Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Воровка сердец. Глава 35. Любовь толкает нас на безумные поступки

 

 

 

 

 

 


EPOV

Постоянный звон в ушах... резкая боль в области груди... и на несколько секунд... только крик, который звучит так отдаленно...

- Эдвард!

Пара нежных теплых рук быстро ощупывает мое тело сверху вниз.

- Эдвард!

Я делаю глубокий, резкий вдох, пытаясь сконцентрироваться, превозмогая мучительную боль, пульсирующую у меня в груди. Когда я открываю глаза, то вижу перед собой прекрасное лицо Беллы; ее темные глаза широко открыты, в них отчетливо читается ужас... больший, чем я когда-либо видел.

- Прости меня, - всхлипывает она. – Мне так жаль.

- Я в порядке, Белла, - как можно спокойней отвечаю я, зная, что ей нельзя показывать, насколько мне действительно больно. Моя рука автоматически направляется к очагу боли. Когда я отвожу ее от себя, мои пальцы оказываются покрытыми кровью. Белла мгновенно бледнеет.

- О, Боже, - произносит она. – О, господи, нет.

Черт. Я возвращаю руку на прежнее место и надавливаю на рану.

- Белла, я в порядке, - спокойно повторяю я, и в доказательство своим словам я сажусь, не обращая внимания на жгучую боль в животе, используя свободную руку, чтобы освободиться от обмякшего тела Джеймса и прислониться к стене. – Это пустяки, – мои зубы стискиваются от всепоглощающей боли. Белла поддерживает меня и затем опускается передо мной на колени.

- Что мне делать, Эдвард? – озабоченно спрашивает она. – Скажи, что я должна сделать.

- Сними свою рубашку и отдай ему, чтобы прижать ее к ране и остановить кровотечение.

Ответ исходит от Гаррета. Никто из нас не смотрит на него, но я киваю. Белла быстро снимает рубашку, одетую поверх майки, мою рубашку, вообще-то, сворачивает ее клубком и прижимает к ране. Боль оказывается такой сильной, что мне еле удается сдержать ругательства, которые почти срываются с моих губ. Кровь быстро начинает просачиваться через ткань рубашки.

- Это не поможет долго сдерживать кровотечение, - тихо замечает Гаррет.

Он прав, не поможет.

Она нежно проводит дрожащей рукой по моему лицу, другой удерживая свернутую рубашку у меня на животе. Я кладу свою руку поверх ее, пытаясь успокоить ее.

- С тобой все будет хорошо, - говорит она, улыбаясь дрожащими губами. – Мы вытащим тебя отсюда, и ты поправишься.

Я киваю, чтобы подбодрить ее. Но пуля прошла сквозь брюшную полость, и я почти уверен, что на выходе она зацепила пару-тройку органов. Такое ранение требует немедленного оперативного вмешательства, и что-то мне подсказывает, что ни Кейт, ни Гаррет не собираются в ближайшем времени спасать мою жизнь. Поэтому я только ободряюще улыбаюсь Белле, и единственное, чего я сейчас хочу, это поговорить с ней, сказать, как сильно я ее люблю, рассказать, куда ей бежать, когда она выберется отсюда... потому что она выберется отсюда. Но, даже знай я, с чего начать, мы все равно не одни.

- У тебя сильное кровотечение, Тони, - любезно замечает Гаррет. – Через что она прошла? Поджелудочную? Селезенку?

- Селезенку, кажется, - спокойным тоном отвечаю я.

Он несколько раз кивает.

- Да, это объясняет обильное кровотечение. Если об этом как можно скорее не позаботиться, сначала у тебя будет шок, а затем ты истечешь кровью.

Белла всхлипывает и закрывает глаза, и я как можно крепче сжимаю ее руку.

Мне хочется убить его за то, что все это происходит у нее на глазах. Что бы я ни сказал, она будет винить только себя.

- Шшшш, со мной все будет в порядке, – она не открывает глаз. – Белла! – резко говорю я, заставляя ее посмотреть на меня. Я вижу в ее глазах агонию, боль, которую не передать даже слезами. Я качаю головой. – Я не впаду в шоковое состояние в ближайшее время, окей?

- Да, - слабо отвечает она.

- Когда ты обо всем догадался, Тони? – спокойно спрашивает Гаррет, еще раз напоминая мне о том, что мы не одни, и что независимо от того, какими являются мои шансы на выживание, мне все еще необходимо придумать, как вытащить отсюда Беллу. Но если он настроен на разговор, я могу поболтать с ним достаточно долго, чтобы что-нибудь спланировать. Я перевожу взгляд на Кейт. Она начинает подниматься, пытаясь сесть, но пошатывается и опирается на руки, поскольку, скорее всего, все еще не пришла в себя после трепки, которую ей задала Белла.

- Я начал подозревать тебя в причастности, когда ты выдал Кейт, - я говорю уверенным, сильным голосом, потому что не хочу, чтобы он или Белла заметили, что с каждой каплей крови, вытекающей из моей раны, мои силы также иссякают. – Это было уж слишком просто. Затем этим утром, когда я увидел вас с Кейт после операции, - я хмыкаю, - да еще и после того телефонного звонка, все встало на свои места.

Он печально качает головой, все еще держа пистолет направленным на нас.

- Ты слишком умен, Тони. Мне бы очень хотелось, чтобы это было не так, тогда бы мне не пришлось делать то, что я собираюсь.

- И что же ты собираешься сделать? – спрашиваю я. Все это время Белла не сводит с меня широко открытых глаз.

Он тяжело вздыхает, словно на самом деле сожалеет о своих предстоящих «вынужденных» действиях. Самое смешное во всем этом, что в его больном воображении сожаления могут быть вполне реальными.

- Тони, Изабелла никогда не была в этом деле настоящей мишенью, по крайней мере, не для меня. Ты знаешь об этом, не так ли?

То, как он внезапно смотрит на нее, заставляет всю оставшуюся в моем теле кровь заледенеть. Белла напрягается, но не оглядывается на него. Я снова сжимаю ее руку и притягиваю ее к своему колену.

- Во всем этом она всегда была единственной действительно невинной фигурой, не правда ли? – продолжает объяснять Гаррет. – Обычной жертвой всех тех мужчин, которые ее окружали. Сам посуди, ведь не ее вина, что ее отец ввязался в то, во что не стоило соваться. Но за этот прокол я виню Лорана.

- Потому что проверка потенциальных пациентов, в том числе их окружения, была его работой, – говорю я.

- Да, - признает он. – Удостовериться, что у Гарри Клируотера не было друзей или близких, которые могли бы навредить делу, входило в его обязанности. Но каким-то образом он проглядел детектива Чарльза Свона, ну а дальнейшее развитие событий тебе известно.

Ноздри Беллы вздымаются при упоминании Чарли, но она все еще держится к Гаррету спиной, неотрывно глядя мне в глаза. Я хватаю ее за руку. Спокойно, - взглядом приказываю я ей. Она закрывает глаза и почти незаметно кивает, прежде чем снова открыть их. Если мне удастся вытянуть из него хоть что-то, что поможет Белле выбраться из этой передряги, нам придется выслушать весь тот бред, который он готов из себя извергнуть.

- О ком мне действительно стоило тогда позаботиться, так это о Лоране, за то, что он был таким идиотом, но... – протягивает он.

- Гаррет, - настойчиво произносит Кейт, находясь в противоположном углу от него. - О чем он... ты... предал меня?

- Шшш, Кейти, все хорошо, - успокаивает ее Гаррет, пристально глядя на меня. – Мы с Тони должны прояснить несколько нюансов.

- Но ты не мог убрать Лорана, - продолжаю я наш разговор, игнорируя Кейт, - потому что любые проблемы, любые сбои в операции напугали бы Джеймса. Он свернул бы все дело, но ты нуждался в нем в качестве прикрытия.

Он усмехается. Как будто он на самом деле гордится мной.

- Ты неплохо сопоставил факты, не так ли?

Я смотрю на него. Мое сердце учащенно бьется. Я чувствую, как мне становится холодно, но отгоняю пробирающую тело дрожь.

- Джеймс не был ключевой фигурой во всем этом деле, не правда ли, Гаррет? С самого начала всем заведовал ты, лишь создавая для Джеймса видимость того, что он – главный.

- Эго Джеймса было размером с Аляску, - с отвращением говорит он. – Тебе это известно, Тони. Когда мы с Кейт решили запустить этот... эксперимент, нам не составило ни малейшего труда убедить его, что эта идея принадлежит ему. Я... никогда не относился к типу... харизматичных людей, - пожимает плечами он. – В отличие от тебя и Джеймса, даже моей Кейт, я никогда не был наделен даром манипулировать людьми. Мне всегда лучше давались «роли второго плана».

- Значит, Кейт подкинула идею Джеймсу, и все это время вы с ней руководили всем за его спиной.

- По большому счету, да, - говорит он, медленно кивая. – У каждого была своя роль. Моя заключалась в том, чтобы оставаться в тени и следить за тем, чтобы все проходило гладко.

- Так и было до того, как прокололся Лоран.

- До того, как прокололся Лоран, - подтверждает он. – Хорошо, что я взял за правило посещать похороны пациентов клиники. Можешь только представить, какое меня постигло разочарование, когда проститься с Гарри Клируотером заявился ни кто иной, как детектив Чарльз Свон. А затем несколькими неделями позже, когда он появился в клинике с бритой головой и усами... – он качает головой, - я уже знал, что он станет для нас проблемой.

Я долго и пристально смотрю на него, вспоминая, о чем говорил Чарли на той записи, которую он подготовил.

- Что, Тони? Скажи мне, о чем ты думаешь? – осторожно спрашивает Гаррет.

Да ни за что на свете.

- Чарльз никогда не встречал Джеймса, не так ли? – вместо ответа спрашиваю я.

Он делает глубокий вдох и медленно выпускает воздух.

- Нет. Никогда.

Дыхание Беллы становится прерывистым. На этот раз она медленно поворачивает голову. Я не выпускаю ее руку.

- Мне всегда чертовски везло, Тони. То, что Джеймс взял выходной для игры в гольф именно в тот день, когда к нам пришел Чарли, было чистой воды везением. Как я и говорил, я сразу узнал его, но поскольку на похоронах мы не пересекались, меня он не узнал.

- Поэтому ты представился Джеймсом, - говорю я.

- Гаррет! – строгим голосом зовет Кейт. Он не обращает на нее никакого внимания.

- Мне необходимо было узнать, как много ему известно, и, судя по вопросам, которые он задавал, по процедурам, которые он хотел обсудить, было очевидным, что он знает слишком много, – он переводит полный сожаления взгляд на Беллу. – Мне очень жаль, Изабелла.

- Это был ты, - она еле слышно дышит, - не Джеймс.

На его лбу проявляются морщины.

- Мне всегда было интересно, почему ты решила, что той ночью это был Джеймс.

- Мой папа, - бормочет Белла, - когда он обернулся в машине, то назвал тебя Джеймсом...

- Так как был уверен, что это именно он, - поспешно говорю ей я. Она переводит на меня все еще озадаченный взгляд.

- Но Кейт сказала... – Белла смолкает, и по ее ошарашенному выражению я понимаю, что только сейчас ее осенило. – Она сказала: «Она должна быть где-то здесь. Джеймсу придется покончить со всем, если ей удастся уйти», – я киваю. Она обреченно опускает голову.

- Да, - медленно кивает Гаррет. – Кейт рассказала мне о цитате, которую, по словам Советника, ты предоставила следствию; довольно-таки убийственной для них с Джеймсом цитате, между прочим. Но, думаю, ты немного ослышалась. Забавно, как одна неверная запятая здесь, апостроф там, могут перевернуть все с ног на голову. Ты поверила, что это был Джеймс, и твои глаза и уши предоставили тому подтверждение. Должен заметить, я был несколько встревожен, когда ты появилась в роли девушки Джеймса.

- Ты узнал меня? – пораженно спрашивает Белла.

- Ну, конечно, я тебя узнал, - отвечает Гаррет. Он кажется даже немного обиженным на то, что Белла могла хоть на секунду в этом усомниться. – Изабелла, после той ночи я не переставая видел тебя в своих снах.

В этот раз напрягаюсь я. Темная, гнетущая тишина, заполнившая комнату, прерывается лишь резким вздохом Кейт.

- Ты выстрелил в меня и оставил умирать, - сквозь сжатые зубы шипит Белла.

- Потому что у меня не было другого выхода! – шипит он в ответ. – Той ночью твой отец должен был быть один, но он взял вас с матерью с собой, тем самым не оставив мне выбора! – он опускает пистолет к ноге. – В ту ночь, Изабелла, стоя на том обрыве, ты выглядела такой прекрасной, дикой и невинной одновременно. Больше всего на свете мне хотелось заключить тебя в объятия, чтобы защитить.

Я делаю болезненный вдох, в то время как все тело Беллы содрогается от яростного дыхания.

- Каждую ночь... – продолжает он, - я вижу, как ты прыгаешь с той скалы. Такая отважная... такая сильная.

- Гаррет, о чем ты говоришь? Ты все это время знал, что это была она? – медленно рычит Кейт.

- Шшш, милая, - снова повторяет он, но его взгляд по-прежнему прикован к Белле.

- Естественно, Кейт не узнала тебя, когда мы увидели тебя с Джеймсом. Той ночью было темно, и моя Кейти удалила тебя из своей памяти, как только ты прыгнула с того обрыва. Но я никогда не переставал думать о тебе, Изабелла, или мечтать о том, чтобы обстоятельства сложились тогда по-другому, и тебе не пришлось умереть, – он печально качает головой, но затем его глаза загораются. – Можешь представить, как я был счастлив, узнав, что ты выжила в том прыжке, и стал еще счастливее, когда осознал, что ты понятия не имела, кем я был! Вся твоя ненависть, все твои скрытые взгляды были направлены на Кейт и Джеймса, и именно тогда я понял, что ты считала, что той ночью на месте аварии был он.

- Гаррет! – не выдерживает Кейт. – Что, черт побери, ты несешь?

- Я ничего не говорил Кейт, так как знал, что она непременно решит завершить начатое той ночью, но я не мог этого сделать, Изабелла. Ты неспроста выжила и вернулась, поэтому я просто наблюдал за тобой, пока не понял, что тебе было нужно. Мне следовало быстрее догадаться, что это был тот браслет.

- Мой браслет! – кричит Белла.

- Да, - кивает Гаррет. – Я сохранил твой браслет. Это был твой прощальный подарок, что-то, что напоминало мне о тебе. Иногда я доставал его и рисовал в своем воображении твой силуэт на той скале, твои волосы, развивающиеся на ветру, твое лицо, решительно направленное к обрыву. Соленый привкус твоих слез все еще остался на браслете, ты знаешь об этом?

Гнев застилает мои глаза, и по спине проносится дрожь, не имеющая ничего общего с моим огнестрельным ранением. Но, тем не менее, я прекрасно осознаю, что мое внешнее спокойствие играет огромную роль для Беллы. К несчастью, я чувствую, как ураган гнева вперемешку с ужасом набирает обороты внутри самой Беллы. Это опасное сочетание, насколько мне известно. Я сжимаю ее руку, чтобы напомнить.

Белла, держи себя в руках.

Она понимает и делает глубокий вдох.

- Но как он оказался в сейфе Джеймса? – спрашивает она.

- Он подбросил его туда, - бесстрастно говорю я. Адреналин вкупе с гневом почти заглушили боль в моем боку. Ей на смену пришла мучительная пульсация в моей голове.

Гаррет кивает, улыбаясь мне.

- Скажи мне, Гаррет, - сухо говорю я. - Когда ты вычислил, что я - федеральный агент?

Он внимательно смотрит на меня.

- Ты имеешь в виду, до или после того, как ты начал трахать Кейт?

Тишина.

- Гаррет, - кричит Кейт, - что ты...

- Шшш, - довольно грубо произносит он. В этот раз он оборачивается к ней, а вместе с ним и его пистолет, который он крепко сжимает в руке. – Не надо. Не унижай лишний раз наши с тобой отношения своими отрицаниями.

- Гаррет, - с тихой мольбой в голосе произносит Кейт.

Он глубоко вздыхает и снова поворачивается к нам с Беллой, направляя на нас пистолет.

- После, намного позже, вообще-то. Однажды ночью, когда я все еще пытался понять, чего ты добивалась, Изабелла, я проследил за тобой. Ты взяла в прокате машину и поехала в горы, к тому месту, где все произошло, а затем, возвращаясь обратно в город, ты поехала прямиком к Тони.

- О, боже, - обреченно говорит Белла. Мы смотрим друг на друга, прекрасно зная, о какой ночи говорит Гаррет. Первая ночь, когда она пришла ко мне, но я, будучи пьяным, оскорбил ее и позволил уйти. Мне так жаль.

- Ты недолго там пробыла, а когда спустилась, то казалась такой... сердитой... и обиженной. Конечно, к тому времени я заметил непреодолимое влечение между вами. И только огромное эго Джеймса и озабоченность Кейт размышлениями о том, как затащить Тони обратно к себе в постель ослепили их настолько, что они не видели ничего из того, что творилось у них под самым носом.

- Гаррет, - Кейт начинает плакать, - все было совсем не так!

- Кейт! – шипит Гаррет, бросая на нее свирепый взгляд. – Довольно!

Кейт опускает голову и тихо рыдает.

- Поэтому я некоторое время наблюдал за домом Тони, - он пожимает плечами, - и видел, как появились парочка других людей, а затем Тони уехал вместе с ними и не возвращался до раннего утра. Вся эта суматоха на тот момент вызывала у меня больше беспокойство, чем подозрение. Но что-то не давало мне покоя, и возникло ощущение, будто это нечто большее, чем просто твоя интрижка с Тони за спиной у Джеймса. Но чтобы обезопасить себя, я подбросил пистолет и браслет в сейф Джеймса в ту ночь, когда он устроил вечеринку. И кто бы мог подумать, - ухмыляется он, - ФБР заявляется с обыском в ту самую ночь. Немного повезло, правда?

- То есть, уже с тех пор ты знал, что Тони – федеральный агент? – пронзительно визжит Кейт.

- Ты подставил Джеймса, - в то же время подчеркиваю я.

- Джеймса можно назвать кем угодно, но только не невинной овечкой, - насмешливо усмехается Гаррет мне в ответ, приподнимая бровь и все еще игнорируя Кейт. – Мы оба прекрасно это знаем. Да, он не имел ничего общего с тем, что произошло с ее родителями, но лишь по той простой причине, что каким бы храбрецом он не казался на словах, на самом деле Джеймс был маленьким плаксивым трусом. Ему не хватало духу вести это дело так, как его вел я. Кейт была права, - подчеркивает он. – Узнай он, что сумел раздобыть отец Изабеллы, он свернул бы всю операцию, вместо того, чтобы устранить проблему. Ты и сам видел, как он обделался после обыска. Даже улицу переходить в неположенном месте не рисковал.

- Поэтому именно ты избавился от проблемы.

- Я всегда решал все проблемы! – кричит он, ударяя пистолетом в грудь. – В то время как Джеймс ворковал с молоденькими девицами из колледжа, вы с Кейт трахались за закрытой дверью, а Лоран снимал юных мальчиков, именно я заботился о том, чтобы дело не полетело ко всем чертям! Только из-за небрежности Джеймса и Лорана вам, федералам, удалось пронюхать о происходящем! И еще, даже зная о ваших с Кейт грязных похождениях, я все равно пытался вытащить ее из всего этого. Найти способ дискредитировать показания Изабеллы против Кейт. Прости, Изабелла, - извиняющимся тоном добавляет он, прежде чем обернуться к Кейт, которая к этому времени уже вовсю бьется в истерике. - Потому что я любил тебя, Кейти. Несмотря ни на что, я любил тебя. После задержаний ты выглядела такой беспомощной, словно ты очень во мне нуждалась.

- Это так и было, - плачет она, - и сейчас ты мне нужен, Гаррет. Тони был ошибкой.

- О да, милая. Это точно. Ты даже не представляешь, насколько большой ошибкой он оказался. Я пытался, Кейти. Клянусь, я сделал все, чтобы убедить его в твоей непричастности. Я сказал ему, что это от Джеймса я узнал о браслете, и всем остальным я говорил, что в те выходные ты была со мной, но затем...

Я хмыкаю.

- Ты о той самой ночи, не так ли? Ты передумал после той ночи в баре.

Он гримасничает и поворачивается ко мне.

- Да, - насмешливо улыбается он. – Я стараюсь спасти ее, а она пытается выложить тебе дорожку обратно в свою постель.

- Нет, - отчаянно протестует Кейт – Гаррет, нет!

- Я видел след от твоей губной помады у него на воротнике! – восклицает он, заставляя ее съежиться. Белла сильнее сжимает мою руку. Она напугана, но изо всех сил пытается сохранять спокойствие, в отличие от Кейт, которая, кажется, вот-вот сорвется. – Я чувствовал на нем твой чертов запах! – презрительно добавляет он.

Я с трудом сглатываю.

- Гаррет, - громко говорю я, чтобы привлечь его внимание. Он смотрит на меня, и только сейчас я представляю, что должно быть видела в ту ночь Белла. В обычно ясных, непримечательных глазах Гаррета пылает опасный огонь. Даже в этой темной комнате они горят и кажутся ярко-голубыми.

- Гаррет, я хочу извиниться. Искренне извиниться за то, что было между мной и Кейт, – по правде говоря, несмотря на то, что мне не терпится найти возможность прикончить его, мое извинение звучит практически искренне. – Я никогда не должен был...

Прежде чем я успеваю закончить, он оборачивается к Кейт.

- Каково это, Кейти, узнать, что Тони – федеральный агент? – она обхватывает голову руками и продолжает содрогаться от рыданий. – Каково это, - продолжает он, повышая голос, чтобы удостовериться, что она слышит его сквозь рыдания, - узнать, что он трахал тебя лишь ради информации? Он никогда не хотел тебя, Кейти. Ему нужна была только информация, которая выходила из тебя вместе со стонами на простынях. – Гаррет приближается к Кейт, вставая около нее на колени. – Тебе больно, Кейти? – воздух сотрясает громкое рыдание. – Не больнее моего, ведь я изо дня в день наблюдал, как ты жадно смотришь на него. Не больнее, чем знание того, чем именно вы занимались, когда ты запирала за собой дверь в его кабинете.

Белла закрывает глаза, в то время как моя голова готова разлететься на куски. Я не хочу, чтобы она все это слышала. Тем не менее, она сжимает мою руку, тем самым успокаивая меня, хотя именно ей приходится выслушивать всю эту грязь, словно в кошмарном сне, от которого я не сумел ее защитить, в безвыходной ситуации, которая с каждой секундой все больше усугубляется. И у меня все еще ни единой идеи о том, как вытащить ее отсюда.

- Черт побери, Гаррет...

Он поворачивает голову в нашем направлении, снова нацеливая на нас пистолет.

- Ну, так ты понимаешь, Тони, почему я говорю, что Изабелла – единственная действительно невинная фигура во всей этой истории?

- Это так, Гаррет. Ты совершенно прав. Поэтому, прошу тебя, отпусти ее.

- Кого отпустить, Тони? – спрашивает он, сужая глаза. – Кого «ее»?

- Изабеллу, - четко отвечаю я.

Он просто стоит, поочередно глядя то на меня, то на Беллу, и это время кажется мне вечностью. Мое зрение теряет четкость, мне с трудом удается оставаться в сидячем положении, я теряю слишком много крови, но ни один мускул на моем лице не дрогнет под его взглядом. Что-то мне подсказывает, что если он заметит мою слабость, это еще больше разозлит его.

Он с сожалением качает головой.

- Для большинства из нас, здесь присутствующих, все могло бы еще вполне неплохо закончиться. С моими показаниями Джеймс и Кейт надолго загремели бы за решетку.

Внезапно рыдания Кейт прекращаются. Она с ненавистью смотрит на него.

- Да неужели, Гаррет? Ты действительно считаешь, что я позволила бы тебе свидетельствовать против меня и не рассказала бы правду?

- Кто бы тебе поверил, милая? Улики против тебя и Джеймса были сокрушительны, – его взгляд переходит к рюкзаку, который оставался нетронутым на протяжении всего разговора, затем снова возвращается к Кейт. – Вдобавок к прямым и косвенным доказательствам, были еще показания Изабеллы. У тебя не оставалось шансов, Кейт. Стоит жюри присяжных лишь раз взглянуть на нее...

По моей коже проходит легкий озноб, и я даже благодарен за то, что почти не могу двигаться, потому что, скорее всего, в этот самый момент я бы сделал что-то очень неразумное, будь у меня на то силы.

- Нет, – решительным тоном произносит он. – Вы с Джеймсом отправились бы в тюрьму, Изабелла попала бы в программу по защите свидетелей, Тони получил бы заслуженную похвалу за отлично проделанную работу, ну а я... я бы долгое время тосковал по тебе, милая Кейт, но зная, что Изабелла жива, я бы нашел ее. Был бы тем, кто ей нужен. Помог бы ей оставить всю эту боль, все потери позади.

Белла. Боже мой, ему нужна Белла.

По телу Беллы проходит видимая дрожь. Она изо всех сил сжимает мою руку, и я понимаю, что таким образом она пытается дать мне понять, что я должен держать себя в руках. Но адреналин слишком свободно двигается по моим венам.

- Ты никогда бы не нашел ее, - шиплю я, теряя самоконтроль.

Он поджимает губы, надменно ухмыляясь в ответ.

- На твоем месте я не был бы так в этом уверен, Тони. Ты не задумывался о том, как мне удалось найти ее сейчас?

- Неужели сейчас ты расскажешь мне, кто твой информатор? – рычу я.

Он хохочет.

- Тони, Тони, Тони. Мне не нужен был информатор. Вы, федералы, иногда бываете слишком уверенными в своих силах. Наверное, это качество должно присутствовать у хорошего агента, но в то же время, иногда оно переходит все рамки. Вы становитесь слишком самоуверенными.

Ему хватает наглости говорить о самоуверенности, размахивая пистолетом у нас перед носом, поскольку это единственное, что дает ему возможность держать ситуацию под контролем. Не будь у него пистолета, я бы нашел способ дать Белле возможность миновать его, взобраться на крышу, где она могла бы применить свои трюки. Но пока пистолет у него в руках...

Он слегка запрокидывает голову набок, продолжая свою речь.

- Был у вас один молодой агент, которого приставили ко мне, когда я появился в штабквартире ФБР. Его звали Ньютон. Агент Майкл Ньютон.

Я напрягаюсь.

- Он во многом напоминал мне Джеймса, не умел держать рот на замке. Так вот, во время нашей второй встречи мы невинно обмениваемся шутками, и тут он начинает говорить о деле. Он наклоняется совсем близко ко мне, так, словно собирается рассказать что-то, о чем говорить не должен, хотя сам не считает это особо важным. Советует мне не беспокоиться, поскольку дело у вас, парни, в шляпе, со всеми необходимыми уликами и с маленькой симпатичной свидетельницей, которую он помогает охранять.

Чертов Ньютон.

- Я весь такой, естественно: «Правда, значит она уже в программе по защите свидетелей?». А он ухмыляется и рассказывает мне историю о том, как руководящий операцией агент не отпускает ее. Он оставляет ее в своем гнездышке и не позволяет Бюро определить ее в программу. Что, конечно же, очень разозлило директора, - смеется он. – И по слухам, агента Каллена из многообещающего «золотого мальчика» понизят в звании и посадят за бумажную работу, как только дело будет закрыто. Ну а до тех пор, они все дружно стерегут его квартиру.

Чертов Ньютон, гнить ему в могиле. Даже заподозри я его, то, скорее всего, решил бы, что мотивом послужили бы деньги, а не откровенная тупость. Я презрительно хмыкаю, опуская голову и качая ей из стороны в сторону.

- Ну, теперь ты понимаешь, почему я говорю, что мне чертовски везет, Тони? Повезло, что в тот день Джеймс играл в гольф, повезло, что в нужный мне момент Ньютон распустил язык, и, конечно, повезло, что Изабелла выжила после ранения и прыжка со скалы. О чем это тебе говорит, Тони? Как это можно назвать?

- Я бы назвал тебя скользким ублюдком, - рычу я.

Он хмыкает.

- Лично я называю это «судьбой». То есть, - он снова начинает размахивать пистолетом, - в тот момент игра кардинально сменила свое направление. Я понял, что если ты решил держать Изабеллу у себя, рискуя при этом собственной карьерой, между вами что-то большее, чем просто физическое влечение. Ты действительно влюбился в нее, - он хмурится, качая головой. – А это мне совсем не на руку.

- Потому что ты знал, что он не остановится, - тихо произносит Белла. – Ты знал, что если для него это нечто большее, чем просто задание, он не остановится до тех пор, пока не узнает всю правду.

- Ты так умна, Изабелла, - говорит он тоном, полным гордости. – Да, - мягко отвечает он ей, и то, как он смотрит на нее, вызывает у меня легкую дрожь.

Она опускает голову.

- Мне нужно было отправиться под программу по защите свидетелей.

- Это бы многое упростило, - говорит Гаррет, кивая. – Ведь имея агента Каллена, настроенного любой ценой докопаться до истины, дышащим в спину, мне было просто необходимо избавиться от любых зацепок.

Он долго и пристально смотрит на нее, и похоть в его взгляде заставляет остатки крови в моем теле закипеть.

- Я не получаю удовольствие, убивая людей, Изабелла, - убедительным тоном произносит он. – То, что я сделал с твоими родителями, с Джеймсом, все это было необходимостью. Я мог бы послать кого-то другого сделать это вместо себя, но в подобных делах лучше все делать самому, чтобы избежать ошибок. Которые все равно случаются, - он пожимает плечами. – Но в случае с Тони я решил дать Джеймсу возможность позаботиться обо всем, ведь он был так зол, так задет за живое, когда Кейт рассказала ему, как ты предал его. Ведь он на самом деле считал тебя своим другом.

- Гаррет, как мужчина мужчину прошу тебя, отпусти ее, - обращаюсь к нему я. – Ей не нужно этого видеть.

Если дать ей достаточно времени для начального рывка, у нее все еще есть шанс уйти. Сложность будет состоять в том, чтобы заставить ее бежать.

- Эдвард, нет, - еле слышно произносит Белла, крепко держа мою руку. Но я должен игнорировать ее мольбы.

- Я должен снова спросить тебя, Тони, - говорит Гаррет, - кого ты подразумеваешь под словом «ее»?

Я сужаю глаза. Он избавляется от ненужных свидетелей. Бесповоротно.

- Не делай этого, Гаррет.

- Я должен был спасти Изабеллу сегодня, - говорит он. – Джеймсу необходимо было позаботиться о тебе, я должен был убрать его и спасти Изабеллу вместе с уликами. Тогда бы она увидела, кто является истинным героем, и рассказала бы всем, как я освободил ее, – горько произносит он. – Но ты пробился через людей Джеймса, да и почти добрался до него самого. И ты знал. Ты знал обо мне! Ты не должен был выжить, ты не должен был знать обо мне! – кричит он. – Но ты прав, Тони, любовь толкает нас на безумные поступки, и теперь мне нужно обрубить все концы!

- Гаррет...

- О ком речь, когда ты говоришь «ее»? – восклицает он, направляя на меня дуло пистолета.

- Гаррет? – недоуменно спрашивает Кейт, ее глаза широко распахнуты.

- Гаррет, остановись и подумай...

- Выбери одну! – приказывает он.

- Гаррет, черт побери! Не таким способом!

- Эдвард! – кричит Белла, заключая меня в объятия, со всех сил обвивая меня руками. Я обнимаю ее и закрываю ее глаза рукой, поскольку это единственный способ, которым я могу ее сейчас защитить.

- Выбери одну! – кричит он.

- Господи! Зачем ты заставляешь ее пройти через это?

- ВЫБЕРИ ОДНУ!!!

- Белла! Ты знаешь, что я выберу Беллу!

- И ты знаешь, что я выберу именно ее, - бормочет он, затем оборачивается к Кейт и пускает ей пулю между глаз.






Перевод: Jules
Редакция: Maria77, mened
Дизайнер: Дашулич

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 



Источник: http://robsten.ru/forum/49-1493-111
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Maria77 (13.12.2013)
Просмотров: 1541 | Комментарии: 34 | Рейтинг: 5.0/51
Всего комментариев: 341 2 3 4 »
0
34  
  Я думала, что Джеймс параноик, а оказывается что Гаррет в несколько раз безумнее  12  4

0
33  
  ну, а остальные крутые парни, наверное, с Розали во главе, припрутся ко времени, когда у Эдварда кишки повылезают hang1

32  
  Чертов сукин сын!

31  
  Нет нетолько слов, но и мыслей. Просто Нетерпится узнать, что дальше. Спасибо за главу.

30  
  12 12 12 я в шоке
Спасибо за главу  cvetok01

29  
  girl_wacko 12 Спасибо за главу... good lovi06032

28  
  Вот это неожиданно....
Всё повернулось со всем не так как планировалось....
Лишь бы Эддика силы быстро не покинули....
Спасибо за главу.... good good

27  
  Благодарю за главу! Это просто нечто! Вот тебе и тихоня Гаррет! Я даже и подумать не могла, что именно этот "ничего не знающий" и есть мозг их организации! Автору - браво! Ну где же все федералы? Очень надеюсь, что хоть в последнюю минуту, но они спасут Эдварда и Беллу! Жду продолжение! Спасибо и удачи!!!

26  
  Мир полон сумасшедших, где и когда человек пересечётся о очередным из них?

25  
  Спасибо...он же ранен ему нужна помощь ....а они беседы ведут...

1-10 11-20 21-30 31-34
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]