Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Вампиры"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Сто шагов назад. Часть третья. Лето Блэк. . Глава 3. Враг мой – друг мой.
Враг мой – друг мой mp3

За окном автомобиля, который вампир гнал по шоссе, родные леса Форкса уже давно сменились на унылые серые дома, какие-то ангары, заброшенные корпуса производственных зданий. Мы въезжали в пригород Сиэтла.

Впервые со дня моего рождения я покинул Форкс и Ла Пуш. С бьющимся сердцем я рассматривал странные улицы, полные машин и спешащих куда-то людей, огромные витрины магазинов, уходящие ввысь небоскребы. Город – огромный, дымный, шумный – казалось, был живым организмом, чужим и непонятным. От него исходила холодная бездушная угроза. Мне тут явно было не место. Поежившись как от холода, я погладил пальцами браслет на руке. Тот самый помолвочный мамин браслет, оставленный Лилу при побеге на столе в своей комнате. Не знаю зачем, но я взял его тогда и хранил. Перед тем как покинуть дом, я спрятал браслет в карман куртки вместе с паспортом, телефоном и кредиткой, а сейчас достал и надел на руку, словно желая через него ощутить связь с сестрой.

Аэропорт с его толчеей закружил мне голову шумом, запахами и постоянным беспорядочным движением. Ларс чувствовал себя гораздо увереннее меня. Надвинув поглубже капюшон и надев очки, он, ловко лавируя, пробирался сквозь толпу.

Приятная девушка за стойкой переводила взгляд с вампира на меня и обратно, словно не могла выбрать, кто ей больше по душе. Наконец она одарила меня ослепительной улыбкой, спросив, куда мы намерены отправиться.

- Флоренция, мисс, - вкрадчивым голосом произнес Ларс. – На ближайший рейс. Бизнес-класс, пожалуйста, и салон для некурящих.

Я протянул паспорт и кредитку. Ларс выложил на стойку свой. На мгновение я засомневался – вдруг не сработает – и за полминуты успел сосчитать сорок ударов сердца, пока она с такой же эффектной улыбкой вернула мне карточку вместе с двумя билетами.

Через два часа мы сидели в роскошных кожаных креслах, а вокруг нас порхали миленькие стюардессы в коротких узких голубых юбочках и белых блузках. Ларс, увлекшись, флиртовал с одной из них, черноволосой и тоненькой, она млела от его комплиментов, а я нутром ощущал его охотничий азарт. Он, нагнувшись к девушке, что-то шептал ей на ухо, жадно вдыхая ее запах и облизываясь. Я не выдержал и ткнул его локтем в каменный бок, тут же охнув от боли. Вампир лишь криво усмехнулся.

Мы приземлились в аэропорту Флоренции под вечер. После стылого промозглого Сиэтла итальянская зима была теплой и влажной. Снега не было в помине, мокрый асфальт блестел от недавнего дождя. Запахи были странными, чужими и будоражащими.

Кроме моего рюкзака, другого багажа у нас не было. Ларс сразу же потащил меня к пункту аренды автомобилей. Судя по всему, он был в Италии как дома. Я же таращился кругом как деревенщина.

Мы почти не общались, и это было даже хорошо. Рядом с вампиром мне было очень неуютно, и несмотря на наш договор нервы были взвинчены до предела, сердце стучало как бешеное, кулаки сжимались, а по спине время от времени прокатывалась горячая волна. Я ничего не мог поделать со своей сущностью, которая кричала: «Убей!» Да и Ларсу явно было рядом со мной не по себе. Но я снова и снова прикасался к браслету на руке, и в ушах опять бился тонкий голосок, полный боли.

Маленький, но юркий автомобильчик вскоре уже мчал нас по шоссе, направляясь в Вольтерру. Воспользовавшись тем, что вампир занят вождением, я решил вздремнуть, так как усталость давала о себе знать, а силы мне явно пригодятся. Еще беспокоил пустой желудок. Но и Ларс был голоден: его почерневшие от жажды глаза и раздувающиеся ноздри были тому свидетельством.

Только я закрыл глаза и провалился в глубокий сон, как тут же проснулся. Машина остановилась.

- Что, уже? – спросил я хрипло, щурясь со сна.

- Нет, спящая красавица, - насмешливо проговорил вампир. – Мотель. Тебе нужно поспать нормально и поесть. А мне – поохотиться.

Он посмотрел мне в глаза, ожидая вспышки гнева. Но я скрипнул зубами, подавив ярость от мысли, на кого пойдет охотиться мой неожиданный союзник, но молча кивнул.

Крошечный мотель на двенадцать номеров оказался очень своеобразным. Хозяином был пожилой итальянец с длинными черными волосами, собранными на затылке в конский хвост, видимо, в молодости он был байкером, так как у здания стоял роскошный «харлей», а все стены за простой деревянной конторкой были увешаны старыми фотографиями с изображением бравых ребят в косухах и на байках. Мужчина и сейчас был одет в джинсовую куртку с отрезанными рукавами, увешанную значками и расшитую эмблемами байкерских клубов, а кожу рук сплошь покрывали татуировки. Посмотрев с интересом на нашу странную парочку, он осклабился и кинул на стойку ключ с прикрепленным к нему железным жетоном с номером комнаты.

- А где я могу поесть? – спросил я по-английски.

- Сейчас позову Лючию, – ответил хозяин почти без акцента. – Она что-нибудь приготовит. Идите в номер, она принесет. Только разносолов не ждите, время позднее.

- О’кей, - ответил я, - я непривередливый.

В номер я пришел уже один. Ларс тут же растворился в сумраке, и я не стал спрашивать куда.

Лючия оказалась хорошенькой черноволосой девицей лет двадцати, тут же начавшей строить мне глазки. Скорее всего, она была дочерью хмурого пожилого байкера, и создавать себе трудности я не планировал. К тому же в любой момент мог вернуться Ларс с охоты, и для девушки было безопаснее находиться подальше от этой комнаты. Поэтому я взял у нее из рук поднос с едой, выудил из кармана пятидолларовую купюру и поспешил выпроводить вон. Девушка обижено вскинула подбородок и, покачивая бедрами, удалилась.

Я и раньше замечал, что все волки становятся предметом пристального внимания со стороны женского пола. Наверное, было что-то в нас такое, что заставляло девушек просто сходить с ума. Что-то типа животного магнетизма. До некоторого времени я не обращал на это внимания, но с недавних пор флиртовать с девчонками стало приятно. Хотя, конечно же, девушки у меня пока не было. Да еще в подсознании, словно заноза, сидел страх перед запечатлением.

Еда, принесенная кокетливой Лючией, была простой, но вкусной. Свежий хлеб, сыр, колбаски, поджаренные на гриле, нарезанные свежие овощи, обильно политые оливковым маслом. Бутылка кока-колы, видимо, была данью моему происхождению.

Покончив с едой, я растянулся на довольно жесткой кровати и закрыл глаза. Способность засыпать мгновенно тоже была особенностью нашего рода, и я ей был очень рад.

Разбудила меня вампирская вонь, забившаяся в ноздри, и меня тут же подкинуло на кровати, а по позвоночнику прошлась горячая волна. Едва сдержавшись от обращения, я услышал тихий голос Ларса.

- Спокойно. Это я.

От него омерзительно пахло кровью. Человеческой. Не в силах выносить этот смрад, я схватил свой рюкзак и опрометью выскочил из комнаты.

Ларс догнал меня у машины.

- Если ты выспался, продолжим наш путь, - сказал он с сарказмом. – Время играет против нас.

Я молча уселся на пассажирское сиденье и со злостью хлопнул дверцей. Опустив до конца стекло, я подставил лицо холодному предрассветному воздуху, чтобы не ощущать вампирской вони, смешанной с запахом крови. Но она словно прилипла к ноздрям. Казалось, я весь пропитался ею. Это было просто невыносимо. Меня трясло, я обхватил себя руками изо всех сил, пытаясь успокоиться. Удалось мне это с трудом.

- Мы уже близко, - сказал тихо Ларс. – Нужно решить, как мы будем действовать дальше. Когда войдем в город, каждый камень будет иметь глаза и уши.

- Предложения? – спросил я. Если честно, то я понятия не имел, каким образом вытаскивать Лилу из этого вампирского вертепа.

- Так ты у нас мозг, – язвительно усмехнулся вампир.

Ярость снова окатила меня горячечной волной, но, сжав кулаки и челюсть, я сдержался.

- Я тебя что, зря вытащил? – процедил я сквозь зубы. - Сидел бы у Калленов в доме как последний трус и ждал, когда вернется мой отец и разорвет тебя на мелкие кусочки.
Вампир глянул на меня уничтожающим взглядом. Ему явно не нравилось, когда я называл его трусом.

Справившись с собой, он произнес:

– Я проведу тебя к старому заброшенному ходу. Им давно уже никто не пользуется. Я нашел его случайно, изучая старые карты.

- Любишь подземелья? – спросил я насмешливо.

- Да, - осклабился вампир. – Моя слабость.

- А дальше-то что? – я не слишком хотел лезть в темную сырую яму, к тому же кишащую внутри пиявками.

- Кажется, волчонок боится темноты? – Ларс издевался надо мной.

- Не беси меня, - я еле сдерживался, стараясь не обратиться прямо в машине и не вцепиться в его каменную глотку, – я не крыса, чтобы лазить по канализации!

- Успокойся, - голос вампира еще звенел насмешкой, но в нем я также расслышал страх, - в подземелья я пойду один. Твой «аромат», пыхтение и грохот сердца услышит сразу каждый охранник. Останешься снаружи, будешь ждать моего возвращения.

- Ждать… - я все еще кипел. - А откуда мне знать, что ты не сдашь меня пиявкам?

- А ниоткуда, – пожал плечами Ларс. – Хочешь – верь, хочешь – нет. Можешь отправиться в подземелья сам, я не возражаю. Думаешь, я горю желанием возвращаться туда, где меня едва не уничтожили?

Я промолчал, глубоко дыша и стараясь успокоиться. Горячие мурашки постепенно перестали пробегать по позвоночнику, и моя злость улеглась.

- Готов? – спросил меня Ларс.

Я глубоко вздохнул, словно перед прыжком со скалы. Впервые в жизни я доверил свою жизнь красноглазому кровопийце. Но он был моей единственной надеждой на спасение сестры.

***


Едва поднявшееся из-за горизонта солнце вызолотило неяркими зимними лучами темные старинные башни въездных ворот, деревянную решетку, окованную металлическими пластинами, источенными временем. От старых камней веяло древним ужасом. Я не мог сдержать дрожи, когда мы углубились в узкие кривые улочки города. Воздух в этом проклятом месте был пропитан вампирской вонью, рождающей глухое рычание в горле и зуд под кожей.

Ларс уверенно вел меня по лабиринту улиц, ни одна из которых не шла горизонтально. Ступеньки, ступеньки, ступеньки… Вверх, вниз…

В конце одной из улиц вампир остановился у глухой стены, сложенной из грубо отесанных камней. Несколько минут он тщательно ощупывал каждый камень. Наконец, удовлетворенно выдохнув, он нажал ладонью на один из блоков. Где-то внутри раздался сухой щелчок и негромкий скрежет, словно запустился давно не использовавшийся механизм. С шорохом и гулом большой камень у самого основания стены стал проваливаться куда-то внутрь, открывая довольно узкий лаз, из которого сразу же повеяло сыростью, гнилью и затхлостью. Я задержал дыхание, чтобы не задохнуться от этого смрада, густо приправленного обжигающим вампирским духом.

Ларс оглянулся на меня и произнес дрогнувшим голосом.

- Жди здесь. Если через час я не вернусь, значит, меня схватили. Дальше будешь сам по себе. Вот ключи и документы от машины.

Он протянул руку, и в мою ладонь лег холодный ключ и маленький ламинированный прямоугольник. Я спрятал их в карман куртки.

- Если сможешь выбраться, немедленно уезжай. Ну или попытайся найти Калленов, они должны быть уже здесь. Если только сами… - он осекся.

- Что «если только»? – переспросил я холодея.

- Я бы написал на дверях, ведущих в подземелья Вольтерры, девиз, придуманный Данте: «Оставь надежду, всяк сюда входящий», - мрачно усмехнулся вампир. – И только такие безумцы, как я, один раз чудом избежавшие смерти, возвращаются сюда.

- Хватит себя жалеть! – рявкнул я. – Моя сестра здесь из-за тебя!

Вампир не ответил, только сжал кулаки и отвернулся. Через минуту он исчез в темном отверстии.

Я остался снаружи в тягостном ожидании.

***


Подземелья, пронизывающие все основание Торре-дель-Порчеллино, к подножию которой прилепился древний город этрусков – Вольтерра – были поистине огромными. Кланом Вольтури была обустроена и поддерживалась в порядке лишь небольшая их часть. Остальные коридоры, залы и узкие лазы были заброшены, некоторые – затоплены водой или завалены обрушившейся породой, все остальные – населены лишь крысами, пауками и летучими мышами.

Винсент Ларс не знал, откуда в нем эта страсть к мрачным холодным и затхлым подземельям. Возможно, эта любовь произрастала с тех давних времен, когда он, новорожденный вампир, нашел в таких же узких лазах, ходах и колодцах под средневековым Парижем спасение и убежище. Но каждый новый город, который Ларс посещал, он старался изучить именно с этой стороны: разыскивал и скупал старинные карты и долго изучал их, запечатлевая хитросплетения коридоров и ходов в своей совершенной вампирской памяти.

Поэтому, когда он, помилованный преступник, попал в Вольтерру, призванный на службу клану, в перерывах между выполнением мелких поручений Аро и Кая он не выходил из гигантской библиотеки, просиживая над пыльными, местами полусгнившими и изъеденными жуками картами подземелий. Одни были драгоценными, созданными еще древними этрусками. Другие – выполненными при дворе тосканских князей, правивших этим городом долгие века. Были даже вполне современные схемы городской канализации и других инженерных сетей, но эти карты интересовали Ларса гораздо меньше.

Углубившись во влажную темноту подземного хода, узкого и местами почти непроходимого, он ощутил, как леденящий страх, вцепившийся в его неподвижное сердце острыми коготками, постепенно отступает. Он чувствовал себя тут в большей безопасности, чем на улице, где в любой момент их могли схватить соглядатаи Вольтури. Да и соседство с этим нахальным волчонком, постоянно вспыхивающим как спичка и дрожащим от желания вцепиться ему в глотку, не добавляло душевного равновесия. Он до сих пор не мог поверить, что согласился на это безумное предприятие. Но с того момента, когда он понял, что наложенные Челси ментальные узы его больше не сдерживают, в отчаянной попытке спасти Лилу Ларс не узнавал сам себя. После казни сестры он провел века практически в одиночестве, не нуждаясь ни в чьей компании и желая только одного – быть подальше от этого проклятого места и его обитателей. Но странная полукровка что-то изменила в нем. Внутри у него поселилась сосущая пустота, которую могла заполнить только она. Такая нежная и слабая, дерзкая и невыносимая, с ее странным, но упоительным запахом с оттенками ванили, ирисов, скошенной травы и можжевельника. С ее удивительно теплыми карими глазами, хрупкой стройной фигуркой, тонкой беззащитной шеей, с жилкой, бьющейся под смуглой нежной кожей, с манящим влажным стуком сердечка… Закрывая глаза, он постоянно видел перед собой ее отчаянно распахнутые глаза, закушенную от боли и страха губу и слышал звонкое и громкое «оставь его в покое». Это было последнее воспоминание перед адской мукой, вынесенной под взглядом Джейн. Часто вспоминал тот последний раз, когда он видел ее в тронном зале, от пережитых страданий стоящую на коленях почти без сознания, но упрямо сжавшую кулаки. Лилу…

Теплая волна прокатилась по его ледяному телу, но тихий шорох, раздавшийся в тишине темного коридора, прервал его воспоминания.

Замерев на месте, вампир прислушался. От узкого хода, по которому он практически полз, отходил влево довольно широкий коридор, где он уже смог бы встать во весь рост. С заполошным писком в этот коридор шмыгнула крыса, учуявшая вампира. Чем ближе он пробирался к обители властителей Вольтерры, тем пустынней становились коридоры. Ни крысы, ни летучие мыши, ни даже пауки с тараканами не выносили соседства такого количества вампиров.

Ларс с облегчением выпрямился и снова прокрутил в памяти древнюю карту. Если он пойдет этим коридором, то вскоре окажется прямо над приемной, из которой посетители попадали в тронный зал. Если же пройти чуть дальше, он попадет в небольшую камеру, о которой, как он надеялся, знали совсем немногие. У этой крошечной округлой пещерки было одно полезное свойство – там прекрасно было слышно все, что творилось в тронном зале.

Именно эта пещерка и была целью Ларса. Он верил: кто-то из владык проговорится о том, что с Лилу и где ее держат.

Стараясь производить как можно меньше шума, вампир прошел по коридору, прислушиваясь к едва слышным голосам, просачивающимся сквозь глубокие трещины в каменном полу. Ему показалось, что он расслышал, как женский голос упомянул Калленов, потом Аро и Кая. Ларс напряг слух до предела, пытаясь разобрать слова.

- Что за секретная операция заставила господина Кая лично отправиться в Америку да еще взять всю ударную группу? – он узнал голос Челси. – А без этой сучки Джейн в Вольтерре так хорошо. Ее братец куда как приятнее.

- Челси, - второй женский голос, скорее всего, принадлежал Хайди, - кто еще из свиты не побывал в твоей постели? Конечно, исключая повелителей.

- Я бы не была так уверена, - лукаво усмехнулась Челси.

- Ну нет, только не господин Аро! – воскликнула Хайди. – Я бы знала!

- Ха! Стал бы повелитель делиться с тобой своими секретами! А ты что, тоже мечтаешь о его внимании? Не боишься этой влюбленной кошки Джейн?

- Маленькая злобная сучка, - прошипела Хайди. – От нее у меня скулы сводит. Но Алек и вправду просто милашка. Сладкий мальчик.

Вампирши рассмеялись. Потом Челси продолжила:

- Мне не сдался пока только Деметрий. Но ты знаешь его извращенные вкусы, он предпочитает совмещать любовные утехи с едой.

- Да, – отозвалась Хайди, - он странный. Я как-то пробовала секс с человеком, но, к несчастью, убила его слишком рано. Люди такие хрупкие. Нет, в качестве любовников они точно не годятся.

- Слышала? Господин Аро отдал Деметрию эту полукровку. Она потеряла свой дар и отказалась сообщить родственникам, что вступила в клан по доброй воле. Деметрий должен ее убедить.

- Он ее скорее убьет, грязный извращенец, – вампирша произнесла это с нескрываемым презрением.

- О, ты злишься на него? Так у тебя был неудачный опыт с Деметрием? – с интересом спросила Челси.

- Как и у тебя, - ядовито ответила Хайди. Едкое замечание ее собеседницы попало в точку. Челси возмущенно фыркнула, и разговор прекратился.

Ларс был вне себя от гнева. Кулаки его сжались, горло перехватило. Лилу в руках у Деметрия! И судя по разговору двух вампирш, ей грозит ужасная участь! Жгучая ненависть затопила сознание Ларса, лишая разума. В закипающем мозгу пульсировала только одна мысль: найти и убить того, кто посмел прикоснуться к ней. Найти и убить…

Страшным усилием воли подавив приступ гнева, он сел на каменный пол, пытаясь сообразить, что ему делать дальше. Где находится берлога Деметрия, он не знал. В отчаянии закрыв лицо руками, он видел перед глазами искаженное мукой прелестное девичье лицо и бледные губы, жадно терзающие ее высокую грудь, тонкую нежную шею… Снова накатила ярость, Ларс вскочил и рванулся прочь по коридору, на мгновение забыв об осторожности. Это мгновение стало для него роковым.

Подвернувшийся под ногу камень отскочил, ударившись о стену, от которой откололся небольшой кусок и рухнул вниз. Трещина на полу расширилась, посыпались мелкие камушки и пыль. Грохот раскатился по гулкому каменному коридору, рождая многократно усиленное эхо. Ларс замер. Но было уже поздно.

- Стража! – голос Челси звенел, как тревожная сирена. - Там наверху кто-то есть! Схватите шпиона!

Ларс, холодея от ужаса, кинулся прочь по коридору, надеясь на то, что стражники знают эти лабиринты хуже него. Но видимо, за то время, которое он отсутствовал в Вольтерре, что-то изменилось. В коридоре за его спиной вскоре послышались негромкие голоса и шаги. Ларс мечтал только быстрее добраться до спасительного узкого лаза.

Сокрушительный удар сбил его с ног, и тут же руки за спиной скрутили железной хваткой.

- Попался! – раздался над ухом торжествующий голос.

***


Его волоком притащили в ту самую приемную, над которой он подслушивал разговор двух вампирш. Они все еще были там.

- Ларс? – удивленно протянула Челси. - Какого черта?! Ты что, самоубийца?!

- Не мог расстаться с тобой, любовь моя, - не слишком убедительно пошутил он: голос предательски дрогнул. Мысль о том, что это конец, билась в голове, как мерцание красной аварийной лампочки. Глупец! Влюбленный идиот! Так глупо окончить жизнь!

- Боже мой! – Челси не могла прийти в себя от удивления. – Неужели ты влюбился в эту жалкую полукровку?! А я все не могла поверить в то, что ты разорвал мои узы. Так это правда?! Ты вернулся из-за нее! - вампирша расхохоталась, закинув голову, весело и радостно.

- Бедный глупый лис! – проговорила она сквозь смех. - Это же надо так бездарно погубить себя! А ты был всегда таким осторожным! Мне даже тебя немного жаль. Хайди!

Вампирша стояла у стены, скрестив руки на груди, и с жестокой усмешкой смотрела на подавленного Ларса.

- Милочка, извести господина Аро, что Винсент Ларс пожелал вернуться, чтобы лишиться наконец своей головы. Повелитель будет доволен.

Ослепительно улыбнувшись, Хайди растворилась за дверью приемной, ведущей в часть подземелья, где располагались личные покои владык.

Ларса грубо толкнули на бархатную банкетку у стены. Тяжелые ладони стражников легли ему на плечи, насмерть пригвоздив к сиденью.

Он прикрыл глаза. Страх, отчаяние постепенно уходили, уступая место звенящей пустоте. «Прости, малышка. Прости. Я погубил тебя, сам отдал в руки палачей и не смог спасти. Челси права. Жалкий влюбленный глупый лис. Теперь уже почти мертвый лис», - пронеслось у него в голове.

Время текло, лениво отсчитывая последние минуты его жизни. Они падали, как капли в клепсидре, звонко шлепаясь в пустоту.

Он видел будто в замедленной съемке, как открылась резная филенчатая дверь, пропуская Хайди, и ожидал встретиться глазами с насмешливо-жестоким взглядом господина Аро Вольтури. Ларс удивился, когда вместо Аро следом за вампиршей показалась высокая фигура с печальным лицом. Это был Марк.

Челси склонила голову, приветствуя владыку, но ее поклон был гораздо ниже тех, которыми она обычно свидетельствовала свое почтение Аро.

- Повелитель? – она была растеряна и смущена. Марк Вольтури был последним, кого она ожидала увидеть сейчас в приемной.

- Господин Аро сейчас крайне занят и просил его не беспокоить. Он готовится к аудиенции с Калленами, – ответил Марк бесстрастно, но в его глазах промелькнуло удивление, смешанное с интересом. – Итак, что заставило вас отвлечь меня от раздумий?

- Повелитель… - Челси все еще не могла прийти в себя. За те века, что Марк провел почти в полном оцепенении, она общалась с ним лишь для того, чтобы проверить и укрепить ментальные узы, которыми был связан владыка, дабы поддерживать в нем подобие интереса к делам клана. – Этот бессмертный – шпион. Воспользовавшись заброшенными ходами, он пытался подслушать наш с Хайди разговор.

- И что такого секретного ему удалось узнать? – раздраженно спросил господин Марк. Удивление Челси все усиливалось, она непонимающе посмотрела на Хайди, застывшую у двери с изумленным лицом.

Передавать Марку содержание своего разговора обе вампирши желанием не горели.

- Ничего, повелитель, – скромно потупив глаза, ответила Челси. – К счастью, ничего.

- А что, Винсент Ларс объявлен вне закона? Ему запрещено появляться в Вольтерре? – голос Марка был все также бесстрастен, но это спокойствие вызывало непроизвольный ужас.

- Нет, повелитель, - тихо ответила Челси. Хайди явно раздумывала, как незаметно для Марка раствориться за дверью.

- Тогда в чем дело? – спросил Вольтури, обращаясь уже к стражникам. Те немедленно убрали с плеч Ларса свои руки и вытянулись в струнку.

Марк усмехнулся:

- Что же, думаю, инцидент исчерпан? – произнес он твердо, с нажимом, пристально глядя в лицо сначала одному, потому другому громиле.

Глаза обоих по очереди стали бессмысленными, они, тупо уставившись в пустоту, стояли с вытянутыми по швам руками как болванчики.

Челси изумленно взирала на эту сцену, но Марк неуловимым движением оказался совсем рядом, и глаза благородного цвета бургунди, казалось, заглянули ей в самую душу.

- Ничего не произошло, - тихо сказал Марк, - ведь так?

- Ничего не произошло, - повторила Челси таким же пустым, как глаза застывших стражников, голосом.

Вольтури тем временем уже переместился к Хайди, которая так и не успела выскользнуть за дверь.

- Ничего не произошло, - произнесла она бесстрастно, замерев под взглядом Марка, как кролик перед удавом.

Господин молча взял окаменевшего от изумления Ларса за плечо и увлек за собой в ту же сторону, откуда пришел.

Они отошли на приличное расстояние от приемной, когда Марк, остановившись у развилки коридора, прижал Ларса рукой к стене и тихо спросил:

- Зачем ты вернулся? Из-за нее? Полукровки?

Язык не слушался Ларса, поэтому он просто кивнул.

- Знаешь выход на старую галерею? – также тихо произнес Вольтури.

Опять судорожный кивок.

- Жди меня там. И не попадись на глаза страже.

Тихий звук шагов, едва уловимое движение воздуха – и Ларс остался один.

Все еще не веря в свое чудесное спасение, он огляделся и прикинул самый короткий и безопасный путь до давно заброшенной верхней галереи, где когда-то располагались комнаты низших членов клана и куда селили приезжих: гостей, доносчиков и призванных для выполнения отдельных поручений помилованных преступников. Там когда-то жил и Ларс. Но потом потолок многих комнат просел и стал грозить обрушением. Галерею закрыли, перекрыв вход в нее металлической решеткой. Естественно, для бессмертного она не была преградой, это, скорее, был просто знак, что вход туда нежелателен.

Осторожно передвигаясь по полутемным коридорам, прислушиваясь и вглядываясь в сумрак, Ларс дошел до входа на галерею. Почти без труда сломав руками древний проржавевший замок, он, замирая от мысли, что сейчас раздастся душераздирающий скрип, потянул на себя ржавую металлическую дверь. Но она открылась удивительно тихо, едва не рассыпавшись под пальцами вампира. Ларс сделал несколько шагов и погрузился почти в полную темноту. Прижавшись к стене, он замер в ожидании. В голове его крутились сотни вопросов, на которые у него не было ответов. Он не знал, зачем ждет Марка, который с таким же успехом мог просто привести сюда стражу. Но его странный поступок в приемной зажег безумную надежду.

И вновь время остановилось. Сколько он простоял совершенно неподвижно, слившись с осклизлой влажной стеной, Ларс не знал. Но вот в гулкой тишине послышались шаги. А потом его оглушил запах. Ее запах. Желанный, манящий, долгожданный. Ему показалось, что у него кружится голова. Горло перехватило в спазме и резануло жаждой. К ее удивительному запаху примешивался резкий аромат свежей крови.

Ларс увидел Марка, несущего на руках какой-то сверток. Аромат крови исходил именно от него. Как и запах Лилу.

Грудь свело нестерпимой болью. Деметрий… Этот грязный извращенец убил ее! Снова полыхнула нестерпимая ярость, но сейчас он должен был просто увидеть Лилу. Хоть и мертвую.

- Она еле дышит, - печально произнес Марк. - Пострадала сильно. Кажется, внутренние разрывы и сильное кровотечение: запах крови усиливается. Также сломаны ребра, есть несколько вампирских укусов. Этот ублюдок Деметрий здорово над ней поиздевался. Унеси ее отсюда. Может, ей удастся выкарабкаться, что будет чудом. И постарайся не наткнуться ни на кого из ее семьи. Они устроят скандал и всех погубят. Твоя задача – увезти ее как можно дальше от Вольтерры, – брови древнего вампира нахмурились. - А теперь ты забудешь про наш разговор. Девочку ты нашел умирающей в старом заброшенном колодце.

- Да, господин, - Ларс еле смог произнести эти слова из-за сжатых в спазме челюстей.

Передав ему свою ношу, Марк пристально вгляделся ему в глаза и растворился в сумраке коридора.

Ларс смотрел, не отрываясь, на меховое покрывало, ощущая на руках легкое девичье тело, совершенно обмякшее и беспомощное.

Он изумленно оглянулся, словно не понимая, как тут оказался, и, прижав бесценную ношу к груди, быстрым шагом скрылся в густой, почти непроницаемой темноте коридоров.

Большое спасибо нашей бете Тане tatyana-gr за редактирование главы.

ФОРУМ

Источник: http://robsten.ru/forum/20-2971-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Вампиры" | Добавил: MissElen (14.10.2017) | Автор: Юлия Данцева E
Просмотров: 92 | Комментарии: 2 | Теги: Винсент Ларс, Лето Блэк | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 2
avatar
1
2
Спасибо большое за главу!!!!!!!!!!!!!!!!!!! good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02  cvetok02
avatar
1
1
Ну, держись, Лилу! Спасибо за продолжение!
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]