Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Вампиры"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Сто шагов назад. Часть 4. Заключительная. Глава 1. Тихо, на пальцах...
Тихо, на пальцах... mp3

POV Ренесми

Прижимая к себе дочь, я понимала: она и сын – последнее, что еще держит меня на этой земле.

Все произошедшее с нами было настолько страшным и невероятным, что сломало меня, вывернуло наружу адским взрывом. Оголенные и разорванные нервы – все, что осталось от того места в груди, где была моя душа.

Но когда нас пришли добить и отец сказал, чтобы мы уходили, я посмотрела в отчаянные глаза моей девочки, перевела взгляд на прекрасного могучего белого зверя, который заслонял нас собой с такой самоотверженностью... И поняла: мы не сможем уйти. Жить с такой болью – это хуже смерти!

Я еще сильнее прижала к себе всхлипнувшую дочурку и твердо ответила:

- Отец, мы остаемся. Зачем нам жизнь… одним?

Белый волк вздохнул, как мне показалось, осуждающе.

- Мама, - голос Лилу дрожал, но она из последних сил пыталась быть мужественной и решительной. – Как жаль… я потеряла свой дар. Ничего не вижу. Ничего… Если бы я смогла… изменить все…

Изменить?! Боже! Как я могла забыть?! Моя удивительная девочка!

- Как потеряла? – вспыхнувший в душе слабый отсвет надежды я пыталась подавить, но он упрямо пробивался, как росток сквозь асфальт.

- Аро заставил слишком далеко заглянуть – у меня случился инсульт. Так они сказали. После этого я перестала видеть прошлое. Совсем, - милое личико исказилось болью. - Это так несправедливо! То, что я смогла сделать для этого древнего монстра, я не могу теперь сделать для тех, кого люблю больше жизни!

Она опять разрыдалась, горько и так отчаянно.

- Подожди, - у меня даже горло перехватило от волнения, – подожди… Тебе не надо видеть. Я покажу тебе сама. Я покажу…

Лилу подняла на меня опухшие от слез глаза. Измученное осунувшееся лицо с синяками и ссадинами, запекшиеся искусанные губы. Сердце сжалось от боли, жалости и ненависти к тем, кто сотворил такое с моим ребенком. Но взяв себя в руки, я погладила ее по голове и тихо произнесла:

- Девочка моя, мы должны попробовать. Это последний шанс. Другого не будет.

Вольтури не дают второго шанса.

Но нам не дали и первого.

Лилу, все еще сомневаясь, снова всхлипнула и прижалась щекой к моей руке. Но когда она снова посмотрела мне в глаза, я увидела в них твердую, как сталь, решимость.

- Мы сделаем это, мама. Вместе. Как тогда. До моего рождения. Мы сможем, – нежный голосок дочери звенел, словно натянутая струна.

- Да, милая. Как тогда. Конечно, сможем.

Я крепко сжала ее тонкие пальцы в своей ладони. Только бы понять, что именно изменить в нашей запутанной, полной ошибок и неверных поступков жизни. Где он, тот поворот, за которым еще возможно наше разбитое, сожженное, ставшее прахом счастье?

Краем погружающегося в транс сознания я слышала звуки начавшегося боя. Страшным усилием воли заставила себя не смотреть туда, где горстка еще оставшихся в живых моих самых близких и родных сошлась в последнем, смертельном поединке с бездушной жестокой мощью древнего вампирского клана. Мощью, которая столько лет мечтала раздавить нас, подчинить и уничтожить. И теперь была так близка к своей цели.

Заслонив своим телом сжавшуюся в комочек дочь и глубоко вдохнув, как перед прыжком в воду, я закрыла глаза.

***


POV Лилу

Рыдания душили меня, и, прижимаясь к маминому теплому и мягкому плечу, я все еще не могла поверить в то, что жива.

Жива… Насмешка судьбы. Из-за меня погибли почти все, кто был мне дорог. И те, кто еще был рядом, вскоре тоже будут сметены, раздавлены, разорваны на куски. Из-за меня!

Если бы только я могла найти эту точку излома. Изменить тот единственный неверный шаг, что повлек за собой эту лавину горя и смерти. Но у меня отняли и эту возможность. Сломали, словно дешевую куклу. Как же я ненавидела их!

Мамин ласковый голос шептал мне слова утешения. Будто меня можно утешить. Я старалась не смотреть туда, где на холодном каменном полу неподвижно распростерлось тело отца. Не могу в это поверить. Не хочу…

- Подожди, - сказала мама хрипло, – подожди… Тебе не надо видеть. Я покажу тебе сама. Я покажу…

Мама… а ведь она права! Мне не надо ничего видеть! Ее дар… он может заменить мои утерянные видения прошлого, пробудить мои собственные воспоминания! Но если я потеряла и способность изменять прошлое? Проверить это можно, только попробовав. Другого шанса не будет. Мы всё равно все умрем.

В памяти всплыло какое-то неясное далекое воспоминание. Никаких образов, только ощущения и голоса. Розали… Эмметт… мама… Они кричали… нужно было изменить что-то. Какой-то ребенок… девочка. Ее сердечко… слабое… остановилось…

Я поняла. Это была еще не я. Это была моя мама, что носила под сердцем меня и Лето. Это были мы с ней, вместе. И мы сможем сделать это снова. Должны.

Горло снова перехватило, и, судорожно всхлипнув, я прижалась щекой к теплой маминой руке. Подавив рыдания и решившись, я посмотрела ей в глаза и произнесла, стараясь унять дрожь в голосе.

- Мы сделаем это, мама. Вместе. Как тогда. До моего рождения. Мы сможем.

- Да, милая. Как тогда. Конечно, сможем.

Мама крепко сжала мою руку в своей ладони. Почти до боли. Так надо. Мы должны, мама, мы сможем!

Только бы успеть. Только бы понять.

Я глубоко вдохнула и, словно со скалы над Первым пляжем в Ла Пуш, нырнула в океан образов, звуков и теней, которые обрушились на мое измученное сознание.

Мама у моей постели. Лежу, уставившись в потолок. Плакать уже нет сил. Я убийца. Чудовище. На моих руках кровь невинного человека. Почему они не убили меня там, на поляне?!

Теплые мамины губы целуют мой лоб, щеки, руки гладят меня по волосам, как маленького ребенка. Но утешить меня она не может. Мне нет места среди них! Даже среди Калленов. Я должна уйти, пока больше никто не пострадал.

Внизу слышу шаги. Вернулся отец. Хочется сжаться в комочек и стать незаметной. Я никогда не смогу взглянуть в его глаза. Он, Лето и Сэт едва не сошлись в братоубийственной схватке с другими волками. Из-за меня.

Мама встает и целует меня. И уходит вниз. Я слышу, как они тихо разговаривают в гостиной, и во мне крепнет уверенность, что я все делаю правильно. Это единственный выход. Мне здесь не место!

Беру в руки телефон.

- Розали, я…

Нет, мама, нет! Не то! Слишком многое уже произошло неправильно и непоправимо. Дальше, мама, дальше!

Жесткий камень, на котором я сижу, холодный, мертвый. Вкус крови на губах. Человеческой крови. Я убила человека?!

Мамино лицо – испуганное, побледневшее. Огромный бурый волк угрожающе оскалился, заслонив нас собой. Напротив – три других, таких же огромных. Черный впереди. Это Сэм. И он хочет моей смерти.

Мама! Я не убивала…
Нет, мамочка. Дальше…

Боль… Боже, как больно! Голова взрывается изнутри, каждая клетка тела горит по отдельности! Жестокая насмешка на по-детски пухлых губах маленькой вампирши. Сквозь сполохи боли слышу рычание зверя… Адская мука прекратилась. Отец?! Сморгнув слезы, поворачиваю голову – громадный белый зверь, грозно оскалившись, стоит посреди поляны. Визг малявки. Она кричит. Кричит?! Ее братец застыл как истукан.

На белого волка наваливается всей массой огромный, мощный вампир. Зверь скулит от боли, когда каменные тиски сжимают его ребра.

Его боль отдается у меня внутри. Осеняет догадка – братик, Лето. Ты пришел за мной!

Белый волк неподвижной грудой лежит на палой листве.

В дальнем конце поляны – разорванная палатка, обескровленный труп юноши. Девушка, онемев от страха, прижалась к телу своего друга, расширившимися глазами глядя на приближающихся вампиров. С ужасом и отвращением я смотрю на Деметрия, улыбающегося мне похотливо и презрительно.

И снова голова взрывается болью. А потом меня, как ударом, сбивает запах крови. Человеческой крови. Малявка разорвала горло девчонке. Кровь хлещет из раны, а в сжигаемой болью голове я слышу голос маленькой садистки.

- Ты голодна, полукровка? Иди, я угощаю. Папочке понравится, что его дочурка пила человеческую кровь.

Она толкает ко мне бьющуюся в агонии девушку. Кровь… Я не хочу! Не могу! Но запах сводит с ума…

Тоже не то. Это воспоминание отдается болью во всем теле и пожаром в горле. Идем дальше, мама, дальше…

Чем глубже мы погружаемся, тем труднее становится дышать. Будто мы ныряем на глубину, где света все меньше, уши закладывает от давления толщи воды, а окружающая действительность искажена до неузнаваемости. Но я… мы... должны прорваться сквозь вязкую упругую преграду времени. Иначе все бесполезно. Я чувствую, как мама сильнее стискивает мои пальцы.

Темнота разорвана косматым пламенем костров. Пахнет дымом, жареными сосисками и пивом. Веселый гомон смолкает, когда появляемся мы. Мама держит меня за руку, а мне больше всего хочется убежать. Я чувствую всем сердцем – мне тут не место. Злюсь на маму за то, что не отпустила меня на охоту с Роуз и Эммом. И на отца, что придумал эту несусветную глупость – притащить меня на эти дурацкие посиделки.

Молодые оборотни пялятся на меня, шепчутся и показывают пальцем. Как на зверушку, необычную и опасную. Но я чувствую их животное возбуждение. Они меня хотят. Все до единого. Кобели. От их липких взглядов зудит кожа. Бездумно перебираю пальцами плетеный браслет из бисера и тонких кожаных шнурков, тот, что мне подарила мама. Сказала, что это своего рода помолвочное кольцо. Отец сделал его сам и подарил ей, когда она была еще маленькой.

Странная это вещь – запечатление. Мама рассказывала о нём, а я не могла в это поверить. И мне все время было жаль отца. Это же как рабство: не иметь права выбора, жить, каждый вздох посвящая единственному существу, и умереть от тоски, если с ним что-то случится. Хорошо, что я не волк. А если кто-то запечатлится на мне?! Я всмотрелась в смуглые ухмыляющиеся лица… Передернула плечами. Ну уж нет. Тогда лучше убью его, чтобы не мучился.

Глухой голос, дрогнувший от ярости, хлестнул, словно удар бича.

- Джейк! Твоей дочери запрещено появляться в Ла Пуш! Что она здесь делает?!

Грозный голос отца, скорее, рычание.

- Она останется. Я так хочу. Ты не смеешь указывать мне.

Меня захлестывают ярость и ненависть. Как он смеет?! В один прыжок я встаю рядом с отцом и с презрением шиплю в лицо Сэму.

- Ты боишься меня, великий альфа? Боишься?

А потом Сэм увидел мой браслет. И побледнел. Протянул ко мне руку, но отец, прорычав, перехватил его.

- Не смей к ней прикасаться, Сэм Адли!

Мама хватает меня за руку и тащит к машине. Я хочу остаться! Я сама разорву на куски этого пса! Он не смеет…

Голова кружится все сильнее. Воздух нагрелся и стал густым. Проталкиваю его в легкие с трудом. Виски сжимает горячий обруч, и в ушах начинает шуметь. Это плохо. Но надо идти дальше, дальше назад… Я отчаянно сжимаю мамину руку. Ее тепло, ее сила вливаются в меня живительной струйкой. Усилие – и снова вниз, в глубину. Но чем дальше, тем воспоминания становятся все более размытыми, нечеткими. Только бы успеть…

Гостиная Большого дома. Понимаю, что это больше мамины воспоминания, чем мои. Маленькая девочка в голубом платье с оборками бежит по ступенькам лестницы, каштановые локоны рассыпались по плечам, глаза сияют. Она смеется так радостно.

Это я?!

Мамины руки, теплые и сильные, подхватывают меня и кружат, прижимают к груди. Мама целует мои щеки, лоб, подбородок, а я вырываюсь, брыкаюсь.

- Мамочка, мамочка! Посмотри, это точно самое лучшее! – детский голосок такой тонкий. Неужели это я?

На маминых коленях сидеть так уютно. Я горжусь, что она усадила Лето рядом, а я сижу у нее на руках. Она и так постоянно с ним. Иногда это меня злит. А еще меня злит и пугает Джейкоб. Мама говорит, что он мой папа. А я его боюсь. Он так на меня смотрит… Будто я виновата в чем-то.

- Мамочка, а можно моим папочкой будет Эдвард? Или Джаспер?

Мама смотрит на меня удивленно.

- Конечно, нет, Лилу. У тебя есть папа. Джейкоб. А Эдвард – твой дедушка.

Ну вот. Опять она не хочет меня понять. Поджимаю обиженно губки и тяну капризно.

- Но я не хочу, чтобы Джейкоб был моим папой. Он меня не любит.

- Почему ты так решила?! - мама злится на меня. Опять злится.

- Я знаю. Чувствую. Мы разные. Мы не можем друг друга полюбить, – я готова разрыдаться. Ну почему она не понимает?

- Но я такая же точно, как и ты. Спроси свою бабушку Беллу. Она тебе расскажет. И все равно я очень люблю твоего папу. И он меня. Больше жизни. И тебя он очень любит. Правда, – опять она про Джейкоба. Я не хочу про него слушать!

- Неееет, - я очень злюсь на маму, - неправда. Он любит Лето. Лето такой же, как и Джейкоб. От них даже пахнет одинаково. Они собачки. Да?

Так говорит тетя Розали. Я знаю, что она говорит правду.

- Кто тебе сказал такое? – теперь злится мама. Сильно злится. Мне становится очень грустно и обидно. – Погоди-ка, милая, побудь пока с братиком. Мне нужно поговорить со своей тетушкой.

Мама уходит наверх.

Ну вот. Теперь достанется и Роуз. Сижу рядом с малышом Лето, безмятежно пускающим слюни. Внутри ворочается досада. Почему мама так со мной поступает? Почему не хочет меня понять?!

И тут замечаю, как этот глупый ребенок самозабвенно слюнявит оборку моего чудесного платья! Ярость вскипает во мне, захлестывая с головой.

Не понимаю как, но мои зубы сжимаются на его руке. Малыш орет во все горло, а я рыдаю от ужаса и стыда…

Мамины руки, ставшие вдруг такими жесткими, хватают меня за плечи, встряхивают, словно куклу. Ледяной голос, совсем непохожий на её, звучит в ушах, и мне так страшно.

- Что. Здесь. Случилось?

В голове звенит от ужаса, горло горит, а во рту – вкус крови.

- Он, он… мое платье…

- И что?! Лилу, это просто платье! Как ты могла укусить брата?!

- Он мне не брат! Он пес! А я вампир! Ты тоже меня не любишь! Я не хочу вас видеть!

Я кричу, слезы текут по лицу, мне горько и больно. Мама меня не любит! Не любит! Она любит только этих псов!

Бегу по лестнице наверх, рыдая и спотыкаясь, а слезы такие соленые, и на губах все еще вкус крови. Крови моего брата.

Наверху меня обступают Розали, Элис, потом Белла и Эсми. Они меня утешают, гладят прохладными руками, что-то говорят. Но в моем детском сознании бьется только одна ужасная мысль, разрывая мое сердечко: «Мама меня не любит! Я ей не нужна!»

И тут ракурс видения меняется. Я словно наблюдаю откуда-то сверху, как мама с искаженным болью лицом берет на руки брата и решительным шагом идет к выходу.

Глухо стучит сердце, пропуская удар. Это он! Момент истины! Тот шаг, сделав который мы запустили эту роковую цепь событий. Тот шаг, который нужно исправить!

Я изо всех сил тянусь к ней, ощущая знакомое сопротивление упругого прозрачного кокона, в который я заключена. Жилы натянуты до предела, я рвусь, сжимая зубы и чувствуя собственную кровь во рту. Но я давлю и давлю на эту проклятую преграду, кричу: «Не оставляй меня, мама! Не оставляй!» Но она не слышит меня. До двери ей всего несколько шагов… Три, два, один… Сейчас она уйдет, и мы все погибнем…

Последнее отчаянное усилие взрывает мою голову ужасающей болью, я захлебываюсь своей кровью, но продолжаю кричать и кричать…

И словно уступая моему отчаянию, прозрачная преграда лопается. Дотянувшись до маминой щеки кончиками пальцев, я выдавливаю из разорванной груди хрип:

- Не оставляй меня, мама! Не оставляй!

***


POV Ренесми

Сквозь выступившие на глазах слезы я смотрела, как малышка Лилу с рыданием убежала наверх. За ней метнулась застывшая в дверях кухни Белла. Схватив на руки плачущего Лето, я бессильно опустилась на диван. Я слышала, как наверху мама, Розали и Элис успокаивают мою дочь, мимо нас из кухни промчалась Эсми, мельком взглянув на нас с малышом, и тотчас присоединилась к «команде поддержки». Мне тоже хотелось подняться к ним, но внезапно я почувствовала себя ненужной и лишней. Судорожно прижав к груди маленького сына, молча, не прощаясь ни с кем, я пошла к выходу из дома.

Я уже почти дошла до порога и хотела открыть дверь. Но в ушах внезапно зазвенело, словно где-то лопнула струна. «Не оставляй меня, мама… Не оставляй меня…» Голос, что прошептал эти слова, не был голосом моей малышки. Но я его узнала. И поверила ему.

Решительно развернувшись, я поднялась по лестнице, передала уже почти успокоившегося Лето на руки матери, отстранила Розали, Элис и Эсми, обступивших мою плачущую девочку плотным кольцом, и, упав на колени перед Лилу, судорожно обняла её, задыхаясь от слез и шепча на ухо:

- Милая, я здесь. Я с тобой и никогда и никому тебя не отдам. Я люблю тебя больше жизни! И папа… тоже тебя любит! Мы сможем, мы должны… Мы одно целое!

Вечером, уложив детей, я потянула Джейка за руку в детскую. Он непонимающе на меня посмотрел, но подчинился.

Тихо остановившись у кроватки Лилу, я прижалась к горячему плечу моего любимого волка и прошептала:

- Джейк. Посмотри на нее. Она такая красивая!

Мой муж вздохнул, но шепнул в ответ:

- Точно как ты в детстве. Только смугленькая.

- Это твоя кровь, ты же чувствуешь это, – ответила я, заглядывая в его глаза и положив ладонь ему на грудь. Туда, где билось его сердце.

Он нахмурился.

- Несс, не начинай, - Джейк попытался отвернуться и уйти.

Но я не дала ему этого сделать. Крепко сжав руку, потянула его ближе к кроватке.

- Джейкоб, – сказала тихо и твердо, - хочешь ты того или нет, но она твоя дочь! Твоя плоть и кровь! Если сейчас ты этого не поймешь и не примешь, все наши жертвы, весь путь, что мы прошли, чтобы стать семьей, станут прахом.

Лицо моего волка помрачнело, лоб прорезали морщинки, он хотел мне возразить.

Но я потянулась к его губам своими и прошептала за секунду до поцелуя.

- Пообещай мне, что полюбишь ее так же, как меня. Пообещай…

Он подался вперед, чтобы дотянуться до моих губ. Но я упрямо отстранилась.

- Пообещай!

Сдавшись перед этой сладкой пыткой, мой волк шепнул, обжигая мои губы своим дыханием.

- Обещаю. Хотя это и…

Я не дала ему договорить. Наши губы встретились, волнующая истома и обжигающий огонь затопили все мое существо. Но отдаваясь им, я ощутила, как в груди родилось новое сильное теплое чувство. Это была надежда.

Большое спасибо нашей бете Тане tatyana-gr за редактирование главы.

ФОРУМ

Источник: http://robsten.ru/forum/20-2971-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Вампиры" | Добавил: MissElen (17.11.2017) | Автор: Юлия Данцева E
Просмотров: 93 | Комментарии: 7 | Теги: Джейкоб Блэк, Джейн Вольтури, Лира Блэк, Ренесми Блэк | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 7
avatar
1
6
у нее получилось вернуться в прошлое?! может я не так поняла...но кажется все будет хорошо. спасибо большое!
avatar
0
7
Конечно получилось! Ведь Ренесми вернулась, услышав ментальный зов своей дочери и та не стала считать себя нелюбимой и брошенной самым дорогим человеком, не возненавидела себя. С этого момента они прожили новую жизнь, исправляя прошлые ошибки о которых помнили только они вдвоем, помогая друг другу нести эту тяжелую ношу горькой памяти прошлого - такова цена их дара
avatar
1
3
Спасибо.
avatar
1
2
Спасибо большое за главу!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good
avatar
0
5
Большое пожалуйста!
avatar
1
Спасибо! Неужели все обойдётся? Скорее, пожалуйста, прозу, совсем терпения нет
avatar
0
4
После удручающей бесконечной драмы слабо верится в счастливый конец, но тем не менее он наступит. И с продой мы с Таней, нашей бетой, кажется не задерживаем - главы выходят раз в неделю. История уже подошла к концу осталось всего-то две главы и эпилог.
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]