Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Stockholm meets Lima. Глава 38
38 глава

Я буду любить тебя вечно




Muse: Endlessly (live@Wembley 2003)
(текст и перевод)

О том, что происходило в следующие часы, позже у меня не было никаких конкретных воспоминаний. Только фрагменты. Обрывки. Отдельные слова, ситуации, но никакого единого целого. Как будто это была не моя собственная жизнь, которая рухнула на моих глазах как карточный домик, и я только случайный зритель. Совершенно оглушён и безмолвен. Всё как сквозь вату.

Я даже не мог сказать с уверенностью, плакал ли я. Очень может быть, но точно, на сто процентов, я не знал. Но о Джаспере я мог сравнительно хорошо вспомнить. Я точно знал одно – он выглядел так, как я себя чувствовал.

Просто дерьмово.

При том, в этот раз его слезы нельзя было просто приписать его очень эмоциональному образу. Нет, в этот раз дело было скорее в том, что он тоже любил Беллу. Хоть и по-другому, не так, как я, но всё же не намного слабее. Мы оба потеряли кого-то, кто был нам близок и обогатил нашу жизнь.

Во мне блуждало только воспоминание, что врачу, который, с дерьмовой улыбкой на губах, сообщил мне о её смерти, я заехал кулаком прямо в его тупую рожу. Но я не был уверен. Возможно, я хотел сделать это лишь в мыслях.

А в остальном была только… пустота… Первые несколько часов были словно стёрты…

Эмметт сообщил мне позже, что я сильно распсиховался. Не поверил ни единому слову врача и громко требовал показать мне тело Беллы. Что, потом оставил это, так как сноб объяснил мне, что они должны были вскрыть ей грудную клетку, и это точно неприятное зрелище для меня, как близкого человека умершей. И, возможно, я должен сохранить в памяти то, какой она выглядела перед смертью.

Два дня я не ел и не пил. Просто существовал. Не говорил ни единого слова. Всё было пусто.

Мой разум отказывался принимать всё это. Я просто хотел, чтобы всё это не было правдой. Сначала я надеялся, что она просто сбежала, но тут же быстро отбросил эту мысль. Она бы никогда не бросила Дженни. И меня, вероятно, тоже. Нет, не снова. Кроме того, невозможно было поверить, чтобы она имела общие дела с этим мудаком врачом.

Итак, всё было неопровержимо. Я должен был посмотреть правде в глаза. Её больше нет в живых, и никогда больше не будет со мной.

Я больше никогда её не увижу.

Не почувствую…

Не попробую…

Не вдохну…

Не услышу её голос…

Вероятно, у нас был самый короткий брак в истории человечества.

Впоследствии, анализируя тот период, я понял, что потерял желание жить, так как смысла моей жизни больше не было рядом.

Но все ещё был кое-кто, для кого стоило жить. Для кого я должен был жить. Взять себя в руки. ДЖЕННИ…

Даже если в первые сорок восемь часов я не понимал, и меня не волновало, что жизнь продолжается, и земля крутится, даже без моей Беллы.

Два дня я непростительно пренебрегал своей маленькой дочкой. Хотя и не было никого, кто упрекнул бы меня, но позже меня замучила нечистая совесть.

Когда Роуз забирала её из больницы, она просто взяла меня с собой. Немного против моей воли, но у меня не было сил сопротивляться. В тот момент мне было всё равно.

Конечно, при виде Дженни я разразился слезами, так как всё в ней напоминало о её матери.

Форма глаз. Щеки. Маленькие, тёмные локоны…

А её улыбка снова дала мне надежду. У меня была ответственность, которую я должен был исполнять. Миссия. Так как, если уж мне не удалось защитить её мать, то я хотел попытаться сделать это с нашим ребёнком.

И, кроме того, в ней всё же была часть Беллы, которая через неё оставалась жива.

Её улыбка, по-настоящему искренняя, так как малышка ещё не могла понимать все заботы мира, была самой красивой из тех, что я когда-либо видел в своей жизни. Только ранее я просто её не замечал, так как был слишком занят самим собой и своей скорбью.



Погребение, состоявшееся спустя пару дней, было странным образом красиво. Элис действительно удалось всё прекрасно организовать в столь короткие сроки. Мне это помогло собраться и попрощаться.

Даже если мне всё же было запрещено бросить последний взгляд на лицо Беллы. Из-за её тяжёлого ранения и врач, и даже похоронных дел мастер, отговорили нас от открытого гроба. Всё, что мне осталось – это белоснежный гроб, который был увенчан сотней алых роз и белых орхидей.

Элис нашла исключительное место на маленьком кладбище. Небольшая, ещё не использованная возвышенность. Или, скорее, маленький холм. Оттуда открывался фантастический вид на Чикаго и озеро Мичиган.

Причём, это я заметил лишь через несколько месяцев.

Моя сестра выкупила весь холм, как место семейного погребения. Кроме того, она решила, что Белла заслужила особое место, где она действительно найдёт свой покой.

Под руководством Элис была создана маленькая плита из светлого песчаника, на которой восседала парочка голубей в натуральную величину.

На правой стороне плиты можно было видеть нарисованный на фарфоре портрет Беллы. Внизу – даты её рождения и смерти. И выгравирована маленькая золотая эмблема: «Никто не возьмёт меня живой».

Ей бы это понравилось.

Во время церемонии Дженни, или, точнее, Джоанну Изабеллу Каллен, как теперь её официально звали, держала моя мама, так как сам я не мог этого делать. Поскольку сам нуждался в Эмметте, как в опоре. Причём, траур по Белле и для него не прошёл без слез. Да, собственно, для всей моей семьи. Несмотря на то, что они знали Беллу совсем недолго или вообще не знали её, они страдали вместе со мной.

Это были похороны в узком семейном кругу. Эмметт, Розали, Элис, Джаспер, Эсми с Дженни, я и… Джейк. В сопровождении полутора десятка полицейских. Со скованными руками и ногами. Но всё же он был просто обязан присутствовать.

В перестрелке в отеле он также получил пулю. Хотя и в ногу, но этого было достаточно, чтобы суметь схватить его. Всем остальным удалось сбежать. Тем, кто остался в живых. Кто именно это был, мне было неизвестно.

Розали, в качестве его адвоката, удалось добиться того, чтобы он присутствовал на похоронах. Несмотря на тот факт, что узнав о смерти Беллы, он полностью разнёс свою больничную палату.

А возможно – именно поэтому.

Мне было важно, чтобы он был рядом. На одного больше из тех, кто мог действительно подтвердить мне, что Белла была реальной, так как иногда мне казалось, что всё это мне приснилось. Всё было так… нереально. Единственное, что было реальным, это боль, которую я постоянно чувствовал в себе.

Но что меня, несмотря на все мои собственные проблемы, действительно потрясло, так это вид Джейка. Он выглядел так, будто сам умер. Бледный, несмотря на тёмный цвет кожи. С тёмными кругами под глазами. И он плакал. Я ещё никогда не видел никого, кто бы так горько плакал. Его индейские причитания звучали действительно душераздирающе. И, казалось, ему совершенно не мешает то, что караул периодически посмеивался над ним.

Точнее – пытался посмеиваться. Так как после того, как Роуз одному особо весёлому отвесила пощёчину, они затихли.

Отсутствовал только ещё кое-кто важный… Сет…

Куда был помещён он или то, что от него осталось, никто не знал.

Хотя Джейк и вытащил его с линии огня, оттянув за баррикады, но что с ним произошло потом, он тоже не знал. Сет просто исчез.

Но надежда, что он ещё жив, была слишком зыбкой. И было бы прекрасно, если бы он нашёл своё место рядом с Беллой.

Элис не обеспечила оратора, так как о чем он мог говорить? Женщина, которая значила для меня больше, чем моя собственная жизнь, была мертва. Говорить о её прошлой жизни не имело смысла.

Поэтому я был удивлён, когда Джаспер, перед тем, как гроб был опущен, подошёл к могиле и откашлялся.

- Изабелла Мари Каллен, - начал он со слезами в голосе, - была одним из самых невероятны людей, которых я имел счастье встретить. Прежде чем я познакомился с ней, у меня была чёткая картина того каковыми были враги, преступники. Холодные. Бессердечные. Бессовестные. Всё только ради наживы. – Он всхлипнул. – Когда началась моя работа под прикрытием, я думал, что она именно такая. Но я ошибался. Она была самой добросердечнейшей персоной, которую я только знал. Её жизнь не сводилась к деньгам и власти. Просто речь шла о том, чтобы выжить в этом нечеловеческом окружении, в котором она должна была существовать. Чтобы когда-нибудь отомстить людям, которые убили её родителей. Для этого были хороши любые средства, и я сейчас здесь не хочу ничего приукрашивать, так как её жизнь действительно не приравнивалась к самаритянской. Трупы устилали её дорогу, но они все были вехами на пути к её собственной цели. Её личному возмездию…

Рукавом он вытер несколько слезинок со щёк.

- А затем в её жизни появился Эдвард. Ещё никогда в своей жизни я не видел, чтобы два человека, происходящие совершено из разных миров, так тянулись друг к другу. – Его взгляд скользнул ко мне. – Этих людей связывала такая сильная любовь, которая могла бы противостоять любому шторму. Но против смерти они были бессильны. Я думаю, никто из нас, даже Джейк и я, не смог бы сопережить эту всеобъемлющую боль потери, которую сейчас чувствует Эдвард. Даже если я любил её только как сестру, я чувствую себя так, будто у меня вырвали кусок сердца. У Джейка, думаю, то же самое. Но ни для кого из нас она не была солнцем, вокруг которого крутилась наша жизнь. – Его голос начал дрожать. – Эдвард, ты не представляешь, как сильно я желаю, чтобы она была с нами. Чтобы Дженни и вы были полной семьёй. Я бы всё отдал за это. Даже свою собственную жизнь.

Затем он закрыл глаза.

– Остановите Землю - части её не хватает.

Остановите Землю - пускай она стоит.

Но она вертится дальше - и я этого не понимаю,

Неужели она не замечает, что кто-то уж с ней не летит?

Слезы бежали по его щекам, и я двумя быстрыми шагами преодолел расстояние между нами, чтобы обнять его.

- Мне так жаль, Эдвард, - всхлипывал он на моём плече.

- Здесь нет твоей вины, - пробормотал я тихо.

Когда, в конце концов, гроб опустили, Эмметт должен был крепко держать меня. Потому что, я бы попытался вытащить его обратно. Видеть, как она исчезает в земле, было концом.

Едва держась на дрожащих ногах, я бросил на гроб темно-красную розу. Если бы Эмметт не держал меня, я отправился бы следом за ней, так как сквозь пелену слез я не мог ничего видеть.

После меня к могиле подошёл Джейк, сопровождаемый Роуз. Он на мгновение закрыл глаза и, кажется, что-то пробормотал. Затем он прижал свой сжатый кулак к сердцу. Он что-то прошептал Роуз, и она подвела его ко мне.

- Не вини себя в её смерти, - сказал он тихо и убедительно посмотрел на меня. – Лучше помни о том, какой счастливой ты её сделал. Она любила тебя больше, чем кого-либо, не забывай этого никогда. И она бы без промедления отдала свою жизнь за тебя. – Одинокая слеза скатилась по его щеке вниз, и он сглотнул. – Никто в действительности не мёртв, он навсегда здесь и здесь, - он указал на моё сердце и мою голову. Пока ты помнишь её, то её душа всегда будет с тобой. И у тебя есть ваш удивительный ребёнок, защищай её. Делай это лучше, чем я смог сделать для Беллы…

Затем он резко развернулся и пошёл к полицейским.



-----



Хотя для меня мир остановился со смерть Беллы, кажется, время пролетало даже быстрее, чем прежде. Собственно, это по непрерывному росту Дженни я замечал, что прошёл ещё месяц. Или по нашим регулярным посещениям кладбища. Некоторые люди находили это неправильным – брать туда с собой маленького ребёнка, но так я как бы мог показать её Белле. И дать Дженни навестить свою маму. Во всяком случае, я так себе это представлял.

Я также никогда не думал, что буду тем, кто стоит у могилы и разговаривает с умершим. Раньше такие люди меня смешили. А теперь я сам, каждые две недели, по меньшей мере, полчаса стоял у могилы Беллы и рассказывал ей всё, что произошло у Дженни и у меня.

Так как жизнь неуклонно продолжалась. Даже без Беллы.

- Эдвард!

Голос моей сестры Элис вырвал меня из моих мыслей.

- Дженни постепенно становится неспокойной. Ты должен идти.

Я посмотрел в зеркало заднего вида. Моя маленькая дочка сидела в своём детском кресле и играла с куклой.

Вздохнув, я посмотрел на Элис.

- Я знаю, только это мне тяжело даётся, ты понимаешь…

Элис ободряюще улыбнулась.

- Ты можешь оставить Дженни здесь, если хочешь.

- Нет, нет! – возразил я быстро. – Уже идём.

Она положила руку мне на щеку и заботливо посмотрела на меня.

– Я горжусь тобой!

Я улыбнулся без энтузиазма.

- Спасибо, что ты со мной здесь. Что ты понимаешь меня. Кроме тебя и Эмметта…

- Тссс! - прервала она меня и нежно провела большим пальцем по моей скуле. – Всё хорошо!

Я отворачиваюсь и отстёгиваю ремень. Прежде чем выйти, я глубоко вдыхаю и подбадриваю себя.

«Ты можешь это! Сделай это для Дженни… даже если это причиняет боль…»

Медленно я обхожу машину и достаю Дженни из её кресла. Она лучезарно улыбается мне и обвивает свои ручки вокруг моей шеи. Во мне вспыхивает хаос чувств, с одной стороны я горд видеть её и чувствовать её неудержимую любовь ко мне, с другой стороны – она так сильно напоминает мне о своей матери, что это даже делает мне больно.

- Папочка! – щебечет она радостно.

- Сейчас мы идём к мамочке! - прошептал я ей на ухо, и с ней на руках пошагал в направлении кованных железных ворот.

Как обычно, я рассказываю Белле новости. У Дженни вырос новый зуб. Три ночи она уже спит без подгузников и ни разу не замочилась. Но на четвертую ночь всё же вся моя кровать промокла насквозь.

Дженни в это время бегала на неокрепших ножках вокруг меня и восхищалась цветами. Для своих пятнадцати месяцев она бегала уже довольно уверенно, но на неровном лугу у неё всё ещё возникали проблемы, и она падала на попу, что не особо её расстраивало. Она просто пыталась снова. Она была бойцом… как её мама.

Но через двадцать минут ей всё же стало скучно, и она начала хныкать. Я позвонил Элис, чтобы она забрала Дженни. Я хотел провести ещё некоторое время в одиночестве у могилы.

Несколько минут я просто собирался с мыслями, прежде чем меня напугал шум. Я испуганно выпрямился и увидел напротив отвратительно ухмыляющегося Феликса.

- Где Изабелла? – тут же бросил он мне.

Несколько секунд я просто смотрел на него. Он издевается надо мной? И откуда он вообще взялся?

- Ты стоишь у её могилы, - прорычал я ему, на что он громко расхохотался.

- Если Изабелла в могиле, я съем свою шляпу, - он угрожающе двинулся на меня. – Итак, где она?..

Внутри меня медленно поднималась ярость. Да как он только посмел?

Он подошёл ещё ближе, и на меня стала накатывать волна ужаса. Здесь нигде не было ни души, никого, кто смог бы помочь мне. К Элис и Дженни я не хотел привлекать внимание.

Его руки вздрогнули, как будто он хотел схватить меня за воротник, но затем замерли. Тихий, металлический щелчок раздался возле моей головы, и голос, который заставил быстрее биться моё сердце, прорычал позади меня:

- Только посмей дотронуться своими грёбанными пальцами до моего мужа!



перевод: pollli

редакция: Ксюня555

перевод стихотворения: Vârcolac


Источник: http://robsten.ru/forum/63-1653-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: pollli (11.07.2014)
Просмотров: 1114 | Комментарии: 50 | Рейтинг: 4.9/61
Всего комментариев: 501 2 3 4 5 »
avatar
1
50
Первая часть главы читалась очень тяжело, но зато окончание оказалось очень даже оптимистичным. Бедный Эдя почти полтора года оплакивает свою скончавшуюся обожаемую супругу, а она оказалась вполне живой. girl_wacko Долго же ей пришлось провести вдали от мужа и своей дочки, чтобы решить свои проблемы... ну надеюсь, что она решила. girl_wacko girl_wacko girl_wacko А Феликсу нечего было появляться asmile410
avatar
2
49
Про похороны Беллы было очень тяжело читать...Не смогла сдержать слёз на этом моменте, хоть и понимала головой, что так просто Белла не могла умереть, и что она жива всё-таки cray
avatar
2
48
Всё так запутанно.... и многое ещё не понятно... радует, что Белочка всё же жива... и походу приглядывала за Эдди и Дженни...
Спасибо за проду good good good good
avatar
2
47
я так и знала что она жива...вот только это было очень жестоко по отношению ко всем cray
avatar
46
ОООООООО!!!!!!Эдвард разозлится, потом, когда первая радость пройдёт.Спасибо.
avatar
45
Ха ха вот это номер. Чувствую будут сильные разборки между Беллой и Эдвардом))))
avatar
44
Спасибо большое за новую главу!
avatar
43
Я ТАК И ЗНАЛА!!! Не могла она вот так взять и умереть) Надеюсь больше никаких сюрпризов не будет, и она не пропадет больше)
спасибо за главу!
avatar
42
Спасибо за главу.
avatar
41
Зачем так издеваться было. Я так плака...
1-10 11-20 21-30 31-40 41-50
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]