Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Вампиры"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Санктум. Глава 5
Глава 5
А если это ОН и есть?

Потрясающий эпиграф к главе от tess79

Явь, словно странный сон,
И Ангел твой Хранитель снова в нем.
Но Ангел приобрел реальные черты,
И аромат чарующий кругом,
Не можешь глаз ты оторвать от красоты
Его лица, и тела целиком...
"Он слишком молод! Ты сошла с ума!"
Румянец жаркий хоть бы скрыла тьма.
Ты веришь, и не веришь в тот же час,
Но отвести не можешь своих глаз.
Головоломку словно бы решаешь,
Ты пазл по кусочкам собираешь.
Сообразительность свою, давай, включи!
Пока он снова не исчез в ночи!

Мне снова снился мой ангел-хранитель, только теперь у него было имя. Эдвард, - звала я во сне, и он послушно приходил на мой зов. Его рука была холодной в моей руке, как и рука моего попутчика, которую я сегодня пыталась согреть. Глаза по-прежнему были золотистыми и преданными, но выражение их изменилось, наполнилось искренним беспокойством. Раньше образ был выдуманным – теперь он приобрел четкие очертания лица человека, с которым я оказалась в одной ловушке. Раньше у Ангела были бронзовые волосы, развевающиеся на ветру – теперь они были мокрыми и темными, ниспадающими на лоб. Раньше он всегда ласково разговаривал со мной во сне – теперь он выглядел недовольным мной, ругая за безрассудство, как это делал сегодня Эдвард несколько раз. Только одно у них оставалось общим – невообразимая красота. Ангел из моего сна был всегда так красив, что его красота ослепляла меня. Мальчик, с которым меня свела судьба в пещерах, был красив так же, как и Ангел, насколько возможно об этом судить в пещерном мраке, высвеченном лишь светом фонаря. И впервые я почувствовала, что мое сердце дрогнуло. Раньше никогда ни один мужчина не вызывал во мне чувств – таких, чтобы я думала о нем даже во сне. Симпатия – да… но не так, чтобы замирало сердце и начинало стучать на пределе возможностей при одном лишь взгляде на его лицо… Разве это хорошо? Сказала я себе. Я старше его на четырнадцать лет! Но на то он и сон, чтобы в нем можно было помечтать и делать все, что захочется. И я отпустила свою фантазию, улыбаясь красивому мальчику, которого держала во сне за руку… позволила себе приблизиться к нему, утонув в жидком золоте его глаз… а нашим губам соприкоснуться, ощутив пряную сладость его поцелуя...

Когда я проснулась, то первое, что услышала, это монотонно падающую каплю с потолка. Она издавала гулкий звук, попадая в лужицу, которую сама же и выбила в скале. Я не видела этого, потому что вокруг было абсолютно темно. Тишину не нарушало ничто, кроме этой капли и моего сердцебиения в ушах.

Странный пряный аромат окружал меня, смешиваясь с запахом влажного камня пещеры. Мед и сирень… словно нотки дорогого парфюма щекотали нос, и я медленно втянула сладкий воздух, еще не окончательно проснувшись. Рот наполнился слюной. Это было так, будто мой сон продолжается даже наяву.

Кроме этого удивительного запаха, вокруг не было больше ничего. Как будто я абсолютно одна… в пещере. Я вспомнила это, и паника резко завладела мной...

- Эдвард? – неуверенно позвала я, испугавшись, что пропустила все. Он мог уйти, оставив меня одну. Он мог умереть, пока я попросту спала! Как я могла уснуть и оставить мальчика без присмотра?
- Я здесь, - его руки шевельнулись, оказавшись обернутыми вокруг меня. Моя голова покоилась на его груди – обнаженной груди, ведь его гидрокостюм был на мне! Я еще не вполне отошла от своего сна, чтобы справиться с новыми чувствами. Так этот аромат шел от его кожи! Ничего себе!! От охвативших мою голову бурных фантазий я мгновенно покраснела. Боже, Белла, очнись, ему всего семнадцать лет!
- Я тебя смущаю? – удивленно спросил он, хотя откуда он мог узнать это в темноте?
- Это просто от неожиданности, - оправдывалась я, пытаясь отогнать навязчивые мысли и унять внезапно заколотившееся сердце.
- Прости, - извинился он искренне, собираясь отнять руки, но я удержала их на месте, не желая расставаться с ощущением безопасности… и с НИМ. - Просто ты звала меня во сне, поэтому я пришел. И ты перестала видеть кошмары, когда я тебя обнял... Да и вместе… теплее, - как-то неуверенно добавил он.

Только тогда я поняла, что его грудь ледяная до дрожи. Как и его руки, которые я держала. Моя ладонь быстро поднялась, чтобы коснуться пальцами кожи на его груди. Страх, что мальчик получит переохлаждение по моей вине, заставил меня ахнуть.

Эдвард резко и очень ловко высвободился, и я больше не могла чувствовать его.

- Ты права, не стоило делать этого, – пробормотал он скороговоркой, и я услышала шорох собираемых вещей.
- А где фонарь?

Эдвард замер.
- Я выключил его, чтобы сберечь батарею.
- Ты видишь в темноте? – скептически осведомилась я, не понимая, как он ориентируется в пространстве, не включая фонарь.
- Что? – ошеломленно переспросил он.
- Ты собираешь вещи, – я указала на этот факт.
- Нет, – снова со странной неуверенностью ответил он. – Я искал… искал фонарь.

Я недоверчиво хмыкнула, и как раз в это время зажегся свет. Я чуть не ахнула, поняв, что Эдвард практически голый, и быстро отвела глаза. Он оказался гораздо привлекательнее, чем я себе представляла, когда он еще был в одежде. Это было неуместно здесь, в пещере, но его статная фигура привлекала меня. Мне пришлось признать это. Мальчик нравился мне совсем не как… ребенок. Он был слишком молод для меня, но вызывал во мне неслабый интерес, как… как мужчина. Ох, Белла, прекрати это немедленно, приказала я себе жестко, пытаясь сосредоточиться на чем-нибудь другом, чтобы отвлечься. Я снова покраснела.

- Не бойся… - пробормотал Эдвард неожиданно мягким голосом, и мои брови взлетели вверх, хотя я и не повернула головы.
- Я не боюсь, - поспешно уверила его я, краснея еще сильнее. Только бы он не догадался, что дрожь в руках вызвана совершенно иными чувствами, нежели страхом. Чувствами, которые раньше с такой силой никогда не посещали меня. Чувствами, которые я никак не могла себе позволить, потому что юноше было всего семнадцать лет… в то время как мне тридцать один.

Окончательно смущенная собственными мыслями, я поспешно начала снимать лишний гидрокостюм.

- Что ты делаешь? – прошептал Эдвард немедленно.
- Ты должен одеться.
- Мне не холодно, – повторил он, заставив меня скептически хмыкнуть, вспоминая, насколько холодна и необычна была его кожа под моей рукой. А еще этот запах… и он все еще преследовал меня, такой сладкий и опьяняющий, что мой рот снова наполнился слюной. Я сглотнула, заставив себя сосредоточиться.

Ответив, я, однако, не стала уточнять ничего про его кожу. Я сказала правду:
- Избавь меня от необходимости смотреть на тебя голого. Пожалуйста, - не глядя, я кинула ему гидрокостюм.
- О, прости, – теперь и в его голосе появилось смущение. Фонарь погас, и я с совершенно несвойственной мне жадностью слушала, как Эдвард одевается в темноте.

Легонечко звякнул по камню случайно задетый кислородный баллон, напоминая мне о том, как мы плыли под водой.
- У меня много вопросов, - немедленно заявила я, заполняя паузу словами. Я уже не могла игнорировать странности, которыми был окружен этот человек. Мне нужны ответы, и поскорее, пока я не посчитала, что сошла с ума. К тому же, мне требовался повод, чтобы отвлечь себя от неприличных фантазий.

Эдвард замер. На одну секунду повисла острая тишина.
- Не сомневаюсь, - наконец, ответил он довольно резко.
- Тон твоего голоса заставляет меня сомневаться, что ты ответишь на них, - поджала я губы.
- Нет, не отвечу, - согласился он, отчего мое любопытство вспыхнуло буквально как пламя лесного пожара – быстро и неуемно.
- Но почему? Ты ведь даже не знаешь, о чем я хочу тебя спросить.
- Знаю, - тихо ответил он, и мои брови удивленно взлетели наверх. Я ждала. Но он не ответил. Я фыркнула на это.
- Да кто ты такой? – возмутилась я, вдруг почувствовав себя обиженной. Он появляется неизвестно откуда, ведет себя странно, спасает меня из безнадежного положения. Затем не дышит под водой, и может обходиться без гидрокостюма, когда его кожа холодна, словно он уже давно мертв и окоченел! И при этом не хочет ответить ни на один вопрос?!
- Белла… - прошептал он так, что вдоль кожи моей спины разбежались мурашки. Не только и не столько от его голоса, сколько от его слов: - Когда мы выберемся, я буду казаться тебе просто сном – тем, чего не было в реальности, игрой воображения. Это будет так, как будто меня никогда и не существовало. Сейчас ты должна думать о том, чтобы спастись. Я просто хочу помочь тебе. Я бы избежал этого, но одна ты бы не справилась… у меня не было выхода… - к концу предложения его голос стал совсем потерянным.
- О… - выдохнула я, чувствуя, как сжимаются мои кишки, а кровь бросается в лицо.

Я резко обернулась и протянула руку в темноту.
- Дай мне фонарь, – потребовала я непреклонно. Хватит говорить загадками. Хватит пугать меня, в конце концов!

Он вложил фонарь в мою руку молча, и я сразу же включила его, освещая бледное лицо. Я подползла вперед, внимательно разглядывая каждую его черту. Выражение его лица было затравленным, а глаза смотрели с необъяснимой болью.

- Сядь, - попросила я его твердым голосом. Эдвард не двигался, замерев посреди пещеры. Его глаза вспыхнули настороженностью. Он не собирался подчиняться.

- Сядь! – сказала я громче и рассерженней, а потом вздохнула: - Пожалуйста…

Немного помедлив, Эдвард нехотя опустился передо мной и вытянул ноги вперед, прислонившись к стене спиной.

Гидрокостюм скрывал от меня его великолепный торс, но даже так его фигура напоминала фигуру Адониса. Красивый и молодой. Прекрасный изгиб тонких губ, широкие скулы. Благородный нос. Его глаза все-таки оказались черными, а не золотыми, но в них не было ненависти, как я и думала. Скорее, там была вековая печаль, какая-то безысходность. Его волосы высохли и отливали бронзой, свешиваясь на лоб. Он был очень красивым, с ослепительной, феноменальной внешностью фотомодели. Прям как в моем сне…

- Хочешь сказать, что ты не реальный, - резюмировала я, удивляясь тому, как нелепо это звучит.
- Да, - ответил он так тихо, что я едва расслышала. – Это так.

Он отвернулся от меня. Я не могла допустить этого. Придвинувшись еще ближе, я подняла руку, чтобы дотронуться до его лица. Он попытался уклониться, испуганно вздрогнув, но я не позволила ему сбежать, быстро оседлав сверху. Несмотря на двусмысленность позы, мысли мои сейчас занимало совершенно другое. Тайна.
- Ты реальный, - указала я, трогая пальцами его странную холодную кожу, и Эдвард поморщился, отворачиваясь от меня.

Все его тело напряглось, как струна. Он явно хотел бы избежать контакта, об этом говорило все – его поза, выражение его лица. Но мне надоели его загадки.
- Ты или пытаешься запугать меня, намеренно, – медленно проговорила я, и Эдвард бросил на меня вымученный взгляд. Его рука поднялась, успокаивающе коснувшись моего плеча.
- Я не хочу пугать тебя, - ответил он шепотом, очень взволнованно.
- Или, - продолжала я, отчаянно игнорируя ощущения, которые вызывает во мне его прикосновение, - ты тот, о ком я думаю, хотя я в это не верю… ну, или верю… - мое сердце бурно и очень быстро стучало в груди.

На этот раз Эдвард выглядел обескураженным, будто не понимал, о чем я. Но разве не он первый начал этот разговор? Или я чего-то не поняла, и у меня правда галлюцинации? Я тряхнула головой, чтобы отогнать сомнения в своем здравии.
- И я точно не буду считать тебя сном, если мы выберемся. Я все еще в своем уме, даже если ты пытаешься доказать мне обратное. Только не понимаю, зачем…
- Нам надо идти, - внезапно посерьезнел Эдвард, пытаясь уклониться от разговора. Он резко ссадил меня с колен и начал собирать вещи. Я завороженно наблюдала за его движениями, не делая попыток ему помочь. Моя голова слегка кружилась от всех этих невероятных вещей, одновременно крутящихся в голове. Мои чувства… его необычность… его странные многозначительные слова… его скрытность… есть от чего свихнуться!

Р-раз, - и из моего рюкзака он выбросил фонарь, батарея которого давно была мертва. В рюкзак отправились два других фонаря, и часть снаряжения: веревка, сухой паек, нож. Эдвард действовал так, словно точно знает, что делает. Разве не я должна быть главной в нашем маленьком коллективе? Я старшая. Я опытная.

- Тебе не семнадцать, - вдруг поняла я, наблюдая за ним достаточно долго. Если я все правильно поняла, и он тот, о ком я думаю, то он рядом со мной уже четырнадцать лет – а значит, ему не может быть семнадцать. – Даже если ты выглядишь молодо, ты ведешь себя и думаешь не как семнадцатилетний.

Эдвард замер на секундочку – просто окаменел. Но затем невозмутимо продолжил укладывать рюкзак. Он не собирался комментировать мои слова.

Он приготовил баллон, и я взглянула на манометр, убедившись, что не ошиблась – он был на самой высокой отметке, будто им никто не пользовался до сих пор. Но я ведь знала, что это не так. Ни один человек не способен обходиться без кислорода на протяжении трех часов!

- Я хочу знать, как ты это сделал, - потребовала я.

Эдвард бегло взглянул на меня, но снова отвел глаза. Когда он заговорил, его голос звучал напряженно и саркастически:
- Скажешь всем, что я не дышал под водой? – он скептически изогнул одну бровь и фыркнул. – Тебе никто не поверит.
- Я не собираюсь болтать об этом, – ошеломленная его странным предположением, я замолчала, обдумывая то, что он сказал. О, так он признал, что не дышал под водой? Вот это новость! До сих пор я надеялась, что найдется разумное объяснение… но сейчас убедилась, что не ошиблась ни в одном своем наблюдении. – Так ты правда не дышал?
- Дышал, - он отвел глаза, и я сразу поняла, что он снова лжет.

Я обдумывала это несколько мгновений. Было трудно игнорировать его намеки и разные чудеса, как и поверить в то, что все это сон. Никогда ничего не было таким реальным, как сейчас.

Я медленно встала, сделала шаг вперед, протянула руки и обхватила его лицо ладонями. Он замер, как статуя, и даже перестал дышать, но не поднял глаз. Его запах снова ударил мне в нос, и я еле сдержалась, чтобы не втянуть его.
- Эдвард, - позвала я и мягко, когда он спустя несколько мгновений неохотно взглянул на меня, произнесла: - Ты странный.
- Я знаю, - ответил он вымученно, пытаясь спрятать глаза снова, но я не позволила ему и этого.
- Объясни мне все, - попросила я вежливо. – Обещаю, я никому не расскажу твою тайну.
- Нет, не буду, - прошептал он, и его глаза стали умоляющими. – Я вообще не должен находиться здесь, не должен разговаривать с тобой! Это большая ошибка, - последнее он прошептал с болью и закрыл глаза.
- Жалеешь, что спасаешь меня? – удивилась я.

Вместо ответа Эдвард вдруг медленно наклонился вперед, прислонив лоб к моему плечу. Его руки неуверенно скользнули по моей спине, а затем нежно и крепко прижали меня к нему. И он вздохнул.
- Нет, - сказал он твердо. – Никогда.

Мои руки совершенно естественно обняли его за шею. Я утешала его, потому что он, по всей видимости, нуждался в утешении. Он позволил гладить себя по волосам, а сам даже не шевелился, будто превратился в мраморное изваяние, такое же холодное и твердое… похожий на скалу, в которой мы находились сейчас. Он тихонечко дышал в мое плечо – и это было единственным признаком жизни. Его дыхание было таким же холодным, как и его тело. А еще я поняла, что не чувствую стука его сердца, даже когда провела ладонью по шее – несколько раз, чтобы удостовериться в этом. Я пыталась не показать свое изумление. Я все еще сомневалась… - человеку свойственно сомневаться! Я не могла до конца поверить в это… но не могла не думать о том, что Ангелы существуют, и один из них сейчас передо мной.

Когда Эдвард отнял голову и посмотрел на меня, его глаза неожиданно оказались светлыми – почти золотистыми, как в моем сне. Я глядела на него… с благоговением. И мои руки изучали его лицо, пока он позволял мне это. У меня было ощущение, что я прикоснулась к святому. Он – тот, кто все эти годы спасал меня? Он – тот, кто все эти годы был рядом? И он не появился бы здесь, если бы опасность, нависшая надо мной, не была смертельной. Тогда я хотела поблагодарить Бога за то, что оказалась в этой ловушке, ведь это дало мне уникальную возможность увидеть воочию своего собственного Ангела-Хранителя. Я бы не променяла этот опыт ни на что остальное. Это было настоящее… волшебство.

- Ты выглядишь потрясенной, - проговорил вдруг Эдвард встревоженно, потому что я смотрела на него, открыв рот. – О чем ты думаешь?
- О том, что ты такой красивый, - ответила я автоматически, и сразу покраснела. И поправилась: - О том, что я счастливица, и что я рада оказаться здесь, - сказав снова не то, от невозможного смущения я опустила глаза.
- Ты бредишь, Белла, – повторил он очень мягко, но его лицо было в моих руках, и я знала, что не сошла с ума.
- Нет, ты настоящий, - усмехнулась я самоуверенно.

Эдвард осторожно отнял мои руки от своего лица, прекращая наш странный диалог и неожиданно смущающую близость тел. Отвернувшись, он снова начал собираться. Его брови недовольно сошлись на переносице, а на лицо снова вернулось раздражение, как в самом начале, когда мы только встретились. Его тело было таким гибким и уверенным, и привлекательным, что я закусила губу. Но ему было всего семнадцать лет, я никак не могла выбросить это из головы. Он прав. Я брежу.

- Так сколько тебе лет? – снова спросила я, страдая из-за того, что он оказался настолько молодым. Если бы мне не был тридцать один, я бы не стала и переживать…

Эдвард прошипел что-то нечленораздельное, не глядя на меня. Его лицо стало злым, и он закинул баллон себе на спину так легко, словно тот весил не больше пушинки.

- Ты сердишься на меня? – спросила я, удивленная резкой сменой его настроения.
- Да, – на этот раз он согласился, и я недоуменно насупилась.
- Но за что?
- За то, что ты оказалась здесь, - ответил он резко. – За то, что не бережешь себя.
- Но мне нравится… - неуверенно промямлила я.
- Нравится постоянно подвергать себя опасности? – процедил он с яростью.
- Да, - его злость смущала меня, я чувствовала себя пятилетней девочкой, которую отчитывает отец.

Эдвард резко повернулся и шагнул ко мне, впиваясь в меня глазами, которые горели… гневом.
- Зачем, объясни мне?! – прорычал он, махнув рукой на окружающую нас пещеру. – Почему тебя не устраивает обычная жизнь?! Тысячи женщин были бы счастливы выйти замуж, иметь ребенка!! Тебе уже тридцать один!! Почему тебя тянет на приключения?! Почему не влюбишься в кого-нибудь?!
- Я… - я онемела от его тирады, ошеломленная его злостью, его вопросами. А затем до меня дошло кое-что. – Откуда ты знаешь, сколько мне лет? – оторопело спросила я, не помня, чтобы мы говорили об этом.
- Не переводи тему, - приказал Эдвард строго. – Ответь мне! Я должен знать!
- Ну… я… - я опустила глаза, снова чувствуя смущение. Странно, но мне вдруг захотелось разрыдаться, как пятилетней девчонке. На самом деле, мне стоило рассердиться. Никто не может мне указывать, как жить. Но сейчас, все еще под впечатлением от осознания, что он может оказаться ангелом из моих снов, я не могла сердиться на него. Он имел право разговаривать так со мной.

Он просил меня раскрыть ему душу. Но во мне расцветало слишком много противоречивых эмоций, чтобы разобраться во всем. Я почувствовала себя неожиданно слабой, уязвимой перед ним. И сказала… правду… запинаясь:
- Я… я люблю приключения. И я… моя жизнь кажется мне скучной без них. Я всегда была такая… серая, неприметная… и неуклюжая. Мне хотелось изменить это… как будто я рождена для чего-то большего. Хотелось доказать, что я могу быть сильной, что я чего-то стою… что я не просто приземленная скучная библиотекарша из Сиэтла… - к концу тирады мой голос совсем затих.

Я всхлипнула, вдруг осознав, какими жалкими выглядят, наверное, мои попытки доказать что-то со стороны. Особенно сейчас, рядом с ним – таким сильным и уверенным. Сейчас я казалась себе глупой и ужасно слабой.

- Для женщины величайшее счастье есть рождение детей, - Эдвард сказал это так, будто ему не семнадцать, а все пятьдесят, и он точно знает, о чем говорит.

Я подняла на него внезапно увлажнившиеся глаза, проклиная себя за беспомощность, которую ощущала перед ним. Как он сделал это? Как заставил меня почувствовать себя такой?

Его лицо больше не было злым – оно было несчастным.
- Почему, Белла? – прошептал он, и его холодные пальцы вдруг легонько скользнули вдоль моей щеки. – Почему ты не хочешь создать семью?
- Не знаю, - я пожала плечами и трусливо отвела глаза в сторону, потому что это была не та тема, которую хочется обсуждать одинокой женщине в тридцать лет. – Как-то пока… не сложилось.
- Но ведь были же… мужчины? – его голос зазвенел от напряжения, но вопрос был задан с надеждой.

Я снова пожала плечами, не поднимая глаз.
- Все не те, что нужно, - печально сказала я правду, чувствуя себя ужасно неловко от того, что мне приходится делиться сокровенным со странным незнакомцем, мистическим образом оказавшимся рядом со мной.
- Чем не те? – с досадой произнес, почти простонал Эдвард. – Хорошие… парни. И они любили тебя…

Ну не буду же я ему сообщать, что зато я не любила их… Кстати, а откуда он знает, любили ли они меня?

- Кого же ты ищешь? – просил Эдвард довериться ему.

Я перевела полные слез глаза на Эдварда – его красивое лицо было так близко от моего… Сердце ёкнуло и пропустило пару ударов, и мысли, заполнившие голову, были отнюдь не возвышенными… Пораженная силой неожиданно охвативших меня чувств, я покраснела и опустила глаза, потому что то, что мне в действительности хотелось бы ответить, нельзя было произносить вслух. Не могла же я признаться, что ОН привлекает меня прямо сейчас, в этой пещере, и неважно, выберемся мы отсюда или нет. И он был раздражающе молодой! Это постоянно отрезвляло меня.

- Не бойся, - сказал он вдруг удивительно мягким, обволакивающим, почти гипнотическим голосом, отчего мое сердце заколотилось даже сильнее. Особенно когда его пальцы напомнили мне, что все еще находятся около моей щеки.

Тем не менее, я удивилась.
- Я не боюсь, - уверила я, но не подняла голову, потому что опасалась, что он сможет прочитать все, о чем я думаю, в моих глазах.
- Нет? – теперь в его голосе тоже прозвучало удивление.
- Нет, - я осторожно взглянула на него, он хмурился. – Почему ты все время спрашиваешь это?

Мы смотрели друг на друга испытывающе… и неприлично долго… но ни один не отвел глаза первым.

- Не знаю, - наконец, вздохнул Эдвард, опуская руку с моей щеки. Он нахмурился сильнее. – Так ты ответишь на мой вопрос?

Я с трудом смогла вспомнить, о чем мы говорили. Было невозможно сосредоточиться, находясь так близко от Эдварда… его запаха… взгляда… и своих собственных мыслей. Ах, кажется, он спросил, кого же я ищу?

- Не знаю, - ответила я и сглотнула комок. – Может, никого. – Может, это была правда. По крайней мере, до сегодняшнего дня я бы ответила именно так.
- Агрх… - Эдвард прорычал и отвернулся, и быстро закинул рюкзак на свое второе плечо.
- Пойдем, - приказал он. – Нужно вытащить тебя отсюда.
- Почему бы тебе не проломить стену или что-то подобное? – пошутила я, чтобы разрядить напряжение, ковыляя за ним следом. Ноги были обнажены, оставшись без ласт, и осколки больно впивались в стопы, заставляя меня прихрамывать и передвигаться медленнее обычного, хотя я двигалась, в отличие от Эдварда, налегке. Да и колено мое болело. Кровь остановилась за время сна, но нога была распухшей, и каждый шаг отдавался сильной болью.

Я, конечно, шутила, но почему бы не представить его вдруг всесильным и могущественным? Смог же он каким-то невероятным образом пробраться сюда, почему бы ему не вытащить отсюда нас обоих тем же путем? Почему мы движемся обычным способом, как… люди?

Это была шутка, но Эдвард вдруг остановился как вкопанный и оценивающе посмотрел на стену. Он нахмурил брови, словно решал в уме логическую задачу, и аккуратно провел пальцами вдоль узкой трещины, ведущей снизу вверх неизвестно на какую высоту.
- Не думаю, что это хорошая идея, - сказал он так спокойно, будто действительно задумывался над тем, чтобы проломить стену.

Я нервно захихикала.
- Я пошутила, - сказала я. Хотя я и посчитала его своим возможным Ангелом-Хранителем, часть меня продолжала цепляться за более реалистическое объяснение. С чего я решила, что он тот, о ком я думаю? До сих пор он не подтвердил ни одной моей теории.

Он быстро глянул на меня, его лицо оставалось серьезным.
- Я тоже, - он отвел глаза, а мой смех внезапно оборвался. Я наступила куда-то, и мою стопу пронзила адская боль.
- А, черт! – зашипела я, прыгая на одной ноге, и услышала, как Эдвард зашипел тоже.
- Белла, - простонал он с досадой и выронил фонарь, который немедленно погас.
- Отлично, - процедила я раздраженно, погруженная во тьму. Ни звука не раздавалось вокруг, как будто Эдвард исчез. Странный испуг пронзил меня насквозь, когда я подумала, что он и вправду может оказаться игрой моего воображения. Что, если сейчас окажется, что я действительно тут одна… Сердце мучительно сжалось и провалилось вниз…
- Эдвард… - мой голос задрожал, когда я неуверенно позвала его, забыв о боли.
- Не двигайся, - прошептал он очень тихо, издалека, и я послушно замерла. Я старалась даже не дышать. Лишь бы он не ушел, не бросил меня тут одну.

Спустя бесконечно долгое мгновение полной тишины воздух рядом со мной всколыхнулся, а затем я услышала щелчки фонаря.
- Сломан? – спросила я.

Эдвард потряс его немного, и свет вернулся.

- О, слава Богу, - воскликнула я, садясь к стене, чтобы посмотреть, что с моей ногой. На подошве красовался неглубокий, но очень болезненный порез, в который явно попала грязь. Я попыталась очистить рану пальцами, как могла.
- Не трогай, - прошипел Эдвард напряженно, оказавшись рядом со мной, совсем близко.
- Но… - я попыталась возмутиться, но он присел передо мной на корточки и вдруг так нежно взял мою ногу в свои ладони, что у меня онемел язык. Широко раскрытыми глазами я смотрела на него… Мое сердце билось очень быстро…
- У меня есть медицинское образование, - бормотал тем временем Эдвард, вытряхивая из рюкзака мои вещи. Там была запасная кофточка, которую я собиралась взять наверх, когда меня завалило.
- Медицинское? – недоуменно повторила я, наблюдая, как он исчезает в проходе, из которого мы только что вышли. И тут же услышала вдалеке плеск воды.
- Даже два, - сообщил он, возвращаясь с такой скоростью, что я невольно вздрогнула. Моя кофточка была влажной, с нее капала вода. Я моргнула, не понимая, как он успел так быстро обернуться. Мне казалось, что мы ушли довольно далеко. Но, может, я все себе просто придумала…

Усевшись напротив меня и снова положив мою раненую ногу себе на колени, он стал аккуратно промывать рану, и я завороженно смотрела на него, не в силах оторваться. Я пыталась игнорировать дрожь, возникшую внутри меня, но проигрывала в этой борьбе, видя, насколько нежно Эдвард заботится обо мне. Это не было сравнимо ни с чем, что я испытывала раньше.

Подростковая неловкость Джейкоба компенсировалась его искренностью и непосредственностью… В наших отношениях было больше дружбы, чем страсти. Торопливость Майка прощалась мною, потому что таков уж он был. Другие мужчины… - их было не так уж и много! – даже если пытались позаботиться обо мне, то либо не умели этого делать, либо не особо желали…

И ни один из них не вызывал это странное чувство слабости, поразившее каждый мой внутренний орган столь сильно, что закружилась голова. Кажется, я даже забыла, как дышать! И все это – таким простым действием, как промывание моей раны.

Я тяжело сглотнула, пытаясь дышать ровно, чтобы не выдать охвативших меня чувств. Только руки мои дрожали, но я сцепила пальцы между собой.

- Тебе же всего семнадцать лет… - напомнила я растерянным голосом, пытаясь отвлечься. – Какое медицинское образование можно получить в семнадцать лет?
- Я… вундеркинд, - дернув бровью, он невесело усмехнулся. Я зашипела, когда соль попала внутрь пореза. – Извини, – пробормотал он.
- Так тебе все-таки семнадцать? – расстроено переспросила я. Не могла не признать, что его возраст мучает меня. Он был таким красивым, что не отвести глаз. Напрасно он надеется, что я посчитаю его сном. Вряд ли я смогу забыть его лицо… хоть когда-нибудь. Особенно теперь.
- Да, - ответил он просто.
- И давно тебе семнадцать? – я решила немного перефразировать вопрос, чтобы получить более развернутый ответ.

Эдвард открыл рот… затем закрыл его. На секунду зажмурился, медленно выдыхая… и я ждала, что он вот-вот начнет с досадой качать головой, раздраженный моей настойчивостью.
- Довольно давно, – вместо этого неохотно признался он, и я невольно расплылась в торжествующей усмешке.

Он взглянул на меня настороженно, но вдруг тоже… улыбнулся. Он был таким ослепительно красивым в этот миг, что я чуть не поперхнулась. Электричество незаметно повисло в воздухе, наполняя пространство пещеры… пространство между нами… пока мы смотрели друг на друга, ничего не говоря. Каждый мой нерв натянулся, как струна. Это было мучительное, но неожиданно приятное чувство внутри груди – там, где билось мое сердце. И кажется, я снова забыла, как дышать.

- Ты не сможешь идти, - только его слова заставили меня опомниться, - я могу понести тебя на руках.

Волшебство испарилось, будто его никогда и не было. Реальность вернулась ко мне.

- О, нет. Об этом не может быть и речи! - тут же возмутилась я, пытаясь встать, но Эдвард не дал мне сделать этого, удерживая мою ногу в своих руках. Мало того, что он несет тяжеленный баллон и все снаряжение, так еще и меня собирается понести? Он кто – супермен, который никогда не устает? Хотя, судя по его невероятной выносливости в воде, возможно, так оно и есть.
- Белла, Белла, - пытался он меня урезонить, - подожди.

Я замерла, потому что Эдвард выглядел так, будто что-то придумал. Он взялся за свой гидрокостюм и - не успела я понять, что он творит – оторвал от него один рукав, затем второй.

- Что ты делаешь? – воскликнула я, и сразу догадалась, когда он надел рукава на мои ноги, как сапоги. Я недоверчиво рассмеялась – это выглядело нелепо.
- Что? – не понял он, делая сложные завязочки из имеющейся в моем рюкзаке веревки, которую он разрывал… руками. Я пыталась не подавать вида, что это удивляет меня. Я уже почти утратила способность удивляться, просто смотрела. Впитывала каждую деталь.
- Пытаюсь представить тебя в таких же, - я поболтала ногами, чтобы он оценил свой труд, и Эдвард улыбнулся на это.
- Давай, - предложила я, вытягивая вперед руки, чтобы он оборвал и мои рукава тоже.

Его ладонь мягко отвела мои руки в сторону. Он наклонился чуть вперед, а затем до дрожи серьезно произнес:
- Мне не нужно.
- Но… - ох, чего еще я не знаю? Любопытство было жгучим, как адреналин, который я так любила. Я пыталась подавить его, или хотя бы сделать вид, что не вижу ничего странного, чтобы не спугнуть тайны, одна за другой раскрывающиеся передо мной.
- Белла, - отрезал он, поднимаясь и подавая мне руку, – мы теряем время. Ты ранена. Ты голодна, и у нас нет воды. И нам еще долго, очень долго идти.
- У нас еще есть немного еды, - напомнила я растеряно, заметив пакетики с хлебцами, вывалившиеся из рюкзака, и в вакуумной упаковке шоколад. В желудке заурчало.
- Но нет воды, - напомнил Эдвард, молча собирая вещи обратно в рюкзак, и подал мне плитку шоколада, которую я, не споря, взяла. – Пойдем, пожалуйста.

Анонс:
Итак, наша Белла дожала-таки Эдварда, и он решил, что лгать бесполезно. Конечно, он не считает, что сказать правду - правильно. Но решил больше по крайней мере не лгать так уж откровенно. И конечно, он еще будет упрямиться, но, тем не менее, в следующей главе мы узнаем много новых тайн! wink

Источник: http://robsten.ru/forum/20-1541-4#1091462
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Вампиры" | Добавил: kristy90 (10.10.2013) E
Просмотров: 589 | Комментарии: 11 | Рейтинг: 5.0/11
Всего комментариев: 111 2 »
0
11  
  Все интереснее и интереснее  girl_wacko

10  
  да-да, главное, чтоб он с ней остался потом, когда выберутся из пещеры

9  
  Очень интересно! Спасибо!
Лишь бы только Эдвард не исчез снова, не успев раскрыться перед Беллой. Ведь удалось же ему скрываться 14 лет... Может и опять сбежать cray

8  
  Спасибо за главу. good

7  
  Спасибо за главу! Да Белле всё неожиданно

6  
  Спасибо)

5  
  спасибо за главу.интересно читать и узнавать знакомые фразы пусть и в немного другой ситуации)

4  
  Спасибо за главу! good lovi06032 lovi06032 lovi06032

3  
  надо его дальше дожимать! и Белла всего добьется!

2  
  Спасибо за главу!:lovi06032:

1-10 11-11
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]