Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


В голове у них только дети/Babies on their mind - Глава 13

Глава 13

Как обычно в маленьких больницах города слухи распространялись со скоростью лесного пожара. Тем, кого не было на балу, быстро рассказали те, кто был.

Все утро Белла видела знающие улыбки у других сотрудников. Большинство были положительными, но была и ложка дегтя. Их Белла игнорировала. Что происходило между ней и Эдвардом только их дело. Пока они оставались профессионалами на работе, остальное неважно.

Было раннее утро, когда Белла увидела Эдварда. С утра она была занята тем, что отвечала на вопросы молодых мам, а так же проверкой документов, в то время пока Эдвард был на встрече. Белла находилась на станции медсестер, когда в отделение вошел Эдвард, и она не смогла скрыть широкую восторженную улыбку, появившуюся при виде него. Эдвард помчался к ней, поздороваться.

Уловив удивленные взгляды других медсестер, Белла попыталась выглядеть сосредоточенной. А внутри просто кипела от счастья.

   — Привет, Эдвард.
   — Привет, Белла. Привет всем, — сказал он окружающим, получая приветствия в ответ.

Эдвард стал расспрашивать Беллу о расписании на день, в то время как его глаза задавали более частные вопросы.

Эдвард остался ночевать у себя дома, поэтому Белла поехала к себе, но не раньше, чем подарила ему очень страстный поцелуй на прощание в его кабинете. Трудно заставить себя уйти от него.

За пять дней до отъезда во Флориду она позвонила матери, чтобы сказать, что она прилетит. Рене была очень взволнована предстоящим приездом дочери, что заставило Беллу почувствовать себя виноватой, потому что не ощущала того же энтузиазма. Не то чтобы она не хотела ехать, но если бы с ней отправился Эдвард, восторга было бы на порядок больше, но он не едет.

Она только расслабилась с книжкой в руках, когда раздался телефонный звонок. Высветился номер Элис. Наверняка хочет получить отчет о ходе отношений с Эдвардом, — подумала Белла.

   — Привет, Элис.
   — Привет, Белла. Как дела?
   — И ты не имеешь в виду, переспали ли мы с Эдвардом? — спросила Белла.

На другом конце трубки раздался смех Элис.

   — Ты слишком хорошо меня знаешь, да, Белла?
   — Да, мисс Биззи Бади (персонаж Little Miss серии книг Роджера Харгривза — особа, раздражающая окружающих людей)
   — Это значит, да?

Белла вспомнила выходные и почувствовала покалывание по всему телу, как только возродила в памяти прикосновения его рук и губ. Ах, как бы ей хотелось, чтобы сейчас он был рядом.

   — Алло? Белла? Ты еще здесь?

Удивленный голос Элис вернул девушку в настоящее.

   — Исходя из твоего молчания, я понимаю, что вы сделали это? — спросила Элис.
   — Да, — вздохнула Белла.
   — Твой голос говорит, что он оправдал все ожидания?
   — О, Элис, это было замечательно. Эдвард прекрасен в постели.
   — Ахх! Все, хватит! Я не хочу слышать подвиги брата на сексуальном поприще, — закричала Элис.
   — Ты сама спросила!
   — Я лишь хотела узнать, сделали вы это или нет. Да вы оба вскоре бы просто взорвались, если бы не занялись сексом в ближайшее время, — засмеялась Элис, — Так как прошел остаток ночи? Понимаю, Эдварду платье понравилось?
   — Боже, ему понравилось платье. Ему не понравилось, как другие мужчины смотрели на меня в нем, но ему понравилось. Особенно, когда он его снял, — поддразнила она Элис.
   — Тогда миссия выполнена?
   — Да. Бал был прекрасным. Мы с Эдвардом много танцевали. И вернулись к нему. Вчера днем он отвез меня домой.
   — Я так счастлива за вас. Особенно за Эдварда. Он так долго был одинок, но теперь у него есть ты.
   — Он сказал, что любит меня.
   — Конечно, любит. Ты чувствуешь то же самое, не так ли?
   — Да, Элис. Я люблю его всем своим существом. Я и не знала, что такое бывает, — тихо призналась Белла.
   — Это чувство чертовски прекрасно, да?
   — М-м-м... хм... Да, чертовски прекрасно. Хочу, чтобы сейчас он был рядом, но он на работе.
   — По крайней мере, ты можешь видеть его на работе.
   — Но я не могу заняться с ним тем, чем я хочу.

Элис засмеялась.

   — Белла, ты стала сексоголиком?
   — Ну, может быть, может быть.
   — Добро пожаловать в клуб. А как ты думаешь, почему я забеременела так быстро? — Элис резко перестала смеяться, как только поняла, что сказала. — Мне жаль, Белла, я не должна была это говорить.
   — Элис, не глупи. И мы еще не на той стадии, когда пора думать о детях! И если бы Эдвард был так травмирован, думаешь, работа акушером — лучшее решение? — указала Белла. — Несомненно, Эдварду нелегко, но он на этом не зацикливается.
   — Да, я знаю. Просто в один прекрасный день я хотела бы видеть его в роли отца.
   — И нет никаких причин, почему он не может им быть в будущем. Давай сменим тему.
   — Хорошо. Я знаю, ты собираешься во Флориду к своей маме, но я хочу заранее организовать рождественский ужин. Когда ты улетаешь?
   — Рано утром в субботу. Эдвард отвезет меня в аэропорт.
   — В пятницу ты дежуришь?
   — Нет, я заканчиваю в четыре, — ответила Белла.
   — Отлично. Значит, в пятницу вечером. Устраивает?
   — Звучит неплохо. Это даст мне шанс отпраздновать Рождество с Эдвардом.
   — Ужасно, что он не может лететь с тобой.
   — Я знаю. Я очень хочу, чтобы он полетел. Я так сильно буду скучать по нему, но он не может взять отпуск, да и билеты брать уже поздно.
   — Мы постараемся его подбодрить на Рождество. Скорее всего, он будет несчастен без тебя.
   — Мне тоже будет плохо без него, — вздохнула Белла.
   — Всего лишь на несколько дней.
   — Только похоже на несколько недель. Только для мамы придется делать храбрый вид. Не хочу портить им настроение на Рождество.

Они договорились о времени в пятницу, а затем Белла нажала на отбой и еще некоторое время читала перед сном. Но уснуть не могла. Вчера вечером в ее постели был Эдвард, и воспоминания о его объятиях не отпускали возбуждение. Схватив одну из подушек, она обняла ее, надеясь, что та сохранила запах Эдварда.

Не помогло. Она хотела тело Эдварда рядом с собой, прикасаться к нему; а подушка даже обнять не в состоянии. Все тело стало тяжелым и томным от желания. Что же будет во Флориде?

Она час крутилась по постели, когда зазвонил ее телефон. Она посмотрела на часы, увидела, что было уже одиннадцать часов, и улыбнулась, увидев на дисплее имя Эдварда.

   — Привет, — выдохнула она.
   — Привет, малыш. Уже спишь?
   — Нет. Я в постели, но не могу заснуть. Ты еще на работе?
   — Как раз собираюсь уходить. А почему ты не можешь заснуть? — спросил он полушепотом.
   — Потому что я скучаю по тебе. Я думаю о тебе, о нас. Хочу, чтобы ты был в постели рядом со мной.

Она услышала приглушенный стон Эдварда.

   — О, малыш, я так хочу тебя.
   — Я ужасно хочу тебя, Эдвард, — выдохнула Белла, извиваясь на постели, пытаясь ослабить боль.
   — О, любимая, я не могу без тебя.
   — Приезжай. Сейчас. Ты нужен мне.

Она услышала, как ускорилось дыхание Эдварда, пока он решал, что ему делать. Решение принялось мгновенно.

   — Я буду у тебя в ближайшее время. Ты мне нужна.
   — Я люблю тебя, — прошептала Белла.
   — Обожаю. Жди меня, — сказал он, прежде чем повесить трубку.

Белла лежала на спине с широкой улыбкой на губах. Он приедет и займется с ней любовью. Она обняла себя и спрыгнула постели. Схватив пеньюар, который ей подарили и который она никогда не надевала, предпочитая мешковатую пижаму тонкому атласному материалу. Она усилила отопление, чтобы, когда приедет Эдвард, она не дрожала от холода. Мурашки — не самое привлекательное на свете.

Она только заканчивала перестилать кровать, когда услышала тихий стук в дверь. Ее сердце забилось в предвкушении, она посмотрела в глазок, чтобы убедиться, что там именно Эдвард. Было бы не очень удобно, если бы за дверью стоял сосед, а она открыла дверь лишь в полупрозрачном пеньюаре.

На пороге ее дома стоял Эдвард с напряженным от сдерживаемого желания лицом, его глаза загорелись, когда он увидел ее, одетую только в черный атлас и кружево.

Белла отступила на шаг, пропуская его внутрь и закрывая за ним дверь. В следующее мгновение она оказалась в его объятиях, их губы жадно набросились друг на друга, словно они не виделись несколько месяцев. Эдвард поднял ее на руки, и ее ноги сразу же обернулись вокруг его поясницы, пока его руки блуждали по ее спине.

Он споткнулся о порог ее спальни, они слишком отчаянно нуждались в том, другом, чтобы отвлекаться на окружающее. Когда его ноги коснулись кровати, он сел, Белла прижалась к нему. Губы Эдварда бродили по ее лицу, затем переместились на шею, покусывая и сразу же ласкать это место языком.

У Беллы возникали трудности с дыханием, особенно когда его руки начали ласкать кожу ног. Его руки продвинулись вверх, под кружевной подол и добрались до бедер.

   — Белла! На тебе нет белья, — пробормотал он ей в плечо.
   — Нет.
   — О, Боже, Белла. Я должен быть в тебе. Я больше не могу ждать, — простонал он.
   — Да, о, Боже, да. Ты нужен мне, — выдохнула она, елозя по его напряженной выпуклости в брюках.

Схватив подол пеньюара, Эдвард начал поднимать его и одним плавным движением оставил ее полностью обнаженной на своих коленях. Белла подняла руки, облегчая ему задачу, и он захватил ее запястья, держа их высоко над головами, так чтобы ее вызывающая грудь была точно перед его губами.

   — Господи, ты прекрасна, — прошептал он, наклонившись и облизывая один напряженный сосок, затем подул на него, и он напрягся еще сильнее. Белла тяжело дышала, пытаясь освободить руки, чтобы вплести в копну его бронзовых волос. Но Эдвард не отпускал.
   — Эдвард! — умоляла она.

Он просто проигнорировал ее просьбы и продолжил дразнить ее груди, ставшие очень чувствительными к его поддразниванию, даже немного болезненными. Но это была приятная боль. Наконец, он отпустил ее руки, сначала пососал один сосок, затем другой, а стоны Беллы невероятно сводили с ума. Ее руки вплелись в его волосы, притягивая ближе. Свободной рукой он проник между ними и почувствовал ее жгучее желание. Она чуть не спрыгнула с его коленей, когда его пальцы стали нежно массировать ее, проникая немного внутрь, проверяя готовность.

Когда он начал двигать пальцами, Белла дернулась в его сторону, и негромкий всхлип вырвался из нее. Желая доставить ей большее удовольствие, Эдвард зажимал и успокаивал соски, большим пальцем не переставая поглаживать комочек нервов.
Белла вскрикнула, сцепляя руки и ноги вокруг него. Ее голова откинулась назад, рот приоткрылся, когда она достигла кульминации. Эдвард, как и всегда, был очарован ее видом, когда она теряется в удовольствии. Он был уже болезненно возбужден. Он чувствовал поток тягучего удовольствия, что стекал по его пальцам, и больше не мог ждать.

Он перевернул ее так, чтобы она лежала на кровати, а ноги призывно раскинуты для него. Быстро, как только мог, Эдвард избавился от своей одежды, мысленно стараясь немного успокоиться. Он хотел продержаться дольше, чем на пару выпадов.

Белла из-под полуопущенных век наблюдала за ним, и соблазнительная улыбка сирены играла на ее распухших губах. Полностью обнаженный он встал на колени между ее ног, его пульсирующий орган был дразнящее близко к тому месту, где им обоим этого очень хотелось.

   — Сейчас, Эдвард, — мягко умоляла она, снова сильно возбужденная, — Я хочу тебя в себе.

Не реагируя на ее просьбы, Эдвард искал вход, подняв одну ее ногу и закинув себе на бедро. Одним плавным движением он наполнил ее тело, они оба застонали от удовольствия, ее тело приспосабливалось к нему.

   — Белла, — задохнулся он, не в силах остановиться.
   — Ах, да! Да, вот так, — выдохнула она, когда он начал двигаться в ней, его ноги для опоры упирались в пол.
   — Я... Я долго не продержусь, детка, — прошептал он ей в шею.
   — Сильнее, Эдвард, — потребовала она, вцепившись в его упругие ягодицы.

Он мгновенно повиновался, его сердце бешено колотилось в груди, единственный звук, который он был в состоянии воспроизводить.

Всего лишь после нескольких фрикций, Белла закричала.

   — Эдвард! Охххх!.. — поскольку оргазм накрыл ее, распространяясь согревающими волнами от места их соединения по всему телу.

Ощущения ее пульсирующей плоти вокруг него было достаточно, чтобы подвести безумного Эдварда к краю. С последним отчаянным движением он излился глубоко в ней, почти неспособный вдохнуть от пережитого удовольствия.

Долгие минуты они синхронно раскачивались, медленно возвращаясь к реальности. Их тела были влажными от пота, грудные клетки поднимались и опускались, пока они пытались восстановить дыхание. Они все еще находились в объятиях друг друга.

   — Это... это было невероятно, — пробормотал Эдвард, затаив дыхание, и перевернулся на спину, увлекая девушку за собой.
   — Да, — согласилась Белла, чувствуя себя абсолютно удовлетворенной.

Наклонившись, она оставила на губах Эдварда мягкий, любящий поцелуй. Эдвард ответил взаимностью, оттягивая ее нижнюю губу, а затем прошелся по ней языком. Бесконечно долго они оттягивали, облизывали и целовали губы друг друга, слишком ошеломленные силой их любви.

Через какое-то время Эдвард сел и потянул на них покрывало.

   — Я вернусь через мгновение, — сказала Белла, соскальзывая с постели и направляясь в ванную, прекрасная зная о восхищенном взгляде Эдварда, направленном на ее обнаженное тело. Она чувствовала себя слишком расслабленной для того, чтобы беспокоиться о собственной наготе.

Она посмотрела на себя в зеркало, как только вошла в ванную, и улыбнулась своему отражению. Волосы были в полнейшем беспорядке. Ее губы были красными и опухшими от его поцелуев, а глаза переполненными полученным удовлетворением. Она выглядела... сексуальной. Эдвард заставил почувствовать себя желанной. И любимой.
Эдвард лежал в ее постели, закинув руки за голову, с закрытыми глазами и улыбкой на лице. Простынь прикрывала только его бедра. Белла облизала губы, пройдясь взглядом по его красивой накаченной груди. Он был очень красивым мужчиной. И он ее.

Приоткрыв один глаз, услышав, что Белла снова вошла в комнату, он резко втянул в себя воздух, когда посмотрел на нее, приближающуюся к постели. Она была крышесносно красивой. Она была его Венерой. Ее полные груди, которые так идеально подходили его ладоням; ее фарфоровая кожа, такая нежная на ощупь; ее ноги, стройные и красивые, чувствовать их, обернутыми вокруг него, подобно небесам. Но она вся, Белла. Просто Белла, любовь всей его жизни. Его грудь разрывалась от эмоций, когда он смотрел на нее.

Он откинул одеяло, когда она подошла к кровати. Притянув в свои объятия, он накрыл их обоих, не желая, чтобы она простудилась. Голова Беллы опиралась на его плечо, нога расположилась между его ног.

После занятия любовью близость их тел успокаивала.

   — Останься на ночь? — прошептала она. Белла не могла смириться с мыслью, что он уйдет.
   — Хорошо. Поставлю будильник, чтобы проснуться пораньше, чтобы успеть вернуться домой и переодеться перед работой.
   — Прекрасно, — пробормотала Белла, глубоко вздохнув, — Я так люблю тебя, Эдвард. Я рада, что ты пришел.
   — Я тоже, малышка. Я тоже, — поцеловав ее в лоб, он закрыл глаза. — Я люблю тебя, Белла. Я без ума от тебя.
   — М-м-м... хорошо, — прошептала Белла, в полусне.
Эдвард тихонько рассмеялся, улыбка сияла на его лице, когда он засыпал.

*** *** ***

Белла как раз заканчивала вводить предписанное болеутоляющее матери, перенесшую кесарево, которая чувствовала небольшой, вполне объяснимый дискомфорт, когда раздался звонок. Отвечая на звонок на станции медсестер, она увидела Эдварда, шедшего в сторону своего кабинета и беседующего с доктором Хаасом. Он повернул голову и подарил особую, интимную улыбку, говорящую о прошлой ночи.

Она вертелась и стонала, ей снился очередной эротический сон с Эдвардом в главной роли. Но на этот раз объект ее мечтаний разбудил ее самым прекраснейшим образом, сделав ее сны реальностью.

В следующий раз она проснулась, когда Эдвард нежно целовал ее плечо, собираясь уходить. Она обняла его за шею и потянула вниз, на себя, набрасываясь на его рот. Эдвард громко застонал и очень слабо стал сопротивляться, что должен уходить иначе он опоздает, хотя его тело определенно тянулось к Белле. Неохотно Белла отпустила его. Она улыбнулась ему сексуальной улыбкой, полной надежды.

Вспомнив про собеседника на том конце провода, Белла взяла себя в руки.

   — Здравствуйте, Белла Свон слушает.
   — Привет, Белла. Это Крис. Ты можешь сейчас спуститься ко мне в кабинет?

Белла нахмурилась, задаваясь вопросом, что от нее могло понадобиться психологу больницы.

   — Хм, да, конечно. Сейчас приду. А что случилось?
   — Скажу, когда придешь. А доктор Каллен свободен?
   — Нет, у него клиника через пять минут.

Пятью минутами позже Белла стучалась в дверь Крис, все еще озадаченная. Дверь открылась, и улыбающаяся Крис пригласила войти. Белла увидела, что она в кабинете была не одна.

   — Белла, спасибо, что пришла так быстро, — сказала Крис.
   — Нет проблем. Здравствуйте, миссис Джонсон. Рада видеть вас снова. Как Челси? — спросила Белла.

Миссис Джонсон встала и пожала руки Беллы. Белла заметила стоящую рядом со столом детскую коляску.

   — Медсестра Свон... — начала миссис Джонсон.
   — Белла, пожалуйста, — настояла Белла, любопытство проскальзывало в ее голосе.
   — Хорошо, Белла, — улыбнулась миссис Джонсон, — Я приехала, чтобы сказать спасибо.

Белла посмотрела на женщину, разница, когда она видела ее в последний раз, была удивительна. Исчезли горе и стресс, заменившись спокойной улыбкой. Белла не могла удержаться и не посмотреть на коляску.

   — Спасибо?
   — Да, спасибо. Я хотела поблагодарить тебя и доктора Каллена за то, какими сострадательными и заботливыми вы были, когда Челси рожала. Вы могли отнестись абсолютно абстрагировано к обстоятельствам Челси, но вы заботились о благополучии ее и ребенка, за что я вам очень благодарна.
   — Миссис Джонсон, вы не должны нас благодарить. Мы просто делали свою работу. Как Челси себя чувствует?
   — Ей намного лучше. Мы посещаем терапевта, чтобы помочь ей справиться со случившимся.
   — А это...? — указала Белла на коляску.
   — Да, это сын Челси, — Миссис Джонсон развернула коляску, чтобы Белла могла увидеть малыша, закутанного из-за холода в одеяльце. Она наклонилась, чтобы лучше разглядеть ребенка, и улыбнулась, увидев полные щечки, намного пухлее, чем когда он родился.
   — Он прекрасен, миссис Джонсон.

Миссис Джонсон смотрела на младенца с любящей улыбкой на губах.

   — Могу я спросить..?
   — Да, мы, или точнее сказать, Челси, решила не отдавать его на усыновление.
   — Давайте присядем? — призвала Крис. Как только они сели, миссис Джонсон объяснила свое решение.
   — Как вы знаете, рождение и его обстоятельство были настолько шокирующими и травмирующими для Челси, да и меня, что потребовалось несколько недель, чтобы в моей голове, наконец, все прояснилось, — Белла кивнула в знак понимания, — Я была так сердита сначала, особенно на того человека, что он натворил, но как только я успокоилась, сразу подумала о ребенке. Кстати, его зовут Маркус.
   — Маркус. Красивое имя, — улыбнулась Белла.
   — Также помогла терапия. Я стала думать о том, какого мне будет, скажем, лет через двадцать, буду ли я задаваться вопросами о Маркусе, как он, где он, ничего не знающий о своей настоящей матери. Знать, что где-то у меня есть внук, которого я знаю. И чем больше я думала об этом, тем меньше хотела, чтобы Челси отказалась от него.
   — А что думает сама Челси?
   — Сначала она не хотела иметь с ним ничего общего. Я знаю, что она думала, что если бы его не было, она сделала бы вид, что ничего не случилось. Я знаю это. Я знаю, когда она повзрослела бы, скорее всего, очень бы сожалела, что когда-то бросила своего сына, и его образ будет ее преследовать. Я каждый дань приходила, чтобы увидеться с ним, без Челси, и, признаюсь, полюбила его. Когда из больницы его передали в приемную семью, я запаниковала, подумав, что мы навсегда его потеряли. Но люди из социальной помощи успокоили меня, сказав, что это не так.

Белла взяла женщину за руку, оказывая безмолвную поддержку.

   — В любом случае, с помощью психотерапевта Челси и я обсуждали наши возможности, и решили, что Маркуса я воспитаю, как собственного сына. Таким образом, у Челси будет ее детство, она сможет окончить школу, и жизнь не будут разрушена по ее детской наивности.
   — И она согласилась? — спросила Белла.
   — Да. Не знаю, может из-за своего возраста, но она предпочитает думать о нем, как о «младшем брате». Когда Маркус вырастет, мы расскажем ему правду об обстоятельствах его рождения и надеемся, что он сможет понять, почему мы так поступили. И если когда-нибудь Челси захочет принять свою роль матери Маркуса, она ей станет. Я просто не хочу потерять его, — прошептала миссис Джонсон, лаская щечку малыша.
   — Надеюсь, вы не возражаете, если я спрошу про отца Челси...?
   — Том и я развелись несколько лет назад, но поддерживаем довольно дружеские отношения ради Челси. Они были очень близки, поэтому подобная новость опустошила его так же, как и меня. Я еле смогла остановить его от убийства этого мальчика. После шока он успокоился и даже посещал терапевта вместе с нами.
   — Прекрасная новость, — сказала Белла, — А материально как справляетесь, самостоятельно?
   — Моя мама переедет из Висконсина. Она давно хотела переехать поближе, а тут и повод есть. Она будет сидеть с малышом, пока я на работе. Также Том сказал, что будет помогать с затратами для подъема Маркуса. Сказал, что он и его внук тоже.
   — Я действительно рада, что все так хорошо решилось для вас с Челси, — сказала Белла, — Я могу спросить, насчет отца Маркуса? Я слышала, это ваш сосед. Должно быть, очень тяжело для вас и Челси?
   — Был, но сейчас переехал. Он отправился в Сиэтл, подальше от расплаты. Слава Богу, потому что не знаю, сколько бы вытерпела, не причинив вреда этому ублюдку. Я боюсь даты судебного заседания, — вздрогнула миссис Джонсон.
   — Мы надеемся, вы будете намного сильнее к тому времени.
   — Да, я тоже. Во всяком случае, я принесла Маркуса, чтобы его проверить, и мне очень хотелось увидеть вас.
   — Взаимно. Я думала о вас и Челси, и Маркусе, мне было интересно, как вы все-таки справляетесь, — призналась Белла.
   — Ты была очень добра ко мне, даже в моем истерическом состоянии.
   — Я уже говорила, я просто выполняла свою работу. И сопереживала вместе с вами. Вам нужна была поддержка, а не осуждение.
   — Спасибо, хотя я знаю, что некоторые медсестры осуждали и меня, и Челси, ее как неуправляемого подростка, который внезапно залетел.

Белла встала, за ней встали и остальные женщины. Миссис Джонсон обняла ее, и Белла с радостью вернула ей объятие.

   — Будет лучше, если я отвезу Маркуса домой раньше, чем он проснется. Удивительно, но я всегда думала, что за столько лет уже напрочь забыла, как ухаживать за младенцами.
   — Но это как езда на велосипеде? — пошутила Белла.
   — Да, именно так, — ответила Миссис Джонсон со смехом.
   — В следующий раз захватите с собой справку для отпуска по беременности, — искренне убедила Белла.
   — Хорошо. Ты можешь поблагодарить доктора Каллена от меня? Жаль, что я не смогла увидеться с ним лично.
   — Конечно, я ему передам. Он будет очень рад, что у вас так хорошо идут дела.
Попрощавшись, Белла вышла из кабинета в сопровождении Крис.
   — Настроение на весь день, — сказала Белла.
   — Согласна, — ответила психолог. Затем хитро посмотрела на Беллу, — Слышала, ты с доктором Калленом взорвали танцпол в субботу, — усмехнулась Крис, — И не только танцами.

Белла покраснела, хотя прекрасно знала, что Крис дразнит по-доброму.

   — Удивлена, что еще в местной газете об этом нет ни слова, — криво улыбнулась Белла.
   — Она же выходит по четвергам, — рассмеялась Крис.

Белла только покачала головой и вернулась в родильное отделение. Оказавшись там, она рассказала другим медсестрам и акушерам новости о миссис Джонсон.

Застать Эдварда ей удалось за ланчем, и она рассказала ему о произошедшем.

   — О, такие приятные новости, — сказал Эдвард, откусывая кусочек ролла, — Не часто удавалось слышать в Нью-Йорке, что дети возвращаются в семью, поэтому просто чудесно знать, что где-то такое случается. Мы знаем, что Маркус любим и желанен, и это главное.

Белла не могла не согласиться.

*** *** ***

Белла договорилась навестить Чарли в среду. Эдвард хотел идти с ней, но пока она ждала его, он позвонил и сказал, что нужен в больнице. Он надеялся закончить пораньше, чтобы забрать ее, но если не успеет, приедет сразу к ней на квартиру.

Предыдущую ночь Эдвард провел с ней, заранее захватив сменную одежду. Она любила просыпаться, чувствуя его теплое тело рядом с собой. Она должна была стереть улыбку с лица, прежде чем переступить порог больницы, иначе каждый сразу поймет, каким именно способом Эдвард разбудил ее с утра.

Это последняя ночь перед Рождеством, когда Белла могла навестить отца, поэтому Белла поехала бы к отцу в любом случае. Она позвонила Джейкобу и пригласила с собой для того, чтобы представить Эдварда, а заодно вручить рождественский подарок.

Она приехала к Чарли и поставила жаркое в духовку. Увидев, что их всего будет четверо, она отвергла идею с индейкой. Слишком много времени на нее уйдет. Вместо нее Белла решила приготовить курицу. Белла как раз тушила овощи, когда приехал Чарли.

   — Привет, Белз, — поприветствовал ее Чарли, целуя в щеку, — А где Эдвард?
   — Его вызвали на работу. Он надеется подъехать чуть позже.
   — Очень похоже на работу в полиции. Никогда не знаешь, успеешь ли поесть, прежде чем тебя вызовут, — согласился Чарли, — Будем надеяться, что он сможет приехать.

Они болтали в кухне, пока Белла готовила, когда появился Джейкоб с большим подарком.

   — Белла! — он улыбнулся, крепко ее обнимая. — Редко удается увидеться, особенно когда ты «предаешься любви».

Белла покраснела и кинула на Чарли быстрый взгляд. Ей не очень было удобно говорить о подобных вещах в присутствии отца. Но очевидно, Чарли знал, что происходит. Он не был глуп. Иначе не был бы начальником полиции. Но все равно смущало. Как разговор с отцом о безопасном сексе. Некомфортно.

   — Привет, Джейк. Извини, что пренебрегала тобой.
   — Нет, что ты, не переживай. Я все понимаю. Ну, или надеюсь понять в один прекрасный день, — улыбнулся Джейк, обнимая ее за плечо. Он огляделся по сторонам, — Эй, а где Эдвард? Я думал, он придет этим вечером, и я познакомлюсь, наконец, с любимчиком.
Белла резко заехала ему локтем в бок. Но Джейк вряд ли что-то почувствовал. У него был настолько развит пресс, что девчонки практически падали в обморок, когда он снимал рубашку. Он часто развлекал Беллу тем, как женщины всех возрастов кидали застенчивые и не очень взгляды на него на пляже. Так что Джейкоб никогда не страдал дефицитом женского внимания.

Удивительно, но она услышала, как ее отец слабо, но забавно фыркнул в кружку с пивом на словах Джейкоба.

   — Эдварда вызвали на работу. Если сможет, он обязательно приедет. Идет? — подчеркнула Белла.

Джейкоб только рассмеялся и отошел от Беллы. Они сели за стол, а Белла разочаровалась, что до сих пор не услышала от Эдварда ничего. После ужина они раскрыли свои подарки. Джейк подарил Белле чехлы для автокресел. Чарли получил от Беллы текущий спортивный альманах.

Через десять минут Эдвард позвонил Белле.

   — Привет, любимая, — его голос звучал устало, — Мне очень жаль, но я не смогу вырваться отсюда еще несколько часов. Мы только что приняли тяжелые роды, и состояние матери очень нестабильно, и я не хочу оставлять ее, пока все не стабилизируется.
   — Все нормально. Ты кажешься очень уставшим.
   — Ага. Слушай, я не хочу тебя разбудить, поэтому поеду после смены к себе.
   — Я не буду возражать, — сказала Белла.
   — Нет, не справедливо. Хорошо провела вечер у Чарли?
   — Да, неплохо. Жаль, что тебя не было рядом.
   — И мне. Послушай, мне надо идти. Увидимся завтра. Люблю тебя, — сказал он тихо.
   — И я тебя. Я буду скучать.
   — Я буду скучать сильнее. Пока, любовь моя, — сказал он, завершая вызов.

Джейк заметил разочарование на лице Беллы, когда она вернулась в гостиную.

   — Я так понимаю, док приехать не может?

Белла покачала головой.

   — Нет, еще несколько часов он проведет в больнице.
   — Вот так жесть.

Немногим позже Белла уехала, обняв на прощание Джейка и его отца, пожелав им Счастливого Рождества.

   — Передавай привет маме от меня, — сказал Чарли, — И Эдварду.
   — Конечно, передам, пап, я заеду к тебе, когда вернусь.

Этой ночью кровать Беллы оставалась холодной и одинокой.

*** *** ***

Дверной звонок раздался вечером в пятницу, извещая о прибытии Эдварда, чтобы забрать Беллу в дом Элис и Джаспера. Белла примчалась домой, после того как поздравила всех с Рождеством, быстро приняла душ и переоделась. Она как раз заканчивала макияж, когда приехал Эдвард.

Когда она открыла дверь, Эдвард поднял ее на руки, их рты встретились в страстном поцелуе. Он крепко прижал ее тело к себе, нуждаясь в ней. Прошлой ночью он так устал, что Белла настояла на том, чтобы он поехал домой и отоспался. Эдвард пытался возражать, но когда на середине предложения он зевнул, Беллу уже было не переубедить. Две ночи он был без нее, и безумно скучал. Он даже не хотел думать о времени, когда она окажется на другом конце страны.

Руки Беллы обернулись вокруг его шеи, тихий стон вырвался из нее, как только его руки начали исследовать ее спину, блуждая вниз к ее попе, лаская округлость. И когда он прижал ее к своей твердости, Белла разорвала поцелуй.

   — Эдвард, — выдохнула она, — Мы не можем. Нам надо к Элис.
   — Ммм... забудь, — пробормотал он, целуя нежную кожу за ушком, — Я слишком соскучился по тебе.

Белла закрыла глаза от восторга, пока он осторожно лизал ее кожу, посылая дрожь желания по ее спине. Она была очень близка к тому, чтобы сказать «забей на все, давай останемся здесь и займемся любовью», но вина подвести Элис вернула ее к действительности.

   — Остановись, любимый. Мы не можем так поступить с Элис. Мы можем вернуться пораньше и встретить Рождество по-своему, — предложила она сексуальным голосом.
   — Обещаешь?
   — Да, обещаю. Отпусти, мне нужно закончить приготовления, — сказала Белла, оставляя последний быстрый поцелуй, прежде чем выбраться из его объятий, улыбнувшись на слегка надувшуюся физиономию Эдварда. Это заставило ее сердце затрепетать, потому что он хотел ее так же сильно, как и она его.

Элис полностью выложилась с Рождественскими украшениями. Ее крыльцо было увешено огоньками, остролистом и мишурой, так же как и остальная часть дома. На лужайке расположился Санта в своих санях с северным оленем, на каждой елке были гирлянды.

   — Моя сестра никогда ничего не делает наполовину, не так ли? — пробормотал Эдвард, останавливаясь на подъездной дорожке. — Кларк Гризволд (герой фильма «Рождественские каникулы»), съешь свое сердце.
   — Наверняка, — согласилась Белла, — Как думаешь, Джаспер в одиночку там сидел? — она указала на крышу, на которой находились ярко освещенные ангелочки и звездочки.
   — Господи, я рад, что я не женат на ней, — сказал Эдвард, качая головой.
   — Я тоже. Ты бы попал в тюрьму, — Эдвард улыбнулся ей.

Элис встретила их в дверях, притянув Беллу к себе.

   — Привет, Белла, Эдвард. Проходите. Осталось дождаться только родителей. Розали и Эммет уже здесь, — Элис указала рукой на гостиную, — Дорогие, вы двое выглядите очень счастливыми. Удивительно, что может сделать отличный секс, а?
   — Элис! — закричали они в унисон, заставляя Элис захихикать.
   — Они даже читают мысли друг друга, — ни к кому не обращаясь, произнесла Эллис, — Если серьезно, я так счастлива за вас. Мой брат и моя лучшая подруга. Какое идеальное сочетание.

Эдвард лишь покачал головой на слова сестры, но притянул к себе и ласково поцеловал.

   — Рад, что ты одобряешь, коротышка.

Розали и Эммет сидели на диване и пытались удержать своего сынишку Райли от вскрытия всех подарков, лежащих под деревом. Розали отвлекала его одной из самых любимых игрушек, но елка оказывалась притягательнее.

Джаспер вошел, обнял и поцеловал в щеку Беллу, затем обменялся рукопожатием с Эдвардом.

   — Добро пожаловать, ребята. Рад, что смогли увидеть, до того как ты улетишь, Белла, — искренне произнес он.
   — Спасибо, Джаспер. Привет, Розали, Эммет, — поприветствовала она, — Привет, Райли. Очень красиво, правда? — сказала она, присаживаясь на корточки перед маленьким мальчиком. К счастью, она была в брюках.

Райли что-то прогулил в знак приветствия, указывая своей пухленькой ручкой в сторону подарков.

   — Да, уверена, среди них есть один твой, но ты не можешь его открыть, пока тетя Элис не разрешит. — Она знала, что мальчик не мог понять, что она сказала, особенно когда он помчался к коробочке с блестящей серебряной ленточкой. Эммет перехватил сына.
   — Упрямый, как и его мама, — сказал он, целуя сына.
   — Ха, — возразила Розали, — Упрямый, как и его отец, — произнесла она с улыбкой. Она развернулась к Белле и Эдварду, замечая их переплетенные пальцы, — Рада видеть, что мои подозрения были верны.
   — Ты о чем? — спросила Белла.
   — Ты и Эдвард. Боже, сексуальное напряжение между вами, когда я вас видела в последний раз, было невероятным. Я с Эмметом поспорила, что до конца года вы будете вместе. Время платить, милый.

Эммет засмеялся.

   — Не думаю, что Элис будет так уж счастлива, если я начну отдавать прямо здесь, детка. Кроме того, в комнате ребенок...
   — Не переживай, я могу и подождать, — сказала Розали, посылая ему загадочную улыбку.
   — Я учту, — ответил Эммет.

Похоже, мы не единственные, кто мечтает побыстрее добраться до дома, — подумал Эдвард с улыбкой, чуть сжимая ладонь Беллы. Белла улыбнулась в ответ, словно читая мысли.

Карлайл и Эсми приехали и сразу окружили Райли. Белла представляла, как они будут радоваться ребенку Элис.

Ужин был подан в столовую, стол был щедро уставлен разнообразными блюдами. Джаспер первым всех поблагодарил и разрезал прекрасно приготовленную индейку, после того, как свои благодарности произнесли оставшиеся, приступили к еде. Ужин был полон смеха, потому что Эммет потчевал рассказами из школы.

   — Господи, я думал это мы слишком озабоченные, но нынешние подростки, — он покачал головой, — Места, где я поймал их, не могут не удивлять.
   — И это говорит человек, который был застукан в гараже отца, — ухмыльнулась Розали ко всеобщему развлечению.
   — Если будет девочка, мальчики должны будут себя вести очень хорошо, иначе будут иметь дело со мной, — серьезно сказала Элис, поглаживая живот.
   — Ты идеально находишь общий язык со всеми, — засмеялся Джаспер, — Не знаю, что на меня нашло. В один момент сижу и спокойно пью пиво, а в следующий — просыпаюсь в чужой постели в отеле, а Элис приютилась на мне.
   — И ты любил каждую секунду, — пропела Элис, коротко прикасаясь к его губам.
   — Несомненно, — согласился он.

Разговор перешел на беременность Элис. К этому времени они переместились в гостиную. Райли заснул и был положен на кровать в одной из гостевых спален, дверь оставили открытой, чтобы услышать, если ребенок проснется.

Элис сидела на коленях Джаспера, его рука рассеянно ласкала ее пока еще плоский живот. Белла спросила про утренние недомогания.

   — Уже немного лучше. После легких перемен в еде, как ты и предложила, желудок немного успокоился. Несколько раз были недомогания, но на прошлой неделе не было обострений.
   — Это хорошо, — сказал Эдвард, его руки лежали на плечах Беллы, когда она наклонилась к нему, — Ты входишь во второй триместр, так что, надеюсь, все самое страшное позади. Записалась на следующее обследование?
   — Да, мистер Суетливые штанишки, — сказала Эллис, — Как раз после Нового года.

Вскоре после этого Элис заявила, что пришло время для вручения подарков. Эдвард сходил к машине и забрал из нее подарки (свои и Беллы), чтобы добавить к общим.
Было много охов и ахов, поцелуев и благодарностей, когда вскрыли подарки. Белле понравился подаренный Элис легкий кардиган глубокого розового цвета. Белла пришла к выводу, что Элис поставила себе цель полностью разукрасить гардероб Беллы; большая часть яркой цветной одежды была либо подарена, либо куплена под пристальным надзором Элис.

Белла сказала, что свой подарок Эдварду она вручит дома. Она хотела, чтобы они были лишь вдвоем, когда откроют свои первые рождественские подарки. Эдвард с готовностью согласился.

Эдвард наблюдал за весельем Беллы, и его сердце переполнялось от любви к ней. Она легко вписалась в его семью, словно так и должно быть. Возможно, так и было.

Возможно, это их судьба, встретиться и полюбить. Он не понимал, верит ли в подобные вещи, но спорить с судьбой точно не собирался.

Белла повернула голову и подарила ему нежную улыбку, ее глаза говорили, как сильно она любила его. Никто не отводил взгляд, потерявшись в глазах друг друга, комната исчезла, они общались без слов. Затем она передвинулась, пересев так близко к нему, как только позволяли правила приличия. Эдвард мог почувствовать ее грудь, прижатую к нему, его тело шевельнулось от ее близости. Его рука переместилась с плеча и начала невесомо ласкать кожу шеи. Белла невольно повернула голову, предоставляя ему больший доступ. Он почувствовал, как ускорилось ее дыхание, и когда она наклонилась и поцеловала его челюсть, решил, что пора уходить.

Пришло время уйти домой и отпраздновать Рождество вместе с Беллой. Вдвоем.



Источник: http://robsten.ru/forum/63-1911-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: -marusa122- (15.04.2015) | Автор: перевод - Кудряшка=)
Просмотров: 692 | Комментарии: 15 | Рейтинг: 5.0/24
Всего комментариев: 151 2 »
avatar
0
15
Спасибо за главку! lovi06032 good lovi06032
avatar
0
14
Спасибо большое за перевод!  good lovi06032
avatar
0
13
Спасибо большое за главу! heart_01
avatar
0
12
их отношения просто сказка! спасибо! good
avatar
0
11
Да Белла с Эдвардом настолько ускорили свои отношения...... wub1 wub1 что поцелуи для них лишь начало........................ :good::good:вот и Рождество так скоро настало.............................:dom::elka:  а они интересно что подарят друг другу............................. :piar02:
avatar
0
10
Как мило☺
Спасибо за главку
avatar
0
9
Спасибо за продолжение
avatar
0
8
Как быстро и глубоко они проникли друг в друга - даже спать по отдельности уже не могут...У них просто идеальные отношения...Вот ведь как в жизни бывает - мама Челси будет воспитывать ее сына как своего ребенка, а Челси его считает младшим братом...И как Эдвард и Бэлла проведут раздельно эти несколько дней - Бэлла улетает к матери, а Эдвард остается...Большое спасибо за продолжение.
avatar
0
7
У них прям идилия такая . kisssss
И в семье Белла, как своя.
Спасибо за главу.
lovi06032
avatar
0
6
Очень жаль, что Эдвард и Белла проведут Рождество не вместе.
1-10 11-15
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]