Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


В голове у них только дети/Babies on their mind - Глава 17

Глава 17

Следующие несколько недель для Беллы слились в счастливое расплывчатое пятно.

Жизнь в больнице вернулась в привычное русло, поэтому у Беллы и Эдварда было много работы и совершенно не получалось тайно встретиться, хотя это не мешало девушке вспоминать о комнате архива с определенной нежностью.

Когда они не работали, то проводили вместе все свободное время. Хотя у Эдварда был свой дом, большинство ночей он провел с Беллой. Большая часть его одежды висела в ее шкафу, и возвращался домой он только тогда, когда Белла дежурила в больнице.

Как и ожидалось, они больше не были объектом сплетен больницы. Все привыкли к тому, что они приезжали и уезжали вместе, по мере возможности они работали вместе. И не было ничего необычного, когда они обедали, держась за руки.

Белла была действительно рада, когда столкнулась с Кэрол Эванс, которая пришла на обычный шестинедельный осмотр.

   — Кэрол! Здравствуй, — воскликнула Белла, обнимая женщину.
   — Привет, Белла. Очень рада встретить тебя, — ответила Кэрол, возвращая объятие.
   — Ты здесь для осмотра, да? — спросила Белла.
   — Да, можешь в это поверить?
   — Время быстро летит, не так ли? — сказала Белла. — А как малышка Даниэль? — спросила она, глядя в коляску с малышкой. — Могу я? — спросила она Кэрол.

Кэрол кивнула, и Белла аккуратно взяла на руки младенца из коляски и погладила нежную кожу ее щечки. Даниэль смотрела на нее своими большими голубыми глазами и внезапно слабо улыбнулась.

   — Привет, красавица, — проворковала Белла, — Ну разве ты не прекрасна? — Белла ощущала необъяснимую любовь к Кэрол и ее дочери. Даниэль была первым малышом, которому Белла и Эдвард вместе помогли появиться на свет, и когда она не могла объяснить мурашки в присутствии нового доктора.
   — Она начала улыбаться за последнюю пару недель, — сказала Кэрол, — Я заплакала, когда впервые ее увидела. И она была вызвана не газиками, — усмехнулась она.
   — А как ты сейчас, Кэрол? — спросила Белла, неосознанно укачивая на руках малышку. — Стало спокойнее? — Бедная Кэрол пережила тяжелую послеродовую депрессию.
   — Ах, да, уже намного лучше. Даниэль и я выработали своего рода план действий. Да, сладкая? — спросила она свою дочурку, в ответ получая широкую улыбку. — Я последовала твоим советам и перестала беспокоиться по поводу работы по дому и с радостью принимаю любую помощь, которую предлагают, и словно скинула гору напряжения с плеч. Уже приобретаю опыт материнства.
   — Я очень рада это слышать, Кэрол.
   — И хотя по-прежнему довольно трудно, но я уже привыкаю. Она все еще просыпается посреди ночи, но теперь мы быстрее ее кормим и обратно убаюкиваем. Я научилась спать в течение дня, когда спит она.
   — А как кормление? Ты кормишь грудью? — спросила Белла.
   — Да, продолжаю упорно с этим бороться. Наконец, могу кормить, не стиснув зубы, — рассмеялась Кэрол. Она посмотрела на свою маленькую дочку с такой любовью, что Белла почувствовала себя лишней. — И несмотря ни на что, я ничего не поменяла бы в своей жизни. Она самая дорогое, что есть у меня в мире, и я не представляю своей жизни без нее.

Они засмотрелись на Даниэль, что не услышали шагов.

   — Привет, миссис Эванс, — обе женщины удивились, что так сильно отвлеклись, и повернулись, чтобы увидеть стоящего рядом и улыбающегося Эдварда.
   — О, привет, док. Вы сегодня на клинике? — спросила Кэрол.
   — Да. Ты пришла на последний осмотр? — спросил Эдвард. Когда Кэрол кивнула, он нежно провел рукой по тоненьким волосам Даниэль. — Привет, красавица. Разве ты не подросла? — нежно проворковал он.

Даниэль протянула ручку и крепко ухватилась за его палец.

   — Вижу, Даниэль уже знает, как удерживать мужчину, — пошутила Белла, глядя в смеющиеся глаза Эдварда.
   — Не дай Дейву это услышать, — улыбнулась Кэрол, — Он уже заявил, что не позволит ей встречаться с парнями, пока ей не стукнет минимум тридцать.
   — Ну, если бы у меня была дочка, хотя бы чуть-чуть похожая на нее, на свидания она бы пошла где-то после сорока, — улыбаясь, согласился Эдвард. Выпрямившись, он аккуратно высвободился из захвата малышки. — Я должен идти. Увидимся позже, на клинике, миссис Эванс. Позвони мне, когда готова будешь уехать, Белла. По дороге домой заедем и купим что-нибудь на ужин.

Эдвард развернулся и ушел, а женщины любовались видом. Кэрол повернула голову и приподняла бровь.

   — Ужин? Домой? Ты и великолепный доктор Каллен?..

Белла покраснела и кивнула.

   — Да, мы вместе.
   — Умная девушка, — проговорила Кэрол с восхищением, — Он прекрасный образец мужественности.

Белла кивнула. Ты даже и не представляешь. Положив Даниэль обратно в коляску, Белла подхватила блокнот и записала свой номер телефона.

   — Возьми, Кэрол. Я хочу встретиться с тобой. Позвони мне, и мы как-нибудь сходим выпить кофе или что-нибудь еще.

Взяв листок, Кэрол записала свой номер и передала Белле.

   — Я с удовольствием, Белла. Я позвоню в ближайшее время, и мы что-нибудь придумаем,
   — девушки обнялись, и Белла проводила Кэрол.

*** *** ***

   — Готова, любимая? — прокричал Эдвард.
   — Через минутку, — ответила Белла из ванной.

Была середина февраля, и они собирались в дом Карлайла и Эсми на празднование дня рождения Карлайла. Белла как раз заканчивала накладывать макияж, доделала прическу и вышла, чтобы обуться. Так как повод был довольно серьезным, Белла уделила больше времени макияжу.

   — Отлично, я готова, — сказала она, когда вошла в гостиную, где Эдвард смотрел новости. Он повернулся и тихо простонал.
   — Белла!
   — Что? В чем дело? Тебе не нравится это платье? — спросила Белла в замешательстве.

Эдвард встал и положил руки на ее бедра.

   — Малыш, ты не представляешь, что делает со мной это платье, — на ней было то же самое темно-красное платье, что и на обеде Элис много месяцев назад. Он притянул ее к себе, чтобы она почувствовала, как именно реагирует на нее. — Той ночью ты сводила меня с ума от желания. Ты слишком сексуальна в нем, — наклонившись, он поцеловал ее, пробуя вкус мяты ее рта. Отступив, но все еще прикасаясь к ее губам, он прошептал хрипло. — Как насчет быстрого секса?

Белла почувствовала, как желание медленно растекается по венам, но не смогла сдержать смешок.

   — Эдвард, мы не можем. Мы должны быть там через двадцать минут, — Эдвард застонал от разочарования.
   — Разве я не соблазнил тебя предложением, хотя бы немного? — спросил он, очаровательно выпячивая нижнюю губу.
   — Очень даже сильно, — ответила Белла, нежно проведя рукой по его щеке. — Как насчет того, чтобы придержать эту мысль, пока мы не вернемся домой...
   — Теперь я только и буду мечтать об этом, — пробормотал он, лаская и сжимая ее грудь.

Белла оперлась на него, когда он щелкнул по соскам.

   — Эдвард, пожалуйста.
   — Пожалуйста, что? — дразнил он.
   — Пожалуйста, давай мы поедем, прежде чем вообще никуда не уедем? Иначе я никогда не смогу посмотреть твоему отцу в глаза, если мы не появимся на его дне рождении, потому что в это время занимались сексом, — сказала она, ее глаза были полны желания.

Эдвард усмехнулся и убрал руки.

   — Ладно, любимая. Не буду больше дразнить. Пойдем, — отступив, он подождал, пока Белла снова накрасит губы, поправит платье и возьмет сумочку.
   — Но я похищу тебя, когда вернемся, — пробормотал он и оставил поцелуй на шее, когда она прошла мимо него к двери.
   — Готовься, — вот и все, что он получил в ответ.

*** *** ***

Кроме ближайших родственников Карлайла присутствовали несколько членов совета больницы вместе с женами, а так же несколько друзей по благотворительной работе Эсми. Белла узнала одну из женщин, которая была в клинике несколько недель назад. Она была замужем за одним из крупных бизнесменов города и должна родить примерно через четыре недели.

   — Здравствуй, миссис Кларк, — поздоровался Эдвард, после того как Эсми представила его и Беллу. — Я не знал, что вы знакомы с Эсми и Карлайлом.
   — Пожалуйста, называйте меня Софи. Да, мы работали в нескольких благотворительных организациях в последнюю пару лет. Должна признаться, я и не догадывалась, что вы как-то связаны, — ответила она, прежде чем обратиться к Белле, — Вы двое?.. — она указала на них.

Эдвард кивнул, приобнимая Беллу за талию.

   — Да.
   — Белла и Эдвард прекрасная пара, не так ли, Софи? — Эсми улыбнулась, с гордостью глядя на сына и его девушку.
   — Конечно, — Софи Кларк рассеянно потерла спину.
   — Почему бы тебе не присесть, Софи. Ты не должна слишком долго стоять, — настояла Эсми.
   — Спасибо, я так и сделаю, — сухо ответила Софи, — Мои ноги слишком отекли за последние дни. Не могу дождаться, когда, наконец, появится мой ребенок.

Эдвард слегка нахмурился, посмотрев на ноги Софи Кларк, отметив, что ее ноги были слишком опухшими для ее обуви.

   — Вы хорошо себя чувствуете? — спросил он.

Софи кивнула.

   — Да, я в порядке. Просто я несколько часов работала. Пытаюсь сделать все, что возможно до рождения ребенка. Я просто устала, думаю.
   — Где вы работаете, Софи? — спросила Белла.
   — В Clark Printing. Он принадлежит нам с Роном, — ответила она.

Белла слышала это название. Компания много сделала для местных предприятий, в том числе и больнице.

   — Вы должны расслабиться, Софи.
   — Я знаю, знаю. Нелегко носить этот живот целый день, — улыбнулась она. Когда она потянулась пригладить волосы, Белла заметила, насколько опухшими выглядели ее руки, а кольца врезались в пальцы. Медсестра в Белле не могла проигнорировать.
   — Когда у вас следующее обследование? — спросил Эдвард, вероятно, он подумал о том, о чем и Белла.
   — В конце недели, а что?
   — Я считаю, что вы должны позвонить в понедельник и перенести осмотр на более ранний срок, — ответил Эдвард.
   — Зачем? У меня много встреч на этой неделе, — нахмурилась Софи.
   — Боюсь, у вас может развиться преэклампсия, Софи. У вас наблюдается несколько признаков заболевания. Я хотел бы проверить артериальное давление как можно скорее, — ответил Эдвард.
   — Конечно нет. Неужели отеки так редки у беременных женщин? — спросила Софи.
   — В некоторой степени, но у вас, кажется, отеки сильнее, чтобы не волноваться — ответил Эдвард.

При его словах она немного побледнела и снова потерла голову.

   — У вас головные боли? — спросила Белла.
   — Не сильные. Ничего серьезного. Хорошо, я постараюсь перенести осмотр, — согласилась она, — Однако зависит от совещаний.
   — Хорошо. Я сообщу в больнице и попрошу перенести ваш осмотр. Ваш ребенок намного важнее, чем совещания и встречи, — отметил он. — И если вы плохо себя почувствуете, должны немедленно обратиться к врачу.

Софи кивнула, прежде чем ее позвал муж.

   — Я подозреваю, что она чувствует себя намного хуже, чем показывает, — пробормотал Эдвард.

Белла кивнула, соглашаясь.

   — Я тоже. Надеюсь, что она придет в ближайшее время. Это действительно может быть преэклампсия.
   — Я могу поговорить позже с ее мужем, возможно, он убедит ее. Работа на последних сроках беременности очень опасна, — сказал Эдвард.
   — Хорошая идея.

Дверной звонок оповестил о прибытии Элис и Джаспера. Отец заключил ее в свои объятия, когда она поздравила его с Днем рождения. Джаспер обменялся с ним гораздо сдержанным рукопожатием.

   — Привет, ребята! Как дела? — Элис набросилась на них, обнимая их одновременно за шею.

Эдварду и Белле ничего не оставалось, как обнять ее в ответ.

   — Привет, Элис.

Элис отступила, широко улыбаясь.

   — Похоже, ты проглотила воздушный шарик, коротышка, — поддразнил Эдвард.

Элис засияла и потерла живот.

   — Ха-ха, — саркастически скривилась она, — Этот «воздушный шарик» — твоя племянница или племянник.
   — А я думаю, ты отлично выглядишь, — сказала Белла. А так и было. Она была на средних сроках и буквально цвела, — Мне нравится это платье, Элис. Ты сама его придумала?

Элис возбужденно кивнула.

   — Из моей новой коллекции для беременных. Это дает мне возможности для роста, — подняв голову, она посмотрела на него с обожанием и улыбнулась, — Все еще думаешь, что у меня большой ребенок, Эдвард?
   — Ну, ты немного больше, чем большинство женщин на этом сроке. Но Джаспер довольно высокий, так что все возможно. Но все равно мы будем следить.
   — В Джаспере все большое, — развязно заявила она, заливаясь смехом, когда ее муж покраснел.
   — Элис! Блин! — пробормотал Джаспер, уставившись себе под ноги.

Белле стало жаль молодого человека, но сдержать смешок все равно не смогла.

   — Ладно, Джаспер. Давай сбежим от этой чертовки и лучше возьмем напитки, — придумал Эдвард, — Белла, посмотри, может, ты сможешь что-нибудь с ней сделать, хорошо? — сказал он, качнув головой в сторону нераскаявшейся сестры. Мужчины отошли, оставляя Беллу и Элис вдвоем.
   — Элис, перестань так смущать Джаспера, — попросила Белла, продолжая хихикать.
   — Я знаю, но я так люблю дразнить его, бедного ребенка, — ответила Элис.
   — Ты выглядишь очень хорошо, Элис, — отметила Белла, когда они прошли в гостиную. В комнате все разговаривали и смеялись.
   — Я чувствую себя фантастически. Энергия во мне просто кипит.
   — Ты просто «цветешь». Наслаждайся. Второй триместр самый лучший. Ты не слишком большая, чтобы чувствовать дискомфорт, и перестаешь задумываться об утренней тошноте. На что-нибудь тянет?

Элис наклонилась ближе.

   — Только на Джаспера, — прошептала она, засмеявшись, увидев в глазах Беллы удивление. — Я чуть ли не насилую его. Я чертовски сильно хочу его, практически набрасываюсь на него, как только возвращаюсь домой. Он умолял меня сжалиться в одну из ночей.

Представив Джаспера, который умолял Элис дать ему отдохнуть, Белла залилась смехом. Элис присоединилась к ней, и вскоре они стали центром внимания. Немного успокоившись, Белла покачала головой.

   — О Боже, Элис. Мне очень жаль Джаспера.
   — Мне тоже! — хихикнула Элис. — Если серьезно, это нормально? Я имею в виду, он всегда заводит меня, но в последнее время такое ощущение, что я превратилась в нимфоманку. Любой пустяк сводит с ума. Один взгляд на меня. Даже когда его нет рядом, я все равно хочу его.

Белла положила руку на руку Элис.

   — Не волнуйся. Это нормально. Виноваты твои гормоны. Просто получай удовольствие, пока можешь. Скажи Джасперу, что надо максимально использовать возможность, потому что после рождения ребенка он будет чувствовать себя немного ущемленным вниманием, — пошутила она.
   — Ммм, учту. Да, по правде говоря, жалобы Джаспера довольно нерешительные. Не много требуется, чтобы затащить его в постель, — усмехнулась Элис.
   — Нет, уверена, что с этим трудностей не возникнет, — согласилась Белла.

К ним присоединились мужчины и Карлайл.

   — Как наша девочка сегодня чувствует себя? — спросил Карлайл, ероша волосы Элис.
   — Становится все больше, папа, — ответила Элис, взяв руку отца.

Во время обеда ситуация ухудшилась. Они заказали основные блюда, и Эдвард посмотрел на Софи Кларк немного взволнованно. Она то и дело терла глаза и виски, словно ее головная боль усилилась.

Стараясь не привлекать внимания, Эдвард тихо спросил:

   — Вы в порядке? Головная боль усилилась?

Софи упрямо покачала головой.

   — Нет, я в порядке. Мне просто нужно немного поспать. Я скажу Рону отвезти меня домой.
   — Я думаю, вы должны отправиться в больницу. Я поеду с вами.
   — Да, я с вами. Эдвард прав. Вы плохо выглядите, — согласилась с ним Белла.
   — Нет... я... Я... — внезапно глаза Софи закатились, и она потеряла сознание, падая на пол. Ее муж неловко схватил ее, предотвращая падение и сильный удар.
   — Вызовите скорую! — крикнул Эдвард, пока они с Беллой бросились ей на помощь. Мужчины положили ее в стороне на пол.

К ужасу Беллы, Софи начала биться в конвульсиях.

   — О Боже, Эдвард. У нее преэклампсия, — выдохнула она.

Подозрения Беллы в преэклампсии были точны, и теперь, казалось, быстро переходила в полномасштабную эклампсию. Теперь жизни Софи и ее ребенка находились в опасности.

   — У меня с собой нет магния, — пробормотал Эдвард, когда они пытались обеспечить женщине свободное дыхание, — Смотри за ней, Белла. Я позвоню в больницу, скажу, чтобы готовили операционную. Их сейчас спасет только операция.

Другие гости со страхом наблюдали за тем, как Эдвард, Карлайл и Белла старались изо всех сил помочь Софи. К облегчению, фельдшеры прибыли в течение десяти минут. Эдвард сказал, что поедет в машине скорой, и попросил Беллу с Роном следовать за ними на его Volvo.

   — С ней все будет хорошо? — прошептал шокированный муж Софи, когда они ехали за скорой. — Что происходит?
   — У Софи развилась преэклампсия. Это крайне опасно, и я не буду вам врать, ситуация может обратиться в любую сторону, — ответила Белла. — Ей будет сделано срочное кесарево, но даже тогда положение будет тяжелым.
   — О Боже! — воскликнул Рон, обхватив голову руками. — Что стало причиной?
   — Судя по всему, заболевание развилось достаточно быстро, поскольку не было обнаружено при последнем осмотре. Возможно, оно вызвано стрессом и отсутствием должного отдыха на последних сроках беременности.
   — Я говорил ей, чтоб она больше отдыхала, но она уверяла, что должна разобраться с делами до того, как родится ребенок, — жалел он, — Я должен был отстранить ее о работы.

Белла вздохнула. Сейчас уже поздно для взаимных обвинений.

   — У нее были головные боли в последнее время?
   — Да. Каждый день. Я думал, что это от переутомления. Она жаловалась раньше, что у нее пятна перед глазами, но я проигнорировал.

"Черт", — подумала Белла. Если бы только она пошла в больницу, состояние Софи, возможно, не дошло бы до критического состояния. Цветные пятна в глазах свидетельствовали об очень высоком кровяном давлении.

   — А что с ребенком? Что будет с ним?
   — Я не знаю. К сожалению, преэклампсия препятствует притоку крови, поэтому затруднена доставка питания плоду. Ребенок не получает в достаточном количестве питательных веществ, и он может быть очень маленьким или в худшем случае с недоразвитым или поврежденным мозгом. Так же ведет к проблемам с органами у матери, и это повод для беспокойства врачей. Единственная хорошая новость — мы доберемся до больницы в кратчайшие сроки.

Рон начал тихо плакать рядом с ней. Ее сердце разрывалось от боли за несчастного человека, и она молилась, чтобы Эдвард смог спасти его жену и ребенка.

Машина скорой помощи с включенной сиреной подъехала к отделению экстренной помощи, и Эдвард выскочил прежде, чем машина остановилась. Бернар был уже там, чтобы сопроводить Софи в операционную, поскольку Эдвард забежал, переодеться.

"Как он изменился и просмотрел", — резко ругал себя Эдвард. Почему ты не заставил себя сразу отправиться в больницу? Ты подозревал, что у нее преэклампсия и ничего не сделал? Он шел в операционную с твердым намерением спасти жизнь или Софи, или ее ребенка.

Комната была оживленной, когда он вошел. Анестезиолог ввел седативное средство Софи, а Бернар накладывал стерилизацию на живот Софи, подготавливая для первого разреза. Педиатр находился здесь, чтобы взять на себя ответственность за ребенка, как только того достанут. Эдвард лишь надеялся, раз болезнь развивалась очень быстро, то ребенок не сильно пострадал от недостатка крови к плаценте.

   — Готов? — спросил он Бернара, который кивнул в знак согласия. Боковым зрением Эдвард увидел, как Белла вошла в комнату ожидания и сразу успокоился.

Анестезиолог ввел большую дозу магния, чтобы сократить судороги Софи, а также препараты, снижающие кровяное давление. Главное, чтобы жизненно-важные органы были не слишком сильно повреждены. Нужно провести еще МРТ мозга, чтобы проверить, не перенесла ли она инсульт.

Действуя как можно быстрее, Эдвард сделал разрез и вытащил девочку в течение пяти минут. В отличие от здорового ребенка, она была вялой и не издала ни звука. Оценка по Апгару была 2, что было очень плохо. Педиатр и его помощники сразу занялись малышкой, в то время как он и Бернар боролись за жизнь Софи.

Через полчаса Софи была переведена в палату интенсивной терапии, где она была под пристальным контролем. Ее кровяное давление было по-прежнему опасно высоким, поэтому ей ввели огромное количество внутривенных инъекций в попытке снизить последствия. Тело было сильно раздуто за счет скопления жидкости в теле.

Эдвард мыл руки, когда почувствовал руки Беллы вокруг своей талии. Она наклонилась и положила голову ему на плечо.

   — Ты в порядке? — мягко спросила она, потирая его плечо.
   — Я не знаю, — ответил он честно. Его эмоции находились в хаосе, а чувство вины было очень сильным, — Я хочу проверить ребенка.

Белла кивнула и прошла вместе с ним в комнату специального ухода, крепко держась за руки.

   — Как она, Дуг? — обратился он к врачу-педиатру, который делал пометки в карте.
   — Думаю, с ней все будет хорошо. Она довольно вялая, но не слишком маленькая, поэтому я думаю, симптомы ее матери развивались очень быстро и не сильно сказались на ребенке. Мы продержим ее здесь, пока окончательно не убедимся, что все в порядке. Скорее через неделю или две, в зависимости от того, как она будет себя чувствовать. Как мать? — спросил Дуг.

Эдвард вздохнул.

   — Состояние тяжелое. И ты прав, говоря о скорости развития болезни. Последний осмотр был две недели назад и никаких угроз или симптомов не было обнаружено, по словам Бернара. Ей ввели гидрохлоротиазид, пропанолол и беназеприл в попытке снизить кровяное давление. Завтра ей будет сделано сканирование головного мозга.
   — Будем надеяться, что все будет хорошо, — сказал Дуг, — Где отец? Я хотел бы поговорить с ним и попросить приехать, чтобы узнать о состоянии ребенка.
   — Он с женой в реанимации, — ответил Эдвард.

Они вышли из детского бокса и вернулись в терапию.

   — Я переоденусь, и поедем домой, хорошо?
   — Я подожду тебя здесь.

Белла взяла его за руку, когда он появился, и они молча шли до автомобиля. Белла смотрела на него, пока они ехали домой, его лило было напряженным. Она знала, что он винит себя.

   — Хочешь выпить? — спросила она, когда он устало рухнул на диван. Эдвард только кивнул. Вручив ему виски со льдом, она присела рядом и взяла его свободную руку.
   — Это не твоя вина, и ты знаешь, — мягко сказала она.

Эдвард глубоко вздохнул и зажмурился на мгновение.

   — Я должен был настоять на госпитализации, как только увидел ее.
   — Я была там. Тогда и я должна была настоять.
   — Я врач. Акушер. Я сразу увидел признаки, — утверждал он.
   — Никто из нас не знал, что она больна. У нас не было оборудования, чтобы померить ее давление. Она преуменьшала степень своих недомоганий. Да, я догадывалась, что у нее преэклампсия, но и не предполагала, насколько все развилось. Ты не телепат, Эдвард.
   — Но если бы она обратилась в больницу раньше...

Белла взяла его подбородок и повернула его голову таким образом, чтобы смотреть ему прямо в глаза.

   — Эдвард. Послушай меня. Это. Не. Твоя. Вина. Бернар же сказал, что не было никаких симптомов при последнем осмотре, и ты же знаешь, на последних сроках беременности мы всегда предупреждаем женщин о возможных патологиях и как важна любая проверка. Софи сознательно все игнорировала. Ты сам слышал, как она говорила о том, что работать она стала больше. Она, должно быть, чувствовала себя плохо несколько дней, но не пошла в больницу, — она поцеловала его руку. — Ты сделал все, что мог, Эдвард. Она взрослая женщина и знала о последствиях, поэтому на ней лежит ответственность за то, что с ней произошло. Мы видели ее всего несколько часов. Перестань чувствовать себя виноватым.

Эдвард посмотрел на нее и увидел в ее глазах любовь и веру в него.

   — Я люблю тебя, Белла, — он наклонил голову и накрыл ее губы своими, благодаря за поддержку и веру в него. Его руки легли на ее лицо, а большим пальцем он ласкал ее щеку, когда он прошелся губами по ее, прежде чем зажать ее нижнюю между своими и мягко пососать.

Белла знала, что ему необходимо успокоиться сегодня вечером, поэтому она обвила его шею, крепко прижимаясь к нему. Она видела, как близко к сердцу он принимает проблемы пациентов, позволяя вещам влиять на него сильнее, чем должны, но это часть него, которую она так сильно в нем любила. И за это его любили пациенты. Белла была настроена подарить ему всю любовь и комфорт, в котором он нуждался сегодня вечером, надеясь, что она сможет облегчить его боль.

   — Пошли спать, — прошептала она. Эдвард кивнул и позволил вести себя в спальню, где она раздела его, целуя и лаская каждый открывающийся кусочек его кожи. К тому времени, как он был абсолютно обнажен, он буквально дрожал от желания. Он избавил ее от одежды гораздо с меньшим изяществом, чем привык, но ничего не мог с собой поделать. Ему необходимо похоронить себя в ней сегодня вечером, она нужна ему, чтобы помочь стереть ту вину, что ощущал. Он медленно опустил ее на постель, накрывая ее тело своим.

   — Мне очень жаль, малышка, но я должен быть в тебе, — прошептал он. Он хотел доставить сначала ей удовольствие, но он нуждался в этом, нуждался как в воздухе. — Мне жаль, — простонал он, когда разместился у ее входа.

Белла погладила его волосы, его потребность в ней затрагивала струны ее сердца, делая ее готовой для него. Обернув ноги вокруг его бедер, она простонала ему в рот, призывая его.

   — Это хорошо. Ты нужен мне. Пожалуйста.

С протяжным тихим стоном Эдвард сделал выпад и скользнул в нее, и на сердце мгновенно стало легче. Будучи оплетенным ее руками и ногами, он чувствовал себя окутанным ее любовью. В Безопасности. Под защитой. Дома.

Глубоко поцеловав ее, он начал медленно двигаться, ловя каждый ее стон, сводящий с ума.

   — Быстрее! — взмолилась она.

Больше всего на свете желая угодить этой невероятной женщине, он моментально повиновался, и ее крики заполнили пространство комнаты. Он уткнулся лицом в местечко между шеей и плечом и как одержимый стал совершать толчки, мягко постанывая с каждой фрикцией. Их тела покрылись капельками пота и легко скользили кожа по коже.

   — О Боже, Эдвард... Я... люблю... тебя! — закричала Белла, когда ее тело изогнулась от полученного удовольствия, цепляясь за мужчину так, словно от этого зависела ее жизнь, пока экстаз волна за волной проходил через нее.

Ее криков, силы, с которой она цеплялась за него и ее пульсирующей теплоты, было достаточно, чтобы подвести Эдварда к краю и перебросить через него, и его хриплый стон эхом отразился от стен комнаты.

Когда они спустились с вершин удовольствия, они лежали тяжело дыша, плотно прижимаясь друг к другу, не желая разорвать ту связь, что связывала их.

Эдвард никогда не испытывал подобную близость ни к кому на свете. Никогда не чувствовал себя столь любимым. Таким окруженным заботой.

Неохотно он поднял голову и пристально посмотрел вниз, в ее сонные глаза.

   — Я люблю тебя.

Он нежно поцеловал ее, чувствуя себя обессиленным. И его следующие слова произошли из его сердца, в обход мозга.

   — Белла, выходи за меня.



Источник: http://robsten.ru/forum/63-1911-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: -marusa122- (19.04.2015) | Автор: перевод - Кудряшка=)
Просмотров: 605 | Комментарии: 17 | Рейтинг: 4.9/27
Всего комментариев: 171 2 »
avatar
0
17
Ни каких розовых соплей . Выходи за меня и всё . Спасибо за главу .
avatar
0
16
Спасибо большое за главу!  good lovi06032
avatar
0
15
Надеюсь Белла согласится 
Спасибо за главу  sval2
avatar
0
14
Спасибо за главку! good good good
avatar
0
13
Спасибо большое за главу! cwetok01 cwetok01 cwetok01
avatar
1
12
Молодец Эдвард! А что тянуть-то!
Спасибо за главу! lovi06032
avatar
0
11
Пожениться! А что тянуть то. Живут уже практически вместе. Спасибо lovi06032
avatar
0
10
Как всегда - нежно, страстно и всегда готовы, но уважительная причина не позволила заняться тем, чем очень хотелось - день рождения Карлайла.Хорошо, что Софи вовремя оказали помощь...Близость с Бэллой - самое сильное лекарство от стрессов для Эдварда. А предложение руки и сердца - ситуация подхлестнула? Большое спасибо за новую главу.
avatar
0
9
Такой противоречивый день получился все шло прекрасно как вдруг такое.........................:4::4: но все оперативно решилось  JC_flirt good Белла с Эдвардом так влюблены и настолько сильно............:obozhau::obozhau:а вот это неожиданно, но закономерно............................:podmigivanie: и как на это предложение руки и сердца ответит Белла...............  dream111 dream111
avatar
0
8
Спасибо.   good
1-10 11-17
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]