Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Вампиры"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Сто шагов назад. Часть вторая. Лира Блэк. Глава 7. «Гнездо разврата»
«Гнездо разврата».mp3

Почти всю дорогу я проспала. Несколько раз Ларс останавливал машину: дважды на заправках и трижды у придорожных кафе, когда мне нужно было в туалет. Каждый раз он морщился и неодобрительно косился на меня. На языке вертелись колкие фразы о чемодане без ручки, но я вспоминала его страшное лицо, когда последний раз просила меня бросить. И слова замирали, примерзнув к нёбу. Бросать он меня точно не собирался. И я так и не решила, хорошо это или плохо для меня.

В Амстердам мы прибыли к ночи. Город приветливо светился сотнями разноцветных огней. Любуясь празднично украшенными улицами, витринами магазинчиков, светившимися и мигавшими гирляндами рождественских елок, я вдруг вспомнила, что скоро мой день рождения. Десятый день рождения. На глаза навернулись слезы. Я представила, какой грандиозный праздник устроила бы в Большом доме моя любимая неугомонная Элис. Как светилась бы от счастья мама, с прищуром смотрел отец, а Розали непременно подарила мне собственный автомобиль. Сердце заныло тупой болью, словно в него воткнули ржавую иголку. Я обхватила себя руками, чтобы унять эту боль, но перед глазами замелькали любимые родные лица и из груди вырвался всхлип.

- Что с тобой? – встревоженно спросил Ларс.

- Ничего, - ответила я, внезапно охрипнув. – Просто устала.

- Да? – недоверчиво переспросил он. – Ничего, скоро поспишь в нормальной постели. Мы почти на месте.

«Вольво» остановилась около небольшого двухэтажного домика, покрытого красной черепичной крышей. Вывеска на трех языках – голландском, немецком и английском – сообщала, что пансион «Черный тюльпан» с радостью предоставит меблированные комнаты на любой срок за приемлемую цену.

Ларс, уже доставший мою сумку из багажника, галантно распахнул передо мной дверь, украшенную рождественским венком.

Я переступила порог и осталась стоять в прихожей. Дверь за моей спиной мягко захлопнулась, и меня окутало приятное тепло, которое шло от горящего в углу небольшого камина. Над камином, конечно же, были развешены вязаные чулки для подарков от Санты, в другом углу таинственно поблескивала мишурой и огоньками живая елка, которая распространяла по всей комнате свежий смолистый аромат. Только резная конторка у стены, за которой скучала полноватая, но довольно милая женщина лет сорока, закутанная в вязаную голубую шаль, напоминала, что это гостиница.

Ларс перекинулся с женщиной, видимо, разбуженной нашим появлением и протиравшей заспанные глаза, несколькими фразами на голландском. Язык Страны тюльпанов не был моей сильной стороной, но я разобрала, что он попросил номер с двумя кроватями, а лучше с двумя раздельными комнатами. Что именно ответила женщина, я не поняла.

Мой спутник молча кивнул мне в сторону лестницы.

Двухкомнатных номеров, наверное, в пансионе не было. Комнатка оказалась совсем небольшой, но уютной. Две полутороспальные кровати стояли рядом, разделенные лишь тумбочкой. Я покосилась на Ларса, он криво усмехнулся.

- Не бойся, принцесса, я записал нас как отца и дочь. Ничего неприличного.

- А почему бы нам не взять два номера? – спросила я.

Лицо вампира потемнело.

- Потому что я вам не доверяю, юная леди, – выговорил он зло.

Вздохнув, я подошла к одной из кроватей, которая была ближе к окну, и, не раздеваясь, прямо в ботинках, плюхнулась на нее поверх покрывала. Ларс хмыкнул и что-то пробурчал про мои дурные манеры. Мне было плевать. Глаза закрылись сами собой, и в голове словно выключили свет.

Проснулась я, укрытая одеялом, в одной майке и трусиках. Меня передернуло от мысли, что вампир снова меня раздел, но высказать свои претензии было некому. Я была в комнате одна.

Сев в постели, я огляделась. День был пасмурным, и серый неяркий свет едва просачивался сквозь зашторенные окна.

Я встала и направилась к двери, за которой должна была находиться ванная.

Под струями горячего душа я думала о словах Ларса про охоту. Рассчитывать, что он снова уступит и будет продолжать кормить меня донорской кровью, не приходилось. Он выразился предельно ясно. Собственно, выбор у меня был небольшой. Либо сдаться и стать такой, как он, либо попытаться связаться с родными. Можно было попробовать упросить вампира вывезти меня за город. Но вряд ли он согласится. К тому же мысль о звериной крови вызвала у меня приступ тошноты. Как-то мама говорила мне о том, что человеческая кровь – своеобразный наркотик и, пристрастившись к ней, очень тяжело отказаться. Обычную пищу я не ела уже довольно давно, полностью перейдя на кровь. Да уж, с такой диетой в Ла Пуш мне точно не место. Был, конечно, еще третий вариант – вывести вампира из себя и умереть. Но отчего-то умирать мне уже расхотелось.

Мои невеселые мысли прервались от тихого скрипа двери, который я едва расслышала из-за шума воды. Повернув голову, я сквозь запотевшее стекло душевой кабинки увидела неясную фигуру в дверях ванной.

Полотенце висело у входа. Чтобы до него добраться, нужно было открыть стеклянную дверцу, которая хоть и была прозрачной, но, запотев, частично скрывала меня от глаз неизвестного наблюдателя.

- Ларс! Убирайся немедленно! – прокричала я.

Фигура не пошевелилась.

Стоять в кабинке, ожидая, когда этот наглый ублюдок уберется, было глупо. Сжав зубы и пылая от стыда и негодования, я рывком открыла дверцу, пулей вылетела из душа, схватила полотенце и завернулась в него. Потом проскочила мимо ухмылявшегося вампира, больно ударившись о его твердое тело плечом. Запрыгнув на кровать, я натянула одеяло и отвернулась.

Этому уроду явно нравилось меня бесить и мучить.

- Принцесса, в гневе ты еще красивее, - насмешливо пропел мелодичный голос над ухом.

Я молча скрипнула зубами.

- А я принес тебе подарок.

Молчание.

- Но хотя бы взгляни! Пожалуйста!
- Убирайся. Чертов извращенец! – я сама не узнала своего голоса, дрожавшего от ярости. Но на этот раз вампир меня действительно достал.

- Как прикажете, ваше высочество! – насмешливый голос прошелестел совсем рядом, холодное дыхание обожгло затылок, а по спине побежали мурашки.

Нет, он еще насмехается! Больной урод!

Дверь хлопнула закрываясь. Я осторожно повернула голову. Ларса не было. Схватив свою одежду, я снова шмыгнула в ванную и закрылась на щеколду.

Выйдя оттуда полностью одетой, я заметила на кровати большой черный пакет с вытесненными золотыми буквами.

Лучше всего было бы проигнорировать этот неожиданный подарок: я была очень зла на Ларса. Но это чертово любопытство!

Осторожно, словно боясь, что из пакета выпрыгнет нечто ядовитое, я заглянула внутрь. Там лежало что-то объемное и переливающееся серо-стальным шелком. Вытащив содержимое из пакета, я поняла, что это была свернутая подкладкой наружу шубка –белый пушистый искрящийся мех, легкий и шелковистый.

Я не удержалась и надела ее. Подойдя к зеркалу, улыбнулась своему отражению.

- Нравится? – вкрадчивый голос раздался совсем рядом, и я вздрогнула от неожиданности.

Я молча распахнула шубку, чтобы рывком снять ее, но сильные руки Ларса, удерживая, обняли меня за плечи.

- Не надо. Тебе очень идет.

- Отпусти меня, – наши взгляды встретились в зеркальном отражении, и я вложила в свой всю ненависть, на которую была способна. – Снял ее с очередной жертвы?

- Фу, принцесса! Ну что за мысли! Купил специально для тебя в довольно дорогом магазине. Так будет теплее, я думаю. Да и ты в ней так прекрасна! - рук Ларс не убрал, зарывшись лицом то ли в мех, то ли в мои волосы, и шумно втянул воздух.

- Убери руки, - мой тон стал угрожающим.

Вампир посмотрел на меня, точнее, на мое отражение в зеркале с грустью, потом медленно отпустил и отошел к окну.

- За что ты меня ненавидишь? – спросил он.

Я не нашлась, что ответить ему.

- Напомнить, сколько раз я спас тебе жизнь? – голос вампира был печальным и тихим.

- Я не просила, – прошептала я.

Разговор зашел в тупик. Продолжать его дальше я не хотела. Да и Ларс, по-видимому, исчерпал свой запас красноречия.

До самого вечера мы не сказали друг другу ни слова.

Но как только стемнело, Ларс бросил мне твердо и сухо.

- Собирайся.

- Куда? – спросила я, уже зная ответ и холодея от ужаса.

- Ты сама знаешь, – ответил вампир с жуткой ухмылкой.

Это была расплата. Молча я сидела на кровати, сложив руки на коленях, а сердце готово было выпрыгнуть из груди.

- Я не голодна, - произнесла я одними губами.

- Я не буду повторять, – в тоне Ларса была смертельная угроза. – Ты решила умереть?

Умереть… Несколько дней назад я страстно этого желала. Закрыв глаза, я попыталась успокоить сердце и представить себе, что вся моя никчемная глупая короткая жизнь сейчас закончится. Мама, отец, брат… Узнают ли они когда-нибудь? Найдут ли моего убийцу, отомстят? Или Ларс уничтожит труп и они будут вечно искать меня, надеясь на встречу?

Холодные твердые руки больно сжали предплечья, и я почувствовала, как меня встряхнули, голова безвольно мотнулась из стороны в сторону.

- Ну?! – вампир терял терпение.

И тут во мне проснулась жажда жизни. Не страх смерти, нет. Именно жажда жизни. Я поняла, что не готова уйти в пустоту. И потом… Я хотела ведь именно этого… тогда, когда решилась на второй побег.

Я открыла глаза и увидела бледное, искаженное яростью лицо вампира.

- Дай мне минуту, – произнесла я тихо.

Ларс вел меня в знаменитый квартал «красных фонарей» Де Валлен. Я с удивлением разглядывала почти голых девиц, выставлявших свои прелести напоказ, в стеклянных витринах, подсвеченных разнообразными оттенками красного света: от розового, делавшего их тела похожими на кукол, до кроваво-красного, придававшего зрелищу зловещую окраску. Зазывалы расхваливали свои заведения и девочек, на узких улочках было довольно много туристов, то и дело щелкавших своими фотоаппаратами. Стайка вездесущих китайцев, сбившись в кучку, щебетала на своем странном языке, тыкая пальцами в красоток за стеклом. Степенные немцы прохаживались вдоль витрин, деловито осматривая тела, словно куски окорока на базаре. Юркие, с вороватыми взглядами, сновали продавцы марихуаны. Иногда люди косились на нас с Ларсом и неодобрительно кивали в нашу сторону. Но вампир упорно тащил меня в самый конец улицы, туда, где бордели становились все более замызганными, а девушки – неприглядными.

Наконец туристов стало совсем мало. Напротив полутемной витрины с грязным мутным стеклом, где, устало прислонившись к стене, стояла уже немолодая шлюха с отвисшей грудью и складками на расплывшихся боках, Ларс остановился. Окинув ее брезгливым взглядом, он что-то сказал выскочившему сутенеру. Тот приторно улыбнулся и крикнул, обращаясь к кому-то внутри.

- Эмма!

Из двери заведения вышла девушка в короткой кожаной юбке, чулках в сетку и черном же кожаном корсаже, из которого почти вываливалась излишне пышная, судя по всему, силиконовая грудь. Поверх корсажа на ней была короткая до талии шубка из искусственного меха ярко-красного цвета.

Девица бросила на Ларса оценивающий взгляд и развязно улыбнулась ему вызывающе накрашенным ртом. Потом сплюнула в снег жвачку и спросила по-английски с сильным акцентом.

- А девушка что, будет смотреть?

Я против воли зарделась. Ларс усмехнулся.

- Вроде того. Я заплачу и за это, - и достал пухлый бумажник. Отсчитав сутенеру запрошенную им сумму, он взял девицу за руку и потянул за собой.

- Э, нет! – сутенер преградил ему путь. – За пределами заведения будет дороже.

- Я забираю ее на всю ночь, – сухо ответил Ларс, снова доставая бумажник.

Девица широко улыбнулась и попыталась обнять вампира, но тот брезгливо отстранился.

- Идем, – скомандовал он ей. – Здесь недалеко, в переулке у нас машина. Поедешь с нами.

Она кивнула и снова заулыбалась. Видимо, это было удачей – заиметь клиента на всю ночь, да еще такого щедрого.

Я шла за ними на негнущихся ногах. Ларс тащил девицу за руку, углубляясь в темные переулки, пахнущие мочой, заплеванные и усеянные использованными презервативами.

Наконец-то он решил, что мы достаточно отошли от центральной улицы.

Толкнув девицу к стене, он снял с нее шубку, одной рукой взял за плечо, удерживая на месте, а другой достал откуда-то полицейские наручники.

Девушка было запротестовала, пытаясь на ломаном английском объяснить, что здесь холодно и насчет садомазо они не договаривались, но Ларс зажал ей рот и шепнул что-то на ухо. Девушка всхлипнула и расширила от ужаса глаза. Потом вампир защелкнул браслет на одном запястье, поднял обе ее руки и пропустил цепочку через перекладину пожарной лестницы, которая оказалась прямо у девицы над головой. Застегнув второй браслет, он отступил, оглянувшись на меня.

Меня трясло, словно в ознобе. Сердце стучало в горле, шумело в ушах, ноги подкашивались.

- Выбирай, принцесса, начнешь ты или я? – лицо Ларса в сумраке выглядело просто ужасно.

- Ты, – я еле выдавила из себя это слово, давясь от вставшего в горле кома.

- Как знаешь, - хищно осклабился вампир.

Девица тихо скулила, подвешенная на пожарной лестнице и парализованная страхом.

Ларс одним точным движением вскрыл вену на руке девушки, тут же зажав жертве рот, чтобы заглушить ее крик, и склонился к ее шее.

Черная в полумраке струйка стекла по коже, несколько капель упали на снег. От запаха крови голова закружилась, горло вспыхнуло, по жилам будто пропустили ток. Меня скрутило жестокой судорогой и бросило к источнику этого дивного запаха. Не в силах сопротивляться, я потянулась губами к порезу…

Глоток за глотком в меня вливалось блаженство, пока губы не начало жечь. Видимо, по венам девушки распространился вампирский яд. Я оторвалась и рухнула в снег на колени, закрыв руками лицо. Сквозь шум в ушах тоненький противный голосок звенел в голове: «Убийца, убийца, убийца…»

Плохо помню, как мы оказались в пансионе. В памяти остались какие-то смазанные обрывки: как Ларс нес труп до ближайшего канала и темная стылая вода с тихим всплеском сомкнулась над телом несчастной девушки, затем он тащил меня за руку по улицам мимо празднично украшенных витрин, и мне казалось, что каждый из встреченных нами людей знает – я убийца. В ушах продолжал звенеть этот жуткий голосок. Наверное, я сходила с ума.

Как только дверь нашей комнаты закрылась за нами, я тихо сползла по стене на пол, хватая ртом воздух как рыба. Горло перехватило, я не могла дышать. Хрипя и кашляя, я прижала колени к груди и давилась слезами, которые текли внутрь. И только когда наконец прорвались рыдания, мне стало немного легче.

Холодная рука осторожно сжала мое плечо.

Я дернулась, высвобождаясь, и просипела прерывающимся от рыданий голосом:

- Оставь меня в покое.

Но когда меня слушали? Вампир, видимо, потеряв терпение, сгреб меня в охапку, отнес на кровать и уложил, укрыв одеялом. Эта заботливость только усилила мою истерику.

Кусая подушку, чтобы заглушить рыдания, я еще долго не могла успокоиться. Только под утро силы меня оставили и я уснула.

Первое, что я увидела, открыв глаза, была бледная веснушчатая физиономия Ларса.

- Ну как, полегчало? – странно, но в его голосе не было обычной насмешки.

Я промолчала и отвернулась от него.

- Не хочешь разговаривать? - он явно хотел казаться безразличным. – Пожалуйста. Можешь играть в молчанку. Будешь лежать тут целыми днями? А я хотел тебе предложить прогуляться по городу? Ну нет так нет.

Дверь хлопнула – я снова была одна.

Не знаю точно, сколько времени я провалялась, бездумно уставившись в потолок. Но в замке повернулся ключ, и на кровать мне шлепнулась какая-то коробка.

- Не хочешь выходить – так даже лучше. Надеюсь, ты умеешь делать покупки по интернету. Вот кредитка.

Ларс явно был сердит. Но не настолько, чтобы убить меня. На подушку перед моим лицом он положил пластиковую карточку.

В коробке я нашла новенький планшетник и три джи модем. Тут же мелькнула мысль, что теперь я могу связаться с родными. Но я быстро отбросила её. Что я им скажу? Что вчера снова убила человека? Глаза опять наполнились слезами.

- Принцесса, - тихий голос прозвучал прямо над ухом, и я подняла голову.

Ларс смотрел на меня с такой грустью.

- Пойми, это твоя природа, твоя сущность. Это естественно для таких, как мы. Подумай сама, так ли отличается вчерашняя девка от несчастных овец, что ты выпила тогда в сарае? Из-за того, что ты выросла рядом с людьми, тебе кажется, будто ты и они равные? Это не так. Ты могла убедиться в этом тем вечером, в парке. Помнишь?

Холодные пальцы сжали мой подбородок, и рубиновые глаза оказались так близко.

- Люди достойны сожаления? Ты так думаешь? А та злобная блондинка и ее дружки? Они пожалели бы тебя?

У меня остановилось сердце. Он не мог, не должен был помнить…

- Ты знала, что они задумали? – продолжил Ларс, и я выдохнула. - Я слышал, о чем они договаривались. И не вмешайся я, неизвестно, чем бы это закончилось.

Меня передернуло. Я-то, в отличие от Ларса, прекрасно знала, что был и другой вариант развития событий. И он был не в мою пользу. Снова вспомнились грубые потные руки, шарящие у меня между ног, и визгливый голос Кирстен, понукающий этих подонков.

- Люди гораздо безопаснее в качестве еды, поверь мне, - Ларс криво усмехнулся.
Я промолчала, решив остаться при своем мнении.

Но вечером вампир решил доказать мне свою точку зрения на практике.

- Собирайся. Ты заказала платье, что я просил? Его уже доставили?

Я кивнула, скосив глаза на стоящие у кровати нераспечатанные пакеты.

- Зачем? Куда?

- Узнаешь! – Ларс хищно осклабился.

- Я не хочу. И не пойду. Я не буду больше убивать.

Ларс посмотрел на меня убийственным взглядом.

- Даю тебе десять минут. Иначе одену сам и выволоку силой.

Дверь хлопнула. В нее тут же с грохотом ударился брошенный мной планшетник.

Но как только ярость схлынула, мне стало так жаль свой компьютер – рассчитывать на новый точно не приходилось. Черт… Несдержанная дура! Стоп.

Я закрыла глаза и прокрутила его полет до стены в обратном порядке. Вместо броска в дверь, пусть он теперь летит на постель.

Вдох – выдох. Я открыла глаза.

На коленях у меня лежал целехонький планшетник.

- Как ты это сделала?! – голос вампира гремел над ухом. - Я слышал, как он разлетелся вдребезги! И ты не подходила к двери! Может, расскажешь?

Я молчала. Пальцы сжались сильнее.

- Это сделала ты?

Понимая, что просто смолчать не удастся, я прошептала:

- Не знаю. Я тоже не понимаю, что произошло.

- Не ври мне, - бледное лицо стало страшным. – Ты можешь манипулировать временем?

- Я не… - договорить я не успела, лишившись кислорода. Ледяные пальцы опять сомкнулись на моем горле. Ларс прижал меня к кровати и навис надо мной.

- А ты не так проста, девочка, как хочешь казаться, – прошипел мне в лицо вампир. – Только запомни: даже не пытайся использовать свои штучки на мне. Я придушу тебя как котенка. Поняла?

Я захрипела и забилась в его руках. Ледяная хватка разжалась.

До вечера мы молчали. Я не понимала этих перепадов настроения Ларса. Заботился, спасал, делал подарки, а в следующую минуту готов был хладнокровно убить. И вообще, зачем он со мной возился? Я не понимала. Но то, что избавиться от него мне вряд ли удастся, было очевидным. Пока вампиру не наскучит эта игра, я буду ходить по краю.

В «Гнезде разврата», как назвал Амстердам Ларс, мы пробыли еще неделю, правда, сменив пансион «Черный тюльпан» на такую же небольшую гостиницу «Принцесса Анна», расположенную поближе к центру. К моей радости, на охоту Ларс меня больше с собой не брал, но сам дважды отлучался на всю ночь и приносил на себе запах дешевых духов, крови и смерти. Я сжималась в комочек под одеялом, стараясь даже не дышать. Вампир внушал мне безотчетный страх, и я ничего не могла с этим поделать.

С каждым прошедшим днем я понимала, что вскоре он снова заставит меня убивать. Это было неизбежно.

Вечером Ларс опять ушел, заперев меня в номере. Уходя, он посмотрел на меня с усмешкой, словно ожидая, что я попрошу его взять меня с собой. Но я презрительно сжала губы и отвернулась. Вампир тихо рассмеялся.

Жажда уже давала о себе знать сухим жжением в горле, обостренным обонянием и слухом, болью в глазах от яркого света.

Я сидела в полутемной комнате с планшетником на коленях, раздумывая, что бы почитать из тех книжек, которые успела скачать. Модем Ларс у меня отобрал, видимо, боясь, что я что-нибудь выкину.

Внезапно раздался стук в дверь. Я замерла, не зная, как поступить. Открыть я не могла, так как Ларс запер меня снаружи.

Стук повторился настойчивее. Я, чуть слышно ступая, подошла к двери.

- Мисс, – из-за двери раздался тихий шепот. – Мисс, я знаю, что вы там. Вам ничего не нужно?

Мне стало интересно.

- Кто вы и что вам нужно? – таким же тихим шепотом спросила я.

- Меня зовут Питер, - ответили мне из-за двери. – Я бармен. И еще доставляю еду в номера.

- Я ничего не заказывала.

- Простите мою наглость, мисс. Но у вас, похоже, слишком строгий отец. Он не выпускает вас из комнаты и не дает спускаться даже в бар. Я решил спросить, может, вам что-то принести?

- Но я закрыта снаружи.

- Это не проблема! – голос снаружи стал радостно-лукавым. – У меня есть ключи от всех номеров.

- Но мне ничего не нужно, - ответила я.

- Жаль, - протянул мой неизвестный собеседник. – А мне так хотелось вам помочь. Но если что, звоните!

- Ладно. Спасибо вам, Питер! - искренне поблагодарила я.

Шаги за дверью стали удаляться. Но мне отчего-то захотелось продолжить это странное знакомство.

- Питер! – позвала я.

- Передумали? - мне показалось, что он обрадовался.

- Да, принесите мне, пожалуйста, стакан теплого молока. Можно?

- Конечно! – с энтузиазмом отозвался Питер.

Я отошла от двери и села на кровать. Сердце тревожно трепыхалось в груди, словно я делала что-то запретное. Ларс не одобрил бы… И тут во мне поднялась холодная злость. Почему я должна считаться с его мнением? Я что, его собственность?!

В коридоре раздались торопливые шаги, замок в двери щелкнул, и на пороге я увидела парня лет двадцати, светловолосого и худощавого. Он был одет в белую рубашку, черные брюки и малиновый жилет с логотипом гостиницы. Черная бабочка, начищенные туфли придавали ему немного бутафорский вид. На подносе, который он мастерски нес одной рукой, стоял стакан.

Я подошла к нему и, улыбаясь, взяла стакан с подноса.

- Спасибо тебе, Питер. Не дал погибнуть.

Парень, наверное, принял мою фразу за флирт: зажал поднос под мышкой и, осторожно взяв мою руку, галантно прикоснулся к ней губами.

- Можно узнать ваше имя, загадочная затворница? – лукаво проговорил он, глядя на меня снизу вверх.

- Ты и так знаешь, - рассмеялась я. – Наверняка подглядел в регистрационной книге.

- Каюсь, - парень поднялся и потупил глаза в притворном стыде, - грешен. Итак, мисс Лорен, почему вас запирают? Вы непослушная девочка?

- А это не твое дело, - довольно грубо ответила я и вырвала свою руку из его пальцев.

- Простите, мисс, - виновато произнес Питер. - Если вам больше ничего не нужно, я пойду.

Мне стало стыдно. Зачем я на него наорала?

- Это ты прости, - сказала я примирительно. – Знаешь, предки… они иногда бывают несносны. А уж мой… - я замялась, не решаясь назвать этим словом Ларса, - отец действительно несколько деспотичен. Хотя и я далеко не ангел.

Я улыбнулась парню, и он заулыбался в ответ, ободренный. Он мне понравился. Возможно, я просто соскучилась по нормальному общению с людьми.

Я поставила на стол молоко и уселась на его гладкую поверхность, закинув ногу на ногу.

Мы болтали о всяких пустяках: о рождественских распродажах, об интернете и музыке, он рассказывал мне о ночных клубах, в которые стоит сходить. Я не заметила, как он подошел ближе, почти вплотную, и не успела вовремя среагировать, когда парень вдруг схватил меня за плечи и жадно впился в губы поцелуем. Вырвавшись, я залепила ему звонкую пощечину, но не рассчитала силу. Голова Питера мотнулась из стороны в сторону, он охнул от боли и прижал руку к лицу.

Запах крови оглушил меня, как удар по голове. Я медленно, стараясь сконцентрироваться, взяла парня за руку и отняла от лица. Его губы дрожали, лицо побледнело, а из разбитой губы сочилась кровь. Из последних сил борясь с соблазном наброситься на него, я, уже почти не соображая, что делаю, поднесла его руку к своим губам и слизнула кровь с его пальцев.

- Прости, я не хотела причинить тебе боль, – я не узнала свой голос, подобный сдержанному рычанию.

Солено-сладкий вкус на языке был таким желанным… Я не могла больше сдерживаться и рванулась вперед, опрокидывая парня на пол…

Я сидела на полу, держась за скулу, которая нестерпимо саднила от удара. Ларс, злой как черт, расхаживал по комнате и выговаривал мне, выплевывая каждое слово.

- Ты не можешь убивать там, где мы живем! Это безумие! Несусветная глупость! Мало того что ты сама умрешь, из-за тебя погибну и я! Дура! То она строит из себя недотрогу, то убивает первого же попавшегося мальчишку прямо в номере! Как это понимать?

Я молчала. Меня трясло, зубы стучали, мысли путались. По большому счету Ларс преувеличивал: убить мальчишку я не успела, дело довершил вампир. Но напала на него именно я.

Через час наше серое «вольво» уже летело по автобану прочь от «Гнезда разврата». Тело бедного мальчика, проехав в багажнике несколько кварталов, кануло в бездонную черноту канала.

Я смотрела в темное окно, считая мелькающие огоньки придорожных фонарей. Страх и отчаяние, захлестнувшие меня вначале, постепенно притупились. Осталось омерзение, которое я испытывала по отношению к себе. Это даже была не ненависть. Ненавидеть саму себя, наверное, глупо. Но теперь я знала точно – возврата нет. Ничего не осталось от Лиры Блэк, дочери альфы квилетских оборотней. Существо, которым я теперь являлась, не имело права на такое родство.

Тупая боль в области груди становилась все сильнее, пока не заставила меня задохнуться и глухо простонать сквозь сжатые зубы. Ларс остановил машину и взял меня за плечи, тревожно всматриваясь в мое лицо. Но я ничего не хотела видеть и слышать. Я прощалась со своей человеческой сущностью, которая умирала во мне. Прощалась со своей душой.

***


В пропахшей дезинфекцией и смертью прозекторской полицейского управления в Центральном округе Амстердама немолодой усталый патологоанатом в задумчивости потирал подбородок, разглядывая труп юноши лет двадцати. Его выловили из канала вчера вечером совершенно случайно – тело зацепилось за якорь одной из туристических лодок. В принципе, такие находки были не редкостью, не зря этот город носил звание европейской столицы разврата. А там, где проституция и наркотики, всегда раздолье для криминала. Но у парня были странные повреждения на шее – два укуса. Один явно сделан человеческими зубами, только слишком глубокий, словно у нападавшего была нечеловеческая сила. Другой будто обработан каким-то странным веществом, обесцветившим края раны. А еще труп был почти полностью обескровлен.

За свою двадцатилетнюю карьеру прозектор повидал немало странных смертей. И отчет о вскрытии этого трупа так и лег бы в папку с нераскрытым делом, не заинтересуйся им какой-то странноватого вида инспектор из Норвегии. Его даже вытащили ночью из постели и заставили прийти в морг, чтобы этот чертов инспектор мог осмотреть тело.

Патологоанатом устало смотрел на то, как мужчина дотошно оглядывал каждый сантиметр этого трупа, кажется, даже принюхивался к нему; думал о своей теплой постели, о близкой пенсии и мечтал, чтобы этот странный человек побыстрее убрался из его прозекторской.

Наконец мужчина закончил и, извинившись перед патологоанатомом за ночной вызов, вышел за дверь.

Инспектор улыбался странной недоброй улыбкой, в глазах горел охотничий азарт. Он очень напоминал фокстерьера, взявшего след своей добычи.

Большое спасибо нашей бете Тане tatyana-gr за редактирование главы.

ФОРУМ

Источник: http://robsten.ru/forum/20-2971-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Вампиры" | Добавил: MissElen (17.08.2017) | Автор: Юлия Данцева E
Просмотров: 112 | Комментарии: 4 | Теги: Сто шагов назад, полукровки, Ларс Винсент, Лира Блэк, вампиры | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 4
avatar
0
4
Всё же ребёнок ещё Лира. Решила решать свои проблемы, не впутывая семью - и решает. Только семье от этого не легче. И ей самой тоже. Спасибо.
avatar
3
Спасибо за продолжение lovi06032
avatar
0
2
Стефания, Лилу ненавидит себя и в то же время не в силах противостоять своей природе, а поэтому недостойна своих родных - она стала позором семьи и ей лучше совсем исчезнуть из их жизни, вот она и бежит с Ларсом, как ей кажется куда его глаза глядят.
avatar
1
1
И почему она не связалась с родными, столько возможностей было...сама себя монстром делает.
Спасибо!
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]