Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


В голове у них только дети/Babies on their mind - Глава 20

Глава 20

   — Мой отец, Билли Блек, был хорошим человеком. Благородным человеком. Он заботился о своем народе, друзьях и больше всего о своей семье... — голос Джейкоба сломался, когда он посмотрел на гроб своего отца. Сердце Беллы разрывалось от боли за друга, хотя он и был окружен сестрами и их семьями.

Пока Джейкоб продолжал свой панегирик, слезы катились по щекам Беллы. Их аккуратно стерли носовым платком. Она улыбнулась Эдварду, который обернул руку вокруг ее талии. Белла была ему благодарна за силу и поддержку.

Дни, прошедшие со смерти Билли были беспокойными. Его врач приехал и засвидетельствовал смерть, и с тех пор, казалось, все превратилось в сумасшедший вихрь. По просьбе Джейкоба Белла осталась, чтобы поддержать его, потому что на него вылился бесконечный поток скорбящих, пришедших выразить свои соболезнования. Из-за статуса Билли в общине Квилетов, свое почтение пришли выказать множество высокопоставленных людей и из других племен.

В результате, Белла не приходила домой в течение нескольких дней после смерти Билли, и она отчаянно страдала по ночам без объятий Эдварда. И только когда приехали сестры Джейкоба, она посчитала возможным оставить Джейка и уехать домой.

Белла очень переживала, что Чарли столкнулся со смертью Билли. Ночь, когда он умер, была первым разом, когда она увидела, как ее отец плачет, и этот вид разбивал сердце. Чарли всегда стоически все переносил, избегая демонстрации свои эмоции, поэтому видеть, как он неприкрыто плачет, было выше ее сил. По негласному соглашению, никто и никогда не упоминал слезы Чарли. Но даже когда Чарли вернулся к своему обычному, невозмутимому виду, Белла знала, насколько он страдал.

После того, как Джейкоб закончил свою речь, одни из старейшин Квилетов начал церемониальные действия перед погребением. Эдвард смотрел, как несколько членов племени раскладывали еду и предметы утвари Билли в гроб и вокруг него.

   — Это должно помочь Билли в загробной жизни, — тихо пояснила Белла. Эдвард кивнул.

Старейшина закончил пение, и гроб Билли погрузили в землю, сопровождая все песнями женщин племени Квилетов. Белла сжала руку Эдварда, когда волна горя накрыла ее. Она поразила ее, потому что девушка поняла, что это конец. Что она больше никогда не увидит своего «дядю». Она положила голову на плечо Эдварда, и он сжал фигурку девушки сильнее в своих объятиях.

Затем большинство пришедших вернулись в дом Джейкоба, чтобы помянуть Билли. Белла не была на большом количестве похорон, но ее всегда удивляло, как после похорон атмосфера словно становится светлее. Казалось, что церемония позволяла скорбящим выразить свое горе, выплакать слезы. Но как только все заканчивалось, казалось, что с плеч сваливался тяжелый груз, позволяя им вспоминать покойного, каким он был при жизни, и праздновать, а не оплакивать. Белла знала, что Джейкобу теперь станет легче.

Рука об руку с Эдвардом, Белла разговаривала с гостями, разделяя воспоминания о Билли. Она следила за Джейкобом, за тем, как он справляется. Она была рада видеть, как он смеялся вместе с другими мужчинами, вероятно, услышав анекдот, связанный с его отцом. Потом она оглянулась на Чарли и была поражена, увидев его, погруженного в разговор с привлекательной женщиной. У нее были черты индианки, темные волосы длиной до плеча, загорела кожа и темные глаза. Белла наблюдала за ними, как они наклонялись друг к другу, как она смеялась над словами Чарли.

   — Это Кара, — голос Джейкоба раздался рядом с ней. — Они познакомились, когда мы ездили на рыбалку с отцом. Я рассказывал тебе о ней.
   — Да, я помню, что ты что-то говорил о женщине, — кивнула Белла.
   — Она приехала со своим братом. Я думаю, Чарли сражен.

Белла услышала хихиканье Эдварда рядом с собой и посмотрела на него.

   — Что? Это хорошо, что твой отец кем-то заинтересовался, разве нет? — спросил он.

Она вздохнула и кивнула.

   — Да, я знаю. Просто это странно, и все. Не могу вспомнить, когда он вообще обращал внимание на женщин.
   — Ну, мы можем узнать намного больше, чем ты знаешь.

Белла кивнула и внезапно почувствовала себя очень уставшей и ничего не хотела сильнее, как вернуться домой. Она посмотрела на Эдварда и увидела, что он смотрит на нее заинтересованным взглядом.

   — Мы можем вернуться домой?
   — Конечно, любимая. Давай попрощаемся и уйдем. Ты очень уставшая. Это была тяжелая неделя, — нежно сказал он.

К тому времени, когда Белла и Эдвард добрались до Чарли, он разговаривал с мужчинами, а Кары нигде не было видно. Чарли поцеловал на прощание Беллу и призвал Эдварда позаботиться о ней.

Когда они подошли к Джейкобу, он крепко обнял ее и поблагодарил за все.

   — Не стоит меня благодарить, Джейк. И ты знаешь это. Я рада, что ты находишься в окружении своих сестер.
   — Да, мы наверстаем упущенное, — он повернулся к Эдварду, пожал ему руку и коротко обнял его. — Спасибо, Эдвард.
   — За что? — удивленно спросил Эдвард.
   — Что понял, как мне была необходима Белла.
Эдвард кивнул.
   — Береги себя, Джейкоб.

Как только они добрались до дома, Эдвард помог Белле раздеться, а затем положил ее на постель. С нежным поцелуем он погладил ее волосы, и она погрузилась в глубокий сон без сновидений.

*** *** ***

После похорон жизнь постепенно вошла в привычное русло. Сестры Джейкоба провели с ним несколько недель, помогая разобраться с делами отца. После того как они уехали, Джейкоб стал поводить больше времени с Чарли, возможно, он был ему словно замена отцу.

Спустя несколько дней после похорон Билли, Белла пришла в дом своего отца после работы, чтобы проведать его. К своему удивлению она обнаружила Чарли, готовящегося куда-то уходить. Он был одет в брюки и рубашку, и от него пахло одеколоном. Она буквально уставилась на своего отца, пока он смущенно переминался с ноги на ногу под ее пристальным взглядом.

   — Ух, ты, пап. Ты прекрасно выглядишь! — воскликнула Белла. — По какому поводу?

Чарли опустил глаза, глядя на свои ботинки, и пробормотал что-то невразумительное.

   — Что, пап? Я не расслышала, — сказала она, пытаясь скрыть усмешку.
   — Хм, я собираюсь на ужин.
   — Это здорово, пап. С парнями? Или это чей-то день рождение? — поддразнила она, уже зная его ответ.

Белла знала, что не должна, но ситуация была настолько в новинку, что они ничего не могла поделать.

   — Нет, со знакомой.

Белла усмехнулась.

   — А имя этой знакомой случайно не Кара?

Чарли вскинул голову от неожиданности.

   — Ты знакома с Карой?
   — Нет. Джейкоб сказал ее имя на похоронах. Она очень привлекательна.

Чарли стал ярко-красным и начал искать выход. Белла сжалилась над отцом.

   — Расслабься, пап. Я рада, что ты к кому-то проявляешь интерес.
   — Кара просто друг. Она завтра уезжает домой, — возразил Чарли.
   — Ну, если ты так говоришь. Не буду тебе мешать. Повеселись, пап, — усмехнулась Белла, целуя его в щеку.
   — Да, хорошо...

Белла все еще посмеивалась, когда вернулась домой и все рассказала Эдварду. Когда он спросил, убедилась ли она, что Чарли практикует безопасный секс, Белла взорвалась хохотом до рези в животе.
С тех пор как Белла уехала, Чарли держал язык за зубами, не рассказывая о Каре, Белла настояла на том, чтобы Джейкоб рассказывал ей все, что происходит с ее отцом. Сначала Джейкоб отказывался распускать сплетни о Чарли, но потом слишком заинтересовался романтически вдохновленным Чарли. И с тех пор Белла знала, что Чарли регулярно разговаривал по телефону с Карой, но не договаривался о встрече.

*** *** ***

   — Да, мам. Я обещаю, что мы постараемся приехать в ближайшее время. Я не знаю. Это зависит от наших графиков.

Эдвард вошел в квартиру и услышал, как Белла говорила по телефону. Сняв пиджак, галстук и ботинки, он прошел в гостиную. Подойдя незамеченным к дивану, он наклонился и оставил поцелуй на плече Беллы. Присев рядом с ней, Эдвард крикнул:

   — Привет, Рене.
   — Это Эдвард? Дай мне поговорить с ним, — потребовала Рене.

Несмотря на то, что они не встречались лично, тем не менее, Рене уже обожала Эдварда. Первый раз они говорили после приезда Беллы, и Эдвард с легкостью очаровал ее, что, впрочем, делал с каждой женщиной.

   — Так, когда вы приедете в Джексонвилль? — спросила Рене. — Белла продолжает оправдываться. Я уверена, ты сможешь, милый, уговорить ее привезти жениха для знакомства с мамой, — умоляла она.

Эдвард улыбнулся. Он не мог дождаться, когда встретится с Рене. Он подозревал, что при их встрече произойдет настоящий взрыв.

   — Мне жаль, Рене. Но сейчас настоящее сумасшествие. И Белла не преувеличивала. Слушай, у меня есть идея, когда мы сможем приехать, но мне нужно кое-что уладить на работе.

Рене немного успокоилась.

   — Хорошо. Обещай, что сделаешь все возможное, чтобы приехать.
   — Обещаю.

После нескольких минут разговора он протянул трубку обратно Белле, она усмехнулась. Как только она попрощалась с матерью, повесила трубку и повернулась к Эдварду.

   — Так что там было насчет поездки? Что ты имел в виду?
   — Сколько у тебя праздничных выходных? — спросил Эдвард.
   — Должно быть достаточно. Большую часть своего отпуска я не использовал. А что?
   — У нас есть наша поездка в Сиэтл на Берлинский симфонический оркестр через три недели.
   — И?
   — Я подумал, мы сможем продлить наши выходные и съедим в Джексонвилль. И не надо будет дважды ехать в Сиэтл, и мы получим неплохие выходные. Ты как? Как думаешь, мы сможем взять столько отгулов?

Белла задумчиво посмотрела на него, пока обдумывала все возможные варианты.

   — Я считаю, это отличная идея. Я могу перестроить график работы таким образом, чтобы иметь несколько выходных подряд, и взять пару дней из отпуска. А что насчет тебя?
   — Я поговорю с Бернардом. Он говорил, что уезжает на пару недель в сентябре или октябре, и я его буду замещать. Не думаю, что это будет проблемой. Будет хорошо уехать. Ты выглядишь очень усталой еще с похорон. Ты в порядке? — мягко спросил он, поглаживая ее щеку.

Белла кивнула.

   — Да. Просто стресс после смерти Билли. Должно быть, для меня он значил намного больше, чем я думала. Несколько дней вдали отсюда — то, что доктор прописал.

Эдвард улыбнулся и легко поцеловал ее.

   — Как врач заявляю, что мы должны поужинать. Может доктор пригласить его любимую медсестру на пиццу?
   — Просто пиццу? — нахально спросила она.
   — Ну, пицца — это только начало, — хрипло ответил он.

*** *** ***

Белла просматривала документы перед началом клиники, когда увидела, что на осмотр пришла Виктория Бреннан. Прошло более месяца с тех пор, когда она видела женщину в последний раз, потому что во время предыдущего осмотра Белла занималась похоронами Билли. Она быстро нашла ее карту и увидела, что не было зарегистрировано никаких упоминаний о новых синяках. Белла не понимала, что это означает. Ее сожитель перестал избивать ее? Виктория ушла от него? Она очень надеялась, что это так, ради ребенка и матери. Белла не знала, почему так тронута тяжелым положением Виктории; было в ней что-то такое, что затрагивала глубочайшие струны души Беллы.

   — Готова начать? — спросил Эдвард, заглянув к ней.

Кивнув, Белла взяла первую карточку и прошла к двери, чтобы позвать первую пациентку.

   — Виктория Бреннан пришла.
   — Хорошо. Посмотрим, как она живет.

Белла и Эдвард слажено вели клинику, пока не пришло время позвать Викторию. Белла видела, как она с трудом встала со своего места, очевидно, ее размеры затрудняли ее передвижение.

   — Привет, Виктория. Проходи и чувствуй себя как дома, — попросила Белла, придерживая дверь для нее, — Как дела? — спросила Белла, поддерживая беседу, пока размещала манжет измерителя артериального давления, тайком поглядывая на молодую беременную женщину, ища любые доказательства насилия.
   — Устала, — вздохнула Виктория. — Все гораздо тяжелее.
   — Могу себе представить, — сочувствующе произнесла Белла. — Но осталось уже немного. Недели четыре или около того.
   — Слава Богу.

Белла отметила, что Виктория выглядела довольно хрупкой. У нее были темные круги под глазами, а волосы были уложены очень небрежно, словно ей было безразлично, как она выглядит. Беллу удовлетворило ее давление, и она попросила Викторию прилечь, чтобы прослушать сердцебиение плода. Когда Виктория подняла ногу, чтобы взобраться на кушетку, она ахнула и резко схватилась за бедро.

   — Что случилось? Ты в порядке? — спросила Белла.

Виктория быстро замотала головой.

   — Нет, нет. Я в порядке. Просто немного прихватило, — она прилегла, ее лицо было бледным.
   — Я позову доктора Каллена, и он осмотрит тебя. Очевидно, ты преуменьшаешь боль.
   — Нет, все в порядке, — вскрикнула Виктория, хватая Белу за руку.
   — Виктория, — тихо произнесла она. — Ты знаешь, что это ненормально. Мы должны все проверить. Ради ребенка.

Эти слова возымели действие, и она немедленно согласилась. Независимо от того, что происходило в ее жизни, без сомнения Виктория очень любила своего ребенка. Не удивительно, зная ее историю.

Эдвард вошел и пожал руку Виктории, нежно ей улыбаясь.

   — Виктория. Белла рассказала мне, что ты испытываешь боль. Мне нужно проверить, что это может быть. Белла, подготовь, пожалуйста, ультразвук.

Как только Белла выкатила машину, Эдвард говорил с Викторией.

   — Сейчас я прослушаю сердцебиение малыша, — объяснил он, когда Белла подкатила машину к Виктории. Когда она спустила штаны, Белла тихо вздохнула. На левом бедре женщины сиял огромный уродливый ушиб, полученный не больше суток назад. Эдвард смотрел на синяк с мрачным видом, потом взглянул на Беллу, прекрасно понимая, о чем думает она.

Не желая спугнуть девушку до того, как он осмотрит ее, Эдвард сделал вид, что не заметил синяк и осмотрел ее.

   — Отлично, с ребенком все хорошо. Сердцебиение хорошее и сильное, у нее отличный рост для его возраста и она находится в хорошем положении. В течение следующих нескольких дней ты почувствуешь, что твой живот «опускается», поскольку его голова опускается к тазу, готовясь к рождению.

Глаза Виктории закрылись на короткое мгновение, а затем попыталась сесть, вздрогнув от боли. Эдвард заключил ее ладонь в свои, стараясь ее успокоить.

   — Виктория, мы должны знать об этом синяке, — тихо произнес он.

Глаза Виктории метались между Эдвардом и Беллой, словно она решала, можно ли им доверять.

   — Нет... хм... это был несчастный случай.
   — Мы знаем, что это не несчастный случай, Виктория, — сказала Белла. Взяв ее ладонь, Белла постаралась пробиться к ней. — Пожалуйста, позволь нам помочь тебе.

Виктория покачала головой, слезы заструились по лицу девушки.

   — Нет, я... я... не могу.
   — Мы можем тебе помочь, — настоял Эдвард. — Ты не можешь и дальше позволять ему издеваться над тобой. Он не изменится. И ты знаешь это. Все будут только хуже.
   — Он — все, что у меня есть, — прошептала она срывающимся голосом.
   — Нет, это не так. Есть люди, готовые тебе помочь. Защитить тебя, — убеждала Белла. — Скажи только слово, и мы сможем арестовать его за причинение тебе боли.

Виктория покачала головой.

   — Он делает это только когда выпьет. Он любит меня. Я знаю.

Сжав ее руку, Белла попыталась переубедить ее.

   — Это не любовь, Виктория. Любовь не причиняет боль. Мужчина, который любит женщину, никогда не причинит ей боли, особенно матери своего ребенка. Я знаю, что ты любишь своего ребенка. Что если он причинит ему вред? Как ты справишься, если он нанес вред твоему ребенку?

Слезы вовсю текли по щекам Виктории.

   — А куда мне пойти? У меня ничего нет. Ни денег, ни работы, ребенок на руках, — она горько заплакала.
   — Есть места, приюты для людей, нуждающихся в помощи, — настаивал Эдвард.
   — Я сирота и без крыши над головой. Мой ребенок будет бездомным.
   — Но ты не можешь жить в страхе, — ответила Белла.

Из Виктории вырвался короткий, безрадостный смешок.

   — Ты действительно в это веришь? Джеймс не позволит мне просто уйти. Он притащит меня обратно. Я знаю, я пробовала.

Сердце Беллы страдало за бедную девушку.

   — Нет, если он будет в тюрьме, — возразил Эдвард.
   — Ты на самом деле наивен, — цинично произнесла она. — Судья всего лишь назначит ему залог, и тогда он убьет меня за то, что я обратилась в полицию.
   — Виктория, мой отец — шериф полиции. Я уверена, он поможет тебе.

Казалось, от этих слов она сжалась и дико стала озираться вокруг. Белле пришло на ум сравнение с диким зверем, загнанным в клетку и отчаянно искавшим выход.

   — Пожалуйста, Виктория. Ради ребенка. Ты хочешь, чтобы он или она рос в доме, наполненным насилием? И постоянно бояться за свою и его жизнь? Это не то место, где должен расти и воспитываться ребенок, — убеждала ее Белла.
   — Моя мама работает в комиссии по различным благотворительным организациям, — сказал Эдвард, — Я могу спросить у нее, какие услуги доступны.

Виктория явно сомневалась.

   — Я... я не знаю.
   — Пожалуйста, подумай об этом, — сказала Белла. Она встала и взяла ручку и бумагу.
   — Вот. Это мой номер. Если тебе понадобится помощь или ты захочешь уйти от него, пожалуйста, позвони мне, — оторвав листок, она сложила его пополам и вложила в ладонь Виктории, закрывая пальцами бумагу.

Виктория посмотрела на них.

   — Почему вы делаете это?
   — Потому что мне ненавистна мысль о том, как страдаешь ты и твой ребенок. В это особое время, когда ты должна быть защищена и окружена заботой, а не избитой и запуганной. Ты не заслуживаешь этого. Никто не заслуживает.

Виктория громко всхлипнула и с благодарностью взяла предложенную салфетку.

   — Я подумаю.

Эдвард кивнул.

   — Я постараюсь собрать для тебя всю информацию. Увидимся на следующей неделе.

После того, как она ушла, Белла села, потирая лоб и чувствуя себя опустошенной. Она почувствовала руку Эдварда на своем плече. Вздохнув, она встала и приготовилась к следующему пациенту.

   — Думаешь, она нас послушает?
   — Не знаю. Но надеюсь на это. Как насчет того, чтобы навестить маму по дороге домой? Послушаем, что она скажет?
   — Да. Может, после этого я перестану чувствовать себя такой бесполезной.
Эдвард взял ее руки в свои.
   — Мы не сможем сделать больше, если Виктория не обратится за помощью. Мы только можем показать, что сможем позаботиться о ней.

Она кратко обняла его, и они вернулись к работе.

*** *** ***

   — Ох, бедная девочка! — воскликнула Эсми, когда они обедали на кухне в этот вечер. Не называя ее по имени, Эдвард описал положение Виктории, надеясь, что Эсми сможет дать им несколько советов.
   — Ты знаешь о какой-нибудь организации, которая сможет ей помочь? Бедная девушка должна родить через месяц, и у нее нет семьи. Ее парень увиливает от настоящей работы, — сказал Эдвард, его голос был полон отвращения.
   — Я не знаю ни какого комитета, который занимается жертвами домашнего насилия, но это не значит, что я не смогу что-нибудь разузнать. Возможно, подобный центр находится в Порт-Анджелесе. Главная проблема, как и во многих других местах, что такие организации находятся, главным образом, в крупных городах. В малых городах нет средств на содержание таких заведений, к сожалению, — сообщила Эсми.
   — Итак, и что же делать избитой жене? — спросила Белла. — Оставаться, потому что им некуда идти?
   — Если у нее нет семьи, скорее всего, им придется переехать в Сиэтл. Если она выдвинет обвинения, надеюсь, его упекут достаточно надолго, чтобы у них наладилась жизнь, — видя, как Белла сомневается, Эсми сжала ее руку, — Мы поможем этой девушке, я обещаю. Но она должна сама обратиться за помощью.

Белла подавленно вздохнула. А потом рассердилась.

   — Какой же надо быть сволочью, чтобы избивать беззащитную, беременную женщину? Она носит его ребенка, ради Бога!

Видя, как она страдает, Эдвард притянул ее к себе и поцеловал в макушку.

   — О, любимая, не надо. Тебе и так досталось на этой неделе, чтобы беспокоиться еще и об этом. Мы сделаем все для нее. Это все, что мы можем.

Белла глубоко вздохнула и кивнула.

   — Я знаю. Этим и заставляю не думать об этом.

Эдвард не мог не представить себе, что если бы Белла носила его ребенка, он хотел бы нянчиться и защищать ее, чтобы с ней ничего не произошло. Вероятно, он свел бы ее с ума своей заботой, но факт, что происходит нечто столь удивительное, как рост и развитие ребенка в ее утробе, заполнило бы его благоговением. Мысль о том, что мужчина может причинить вред женщине, которая носила его ребенка, была настолько отвратительна, что если бы он столкнулся с этим монстром по имени Джеймс, он с большим трудом удержался бы и не избил его до полусмерти, чтобы тот на свой вкус попробовал собственные методы.

На следующий день Белла заехала к отцу. Не вдаваясь в подробности, она обратилась за советами к Чарли.

   — Проблема, Белз, заключается в том, что мы знаем об инциденте, но очень-очень часто женщины не предъявляют обвинения. Если есть видимые повреждения: кровь и очевидные синяки, то мы можем арестовать парня и продержать его несколько дней. Обычно их отпускают под залог, зачастую их жертвы его и выплачивают, а потом все начинается заново. Но если нет явных повреждений, тогда жертва обязана предъявить обвинения. А это чертовски раздражает, потому что ты знаешь, что он сделает это снова.
   — А если она получит запретительное судебное заключение?
   — Это другое. Если он нарушит условия приказа, в любом случае мы сможем арестовать его. Но она должна добиться его. Если повреждения будут слишком сильными и потребуют госпитализации, судья сможет постановить решение и независимо от желания женщины. К сожалению, многие женщины игнорируют постановления и снова впускают парней в свою жизнь с теми же результатами.

Белла знала, что по множеству причин женщины возвращались к своим издевателям, но все равно с трудом принимала это.

   — Лучшее, что ты можешь сделать, это поощрять женщину, снова и снова, подать прошение и получить судебное постановление на запрет приближаться к ней, если она боится его. Если у нее есть кто-то, кто поддержит ее, она должна пойти на этот шаг.
   — Спасибо за помощь, пап. Это пригодится.
   — Я его знаю?
   — Сомневаюсь. Но спасибо. Как Кара?

Чарли стал красным-красным и поспешно сменил тему, тем самым рассмешив Беллу.

*** *** ***

И Эдварду, и Белле удалось обеспечить себе выходные, чтобы съездить в Джексонвилль, к огромной радости Рене. Белла переживала при мысли о полете после ужасного полета в декабре, но, по крайней мере, на этот раз рядом с ней будет Эдвард. Но больше ее беспокоила остановка в Fairmont Olympic. С помощью Элис она купила себе новое платье, чтобы надеть его для похода в Филармонию и ужин после. Так же она прикупила сексуальное нижнее белье, которое наденет под платье, но не показала его Эдварду. Если они собираются провести ночь в романтическом номере отеля, то это время она использует с максимальной пользой. Рейс на Джексонвилль был в четыре часа дня, поэтому они смогут отоспаться или заняться чем-нибудь иным.

За четыре дня до отъезда в Сиэтл, они обедали в доме Эсми и Карлайла. Там же были и Джаспер с Элис, которая с гордостью демонстрировала свой живот, обтянутый футболкой с надписью «Если ты думаешь, что мамочки горячи, погоди, пока не увидишь меня!»

   — У меня была целая куча футболок с напечатанными фразами и разлетелись они как горячие пирожки, — заявила Элис, когда они рассмеялись над ее футболкой.

После ужина Элис поочередно то описывала запланированный ремонт детской, то изводила Беллу и Эдварда вопросами назн ачили ли они дату свадьбы, когда раздался звонок телефона Беллы.

Думая, что это Джейкоб или Чарли, она нахмурилась, когда увидела незнакомый номер.

   — Алло?

Несколько мгновений в трубке не раздавалось никаких звуков, пока Белла не услышала прерывистое дыхание.

   — Привет, это кто? — она заметила, как Эдвард смотрел на нее с любопытством.
   — Б... Б... Белла? Это Вик... Виктория, — ее голос затих, рыдание прервало ее слова.
   — Виктория? Ты в порядке? — спросила она, озадаченно глядя на Эдварда.
   — Нет... Пожалуйста, пожалуйста, помогите мне...

Подав сигнал Эдварду, она встала.

   — Конечно. Ты где? Мы приедем и заберем тебя. Скажи, ты сейчас где?
   — Около таксофона возле входа в парк трейлеров.
   — Тебе больно?
   — Он бил меня. Пожалуйста, помоги мне.
   — А где Джеймс? Или он рядом?
   — Хм... Я думаю, что он потерял сознание в трейлере, — она снова задохнулась в рыданиях.
   — Хорошо, хорошо. Оставайся там. Мы уже в пути.

Закрыв рукой динамик, Белла повернулась к озадаченным людям.

   — Это Виктория. Он снова напал на нее.

Элис ахнула в шоке.

   — Господи Боже, — воскликнула Эсми. — Белла, привезите ее сюда. Ей необходимо где-то остановиться, а у нас достаточно места.
   — Да, пожалуйста, привезите ее сюда, если она согласится, — согласился Карлайл.
   — Вы уверены? — удивленно спросила Белла, глядя на них.
   — Конечно, согласны. Привезите сюда бедную девушку. Она, вероятно, очень напугана, — убеждала Эсми.
   — Я осмотрю ее, возможно, ее нужно будет отправить в больницу, — сказал Эдвард, — Если нет, мы привезем ее сюда.
   — Мы съездим домой и привезем какую-нибудь одежду, — предложила Элис, — У меня должно быть что-нибудь для нее.

Белла была поражена добротой Калленов по отношению к совершенно незнакомому человеку. Мало кто предложит свой дом, чтобы там остановился кто-то, кого они даже никогда не встречали.

   — Пойдем, Белла, — позвал Эдвард, потянув ее к двери.
   — Элис, ты можешь позвонить Чарли? Скажи ему, чтобы ехал в парк трейлеров. Скажи, что на Викторию Бреннан, находящуюся на восьмом месяце беременности, было совершено нападение со стороны ее сожителя. По-видимому, он находится в фургоне.
   — Я позвоню ему. Просто привезите ее, — сказал Карлайл.

К стоянке трейлеров Эдвард ехал с мрачным выражением лица. У него было жгучее желание пройти в фургон, но он знал, что от этого будет еще хуже. Он оставит Чарли разбираться с этим мешком дерьма.

   — Она около таксофона на выезде из парка.
   — Хорошо, следи внимательнее.

У них не заняло много времени найти Викторию. Она стояла рядом с телефоном-автоматом, обнимая свой большой живот. У нее был жалкий вид. Когда она услышала шум останавливающегося автомобиля, то подняла наполненные ужасом глаза и облегченно выдохнула, заметив выходящих Беллу и доктора Каллена.

   — Виктория! — закричала Белла, когда увидела лицо женщины. Один глаз заплыл, губа была разбита, а кровь засохла на подбородке. — О Боже, что он сделал с тобой?

От беспокойства Беллы, по ее лицу заструились слезы.

   — Виктория, он бил тебя еще куда-нибудь? В живот? — мягко спросил Эдвард.

Виктория покачала головой.

   — Нет, он в основном бил по лицу.
   — Мы отвезем тебя в больницу и тщательно все проверим, хорошо? — сказал он.
Пока он говорил, звук полицейских сирен становился все громче. Виктория выглядела испуганной.
   — Мы вызвали моего отца, — сказала Белла. — Он больше не уйдет.

Виктория кивнула. Вместе они подвели Викторию к машине и посадили на заднее сидение.

Полицейские машины завернули за угол и остановились, увидев Беллу.

   — Белла?
   — Пап, Виктория здесь. Джеймс в трейлере.

Чарли заглянул в машину.

   — Привет, Виктория. Можешь сказать мне, кто это сделал с тобой? — осторожно спросил он.
   — Дж... Джеймс. Мой м... муж.
   — Похоже, он избил тебя. Мы заберем его. Нам надо будет встретиться позже, и ты напишешь заявление, когда будешь готова. Хорошо?

Виктория кивнула.

   — Чарли, мы хотим отвезти ее в больницу, чтобы убедиться, что с ее ребенком все в порядке. Если все хорошо, отвезем к маме с отцом. Она поживет там некоторое время, — сообщил Эдвард.

От гнева Чарли сжал челюсти, когда понял, что Виктория находилась на последнем месяце беременности.

   — Хорошо. Я заеду завтра. Тебе необходимо немного отдохнуть, — сказал он. Посмотрев на Беллу, он продолжил. — Езжайте, отвезите ее в больницу. Я разберусь с этим парнем.

Для того, кто большую часть жизни в любой ситуации оставался спокойным, Белла была удивлена, увидев ярость в глазах отца, когда он подвел итог ситуации. Она почти почувствовала жалость к Джеймсу. Почти.

В больнице Виктория провела несколько часов и была выписана под личную ответственность Эдварда. Они рассказали женщине о предложении Эсми о предлагаемом месте проживания, и она была несколько шокирована тем, что совершенно незнакомый человек предложил ей такое.

   — Вы уверены? — спросила она по дороге к дому родителей Эдварда.
   — Да, — уверил Эдвард. — Я обещал, что мы тебе поможем. У тебя будет свобода для личной жизни.
   — Это далеко не то, что меня беспокоит. Я обескуражена.
   — Пожалуйста, Виктория. Тебе понравится Эсми. Как и всем. Кроме того, какой у тебя выбор? — указала Белла.

Плечи Виктории опустились в поражении. Она чувствовала себя невероятно уставшей и очень хотела спать. Ей не хотелось думать о Джеймсе или будущем. Она просто хотела забыться на некоторое время.

Как только дом Эсми показался из-за поворота, Виктория ахнула о восхищения. Хотя было уже темно, она видела, насколько красивым он был, и почувствовала себя незаконно проникнувшей, желая поскорее сбежать. Посмотрев на свой большой живот, она скривилась. Далеко она точно не убежит.

   — Он прекрасен, — прошептала она.

Белла улыбнулась.

   — У меня была точно такая же реакция, когда я впервые его увидела. И внутри он еще прекраснее.

Входная дверь распахнулась, когда Эдвард подъехал к крыльцу, и четыре человека вышли на улицу.

Виктория увидела красивую пожилую пару и догадалась, что это родители Эдварда. Молодая женщина была беременной, но не так сильно, она опиралась на стоящего рядом симпатичного блондина. Господи, эти люди сорвали джек-пот по внешности.

Эдвард открыл дверь и подал ей руку, чтобы помочь выйти из автомобиля. Белла взяла ее за другую руку, и они подвели ее вверх по лестнице. Они остановились перед улыбающейся парой.

   — Виктория, познакомься, это мои родители Эсми и Карлайл. А это моя сестра Элис и ее муж Джаспер.
   — Добро пожаловать, Виктория, — поздоровалась Эсми, обвивая руками тело беременной женщины и заключая ее в крепкое объятие. — Ты не должна ни о чем волноваться. Здесь ты в безопасности. Я хочу, чтобы ты чувствовала себя как дома.

Слова доброты от абсолютно незнакомого человека сломили Викторию. Откуда-то, глубоко изнутри, вырвались рыдания. Вся ее боль, страх и печаль вырвались на поверхность, и она зарыдала в плечо Эсми.

Глаза Эсми наполнились слезами от боли за молодую женщину, и она прижала ее еще сильнее. Остальные немного передвинулись. Виктория даже не поняла, как ее повели в одну из спален. Мужчины оставили женщин одних.

Они аккуратно переодели Викторию в одну из длинных ночных рубашек Элис. Она все еще рыдала, не до конца осознавая происходящее вокруг. Эсми с Беллой осторожно уложили ее в постель, девушка не отпускала руку Эсми.

   — Я посижу с ней, пока она не уснет, — прошептала Эсми. Свободной рукой она гладила волосы Виктории, и это действие оказывало успокаивающее действие на несчастную девушку.

Белла и Элис тихо вышли из комнаты, отправившись на поиски мужчин. Они сидели в гостиной и тихо переговаривались. Все были шокированы видом Виктории.

   — Как она? — спросил Эдвард, притянув к себе Беллу.
   — Эсми осталась с ней, пока она не заснет.
   — Бедная девушка, — пробормотал Джаспер. Элис опустилась к нему на колени. — Каким же надо быть безбашенным ублюдком, чтобы поднять руку на беременную женщину? — спросил он с отвращением.
   — Чарли арестовал его. Надеюсь, навсегда.
   — Тюрьма слишком хороша для него, — фыркнул Джаспер. Элис не произнесла ни слова. Она просто не могла себе представить, как Джаспер делает что-то подобное. Или Эдвард, или Карлайл.
   — Давай, детка. Доставим тебя домой. Тебе нужен сон, — сказал Джаспер, потянув Элис в сторону двери.

Вскоре после того, как они ушли, Эсми спустилась к ним.

   — Как она? — спросила Белла.
   — Слава Богу, она, наконец-то, заснула. А сон ей действительно необходим. У меня сердце кровью обливается, глядя на нее. Не волнуйтесь, я позабочусь о ней и прослежу за тем, чтобы она насладилась последними неделями беременности. И, конечно, удостоверюсь, что она понимает, что сможет остаться здесь столько, сколько хочет.

Белла обняла Эсми. В этот момент она искренне восхитилась женщиной. Эсми была по-настоящему замечательным человеком.

   — Спасибо, Эсми.
   — Не глупи. Все будет хорошо. Здесь она в безопасности.
   — Чарли приедет сюда послезавтра, чтобы забрать заявление Виктории, если она его напишет, — сказал Эдвард.
   — Я буду с ней. Для моральной поддержки, — ответила Эсми.
   — Я послежу за ней, — сказал Карлайл. — За ее выздоровлением.
   — Спасибо, пап. Ее следующий осмотр назначен на понедельник. Прослежу, что Бернар знает все подробности.
   — Если она захочет, я с ней схожу на прием, — предложила Эсми.
   — Это было бы прекрасно, — ответил Эдвард. Он посмотрел на уставшее лицо Беллы и взял ее за руку, — Пойдем, любимая. Поехали домой. Уже поздно, и Виктория в безопасности.

Кивнув, Белла обняла своих будущих родителей-в-законе. Как же ей повезло, что у нее такой замечательный жених и у него такие прекрасные родители.

Эдвард всю ночь держал ее в своих объятиях, защищая и оберегая ее.



Источник: http://robsten.ru/forum/63-1911-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: -marusa122- (25.04.2015) | Автор: перевод - Кудряшка=)
Просмотров: 555 | Комментарии: 12 | Рейтинг: 5.0/24
Всего комментариев: 121 2 »
avatar
0
12
Спасибо за главу!
avatar
0
11
Их любовь соблазняет,пробуждает и дарит счастье Эдварду и Белле.... ..........................:lubov::lubov:какой ужас  столько необъяснимой злости на Викторию, зная о ее положений.......................:hell::4:  12  его мало прибить или упечь в тюрьму надо бы кое-кому при подать Дж урок....................... asmile410 :smile152::bang:Столько добра, понимания и заботы о посторонних у Калленов.......................:dom::ladoshi::good::good:
avatar
0
10
Спасибо за главку! lovi06032 lovi06032 lovi06032
avatar
0
9
Спасибо большое за перевод!  good lovi06032
avatar
0
8
Спасибо за продолжение! lovi06032
avatar
0
7
его семья просто удивительно хороша! как же ей повезло good рада,что виктория наконец-то решилась. спасибо за главу!
avatar
0
6
Жалко Викторию...
Спасибо за главу  roza1
avatar
0
5
Жизнь идет...Похоронили Билли, а Чарли впервые за много лет увлекся женщиной. И Рене ждет в гости будущего зятя. Сколько людей - столько проблем: очень жаль Викторию - не жилья, не денег, не родителей, один жестокий, ненормальный Джеймс. Семья Эдварда оказывает помощь Виктории. Замечательно, когда вокруг столько добрых людей. Большое спасибо за новую главу.
avatar
0
4
Спасибо за главу. lovi06032
О такой семье, как у Эдварда, можно только мечтать. fund02002
avatar
0
3
Спасибо lovi06032
1-10 11-12
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]