Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Солнцестояние/Midsummer. Глава 24. (часть 2). Каждый человек архитектор своего счастья
Renesme POV

Возвращение в Форкс было долгим, но не утомительным и даже приятным. Ведь рядом со мной все время находился Джейк. В последнюю нашу встречу, пять месяцев назад, он был для меня огромным добрым другом.  Сейчас мне казалось, что рядом со мной находится совсем другой человек. Он перестал быть таким высоким как прежде. Я с легкостью доставала до макушки парня и забавлялась этим, время от времени ероша его короткие жесткие волосы. Неожиданно перехватывая его взгляд, я видела в его глазах  искорки, а на лице тень смущения. А главное, меня неукротимо тянуло к нему.

Когда нам выпало время отдохнуть в римской гостинице, он растянулся на одной из двух кроватей, стоявших в спальне. Я, вспомнив, как он укачивал меня, встала с другой кровати, куда была заботливо уложена Эсме, скользнула под одеяло и легла рядом с ним. Тяжелый вздох вырвался из груди Джейка. Он открыл глаза.

- Что ты делаешь? Твой отец меня прибьет.

Мне показалось, что он недоволен, но я не собиралась сдаваться. 

- Но я замерзла. Ты хочешь, чтобы я превратилась в ледяную статую?

- Не хочу. В твоей семье без тебя хватает ледяных статуй.

Я придвинулась поближе. Настолько близко, что почувствовала, как нечто твердое и довольно большое, никак не меньше, чем у Дисмаса, восстало под его джинсами.

- Несси, - зашипел Джейк. – Не так близко.

- Ну, тогда я пойду на ту кровать, - я сделала вид, что поднимаюсь, но тут же была остановлена его рукой, по-хозяйски обнявшей меня и прижавшей к горячему телу.

- Спи, кроха. Я не дам тебе замерзнуть.

Джекоб не успел договорить, когда дверь спальни бесцеремонно распахнулась, и в наш мир ворвалась свирепая тетя Роуз.

- Псина, прекрати лапать ребенка! – зарычала она.

- Ничего подобного, – очень серьезно ответил Джейк. - Я просто согреваю её. Несси стало холодно. Я не могу позволить ребенку мерзнуть.

И тут я не выдержала, отбросила руку Джейкоба вместе с одеялом и вскочила с кровати:

- Я похожа на ребенка?! Прекратите называть меня ребенком! Я наравне со всеми участвовала в схватке с Волтури. И, если вы не забыли, оторвала голову одному из них. Это взрослый поступок? Думаю, что достаточно взрослый, чтобы позволить мне иметь собственное мнение. Так вот, я хочу спать там, где мне комфортно, рядом с ним.

Тетя Роуз застыла с широко открытыми глазами и вытянутым лицом, пока я говорила. Джейк молча сопел за моей спиной.

- Я за тобой наблюдаю. Мы за тобой наблюдаем, - с угрозой в голосе сообщила она, глядя Джейку в глаза,  и наконец-то вышла из комнаты.

А я сразу же вернулась в исходное положение, даже не взглянув на парня за моей спиной. Мне было немножко стыдно.

«Я как бы нагрубила тётушке. А может я права? Ведь я защищала свои интересы. Хех, не знаю… Подумаю об этом позже», - размышляла я пока не уснула в горячих объятиях Джейкоба, моего Джейкоба.

Нас разбудили среди ночи. Тётя Элис вручила мне небольшую книжку, в которой  я увидела свою фотографию и новое имя Ванесса – Рене – Эсмеральда  Каллен, и прочитала лекцию, как я себя должна вести,  кого и как называть.

Мне понравилась идея обращаться ко всем членам семьи по именам. Карлайл, Эсме, Розали, Эмметт, Элис, Джаспер, Белла и Эдвард.

Вскоре мы заняли места в автобусе, который довез нас до аэропорта. Огромное здание. Шумная, многоголосая толпа. Вывески. Указатели. Эскалаторы.

Люди в форме проверили документы и заставили Роуз, Элис и Эсме вытряхнуть все из сумок, которые те имели при себе.

Папу вез на инвалидном кресле дедушка Карлайл.  Человек в форме спросил у него:

- Почему  Эдвард Каллен  неподвижен и самостоятельно не отвечает на вопросы?

Дедушка включил врача и сообщил:

- Эдвард Каллен серьезно болен. Состояние, в котором он сейчас находится,  вызвано нарушением кровоснабжения  зоны Брока из-за гиперактивного роста мультиморфной глиобластомы. Мы возвращаемся на родину, чтобы срочно приступить к лечению, - и вручил ему какие-то бумаги. Тот человек долго смотрел в них, наверное, читал, потом возвратил и открыл  дедушке и папе путь к самолету.

Парень, который проверял мой паспорт,  строго на меня посмотрел и хотел что-то спросить. Я в ответ смущенно улыбнулась ему, слегка склонив голову и накручивая на палец свой локон. Он забыл, что должен был сделать, растянул губы в глупой улыбке, вручил мне паспорт и билет, пропустил на посадку.

Как только мы разместились в салоне большой крылатой машины в удобных мягких креслах, она пришла в движение, а потом разогналась  и взлетела высоко в небо.

Мне понравилось лететь в самолете. Вначале я спала, склонив голову на плечо Джейка, а когда проснулась, то увидела за стеклом иллюминатора ярко сияющее солнце. Оно находилось так близко, что казалось возможным протянуть руку и коснуться его. Внизу были видны тучи всех оттенков серого, от светлого, почти белого, до насыщенного черного. Они жили своей жизнью, двигались куда-то, натыкались друг на друга, сталкивались, взрывались гневом, отчего то здесь, то там их разбухшие тела разрывали молнии. Спустя какое-то время царство туч закончилось. Остался лишь переливающийся в солнечном свете воздух и, где-то далеко внизу бескрайняя волнующаяся вода.

Эдварда полулежал на соседнем ряду в кресле, рядом с иллюминатором. Белла расположилась рядом, в пол-оборота к нему. Она держала правую руку  в своих ладонях и вглядывалась в его лицо, не обращая внимания на окружающих. Мама выглядела растерянной и несчастной. Мне было не совсем понятно, чем вызвано ее горе, ведь дедушка сказал, что Эдвард придет в себя.

Джейкоб, сидевший в смежном с моим кресле, спал, откинув голову. Я выбралась из-под пледа, которым он меня укрыл, подошла к маме и негромко окликнула.

- Белла.

Она повернула голову. На меня смотрели глаза полные боли и невыплаканных слез.

«Жаль, что мама не может плакать. Мне всегда помогает».

- Не надо так, - я запнулась, подбирая подходящее слово, - страдать. Он очнется. Обязательно очнется.

- Да, конечно, - рассеянно ответила она.

Моя рука коснулась ее щеки, и образ живого и весёлого отца, такого, каким я его хотела видеть, отправился в сознание мамы. Она замерла, пораженная видением, но быстро возвратилась в реальность.

- Ты видишь будущее?

Я пожала плечами.

- Нет, я представляю то, каким хочу его видеть.

- Так ты не знала наверняка, как все сложится в замке?

- Нет, не знала. Я просто хотела отомстить.

- За папу? Тебе к тому моменту было известно, что они с ним сделали?

- Я догадывалась. За папу, за тебя, за то, что меня выкрали, да и помимо того… Они мерзкие.

- Кто тебе это сказал? Они вроде как королевская династия.

- Никто мне этого не говорил. Я жила там довольно долго, и у меня сложилось собственное мнение.

- Они к тебе плохо относились? Тебя обижали? – обеспокоилась мама.

- Нет. Нет. Просто они считали себя самыми главными и вели себя соответственно. – Я решила не углубляться в эту тему, чтобы не сделать ей еще больнее.



***

Форкс. Одинокий особняк в лесной глуши.

Карлайл открыл дверь и отступил, пропуская вперед Джаспера, несшего Эдварда на руках. Мама вошла следом за ними.

Дедушка искренне улыбнулся мне и Джейку, за руку которого я держалась.

- Добро пожаловать домой, Ренесми.

Я улыбнулась ему в ответ и перешагнула порог. Мое сердце затрепетало.

- Я рада, что наконец-то нахожусь дома.

Через мгновенье вся семья, кроме папы и мамы, окружила меня. Элис скороговоркой с виноватым выражением лица сообщила:

- Мы приготовили сюрприз к твоему приезду. Но ты так выросла за время отсутствия, что, боюсь, он тебе не понравится.

- Не стоит бояться, – я замолчала, Каллены тоже. -  Ну, и где же ваш подарок?

Элис встрепенулась, схватила меня за руку и потащила по лестнице вверх. Джейкоб, Эсме и Розали последовали за нами. На третьем этаже мы направились к двери, находившейся справа от комнаты Эдварда.

- Не суди нас строго, - попросила бабушка.

- Постараюсь, - улыбнулась я.

Тётя Элис распахнула двери.

Это было нечто. Комната куклы,  от пола, устланного белым ковром с длинным ворсом, до бело-розового балдахина, скрывавшего кровать. На розовых подушках, сложенных горкой поверх розового покрывала,  в ее изголовье, восседала моя Джози, одетая в розовое, расшитое камешками  платье. У розовой стены стоял белый комод. В углу размещался туалетный столик белого цвета с большим полуовальным зеркалом в такого же цвета раме с золотой росписью.  Рядом с ним розовый пуфик. Перед огромным, на всю стену окном, занавешенным розовой шторой, располагался еще один белый столик на низких ножках, а на нем домик той самой Джози. Возле него розовое кресло.

Мой ночной кошмар.

- Кто дизайнер? – спросила я, похоже, не слишком счастливо.

Эсме обреченно ответила:

- Это я.

Элис, не дав мне поделиться впечатлениями, протараторила:

- Ренесми, ты только скажи, и мы все переделаем.

- Нет – нет. Не стоит. Здесь есть всё, что нужно, и всё очень мило. Только… – я замялась, -  можно убрать кукольный домик? - мне было очень неудобно просить их  об этом, ведь они так старались.

Через мгновенье от домика не осталось и следа. Он благополучно перекочевал в кладовую, в ожидании часа, когда будет передан благотворительной организации.

Повеселев, тётя Розали предложила:

- Располагайся, а мы пойдем, приготовим что-нибудь поесть. Ты проголодалась, не так ли? – и, не дожидаясь ответа, направилась к выходу.  Эсме последовала за ней.

Джейкоб, который до этого неотрывно смотрел на меня, вдруг очнулся и крикнул им вслед:

- Не забудьте обо мне. Я тоже голоден.

- Конечно, Джейк, - отозвалась Эсме.

- Сейчас найду собачью миску, - парировала Розали, но в ее голосе уже не было прежней ненависти.

- Тебе необходимо переодеться, - тётушка Элис, схватила меня за руку и потащила в гардероб. –Пойдем. Поищем что-нибудь для тебя.

Джейкоб, словно привязанный, поплелся за нами. Элис остановилась в дверях и повернулась к нему:

- Это комната только для девочек. А мальчикам стоит стереть слюни и пойти в гостиную, чем-нибудь себя занять, - и захлопнула дверь.

Все происходившее казалось таким хорошим и обычным, словно ничего не изменилось, не было пяти месяцев в том ужасном месте, я никогда не заблуждалась, полагая, что мама погибла, и папа не лежал сейчас   без сознания в комнате за стеной.

Я позволила тётушке использовать себя в качестве модели. Она примеряла на меня самую разнообразную одежду, начиная с шорт, заканчивая вечерними платьями, ворох которых она приволокла, но постоянно была не удовлетворена результатом. В конце концов, она всплеснула руками, и сообщила:

- Тебе совершенно нечего одеть! Завтра мы обязаны заняться шоппингом.

Я стояла посреди гардеробного хаоса в трусиках и бюстгальтере. Мой растерянный вид, наверное, разжалобил Элис, и она, окунувшись в груду лежавших на полу вещей, выудила оттуда черные теплые колготы, а из кучи лежавших на стуле предметов одежды достала голубое платье до колен с рукавами чуть ниже локтей и черный гольф.

Одев на себя все это, обув конверсы и стянув волосы на затылке найденной здесь же резинкой, я стала похожа на обычную девушку.

Элис, окинула меня оценивающим взглядом, скривилась и заключила:

- Нормально для серой мышки. Но ты у нас красавица, поэтому я настаиваю на обновлении твоего гардероба.  И Розали придет в ярость, увидев твою прическу.

Мы спустились на первый этаж. Большой овальный стол, стоявший в центе столовой, был сервирован на две персоны. Приборы  располагались на дальних сторонах стола.

Джейкоб стоял у окна, но как только услышал мои шаги, повернулся и замер.

- Привет, - тихо произнесла я, не зная, что еще можно сказать. Мои слова кончились  в тот момент, когда супер энергичный уж завертелся в районе солнечного сплетения. Мы с Джейкобом не виделись час, или чуть больше, но это не помешало мне испытать очередной приступ восхищения его внешностью. Высокий, широкоплечий парень, с рельефом мускул,  ярко выделяющимся на смуглой, с легким бронзовым оттенком, коже. Мой Джейкоб.

В три шага он преодолел расстояние до стола и, взяв стул за спинку, отодвинул его для меня.

- Прошу.

- Благодарю, - смущенно промямлила я, став перед столом. В этот момент Джейк придвинул стул, и я плюхнулась на него.

Парень прошел вдоль стола и сел с противоположной стороны. Бесконечно далеко.  Как только наши взгляды встретились, на его лице расплылась ослепительно-белая улыбка, скрывшая каплю недовольства.

Причину мне даже не потребовалось угадывать, и я предложила:

- Может, подсядешь поближе?

Хватило десяти секунд, чтобы Джейкоб вместе со столовым прибором переместился на место справа от меня. Он приблизил губы к моему уху и с придыханием прошептал:

- Для тебя я сделаю что  угодно, - и чмокнул мою щеку.

В ответ моё сердце затанцевало джигу, и я непроизвольно захихикала. Это наверняка выглядело глупо.

От полного конфуза меня спасла Эсме, впорхнувшая в комнату с огромным блюдом, на котором лежала крупная тушка птицы, украшенная веточками трав от яркого салатового цвета до насыщенного фиолетового. Кожица слегка коричневатого оттенка была покрыта янтарными капельками. Птица источала аппетитный запах запеченного мяса, в который вплетались нежные нотки ароматных трав.  Джейкоб восхищенно смотрел на блюдо, поставленное рядом с нами, между кувшином с апельсиновым соком и глубокой миской с салатом из овощей.

- Это индейка, не так ли?

- Ты прав, Джейкоб. День благодарения  в этом году не удался. Попробуйте наверстать упущенное, – улыбнулась Эсме и, взяв со стола, протянула парню нож. - Разрежь ее.

- Никогда в жизни мне не приходилось есть такую большую индейку, - сообщил Джейк, отрезая от нее бедро и выкладывая мне на тарелку.

Мое дыхание непроизвольно прервалось от изумления:

- Это всё мне?

- Кушай, Несси.

- Ты полагаешь, что я смогу это съесть? – удивилась я.

- Ты так давно не ела нормальной человеческой пищи, - нотки сожаления звучали в его словах.

У меня возникло подозрение, что Джейкоб полагает, будто у Вольтури я придерживалась диеты вампиров.

- Ничего подобного. В последнее время я употребляла исключительно человеческую пищу. Я обедала и ужинала в ресторане гостиницы, в которой мы останавливались в Вольтерре.

- Я и не сомневался, - солгал Джейкоб, накладывая рядом с моим куском индейки гору салата. – А ты кушай, детка.

Он положил себе на тарелку  кусок мяса в два раза больший, чем мне и взял в руки нож и вилку. Искоса поглядывая на мои кисти, Джейк поменял их местами. Нож положил в правую руку, вилку - в левую.

Небольшие кусочки мяса, я отрезала, придерживая вилкой, и клала в рот. Парень взялся делать то же. Ему удалось отрезать совсем не маленький кусок индейки. Подцепив вилкой, он понес его ко рту. Но вилка в левой руке Джейкоба была чужеродным предметом, и мясо не достигнув места назначения, упало обратно на тарелку. Парень тяжело вздохнул и вошел во второй раунд борьбы с непослушной пищей.  Этот бой окончился его сокрушительным поражением. Мясо отправилось на пол, а вилку и нож Джейк с такой силой бросил на стол, что они подпрыгнули и разлетелись в разные стороны.

- Я слышала, что птицу принято есть руками,  - сообщила я, откладывая в сторону столовый прибор. Держа за косточку голени, я поднесла свой кусок мяса ко рту и откусила, сколько могла вместить, без риска задохнуться. Не имея представления, правда ли это, я всем своим видом  демонстрировала, что кушать руками мясо – это хорошо и правильно. Джейкоб мне поверил и не стал спорить относительно правил застольного этикета. Он успокоился гораздо быстрее, чем я ожидала. По-видимому, близость сытного обеда сделала свое дело. Парень взял со своей тарелки кусок индейки двумя руками и принялся его с удовольствием поедать.

«Какой он все-таки милый, - думала я, украдкой придвигая поближе к его тарелке чистую вилку для салата. – И все же придется его научить пользоваться столовыми приборами».

***

Утро следующего дня началось для меня ближе к полудню, когда я, вдоволь выспавшись, открыла глаза в своей спальне. Яркий солнечный свет проникал в комнату через огромное, во всю стену, окно даже сквозь розовые шторы.

Я спрыгнула с кровати и побежала в ванную. Быстро умывшись и почистив зубы, я надела на себя одежду, в которой ходила вчера.

«Элис будет недовольна, - окинула себя быстрым взглядом, проходя мимо большого зеркала. -  Ну и пусть».

Покинув свою комнату, первым делом я пошла к маме и папе. Перед дверью я приостановилась, засомневавшись, не помешаю ли. Но желание видеть мамочку было сильнее, и я потянула дверь на себя.

Белла сидела на кровати рядом с Эдвардом. Ее полный печали взгляд оторвался от его лица и остановился на мне. Рука замерла у его лба.

- Привет, мамочка.

- Привет, Несси, - она улыбнулась, но радости в этой улыбке было мало.

Я подошла и остановилась в шаге от нее.

Как папа сегодня? Есть какие-нибудь улучшения?

Она отрицательно покачала головой.

- Нет.

Белла выглядела такой несчастной, что я почувствовала необходимость  поддержать ее.

- Я уверена, что папа очнется. Ему просто нужно время, чтобы восстановиться.

- Да, я понимаю. Я тоже верю, что он придет в себя.

Она встала, и я, сократив расстояние, оказалась в ее нежных объятиях. Моя голова склонилась на ее плечо. Мамочка гладила мои волосы и тихонько говорила, будто стараясь успокоить меня:

- Папочка любит нас и обязательно  возвратится. И мы будем снова все вместе большой дружной семьей. Скоро. Он будет с нами скоро.

Белла пыталась придать мне уверенности, но в ее голосе не ощущалось веры в сказанное. Было похоже, что она утратила надежду на благоприятный исход.

- Мамочка ты только не унывай.

Мне пришло в голову, что нужно отвлечь ее, поговорив о чем-то не столь скорбном. Я немного отстранилась.

- Мама, тетя Элис сегодня хочет повезти меня по магазинам. Она считает, что мой гардероб никуда не годен.

- В этом вся Элис и ее не переделать.

- Ты не возражаешь?

- Конечно, нет. Она эксперт в вопросах стиля. От сотрудничества с ней ты только выиграешь.

- Может быть, ты присоединишься к нам.

- Извини, но я не могу этого сделать. Моё место здесь.

- Но ты не можешь находиться в этой комнате  все время. Тебе нужно хоть иногда охотиться. Ты же питалась довольно давно и совсем немного. Не думаю, что той девушкой ты сыта до сих пор.

- Если ты имеешь ввиду Доротею, то я не пила ее крови.

- А как же ... у тебя хватило сил справиться с Аро? – произнесла я до того, как вспомнила, что глаза мамы из черных превратились в золотистые, а не красные.

- Я довольствовалась коровами на какой-то ферме за пределами Вольтерры.

Мне стало стыдно за то, что пыталась расправиться с той гадкой женщиной руками своей мамы. Я, конечно же, хотела в первую очередь, помочь ей утолить жажду. Но в то же время я не могла простить Доротее ее попытки украсть у нас Эдварда. А мама оказалась столь великодушной, что оставила ее живой. Я попыталась оправдаться:

- Ее участь была предрешена, как только ее наняли Вольтури.  Я думаю, что они уже полакомились ею.

- Ренесми. Мы не убиваем людей, чтобы насытиться.

- Я знаю. Но я думала, что в таком экстренном случае, ты сделаешь исключение.

- Исключений быть не может. Ты не представляешь, как тяжело отказаться от человеческой крови, хотя бы раз ее попробовав.

Я хотела похвалиться, что мне удалось это сделать, заменив ее человеческой пищей, но быстро передумала, и решила умолчать об этом, как и о многом другом, происходившем со мной, пока я находилась в Вольтерре.

- Да, я понимаю.

- Я виновата перед тобой, Несси. Меня не было рядом с тобой в период взросления. Я не смогла дать тебе то родительское участие, в котором ты, безусловно, нуждалась.

- Не беспокойся об этом, мамочка.

- Нам с тобой нужно о многом поговорить. Ты уже так взросло выглядишь. И у тебя есть Джейкоб… - она на секунду задумалась. – Не подпускай его слишком близко.  Хотя, ты, наверное, еще не знаешь об отношениях мужчины и женщины…

Мои щеки мгновенно залил румянец смущения.

- Мамочка, - прошептала я. – Мы этот  вопрос уже обсуждали с Элис. И не волнуйся, Джейкоб меня ни за что не обидит.

- Я  уверена, что он тебя не обидит, и волнуюсь совсем не об этом. Ты ещё совсем ребенок. А Джейкоб - взрослый мужчина, и у него могут быть особенные потребности, – она вздохнула и нежно провела по моей щеке двумя пальцами, глядя мне в глаза. - Если он когда-то предложит тебе сделать что-то такое, о чем ты еще не знаешь, то до того как согласиться обязательно посоветуйся со мной. Договорились?

- Хорошо, - с готовностью ответила я, раздумывая при этом, следует ли сообщить маме об уроке полового воспитания, полученном мной у Волтури. Я решила, что будет лучше промолчать, задвинуть воспоминания в самый дальний угол сознания и считать, что ничего не произошло.

- Иди, и хорошо развлекись. Уверена, Элис не даст тебе скучать.

- Постараюсь, - улыбнулась я, и Белла в ответ подарила мне еще одну печальную улыбку.

Когда я спустилась, в гостиной меня ждала тётушка Элис. В серо – желтом приталенном пальто с накладными карманами, серых колготах и желтых сапогах на дюймовой платформе и четырехдюймовых каблуках, которые слегка расширялись книзу, она была похожа на ученицу старшей школы. Ее обычно непослушные волосы, сегодня были завиты мелкими колечками. Эту прическу венчала небольшая серая кепка, а шею трижды обвивал желтый шарф, концы которого свободно ниспадали до талии. Она выглядела очень мило. Эдакая элегантная небрежность.

Она уловила мой восхищенный взгляд и воодушевленно сообщила:

- Сегодня мы сделаем из тебя образец изысканного вкуса.

- О-о, - я не нашлась, что ответить, ибо мне стало немного страшно.

На желтом «порше» мы быстро доехали в Порт-Анжелес. По дороге тетушка болтала без умолку, вслух планируя наше совместное времяпрепровождение. Я как примерный ученик только согласно кивала и время от времени вставляла в разговор фразы вроде «да, конечно» или «это было бы хорошо».

Мы заглянули в каждый отдел, посетили каждый бутик женской одежды в Порт-Анжелесе, побывали во всех ювелирных лавках и магазинах, где продавалась бижутерия, нижнее белье и головные уборы. В этот день мой мозг разбух от объема полученной информации о дизайне, стилях, направлениях современной моды и экскурсов в ее прошлое, совместимости предметов одежды, аксессуаров, обуви, головных уборов, украшений. Элис заставляла меня одевать все новые и новые платья, блузы, юбки, брюки, костюмы, шапки, шарфы, пальто, куртки, сапоги и туфли, бесконечно комментируя наряды и давая советы.  Мы надолго застряли в магазине нижнего белья. Я примеряла на себя все эти вещицы, изготовленные из кружева и полупрозрачной ткани, и представляла, как будет смотреть на меня Джейкоб, когда я все это ему продемонстрирую. Но тётя Элис проявила поразительный консерватизм, забраковав все, что понравилось мне и выбрав для меня десяток трикотажных трусиков и столько же безликих бюстгальтеров.

Количество пакетов и коробок росло с каждым посещением магазина. Когда багажник и задняя часть салона  были заполнены, тётушка удовлетворилась и предложила зайти в ресторан, поесть.

- Ты будешь обедать? – удивилась я.

- Нет, есть будешь ты, а я составлю тебе компанию, просто посижу рядом.

У входа нас встретил деревянный идол. Место администратора рядом с ним пустовало. Но Элис  не обратив на это внимания, прошла в зал, окинула взглядом полупустое помещение и направилась к свободному  столику возле окна. Я поспешила за ней.

Через несколько минут к нам подошел официант и предложил меню. Элис брезгливо оттолкнула ярко-зеленую папку и сообщила:

- Спасибо. Я на диете. Принесите мне стакан воды.

Наугад ткнув пальцем в перечень блюд, я озвучила свой выбор:

- Ананасовый карри и апельсиновый сок.

Элис строго посмотрела на меня, а я покачала головой, отвечая:

- Мне достаточно.

Тётушка неудовлетворенно сжала губы в тонкую линию и закатила глаза, но никак не прокомментировала мой выбор.

Принесли наш заказ. Я ожидала получить сладкий десерт. Блюдо, которое мне подали в большой тарелке,  представляло собой смесь кубиков ананаса и  кусочков банана, с избытком залитых желтым соусом.  На вкус оно было необычным. Отварные ананас и банан отчасти утратили свои оригинальные вкусы, но к ним добавились поразительный оттенок имбиря и жгучий привкус перца-чили. Свою лепту в ароматный букет блюда внесли тмин, листья карри, кардамон и куркума. И главное,  ананасовый карри был подсолен, что никак не вязалось с моим восприятием ананасов. Дополняла это чудо, лежавшая рядом на тарелке, горсть отварного риса.

Первая ложка принесла мне удивление, вторая – обожгла мое небо горечью перца-чили, с третьей пришло наслаждение вкусом. Отправляя в рот последние кусочки, я поняла, что это было одно из самых необычных и впечатливших меня кушаний.

Получая удовольствие от пищи, я раздумывала над тем, как бы предложить Элис навестить дедушку Чарли. А она делала вид, что усиленно размышляет, а тем временем шпионила за чьим-то будущим. Когда я допивала сок, взгляд Элис стал осознанным.

- Это ты планируешь навестить Чарли или мне начинать волноваться?

Я чуть не поперхнулась.

«Неужели не только мой отец, но и она умеет читать мысли?!» - я вздрогнула от неожиданно накатившей волны холода.

- Откуда ты знаешь? – снизив голос, спросила я, и напряглась в ожидании ответа.

Элис привстала со стула, склонилась всем телом в мою сторону и прошептала:

- Будущее Чарли потеряло определенность, стало мутным.

Я вздохнула с облегчением. Не так, чтобы было наглядно. Элис, по крайней мере, не заметила.

- Я обещаю быть хорошей девочкой и не шалить.

- Не этого я боюсь.

- А чего тогда?

- Я не уверена, как отреагирует Чарли на твой внешний вид, - задумчиво ответила тётушка.

- Не думаю, что он расстроится… Так давай проверим.

Вскоре мы уже ехали  в сторону Форкса.

Когда до города осталось примерно две мили, Элис резко остановила «порше» и впала в ступор. Понимая, что тревожить тетушку не стоит, несколько минут я провела в ожидании. Наконец, она вернулась в действительность и встревоженно сообщила:

- Чарли сейчас позвонит Билли Блэку, и тот подтвердит, что мы вернулись. После этого он сразу же запрыгнет в свое авто и поедет к нам домой,  - Элис запустила двигатель и до отказа нажала педаль газа. -  Нам срочно нужно возвращаться. Твоя мама не в себе и к тому же жаждет. Она отказалась отправиться на охоту вчера вечером. Дома остались только Эсме и Джаспер. Роуз и Эммет охотятся  неподалеку от канадской границы, Карлайл в госпитале. Я беспокоюсь, что Эсме одна не сможет  удержать Беллу от нападения на Чарли. А если Джаспер почует запах человеческой крови, то может сорваться.

Тётушка снова резко затормозила. Если бы не ремень безопасности, которым я была пристегнута, то мой лоб наверняка ударился о торпеду.

- Чёрт! – вырвалось у меня, но Элис меня не услышала, потому что уже находилась в призрачном мире предвидения.

«Если она будет отвлекаться на свои видения каждые пять минут, мы наверняка не возвратимся домой к прибытию дедушки».

Резкий удар маленькой ладошки Элис о рулевое колесо заставил меня вздрогнуть.

- Я ничего не вижу, - страдальчески прорычала она.

- Что ты не видишь?

- Не вижу, что будет у нас дома в ближайшее время, как произойдет встреча Чарли и Беллы.

- Это означает, что там буду я?

- Похоже на то.

- Тогда поехали. Чего ты ждешь?

Желтое авто сорвалось с места и помчалось по пустынному  шоссе.



***

Когда Элис припарковалась на площадке  у входа в дом, автомобиля шерифа там еще не было. Эсме распахнула перед нами дверь.

- Привет, - улыбнулась она. – Я позвонила Карлайлу. Он вскоре возвратится.

- Пока Белла не насытится, ее нужно изолировать от Чарли, - тоном, не терпящим возражений, потребовала Элис.

Но я посмела возразить:

- Во-первых, мама охотилась в Вольтерре, а во-вторых, после освобождения из заточения, будучи дезориентированной и жаждущей, она сумела сдержаться и не набросилась на меня. Сейчас нет никаких причин для беспокойства.

Элис и Эсме молча смотрели на меня и выглядели удивленными. А я не стала дожидаться, пока они отреагируют:

- Я пойду, сообщу маме, что скоро приедет дедушка, - и, перепрыгивая через ступеньки, помчалась на третий этаж.

Дверь спальни родителей легко отворилась от несильного толчка моей руки.

Мама оторвала печальный взгляд от неподвижного тела папы. Уголки ее рта чуть приподнялись.

- Привет, мам, - улыбнулась я в ответ.

- Привет, Несси. Как прошел шоппинг?

- Нормально. Элис получила массу положительных эмоций, а я новый гардероб.

- Ты не довольна приобретенными вещами?

- Нет. Все очень хорошо. Я продемонстрирую тебе несколько комплектов одежды, если ты хочешь. Но позже. А сейчас я пришла сообщить, что к нам едет Чарли.

- Что ж, я буду рада встретиться с ним, - вздохнула она. – Как-то неловко вышло. Надо было ему по приезде позвонить, а я этого не сделала.

- Как папа?

- Без изменений.

- Ну, ты не отчаивайся. Он очнется, вот увидишь. Только надо верить. Я верю.

- Да, конечно. Я тоже верю, - мама соглашалась, но боль в ее глазах невозможно было не заметить. Она посмотрела на меня.

Мне стало так жалко маму, что защемило сердце.

С улицы донеслось гудение двигателя приближающегося авто и шуршание шин по асфальту. Мы обе поняли, кто прибыл. Но я все равно озвучила:

- Приехал дедушка Чарли. Я пойду встречу его.

-  Да, конечно.

Я сбежала на первый этаж. Там уже были Эсме, Элис и Джаспер. Тетушка Элис встревоженно и в то же время вопросительно смотрела на меня.

- С мамой все в порядке. Она готова к встрече, - сообщила я, утвердительно кивая.

Машина остановилась, мотор перестал работать, хлопнула дверь. Я подлетела к окну с видом на подъездную дорожку. Это был Чарли. Мой любимый дедушка. Он ничуть не изменился за те пять месяцев, что мы не виделись. Только его волосы стали какими-то серыми. Присмотревшись внимательнее, я поняла, что большая часть волос не его голове белая.

«Зачем Чарли так странно выкрасил волосы? – подумала я. – сейчас он выглядит значительно старше, чем в последнюю нашу встречу».

Он энергичным шагом направился к входной двери. Его сердце волнительно грохотало, точно так же как и мое.

Чарли успел только  один раз стукнуть, возвестив о своем прибытии, а Эсме уже распахнула двери. На ее лице не осталось и следа от беспокойства. Оно сияло самой радушной улыбкой, озаренное радостью встречи.

- Чарли, – мягко произнесла она, отступая в сторону, чтобы пропустить его в большой светлый холл, - рада тебя видеть.

Элис подскочила к моему дедушке и протянула ему руку, чем он был немало удивлен.

- Привет, - прощебетала она и, слегка склонив голову на бок, улыбнулась своей самой обворожительной улыбкой. Если бы я не знала, что в ее жизни существует единственная вечная любовь, Джаспер, то решила бы, что она флиртует с Чарли. Тот сконфуженно улыбнулся в ответ и пожал руку Элис. Не спеша подошел ее муж и тоже поприветствовал Чарли рукопожатием.

Я, замерев, стояла возле окна, разрываясь между желанием подбежать к любимому дедушке и, повиснув на шее, расцеловать его в обе щеки, и беспокойством, что он не признает во мне прежнюю Несси.

- Я приехал проведать Беллу и Ренесми, - сообщил Чарли. – Где… - боковым зрением он заметил движение. Я нерешительно приближалась к нему.  Он повернул голову и замер с открытым ртом, не окончив вопроса.

- Привет, дедушка, - теперь нас разделяло два шага. Мой голос предательски дрожал. – Это все еще я, Ренесми. Я немного подросла.

Глаза Чарли вмиг увеличились в два раза, но он быстро взял себя в руки. Похоже, кто-то предупредил его, что я изменилась, но он только что осознал,  сколь значительно. Спустя несколько секунд, которые потребовались дедушке, чтобы отойти от удивления, он повернулся ко мне всем телом и раскинул руки, приглашая меня в свои объятья. Я, не раздумывая, бросилась к нему, обняла и поцеловала его колючие щеки.

- Дедушка, ты даже не представляешь, как я соскучилась.

Я отстранилась и посмотрела Чарли в глаза (теперь мы были почти одного роста). В них дрожали слезы, готовые перелиться через край.

- Не надо, дедушка. Я больше, никогда – никогда не буду сбегать из дому. Честное слово.

Одинокая слеза скатилась по щеке, оставив влажную дорожку, и запуталась в густой многодневной щетине. Чарли вынул из кармана брюк платок и вытер глаза.

- Это я от счастья. Но не время плакать. Ты покажешь мне, где я могу найти Беллу?

- Конечно, покажу, - охотно согласилась я  и, схватив Чарли за руку, повела его по ступенькам на третий этаж, в комнату в конце коридора. Элис последовала за нами.

Когда мы вошли, мама все так же сидела на кровати, рядом с папой и держала в своих ладонях его руку, поглаживая ее тыльную сторону.

- Белла, - негромко сказал Чарли, будто боялся разбудить моего папу. – Как ты?

- Спасибо, хорошо, - ответила мама, встав с кровати,  и, медленным шагом направляясь к Чарли, спросила: - А ты?

- Теперь уже намного лучше. Я очень беспокоился о тебе и Ренесми.

- Как видишь, мы все возвратились домой, - печально вздохнула мама.

- А что с Эдвардом?

- Он получил тяжелые травмы. Повреждения зажили, а сознание так к нему и не возвратилось.

- Я, честно говоря, думал, что он неистребим.

- Почему?

- Когда вы исчезли, я стрелял в него из ружья. Белла, ты же знаешь, я не промахиваюсь. Пули продырявили его одежду, но, ударившись в тело, сплющились и упали на пол. На Эдварде не осталось ни царапины.

- Ты был не прав.

- Белла, мне так жаль, - Чарли сделал несколько шагов навстречу своей дочери и обнял ее. Она уткнулась лбом в его ключицу и прекратила дышать. Рука моего дедушки потянулась к маминой голове и принялась нежно поглаживать ее волосы.

- Ты выглядишь уставшей. У тебя синие круги под глазами, ты знаешь?

Мама кивнула, не поднимая головы.

- Тебе нужно отдохнуть, иначе ты тоже сляжешь.

Она отступила на два шага, повернулась и пошла обратно на свое прежнее место.

- Я не могу оставить своего мужа.

- Мне придётся рассказать Рене, что вы вернулись. Она была вне себя от горя, когда я сообщил об исчезновении тебя и Несси. И наверняка приедет сюда, как только узнает хорошие новости. Тебе стоит позаботиться о своем самочувствии до ее приезда.

- Хорошо, папа, я постараюсь, - обреченно согласилась мама. – Но не спеши ей говорить о нашем возвращении, пожалуйста.

- Неделю, не больше.

Чарли замолчал, переминаясь с ноги на ногу, в нерешительности. Пару минут в комнате царило напряженное молчание. Наконец он спросил:

- Белла, ты когда-нибудь расскажешь, что все-таки произошло на самом деле?

- Когда-нибудь, - эхом прозвучал ответ.

- Ну, тогда я пойду?

- Будь осторожен, - напутствовала его моя мама.

Еще одна машина подъехала к дому. Хлопнула входная дверь, и на первом этаже зазвучали голоса:

- Здравствуй, Джейкоб. Проходи.  Привет, дорогой.

- Где Несси? – пробасил парень.

- Она в комнате Эдварда с Беллой и Чарли. Подожди здесь. Им нужно время.

- Как дела? – спросил Карлайл.

- Всё в порядке, - ответила Эсме, когда мы с дедушкой шли рядом по коридору третьего этажа, а Элис следовала за нами.

Мы спустились в гостиную.

Легкий кивок головы послужил приветствием Чарли Курлайлу, как будто они уже встречались  сегодня.

Джейкоб встал с дивана.

- Добрый вечер, Чарли.

- Добрый вечер, Джейк, - прозвучало в ответ.

Чарли подошел совсем близко к доктору Каллену и обеспокоенно спросил:

- Что с Беллой?

- Ничего страшного. Она просто подверглась сильному стрессу и вдобавок очень устала. Ей нужно отдохнуть, развеяться и всё пройдет.

- Постарайся объяснить ей это как врач, с нажимом потребовал Чарли.

Карлайл абсолютно спокойно ответил:

- Я, конечно, сделаю все от меня зависящее.

- Я навещу вас  завтра вечером.

- Конечно, - искренне улыбнулся Карлайл, - ты в нашем доме всегда желанный гость.

- До завтра.

Все Каллены попрощались.

Чарли стиснул меня в своих объятиях на мгновенье, а затем, не оборачиваясь,  вышел за дверь. Заработал двигатель и «лендкрузер» повез шерифа по важным и неотложным делам.

Остаток дня мы провели сидя с Джейкобом в обнимку на диване в гостиной. Я поджала ноги и прильнула к нему, а он раскрыл, взятую у Розали красочную книгу с множеством фотографий и описанием автомобилей и рассказывал мне, как они устроены.

Поздно вечером я снова зашла на третьем этаже в комнату в конце коридора  и снова услышала, что в состоянии отца никаких изменений нет. Мы посидели с мамой, обнявшись. Потом я отправилась готовиться ко сну.

***

Дни следовали за днями, один похожий на другой.  Мое утро начиналось с завтрака, как говорила Элис, «с полезной еды». Большую часть дня занимало обучение предметам, которые проходят в школе. Тётушки всерьез взялись за мое обучение. Составили программу занятий, откуда-то понатаскали гору учебников, и принялись по очереди пичкать меня знаниями. Занятия проходили с десяти часов утра до пяти часов пополудни, с часовым перерывом на обед.

Ежедневно я навещала маму и папу. Час утром, после завтрака, и час вечером, по окончании занятий.

В семь часов вечера приходил Джейкоб. Мы ужинали и остальную часть дня проводили вместе. Но в комнате с нами всегда присутствовал кто-нибудь из членов семьи. То ли это были Джаспер и Эмметт, коротавшие время за игрой в карты либо шахматы, то ли Роуз с Эсме, расстелив на столе в столовой огромный план дома, обсуждали  варианты декора комнат, то ли Элис, вышивавшая белыми нитками по белой ткани (что меня немало удивило).

Отведенная дедушкой неделя подходила к концу, а мама так и не оправилась на охоту. Радужная оболочка стала абсолютно черной. Тени вокруг глаз приняли насыщенный фиолетовый цвет.

В субботу занятия закончились раньше, и я зашла к маме. Она остановила меня у двери:

- Не подходи близко.

- Мам, тебе нужно поохотиться.

Она только покачала головой в ответ.

- Самочувствие папы без изменений?

Мама с сожалением сжала губы и пожала плечами.

- Мне так жаль, - вздохнула я.

Я не знала, что еще сказать.

Чувство вины зародилось во мне, как только я увидела обезглавленное тело Эдварда. Надежда на его восстановление, которую дал Карлайл, притупила муки моей совести. Но с каждым прошедшим днем шансы на благоприятный исход казались мне все меньшими, а моя вина представлялась мне все более значимой.

Лёжа в кровати субботним вечером, я не могла уснуть.

«Если бы я выбралась из своего укрытия раньше, то могла бы освободить маму, и мы вместе  пришли на помощь папе. Тогда бы он остался жив…, может быть. А, может быть, и нет. Волтури в тот момент было больше и они, наверняка, оказались бы сильнее. Тогда погибли бы мы втроем, - я задумалась, отматывая события назад. – Мне стоило в Вольтерре быть более уравновешенной и не оскаливаться по любому поводу на отца. Тогда мы могли бы возвратиться в Форкс значительно раньше. И он наверняка бы остался жив…. В этом случае, мы не нашли бы маму, - такой сценарий развития событий меня не удовлетворил. – Мне не нужно было садиться  в машину к той тетке в парике. Меня бы быстро нашли. И на этом приключение закончилось. Но меня могли насильно затолкать в багажник и увезти. А мама пока меня разыскивала,  нарвалась бы на тех же  тварей. Тоже не вариант. Мне не следовало выходить из дома. И тогда бы ничего ужасного не произошло. Разве что папа отшлепал Джейкоба или наоборот. Потом бы все равно помирились.

Хотя нет. Даже, если бы не произошел тот дурацкий побег, Волтури выкрали бы меня. Кайус хотел, чтобы я им родила вампиров, способных находиться среди людей, не привлекая внимания. Вот почему тот ублюдок хотел меня трахнуть. А как я его поимела, - я тихо хихикнула, вспоминая физиономию Кайуса в момент, когда он вроде как «вошёл» и «возлежал». – Я чувствовала его мысли, и он покорно следовал за мной».

В моей голове будто щелкнул выключатель.

«Папа!»

Я вскочила с кровати и, забыв одеть хоть что-нибудь поверх шортиков и майки, в которых спала, помчалась в соседнюю комнату.

- Мам! – едва отворив дверь, закричала я. – Я знаю, как помочь папе!

Источник: http://robsten.ru/forum/49-964-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Althessa (28.12.2013)
Просмотров: 385 | Комментарии: 5 | Рейтинг: 5.0/5
Всего комментариев: 5
5   [Материал]
  Спасибо!!!

4   [Материал]
  Спасибо огромное!

3   [Материал]
  спасибо!

2   [Материал]
  Спасибо за продолжение. Скорее бы всё наладилось!

1   [Материал]
  Что же она придумала?! girl_wacko Вытащить Эдварда вслед за мыслями, но разве она видит его мысли?!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]