Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


В голове у них только дети/Babies on their mind - Глава 2

Глава 2

   — Итак, доктор Каллен, добро пожаловать в родильное отделение Форкса. Надеюсь, вам здесь понравится.

Эдвард посмотрел на Беллу Свон и внезапно понял, что работать здесь ему понравится и даже очень. Было в ней что-то такое, что его зацепило. Он не собирался что-либо делать с этим, но работа становилась намного приятнее.

Он закрыл глаза, вспоминая те искры при рукопожатии. Такое чувство, словно он горел, и рассеянно провел пальцами по ладони, словно проверяя, что это не так.

В обыденном понятии Белла Свон не была красивой. Вместо этого отражением ее характера были ее глаза, что очаровывали сразу. Темного, шоколадно-коричневого цвета, глубокие и проникновенные. Эдвард задавался вопросом, что сокрыто в их глубинах. А волосы цвета красного дерева; безусловно, она была привлекательной. И это не ускользнуло от глаз мужчины. Тайком разглядывал ее, одежда намекала на стройную фигуру. Внезапно ему захотелось узнать, такими же были ее стройными ноги, скрытые тканью брюк, какими они казались.

Он резко вернулся в настоящее, выбросив из головы подобные мысли. Последнее, что было ему нужно — служебный роман. "Вспомни неприятности с Таней в Нью-Йорке. А в больнице таких размеров все будет еще хуже". Нет, он будет просто работать с привлекательной коллегой, оставив, все как есть.

   — Я тоже на это надеюсь, — согласился он, пока они шли по коридору к медсестринской станции.
   — Полагаю, что со всем тебя должен был познакомить доктор Хаас. Но сегодня он взял отгул, — объяснила Белла, — Ему тяжело покрывать недостатки и вести сразу несколько клиник. Когда он нам нужен, он часто на вызовах.
   — Я рад, что смогу снять с него часть нагрузки, — сказал Эдвард, когда мы остановились около стойки регистрации. Медсестра бросила свою работу, ее глаза расширились от удивления, когда заметила невероятно красивого мужчину рядом с Беллой.
   — Карен, это доктор Каллен. Наш новый акушер.
   — Каллен? Вы...
   — Да, доктор Каллен сын Карлайла Каллена. — сказала Белла, которую позабавила реакция медсестры на Эдварда. Она сразу почувствовала себя немного лучше. Значит, под его влияние попала не только я, он так действует на любую женщину.
   — Ой, это может запутать, — улыбнулась Карен, — О каком докторе Каллене мы говорим? Во всяком случае, добро пожаловать в больницу. Безусловно, мы рады видеть вас здесь, — сказала и пожала ему руку.
   — Спасибо.
   — Но так как Карлайл не имеет отношения к родильному отделению, поэтому не думаю, что возникнут проблемы, — сказала Белла.

Все остальные медсестры согласились, и Белла продолжила знакомство.

   — Это Элейн. Она секретарь акушера-гинеколога. Она назначает клинику, на ней лежит большая часть документации, и еще она держит в тонусе всех врачей. Правда, Элейн? — засмеялась Белла. Эдвард пожал руку пожилой женщине. — Это ваш кабинет, — сказала она, оказывая на дверь кабинета, — Если что-то понадобится, обращайтесь к Элейн.
Эдвард осмотрелся и, кажется, ему только это и нужно было, — Когда начинаются клиники?
   — Мы установили пренатальную клинику по понедельникам и четвергам. Будете вести посменно с доктором Хаас. А постнатальные — как правило, по вторникам и пятницам. Ну конечно, могут быть изменения в случае чрезвычайных ситуаций, вроде кесарева. Хотя обычно мы стараемся ставить операции на среду, когда нет клиник.
   — Конечно. А кто сегодня ведет послеродовую клинику, если доктора Хааса нет? — спросил он.
   — На сегодня мы все отменили, и значит, пятница будет тяжелой, — поморщилась Белла.
   — Я работал в клинике Нью-Йорка. Наверное, сопоставимо, — усмехнулся он.

«Должен быть закон по борьбе с этой улыбкой», — подумала Белла. От нее мозги набекрень.

  — Надеюсь, — согласилась она. — Но у нас есть свои особенности.
Белла привела его к родильным палатам, останавливаясь по дороге, чтобы Эдвард смог познакомиться с сотрудниками. Все женщины, без исключения были слегка шокированы от встречи с ним. Похоже, у Карлайла в номинации «самый горячий доктор» появился серьезный конкурент в лице сына, — подумала Белла.

Она провела его в пока пустующие палаты и показала, где все хранится. Так же показала боксы с детскими кроватками.

  — Мы можем ухаживать за четырьмя детьми сразу, но в случае необходимости, если нашего оборудования будет недостаточно, придется перевезти их в Сиэтл.
   — По автотрассе? — спросил он, одновременно проверяя палаты.
   — В основном, да, правда, пару раз у нас были авиаперевозки. Позади больницы есть небольшая взлетная площадка.
   — В штате есть педиатры? — спросил он, глядя на Беллу.
   — Да есть, двое. Доктор Купер на полставки. У нее маленькие дети, — объяснила Белла.

Во время обхода по больницы Эдвард постоянно задавал вопросы. Что очень удивило Беллу. Он расспросил обо всех аспектах каждого отделения, о пациентах, персонале и методиках лечения. Он хотел знать как можно больше о том, как функционировала больница Форкса. Он внимательно ее слушал, неотрывно глядя ей прямо в глаза.

Белла чувствовала бабочек в животе каждый раз, когда их взгляды пересекались. Он был чертовски великолепен. Ей потребовалось много усилий, чтобы не потрогать его и не проверить, появятся снова те искры или нет.

   — Итак, мне кажется, я все тебе показала. Может, хочешь пообщаться с матерями, что сейчас в палатах? — спросила она.

   — Конечно, а почему бы и нет? — прозвучало в ответ. — Показывай дорогу.

Белла провела его в палаты и познакомила с молодыми мамами и их детьми. Эдвард, как и предполагала Белла, сразил большинство женщин. Про себя Белла улыбалась, когда мамочки начинали приглаживать волосы, поправлять одежду или садиться несколько ровнее.

Этот мужчина однозначно смертелен для женщин. Здесь находились только что родившие матери, они слишком вымотаны, чтобы связать и пару слов, но обязательно прихорашивались в присутствии этого сногсшибательного врача. А когда Эдвард брал на руки малышей и начинал напевать колыбельную, моментально тонули в любви к нему, независимо от того, насколько счастливы в браке. Белла практически слышала их вздохи, когда переходили к следующей матери.

Белла была вынуждена признать, что с маленькими детьми Эдвард выглядел очень забавно. Он прекрасно выглядел с малышами, профессионально держа их и так мягко с ними разговаривая. Конечно, акушер, общаясь с детьми, приобретал опыт. Но, несмотря на это, что-то очень притягательное было в том, что такой большой мужчина держал в своих руках крошечного и беззащитного младенца.

Белла задавалась вопросом, был ли он женат и имел ли детей. До сегодняшнего дня она и не знала о его существовании, поэтому о нем никогда не расспрашивала Карлайла. Элис как-то, между прочим, упоминала брата, но Белла не заостряла внимание. А если и не женат, значит, с девушкой, — подумала Белла. Мужчина его возраста не может быть одиноким.

Пока Эдвард разговаривал с одной из матерей, Белла тайком за ним наблюдала. На вид ему было лет тридцать. Лет шесть ушло на получение ученой степени, затем практика, чтобы получить разрешение лечебной деятельности. На предыдущей работе, очевидно, его высоко ценили и уважали, раз не хотели отпускать.

Еще не зная, каков он в работе, но Белла предположила, если он хоть немного похож на отца, то должен быть очень хорошим врачом. Даже Элис многого достигла в разработке и продаже одежды. Да, с достижениями успеха в их семье дефицита нет.

К тому времени, когда они закончили обход, был уже обед. Белла хотела сходить перекусить в кафе, предположив, что Эдвард присоединится к отцу. Но вместо этого он поинтересовался, может ли составить ей компанию за обедом.

   — Я еще столько хочу у тебя спросить, а заодно и поедим, — сказал он.

Чувствуя себя немного оскорбленной, Белла согласилась. "О, ради Бога! Конечно же он хочет поговорить о работе. А о чем ты подумала? Что он приглашает тебя на романтический ужин? Повзрослей!", — строго сама себе сказала Белла.

Взяв сэндвичи, Белла села за один за столиков в ближайшем кафе. Большинство людей уже покинули кафе, поэтому выбор был большой. Эдвард присоединился к ней, продолжив поток вопросов, на многие из них Белла могла ответить.

Белла уже доедала свой обед, когда ее Бипер издал звуковой сигнал. Из-за чувствительности медицинского оборудования, они не могут использовать мобильные, которые создают помехи и влияют на оборудование. Поэтому старый добрый бипер — единственный и наилучший способ связаться с другими сотрудниками.

   — Извини, мне нужно узнать, что случилось, — сказала Белла, прежде чем встать и направится к одному из телефонов внутренней связи, что были разбросаны по всей больнице, — Это Белла, — проговорила она в трубку.

Эдвард наблюдал за ней, пока она говорила по телефону. Сразу было видно, что она отлично знает свою работу. Только что она провела два часа, отвечая на все его вопросы, знакомя его с больницей и сотрудниками. Он задавался вопросом, сколько же ей лет. Она выглядела на двадцать два — двадцать пять. Несмотря на юность, она оказалась очень опытным работником. Могла ответить на большинство вопросов и выглядела очень заинтересованной судьбой отделения.

Он изучал ее. Ее волосы были завязаны в пучок, и он мог увидеть нежную кожу ее шеи. Она выглядела такой мягкой и осязаемой. Он перевел взгляд на ее губы, наблюдая за их движением во время разговора. Он и не замечал, какими полными и естественно розового цвета они были. Весь его разум наполнился совершенно неуместными мыслями о ее губах.

«Все, хватит, — Эдвард покачал головой, стараясь прогнать подобные картинки. Итак, она оказалась намного привлекательнее, чем ты сначала ее оценил, но это совершенно не значит, что имеешь право так думать», — сказал он себе. Он был профессионалом, поэтому и действовать будет соответствующим образом. Больше никаких сексуальных мыслей относительно коллег.

Белла вернулась к столу и начала собирать мусор со стола.

   — Мне придется оставить тебя. Одну из будущих мам привезли, а я специально просила присматривать за ней, — пояснила она. Собрав мусор, она выкинула его, прежде чем вернуться к лифту. Ее мысли полностью сфокусировались на работе, поэтому она не замечала, что рядом с ней шел Эдвард. Когда он заговорил, она испуганно подпрыгнула.
   — Прости, — улыбнулся он, — Я хотел попроситься с тобой, но ты так быстро убежала, что пришлось догонять.
   — Ой, прости, я не подумала, — ответила она, смешно нахмурив лоб, — Ты действительно хочешь пойти? Ты же толком и не начал работать.
   — Я знаю, но так как я уже здесь, могу помочь, — сказал он, следуя за ней в лифт, — Если ты, конечно, позволишь. Я знаю, ты и сама отлично со всем справишься, — его голос затих.
   — Нет. Ой, нет. Мне не сложно. Но если бы возникли трудности, доктор все равно необходим был бы. Я просто подумала, ты только что приехал в город, поэтому можешь идти отдыхать или веселиться, — объяснила Белла.
   — Я в порядке. Не спеши избавлять мам от меня, — сказал он.
   — Хорошо, — с нетерпением в голосе произнесла Белла.
   — Могу я поинтересоваться, почему ты просила курировать эту пациентку? — спросил Эдвард.

Лифт наконец-то приехал, и ответила Белла уже после того, как они вышли.

   — У меня особый интерес в этом случае. В анамнезе видно, что у женщины были большие проблемы с зачатием. Три раза возникала угроза выкидыша, но, слава Богу, все обошлось. И когда уже казалось, все успокоилось, началось осложнение в третьем триместре. Я поддерживала с ней связь на протяжении всей беременности, и обещала, если буду на дежурстве, когда у нее начнутся схватки, что буду рядом. Ее привезли полчаса назад, но медсестра решила дать мне пообедать, потому что неизвестно насколько все затянется.
   — Это первый ребенок? — спросил Эдвард, пока они шли к родильным палатам.
   — Да, первый. Я уже говорила, что они с мужем в течение многих лет пытались завести ребенка, но постоянно случались выкидыши. Они почти уже отчаялись, когда она снова забеременела. Они были как на иголках, ожидая худшего. Я думаю, они немного расслабились после того, как поняли, возможность появления малыша очень велика.
   — Они уже знают, кто у них появится? — спросил Эдвард, одновременно обрабатывая полученную информацию.
   — Нет, они не хотят узнавать заранее. Не то, что бы им неинтересно. Они просто хотят здорового малыша.

Эдвард кивнул:

   — Правильно. Мне кажется, подобная информация забирает часть волнения и очарования от рождения ребенка, тебе так не кажется?

Белла могла только согласиться.

   — Да, полностью согласна. Я не стала бы узнавать.
   — Не планируешь в скором стать мамой? — спросил Эдвард, прежде чем мысленно пнуть себя. Какого черта ты спросил? Теперь она подумает, что... что, черт возьми, она подумает?

Посмотрев на него, Белла решительно покачала головой.

   — Нет.

Открыв дверь родильной комнаты, Белла направилась к медсестре, которая уже находилась там.

   — Привет, Сью. Как дела? Как миссис Эванс?
   — Привет Белла. Здравствуйте, мистер Каллен, — ответила она, заканчивая писать в примечаниях, — На данный момент с ней все в порядке. Я проверяла, расширение всего четыре сантиметра, так что время еще есть. Судя по ее истории болезни, я думаю, ей стало легче, что ее допустили, а не отправили снова домой. Ее кровяное давление и малыш пока в порядке.
   — Это здорово, Сью. Спасибо тебе. Ладно, я все беру на себя, и доктор Каллен хочет поприсутствовать. Вот бы больше не было никаких приемов, — сказала Белла, намыливая руки.
   — Ну, не впервые же, — прокомментировала Сью, — Итак, доктор Каллен, примете сегодня первого ребенка в нашей больнице? — обратилась она к Эдварду.
   — Надеюсь, Сью. Будет первый, на удачу, — улыбнулся он. — Я просто понаблюдаю за Беллой, уверен, она отлично сама со всем справится. Побуду здесь просто для поддержки, на всякий случай, — он подошел к раковине, вымыть руки.
   — Ну, желаю веселых деток, — сказала она, выходя из палаты. Эдвард усмехнулся.
   — Пойдем, я познакомлю вас, — сказала Белла и пошла по направлению к палате № 1. Эдварду не терпелось начать.

В палате находилась беременная женщина и ее муж. Она сидела на кровати, потирая свой огромный живот.

   — Здравствуй, Кэрол, — поприветствовала Белла, как только вошла в палату, — Сегодня большой день.

Женщина кивнула, а на ее лице явно проступили волнение и тревога.

   — Похоже на то, — согласилась она, в ее глазах читался вопрос при взгляде на незнакомца.
   — Кэрол, я хочу представить тебе нашего нового акушера-гинеколога, доктора Каллена, — представила Белла. Повернувшись к Эдварду, Белла познакомила его с будущими родителями, — Доктор Каллен, это Кэрол и Дэвид Эванс, они очень долго ждали этот день.

Эдвард передвинулся вперед и обоим пожал руку.

   — Добрый день. Вы будете моими первыми пациентами на новой работе, поэтому я немного волнуюсь, — улыбнулся он, источая обаяние и спокойствие.
   — Я так рада, что наконец-то, появился новый доктор, — очарованно глядя на нового доктора, произнесла Кэрол, — Бедный доктор Хаас, ему столько пришлось работать.
   — Я тоже счастлив быть здесь. Но сегодня я буду только в роли наблюдателя, потому что знаю, что медсестра Свон намного лучше о вас позаботится.

Кэрол посмотрела на Беллу.

   — Оу, Белла, ну ты же позволишь доктору Каллену помогать, не так ли?

Белла смущенно покачала головой. Существовал ли тот человек, на кого не действовало очарование доктора Каллена?

   — Конечно, если захочет, доктор Каллен может помогать. Кивнув головой в удовлетворении, Кэрол слегка улыбнулась, прежде чем скорчиться от боли начавшейся схватки. Белла наклонилась и положила руку на живот, чтобы почувствовать их силу.

Убедившись, что он не сильны, Белла все равно отметила время.

   — Какие промежутки между схватками, Кэрол? — спросила она.
   — Минут десять или около того, — сообщила будущая мама. Белла кивнула, все подтверждало ее предположения.
   — Итак, Кэрол, похоже, у тебя есть еще время. Я лишь хочу прослушать ребенка, а затем предлагаю вам с Дэвидом прогуляться. Прогулка немного ускорит процесс. Сила тяжести наш самый лучший друг, — сказала Белла, а затем взяла эмбриональный кардиомонитор. — Ну, если хотите, возьмите себе поесть.

Белла подключила прибор и протянула его Эдварду.

   — Хочешь послушать?

Эдвард широко улыбнулся, заставляя сердце Беллы затрепетать. Хорошо, что это не ее сердце прослушивали.

Он взял оборудование и приступил к осмотру живота Кэрол Эванс. Покружив немного, он расположил напротив сердечка малыша. Звук был громким и четким. «Bumpity, bumpity, bumpity», — раздавалось из монитора. Это было очень быстро, как раз норма для плода.

   — Кажется, ему там очень комфортно, — сказал Эдвард, выключая монитор, — Медсестра Свон права. Вы должны ходить, ходить и ходить. Раз это ваш первый ребенок, никто не знает, сколько все будет продолжаться. Когда схватки будут чаще и сильнее, все станет понятнее.
   — Схватки болезненные, — сказала Кэрол, — Неужели они станут еще сильнее?
   — Боюсь, что так, — сочувственно улыбнулась Белла, — Но думай об этом, как о способе твоего тела сообщить, что с малышом вы скоро встретитесь. Кэрол, если вы боитесь, что можете не справиться с болью, мы можем сделать эпидуральную анестезию.

Кэрол яростно закачала головой.

   — Нет, у меня никогда не будет другого раза, поэтому я хочу все прочувствовать.

Белла кивнула в понимании, затем они вышли из палаты, оставляя Дэвида Эванса поддерживать супругу.

   — Я, наверное, пойду к себе в кабинет, чтобы начать разбираться в документах, пока мы ждем, — сказал Эдвард. — Вернусь позднее или позовешь, если что-то случится.

Белла согласилась и посмотрела ему вслед. Это был своего рода облегчением, когда он ушел, она, наконец, смогла расслабиться. Она не могла объяснить, почему, но в его присутствии чувствовала себя странно скованной. Неведомые силы притягивали к нему.
Заводить отношения с коллегой не было в планах Беллы. И это чревато последствиями. Больница Форкса слишком маленькая, чтобы избегать кого-то, с кем вы не хотите встречаться. Во время ее практики, коллеги отчаянно пытались действовать правильно, когда роман сходил на нет.

«О, не глупи, Белла. Не существует такого мира, в котором бы Эдвард Каллен увлекся тобой, — сказала она себе. — Даже и не мечтай. В этом мире Эдвард Каллен может влюбиться только в среднестатистическую супер-модель. А это далеко не ты».

Решив перекусить, пока Эвансы на прогулке, но предупредив медсестру, чтобы в случае чего ее немедленно вызвали. Она дала отставку лифту и половину пути пробежала по лестнице. Пока Белла стояла в очереди с салат-роллом, ее коллеги-женщины ставили на нового доктора. Общий процент слегка раздражал, поэтому Белла хотела как можно быстрее вернуться в родильное отделение.

Сидя за столом вместе с другой медсестрой Кейси, они легко болтали, Белла ела салат, который, скорее всего, станет и ужином. Мимо них пару раз прошла Кэрол с мужем, иногда останавливаясь из-за схваток.

   — Как дела, Кэрол? — спросила Белла, когда женщина оперлась об стол рукой, немного задыхаясь из-за боли. — Боль усилилась?
   — О да, — задохнулась она. — А я еще думала, что раньше было больно.

Эванс ходила уже больше двух часов, и Белла решила, что им пора вернуться в палату.

   — Я еще раз хочу взглянуть, насколько вы расширились, — сказала Белла, поддерживая одной рукой Кэрол. Она видела, что схватки участились.

Как только Кэрол легла на постель, резкая схватка заставила женщину застонать от боли. Белла, положив руку на живот, отметила, что сокращения стали сильнее и продолжительнее.

   — Постарайтесь расслабиться, а я посмотрю, насколько вы раскрылись, — успокаивала Белла. — Дэйв, а вы держите в это время Кэрол за руку. Это не самая приятная вещь? — Кэрол покачала головой.

Проводя обследование, Белла отметила, что Кэрол раскрылась примерно на шесть сантиметров. Сняв перчатки, она улыбнулась Кэрол, которая пыталась справиться с болью.

   — Шесть сантиметров. Теперь действительно придется потрудиться.
   — Вы думаете? — застонала Кэрол.
Белла мягко засмеялась. — Ты хорошо справляешься. В настоящее время схватки идут примерно каждые три минуты.
   — Белла, как думаете, как долго все будет? — спросил Дейв, с беспокойством глядя на боль, написанную на лице жены.
   — В первый раз невозможно сказать точно. Может быть час, а может и десять. Все зависит от ее организма.
   — Десять часов? Боже мой, — простонала Кэрол, — Не думаю, что вытерплю столько.
   — Если захочешь обезболивающее, просто скажи.
   — Нет, я все сделаю без анестезии.

Белла кивнула и села рядом с ними, потому что промежуток между схватками становился все короче и короче. Она напомнила Кэрол методики для облегчения боли, которые та выучила в предродовых классах. Беременная женщина должна искать различные положения для уменьшения дискомфорта.

Эдвард подошел и встал рядом с Беллой.

   —  Как все идет?
   — Все продвигается. Я подозреваю, она раскрылась почти на десять сантиметров и схватки участились, — сказала Белла, пытаясь сохранять невозмутимость рядом с Эдвардом.

Эдвард кивнул.

   — Как сердцебиение?
   — Хорошее и сильное. Не беспокойтесь по этому поводу, — ответила она. — Кровяное давление тоже в норме.

Примерно через пятнадцать минут, Кэрол стала непрерывно стонать и даже плакать. Она крепко вцепилась в руку мужа, продолжая рыдать, говорила, что хочет домой, что уже не так хочет этого малыша, лишь бы боль исчезла.

Белла попросила Кэрол лечь, чтобы проверить, насколько она раскрылась. Надев перчатки, Белла снова осмотрела Кэрол, сообщив родителям, что, действительно, раскрытие составляет десять сантиметров.

   — Поэтому вы такая эмоциональная. Вы находитесь в переходной фазе. Вы сможете увидеть и подержать своего ребенка через пару часов, — сказала она.
   — Слава Богу. Я не знаю... смогу… ли... выдержать... еще немного, — ахнула Кэрол, когда боль прошла по ее телу. Она сжала руку мужа так, словно она единственная, что держало ее на земле.

Без предупреждения Кэрол сказала, что начинает тужиться. Полностью ожидая подобное, Белла схватила хирургическую чашу и поднесла к Кэрол, которая захлебывалась слезами.

Переходный этап между раскрытием и потужным периодом, как правило, самая эффектная часть родов. Матери чувствовали, что их внутренние органы захватывали контроль над телом. Обратного пути нет. Единственный верный вариант — помочь ребенку появиться на свет.

Спустя еще десять минут Кэрол закричала, что почувствовала движение. Эдвард и Белла надели стерильные халаты и перчатки.

   — Дышите, Кэрол, — сказал Эдвард. — Вы должны тужиться во время сокращений, что бы помочь своему ребенку.
   — Да, слушайте доктора Каллена, — согласилась Белла. — Если вы будете нас слушать, все будет хорошо, договорились?

Кэрол кивнула, не в силах говорить.

   — Как хотите рожать? — спросила Белла. Рожающим матерям всегда предоставляли возможность рожать в любом положении, в котором они чувствовали себя наиболее комфортно. Некоторые предпочитали рожать сидя на кровати, другие с помощью родового стула (табурет, у которого убрана сидушка, чтобы акушер мог добраться до ребенка). Некоторые любили сидеть на корточках, другие стоять, в то время как некоторые использовали кресло-мешок для опоры.

Белла не советовала лежать, если такое было возможным, потому что она обнаружила, что в подобном положении боль наисильнейшая. Вертикальное положение помогало бороться с силой тяжести.

   — Кресло-мешок, — сказала Кэрол, все еще задыхаясь.

Схватив мешок и установив его на кровать, все трое помогли Кэрол подняться на колени над креслом-мешком. Дейв сел рядом с ней, взяв ее за руку, когда Кэрол закричала, когда начались очередные схватки. Белле нравилось, когда матери использовали кресло-мешок, давая свободный доступ к родовому каналу. Так же она считала, что после подобного способа рождения практически не требовалось зашивать.

   — Хорошо, Кэрол, я хочу, чтобы вы начали тужиться, при следующем сокращении, — дала указание Белла. Она чувствовала, что головка ребенка уже близко, — Напрягай мышцы живота, Кэрол.

Кэрол сделала так, как ей говорили, хрипя и стеная изо всех сил.

   — Хорошо, тужься, — сказала Белла, как только сокращения ослабли.

Эдвард стоял рядом с ней и просто наблюдал за ее действиями.

   — Вы молодец, Кэрол. Я уже вижу головку. Еще чуть-чуть.

Потужной период и тяжелое дыхание продолжалось еще минут двадцать, пока не появилась головка.

   — Давай, Кэрол, тужься, — призвала Белла, аккуратно беря в руки головку младенца.
Рыдания и всхрипы одновременно вырвались из Кэрол, когда она изо всех сил помогала своему ребенку появиться.
   — Арргххх, — закричала она, поскольку движение головы ребенка разрывало ее.
   — Кэрол, вот и головка, — воскликнула Белла. Еще один сильный толчок и появилась голова ребенка.
   — Теперь тужься, Кэрол. Мне нужно развернуть плечи ребенка. Жди, пока я не скажу, сколько бы не потребовалось, — приказала Белла.

Эдвард находился рядом, готовый принять ребенка, как только тот появится.
Белла осторожно развернула голову, то позволило плечику выйти из родового канала.

   — Хорошо, Кэрол. Последний раз, и ты сможешь увидеть своего ребенка, — говорила Белла.

Измученная Кэрол лишь кивнула. Спустя тридцать секунд после сокращения, Кэрол из последних сил «толкнула» малыша. Белла, которая все время направляла ребенка, осторожно потянула и вытащила, и с тихим «бултых» малыш появился на свет.

Без постороннего поощрения младенец открыл рот и закричал, но звук был больше похож на мяуканье котенка, чем крик ребенка.

Дейв передвинулся вперед, и его лицо засияло, как только он посмотрел на ребенка.

   — Кэрол, это девочка!
Кэрол заплакала от радости, она так хотела, чтобы ребенок появился.

   — Девочка. У меня маленькая девочка, — она рыдала от счастья и усталости.
   — Хотите перерезать пуповину, папа? — спросила Белла, протягивая хирургические ножницы.

Эдвард держал ребенка, а Дейв протянул руку, чтобы перерезать пуповину. С небольшим усилием ему это удалось, он не переставал все это время улыбаться.

Эдвард быстро проверил ребенка по шкале Апгар и буквально через минуту вернул его Белле, которая положила малыша на руки матери, позволяя им, наконец, впервые встретиться. Эдвард должен был сделать еще один тест, занявший минут пять, а затем провести еще один более основательный осмотр, но все это может подождать.

   — Апгар по минуте 9, — сказал Эдвард, и Белла все записала в карте. Оценка по шкале Апгар — быстрая проверка цвета ребенка, дыхания, рефлексов и пульса, которые проверялись через минуту и пять минут после рождения. Все было сделано для выявления непосредственной причины беспокойства. Оценка состояния младенца составляла практически десять, значит, с малышом Эванс все было в порядке.

Эдвард проверил мать на повреждения, вытащил плаценту, сказав, что она здоровая. Извинившись перед Кэрол, он взял ребенка на дополнительное обследование. Белла в это время обтерла Кэрол и утилизировала отходы.

   — Как она, доктор Каллен? — спросила Белла, наблюдая за его действиями, когда он осматривал крошечные конечности на выявление отклонений.
   — Она — маленькая красавица, — сказал Эдвард, улыбаясь крошке, — Апгар на 5 минут равен десяти. Все отлично, — завернув ее обратно в одеяльце, он взял плачущего малыша и, прижав к груди, стал тихонько напевать.

Белла, глядя, как он убаюкивал ребенка, почувствовала огромный прилив нежности к нему. Он выглядел таким идеальным. В этот момент Белла почувствовала невероятное влечение к Эдварду. Настолько сильное, что единственное, чего она желала, это схватить его и поцеловать.

Она отошла немного назад, пытаясь избавиться от этих мыслей. Просто избыток эмоций, одна из ее пациенток, наконец-то родила желанного младенца. Вот и все. И больше ничего.

Эдвард передавал малыша матери с улыбкой на лице.

   — Это прекрасный, здоровый малыш, Кэрол. Поздравляю.

Молодые родители улыбнулись и стали горячо благодарить.

   — Пожалуйста, но благодарить нужно Беллу. Она проделала всю работу. Я лишь был свидетелем.

Кэрол попросила Беллу наклониться, чтобы та смогла обнять, что Белла с радостью сделала.

   — Вы уже придумали имя? — спросила Белла.

Кэрол посмотрела на мужа, тот кивнул.

   — Мы подумали и решили назвать ее Даниэль Белла.

Белла не смогла сдержать эмоций.

   — О, ничего себе. Спасибо. Это замечательное имя.
   — Спасибо вам за все, что вы делали. Не только сейчас, но и на протяжении всей беременности. Вы справлялись со всеми моими страхами и слезами.
   — Мне было в удовольствие, — сказала Белла, — Теперь мы оставим вас троих, знакомьтесь. Потом переведем в палату. Можете принять душ здесь. Может, хотите перекусить или выпить?

Они покачали головой, все их внимание сосредоточилось на новорожденной малышке. Белла с Эдвардом тихо вышли из палаты.

   — Ты проделала огромную работу, Белла, — похвалил Эдвард и заметил, как ее щеки залились розовым. Она смущена похвалой, — подумал Эдвард. Это было так очаровательно.
   — Спасибо, но это моя работа, — сказала Белла, тайно ненавидя свою способность краснеть не к месту. Почему она не может принять похвалу, не выглядя при этом глупо?
   — Ты не права, могу с уверенностью сказать, здесь больше, чем просто работа.
Несколько секунд они неотрывно смотрели в глаза друг другу. Эдвард первым разрушил волшебство момента.
   — Наверное, твоя смена закончилась?

Белла кивнула.

   — Да, твоя тоже. Ты, наверное, пропустил ужин своей мамы?
   — Я звонил отцу и предупреждал, что задержусь. Уверен, она что-нибудь мне припасла, — засмеялся Эдвард. — Думаю, я пойду. А ты?
   — Я хочу еще раз проверить Кэрол, — сказала Белла и, развернувшись, пошла к комнате медсестер.
   — Хорошо. Я увижу тебя завтра? — спросил Эдвард.

Белла кивнула, она смотрела, как он зашел в свой кабинет, схватил куртку и ушел. Она заглянула в палату, пожелав Кэрол и малышке спокойной ночи.

Схватив сумку и пальто, она со всеми попрощалась и ушла.

Перевод - Кудряшка=)



Источник: http://robsten.ru/forum/63-1911-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: -marusa122- (04.04.2015) | Автор: перевод - Кудряшка=)
Просмотров: 767 | Комментарии: 12 | Рейтинг: 4.8/25
Всего комментариев: 121 2 »
avatar
0
12
Может в паре у них , всё замечательно сложится . Спасибо за главу .
avatar
0
11
Очень достоверно и профессионально  описаны роды, окунаешься в дано прошедшее прошлое. Спасибо!
avatar
0
10
О какие Белла с Эдвардом трогательно-милые......................... cray :4:они на самом деле встретились так вовремя........................... good :good: Да для других он уже потерян......................... giri05003
avatar
0
9
Спасибки большое
avatar
0
8
Спасибо за продолжение, их уже тянет друг другу. Очень интересно было читать момент рождения.
avatar
0
7
Бэлла замечательный специалист , что сразу отметил Каллен.  Ну, а Эдвард просто обязан быть самым лучшим. Совместное принятие родов сразу показало их профессиональную совместимость. А , самое главное - они понравились друг другу. Большое спасибо за новую главу.
avatar
0
6
Эдвард и Белла уже начинают нравится друг другу
Спасибо за главу  cvetok01
avatar
0
5
А Эдвард и Белла - хорошая команда JC_flirt
avatar
0
4
Спасибо большое за перевод!  good lovi06032
avatar
0
3
Спасибо lovi06032 так трогательно, как-будто сама заново пережила рождение доченьки. lovi06032 lovi06015
1-10 11-12
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]