Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


В голове у них только дети/Babies on their mind - Глава 16

Глава 16

   — Хорошо, спасибо, Элис.

Голос Эдварда разбудил Беллу. Повернувшись на бок, она зарылась глубже в подушки на самой мягкой и удобной кровати в мире.

Было утро среды, прошлые две ночи они провели в отеле, неспособные вернуться в Форкс, потому что дороги были перекрыты из-за сильного снегопада, который чуть не вынудил самолет Беллы уйти на другой аэропорт. Эдвард проснулся, осторожно освободился из рук Беллы и подошел к окну. Удивительно, солнце стало проглядывать сквозь облака, предвещая солнечный день, в отличие от предыдущих. Он позвонил Элис, чтобы узнать, какова ситуация на дорогах ближе к дому. Обернувшись, он ласково улыбнулся, когда увидел зарывшуюся в подушки Беллу.

Предыдущий день и ночь были прекрасной идиллией. Время вне времени. Они ни о чем не волновались, кроме того, как потратить их свободное время, полностью растворяясь друг в друге. Когда они не занимались любовью, то смотрели телевизор, прижавшись как можно ближе. Они заказывали еду в номер, поскольку не хотели волноваться о своей одежде, чтобы спуститься в ресторан отеля. Они часами нежились в огромном джакузи, где Эдвард с вожделением брал Беллу. Ночью они лежали, обнявшись, просто разговаривая о чем угодно. Белла призналась, что часть нее желала, чтобы снег никогда не перестал падать. Эдвард не мог не согласиться.

К сожалению, их идиллия подходила к концу. Опустившись рядом с Беллой, Эдвард протянул руку и аккуратно убрал прядку волос с лица девушки. Мягко проследил пальцем по ее губам, улыбнувшись, когда она сонно поцеловала его. Подтянувшись, он покрыл ее лицо невесомыми, как крылышки бабочки, поцелуями и все, до чего смог дотянуться, пока она не застонала и не перевернулась на спину, обвив руками его шею.

   — Ммм, гораздо лучше, чем будильник, — пробормотала она сонно.

Эдвард улыбнулся.

   — Я буду твоим будильником каждое утро, если хочешь.
   — Заманчиво.
   — И насколько заманчиво?
   — Слишком, слишком заманчиво, — ответила она, потирая глаза. — Который час? — спросила она, садясь на подушки.
   — Всего девять часов, — ответил он, присоединяясь к ней, — Я только что разговаривал с Элис. Она сказала, что дороги свободны. А солнце буквально прорывается сквозь облака.

Белла криво улыбнулась.

   — По идее, эта новость должна меня обрадовать, но это не так, — призналась она. — Я полюбила время, проведенное здесь.

Целуя ее в щеку и взяв ее за руку, Эдвард кивнул в знак понимания.

   — Я знаю. Но мы должны покинуть наше любовное гнездышко и вернуться к реальности.
   — Любовное гнездышко, — призадумалась она, — Ведь это правда. Я буду по нему скучать.
   — Я тоже. Но мы всегда можем вернуться. Почему бы нам не остановиться здесь, когда поедем на симфонический концерт? Я попытаюсь забронировать нам этот же номер, если, конечно, хочешь, — предложил он.

Белла ответила ему радостной улыбкой.

   — Это отличная идея, Эдвард. Я очень хочу вернуться.
   — Договорились. Я сделаю запрос, когда мы точно соберемся, на всякий случай, — они просто посмотрели друг на друга, на их лицах сияли улыбки. Подарив последний протяжный поцелуй, Эдвард скатился с постели. — Нам пора, любимая. Даже если дороги расчищены, они, скорее всего, очень скользкие, а я хочу добраться до дома как можно безопаснее.

Тяжело вздохнув, Белла была вынуждена согласиться. Чтобы собрать свои немногочисленные вещи, им не потребовалось много времени. Они были одеты в то же, в чем приехали сюда. Последний раз оглядеа свой кусочек рая, они спустились вниз, чтобы отдать ключи. Пока они были в холле, Эдвард спросил о наличии этого номера на апрель, и, к радости Беллы, он был свободен. Забронировав его, Эдвард не спеша подвел девушку к автомобилю, который камердинер уже подогнал к дверям отеля.

Как Эдвард и говорил, дороги были очень скользкими, и все внимание мужчины было сосредоточено на дороге домой. Они не чувствовали необходимость разговаривать, их окружало уютное молчание. Они оба погрузились в воспоминания о последних двух днях.

Наконец, Эдвард остановился у дома Беллы и отнес их вещи наверх. В квартире было достаточно холодно, потому что в течение последних четырех дней она пустовала, поэтому Белла поспешила включить отопление.

   — Я ухожу, чтобы узнать, что происходит в больнице, — сказал Эдвард, опуская сумку Беллы на кровать, — Наверное, меня поставят на дежурство. Чувствую себя виноватым из-за того, что свалил на Бернарда всю работу.

Обернув руками его талию, Белла прижалась к груди мужчины.

   — Хорошо. А я устрою небольшую стирку, а потом съезжу к отцу. Ты потом вернешься? — спросила она, изучая его лицо.

Эдвард кивнул.

   — Конечно. Не думаю, что смогу быть далеко от тебя, — оставив легкий поцелуй на ее губах, он направился к двери.
   — Осторожнее на дороге, любимый.
   — Обязательно. Увидимся позже, — поскольку Эдвард повернулся к двери, Белла окликнула его. — Подожди, Эдвард!

Он развернулся, в его глазах читался вопрос.

   — Я хочу дать тебе ключ. В случае если ты приедешь, а я у папы. Не хочу, чтобы ты ждал на морозе.

Эдвард внимательно посмотрел на нее и медленно кивнул.

   — Ты уверена, что хочешь этого?

Белла выглядела немного смущенной.

   — А что не так?
   — Ты даешь мне ключ от своей квартиры — это серьезный шаг, — ответил он.

Подняв руку вверх, Белла провела по его волосам.

   — Большинство ночей после Бала мы провели вместе. Я люблю тебя и хочу, чтобы ты чувствовал себя здесь, как у себя дома.

Глаза Эдварда заблестели, он наклонился и нежно поцеловал ее, легко прикасаясь губами к ее.

   — Я тоже люблю тебя. Для меня большая честь, что ты так доверяешь мне, — на несколько мгновений повисла тишина, в течение которых они наслаждались друг другом, а затем

Эдвард отступил.

   — Мне нужно идти.
   — Увидимся позже. Захвати одежду на завтра. Я привыкла спать рядом с тобой, — предложила Белла, говоря правду.
   — Отлично, — с последним поцелуем Эдвард покинул ее квартиру.

Переодевшись и загрузив в стиральную машину свою одежду, Белла решила закупить продукты и навестить Чарли. Рене передала подарок для Чарли.

Она обходила супермаркет, когда зазвонил ее телефон.

   — Привет, Белла. Ты уже вернулась? — спросил Джейкоб.
   — Да, приехала сегодня утром.
   — Снегопад был отвратительным, — сказал он, — Я удивлен, что ты смогла приземлиться в тот день.
   — Я тоже. И очень рада. Последняя пара дней была прекрасна, — вздохнула Белла.
Джейкоб усмехнулся. — И было очень неплохо?
   — О, да. Ты и понятия не имеешь.
   — Эй, Белла, а что вы с Эдвардом делаете на Новый Год?
   — Гм, не уверена. Мы еще не обсуждали это, — ответила она, — А что?
   — Накануне Нового года у нас будет большая вечеринка. Планируется большой костер, фейерверк, горы еды и выпивки. Почему бы вам с Эдвардом не присоединиться? А я, наконец-то смогу с ним познакомиться, — предложил Джейкоб.

Белла часто ездила в резервацию Квилетов и участвовала в их праздниках.

   — Звучит неплохо, Джейк. Я обязательно поговорю с Эдвардом, если он, конечно, не будет дежурить. Я перезвоню тебе и скажу уже точно?
   — Конечно. Надеюсь, вы сможете прийти. Будет весело.
   — Уверена, что так и будет. Я позвоню тебе сегодня вечером. Эдвард уехал в больницу, а я собираюсь к Чарли, но я поговорю с ним вечером.
   — Все в порядке. Пора возвращаться к работе. Этот мороз поиграл с автомобильными движками. Я завален ремонтом, — сухо сказал он.
   — Но это же хорошо, или нет? Возможно, тебе придется нанять помощника.
   — И не надейся. Во всяком случае, я дождусь ответа от тебя сегодня?
   — Да. До встречи.
   — Пока, Белла.

Белла продолжила делать покупки, задаваясь вопросом, как отреагирует Эдвард на приглашение. Она надеялась, что этой ночью он не будет работать.

Закончив с продуктами, она отвезла все в дом Чарли. Его не было дома, но у нее был ключ. Обойдя весь дом, Белла загрузила стиральную машинку, а затем приготовила обед для Чарли. Она раскладывала все по отдельным контейнерам для заморозки, когда вернулся Чарли.

   — О, привет, Белз. Рад, что ты благополучно добралась до дома, — сказал он и притянул девушку в свои объятия, целуя ее в щеку.
   — Да, приехала только сегодня. На дорогах сильный гололед.
   — Расскажи мне об этом. Сегодня одновременно произошло три аварии, — ответил он, снимая куртку.
   — Тяжелые?
   — Никто не пострадал, к счастью. Просто больше работы для дорожников. Люди привыкли ездить лишь по сухой дороге, — пробормотал он, качая головой и с благодарностью принимая чашку кофе, — Как поживает Рене?

Белла рассказала о своей поездке к матери, передав подарок. Она рассказала про полет и необходимость на несколько дней остаться в Сиэтле.

   — Ну, застрять на эти дни в каком-нибудь пятизвездочном отеле — очень хороший вариант, — прокомментировал Чарли с легкой улыбкой.
   — И намного лучше, чем спать в машине, — улыбнулась Белла.

Чарли рассказал о своем Рождестве с Билли, Джейкобом и другими родственниками. — Джейкоб рассказал тебе про Новый Год?

   — Да, он уже звонил и пригласил и меня, и Эдварда. Но мне нужно сначала поговорить с ним, вдруг он дежурит.
   — Надеюсь, вы оба сможете приехать. Должно быть весело.

Пару часов спустя Белла подъехала к себе домой, улыбнувшись, когда увидела машину Эдварда. Войдя в квартиру, Белла услышала звук работающего телевизора. Он был таким домашним и успокаивающим. Она уже забыла, как это, возвращаться не в пустой дом.

Войдя в гостиную, она крикнула.

   — Привет, дорогой, я дома.

Эдвард поднял голову и усмехнулся, протягивая к ней руку.

   — Здравствуй, дорогая. Как прошел день? — высоким тонким голосом, имитируя женский голос, спросил он, притягивая девушку к себе на колени.

Белла захихикала над его глупостью и запустила пальчики ему в волосы, притягивая его губы к своим. Спустя несколько минут они оторвались друг от друга.

   — Как дела в больнице? — спросила Белла, положив голову на его плечо, скрещивая руки на животе.
   — Довольно тихо. Потому что клиник не было, а только роженицы и кесарево.
   — Хорошо. Чувствую себя менее виноватой, что пропустила работу, — ответила Белла.

Они обсуждали, что приготовить на обед, когда Белла вспомнила о разговоре с Джейкобом.

   — Эдвард, ты работаешь на Новый Год?
   — Нет, я работал в Рождество, поэтому свободен в Новый Год. А что? У тебя есть планы?
   — Джейкоб пригласил нас в резиденцию Квилетов. У них будет большой праздник, и он хочет, чтобы мы пришли. Что ты думаешь? — спросила она.

Эдвард улыбнулся ей.

   — Если это то, что ты хочешь, то я, конечно, пойду с тобой. Никогда не был на подобных празднованиях, я заинтригован.
   — Прекрасно. Будет весело. Они собираются устроить огромный костер и фейерверк. Джейкоб позвонит позднее, чтобы убедиться, что мы приедем.
   — И наконец-то смогу познакомиться со столь известным Джейкобом, да? — размышлял Эдвард. Он все еще чувствовал укол ревности, когда думал о прошлом Беллы с Джейкобом, хотя никогда не признавался в этом Белле. Ему просто нужно иметь с этим дело.
   — Да. Уверена, что вы подружитесь, — Эдвард ничего не ответил, просто крепко прижал ее к себе.

Раздался звонок в дверь, напугав их обоих.

   — Ты ждешь кого-то? — спросил Эдвард, когда Белла встала с его коленей. Она покачала головой и направилась к входной двери. Посмотрев в глазок, она широко улыбнулась.
   — Элис! Джаспер! Ребята, какими судьбами? — Белла улыбалась, широко распахивая дверь, чтобы их впустить.
   — Привет, Белла. Я скучала по тебе и убедила Джаспера приехать. Привет, Эдвард, — Элис поприветствовала брата, как только прошла в гостиную.
   — Привет, коротышка. Джаспер.
   — Не называй меня коротышкой! — потребовала Элис, игнорируя смешки. — Мы хотели заказать на ужин что-нибудь из китайской кухни и подумали, что вы захотите к нам присоединиться. Мы заезжали к тебе, Эдвард, но дома тебя не оказалось, и мы сделали вывод, что ты у Беллы.
   — Ты гениальна, Элис, — подколол ее Эдвард, за что заработал удар по руке.

Джаспер улыбнулся Белле и наклонился, чтобы прошептать ей на ухо.

   — Представь, как уживаться с ними двоими? — Белла засмеялась.
   — Это ее вина, — заявил Эдвард, не обращая внимания на визг негодования Элис.
   — Не слушай его, Белла. Это все ложь. Уже начинаю подумывать, что ты не настолько хорош для моей лучшей подруги, — сказала Элис надменно.
   — Слишком поздно. Надо было думать прежде, чем заниматься в наглую сватовством, — ответил Эдвард, беря Беллу за руку, — Белла теперь моя!

Белла посмотрела на него, приподняв бровь.

   — Твоя? — поддразнила она.

Тихо зарычав, Эдвард наклонился и прошептал.

   — Моя. Только я заставляю тебя стонать от удовольствия, как и ты меня, — под видом, что он целует ее за ушком, Эдвард языком прошелся по ее нежной коже. Белла закрыла глаза, желание острыми иголочками прошлось по ее телу. Когда она приподняла веки и увидела радостное лицо Элис, то покраснела.

Они вчетвером отправились на ужин в местный китайский ресторанчик. Элис сообщила, что утренняя тошнота прошла, но теперь ее настиг неконтролируемый голод, заставляя есть все подряд.

   — Сегодня я ужасно хочу свинину в кисло-сладком соусе, — сказала она, — Именно поэтому мы и здесь.

Эдвард захихикал и покачал головой в направлении Джаспера.

   — О, мужик, у тебя проблемы.

Джаспер посмотрел на смеющееся лицо Эдварда.

   — Почему?
   — Могу представить тебя, бегающим в середине ночи в поисках небывалой пищи, потому что Элис этого очень захочется, — они засмеялись над ошеломленным выражением лица Джаспера.

Белла сжалилась над Джаспером и похлопала его по руке.

   — Возможно, ее будет не так сильно тянуть на странности, — сказала она сочувствующе, а потом улыбнулась, — Надеюсь, на экзотику ее не потянет.
   — Экзотику? Какие странности? — нервно спросил Джаспер.
   — Ну, мне женщины рассказывали, что их тянуло на кору деревьев. И странные сочетания блюд, например огурцы и арахисовое масло, — ответила Белла.
   — Кора деревьев? Это же смешно. Пожалуйста, детка, не начни обгладывать деревья, — взмолился Джаспер.

Остальные покатились со смеху, а изумленное лицо Джаспера никак не помогло им успокоиться. Элис заверила мужа, что кора ее не привлекает. Хотя…

Остальная часть обеда была потрачена на придумывание разных самых невероятных комбинаций пищи и других объектов желания.

*** *** ***

Как и говорил Эдвард, в больнице было довольно тихо. Это позволило Белле проводить с Эдвардом больше заслуженного времени в течение дня, используя обеденный перерыв и вызовы в кабинет. Они делились случайными тайными поцелуями, но в целом старались действовать профессионально на работе. И им это удавалось. До пятницы.

Белла провела большую часть времени, сортируя файлы, разбирая документы, которыми, как правило, пренебрегали в суете обычного напряженного дня. За день не поступало новых пациентов, лишь пара госпитализированных матерей. Большинству, понятно, хотелось вернуться домой как можно скорее, чтобы провести праздники с семьей. Также Белла убивала время в разговорах с молодыми мамами, убаюкивая их малышей.

Подойдя, Эдвард вступил в разговор, любуясь младенцами. Когда Беллу вызвали в другую часть больницы, она передала мужчине ребенка, их глаза встретились, когда они одновременно прикоснулись к малышу. Дрожь прошлась по коже Беллы, когда их руки соприкоснулись, она знала, что он чувствовал то же самое. Когда она уходила, почувствовала, как ее тело захватило возбуждение. Она попыталась проигнорировать это чувство, но безуспешно.

Сидя на станции медсестер и принимая звонки, она постоянно ерзала на кресле, пытаясь ослабить дискомфорт. Когда вошел Эдвард, ситуация только ухудшилась. Они увидела, как глаза Эдварда расширились от удивления, а затем потемнели от желания, поскольку он точно прочитал все, что она чувствовала. Милостивый Боже, через сколько мы сможем уехать? Отчаянно задумалась она. Белла не могла объяснить, что с ней творится. Ей отчаянно нужно оказаться с Эдвардом, почувствовать его внутри. Температура определенно поднялась, и озноб желания охватил все тело.

Делая вид, что что-то отмечает в своих заметках, Эдвард написал сообщение и передал его Белле. Посмотрев вниз, Белла практически расплавилась, как только прочитала его записку.

"Встретимся на третьем этаже, в Архиве, через десять минут. Я люблю тебя".

Сердце бешено заколотилось, пока она смотрела вслед Эдварду, заходящему в свой кабинет. Она сказала медсестре, что берет перерыв. Забежав в туалет, она побрызгала ледяной водой на свое раскрасневшееся лицо и поднялась наверх. Из-за того, что большинство пациентов и сотрудников уехали на праздники домой, по дороге она столкнулась лишь с одним человеком, когда входила в лифт.

На третьем этаже больницы располагались кабинеты руководства и много палат. Архив находился в конце коридора, там хранились просроченные документы. Белла была здесь всего пару раз. Повернув ручку, она выпустила вздох облегчения, поняв, что дверь не заперта. Прежде чем войти, она осмотрелась, чтобы убедиться, что ее никто не видит, но это было необязательно. Больница была практически пустой, кабинеты заперты и темны, потому что пациенты разъехались домой на Рождество и Новый год.

Белла стояла в слабо освещенном помещении, не зная, что делать, пока ждала Эдварда. Сердцебиение ускорилось, стоило только подумать о нем и том, что, вероятно, произойдет, когда он придет. Она прекрасно понимала, что должна положить этому конец и заставить себя потерпеть, пока они не доберутся к одному из них домой. Но это внезапное, подавляющее вожделение было слишком сильно, чтобы его проигнорировать. Она знала, что будет в ужасе, если хоть кто-нибудь догадается о том, что должно будет в этой комнате произойти, но ее потребность в Эдварде взяла верх над всем остальным.

На звук поворота ручки она повернулась и облегченно вздохнула, увидев, как Эдвард входит в комнату и запирает за собой дверь. Посмотрев ему в глаза, она увидела, как они горели только для нее, и не смогла сдержать маленький стон, сорвавшийся с губ, поскольку ощутила поток влажности между ног.

   — Боже, Белла, — пробормотал он, притягивая ее в свои объятия, проходясь губами по ее горлу, его язык проходился по коже. — Мы не должны этого делать.
   — Я знаю, — застонала она, ее руки стали отчаянно стягивать его рубашку, желая почувствовать его кожу. — Но я ничего не могу с собой поделать. Ты мне очень нужен.

Руки Эдварда бродили по ее телу, останавливаясь на бедрах, чтобы притянуть ее ближе, показывая, что он тоже очень нуждался в ней. Толкая бедра в нее, он развернул голову и захватил ее губы, призывая приоткрыть их. Его язык сминал ее, голод по ней струился в каждой его клеточке.

Одной рукой Белла расстегивала его рубашку, а другой зарылась в копну его волос и притянула к себе так близко, как только могла. Выдергивая ее рубашку из брюк, Эдвард просунул руку между их телами и остановился на уровне груди, убирая материал, скрывающий от глаз ее грудь, чтобы как можно скорее прикоснуться к ее коже.

Белла откинула голову назад и стала покрывать поцелуями его шею, одновременно толкая бедра напротив его твердости, отчаянно нуждаясь получить немного освобождения. Нетерпеливо она развязала его галстук и расстегнула пуговицы на воротнике, получая тем самым больший доступ к вкусу его кожи. Эдвард переключил свое внимание и, нагнувшись, захватил сосок Беллы в рот.

Не выдерживая напряжения, колени Беллы подкосились, когда он жадно облизывал ее соски, передвигаясь от одного к другому. Когда рука Беллы спустилась и накрыла его эрекцию, Эдвард застонал против ее кожи. Белла начала сжимать его сквозь материал, наслаждаясь горячими, отяжелевшими вздохами любимого мужчины.

   — Сними, — призвал он, — Я хочу почувствовать твои пальчики вокруг себя.

Белла с нетерпением подчинилась, быстро справилась с пряжкой ремня и потянула молнию вниз. Она стянула его боксеры и вытащила его напряженный, налитый кровью член, удивляясь, насколько он готов для нее. Нежно сжимая его, она медленно стала двигать рукой вверх-вниз, ласково растирая на головке выступившую капельку жидкости.

   — Боже, Белла, — выдохнул он. — Что ты со мной делаешь.

Белла скорее почувствовала, чем увидела, как повернулся и прислонил ее к стене. Она полностью растворилась в нем. Его губы жестоко атаковали ее, затягивая в водоворот страсти, пока его пальцы в спешке расстегивали кнопку на ее брюках, чтобы избавиться от них. Белла тем временем скинула с ног обувь, чтобы выйти из упавших брюк. Она застонала, когда Эдвард прижался своим возбужденным достоинством к пропитанному материалу, единственной преграде между их разгоряченными телами.

   — Эдвард, прикоснись ко мне, — проскулила она.

В ответ на ее просьбы, палец Эдварда проник под материал и прошелся по мокрым складочкам девушки. Нежно прикасаясь к плоти, он ловил каждый ее стон. Ее бедра неосознанно стали двигаться в такт его движений, а дыхание стало срываться.

   — Малышка, ты уже готова для меня, — прошептал ей в губы. Белла смогла только кивнуть. Не говоря ни слова, Эдвард стянул мешающий атрибут одежды и отшвырнул его подальше, прежде чем поднять ее на руки и, прижав к стене, погрузиться в жар ее тела.

Белле захотелось закричать от удовольствия, но малая часть мозга напомнила, что они в больнице и мимо может кто-то пройти, что маловероятно, но все равно.

Эдвард схватил ее за бедра с единственной мыслью, доставить им обоим удовольствие, которого они так жаждали. Прислонив свой лоб к ее, он медленно вышел и снова вошел, ни на секунду не отводя взгляда. Губы Беллы приоткрылись в тихом стоне, а ноги сильнее вжались в его бедра, благодаря чему он проник еще глубже.

   — Сильнее, — стонала она, двигая бедрами навстречу. От ощущения, как он растягивает ее еще больше, она практически перешла грань.
   — Да, — пробормотал он, медленно двигая бедрами, позволяя ей почувствовать каждый его дюйм в себе. Он видел, как наслаждение распространяется по ее телу, соски напряглись еще сильнее, а кожа приобрела восхитительный розоватый оттенок.
   — Пожалуйста, Эдвард. Господи, мне нужно, чтобы ты двигался, — взмолилась она и схватила его волосы в кулак, чтобы наброситься на его губы. Она начала совершать бедрами круговые движения. Она была так возбуждена и понимала, что займет совсем немного времени прийти к разрядке.

Подходя к краю, Эдвард стал яростнее входить в ее тело. Все быстрее и быстрее двигались его бедра, ее соки покрывали его пенис, соприкосновение тел делало их дикими. И то, что их могли застать в любой момент, лишь добавляло оттенок волнения, делая их еще более безрассудными.

Ее сердце бешено колотилось, Белла откинула голову, все ее тело дрожало от силы проникновения. Тихий стон сорвался с губ девушки, поскольку напряжение распространялось от места их соединения по всему телу. Руки Эдварда так сильно вцепились в ее бедра, что могло быть больно, если бы она могла сосредоточиться на чем-нибудь, кроме соития их тел.

Эдвард сильнее и яростнее входил в нее, оставляя легкие поцелуи на ушке. Когда язык Эдварда прошелся по краю раковины, Белла отпустила себя. Закусила губу, чтобы остановить крик, но сдержать протяжный стон все равно не смогла, когда экстаз прошел через нее. Ее тело изгибалось, пока удовольствие не утихло. И когда она почувствовала, как член Эдварда задергался внутри нее, а яростное рычание просигнализировало о его кульминации, когда он мощно изливался в нее, Белла почувствовала, как еще один маленький оргазм накрыл ее.

Эдвард продолжал двигаться в ней, когда они сошли с вершин удовольствия. Он повернул голову, и их губы встретились в нежном, успокаивающем поцелуе, пока сердцебиения приходили в норму.

Отойдя от оргазма, Эдвард осторожно опустил ее ноги, массируя то место, где он держал ее. Он все еще находился в ней, не желая оставлять ее тепло.

   — О, Боже, Эдвард, — прошептала она, изо всех сил держа глаза открытыми. — Я полюбила это.

Эдвард улыбнулся ей в шею.

   — Малышка, я и не знал, что это будет так сильно.

Белла захихикала.

   — Не могу поверить, что мы только что занимались сексом в комнате архива! На работе! В нашем возрасте!
   — Я тоже. И все по твоей вине. Ты соблазнила меня, — поддразнил он.
   — Я? — закричала она в притворном негодовании. — Да, ты прав. Я не понимаю, что на меня вдруг нашло, но я так тебя захотела. Я думала, что взорвусь, если не почувствую тебя в себя, причем немедленно, я безумно тебя захотела.
   — Я заметил. У тебя был тот взгляд, который бывает у тебя, когда ты возбуждена. Я мгновенно стал твердым, — с нежным поцелуем он вышел из нее.

Белла посмотрела на полностью одетого Эдварда, за исключением спущенных штанов и выставленного на показ уже обмякшего члена. В отличие от него Белла была практически полностью обнажена: рубашка держалась только на плечах, лифчик находился выше груди. А ниже талии не было, не считая носков, абсолютно ничего.

   — Нам на самом деле не следовало этого делать, — глухо произнесла она, наклонившись, чтобы поднять брюки и надеть их. — Это абсолютно непрофессионально.

Эдвард положил палец ей под подбородок и, приподняв, посмотрел ей в глаза.

   — Я знаю, но никак не могу заставить себя пожалеть об этом. Это было удивительно.

Взгляд Беллы потеплел при его словах.

   — Я знаю. Невероятно. Но мы не можем сделать это снова.

Кивнув, Эдвард помог застегнуть брюки.

   — Когда все вернется в норму, будет практически невозможно снова все повторить. Слишком много народу вокруг.

Белла согласилась. Когда они оделись, приготовились покинуть местечко их тайного свидания. Потянувшись, она провела рукой по его щеке.

   — Спасибо. Я так нуждалась в тебе, что было больно.

После долгого любящего поцелуя Эдвард улыбнулся своей кривоватой улыбкой.

   — Меня не за что благодарить. Для тебя я сделаю что угодно. Особенно заниматься с тобой любовью, когда ты хочешь меня. Я люблю тебя.
   — А я тебя. И я все еще хочу тебя, но потерплю, пока мы не вернемся домой, — соблазнительно сообщила она, наслаждаясь, как затрепетали его ноздри.
   — Никакой работы допоздна сегодня, — заявил он, а Белла кивнула в полном согласии.

Эдвард первым вышел из комнаты, попросив Беллу подождать минут пять. Когда он ушел, Белла посмотрела на часы и была удивлена, узнав, что прошло всего двадцать минут с тех пор, как она вошла в эту комнату. Ей казалось, что их «свидание» длилось несколько дольше. Она забежала в ванную и постаралась придать себе вид “я-не-занималась-только-что-сексом”.

Должно быть, это сработало, потому что другая медсестра ничего не сказала, что с внешним видом Беллы что-то не так.

*** *** ***

   — Есть предположения, сколько будет людей сегодня вечером? — спросил Эдвард, когда они подъезжали к резиденции Квилетов.

Белла пожала плечами.

   — Очень много. Как правило, все жители и приезжие, приглашенные на празднование. Предполагаю, несколько сотен.
   — Ничего себе, не хилый праздник.
   — Все семьи занимаются едой и напитками, поэтому могу гарантировать, что недостатка в пище точно не будет. Будет много танцев, и современных, и традиционных. Обычно бывает очень и очень весело, — ответила она.
   — А Чарли придет?
   — Да, конечно.

Эдвард немного нервничал. По своей сути он был замкнутым человеком, и нахождение в огромной толпе не расслабляло его. Он, несомненно, предпочел бы скромную небольшую компанию, но Белла была так воодушевлена по этому поводу, что он просто не мог ее разочаровать. Он надеялся, что в резервации будут люди, с которыми он хотя бы знаком.

Посмотрев на лицо Эдварда, Белла могла сказать, что он был немного напряжен. Она положила руку ему на бедро.

   — Нервничаешь?

Он хотел сначала опровергнуть, но решил быть честным.

   — Немного, — ответил он, поворачивая голову и даря ей небольшую улыбку, — Мне немного не комфортно среди посторонних людей.
   — Правда? — Эдвард всегда казался таким уверенным в любой ситуации.
   — Да, правда.
   — Поверь, не стоит переживать. Все будут тебе очень рады, тем более мы гости Джейкоба.
   — И почему это так особенно? — спросил он с любопытством.
   — Потому что его отец, Билли, один из вождей племени. Основатели рода, если хочешь, можешь и так называть.
   — Он сын вождя?
   — Технически да, но сейчас это скорее церемониальный титул. И он ничем не отличается от нас с тобой.

Эдвард кивнул. Прекрасно, мало того, что Джейкоб слишком близко знаком с Беллой, хоть это и было давным-давно, так он еще и потомок вождя Квилетов. Нет причин для ревности, Эдвард, — подумал он саркастически.

Три дня подряд стояла солнечная погода, часть снега растаяла, и теперь было светло и прохладно. Идеально для посиделок у костра.

Белла с Эдвардом подъехали и увидели, что автомобилей было уже слишком много, и Эдвард вынужден был покружиться, чтобы найти местечко для парковки. Он открыл для нее дверь, затем открыл багажник и достал контейнеры с едой, чтобы отнести их к общему столу.

   — Давай, я понесу, — сказал он, забирая у нее контейнеры.

Она с радостью передала ему вещи, и, взяв его под руку, повела на звук музыки, голоса и смех людей.

Часть большого футбольного поля была покрыта брезентом. Белла направилась в ту сторону, и Эдвард увидел, что там разложили еду. Несколько квилетских женщин старшего возраста раскладывали пищу на блюда и расставляли посуду. Они очень слажено работали, что показывало, что они привыкли к устроению подобных праздников.

Как только Белла поставила принесенную еду, она взяла Эдварда за руку и провела еще по полю, мимо столов, ища Джейкоба. Несколько ниже весело горел огромный костер, а вокруг него бегали дети и подбрасывали в него дрова, за их действиями внимательно следили взрослые.

По дороге с Беллой здоровалось несколько человек. Она всем представляла Эдварда, очень много бывших пациентов отдыхали вместе с детьми.

На это у них ушло около получаса, пока Белла не заметила промелькнувшего в толпе Джейкоба. Извинившись перед Эдвардом, Белла поспешила к другу, прежде чем тот успеет снова скрыться.

   — Джейкоб! — позвала она.

Джейкоб с банкой пива болтал с группой молодых парней и повернулся, когда услышал, что его окликнули. Улыбка расплылась на его лице, когда он увидел Беллу в сопровождении мужчины, должно быть, это и был Эдвард.

Когда Белла окликнула парня, Эдвард мельком заметил Джейкоба, и неуверенность, что он испытывал раньше, снова вышла на первый план. Ну почему Джейкоб не был невзрачным парнем, или хотя бы не имел внешность кинозвезды? — подумал Эдвард немного со злостью. Он должен перебороть эту глупую ревность, ради себя и Беллы. Она никогда не давала ему повода усомниться в себе, и была кристально честна, рассказывая о своем прошлом. Просто он, как собственник, берег ее, признал он.

   — Хей, Белла! — поприветствовал он, заключая ее в свои объятия. — А ты, должно быть, Эдвард? — продолжил он, протягивая руку.
Эдвард пожал ему руку и заставил себя улыбнуться.
   — Да, привет, Джейкоб. Рад, наконец-то с тобой встретиться. Белла много рассказывала о тебе.
   — Правда? Ну, про тебя она просто не замолкает, — засмеялся Джейкоб.

Эдвард почувствовал, что немного расслабляется, услышав его слова.

   — Это так? — спросил он, переведя взгляд на Беллу, которая покраснела под пристальными и смеющимися взорами мужчин.
   — Спасибо, Джейк, — поморщилась она. Эдвард сразу же притянул ее в свои объятия, крепко прижимая к себе.
   — Нет, проблем, Белла, — рассмеялся Джейк. — Эй, ребята, вы уже ели? Там горы еды. Возьми себе выпить, Эдвард.
   — Спасибо, но я за рулем, поэтому только что-нибудь безалкогольное, — ответил Эдвард.
   — Хорошо. Там много всего безалкогольного. По специальным старинным рецептам Квилетов, ты обязан это попробовать, — убеждал Джейкоб. — Потом мужчины покажут один из традиционных танцев, чтобы поприветствовать Новый год. Не хочешь присоединиться?

Эдвард покачал головой.

   — Нет, спасибо, но я с нетерпением жду этих танцев.
   — Ну ладно. Пойдемте, перехватим что-нибудь из еды.

Удивительно, но у Эдварда не заняло много времени почувствовать себя уютно среди толпы. Он должен был признать, что Джейкоб оказался достойным парнем, и в своей манере общения он никак не предполагал, что Белла для него больше чем друг. Напротив, он пользовался огромной популярностью у молодых девушек, и большую часть ночи провел с ними, танцуя.

Белла и Эдвард тоже присоединились к танцующим. Он крепко прижимал ее к себе, пока они покачивались в такт музыки. Это вернуло его в ту ночь, когда они впервые занялись любовью, он наклонился и прошептал это Белле на ухо. Белла легко поцеловала его в понимании.

Когда они не танцевали, они общались с другими людьми, знакомыми Беллы. Они встретили Чарли, который прекрасно проводил время с Билли и еще несколькими мужчинами. Они столкнулись с Ли Клируотер, которая очень тепло их поприветствовала.

   — Где малыш? — спросила Белла.
   — О, он с матерью Джареда. Она согласилась посидеть с младшими, пока старшие бегают здесь со своими двоюродными братьями, — посмотрев на Эдварда, который общался с Джаредом, Ли наклонилась и прошептала Белле. — Так, слухи, которые дошли до меня насчет тебя и секси-доктора, верны?

Белла захихикала и кивнула.

   — Молодец, девочка. Он похож на защитника.

Белла могла только согласиться.

Звук горна просигналил, что начинаются традиционные танцы Квилетов. Белла потащила Эдварда вперед и нашла свободное местечко для лучшего вида. Несколько барабанщиков выстроились в линию около костра, у них были традиционные барабаны из оленьей кожи. Одновременно они начали ударять по ним. Глубокий и тяжелый ритм словно проходил сквозь тело Эдварда. Практически гипнотическое действо.

Вслед за барабанами появились танцоры. Эдвард зачарованно наблюдал за их синхронными и четкими движениями. Танцоры были одеты в оленьи шкуры, украшенные мехом и перьями. На голове ведущего танцора был головной убор, очень похожий на голову волка.

   — Волк — дух племени, — объяснила Белла, когда увидела, на что он так внимательно уставился. Эдвард кивнул.

Затем многие соплеменники продолжали национальные движения. Кто-то медленно, а кто-то лихорадочно быстро. К ним присоединялись многие зрители. Беллу и Эдварда тоже пригласили, и они неуклюже пытались повторить шаги и действия, смеясь, когда делали ошибку.

   — У меня уже получается, — засмеялся Эдвард, крутясь в разные стороны, как было показано.

Белла была не в силах сдержать смех при виде того, как он взмахивал руками в воздухе, пытаясь следовать за традиционными шагами, его лицо так и горело от наслаждения.

Они настолько погрузились в веселье, что когда стихла музыка, чтобы все жители могли встретить Новый год, они были удивлены тем, как быстро пролетело время. Бокалы с шампанским и хлопушки передавались по рукам для новогоднего тоста.

   — Десять! Девять! Восемь! Семь! Шесть! Пять! Четыре! Три! Два! Один! С Новым Годом!

Все люди стали целоваться и обниматься, раздавался звон бокалов, все желали друг другу счастливого Нового года. Небо осветилось десятками залпов фейерверка.

Среди суматохи Эдвард притянул Беллу ближе, и она обвила руками его шею.

   — С Новым годом, моя любовь, — нежно улыбнулся Эдвард, — Пусть все твои желания сбудутся.
   — Они уже исполнились, Эдвард, — прошептала она, внимательно изучая его глаза и видя там ответную любовь.

Они потерялись в глазах друг друга, когда их губы слились в поцелуй, говорящий об их глубокой любви более красноречиво, чем любые слова в мире. Празднование продолжалось, и осталось абсолютно незамеченными для них обоих.



Источник: http://robsten.ru/forum/63-1911-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: -marusa122- (18.04.2015) | Автор: перевод - Кудряшка=)
Просмотров: 610 | Комментарии: 15 | Рейтинг: 5.0/22
Всего комментариев: 151 2 »
avatar
1
15
Ну , вот , лежишь в больнице , бо JC_flirt леешь . А доктора в архиве .......... Спасибо , за главу .
avatar
0
14
Отличное празднование  good
avatar
0
13
Спасибо за главку! good lovi06032 good
avatar
0
12
Спасибо большое за перевод!  good lovi06032
avatar
0
11
Спасибо за главу fund02016 good good good good
avatar
0
10
Отличное празднование Нового года! good
avatar
0
9
Белла с Эдвардом такие спонтанно воспламеняющиеся:hang1::hang1::girl_wacko: и Дж такой молодец пригласил их к себе на празднование  :boast::elka:  А они снова в своей любовной идиллии............................... obozhau :obozhau:
avatar
0
8
свидание на работе+потрясающая новогодняя вечеринка! супер!спасибо! lovi06032
avatar
0
7
Вот и кончилось время в любовном гнездышке. Пора ехать в Сиэтл.  У обоих крышу снесло - уже на работе ищут укромные уголки. Наконец-то на новогоднем празднике Бэлла знакомит любимого мужчину с самым хорошим другом. ольшое спасибо за продолжение.
avatar
0
6
Спасибо lovi06032 хорошо повесилились
1-10 11-15
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]