Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Вампиры"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Сто шагов назад. Часть вторая. Лира Блэк. Глава 5. Никогда не говори никогда.
Никогда не говори никогда mp3

Несколько дней я плавала в каком-то розовом сладком сиропе. Имей мы такую возможность, то вообще не расставались бы с Мартином. Весь внешний мир сосредоточился для меня в нем: в его доверчивых глазах, что смотрели на меня с такой нежностью, в его теплых руках и потрясающем запахе. Мое время словно протекало в двух измерениях – с Мартином и без него. Без него – серая бесцветная действительность, ненужные разговоры, чужие равнодушные взгляды и минуты, вяло ползущие подыхающим тараканом. Но вот мою руку сжимает его ладонь – и мир становится ярким, солнечным, живым. Мне казалось, что все кругом должны быть счастливы так же, как и я.

Мой изумительный вечно молодой прадедушка Карлайл Каллен много времени посвятил разговорам о ценности человеческой жизни. О хрупкости и бренности людского тела, о том, что мы, наделенные силой и бессмертием, должны оберегать этих слабых существ, никогда не причиняя им вреда.

Но доктор Каллен забыл рассказать о том, что эти слабые и хрупкие существа могут быть злобными, мстительными и жестокими.

Теперь мне пришлось убедиться в этом на своей шкуре.

Вечером мы с Мартином возвращались из танцевальной студии. Уже почти стемнело, но в аллеях парка, который разделял два наших общежития, еще не горели фонари. Морозный сумрак сгущался между темными еловыми лапами, путался в стволах сосен. Снег громко и радостно хрустел под нашими ногами, создавая праздничное настроение.

Мартин вдохновенно рассказывал мне о пришедшей ему в голову идее танца для рождественского концерта. Он хотел использовать эстрадную обработку «Лунного света» Дебюсси. Время от времени он останавливался и показывал мне разные движения, я хохотала и кидалась в него снежками. Один попал прямо ему за шиворот, Мартин охнул и погнался за мной, сделав злое лицо. Мне вовсе не хотелось убегать. Прижавшись спиной к шершавому смолистому стволу, я ждала, пока он меня «поймает». А когда Мартин сжал меня в объятиях, обняла его за шею одной рукой и, подставив губы для поцелуя, второй дернула за нависшую над головой ветку. Снежная пыль окутала нас холодным облаком, чуть покалывая щеки и губы. На языке я ощутила терпкий вкус сосновой смолы…

- Эй, голубки! – насмешливо пропел тонкий девичий голос.

Мартин выпустил меня, отступив на шаг.

- Кирстен? - удивленно произнес он. – Что ты тут делаешь?

- Любуюсь, - с издевкой ответила девушка и сузила глаза. Ее красивые пухлые губки сжались в одну линию, сделав кукольное личико некрасивым и злым. – Думали, что про вас никто не знает? Нехорошо скрывать от друзей такое неземное счастье. Им нужно делиться.

Сзади под чьими-то ногами хрустнул снег. Я обернулась, заглядывая за ствол сосны, и увидела двоих высоких крепких парней.

- Ребята, что вам нужно? – голос Мартина стал тревожным. Он явно обращался не к тем крепышам, которые стояли у нас за спиной. Я повернулась и увидела, что рядом с Кирстен стоит, приобняв девушку, Тим, сосед Мартина по комнате, а за их спинами маячат еще двое парней, тоже довольно высоких. – У вас что, тренировка сборной колледжа по лыжам? А лыжи где? И что, теперь ваш тренер – Кирстен?

Мой друг пытался перевести все в шутку, но никто из появившихся даже не улыбнулся. Напряжение повисло в воздухе, нехорошее предчувствие зацарапалось внутри, как испуганный зверек.

- Не-е-ет, - сладко пропела Кирстен своим тонким голоском, - какие тренировки, уже поздно. Так поздно, что в парке никого, кроме нас, нет. Правда, мальчики?

Девушка скинула руку Тима со своего плеча и подошла к Мартину, виляя бедрами. Погладив его по щеке, она прошептала ему:

- Скоро все поймешь, - и кивнула тем, что стояли у нас за спиной.

Я почувствовала, как меня довольно грубо схватили за руки, заведя их за спину, притянули к дереву, а запястья обмотали чем-то липким, наверное, скотчем. Я забилась, пытаясь освободиться.

- Вы что, с ума сошли?!

Двое других парней тащили к соседнему дереву брыкающегося Мартина. Его тоже привязали к стволу, заведя руки назад и связав их скотчем.

В груди у меня заклокотало рычание.

- Ой, как страшно, - рассмеялась Кирстен. - Дикая злобная американка. Ничего, скоро ты будешь стонать, словно шлюха. А Мартин посмотрит. Правда, Мартин? Ты же уже знаешь, как она стонет? Маленькая американская шлюшка уже раздвинула для тебя ножки, ведь так?

- Кирстен, прекрати! – голос Мартина был отчаянным, он изо всех сил пытался разорвать скотч, связывающий его руки.

Сквозь застилавшую глаза алую муть я увидела перед собой ухмыляющееся лицо парня – по-моему, его имя было Андрес. Он был белобрысым, с белесыми ресницами и ярким румянцем во всю щеку.

- Не смей меня трогать, - прошипела я, понимая, к чему все идет.

Видимо, я была довольно убедительна, потому что парень стушевался, а наглая улыбка на его лице потухла.

- Трус! – взвизгнула Кирстен, практически переходя на ультразвук, отчего у меня уши заложило. – Не можешь – отойди, дай другим позабавиться!

Парень вздрогнул, как от удара, упрямо сдвинул брови, расстегнул мою куртку, задрал толстовку вместе с футболкой, одной рукой облапив грудь, а другой начал расстегивать на мне джинсы. Я забилась и зарычала, как раненый зверь. Но белобрысый, подгоняемый хихиканьем Кирстен, не обратил на это внимания, продолжил возиться с пуговицей и молнией, запыхтев от накатившего возбуждения. Потные ладони прошлись по моим бедрам, пытаясь стянуть джинсы вместе с трусиками. Я сжала зубы и из последних сил напрягла руки, стараясь разорвать скотч. Почувствовала, как грубые пальцы шарят у меня между ног, и слепящая ярость затопила мое сознание.

Боль от врезавшейся в кожу рук натянутой до предела липкой ленты только добавила сил. С сухим треском она лопнула, освобождая меня. С размаху я въехала кулаком прямо в скулу белобрысого, абсолютно не сдерживая силы удара. Парень отлетел на порядочное расстояние и, ударившись спиной об огромную ель, застонал.

- Держите шлюху! – завизжала Кирстен, и ко мне бросились еще трое парней.

Одного я свалила прямым хуком в челюсть, та жалобно хрустнула, а парень взвыл от боли. Другого отбросила ударом локтя в солнечное сплетение – нападавший согнулся пополам и упал на колени, хватая ртом воздух. Третий, замешкавшийся, не стал испытывать судьбу, растерянно оглянулся на Кирстен и, повернувшись, драпанул прочь, спотыкаясь и выкрикивая ругательства.

- Тим, что ты стоишь?! - от крика зашедшейся в истерике девушки у меня лопались уши. – Куда ты? Тим! Жалкие трусы!

Скрипнув зубами от гнева, я застегнула джинсы, запахнула куртку на груди. Потом посмотрела на Кирстен, которая, сжав кулаки и не переставая выкрикивать грязные ругательства в адрес ретировавшихся незадачливых сообщников, пятилась назад. Ее белокурые волосы растрепались и торчали соломой, шапка сбилась набок, кукольное лицо, искаженное злобой и страхом, выглядело отвратительно. Ярость застилала мне глаза, нестерпимо захотелось убить девушку, раздавить, словно мерзкое насекомое. Горло перехватило болью, в висках запульсировало.

Я не поняла, как оказалась рядом с ней, а мои пальцы сомкнулись на ее шее. Девушка захрипела, схватив мои руки и впиваясь в них ногтями. Но ее безупречный маникюр не мог причинить моей коже вреда. Я мстительно усмехнулась и усилила хватку. Голубые глаза Кирстен начали закатываться, по щекам потекли мутные дорожки из слез и размазавшейся туши.

- Лилу! – голос Мартина звучал, словно сквозь вату. – Оставь ее, не надо!

Еще мгновение – и изящная шейка блондинки хрустнет в моих руках…

- Пожалуйста!

Мартин… помочь ему. Мои пальцы разжались. Почти бездыханное тело Кирстен сползло в снег.

Отвернувшись от нее, я в один прыжок оказалась рядом с моим другом. Склонившись к его рукам и вдохнув, как спасительное лекарство, его любимый запах, я вцепилась зубами в край скотча, связывавшего его руки. Освободив Мартина, я заглянула в его глаза, увидела там страх… и задохнулась от боли и стыда. Он боялся меня. Боялся того зверя, который только что едва не убил на его глазах человека.

Но тут с диким визгом на меня сзади напала Кирстен. Обезумевшая, она вцепилась мне в лицо, пытаясь выцарапать глаза. Я не устояла на ногах, и мы покатились по снегу.

Я прижала свою соперницу к земле, пытаясь успокоить, и тут меня оглушило волной нестерпимой жажды. На щеке Кирстен из свежей царапины выступило несколько капель крови.

- Да, да, девочка, молодец! Убей ее, убей!

Мне показалось вначале, будто этот мелодичный голос звучит у меня в голове, но потом я с ужасом осознала, что это не так. Прижимая к земле извивающуюся Кирстен, я повернула голову. Сердце мое остановилось, я застыла как изваяние.

Рыжий вампир, одетый в тонкое черное пальто с расстегнутыми полами, держал Мартина за шею, приподняв над землей одной рукой. Бедняга тщетно пытался дотянуться до земли носками кроссовок и хрипел.

- Оставь его в покое! - я не узнавала в этом зверином рычании собственного голоса.

Девушка подо мной затихла, то ли устав сопротивляться, то ли обездвиженная смертельным ужасом от происходящего.

Я вскочила на ноги, оставив ее тихо скулить на взрытом снегу, и медленно, по шажку, стала приближаться к Ларсу.

- Отпусти его, - еще раз прошипела я. – Ты мне обещал.

- Обещал? – вампир улыбнулся. - По-моему, это ты обещала делать то, что я говорю. И не держишь слова!

Я посмотрела на него непонимающе.

- Я только что велел тебе убить ее, – Ларс изящным жестом свободной руки указал на начавшую было отползать за деревья Кирстен.

Я сглотнула комок в горле. Убить… Манящий запах крови срывал последние плотины в моем сознании, ярость и ненависть снова вспыхнули во мне. Убить… Горячая, одуряюще пахнущая соленая жидкость в моем иссохшем, как пустыня, горле. Такая желанная, такая долгожданная! Я сделала шаг по направлению к ревущей жертве. Но Мартин!.. Заскрипев зубами, я остановилась.

- Ну? – Ларс приподнял хрипящего парня еще выше и сильнее сжал пальцы. – Он или она? Выбирай, принцесса! Время уходит! Смотри, он уже почти не дышит.

Сквозь выступившие слезы я в отчаянии посмотрела на обмякшего в железной хватке ледяных пальцев Мартина.

Закрыв глаза, я все еще видела перед собой его бледное до синевы лицо, безжизненное и чужое.

Рванувшись с места, я перестала ощущать себя, выпуская на свободу зверя.

Визгливый вскрик резанул слух, челюсти судорожно сжались, и мое сознание погрузилось в острое нестерпимое животное наслаждение. Соленая горячая жидкость, стекая по распаленному горлу, разливалась теплыми толчками по всему телу…

Остекленевшие голубые глаза, в которых навсегда застыл смертельный страх, смотрели на меня с бледного лица, заострившегося, худого и совсем не красивого.

Смерть не бывает красивой.

Я отпрянула от бездыханного тела, еще недавно бывшего моей сокурсницей. Эйфория тут же сменилась отвращением. Меня замутило.

Мартин!.. Мысль о друге хлестнула холодным бичом.

Вскочив на ноги, я с ужасом увидела, как Ларс разжал пальцы и тело моего друга, словно мешок с мукой, рухнуло на снег. Я бросилась рядом с ним на колени, пытаясь нащупать пульс. Безуспешно. Голова Мартина была неестественно вывернута, губы посинели, под глазами пролегли черные круги.

С рычанием я повернулась к Ларсу.

- Ты обещал! Я выбрала!

Я бросилась на вампира, готовая разорвать на части его каменное тело, оторвать его рыжую голову с наглой ухмылкой.

Железная хватка ледяных пальцев сковала мои руки.

- Прости, принцесса, - мелодичный голос прозвучал успокаивающе и виновато, - не рассчитал силы. Они такие хрупкие, эти людишки. Одно неверное движение и все… Прости.

Бледное лицо с рубиновыми глазами приблизилось.

- Зато какой восторг, – зашептал он мне прямо в лицо, - какое наслаждение! Теперь ты ни за что не захочешь пить кровь овец, - он облизал тонкие губы и сглотнул. - Я даже тебе позавидовал. Такая аппетитная крошка…

Он еще что-то говорил, уже отпустив мои руки, ощутив, что мое сопротивление сломлено. Я тихо осела на снег и беззвучно зарыдала над телом своего бедного друга.

И тут в памяти, словно вспышка, мелькнула моя последняя ночь перед побегом. Я же могу! Я должна... Прошлое… надо его изменить!

Я давно не пыталась использовать свой дар. Только бы вспомнить, только бы понять, в какой момент и что изменить. Закрыв глаза, я обхватила ладонями холодное лицо Мартина и стала прокручивать в памяти весь этот жуткий вечер. Погружаясь в транс, я перестала слышать голос Ларса, перестала чувствовать холод и влагу от подтаявшего под моим телом снега.

…Снова Ларс, держащий за горло хрипящего Мартина. Я перевожу взгляд с его испуганного лица на Кирстен, тихо скулящую в снегу.

- Отпусти его! – в этом рычании я не узнаю своего голоса. – Я выбрала! Отпусти!

Рыжий вампир с улыбкой разжимает пальцы – бездыханное тело, словно мешок с мукой, падает в снег…

Нет, не то. Поздно. Надо раньше, еще раньше.

…Вдохнув, словно лекарство, любимый запах, склоняюсь над руками Мартина, связанными скотчем и зубами поддеваю его край. Разорвав его до конца, я отталкиваю парня назад, отчаянно выкрикнув ему в лицо:

- Беги, Мартин!

Сзади с визгом на меня наваливается Кирстен, и мы падаем в снег.

- Да, да, девочка! Молодец! Убей ее!

Снова Ларс, держащий за горло хрипящего Мартина…

Снова не то. Дальше, дальше…

- К тебе, – теплая рука нежно гладит меня по щеке, - или ко мне?

В голубых глазах моего друга прыгают озорные искорки.

Что-то ёкнуло в груди, и я поняла – вот он. Момент истины.

- К тебе, - выдыхаю я и прижимаюсь щекой к родной руке.

Несколько минут – и мы входим в общежитие для мальчиков. Уже поздновато для визитов – герр Ниссен на входе недовольно поджимает губы.

- Мы ненадолго, - виновато улыбается Мартин.

Отперев свою комнату, он пропускает меня вперед, снова опуская ключ в карман куртки. Закрыв за собой дверь, он сгребает меня в охапку и жадно целует, заставляя задохнуться. Обняв его за шею одной рукой, второй я осторожно достаю из его кармана ключ от комнаты.

- Погоди… мне нужно… - шепчу я прямо в мягкие сладкие губы. Мартин разжимает объятия.

- Только быстро, - улыбается мое счастье.

Выскочив за дверь, я быстро поворачиваю ключ в замке.

- Лилу! – я слышу голос Мартина из-за закрытой двери, непонимающий и возмущенный.

Перескакивая через ступеньки, я сбегаю вниз. Сердце колотится в груди, в голове пульсирует: «Ты будешь жить! Будешь жить!»

… Глубоко вдохнув морозный воздух, я делаю шаг на темную аллею. Я знаю, что будет дальше…

- Лилу?! – тонкий девичий голосок заставил меня вздрогнуть и обернуться. – Ты одна?!

Блондинка смотрела на меня разочарованно.

- Кирстен? – сделав вид, что удивлена, ответила я.

- А где же Мартин? – девушка словно не верила, что я действительно одна на этой сумрачной аллее. – Вы же в последнее время неразлучны. Прямо голубки.

Чувство дежавю накрыло меня, пробегая холодком по позвоночнику.

- А ты что делаешь в такой час одна в парке? – я решила сразу выяснить, где прячутся ее сообщники, настороженно оглядевшись по сторонам.

Блондинка слегка смутилась.

- Я… Мы должны встретиться тут с Тимом, – она тоже огляделась и сделала почти незаметный жест рукой, который я, конечно, увидела. – Только что-то он опаздывает. Наверное, на тренировке задержали.

Она улыбалась мне полными, умело подкрашенными губами и хлопала неестественно длинными изогнутыми ресницами. А я видела искаженное страхом и злобой лицо, сжатые в тонкую линию бескровные губы и черные дорожки от растекшейся туши.

- Привет, девчонки! – бодрый голос Тима разорвал напряженную тишину.

Парень подошел к Кирстен, обнял ее за плечи и чмокнул в щеку. Блондинка мило улыбнулась ему и сделала страшные глаза, думая, что я не вижу. Тим приподнял брови, но потом понимающе кивнул.

- Слушай, - обратился он ко мне. – А чего ты одна?

- Мартин ногу подвернул, когда спускался по лестнице из танцкласса, - не моргнув глазом, соврала я, – и я помогла ему дойти до комнаты. Теперь иду к себе – это же самая короткая дорога!

Тим и Кирстен переглянулись. Видно было, что они раздумывают, привести в исполнение свой план без участия Мартина или подождать другого удобного случая.

У меня страшно болела голова, и по телу пробегали мучительные судороги. Это была расплата за мой дар. Я отдала последние силы за жизнь своего друга. С ужасом я понимала, что если они решат проделать со мной все задуманное, я не смогу им сопротивляться. Руки холодели, по спине стекал липкий противный пот.

- Тим! Ну что, до завтра? - за спиной у меня появилась, словно материализовавшись ниоткуда, четверка высоких крепких парней. Оглянувшись, я заметила, что один из них – белобрысый – бесцеремонно разглядывает меня, похотливо прищурив глаза.

Капитан лыжной команды выжидающе поглядел на свою подружку. Кирстен криво усмехнулась и кивнула.

Я сжала кулаки, готовясь к нападению.

- До завтра, - ответил Тим.

Парни, перешучиваясь и гогоча, пошли по направлению к мужскому общежитию. Никто из них даже не обернулся, только белобрысый Андрес, прежде чем повернуться спиной ко мне, ухмыльнулся и недвусмысленно облизал губы кончиком языка. Меня затрясло и начало подташнивать, вспомнились потные ладони на моих бедрах и грубые пальцы между ног.

- Лилу, – мелодичный голос, раздавшийся за спиной, заставил меня вздрогнуть всем телом. – Ты не представишь меня своим друзьям? И особенно очаровательной подруге?

Я медленно, холодея, обернулась. Рыжий вампир в тонком черном пальто с распахнутыми полами, из-под которого выглядывала белоснежная рубашка с узкими темными брюками, с очаровательной улыбкой на красивом бледном лице подошел к нам и приобнял меня за плечи. В голове у меня зашумело еще сильнее, перед глазами заплясали цветные круги. Не хватало еще грохнуться в обморок.

- Это Кирстен, - промямлила я заплетающимся языком. – И Тим.

- Винсент Ларс, - произнес вампир с изящным полупоклоном. – Я дальний родственник Лилу.

Блондинка, сраженная наповал убийственной красотой Ларса, немедленно позабыла обо всем и начала напропалую строить ему глазки.

Тим, видимо, инстинктивно ощутив исходящую от вампира опасность, опустил руку, обнимавшую плечи Кирстен, и попятился назад.

- Ну… - произнес он нерешительно, переминаясь с ноги на ногу. – Пожалуй, я пойду. Поздно уже, а у меня режим.

Чмокнув в щеку свою подружку, даже не удостоившую его взглядом, приклеившись глазами к вампиру, капитан лыжников довольно быстро ретировался вслед за своими друзьями по команде.

Мы остались втроем.

Ларс уже что-то нашептывал на ухо раскрасневшейся блондинке, которая закатывала глаза и глупо хихикала. Я стояла, опустив голову, борясь со слабостью и тошнотой, дрожа всем телом. Я точно знала, что будет дальше.

- Помнишь? – прошелестел у самого моего уха шепот вампира. – Ты обещала!

Я судорожно кивнула и сглотнула противный комок, вставший в горле и мешавший мне дышать.

Вампир уводил блондинку все дальше в сторону от аллеи, она же хихикала и закатывала глаза. Ларс оглянулся на меня и взглядом приказал следовать за ними.

Прижав девушку к толстому смолистому стволу, он медленно расстегнул куртку, потом кофточку, едва касаясь кончиками пальцев, гладил ее плечи и грудь, мягко отсвечивающие в полумраке, проводил губами по ее шее, освобождая от намотанного полосатого шарфика. Кирстен закрыла глаза, на ее губах блуждала улыбка. Она даже и не догадывалась о том, что это ее последние минуты.

Ларс взял ее руку и резко провел ногтем по тыльной стороне запястья, вскрыв вену. Девушка вскрикнула от неожиданности и боли и открыла расширившиеся глаза. Наваждение от ласк вампира на секунду рассеялось, и она в страхе прошептала:

- Что вы делаете? Что вам нужно?

Ларс расхохотался:

- Всегда один и тот же вопрос! Ничего не меняется! - и выразительно посмотрел на меня потемневшими от жажды глазами.

Резкий манящий запах оглушил меня, сводя с ума и срывая последние плотины.

Визгливый вскрик резанул слух, челюсти судорожно сжались, и мое сознание погрузилось в острое нестерпимое животное наслаждение. Соленая горячая жидкость, стекая по распаленному горлу, разливалась теплыми толчками по всему телу…

Остекленевшие голубые глаза, в которых навсегда застыл смертельный ужас, смотрели на меня с бледного лица, заострившегося, худого и совсем не красивого.

Смерть не бывает красивой.

- Да, моя принцесса! Теперь ты поняла! – мелодичный голос над ухом был полон восторга. – Вот настоящее наслаждение! Больше ты не будешь пить кровь овец!

Я с трудом отвела глаза от мертвой Кирстен и затравленно посмотрела на рыжего вампира, который с сожалением оторвался от запястья бездыханной девушки и жадно облизнулся.

- М-м-м. Это было великолепно. Такая аппетитная крошка.

Судорожно выдохнув, я не без труда растянула губы в улыбке, склонила голову и подчеркнуто вежливо произнесла:

- Да, учитель, ты был прав. Я ошибалась. Мне нет места среди людей. Увези меня отсюда, Винсент Ларс. Увези. Немедленно.

***

Двигаясь, словно механическая кукла, я без разбора запихивала свои вещи в сумку. Ларс сидел на подоконнике, изящно закинув ногу на ногу, и улыбался, любуясь мной.

Телефон, который разрывался от звонков Мартина, я просто отключила, вынув из него сим-карту и выкинув ее в мусорное ведро. Мне нечего было ему сказать.

Окинув взглядом комнату и заглянув на всякий случай в шкафы, я резко дернула молнию на сумке.

- Я готова, – сказала я бесцветным голосом. Внутри у меня что-то лопнуло, будто разорвалась какая-то жизненно важная связь. В голове было пусто, стерильно и гулко. Как в операционной у доктора Каллена.

Ларс протянул руку к моей сумке, я надела куртку, застегнув молнию наглухо и натянув капюшон.

- Лилу! – за дверью раздался прерывающийся хриплый голос Мартина, и его кулак стукнул в дверь так, что она едва не слетела с петель.

Я затравленно посмотрела на Ларса. Он покачал головой и кивнул в сторону окна.

Меня разрывало на части от желания открыть дверь и в последний раз прижаться к груди Мартина, вдохнуть его удивительный, такой родной до боли в груди запах. Но рядом со мной была его смерть.

Я медленно, на негнущихся ногах, подошла к двери.

- Я знаю, что ты там! – не унимался Мартин. - Открой, я дверь выломаю!!!

Я молчала, давясь закипающими в горле слезами. Положив руки на гладкое дверное полотно, я ощущала через дверь, как сумасшедше бьется его сердце, слышала его прерывистое дыхание. Его запах, проникая через преграду между нами, обволакивал меня, лишая воли. Рука потянулась к замку…

Ледяные пальцы стиснули мою ладонь до боли. Ларс, оказавшись возле меня, молча посмотрел мне в глаза и отрицательно покачал головой.

- Прощай, - одними губами произнесла я, делая шаг назад и задыхаясь от невыносимой боли, что кислотой разъедала мне грудь.

Ларс, держа в одной руке мою сумку, увлек меня к окну. Посмотрев мне в глаза, указав на дверь, он еще раз отрицательно качнул головой и легко и бесшумно спрыгнул в темноту. Уже стоя на подоконнике, я услышала, как Мартин, в последний раз отчаянно грохнув кулаком по двери, сполз на пол и разрыдался.

Сжав зубы и впившись ногтями в ладони, я вдохнула ледяной воздух, обжегший мне легкие, и шагнула в пустоту.

В темноте притихшего кампуса разрывались полицейские сирены.

***

Половину пути мы проделали пешком. Дороги были перекрыты полицейскими кордонами, все машины, выезжавшие из студенческого городка, тщательно проверялись.

Ларс уверенно вел меня все дальше от города вглубь заповедника, ближе к побережью.

Бежать с вампирской скоростью я не могла: ноги вязли в довольно глубоком снегу. Я задыхалась и хрипела. Вампир тащил меня за руку, чертыхаясь и шипя сквозь сжатые зубы.

Остановившись, чтобы я могла перевести дух, Ларс принюхался и прислушался, словно зверь.

- Черт, - выругался он, - погоня. Полицейские. Их много. С собаками.

Прислушавшись, я тоже расслышала отдаленный собачий лай.

- Поднимайся, - он потянул меня за руку. – Нужно успеть добраться до фьорда.

Мы снова побежали. Точнее, побежал Ларс, а я просто висела у него на руке, перебирая ногами и стараясь не упасть. Когда же Винсент понял, что, так или иначе, я снижаю скорость передвижения, он закинул за спину мою сумку и подхватил меня на руки.

Вскоре влажный ветер с океана пробрался под куртку, и я услышала шум прибоя. Ларс поставил меня на ноги, и под ногами скрипнула прибрежная галька.

- Нам придется вымокнуть, – вампир усмехнулся. - Плавать умеешь?

- Плавать? – мысль о заплыве в ледяной воде на морозе привела меня в ужас. – Ты с ума сошел? Я человек наполовину! Если не умру еще в воде от переохлаждения, то подхвачу воспаление легких.

Ларс в задумчивости потер подбородок.

- Об этом я не подумал. Но придется рискнуть.

Он взял мое лицо в ледяные ладони и заглянул в глаза.

- Принцесса, ты должна выдержать. Вход в убежище – под водой, другого пути нет. Можно было бы дождаться отлива, но наши преследователи не оставили нам выбора. Надеюсь, в твоей сумке хоть часть вещей останется сухими, чтобы переодеться.

Словно подтверждая его слова, послышался собачий лай, многократно отраженный от отвесных скал. Собаки были уже довольно близко.

Я сняла с себя почти всю одежду, задохнувшись от обжигающего ветра, и затолкала ее в сумку, с трудом закрыв молнию. Господи, как же заставить себя войти в ледяную воду?

Ларс решил эту проблему за меня. Схватив меня на руки, он в один гигантский прыжок пролетел несколько десятков метров, и мы рухнули в воду.

Вода обожгла, словно кипяток, сердце зашлось. Воздух из легких будто выбили, а сделать новый глоток я не могла, горло сжалось в страшном спазме. Понимая, что сейчас пойду ко дну, я отчаянно забарахталась, глотая горько-соленую, как кровь, морскую воду. Наконец я смогла вдохнуть, но тут же почувствовала, как сильные пальцы сжали мою руку, утаскивая под воду. Я снова затрепыхалась, пытаясь выплыть на поверхность. Чертов вампир! Ему-то воздух не нужен! Он утопит меня!

Ларс куда-то тащил меня; я не чувствовала рук и ног, перестала ощущать холод, постепенно теряя сознание. Было так хорошо и приятно, по телу разливалось тепло, и я уже не сопротивлялась, когда вода заливала мне нос, горло, уши…

…Мучительная надсадная боль в груди заставила меня зайтись в кашле. Следом я ощутила гладкие губы на своих, и в мои измученные легкие, шипя, ворвался воздух. Странное дело, но ни губы, ни руки вампира не казались мне больше ледяными. Видимо, моя температура не слишком отличалась от его.

Тела своего я все еще не чувствовала, жгучая разрывающая боль сосредоточилась в горле и в легких.

Ларс достал из сумки одежду, к счастью, не сильно подмокшую. Но двигаться я не могла, и он был вынужден сам натягивать на мое закостеневшее тело предмет за предметом. Мой оледеневший мозг совершенно отказывался работать, и даже мысль о том, как только что этот вампир раздел меня догола, не заставила кровь прилить к моим щекам. Казалось, она просто замерзла в моих жилах.

Закончив с таким пикантным делом, как раздевание и одевание практически бесчувственного тела, Ларс куда-то отошел.

Раздались характерные щелчки и шипение, и в неверном свете зажженного костерка я смогла разглядеть наше убежище. Это была небольшая пещерка, у песчаного входа которой плескалась вода. Воздух был пропитан сыростью и остро пах йодом и водорослями. Так, я уже различала запахи! Это был прогресс.

Ларс перенес меня поближе к костерку.

Постепенно кожу начало покалывать все сильнее и сильнее. Затем боль стала почти нестерпимой, но кричать я не могла, только издавала какие-то сдавленные звуки.

Но мало-помалу судороги стихли, и я смогла пошевелить руками и пальцами ног. Еще было очень холодно, но тепло, исходящее от небольшого, но жаркого пламени костерка из плавника, возвращало меня к жизни. Я щурила обожженные соленой ледяной водой глаза на странноватый, сине-зеленый от морской соли огонь и удивлялась, что все еще жива. Радости эта мысль не приносила. Я вообще больше не знала, что такое радость.

Проваливаясь в зыбкую серую пустоту, гаснущим сознанием я уловила донесшийся с моря, отраженный от скал затихающий волчий вой, полный тоски и боли. Или это выл ветер?

Большое спасибо нашей бете Тане tatyana-gr за редактирование главы.

ФОРУМ

Источник: http://robsten.ru/forum/20-2971-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Вампиры" | Добавил: MissElen (14.07.2017) | Автор: Юлия Данцева E
Просмотров: 77 | Комментарии: 4 | Теги: мартин, Ларс, Кирстен, Лилу | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 4
avatar
1
3
Безнадёга.А кто выл? Может, и правда брат с отцом за ней бежали? Спасибо за продолжение.
avatar
0
4
Бежали, только вместо брата с отцом бежал дед, Эдвард и, увы, не догнали... cray
avatar
1
1
Боже, эта девочка сплошной тупик...Если она может возвращаться в прошлое и менять свои решения, что мешает ей вернуться и избежать встречи с этим вампиром или еще раньше, когда от мамы и папы решила убежать? Спасибо!
avatar
0
2
Лилу все еще считает, что убежав из дома, поступила правильно, ведь она со своей слабостью позор для родных и заслуживает всего что с ней произошло и увеличило пропасть между нынешней и прошлой жизнью в которую возврата больше нет... Она родилась монстром, который убивал еще до рождения, так чего менять? Остается жить с монстрами и по их правилам, хотя все в ней протестует против этого, но выхода пока она не видит...
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]