Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Вампиры"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Перемены. 12 глава. Сожаление Или Вера

CPOV

Прежде, чем сломя голову отправиться к Белле, с целью подарить цветы, я решил немного подождать. Не хотелось казаться отчаянным. Думаю, цветы — это прекрасный способ показать Белле мои чувства. Она не их тех, кто принимает розы или другие дорогие букеты, поэтому эти простые красивые цветы — идеальный вариант. Тем более, с ними у Беллы были связаны хорошие воспоминания. По крайней мере, надеюсь на это.

Я битый час мучил себя мыслью: «А правильно ли показывать Белле мою заботу?», наворачивая круги по комнате. Она ведь могла ничего не чувствовать, и я просто обманываю себя, думая, что не безразличен ей. Не узнаю, пока не попробую.

Наконец-то пришло время увидеть ее. Я решил забрать машину позже, нет нужды рисковать. Может быть, я и забыл ощущение бьющегося сердца, но определенно мог чувствовать произошедшие со мной за последние дни изменения в плане восприятия мира. И это одновременно легко и сложно объяснить: кажется, будто мне подвластен весь мир, но в то же время не покидает ощущение, словно на моих плечах лежит непосильный груз.

Мне даже не нужно смотреть на лес, размытый от скорости бега, маршрут стал настолько знакомым, что я знал точное местоположение каждого дерева. Я бежал на максимальной скорости, желая скорее увидеть родное лицо. Добравшись до дома Свонов, я заметил в ее комнате включенный свет. Нужно было как-то тихо прокрасться внутрь мимо Чарли. Я мысленно сравнил себя со школьником, который крался в окно любимой. В какой-то степени так оно и было.

Белла полусидела на стуле с книгой под головой. Так невинно. Красиво. Я подошел к тумбочке, намереваясь поставить цветы в воду, но стакан оказался пустым. Набрал воды и поставил импровизированную вазу на прикроватную тумбочку, стараясь быть при этом максимально тихим. Сел на кровать, не совсем уверенный, чего ждать от задуманного мною… разговора. Белла завозилась во сне, устраиваясь удобнее. Глупая, после сна в таком положении будут болеть спина и шея.

Осторожно подняв Беллу со стула, я прижал ее к себе и замер на пару мгновений, прислушиваясь к собственной реакции, слушая, как ее кровь течет по венам, подчиняясь мерному биению сердца. Ее жизнь медленно проходила мимо. Почему-то именно эта мысль заставила меня почувствовать себя виноватым за то, что захотел лишить Беллу человеческой жизни посредством превращения в вампира. Но ведь если она останется со мной, если я смогу назвать ее своей, то не стану колебаться: останется ли Свон человеком или нет. Конечно же при условии, если она сама этого захочет.

Положив Беллу на кровать, я аккуратно сел рядом, ожидая ее пробуждения. Это заняло больше времени, чем хотелось, поэтому, когда время начало поджимать, я решил позвонить в больницу и сказать, что опоздаю. Дорога до аэропорта с Элис заняла больше времени, чем рассчитывал. Хорошая причина.

Вряд ли Белла сказала Чарли, что мы смотрели фильмы вдвоем.

Я выскочил в окно и прошел немного вглубь леса, чтобы позвонить. Как и ожидалось, никто не был против моего опоздания на час-полтора, так как я не пропустил ни одного рабочего дня с тех пор, как вернулся, а потому был на хорошем счету у управляющего госпиталем. Конечно, мне приходилось брать несколько выходных, когда солнце и смены в больнице не сочетались, но в большинстве случаев мне все же удавалось прокрасться на работу.

Часть меня жалела, что я вернулся к медицинской практике по возвращению в Форкс. В ином случае у меня было бы больше времени для Беллы. Все равно деньги не проблема для меня и моей семьи — Элис достаточно часто мониторила фондовый рынок. Я работаю просто ради собственного удовольствия. Мысль, что у меня есть цель в этой бессмертной ипостаси, приносит мне удовлетворение. Но вчера вечером я обнаружил, что это не настоящая цель. Я нашел ее раньше, потому что Беллы тогда еще не существовало.

Свон стала целью моей жизни. Наверное, один из нас родился не в то время, но судьба нашла способ свести двух влюбленных. Я был уверен в правильности этого убеждения. Теперь все в порядке.

Вернулся в комнату и снова сел рядом со спящей Беллой. Каштановые волосы спутанными прядями обрамляли ее лицо, такое же спокойное, как и дыхание. Я наклонился, чтобы поцеловать Беллу, но в этот момент она вдруг завозилась, устраивая голову удобнее. Я услышал, как Свон что-то прошептала во сне, но это было слишком невнятно даже для вампирского слуха.

— Я люблю тебя, — все же прошептал ей на ушко едва слышно. Так, чтобы поддаться своему желанию, но при этом не потревожить ее сон. — Я люблю тебя сильнее, чем ты можешь себе представить.

Осторожно убрал непослушный локон с лица, откровенно любуясь спящей девушкой.

— Я люблю тебя.

В следующее мгновение я непроизвольно замер, услышав шепот, срывающийся с ее губ.

— Карлайл.

В этот момент как никогда хотелось, чтобы мое сердце могло биться. Хотелось почувствовать, что мое имя, сказанное Беллой, может сделать со мной. Гордость, любовь, беспокойство — да, но не отчаянно бьющееся сердце.

Я взял Беллу за руку и осторожно поцеловал тыльную сторону ее запястья.

— Я люблю тебя, Карлайл, — прошептала она на удивление четко для спящей. А я замер, впервые за последние три века с трудом веря своим ушам.

Только что прозвучали слова, которые я мечтал услышать от любимой девушки последние несколько дней. И когда события стали развиваться столь стремительно? Казалось, буквально пару дней назад я осознал, что люблю ее, а сегодня она уже ответила мне взаимностью, пусть и неосознанно, во сне.

Я встал и подошел к окну. Мне так хотелось взять Беллу на руки, закружить и сказать ей, что не могу жить без нее. То, что она была так же важна для меня, как воздух.

Если она перестанет существовать, я тоже.

Но я не знал, испытывали ли мы друг к другу одинаково сильные чувства. Если чувства Беллы — мимолетная влюбленность на фоне моей посильной психологической помощи, то лучше, чтобы между нами ничего так и не началось. Не хочу, чтобы вынужденная разлука убила нас обоих. Необходимо понять, стоит ли развивать наши чувства, и разобраться с этим нужно как можно раньше.

Прислонившись к стене рядом с окном, я смотрел в ночь, но конечно же ответов там не было. Только тьма, окутывающая стволы деревьев, сплошь покрытых мягким мхом.

Пульс Беллы постепенно стал ускоряться, она завозилась на кровати, а потом с выдохом резко села. Опять кошмар?

— Проснулась?

— Да. Разве ты не должен быть на работе? — сонная девушка была немного смущена. Только чем? Моим присутствием? Раньше была другая реакция.

Я посмотрел на часы, хоть и без этого знал, что пора идти, если не хочу опоздать на смену.

— Я сказал, что немного опоздаю, потому что нужно отвезти Элис в аэропорт, — попытался улыбнуться, но чувствовал, что это больше похоже на гримасу.

— А.

Наши глаза встретились, и я снова ощутил, что даже если захочу, не смогу отвести взгляд. Спустя, казалось, тысячу лет и одновременно всего лишь мгновение, Белла все же опустила глаза, разрушая наваждение. Немного смущенно осмотревшись, увидела цветы. Да, сначала это показалось хорошей идеей, но сейчас я почему-то начал в этом сомневаться.

— Рада, что ты это сделал, — голос Беллы был тихим и чуть хриплым. Создавалось впечатление, словно она собирается заплакать. Не понимаю, почему.

Я медленно подошел к кровати. Человеческое сердце билось так быстро — мне знакома эта реакция. Стараясь не испортить момент, я осторожно опустился на кровать рядом с Беллой, не разрывая зрительного контакта. Наверное, я никогда не смогу реагировать на ее близость спокойно, и аромат ее крови далеко не главная причина.

— Сколько у тебя есть времени? — ее голос звучал немного взволнованно. Она такая милая. Я бросил мимолетный взгляд на часы, стоявшие за ее спиной на прикроватной тумбочке.

— Чуть больше двадцати минут.

Я хотел остаться, но сегодня это невозможно, меня уже ждали на работе. Грубо говоря, я не должен задавать ей вопрос, который подразумевает после себя атмосферное молчание и нахождение рядом, чтобы не оставить неправильное впечатление о предмете разговора (да, такое бывает), но мне очень нужно было знать ответ. Я понимал, что поступаю в какой-то мере некрасиво, и даже глупо, но…

— Это правда?

— Что правда? — удивленно моргнула Белла.

— То, что ты говоришь во сне.

Ее сердце на миг сбилось с ритма, чтобы потом еще сильнее ускориться. Возможно, она даже не помнит свои сны.

Я слышал, как ее кровь проносится по венам, подчиняясь быстрому ритму сердца, а этот взгляд — нет, она точно осознает, что с ней происходит. Прикрыв глаза, Белла чуть опустила голову, делая выдох. Слишком волнующим был для нее этот момент. Протянув руку, я ласково взял ее за подбородок и ненавязчиво поднял лицо вверх, заставляя открыть глаза и посмотреть на меня.

— Правда, что ты любишь меня?

На пару мгновений она перестала дышать. Очевидно, мой вопрос был слишком неожиданным. Только бы не испортить все этим вопросом. Только бы не испортить. Пожалуйста.

— Да. Прости.

В этот момент мир словно стал светлее. Белла же, не выдержав накрывшего ее смущения, отразившегося румянцем на щеках, снова закрыла глаза, и наверняка опустила бы голову, не держи я ее за подбородок. Я хотел сейчас поцеловать ее больше всего на свете, но что-то останавливало. Поэтому вместо поцелуя в губы, я запечатлел поцелуй на лбу. Это стало неожиданностью для нее, судя по тому, как она вздрогнула. А я ясно осознал, что выбрал не совсем удачный момент для «выяснения отношений». Но уже немного поздно об этом думать, да и время — стоит поторопиться, если не хочу опоздать на смену.

— Я должен уйти. Но обещаю, что вернусь позже.

Белла выглядела расстроенной, что не удивительно. Мне самому хотелось огреть себя чем-нибудь по голове. Совсем потерял самообладание от чувств, чего не случалось с тех пор, как стал вампиром. С трудом сдерживая поднявшуюся в душе бурю, я коснулся ее лба своим, прикрывая глаза. Это было даже интимнее, на мой взгляд, чем поцелуй.

— Сладких снов, моя Белла.

Я поспешил убраться из дома Свонов, так как чувствовал, что еще немного и вообще никуда оттуда не уйду.

Но я пожалел, что оставил ее одну.

На работе была неразбериха. Вряд ли это хоть когда-нибудь меня отвлекало от мыслей за все мое существование, так что единственное, о чем я мог думать — это Белла. Она призналась мне в любви, а я просто ушел, не сказав ей о своих чувствах в ответ. Я идиот.

Перед глазами, как назло, пронеслось ее разочарованное выражение лица.

— Что-то не так? — видимо, мои чувства все-таки пробились сквозь привычную маску легкой отстраненности и вежливого интереса к окружающей действительности, раз медсестра, шествующая рядом, решилась задать вопрос.

— Ничего, просто немного устал.

Она скептически посмотрела на меня, приподняв бровь. Странная реакция.

— Моя дочь была здесь на выходных, — объяснил я на всякий случай, а то мало ли до чего может додуматься девушка. Женская фантазия бывает довольно пугающей при недостатке информации, что не раз было подтверждено на практике. — У нее, как всегда, море энергии и куча планов, которые она каждый раз намеревается выполнить в полном объеме.

Было странно говорить об Элис, как о своей дочери. Впервые в такой ситуации. Она была лучшим другом Беллы, девушки почти одного возраста. Плюс-минус пару десятилетий.

— Понимаю. Ваши дети собираются возвращаться в Форкс?

— Нет. Вы же знаете, какие они в этом возрасте. Солнечная Калифорния кажется им более интересной, чем спокойный городок вроде этого.

— Да, мы и сами не так давно были молодыми, — она застенчиво улыбнулась, а я как бы случайно отвел взгляд. Не было настроения давать очередной отказ за этот неполный рабочий день.

— Извините, должен идти, — повертев ручку в руке, я широким шагом направился в кабинет.

Сев за рабочий стол, направил невидящий взгляд в стену напротив и вернулся мыслями к Белле. Не понимаю. Я был уверен, что смогу отвлечь себя работой от ситуации, произошедшей несколькими часами ранее, но… я еще никогда так не ошибался. Я раз за разом мысленно возвращался к ее признанию и своему ответному молчанию. И каждый раз корил себя, что смолчал.

Черт.

До конца смены осталось два часа, но когда я вернусь к Белле… что я ей скажу? Как объясню свое поведение? Тяжело вздохнув, я помассировал пальцами переносицу, прикрывая глаза. Чувство того, что облажался, было непривычным и мешало сосредоточиться хоть на чем-то, кроме него.

Это раздражало.

Заставив себя все-таки просмотреть документы, которые нужно было разобрать до конца смены, понял, что дел осталось на сегодня не так уж и много, и я вполне смогу уйти с работы пораньше. Заканчивая заполнять медицинские карты нескольких пациентов, я параллельно размышлял, стоит ли встретиться с Беллой утром или лучше подождать вечера. Сложный выбор, но надо было определиться со своими действиями заранее, чтобы не выглядеть глупо, стоя под окнами девушки, одновременно с этим прячась от ее взгляда. Даже знать не хочу, что она подумала обо мне прошлым вечером.

Когда, закончив с бумагами, я направлялся к машине, то неожиданно осознал, что уже нахожусь в предвкушении встречи с Беллой. Вспоминаю, как она каждый раз ждала меня в своей комнате, хотела, чтобы я был рядом, когда она проснется, и как мне с каждым разом все сильнее хотелось оправдать ее ожидания. Я безнадежен.

Не обращая внимания на дождь, что, казалось, только усиливался с каждым моим шагом, я снял машину с сигнализации, сел в салон и завел мотор.

Очень хотелось увидеть Беллу как можно скорее, поэтому я почти не следил за скоростью. Хотелось успеть прийти к ней до пробуждения. Я должен исправить ошибку, совершенную прошлой ночью. Должен сказать ей, что тоже люблю ее. И что не покину по своей воле, останусь рядом до тех пор, пока она сама не прогонит меня. Но даже если бы Свон этого вдруг захотела, я бы все равно не смог уйти и находился бы рядом невидимой тенью, незримо оберегая ее жизнь от опасностей. Белла за такой короткий срок незаметно стала моим смыслом жизни. Это пугает и будоражит одновременно.

И мне это нравится.

Подъехав к дому, я на вампирской скорости очутился в своей комнате, чтобы принять душ и сменить одежду после работы. Десять минут, и я уже направляюсь к дому Беллы.

BPOV

В эту ночь я так и не смогла заснуть. В голове все время крутились его слова: «моя Белла». Это звучало так хорошо, словно он будет называть меня так всегда. Я сидела на кровати, подложив под спину подушку и обняв колени, скрытые одеялом. Сердце все никак не могло успокоиться, а при мысли о Карлайле пускалось вскачь с новой силой. Если бы нам по жизни было отпущено определенное количество ударов сердца, то мой срок сегодня стал бы значительно короче.

Посмотрела в окно. Судя по времени на часах, утро уже должно приближаться, но тяжелые тучи скрывали любой свет, а дождь не прекращался с вечера. Вместо того, чтобы думать о дожде как о плохом предзнаменовании, я представляла, что он наоборот смывает все предыдущие ошибки, создавая место для нового начала.

Я вспомнила, как впервые увидела Карлайла, когда он вернулся в Форкс. Вспомнила, какой была в то время: разбитая, морально сломанная уходом Эдварда, не видела конца боли. Мда, наверное, жалкое зрелище. Надеюсь, прошлое не помешает новой — не побоюсь этого слова — мне построить новую жизнь, новые отношения.

Снова посмотрела на часы. По идее, Карлайл должен скоро прийти. И как назло, голова начала становиться такой тяжелой, что было понятно: я вот-вот засну. Нет, только не сейчас! Я слишком сильно хочу увидеть Карлайла прежде, чем пойду в школу. Нет. Мне необходимо его увидеть. Помотала головой, стараясь прогнать сон, но эффект оказался до обидного кратковременным. Не знаю, что еще сделать, чтобы продлить бодрствование. Вылезать из-под одеяла лень, а других способов проснуться не было.

Так и не заметила, как задремала.

В какой-то миг проснулась снова. Потребовалось пара секунд, чтобы понять, что я не одна. Осмотревшись, насколько позволял угол обзора, поняла, что закутанная в одеяло почти с головой прижимаюсь к кому-то. Хотя даже не так: это меня обнимают и не «кто-то», а Карлайл. Покраснев, неуверенно подняла голову и увидела мягкую улыбку, от которой все прежние переживания стали незначительными.

— Здравствуй, — я, наверное, никогда не смогу реагировать на его голос спокойно.

— Здравствуй, — ответила я, но вышел полушепот.

Заметив краем глаза непривычно яркий свет, я повернулась к окну: небо было почти голубым, и лучи солнечного света иногда проскальзывали сквозь ветки деревьев.

— Который сейчас час? — я сделала попытку встать, но меня мягко вернули на место.

Карлайл сейчас был так близко. Непривычно. Волнительно. Наверное, еще сильнее покраснеть у меня уже не получится.

— Ты была не в состоянии куда-то идти сегодня утром, — почему-то взгляд его золотистых глаз подействовал успокаивающе. — Поэтому я позвонил в школу и сказал, что получил от тебя звонок.

— Что ты им сказал?

— Что у тебя заболел живот.

— А Чарли?

— Еще не дома. И вряд ли будет скоро.

Я была рада, что Карлайл это сделал. Как он сказал, я, вероятно, не смогла бы пойти в любом случае, даже если бы не проспала. Повисла неловкая тишина, и я невольно опустила глаза, избегая пристального взгляда Карлайла. Отчего-то почувствовала жуткое смущение. Из-за того, что меня так крепко обнимает дорогой сердцу вампир?

— Я не хочу показаться грубым, но ты действительно имела в виду то, что сказала вчера вечером?

Я с трудом сглотнула, все еще упрямо не поднимая головы.

— Да.

Я кожей ощущала внимательный взгляд Карлайла.

— Уверена, что это действительно любовь?

Он серьезно не верит? Или пытается таким образом дать мне возможность отказаться от своих слов?

Собравшись с силами, я все-таки подняла голову и встретилась с по-настоящему взволнованным взглядом золотистых глаз. Он правда сомневается в моих словах. Нужно убедить его, что все серьезно.

— Я люблю тебя, — впервые произнесла признание так четко, только сильнее убеждаясь, что действительно так и есть. Карлайл же закрыл глаза, выдыхая, словно мои слова причиняют ему боль. Почему? — Я знаю, что это сумасшествие, и знаю, что ты, вероятно, не чувствуешь того же, но я действительно люблю тебя.

Прикрыв глаза, уткнулась лбом ему в плечо. Не хочу видеть снова его реакцию на мои слова. От этого становится больно уже мне.

— Белла, я люблю тебя. Я люблю тебя больше, чем когда-либо кого-либо любил.

Мое сердце екнуло.

— Ты — единственная причина моего существования.

Карлайл крепко обнял меня, касаясь губами лба. Я хотела сказать что-нибудь похожее, чтобы показать, что полностью разделяю его чувства. Но в голову, как на зло, не шла ни одна идея. Украдкой вытерла сорвавшуюся с глаз слезу — не в моем характере плакать, даже если больно или грустно, а плакать от счастья — тем более, но все когда-то бывает впервые, верно? Я старалась сделать все незаметно, но не удалось.

— Что-то не так? — чуть отстранившись, Карлайл внимательно посмотрел мне в глаза, осторожно проведя тыльной стороной ладони по моей щеке.

— Нет, ничего.

Странно, рядом с Карлайлом слезы не вызывали неловкости, скорее наоборот. Я хотела, чтобы он любил меня настоящей, хотела, чтобы он остался со мной, невзирая на все недостатки, которые у меня были.

Меня обняли крепче, прижав к себе, а я смогла наконец спрятать лицо у Карлайла на груди.

— Я люблю тебя, — было единственным, что мне удалось сказать.

Он поцеловал меня в макушку, а я смаковала накрывшее меня чувство эйфории: мы сидим сейчас рядом, в объятиях друг друга, зная, что любим и любимы в ответ. Так хорошо и спокойно. Правильно.

Страх, что был у меня, когда я была с Эдвардом: быть недостаточно хорошей для того, чтобы меня любили, — больше не существовал. Карлайл любит меня, я не могу объяснить, как, но я это знала. Я верила ему.

— Я тоже тебя люблю.

Невольно улыбнулась, чувствуя растекающуюся внутри от его признания нежность, больше не сдерживаемую оковами неуверенности и страха. Карлайл ослабил хватку и снова немного отстранился, чтобы посмотреть на меня. За последние несколько недель он так сильно изменился, и я задумалась, а заметил ли он это сам.

Волосы, которые обычно расчесывались в каком-то старомодном стиле и делали его старше, чем он был на самом деле, теперь лежали в художественном беспорядке. Темно-синяя куртка, серая футболка и пара темных джинсов — если бы кто-нибудь увидел его сейчас, то ни за что бы не дал ему и двадцати.

— О чем ты думаешь?

— В основном об удаче. Не могу понять, как это со мной произошло.

Я покраснела и смущенно отвела взгляд. Думала, он продолжит говорить, но в комнате повисла тишина. Решившись все же узнать, что стало ее причиной, я подняла голову и неожиданно поняла, что лицо Карлайла стало ближе к моему. Я почти поддалась наитию, но потом вспомнила, как он отреагировал прошлой ночью на мои действия. Лишь бы снова не ушел.

Интересно, как дать понять, что я хочу поцеловать его, не вызвав при этом негативной реакции? Хотела отвернуться, но не смогла. Не только потому, что хотела быть рядом, но и потому, что он провел рукой по моей щеке, не давая возможности отстраниться.

Сердце ускорило пульс. Карлайл медленно наклонился ко мне, холодное дыхание приятно ласкало кожу на шее, и я закрыла глаза, стараясь расслабиться и отдаться ощущениям. По телу пробежали мурашки. Что удивительно, потому что страха, именно того, который сковывает тело и сердце, не было. Видимо, я окончательно приняла и его, и себя, и ситуацию в целом.

Внезапно прохладные губы оказались у меня на лбу, и, хотя мне это нравилось, я все же почувствовала укол разочарования. Карлайл отстранился, но лишь на секунду. Он продолжал поцелуи, едва касаясь щек, носа, подбородка. Я не осмелилась открыть глаза, боясь, что это может оказаться сном. Еще один поцелуй был оставлен в уголке рта, и я наклонился к Каллену, не задумываясь.

И он, на удивление, не уклонился.

— Я люблю тебя, — прошептал он, едва касаясь моих губ. — И я не верю, что то, что ты со мной, это удача, Белла.

И тогда его губы наконец нашли мои. В этот миг весь мир прекратил свое существование, уменьшившись до размеров одной комнаты, где только мы с Карлайлом. Осторожный поцелуй постепенно, очень медленно становился смелее, увереннее. Было настолько хорошо, что еще немного и я поверю, что это сон. Его рука все еще лежала на моей щеке, охлаждая разгоряченную кожу. Это не было похоже на поцелуй с Эдвардом.

Вскоре воздуха стало не хватать, и я неохотно разорвала поцелуй, чтобы хоть немного вдохнуть. У вампиров есть свои преимущества. Уже завидую. Посмотрела в тигриные глаза. Удивительно, но на этот раз я не чувствовала себя смущенной или странной. Это было на самом деле здорово.

Карлайл улыбнулся и снова поцеловал меня в лоб.

— Я никогда не отпущу тебя. Надеюсь, ты это понимаешь.

— А я и не хочу, чтобы ты меня отпускал.

Я снова положила голову ему на грудь. Конечно, я знала, что нам нужно поговорить о многом, но это пока может подождать. Что-то мне подсказывало, что у нас будет достаточно времени.



Источник: http://robsten.ru/forum/64-3255-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Вампиры" | Добавил: hopelexxx7 (28.07.2021) | Автор: hopelexxx7
Просмотров: 138 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 1
2
1   [Материал]
  Спасибо за главу)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]