крохи.

Она что-то бормотала, прежде чем я слегка задел ее нижнюю губу. Малышка на самом деле лизнула ложку, что было лучше, чем сегодня утром. Блядь, да.

— Хорошая девочка! — похвалила Белла.

— Вот и все, Кроха, — сказал я, зачерпнув следующую ложку. — Продолжай, пожалуйста?

Мы с Беллой разговаривали с малышкой, и она съела почти все. София впервые за несколько дней расправилась с полной тарелкой, так что я был в чертовском восторге. Как только я помыл лицо Крохи, я перенес ее на пол, потом притащил ноутбук. Малышка играла, пока Белла говорила с ней, бормотала что-то в ответ, но почти ничего не понимала. Но когда София попыталась дать Белле машинку, ударив по экрану ноутбука, мы решили, что пора заканчивать.

— Давай делать так каждый вечер, — сказал я, держа Кроху на коленях и не давая прикоснуться к экрану. — Спасибо, Белла.

Она улыбнулась, кивая.

— Она и меня заставила поволноваться. Когда вы приедете вечером в пятницу, я не отпущу Кроху все выходные, просто чтобы знал.

Я усмехнулся.

— Меньшего и не ждал. Я люблю тебя и позвоню позже, — я подмигнул.

Белла покраснела, покусывая губу. Черт, я хотел сделать это с ней.

— Буду ждать. Я тоже тебя люблю. Пока, София! Мамочка любит тебя!

— Пока! — Кроха захихикала и помахала рукой.

— Давай пошлем мамочке воздушный поцелуй, — сказал я, и малышка сделала это, заставив Беллу улыбнуться. И мы закончили наш разговор.

 

Кроха поиграла, и я дал ей бутылочку. Затем мы уселись в кресло-качалку, и я почитал ей какую-то детскую книгу. Уткнувшись головой мне в подбородок, малышка быстро уснула. Прежде чем положить руку дочке на спинку и поцеловать ее в макушку, я закрыл и кинул на пол книгу.

— Я знаю, ты скучаешь по мамочке, но скоро мы снова будем вместе. Я куплю тебе дом с большим задним двором и построю качели. Однажды мы станем настоящей семьей. Я собираюсь жениться на мамочке. Но нужно убедиться, что проблем не возникнет. Не хочу, чтобы ты когда-нибудь узнала о том, что сделала Кейт, но уверен, ты захочешь, — вздохнул я, слегка покачиваясь в кресле.

Кейт подписала отказ от ребенка. Не знаю, будет ли это иметь значение, если Белла захочет удочерить малышку после свадьбы. Станет ли Кейт проблемой? Не думаю. Но и уверенности тоже нет. Надо поговорить с семейным адвокатом, чтобы убедиться… и, возможно, связаться с Кейт.

Единственная вещь, в которой я абсолютно уверен: Белла — мама Софии, и это должно стать официальным.



Источник: http://robsten.ru/forum/96-1862-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Valentina (04.02.2020) | Автор: Valentina
Просмотров: 449 | Комментарии: 7 | Рейтинг: 5.0/14
Всего комментариев: 7
0
7  
  Спасибо за продолжение)

0
6  
  Спасибо за перевод!

0
5  
  Спасибо за продолжение. lovi06032

0
4  
  Большое спасибо за главу)

0
3  
  большое спасибо good

0
2  
  Спасибо за главу))!!

2
1  
  Если Кейт написала официальный отказ от ребенка, то зачем у нее спрашивать разрешение на удочерение малышки другой женщины?  Кейт уже не имеет никакого отношения к малышке. Юридически.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]