Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


ИЗАБЕЛЛА В ТЕМНОТЕ: Глава 9. Секреты
Глава 9: Секреты 




Порочная девочка в розовых стрингах,
С которой богатый папочка не прочь развлекаться ночь напролёт.
Её не волнуют деньги,
Она могла быть с любым.
Забавно, но, дорогая, я всё время хотел тебя...  *





Эдвард стучал пальцами по колену, с нетерпением ожидая Эммета у здания, где располагались его апартаменты. Прилегающая территория выглядела хорошо, но не подходила для парковки автомобилей и, конечно, не лимузинов, которыми пользовался Эдвард и его семья. Ни он сам, ни его отец не были склонны к тщеславию, они больше ценили комфорт в выборе этого средства передвижения.

Он взглянул на часы и, наконец, вытащил телефон.

- Да, - сонный голос Эммета разозлил Эдварда еще больше. Его губы сжались в тонкую линию.

- Эммет, Христа ради! Я жду. Тащи сюда свою задницу. Немедленно! Я опаздываю на самолет.

Послышался шорох и лязг ремня на другом конце линии, когда Эммет вылез из кровати и начал одеваться.

- Куда ты снова собрался? Сколько сейчас времени?

- Черт возьми, давай сюда! Мы поговорим по дороге в О'Хара [аэропорт].

Эдвард выключил телефон и убрал его во внутренний карман пиджака. Солнце припекало, но темные окна лимузина защищали его глаза и без очков. Он снял их и бросил на кожаное сиденье рядом с собой.

Еще через десять минут, неопрятно одетый Эммет скользнул в кресло напротив, водитель закрыл за ним дверь. Покачав головой, Эдвард смотрел, как его брат поправил бейсболку на своей нечесаной голове.

- Во что ты одет, Эммет? Имей хоть немного уважения к себе и к семье. Боже. Посмотри, как ты выглядишь!

Эммет хмуро посмотрел на своего младшего брата.

- Слезь со своего коня, Эдвард. Кем ты, черт возьми, себя возомнил, вытаскивая меня из постели на заре?

- Видимо, я твоим гребаным боссом. И мой конь, как ты выразился, нуждается в хорошей полировке. Папа попросил меня пристроить твою задницу, но это в последний раз. После этого я умываю руки.

- Пошел ты, Эдвард. Младшенький, папин любимчик, мне хочется блевать.

- Ты думаешь, что можешь идти по жизни, ища, кого бы трахнуть, по клубам, и используя кого-то другого, кто оплатит все, что ты натворил? Вытащи свою голову из задницы. Жизнь - не радуги и единороги (ПП: фразеологический оборот, аналог нашего «ты не в сказку попал»). В какой-то момент у тебя должны отрасти яйца, и ты должен научиться брать на себя хоть какую-то ответственность.

Эммет слушал молча, глядя в окно лимузина, выезжающего за пределы жилого комплекса.

- Я не офисная крыса. У меня нет желания быть клоном отца. Кроме того... у него уже есть один.

- Если ты не хочешь быть частью «Каллен», то скажи папе, чтобы он от меня отстал. Но устройся на работу, черт тебя дери.

Эммет вздохнул и повернул бейсболку козырьком назад.

- Что папа хочет мне поручить?

Эдвард откинулся на сиденье и посмотрел на ерзающего Эммета.

- На мое усмотрение. Он предложил слияния и поглощения, но у меня для тебя есть задание, не требующее просиживания штанов в офисе. Может быть, ты сможешь с этим справиться.

Эммет слегка приподнял бровь.

- Что нужно делать? - его тон выдавал, что ему скучно и неинтересно.

- Предположительно, один местный бизнесмен сейчас находится под судом по обвинению в изнасиловании. Это все хранится в строжайшем секрете. Я хочу знать - кто это?

- Я не понимаю. Какая тебе разница?

Челюсти Эдварда заскрежетали. Он не мог сказать своему брату правду, потому что сам еще ее не осознал.

- Просто узнай. Возьми Дженкса себе в помощь, если необходимо, но сделай это прежде, чем я вернусь из Испании.

Лимузин подъехал к терминалу вылетов, и водитель приступил к выгрузке багажа Эдварда на тротуар, пока мужчины выходили из машины. Пассажиры и работники аэропорта, только взглянув на них, замечали разительный контраст между Эдвардом в идеальном черном костюме с шелковым галстуком и Эмметом в помятой нелепой одежде.

Одним плавным движением Эдвард одел солнцезащитные очки, а затем вытащил манжеты из-под рукавов пиджака.

Эммет осторожно изучал своего брата, уверенный, что жесткий тон его голоса скрывает что-то еще.

- Какова реальная причина, чувак?

Эдвард провел рукой по своим волосам и взял сумку, которая уже стояла на обочине.

- Если этот мудак замешан в таких делах, я предполагаю, что он нечист и в своем бизнесе. Узнай все. Кто он, чем владеет, его связи, его методы... я хочу его слабости. Собери все. Если тебе нужны деньги, миссис Коуп поручено обеспечить тебя всем, что необходимо, но не трать их на ерунду, Эм. Это твое задание.

Мимо них прошли две стюардессы, с интересом разглядывая Эдварда. Уголки его рта поднялись в кривой ухмылке, и он заметил стройные ноги одной из них, но его интерес этим и ограничился. «На прошлой неделе я бы флиртовал напропалую», - подумал он.

- Хей, леди, - сказал Эммет, помахав им рукой.

Женщины заметно поморщились, оглядывая его.

- Фуу, - сказала одна из них тихо, поднимая руку, чтобы прошептать это быстро подруге.

Эммет выглядел бы более привлекательным парнем, если бы следил за собой.

Эдвард сверкнул белоснежной улыбкой в направлении Эммета.

- Видишь? Теперь не жалеешь, что не принял хотя бы душ? - рассмеялся он.

- Хэй! - окликнул девушек Эммет, но они исчезли за двойными дверями.

- Ты же живешь не в трущобах, так что одевайся соответственно, пожалуйста.

- Хм, а ты пахнешь как девушка.

Эдвард ответил улыбкой на эту ремарку своего брата. Несмотря на разногласия, они по-прежнему были хорошими друзьями.

- Мне нужно, чтобы ты сосредоточился. Это очень важно, так что не таскайся по клубам на этой неделе, - добавил Эдвард и отвернулся.

Эммет поморщился и застонал.

- Почему?

- Потому, что я так сказал, - предупредил Эдвард, отдавая двадцатку погрузчику багажа.

- Тогда никаких кисок и для тебя. Это будет справедливо! – громко парировал Эммет, засовывая руки в карманы своих мешковатых джинсов.

- Замечательно. Твое красноречие убивает меня, - поддел его сухо брат, но засмеялся против своей воли, пока преодолевал оставшееся расстояние от обочины до входа в терминал.

В его мыслях замелькали длинные шелковые пряди, в которых тонули его пальцы, и мягкие сочные губы, становящиеся дикими под его губами, ароматы ванили и мускуса. «Белла».

Он сам себе удивлялся, потому что на этот раз он, определенно, справится с этим ограничением без проблем.

«Определенно, никаких кисок».



* * * * *




Злость. Страх. Беспокойство. Испуг. Вторжение в личное пространство... Все эти слова описывают чувства, которые затопили Беллу, и она не могла игнорировать ни одно из них. Так много эмоций переплелось вместе, как ей было с ними справиться.

После визита вчерашнего посетителя, Белла связалась со службой безопасности здания, надеясь, что или портье сможет его описать, или вдруг его зафиксировали камеры в вестибюле. Но все было не так просто. Камера запечатлела только черную шляпу на человеке с опущенной головой. Он был среднего роста, с хриплым голосом. Это все, что она знала. Это и то, что у него был самый отвратительный голос, который она когда-либо слышала.

«И теперь мы знаем, где живет и ваш бойфренд тоже».

Эта фраза опять засела у нее в голове. «Что подумает Эдвард? Он бы посмеялся над этим ярлыком. Потому как не был он никаким «бойфрендом», но будет зол, что кто-то пытается угрожать ему и, вероятно, ей тоже».

Дрожь пробежала по ее рукам, вызывая мурашки под ее темно-синим костюмом Christian Dior. Несмотря на обещание Эдварда двигаться медленно, и свои попытки не позволить этому случиться, Белла постепенно смирялась с неизбежностью происходящего. Он ей нравился. Сильно. Очень сильно. Она хотела увидеть его и позвонить ему – это было ее первым побуждением после появления этого мудака около ее дома. Но она этого не сделала. Он и так много от нее получил, и сказать обо всем Эдварду сделало бы все слишком похожим на то, что между ними действительно… что-то есть.

Белла прошла через отполированные до блеска двери в офис окружного прокурора, через дорогу от здания суда, ее высокие каблуки простучали по мраморному полу. Она уже несколько недель не говорила с Майком, но именно к нему решила обратиться за консультацией, ведь он знал дело, хотя лично над ним не работал. Этот факт позволял ей говорить с ним об этом без формальностей.

- Доктор Свон! Как приятно вас видеть! Мистер Ньютон ждет вас? - оторвала свой взгляд от экрана компьютера помощница Майкла. Она была свежа и красива, студентка юридического факультета на стажировке.

Белла больно закусила нижнюю губу, слишком жестко.

- Хм, нет, Кэрри. Он занят?

- У него примерно через час судебное заседание, но там только зачитают обвинение, поэтому он должен быть свободен. Я посмотрю.

- Мне следовало позвонить в первую очередь. Пожалуйста, передай ему мои извинения.

Белла ходила взад и вперед перед столом – нехарактерная для нее, обычно хладнокровной, манера поведения. Время шло, и тут появился улыбающийся Майк, чтобы поприветствовать ее.

- Белла! Ты выглядишь великолепно.

Она почувствовала мокрое теплое прикосновение его рта на своей щеке и его руки, пробежавшейся по ее руке. Майк был привлекательным мужчиной. Ярко-синие глаза, хорошо уложенные светлые волосы, всегда гладко выбритый. Худощав и «не так высок как Эдвард». Белла встряхнулась от неуместного сравнения.

«Вот дерьмо!»

Майк провел ее в свой кабинет и закрыл за ними дверь. Несмотря на высокую должность, которую он занимал, его офис был скромным, с небольшим количеством мебели, заваленной бумагами. Белла сморщила лоб в саркастическом недоумении.

- Я не понимаю, как ты можешь выигрывать так много дел, учитывая твою дезорганизацию. Как ты находишь здесь что-нибудь?

Майк улыбнулся, когда она уселась на один из жестких деревянных стульев, и обошел вокруг стола.

- Ах... Я люблю свой хаос. Я знаю, где что находится.

- Уверена, что твой помощник хочет застрелиться.

- Так... чему я обязан удовольствием? Ты не частый гость в последнее время, – тихо сказал Майк; произнесенные слова были нагружены скрытым смыслом.

Он это знал. Она тоже.

- Да. Очень занята. Радио-шоу и... все…

- Да, я слушал, один или два раза, - бросил он ручку на стол и переложил пару бумажек. - Глупые люди.

Покраснев, Белла выпрямила спину. «Он просто не понимал этого. Никогда не понимал».

- У всех есть проблемы, Майк. Даже у тебя, - сказала она многозначительно.

- Пффф. Моя самая большая проблема - это добраться до тебя. Когда мы встретимся? Я скучал по тебе.

- Ты видишь меня сейчас, - уклонилась Белла, не желая продолжать обсуждение того, почему они больше не занимаются сексом. – И... я с проблемой. Мне нужен твой совет.

Майк откинулся на спинку стула, изучая красивую женщину перед ним. Она была элегантна и сдержанна, ее темные волосы собраны в высокую прическу, которую ее ухоженные руки потянулись проверить, макияж совершенен.

- О чем ты? Свенсон?

Глаза Беллы расширились от удивления.

- Откуда ты знаешь?

Он пожал плечами и начал раскатывать вниз рукава своей белой рубашки и затягивать красно-серый галстук.

- Этот парень - сволочь. Каждый знает, что он виновен. Но... дело в том, что мы пока не можем этого доказать. Так что, Белла, не удивительно, что дело в нем.

- Не удивительно, Майк? Я ни черта не смогу доказать, если все останется так, как сейчас. Тесты ничего не показывают, и я не могу ни за что зацепиться. Единственное, что я придумала - это сказать ему, что файлы были удалены, и так мы сможем снова провести экспертизу. Он обманывает тесты, но, возможно, если мы встряхнем его, заставляя думать, что мы близки к своей цели, он сорвется.

- Мы близки к цели. Ты говорила об этом с Джейн? Она одна из тех, кто занимается этим делом.

- На этой неделе я должна выступить перед судом, но я - не готова. Если пойду туда сейчас, то должна буду сказать, что тесты были неубедительны, и это в лучшем случае. Этого не хватит. Нам нужно что-то еще.

- Его адвокат - акула. Феликс Манн. Он съест тебя живьем.

В негодовании Белла задрала подбородок.

- Я могу справиться со всем, что приготовил этот ублюдок, но это еще не все. После проведения тестов, мистер Свенсон настаивал, чтобы я «убедилась, что он невиновен», а теперь какой-то бандит мне угрожает. Прошлой ночью...

- Что?

- Успокойся. Ничего не случилось, ради Бога. Просто слова и все.

- Белла! Перестань быть такой самонадеянной! - Он пересел на стул рядом с ней и взял ее за руку. - Дорогая, что произошло прошлой ночью?

- Какой-то мужчина пришел к моему дому и позвонил в квартиру. Он сказал мне, что я должна знать, «что для меня будет лучше» сделать так, чтобы Свенсон оказался невиновен.

«И он угрожал Эдварду».

Пальцы Майкла ласкали тыльную сторону ее ладони, но его прикосновения не были утешительными - ей не терпелось вырваться. Его руки казались потными и слабыми, совсем не такими, как другие - сильные и напористые, уверенные в каждом движении. Эти руки не были руками классического пианиста.

- Они пришли в твой дом? Мы, вероятно, должны позвонить в полицию, Белла. Ты отстранилась от дела?

- Нет! Тогда мы не сможем поймать его. - Она освободила свою руку и, встав, отошла на несколько шагов, только тогда повернулась к Майку. – Мы должны поймать его на месте преступления. Я имею в виду... он сделает это с кем-то снова, с кем-то у кого не найдется сил для борьбы с ним, так что лучше воспользоваться ситуацией. Мне нужно, чтобы кто-то знал, на случай, если что-то произойдет; так что просто скажи Джейн, что я потеряла все данные... Все мои заметки и результаты тестов. Пусть она отложит слушание. Мне не важно, что она придумает, помоги мне прижать к стенке этого ублюдка, – отчаянно проговорила Белла тоном, какой Майк редко от нее слышал. Он почувствовал, как беспокойство захватывает его грудь. - Ты знаешь лучше, чем кто-либо... нам нужно что-то конкретное.

- Ты узнала этот голос?

- Нет. - Дрожь пробежала по ней, Майк заметил это, и его глаза сузились. - Он был... противным и неестественным.

- Белла, давай просто найдем другого эксперта для этого дела. Ты можешь поработать над чем-нибудь другим. - Его руки потянулись к ней, он подошел ближе, его глаза впились в нее. - Ты в опасности, и я не хочу, чтобы что-то с тобой случилось.

Белла фыркнула и выпрямилась во весь рост, плюс четырехдюймовые (ПП: примерно 10 см) каблуки.

- Ну, это не тебе решать, не так ли? Ты можешь либо помочь мне, либо - нет. Вот здесь - решай.

Скрестив руки на груди, она сердито посмотрела на него.

- Ты думала о том, что это может означать для тех, кто рядом с тобой? Роуз и ребенок? Я? Черт, кто знает? Даже твой отец? Что делать, если что-то случится с тобой? Он будет убит горем.

Белла тяжело вздохнула.

- Конечно, я думала, Майк! Что хорошего будет в том, что я подожму хвост и убегу? Он только подумает, что выиграл, а я не смогу жить с этим! Этот ублюдок должен отправиться за решетку, прежде чем еще кого-нибудь изнасилует. Он слизняк. Так что... – ее тон смягчился, умоляя: - Помоги мне.

Руки Майка окружили маленькую фигурку Беллы, когда он притянул ее к себе.

- Хорошо, Беллз. Хорошо.



* * * * *




Эдвард тяжело вздохнул. Его грудь протестовала, когда он втянул в себя столько воздуха, сколько мог. Усталость от смены часовых поясов не смогла удержать его от желания увидеться с ней. Он стоял около своего автомобиля в дальнем конце парковки радиостанции «KKIS», поджидая ее, проводя руками по волосам. Нетерпение разъедало его внутренности как кислота.

Казалось, он всегда ждал: ждал, чтобы позвонить ей, ждал возвращения в Чикаго... ждал окончания ее чертова шоу… и теперь ждал, чтобы увидеть ее. Последние четыре часа тянулись слишком медленно, даже когда он слушал ту магию, которую ткал ее волшебный шелковый голос в эфире. И последние пять дней? Черт, он даже не хотел думать об этом.

«Контроль, Эдвард, - сказал он себе. – Контролируй себя. Ты контролируешь происходящее. Ты. Только ты». - Тем не менее - он был здесь! «Жду ее, как пёс. Черт!», - пробормотал он с отвращением.

Эдвард скрестил руки на груди, белая футболка обтянула его широкие плечи; раскаленный воздух становился еще жарче, покидая его тело. Стояла ясная душная ночь, но из-за обширного освещения мегаполиса звезд не было видно. Горячий и тяжелый воздух покрывал испариной его загорелую кожу.

Эдвард оглядел большую парковку и прилегающую улицу. Это была старая часть города: несколько офисных зданий, ресторанов и баров, одетых в одежду прошлых лет - причудливо и уютно; здесь местные жители жили, работали и развлекались. Небольшой взрыв из прошлого, существовавший в самом центре большого Чикаго, не тронутый современной архитектурой, за исключением этой стоянки. Она не подходила сюда. Как пришелец из 21 века был бы чужим в Малбери. (ПП: Mulberry – один из самых малочисленных городов США)

Радио играло через открытое окно автомобиля; места для парковки увешаны объявлениями о благотворительной акции в парке, о конкурсе музыкальных групп с целью сбора средств для борьбы с детской лейкемией. «Это должно было быть интересно, и, наверняка, понравится Белле». Он отмечал дату в своем Blackberry, когда увидел кучку подростков, переходящих улицу по направлению к стоянке. Некоторые из них были высокими, но кроме долговязых подростков среди них выделялись и представители этнических групп. Пять из них одеты во все черное, их одежда и головные уборы слишком не соответствовали августовской жаре. Волосы на затылке и руках Эдварда встали дыбом. Показалось, что что-то не так. Тело Эдварда напряглось, он оттолкнулся от машины, его мышцы застыли в ожидании, когда он внимательно проследил за ними взглядом.

Эдвард наклонился к машине, чтобы уменьшить громкость стерео-установки, и напряженно вслушивался в их разговор. Они целенаправленно двигались к двум машинам в той части парковки, что была напротив здания, к Лексусу Беллы и старому Форду. Они подошли к ним вплотную, что-то бормоча вполголоса. Эдвард увидел вспышку, отразившую свет уличных фонарей.

- Хэй! Что вы делаете? - крикнул он в тишине, адреналин разлился по его телу, сердце загрохотало в ушах. – Валите отсюда! - И быстрыми решительными шагами направился к автомобилю Беллы.

Парни стали оглядываться через плечо, прежде чем убежать прочь в непроглядную тьму, исчезая вниз по улице к югу от паркинга, все также перешептываясь.

«Что за черт?» - пробормотал он, обошел машину, ища следы попытки проникновения в нее. Заглянул в окна, осмотрел в темноте кожаные сиденья, ища что-то, что могло привлечь воров. Ее спортивная сумка стояла на полу у заднего сиденья, больше там ничего не было. Двери заперты, не похоже, что их пытались вскрыть. «Долбанные уроды».

- Спасибо за ваши звонки и откровения этим вечером. Позвольте мне оставить вас с этим... это одна из моих любимых песен. Я люблю ее ритм. Он просто заставляет меня хотеть сорвать с себя одежду. Хотя кому нужна одежда ночью? – жаркий голос Беллы доносился из окна его автомобиля, когда он вернулся к нему. – Это «Изабелла в темноте» на «KKIS FM». Любви и мира. – Ее слова плавно перетекли в музыкальное вступление, пульсирующий ритм добавил волнения его возбужденному телу, отозвавшемуся на ее слова. Он мягко улыбнулся про себя и прислонился спиной к машине.

«Конечно, она знает, что я слушаю...»

Пока он ждал, сомнения омрачили его мысли, как пеленой густого тумана скрывая все, что он считал правдой. Он звонил ей в среду, но из-за разницы во времени - у нее уже была полночь - она не ответила на его звонок.

«Может быть, ей действительно неинтересно...»

Эдвард остановил себя, вздохнул и зачесал волосы назад - горячий ветер раздражающе играл ими. Никогда прежде его не интересовало: хочет ли его женщина? Он всегда знал это, но с Беллой… хотя он чувствовал ее взаимность, когда они были вместе, в то же время мог видеть, как она боролась сама с собой. «Боже».

Минуты тикали; в песне пелось про секреты, чей-то рот и секс, а потом ее сменила следующая новостная программа. Его глаза устремились к входу в здание, ожидая появления Беллы.

Когда дверь распахнулась, и она, наконец, появилась со своей помощницей на буксире, его сердце ускорилось. Две женщины тихо разговаривали друг с другом, направляясь в сторону своих автомобилей. Белла была одета в короткую джинсовую юбку и двуслойный топ. Изголодавшиеся глаза Эдварда упивались видом ее обнаженной кожи, длинных ног, обутых во вьетнамки, и мягких изгибов, зовущих его. «Она выглядела достаточно хорошо, чтобы ее съесть».

- Изабелла! - крикнул он громко, чтобы Белла услышала; она сразу повернула голову в сторону звука и остановилась.

Эдвард оттолкнулся от своей машины и пошел к ней, в то время когда другая женщина села в свою машину и уже отъезжала. Они оба смотрели друг на друга в тишине, пока, наконец, он не подошел так близко, что мог почувствовать тепло между ними и запах соли и сладости от ее кожи.

- Выслеживаешь меня на парковке? Ты так опустился? - Ее глаза заблестели и сузились. Его пальцы зачесались от желания прикоснуться к ней. – Что ты здесь делаешь?

- Я же сказал в воскресенье... что хочу увидеть тебя, когда вернусь. Ты выглядишь удивительно.

Закатив глаза, Белла фыркнула:

- Пфф. Лесть тебе не поможет. - Ее сердце подпрыгнуло от восторга, увидев его, забыв о том, как она весь день пыталась задушить в себе надежду на то, что он появится сегодня.

Эдвард тихо хмыкнул, сомневаясь в ее словах:

- Не поможет? - пробормотал он и подошел ближе, почти прижав ее к машине. Он пытался успокоить свою реакцию на ее близость, бросая вызов самому себе. Она была такой чертовски вкусной, и он хотел попробовать ее. Сосредоточился на ее волосах, развивающихся на ветру по обеим сторонам точеного лица. Карие глаза с вызовом смотрели ему прямо в лицо.

Ее мягкие губы надулись, а брови нахмурились.

- Здесь опасно. Мне не нравится, как здесь все организовано. Всего несколько камер на фасаде здания.

Белла проигнорировала его комментарий.

- Ты не звонил, - обвинила она его, когда мягкая ткань его рубашки будто сама собой оказалась между ее ищущими пальцами. Эдвард закрыл глаза.

- Да, я звонил. - Его голова наклонилась к ней, и губы нашли ее скулу, а затем переместились к виску.

Белла отстранилась достаточно, чтобы пытливым взглядом посмотреть ему в лицо.

- Нет, ты не звонил.

Его пальцы переплелись с ее пальцами, и глаза улыбнулись, когда он притянул ее к своему телу, другой рукой скользя вокруг ее талии и выше, между лопаток, а нос ласково потерся о ее лицо.

- Самое забавное в этих телефонах то, что они работают в обе стороны.

Эдвард знал, что не следует считать само собой разумеющимся то, что он мог прикоснуться к ней, но, черт бы его побрал, если он мог с этим бороться.

Белла покраснела. Ей пришлось признать - как бы она не хотела - что всю неделю сопротивлялась своему желанию позвонить ему. Несмотря ни на что, он всегда оставался в ее мыслях.

- Я... я женщина, - улыбнулась она нелепости своего высказывания, наслаждаясь дрожью, которую вызвали его нос и губы. Его лицо было чисто выбрито, и от него пахло базиликом и дорогим одеколоном.

- В самом деле? И как это ускользнуло от моего ох-какого-пристального внимания?

Его рука скользнула в ее волосы, наклоняя ее голову, чтобы он мог оставить легкий поцелуй на уголке губ, дразня и побуждая ее сдаться. «Она сдастся... Я чувствую, как дрожит ее тело», - подумал он. Наконец не в силах сдерживаться больше, Эдвард поцеловал ее в губы, мягко и нежно, немного пососав нижнюю губу, а затем отстранился.

Было девяносто градусов (ПП: в пересчете на градусы Цельсия, примерно 32 градуса), и все же она дрожала в его руках, и его тело отвечало ей, пульсируя, даже когда он держал себя в узде.

- Ты знаешь, что я имею в виду. И не думаю, что я должна была тебе мешать. Ты был на работе, - сказала она в его губы, когда он повторил поцелуй.

- Так же как и ты. - Еще один поцелуй...

Она вздохнула, но промолчала, позволяя ему целовать себя, стараясь не сдаваться. Ее руки сжались. Эдвард чувствовал ее напряжение, потому что сам испытывал то же самое. Он мог потерять себя в этой женщине, вся его налаженная и устоявшаяся жизнь изменится до неузнаваемости - и он понимал это. Все его аккуратно расставленные границы рухнут в одно мгновение. Белла вела ту же битву с собой, но по другим причинам. Он мысленно встряхнулся. «Действительно ли ее причины так уж отличались от его?» Он лизнул ее верхнюю губу - их дыхания смешались. Эдвард втянул ее своими губами, желая слиться с ней.

- Посмотри, кто здесь умоляет, как собачонка. Ты собираешься поцеловать меня, или нет? Ты же не хочешь, чтобы я пристроился к твоей ноге, не так ли?

- Хммм! - низкий смешок вырвался из ее груди. – Ты беспощадный.

- Скорее беззащитный...

Он улыбнулся ей в губы, подталкивая, дразня, пока, наконец, ее руки не скользнули на его плечи и не заблудились в его волосах, ее глаза не закрылись. Он знал, что выиграл этот бой, и его губы утонули в горячем поцелуе, которого он жаждал всю неделю. «Блять, она так прекрасна». Длинные пальцы изучали ее тело: спину и бедра, грудную клетку и манящую округлость груди.

Его язык скользил по ее языку словно шелк, горячий и требовательный, Белла думала, что может умереть в любую секунду. Они прижимались друг к другу, его твердость выдавала его желания, а ее руки утопали в его волосах, притягивая его ближе. Он застонал в ее рот, когда поцеловал еще глубже. Их неоспоримая страсть, подобно самовозгоранию, была готова сжечь все на своем пути. Их страсть словно живое существо. Неоспорима.

Белла не понимала, почему этот мужчина может переворачивать ее мир вверх тормашками, затуманивая сознание, заставляя наплевать на все свои решения и убеждения.

- Ты сумасшедший. Разве тебя не мучает джетлаг? - прошептала она, когда Эдвард, наконец, отпустил ее губы, уткнувшись своим лбом в ее лоб; его сильные руки по-прежнему удерживали ее, так что их грудные клетки были тесно прижаты друг к другу.

- Хочешь поехать ко мне сегодня? - спросил он. - Хочешь?

Ее глаза слипались, она хотела закрыть их и утонуть в шелке его волос, с которыми играли ее пальцы.

- Нет. Определенно нет, – сказала она, но сама не знала, действительно ли это было правдой.

- Хорошо. Я понял. Гав-гав. – Смиренно проскулил он.

Его белозубая улыбка мелькнула в темноте, и они оба рассмеялись. Эдвард утянул ее от машины и, крепко обняв, оторвал от земли, все еще посмеиваясь.

- Я скучал по твоему голосу.

- Кажется, что ты скучал по кое-чему другому. Поставь меня, песик, - дразнила она его, утопая в его объятиях, уткнувшись лицом ему в шею.

Когда Эдвард поставил ее на ноги и медленно отпустил, он не был готов полностью разорвать контакт, поэтому сплел их пальцы.

- Я скучал по тебе. - Это было признание не столько для нее, сколько для самого себя.

- Ну, знаешь... это все моя неповторимая индивидуальность.

Глаза Эдварда остановились на ее лице. Она светилась, и он не мог отвести от нее глаз.

- Да. Что-то вроде этого.

- Итак... – «Я тоже скучала по тебе».

- Да. Э-э... - Эдвард вспомнил недавнее происшествие. «Должен ли он сказать ей?» Ему хотелось, чтобы она была в безопасности, но не хотелось, чтобы Белла волновалась.

- Я проеду с тобой до твоего дома, ладно? Просто чтобы убедиться, что ты в безопасности.

Его большой палец растирал ее руку, когда он поднес ее к своим губам. Эдвард возвышался над ней - и ей это так нравилось. «Такой красивый и такой... мужественный. Такой сильный, ловкий, крепкий», - ее тело залило желание. «В деловом костюме или в джинсах, с щетиной или гладко выбритый - так красив и так горяч. Чертовски нереален», - подумала она.

Сердце Беллы переполняли чувства и желания, и ее черты смягчились. В эту секунду ей хотелось, чтобы Эдвард был настоящим, она никогда так сильно ничего не хотела в жизни, и оказалась не готова к тому, чтобы остаться одной в своей машине, без него. Ее сердце билось так сильно и больно. Она была в серьезной беде - и это пугало ее больше, чем Марк Свенсон. Гораздо больше.

- Хм... как прошла твоя неделя?

- Долго, - просто сказал он, его глаза наблюдали за ней, пытаясь понять: был ли в ее вопросе скрытый смысл.

- И почему ты мне не позвонил? - Ее брови изогнулись, когда она бросила на него дразнящий взгляд, его пальцы все еще не отпускали ее.

- Я звонил. Почему ты не отвечала?

- Чертов телефон разрядился. Распрекрасный парень, который мне его дал, забыл зарядное устройство. Так что, вот так.

- Боже, я - идиот! Прости! Но разве ты не записала мой номер на другой свой телефон? - спросил он с надеждой. - Я имею в виду, что ты знаешь мой номер, а я твой - нет.

- Я тебе его никогда не скажу. – Тепло разлилось по ее щекам, заставляя их пылать.

Эдвард улыбнулся, его удовольствие удивило его самого.

- Хорошо, детка. Давай доставим тебя домой. - Он открыл дверцу, и аромат ее духов повеял из машины. - Здесь жарче, чем в аду.

- Ты планируешь повторить попытку соблазнения? - Она видела его усталость, когда скользнула за руль. - Или ты слишком измотан? – На ее щеках появились ямочки, но она закусила губу, борясь с улыбкой.

- Я никогда не буду слишком измотан... для тебя. Хватит меня искушать. Ты сражаешься нечестно.

- Кто говорит, что я сражаюсь?

- О, ты сражаешься. Я знаю, что ты сражаешься.







* Источник перевода песни: www.amalgama-lab.com



____________________
переводчик: rs-online
редактор: Илария


Источник: http://robsten.ru/forum/19-1302-43
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: RS-online (04.02.2013)
Просмотров: 4066 | Комментарии: 67 | Рейтинг: 5.0/88
Всего комментариев: 671 2 3 ... 6 7 »
0
67   [Материал]
  Теперь все напрягает в ожидании нападения или другого давления на главных героев

0
66   [Материал]
  опасность рядом...

0
65   [Материал]
  Какой же Эдя все же милый, да еще очень заботливый и опекающий  hang1
Надеюсь Эдя сможет защитить Беллу от этого Свенсона  JC_flirt

0
64   [Материал]
  Как же мило  hang1

63   [Материал]
  Не утерпел! Уставший, измотанный прямо к ней… hang1 Настораживают не понятные личности, крутящиеся возле машины Беллы! Спасибо! good

62   [Материал]
  - О, ты сражаешься. Я знаю, что ты сражаешься. - она все силы на это бросила, это верно.

61   [Материал]
  Когда же появится В жизни ЭММЕТА РОУЗ?

60   [Материал]
  Ох, Эдвард, она сражается, конечно, смысл ее сражения- не упасть к твоим ногам слишком быстро))))))) fund02002 fund02002 fund02002

59   [Материал]
  Тревожно очень... Может Эммет что-нибудь нароет...
И да, разница между Майком и Эдвардом видна невооруженным взглядом!
Спасибо большое за продолжение! lovi06032

58   [Материал]
  Правильно сделала, что кому-то рассказала. Вопрос в том, правильный ли человек Майк? Надо рассказать Эдварду!!!
Скучали hang1
Спасибо за всЕ good lovi06015 lovi06032

1-10 11-20 21-30 ... 51-60 61-67
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]