Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Вампиры"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Сто шагов назад. Часть вторая. Лира Блэк. Глава 8. Увидеть Париж.
Увидеть Париж mp3

Есть такая детская игрушка – калейдоскоп. Осколки стекла складываются в картинки, отраженные в хитро расположенных линзах. Красиво и незатейливо.

Моя жизнь после бегства из Амстердама стала похожа на такую игрушку. Ларс, видимо, вознамерился протащить меня по всему Старому Свету. Нигде мы не останавливались больше чем на два-три дня. Брюссель, Ахен, Бонн, Кельн, Страсбург, Реймс… Города сменяли друг друга, оставляя в памяти картинки как на открытках. Я не знала, чего добивался вампир, но он водил меня по музеям, картинным галереям, дворцам и паркам. Рассказывал истории не хуже заправского экскурсовода. И я догадывалась, что большинство этих историй он знает из первых рук.

Только благодарным слушателем меня назвать было нельзя. Скорее, я напоминала большую механическую куклу – послушную, но безучастную ко всему. Я больше не плакала. Но и не смеялась. Лишь однажды слезы снова скатились из моих глаз, отозвавшись тупой болью в груди – на концерте органа в Реймском соборе.

За день до моего дня рождения Ларс привез меня в Париж.

Он покупал мне очередное красивое платье, но я знала – это только для того, чтобы заставить меня надеть его в очередной ночной клуб. А эти заведения были для нас не местом развлечения. Местом охоты. Предпочтения Ларса были своеобразными. Его жертвами становились только женщины – молодые, привлекательные и развязные. Девицы, готовые на секс с незнакомцем в любом грязном переулке, кабинке туалета или подсобке за барной стойкой. И они его получали. Но в качестве бонуса всегда полагалась смерть.

Вначале Ларс, уводя в темный закоулок очередную красотку, уже задыхающуюся от похоти, приказывал мне задержаться, чтобы я успевала только на заключительную часть смертельного шоу. Но вскоре он перестал проявлять ложную скромность, убедившись, что мне все равно. Я молча, словно тень, стояла за его спиной, безразлично наблюдая, как очередная шлюха, широко открыв накрашенный рот, закатывает глаза и томно стонет, сжимая плечи вампира, ритмично вбивающегося в нее, или, опустившись на колени перед ним, издает влажные звуки, а Ларс рычит от удовольствия. Мне было все равно. Я знала, чем это кончится. Всегда кончалось.

Однажды мне надоело смотреть на все это непотребство. И когда Ларс, обняв новую девушку за талию и шепча ей на ухо непристойности, повел ее по коридору в мужской туалет, в ответ на его взгляд, брошенный из-за оголенного плеча девицы, я покачала головой. Вампир нахмурился и, оставив свою добычу стоять около стены в нетерпении, подошел ко мне.

- Что это значит? – спросил он угрожающе.

- Мне надоело смотреть на это дешевое порно, – ответила я, бесстрашно глядя ему в глаза. – Я сама найду себе жертву. Меня уже тошнит от твоих шлюх.

Ларс расхохотался.

- Целомудренная принцесса! Только не забудь прибрать за собой. Удачной охоты.

Он отвернулся и направился было к своей девке, уже уставшей подпирать стенку, но в одно движение снова оказался рядом со мной и жадно впился в мои губы.

Я зарычала и оттолкнула его.

- Не смей прикасаться ко мне! – ярость застилала мне глаза. – Иди лижись со своими шлюхами!

Ларс снова захохотал и увлек девицу в полумрак коридора.

Все еще задыхаясь от гнева, я обвела глазами прокуренный полутемный зал. Злость на Ларса подстегнула мои инстинкты, обострившиеся до предела. Сквозь грохот музыки я слышала, как влажно и маняще стучат сердца всех этих глупых полупьяных и обкуренных людишек, как с мягким, сводящим с ума шумом бежит по жилам их кровь.

Луч стробоскопа выхватил из толпы бледное до синевы узкое лицо со странным остекленевшим взглядом. Короткая стрижка, бесформенный свитер. Я не поняла даже, девушка это или парень. Что-то пугающее было в этом полупрозрачном лице. Я протиснулась сквозь массу дергающихся разгоряченных тел, жадно вдыхая запах их крови пополам с алкоголем и еще чем-то дурманящим. Хрупкая фигурка сидела в одиночестве за столиком у стены, безвольно положив руки на колени и уставившись невидящим взглядом в противоположную стенку.

Я опустилась на дерматиновый диванчик рядом, ощутив запах цветочного дезодоранта. Это была девушка. Совсем юная, на вид лет шестнадцати. «И как ее пустили в это заведение?» - подумалось мне.

- Эй? – я провела пальцами по ее щеке. – Тебе плохо? Что ты тут делаешь?

Девушка, словно очнувшись от транса, посмотрела на меня мутными глазами.

- У тебя есть доза? – бескровные губы приоткрылись, выпуская слова с легким шипением, словно воздух из проколотого шарика.

Наркоманка. Причем в тяжелой стадии ломки. Я, не понимая, зачем это делаю, задрала рукав ее свитера и ужаснулась: черно-фиолетовые вздувшиеся вены, местами воспаленные, бугрились под полупрозрачной кожей, истыканной иглами, словно решето.

- Есть, - тихо ответила я, протягивая ей руку. – Пойдем.

Я выбрала. Мне показалось, что мой поступок будет милосердным.

В женском туалете нестерпимо воняло мочой, спермой, сигаретами и блевотиной. Но для меня это уже не имело значения. Я слышала только тихий неровный стук сердца девчонки, жадно вдыхала запах ее крови, видела, как жилка еле заметно пульсирует на ее тонкой детской шейке, видимая сквозь полупрозрачную кожу. Я втолкнула ее в кабинку и закрыла дверь. Бесцветные глаза смотрели на меня с надеждой.

- Ну? Где? Дай! - шелестящий голосок дрожал от нетерпения.

Я тоже дрожала. Но я хотела другого.

- Не бойся, - прошептала я тихо, склоняясь над ее ухом, вдыхая запах ее страха, еще больше подхлестнувший мою жажду, - я помогу тебе. Будет немного больно…

Зажав ей рот, чтобы заглушить крик, я впилась зубами в ее хрупкую шейку. По иссохшему зудящему горлу прокатилась теплая волна, меня захлестнуло экстазом… Девчонка вяло сопротивлялась, пытаясь вырваться, царапаясь, как котенок, но вскоре затихла. Когда ее сердце, замирая, трепыхнулось в последний раз, я отпустила бездыханное тело и осторожно выглянула из кабинки. Легко взвалив на плечо почти невесомый труп, я вышла с ним из туалета.

В коридоре на меня покосился охранник.

- Перепила, - улыбнулась я ему, сделав невинное лицо. - Вынесу ее наружу – подышать.

- Скорее обкололась, - буркнул охранник. – И охота тебе возиться с этой падалью?

- Ничего, - ответила я, - мне нетрудно.

Громила безразлично отвернулся.

Распахнув ногой дверь черного входа, я с наслаждением вдохнула ночной воздух – свежий, но щедро приправленный выхлопами автомобилей и вонью мусорных баков.

Я немного прошла по темному грязному проулку, откинула крышку одного из баков, спугнув нескольких крыс, которые, вереща, кинулись прочь, забиваясь в щели, и положила туда тело девушки. Посмотрев на осунувшееся лицо, ставшее совсем белым, я провела ладонью по ее глазам, закрывая ей веки.

- Не жалей. Все правильно, – негромкий мелодичный голос за спиной. Я даже не повернулась.

Ларс отстранил меня от бака, положив сверху еще одно тело.

- Отойди.

В сгустившейся темноте чиркнула зажигалка, высекая яркую искру. Языки пламени полыхнули, осветив обшарпанные стены и загаженный асфальт проулка.

Холодные пальцы сжали мою ладонь.

- А ты молодец. Справилась.

Мне не нужно было его одобрение. Это было мое первое настоящее убийство. Осознанное и доведенное до конца. И это произошло в мой день рождения. Какая грустная ирония судьбы!

После я сидела до утра на подоконнике мансарды в одном из старинных домиков Монмартра и смотрела на то, как низкое зимнее солнце, лениво, словно нехотя, выбирающееся из-за острых крыш, раскрашивало этот удивительный город всеми оттенками розового.

Париж и правда был незабываем. Даже в моем эмоциональном оцепенении я не могла не поддаться его совершенно неповторимому очарованию. Он был словно малолетняя проститутка – порочный и невинный одновременно, простой, как маргаритка, и полный мрачных готических тайн. Его улицы хранили запах крови, щедро проливавшейся на них в Темные века, и, закрыв глаза, я слышала тяжелую поступь латников, шествующих с факелами в руках убивать гугенотов в ту страшную ночь святого Варфоломея.

- Ты не спала? – холодная ладонь легла на мое плечо. Впервые за много дней я не отстранилась.

- Вчера был мой день рождения, – сама не зная зачем, сказала я.

Ларс промолчал.

Но ближе к вечеру он бросил в меня мою куртку и произнес:

- Собирайся. Я покажу тебе настоящий Париж.

Я было открыла рот, чтобы возразить, но Ларс приложил палец к моим губам.

- Молчи. Не спорь. Тебе понравится.

Холодный ветер трепал мои волосы, а я прижималась всем телом к холодной каменной фигуре горгульи, с трепетом разглядывая лежащий у моих ног Париж. Вершина мира – крыша Нотр-Дам де Пари.

Мраморное лицо ангела трогательно печально – кладбище Невинных Душ. Могилы тех, кто был легендами. И я касаюсь дрожащими пальцами их последних пристанищ.

Грозные развалины Бастилии – души загубленных пленников витают над ними. В бойнице окна тускло блестит железная маска. Гревская площадь – извечное место казни. Рев толпы, свист острейшего ножа гильотины, страшный стук отрубленной головы, скатившейся в корзинку. Шпиль Нельской башни и холодные волны Сены, лижущие позеленевшие от времени камни. Место развратных утех и коварных убийств. Снова запах смерти и предательства.

И как заключительный аккорд – блистательная мишура Мулен Руж. Перья, сверкающие стразы, оглушительная музыка и странный запах – похоти, дорогих духов и сигар. Смотреть на это из верхней ложи для осветителей было захватывающе и невероятно.

По узкой лестнице, ведущей в нашу мансарду, Ларс нес меня на руках. Ноги отказались меня слушаться, глаза закрывались сами собой. Но, прижимаясь к холодной груди вампира, я впервые за много дней улыбнулась.

Утром я нашла на своей постели букетик фиалок. Не знаю, где взял их Ларс в декабре.

- Вот не думала, что ты так сентиментален, - проговорила я, смутившись и зарывшись лицом в нежные лепестки. – Какая прелесть!

- Что делать, этот город даже меня сводит с ума, – вампир усмехнулся, и меня словно окатило холодной водой. – Собирайся, мы сегодня уезжаем.

- Опять? – прохныкала я. – Мне тут нравится! Давай останемся хотя бы до Рождества! Тут так красиво.

- Принцесса! – Ларс подошел ко мне и сел на постель. – Поверь моим инстинктам, надо уезжать.

- Ну пожалуйста, - канючила я тоном обиженного ребенка. Я не рассчитывала на то, что смогу смягчить его каменное сердце, но попытаться стоило. Мне правда было хорошо в этом удивительном городе.

И – о чудо! - вампир, посомневавшись, произнес:

- Хорошо. Но держи сумку наготове. Если что – сразу сбежим.

Я радостно бросилась ему на шею, но тут же отстранилась смутившись.

- Прости, не знаю, как это вышло.

Ларс опять усмехнулся, а я вновь залилась краской. Нет, это точно семейное.

- И чем желаете заняться, ваше высочество? - склонился в шутовском поклоне вампир.

Я запустила в него подушкой.

Целый день мы гуляли по Лувру. Ларс больше рассказывал мне не об экспонатах, а о том, кто и при каких обстоятельствах умер в каждом из богато украшенных залов. Потом, пока я заговаривала зубы седовласому смотрителю, он, нажав какую-то завитушку на резной деревянной шпалере, открыл потайную дверь. Я показала охраннику на мальчишку лет десяти, сосредоточенно пытавшегося выковырять глаз какой-то античной статуе, и прошмыгнула за Ларсом в пыльную темноту.

Экскурсия стала гораздо интереснее. Следуя за своим провожатым по узким темным коридорам потайных ходов, я будто переместилась во времени. Казалось, сейчас появится дама в пышном кринолине или кавалер, крадущийся с отравленным кинжалом, запахнувшийся в плащ до самых бровей. Ларс шепотом продолжал свой захватывающий рассказ о времени правлении Медичи – времени темном и страшном, полном убийств, отравлений и предательств. Он знал такие подробности, что, несомненно, был лично участником этих событий. У меня просто захватывало дух. Наконец вампир снова нажал на какой-то потайной рычажок и мы оказались в небольшой комнате с камином, богато украшенным золоченой решеткой и мраморной облицовкой. Еще там была громадная кровать с потускневшим от времени бархатным пологом, расшитым лилиями, видимо, когда-то золотыми, но теперь почти черными.

- Это спальня королевы Маргариты Наваррской. Хочешь, покажу ее маленький секрет, который когда-то спас короля Генриха Наваррского от неминуемой смерти?

Ларс подошел к стенному шкафчику, распахнул его дверцы и приподнял одну из полочек, темных от времени.

- Надо же, до сих пор лежит на месте. Истлела почти. Но все еще там, – проговорил вампир, вытаскивая клубок из ветхих по виду веревок, переплетенных с почерневшими от плесени дощечками.

- Гляди. Про это, кажется, написал Дюма в одном своем романе. Но никто не поверил ему и даже не удосужился проверить. Кстати, знаешь, кто рассказал ему эту историю?

- Неужели ты? – я расширила глаза от удивления.

Ларс скромно улыбнулся.

- Я знаю об этой тайне, так как лично придерживал стремя коня Генриха, когда тот спустился по этой лестнице, чтобы ускакать в свою Наварру, скрываясь от убийц, подосланных королевой-матерью.

- Ты был французским дворянином? - спросила я недоверчиво.

- Нет, - усмехнулся Ларс, – швейцарским гвардейцем, верным будущему королю Франции. Хорошее было время.

В отдалении раздались голоса и шаги.

- Так, пора возвращаться. А то нас запрут на ночь в музее.

Щелкнул древний механизм, и мы снова углубились в потайные коридоры.

По дороге в наше убежище я, совсем осмелев, спросила Ларса:

- А как давно ты…

- Вампир? – закончил за меня он.

Я кивнула.

- Принцесса, это темная и неинтересная история. Гораздо скучнее романов месье Дюма, – отшутился Ларс.

- Не хочешь – не рассказывай, – надула я губы.

Вампир помрачнел.

- Нечего рассказывать, – отрезал он.

Настаивать я не решилась.

Сочельник мы встречали в нашей мансарде. Ларс даже раздобыл несколько еловых веток, которые, согревшись от тепла железной печки, распространяли по комнате удивительный смолистый запах: свежий, праздничный и родной. У меня перехватило горло от воспоминаний о навсегда утраченной семье. В глазах опять предательски защипало. Чтобы не выдать своих переживаний, я отошла к окну и уселась на подоконник. Но грудь давило все сильнее, я начинала задыхаться.

- Ларс, можно я прогуляюсь? – я еле сдерживала рвущиеся наружу рыдания.

Вампир посмотрел на меня подозрительно.

- Можно ли тебе доверять, принцесса? – спросил он серьезно. – Глупостей не наделаешь?

- Постараюсь, - ответила я, проводя ладонью по щеке. – Мне нужно, понимаешь? Душно очень.

Ларс подошел ко мне и внимательно посмотрел в лицо.

- Иди, - сказал он тихо. – Только недолго. И далеко не уходи.

Схватив куртку, я пулей выскочила за дверь. Сбежав по ступенькам, я вышла на узенькую кривую улочку и пошла, особо не выбирая направления. Мне было все равно, куда идти. Постепенно извилистая улочка вывела меня на маленькую площадь, окруженную магазинчиками с ярко освещенными витринами. Посередине стояла увешанная разноцветными лампочками елка, вокруг которой бегали и резвились дети. Увидев небольшое кафе, уютно светившееся желтыми окнами, я зашла внутрь. Сев за столик у окна, я заказала кофе и задумчиво разглядывала посетителей.

- Мисс Стенли? – вкрадчивый тихий голос за спиной заставил меня вздрогнуть. Я обернулась.

Передо мной стоял невысокий человек в черном пальто с шеей, замотанной толстым серым шарфом. С черными цепкими глазами и тонкими усиками над верхней губой.

Сердце защемило от дурного предчувствия.

- Вы что-то сказали? – переспросила я как можно безразличнее.

- Не прикидывайтесь, мисс Стенли, - лицо незнакомца стало жестким и хищным. – Давайте без глупостей. Пойдемте со мной.

- Вы ошибаетесь! – я еще надеялась, что мне удастся выкрутиться. – Вы принимаете меня за кого-то другого.

Сильные пальцы сжали мой локоть.

- Хватит ломать комедию, - мужчина потянул меня за собой, - и не вздумайте сопротивляться. На улице ждет наряд полиции.

Я затравленно оглянулась.

- Не усугубляйте своего положения, - увещевал меня тихий голос. - Зачем привлекать внимание мирных горожан?

Словно сомнамбула, я последовала за странным человеком.

На улице действительно стояли четверо крепких мужчин в штатском, которые двинулись нам навстречу.

И тут странное оцепенение слетело с меня; резко вырвав свою руку из цепких пальцев незнакомца, я, вложив в прыжок все свои силы, перемахнула через головы крепышей, не успевших даже сообразить, что происходит, и бросилась через площадь к ближайшему проулку.

Топот ног сзади только подстегивал меня бежать со всей возможной для меня скоростью. К счастью, на улочке, по которой я неслась, не было прохожих. Я молилась, чтобы дорога вывела меня к нашему убежищу, и пожалела, что у меня нет с собой мобильного. Но я недооценила инстинкты Ларса. Ледяная твердая рука схватила меня за плечо, дернув в сторону так сильно, что я едва не растянулась на каменной мостовой.

- Не надо было тебя отпускать, - прорычал вампир.

Сжав до боли мою ладонь, Ларс увлек меня куда-то вглубь темного и совсем узкого переулка. Пробежав совсем немного, мы уперлись в глухую стену высотой около двух метров. Я беспомощно посмотрела на вампира, но он только усмехнулся.

- Цепляйся, – Ларс заставил меня обхватить его за шею. – И держись.

Моя сумка болталась у него на шее. Громадным прыжком вампир перемахнул стену и мягко приземлился на мерзлую землю, едва покрытую подтаявшим снежком.

- Идем, – вампир снова потянул меня за руку. Стена, через которую мы перебрались, замыкалась в кольцо со стенами большого старинного дома, заброшенного и полуразрушенного, образуя небольшой дворик. Посередине росло громадное дерево с узловатым стволом, покрытым наростами и уродливыми шишками. К этому древнему гиганту и тащил меня вампир. Опустившись на землю, он стал разгребать опавшую листву среди вздыбившихся корней дерева, будто что-то искал. Потом, к моему удивлению, его рука нащупала источенное ржавчиной металлическое кольцо. Взявшись за него обеими руками, Ларс потянул и не без усилий сдвинул тяжеленную каменную плиту, открывшую в земле зияющую пустоту. Оттуда повеяло холодом, сыростью и гнилью.

- Я спрыгну первым, - тихо произнес вампир. – Не бойся, я тебя поймаю.

- Что это? – спросила я.

- Подземный ход, – ответил Ларс.

Сомневаться и расспрашивать было некогда. Из-за стены слышались топот ног и голоса наших преследователей, которые, видимо, прочесывали весь квартал.

Вампир, схватив мою сумку, спрыгнул вниз.

- Лилу, - раздался из-под земли тихий голос, и я вздрогнула. «Как из могилы», - подумалось мне некстати.

Нервно сглотнув и прижав руки к груди, я шагнула в темнеющую яму.

Холодные руки поймали меня и бережно поставили на землю. Она была скользкой и мокрой, подмокшая грязь противно чавкала под ногами. Когда глаза немного привыкли к темноте, я разглядела фигуру Ларса. Он, подпрыгнув, одной рукой удерживаясь за край отверстия, другой подтянул каменную плиту, которая тяжело легла на место, оставив нас в полной тьме. Мне стало страшно.

- Не бойся, - Ларс снова взял меня за руку. – Тут нет никого страшнее меня. Ступай аккуратно: ход старый, может обрушиться.

Вслепую, мелкими шажками, я шла вслед за вампиром, который увлекал меня по узкому низкому коридору неизвестно куда.

Тишина, окружившая нас, была неабсолютной. Тихо шуршали осыпавшиеся камни, где-то капала вода, попискивали крысы. Я содрогнулась.

- Храбрая принцесса боится темноты? - насмешливо спросил Ларс, чуть сильнее сжимая мои пальцы.

- Не темноты, - ответила я дрогнувшим голосом. – Крыс. И не боюсь. Просто ненавижу.

Короткий смешок прозвучал в темноте.

Но через какое-то время я стала различать контуры фигуры Ларса, идущего впереди меня. То ли глаза адаптировались к темноте, то ли…

Впереди, словно разбавленный молоком, сумрак стал сереть.

- Потерпи, принцесса, уже почти пришли.

Я уже отчетливо видела вампира, а до моих ушей доносился плеск воды.

Через несколько шагов мы уперлись в старинную кованую решетку. Ларс одним движением вырвал ее из истлевших, проржавевших креплений.

Щурясь от света, я вышла наружу и полной грудью вдохнула влажный холодный воздух. Мы стояли на гранитном парапете. Под ногами плескалась темная грязная вода.

- Это Сена, – сообщил мне Ларс. – Этот ход выходит на набережную Сены в районе порта Берси. Придется украсть лодку.

Небольшую лодку мы нашли почти сразу. Правда она была ветхая и, скорее всего, протекала. Но выбора не оставалось.

Ледяной ветер пробрался под куртку, а наполнявшая суденышко вода промочила мои ботинки. Я начала замерзать: зубы стучали, пальцы онемели. Я дышала на них, пытаясь согреть.

- Потерпи. Уже скоро. Угоним машину, там согреешься.

Причалив к каким-то полуразрушенным деревянным мосткам, мы выбрались по истертым каменным ступенькам наверх и оказались в промышленном районе, застроенном неказистыми, почти без окон, бетонными зданиями – то ли складами, то ли какими-то предприятиями. Сейчас, в сочельник, тут было почти безлюдно.

Ларс снова тащил меня за руку, как ребенка. Но я не сопротивлялась, а лишь пыталась быстрее передвигать ногами и не споткнуться. Моя одежда и так пострадала после путешествия по полуобвалившемуся подземному ходу, поэтому вываляться в жидкой грязи в мои планы не входило.

В конце улочки мы наконец увидели старенький, видавший виды автомобиль, по-моему, «ситроен», с некрашеным капотом и склеенным скотчем бампером.

Оглядевшись по сторонам, Ларс достал из кармана какой-то тонкий металлический предмет и неуловимым движением вскрыл замок на водительской двери.

- Да ты угонщик со стажем, - невесело пошутила я.

- Залезай, - скомандовал он, открывая мне пассажирскую дверь.

Спорить я не стала.

Внутри автомобиль представлял еще более жалкое зрелище. Обивка сидений оборвана, тяжелый запах залежалых окурков и затхлого поролона неприятно резанул ноздри.

- Ничего, - поморщился Ларс. – Только бы ездила.

Машина, пофыркав и прокашлявшись, словно заядлый курильщик, все же завелась.

Ларс выжимал из мотора последние силы. И этих последних сил хватило, чтобы вырваться за пределы города. Бензина в баке оказалось немного. Бросив развалюху у обочины, дальше мы отправились пешком. К счастью, идти пришлось недолго. Ларс оглядел меня критически, а потом тихо скомандовал:

- Принцесса, твой выход. Иди-ка останови для нас машину. Заодно и пообедаем, - и выразительно облизнулся. Меня передернуло. Но спорить с ним в такой критической ситуации я не стала.

Каждый раз, когда очередной автомобиль пролетал мимо меня, даже не сбавляя хода, я выдыхала с облегчением. Но везение не могло быть вечным. Кому-то из этих несчастных суждено было сегодня расстаться со своей машиной и с жизнью.

Завидев небольшой двухдверный седан, черный и блестящий, летевший по шоссе довольно резво, я вяло махнула ему рукой, совершенно не надеясь на то, что он остановится. Но на свою беду, автомобиль снизил скорость и резко свернул к обочине, скрипнув шинами и обдав меня фонтанчиком мелких камешков из-под колес.

Густо затонированное стекло опустилось.

- Мademoiselle? Vousconduire?(1) – спросил молодой, лет двадцати пяти, улыбающийся парень.

- Oui, jevousenprie! Vousbeaucoupm'aiderez!(2) – ответила я, напрягая свое знание французского.

- Sur, lamademoisellel'Anglaise?(3) – спросил он, распахивая для меня дверь.

- Non, l'Américaine,(4) - ответила я, не спеша садиться и краем глаза следя за тем, как к другой стороне машины неслышно подбирается Ларс.

- Qu'ilvousestarrivé ?(5) – спросил парень. Но ответить я не успела.

Вампир рывком распахнул дверь и выволок несчастного из машины.

Через несколько минут все было кончено.

Машина сорвалась с места, а я все не могла оторвать глаз от полыхавшего на обочине костра.
________________________________________

1. Мадмуазель, вас подвезти?

2. О да, спасибо! Вы очень мне поможете!

3. Мадмуазель – англичанка?

4. Нет, американка.

5. А что с вами случилось?

Большое спасибо нашей бете Тане tatyana-gr за редактирование главы.

ФОРУМ

Источник: http://robsten.ru/forum/20-2971-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Вампиры" | Добавил: MissElen (27.08.2017) | Автор: Юлия Данцева E
Просмотров: 103 | Комментарии: 7 | Теги: Винсент Ларс, Лира Блэк | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 7
avatar
7
good  good  good
avatar
1
5
Спасибо за продолжение .
avatar
1
3
Мадмуазель увязла по самое...все ценности Калленов коту под хвост. Спасибо!
avatar
0
4
Даже лучший из Калленов имел в своей вечности период когда тоже питался людьми, и то что он выбирал худших, не оправдание
avatar
1
1
У Лиры, похоже, всё ярче проявляется синдром заложницы, она потихоньку привязывается к своему мучителю. Уже и не особенно мучается, привыкает. Спасибо за продолжение.
avatar
1
2
Если смотреть объективно, Ларс по своему заботится о Лилу и она уже привыкла к нему, раз уж он не намерен её отпускать.
avatar
0
6
И мотивы его объективной заботы , видимо, скоро откроются. Кто бы ни хотел её использовать в своих интересах, заинтересован в её "добровольном сотрудничестве"
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]