Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Вампиры"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Жизнь и Смерть. Эпилог
Эпилог. ПОЛЬЗУЯСЬ СЛУЧАЕМ…

 


- Уверен, что это была хорошая идея? – спросила она.

- Я должен это увидеть.

- Скажи мне, если станет совсем уж невыносимо.

Я кивнул.

Мы сидели футах в ста [около 30 метров] над землёй, среди хвойных лап высоченного кедра, примостившись рядышком на толстой ветви. Одной рукой я обнимал её, ладонь другой моей руки она сжимала обеими своими. Я чувствовал на своём лице её взгляд. Встревоженный взгляд.

Ветвь под нами раскачивалась на ветру.

Примерно в двух милях [около 3,2 км] от нас по Калавах-вэй двигалась процессия машин, включивших, несмотря на белый день, все фары. Мы находились с юго-восточной, наветренной стороны от них, тщательно выбрав это место так, чтобы поблизости не смогло оказаться никаких людей. На таком расстоянии Эдит практически не способна была слышать, чтó они все думали, но это было неважно. Бóльшую часть их мыслей я бы и сам, наверное, без труда угадал.

Первым ехал катафалк. Сразу за ним – знакомая полицейская машина. Мама на пассажирском сиденье, а Фил на заднем. Почти всех, кто ехал за ними следом, я узнал.

Я не мог наблюдать за панихидой – она проходила внутри церковного здания. Но на мою долю осталась погребальная служба.

Катафалк был излишеством. В сгоревшем остове моего пикапа нашли слишком мало плоти, чтобы ей требовался гроб. Имей я право голоса, посоветовал бы родителям не тратить деньги зря и ограничиться урной. Но если им так лучше… Может, им действительно нужна могила – место, куда можно приходить.

Я уже видел, где они похоронят меня – или то, что принимали за меня. Яму вырыли ещё вчера, рядом с бабушкой и дедушкой Свон. Оба они умерли, когда я был маленьким, так что я их особо и не знал. Надеюсь, они не против, что отныне их соседом будет какой-то незнакомец.

Имени незнакомца я не знал. Не захотел узнавать все подробности того, как Арчи и Элеонора фальсифицировали мою смерть. Просто знал, что кому-то приблизительно моего роста и комплекции, недавно преданному земле, выпало пережить ещё одно – последнее – путешествие. Наверное, всё, что позволяло идентифицировать тело, они уничтожили – зубы, отпечатки пальцев и тому подобное. Мне было очень неловко перед покойным, но я надеялся, что он не возражал. Он ничего не почувствовал, когда где-то в Неваде мой пикап упал в ущелье и вспыхнул. Его семья уже оплакала его. У них была надгробная плита с его именем. Так же, как была она теперь у моих родителей.

Оба они, и Чарли, и мама, несли гроб. Даже отсюда мне было видно, что Чарли постарел лет на двадцать, а мама двигается как лунатик. Если бы она не держалась за ручку этого прямоугольного ящика, то, наверное, не смогла бы пройти ровной походкой по травяному газону кладбища. Я узнал чёрное платье, надетое на ней – купила когда-то для одной пафосной вечеринки, но затем решила, что оно её старит, и пошла в красном. На Чарли был костюм, которого я раньше не видел, но, скорее всего, не новый – пиджак тесен и вряд ли застегнётся, галстук чуть широковат.

Гроб помогали нести Фил, а также Аллен и его папа, преподобный Вебер. Следом за Алленом шёл Джереми. Даже Бонни Блэк держалась за одну из медных ручек, пока Джулс толкала вперёд её кресло.

В толпе я нашёл почти всех своих школьных знакомых. Большинство было одето в чёрное, многие плакали, обнимая друг друга. Это меня как-то удивило – мало кого из них я успел узнать как следует. Наверное, они плакали просто потому, что это печально в принципе – что кто-то умирает, когда ему или ей всего семнадцать. Может быть, это заставило их задуматься о собственной смертности и всё такое.

Одна группа держалась особняком – Карин, Эрнест, Арчи, Джессамина, Ройал и Элеонора, все в светло-сером. Они отличались от остальных и особенно прямой осанкой, и бледной кожей, что было видно даже издалека… по крайней мере, вампирским зрением.

Всё это заняло довольно много времени. Пока опускали гроб, пока преподобный что-то долго говорил (проповедь, что ли?), пока папа с мамой бросили в яму по цветку, пока все неловко ждали в очереди, чтобы что-нибудь сказать моим родителям. Я хотел, чтобы маму отпустили, дали уехать. Она буквально висела на Филе, и я понимал, что ей нужно прилечь. Чарли держался лучше, но и он выглядел так, будто готов сломаться. Стараниями Джулс кресло Бонни всё время было рядом с Чарли, чуть сзади и сбоку. Бонни потянулась к Чарли и взяла его за руку. Кажется, это немного помогло. Джулс при этом встала так, что мне было отлично видно её лицо; и, честно говоря, я предпочёл бы худший обзор.

Карин и остальные Каллены были в конце этой очереди. Мы смотрели, как они медленно приближаются к цели. Около мамы они задержались ненадолго – прежде они её не встречали. Арчи принёс маме стул, чтобы она могла сесть. Фил поблагодарил его, а я гадал, не предвидел ли Арчи, что она вот-вот упадёт.

Карин задержалась около Чарли. Я знал, что она извинялась за отсутствие Эдит, объясняя, что та якобы слишком удручена и расстроена, чтобы прийти. Это оправдание было придумано не только для того, чтобы дать Эдит возможность сегодня остаться со мной, но и чтобы заложить основу легенды, которая объяснит отсутствие Эдит в школе на будущий год: она будет настолько безутешна и убита горем, что Эрнест возьмётся обучать её на дому.

Чарли по-прежнему разговаривал с Карин, а Бонни и Джулс двинулись прочь. Бонни, обернувшись, бросила на Калленов мрачный взгляд, а затем внезапно посмотрела в нашем направлении.

Конечно, она не могла нас видеть. Я огляделся по сторонам, пытаясь понять, на что же она смотрит. Затем я заметил, что Элеонора тоже смотрит на нас – уж она-то видела нас отлично – и очень старается не улыбаться; Элеонора ни к чему не относилась серьезно. Должно быть, Бонни заинтересовало направление взгляда Элеоноры.

Спустя несколько секунд Бонни отвела глаза. Она что-то сказала Джулс. Они продолжили путь к своей машине.

После Блэков уехали и Каллены. Очередь соболезнующих иссякла, и мои родители наконец были свободны. Фил быстро увёл маму, и они уехали, сев в машину священника. Чарли остался один. Могильщики закапывали яму. Он не смотрел. Он сел на тот стул, где до него сидела мама, и уставился куда-то вдаль, на север.

Я ощутил, как моё лицо меняет выражение, стремясь выразить печаль, которую я испытываю. Глаза были слишком сухими, непривычно и дискомфортно сухими; я поморгал, но это не помогло. Дыхание вышло неровным, прерывистым, как при приступе удушья.

Руки Эдит крепко обняли меня за пояс. Я спрятал лицо в её волосах.

- Мне так жаль, Бо. Я никогда не хотела этого для тебя.

Я лишь кивнул в ответ.

Мы просидели так довольно долго.

Когда Чарли собрался уходить, она слегка толкнула меня в бок, и я проследил за тем, как он уехал.

- Хочешь домой? – спросила она.

- Может, чуть позже.

- Хорошо.

Мы сидели и смотрели на опустевшее кладбище. Начинало темнеть. Несколько рабочих очищали место от стульев и мусора. Один из них забрал большую фотографию – моё школьное фото, сделанное ещё в Финиксе, в начале учебного года. Оно мне никогда не нравилось. Теперь я едва узнавал себя в этом мальчике с неуверенными голубыми глазами и нерешительной улыбкой. Трудно было вспомнить, каким я был тогда. Даже то, каким меня в первый день увидела Эдит, было сложно представить.

- Ты никогда не хотела этого для меня, – медленно произнёс я. – Чего же ты хотела? Как ты представляла себе наши отношения – с учётом того факта, что я полюбил тебя навсегда?

Она вздохнула.
- Лучший вариант развития событий? Я надеялась, что… смогу быть достаточно сильной, чтобы быть рядом с тобой-человеком. Что мы сможем стать… чем-то бóльшим, чем обычная влюблённая пара. Когда-нибудь – если бы ты не перерос меня – стать чем-то бóльшим, чем супружеская пара. Мы не смогли бы состариться вместе, но я бы осталась с тобой. Я бы оставалась с тобой всю твою жизнь. – Она на секунду смолкла. – А затем, когда твоя жизнь подошла бы к концу… не захотела бы оставаться без тебя. Нашла бы способ уйти следом.

Я рассмеялся, изумив её. Рассмеялся не очень уверенно, но на удивление легко.

- Это была просто ужас какая кошмарная идея, – сказал я ей. – Можешь себе представить? Люди стали бы думать, что я твой папа. Твой дедушка! Меня бы, наверное, посадили в тюрьму.

Она нерешительно улыбнулась.
- А мне было бы на это наплевать. И если бы кто-то посмел посадить тебя в тюрьму, я организовала бы тебе побег.

- Но ты бы вышла за меня замуж? – спросил я. – Правда вышла бы?

Теперь она улыбнулась шире.
- А я и так за тебя выйду. Арчи это видел.

Я несколько раз моргнул.
- Ух ты. Я… чертовски польщён. Ты бы действительно вышла за меня, Эдит?

- Это предложение?

Я обдумывал ответ полсекунды.
- Конечно. Конечно же. Выйдешь?

Она порывисто обняла меня.
- Конечно, выйду. Каждый раз, когда ты захочешь.

- Ух ты, – повторил я. Я тоже обнял её и поцеловал в макушку. – Хотя, наверное, в иной версии я мог бы справиться и получше.

Она откинулась назад, чтобы посмотреть на меня, и её лицо вновь стало печальным.
– Любая иная версия тоже заканчивалась этим.

- Но, возможно, я мог бы… лучше с ними проститься. – Я не хотел думать о том, какими были мои последние слова, обращённые к Чарли, но они постоянно приходили на ум. Это было то, о чём я сожалел сильней всего. Хорошо ещё, что воспоминание было не слишком ясным, и я очень надеялся, что со временем оно ещё больше поблекнет. – А вдруг мы действительно поженились бы? Знаешь, вместе окончили школу, проучились несколько лет в колледже, а затем устроили большую-пребольшую свадьбу, куда пригласили всех, кого знаем? Дали им увидеть, как мы счастливы вместе. Пользуясь случаем, сказали им все эти сентиментальные глупости про то, как мы любим их. Потом снова уехали бы куда-нибудь далеко, якобы опять учиться…

Она вздохнула.
- Звучит неплохо. Но и эту историю пришлось бы закончить двойными похоронами.

- Может быть. А может, мы бы на годик сделали вид, что чем-то очень заняты, а затем, когда я перестал бы быть новичком и научился себя контролировать, могли увидеть их снова…

- То-о-о-очно, – сказала она и закатила глаза. – Осталось бы всего две проблемы – мы никогда не стареем, и мы попадаем в расстрельные списки Вольтури… вот уж что точно закончилось бы хорошо.

- Ладно, ладно, ты права. Нет никакой другой версии.

- Прости, – сказала она, снова понизив голос.

- В общем, Эдит, как ни крути, выходит одно и то же. Если бы у меня хватило ума не бегать на свиданку с ищейкой, – она зашипела, но я продолжил, – это лишь замедлило бы всё дело. Мы пришли бы к тому же самому. Ты – та жизнь, которую я выбираю.

Она улыбнулась, сначала неуверенно, а затем – внезапно – широко и с ямочками.
- Такое ощущение, что пока я не встретила тебя, моя жизнь не имела смысла. Ты – та жизнь, которую я ждала.

Я взял её лицо в свои ладони и поцеловал; ветвь под нами заходила ходуном. Я никогда даже представить себе не мог жизнь, подобную этой. Пришлось заплатить за неё дорогую цену – но я бы выбрал этот путь и заплатил за него, будь у меня хоть всё время мира для раздумий.

Мы оба почувствовали, как в её кармане завибрировал телефон.

Я подумал, что это, скорее всего, Элеонора с саркастическим вопросом, не заблудились ли мы по пути домой, но Эдит сказала:
- Карин?

Всего секунду она прислушивалась, широко распахнув глаза. Я мог слышать в трубке стремительную речь Карин, её взволнованно вибрирующий высокий голос. Не прерывая телефонного разговора, Эдит спрыгнула с ветви вниз.

- Уже иду, – сказала она под треск ломающихся на пути её падения веток. Я спрыгнул следом за ней. Когда я коснулся земли, она уже бежала и не замедлила бег, чтобы дать мне возможность догнать её.

Должно быть, происходило что-то по-настоящему серьёзное.

Я бросился вслед за ней на максимально возможной скорости, используя всю дополнительную силу, которой обладал как новичок – этого хватило, чтобы не потерять её из виду. Она неслась напрямик к дому. Мои шаги получались раза в три длиннее, чем у неё, но всё равно погоня за ней походила на погоню за молнией.

Только когда мы приблизились к дому, она позволила мне догнать её.

- Будь осторожен, – предупредила она. – У нас гости.

А затем снова унеслась вперёд. Я прибавил ходу, стремясь не отставать. Очевидно, гости были не очень-то желанными. Я хотел быть рядом с ней, когда она их встретит.

Ещё не добежав до реки, я услышал рычание. Эдит перепрыгнула реку, на этот раз – длинным низким прыжком, и приземлилась на газон. Металлические ставни на застеклённой задней стене были опущены. Она стремительно обогнула дом с южной стороны, я следовал прямо за ней.

Перепрыгнув через перила, она вскочила на открытую веранду, огибавшую дом по первому этажу. Все Каллены были там, сбившись плотной группой, в напряжённых позах. Карин была на пару шагов впереди, хотя, очевидно, никому из остальных это не нравилось. Она стояла, подавшись к ступенькам крыльца, с умоляющим видом глядя на лужайку перед домом. Эдит встала рядом с ней, и из темноты опять раздалось чьё-то рычание.

Я бросился было к ним, но Элеонора схватила меня за руку и дёрнула обратно, быстро прошептав:
- Не мешай, она будет переводить.

Готовый вырваться из её рук – даже у Элеоноры не хватило бы сил остановить меня, пока я так молод – я посмотрел туда, куда смотрела Карин, готовясь увидеть враждебно настроенных вампиров. Не знаю, чего я ждал. Наверное, что их будет много, учитывая то, насколько напряжёнными выглядели Каллены.

Я не готов был к зрелищу трех волков размерами с лошадь.

Они больше не рычали – подняв свои крупные головы, они направили носы в мою сторону.

Угольно-чёрный волк, стоявший чуть впереди двух других словно вожак и превосходивший остальных размерами (хотя все они были раза в три больше того, что я считал возможным для волков), шагнул вперёд и оскалил зубы.

- Сэм, – резко сказала Эдит. Волк повернул голову в её сторону. – Ты не имеешь права здесь находиться. Мы не нарушили соглашение.

Гигантский чёрный волк рыкнул на неё.

- Они не нападали, – сказала Карин, обращаясь к Эдит. – Я не знаю, чего они хотят.

- Они хотят, чтобы мы покинули Форкс. Они пытались прогнать вас отсюда.

- Но почему? – спросила Карин.

Казалось, волки вслушивались в каждое слово. Они что, могли понимать речь?

- Они подумали, что мы нарушили соглашение – что мы убили Бо.

Большой волк зарычал – долгим низким рыком, похожим на басовитый звук пилы, вгрызающейся в проволоку.

- Но… – начала было Карин.

- Очевидно, – перебила её Эдит, – они всё ещё думают, что мы нарушили соглашение – что мы сами приняли решение изменить его.

Карин посмотрела на волков.
- Уверяю вас, это случилось не так.

Тот, кого Эдит назвала Сэмом, продолжал громко рычать. С его оскаленных клыков капала слюна.

- Бо, – негромко произнесла Эдит, – ты можешь рассказать им? Нам они не поверят.

Всё это время я стоял изумлённой статуей. Усилием воли стряхнув оцепенение, я подошёл к Эдит и встал рядом с ней.

- Я не понимаю. Кто они? О каком соглашении ты говоришь? – Мой шёпот был быстрым, но волки, судя по их пристальным взглядам и навострённым ушам, внимательно меня слушали. Волки, понимающие по-английски? Элеонора сказала, что Эдит переводит. Неужели она говорит по-волчьи?

- Бо, – Голос Эдит был громче, чем мой. – Это квилеутские волки. Ты помнишь их историю?

Это… – Я уставился на огромных животных. – Это те самые волки-оборотни?

Чёрный волк зарычал ещё громче, а тёмно-коричневый у него за спиной выдохнул, издав забавный звук, немного похожий на смех.

- Не совсем, – сказала Эдит. – Мы заключали соглашение давным-давно, с другим вожаком стаи. Они думают, что мы нарушили условия того договора. Ты можешь рассказать им, как был обращён?

- М-м-м, ладно… – Я посмотрел на чёрного волка, который, кажется, был у них главным. – Я… ну, я Бо Свон...

- Она знает, кто ты. Вы с Сэм уже встречалась однажды – на пляже в Ла-Пуш.

Она. Туманные человеческие воспоминания на мгновенье отвлекли меня от настоящего. Я вспомнил высокую молодую женщину – Саманту – из Ла-Пуш. Вспомнил Джулс, говорившую, что волчицы для неё сестры. Что её прапрабабушка заключила с хладными соглашение.

- О, – сказал я.

- Просто объясни ей, что случилось.

- Точно. – Я снова посмотрел на волчицу, пытаясь вспомнить лицо высокой молодой женщины, заключённой внутри неё. – Ну… несколько недель назад здесь появилась ищейка… то есть вампирша-ищейка. Ей очень понравился мой запах. Каллены велели ей отступиться. Она ушла, но Эдит узнала, что она планирует убить меня. Я уехал обратно в Финикс, чтобы скрыться там, пока Каллены не… ну, знаете, не позаботятся о ней. Но ищейка выяснила, где я нахожусь, и нашла меня там. Для неё это была игра, игра с Калленами – я был лишь пешкой. Но она не захотела просто убить меня. Она… решила поиграть с едой – так, наверное, можно выразиться. Каллены нашли меня раньше, чем она смогла убить меня, но она успела меня укусить. О, у нас же осталось то видео? – Я повернулся к Эдит, которая смотрела на волчиц. Она покачала головой. Я повернулся обратно к Саманте. – Очень жаль. Ищейка снимала всё на видеокамеру. Я мог бы показать вам точную запись того, что случилось.

Волчицы посмотрели друг на друга. Эдит прищурилась, концентрируясь на том, что они думают. Внезапно чёрная волчица снова повернулась к Эдит.

- Приемлемо, – сказала Эдит. – Где?

Чёрная волчица фыркнула, затем все три попятились прочь от дома. Добравшись до деревьев, они развернулись и бегом скрылись в лесу.

Каллены столпились вокруг Эдит.

- Что случилось? – спросила Карин.

- Они не могут решить, как поступить, – сказала Эдит. – Их попросили изгнать нас. Фактически, хоть и тайно, Сэм сейчас возглавляет племя. Она не является прямым потомком той, с кем мы заключали соглашение. Они хотят, чтобы мы поговорили с настоящей правнучкой предыдущей главной волчицы.

- Но это же не будет… Бонни? – ахнул я.

Эдит посмотрела на меня.
- Да. Они хотят встретиться на нейтральной территории, чтобы Бонни могла увидеть тебя и принять решение.

- Увидеть меня? Но я же не могу подходить так близко…

- Ты сможешь это сделать, Бо, – сказала Эдит. – Ты самый разумный новорожденный из всех, кого я видела.

- Так и есть, – согласилась Карин. – Никогда не видела, чтобы кто-то адаптировался настолько легко. Не знай я, как всё обстоит на самом деле, сказала бы, что тебе лет десять, не меньше.

Не то чтобы я считал, будто они врут – возможно, они просто не понимали масштабов того, что предлагали.
- Но это же Бонни. Лучший друг моего папы. Что, если я ей вред причиню?

- Мы будем там, – сказала Элеонора. – Не дадим тебе наделать глупостей.

- Вообще-то… – Эдит замялась.

Элеонора с изумлением посмотрела на неё.

- Они попросили, чтобы с нашей стороны пришло не больше народу, чем с их – только трое. Я уже согласилась. Первым придётся быть Бо, второй – мне, а третьей обязана быть Карин.

Элеонора определённо обиделась.

- Это безопасно? – спросил Эрнест.

Эдит пожала плечами.
- Это не ловушка.

- Либо они пока ещё не сообразили превратить это в ловушку, – сказала Джессамина.

С обеспокоенным видом она стояла рядом с Арчи, а с ним было что-то не так. Он выглядел растерянным.

- Арчи, ты чего? – спросил я. Никогда не видел, что он выглядел так, будто… будто не знает, что сейчас произойдёт, а лишь плетётся в хвосте событий.

- Я их не видел, – прошептал он. – Не знал, что они придут. Я и сейчас не вижу – не вижу эту встречу. Как будто её не произойдёт.

Я видел, что для всех остальных это не новость. Они знали об этом ещё до нашего прихода, а Эдит прочла в его мыслях.

- Что же это значит? – спросил я.

- Мы не знаем, – отрывисто произнесла Эдит. – И сейчас нет времени разбираться. Нам надо быть там, когда они явятся. Нельзя давать им повод передумать.

- Всё будет хорошо, – сказала Карин, обращаясь ко всем и глядя на Эрнеста. – Волчицы просто стремятся защитить свой народ. Они герои, а не злодеи.

- Они думают, что злодеи – это мы, – уточнил Ройал. – Герои они там или героини, но нам, Карин, нельзя забывать, что они наши враги.

- Так не должно быть, – прошептала Карин.

- И это тоже сейчас не имеет значения, – сказала Эдит. – Сейчас Бо нужно объяснить всё Бонни, чтобы нам не пришлось выбирать между тем, чтобы покинуть Форкс и этим вызвать подозрения, и схваткой с тремя едва достигшими совершеннолетия волчицами, которые просто пытаются защитить своё племя.

- Арчи не сможет увидеть, грозит ли вам опасность, – напомнила ей Джессамина.

- Всё будет хорошо. Бонни не захочет причинять вред Бо.

- Я не уверена, что это всё ещё так. И за ней уж точно не заржавеет причинить вред тебе.

- Я прекрасно слышу мысли волчиц. Они не застанут нас врасплох.

- Скажите нам, куда пойдёте, – сказала Элеонора. – Мы будем держаться на расстоянии и вмешаемся, только если вы позовёте.

- Я обещала. Нет никаких причин идти на попятный. Нужно, чтобы они увидели, что могут доверять нам сейчас больше, чем когда-либо. Нет! – сказала Эдит Джессамине, видимо, готовой привести ещё одно возражение. – У нас нет времени. Мы скоро вернемся.

Элеонора что-то проворчала, но Эдит сделала вид, что не слышит.

- Бо, Карин, идёмте.

Я побежал за ней и услышал, как за нами устремилась Карин. На этот раз Эдит бежала не так быстро, и следовать за ней было легко.

- Похоже, ты твёрдо уверена, что всё обойдётся, – сказала Карин, обращаясь к Эдит.

- Я получила ясное представление о том, что они думают. Они тоже не хотят вступать в схватку. Нас восемь. Они знают, что если дойдёт до схватки, им нас не победить.

- Этого допускать нельзя. Я не причиню им вреда.

- Я настроена так же, как ты. Но если сейчас мы оставим город, это вызовет подозрения.

- Я знаю.

Я слышал их диалог, но мои мысли были далеко: я думал о Бонни, о Чарли и о том, что ни в коем случае не должен находиться сейчас рядом с человеческими существами. От других, особенно от Джессамины, я много узнал о годах новорожденности и не чувствовал в себе готовности попытаться стать первым исключением из общего правила. Несомненно, мне было легче приспосабливаться, чем другим, имея рядом столько хороших наставников, и всех удивляло то, каким… спокойным я был, но тут был особый случай. Эдит очень старалась сделать так, чтобы я избежал самого главного соблазна – и никого бы не убил. А если я сорвусь сегодня вечером, то мало того что разрушу мир своего отца – ведь сейчас он нуждался в дружеской поддержке как никогда – но ещё и разожгу что-то вроде войны между Калленами и этими гигантскими волчицами-оборотнями.

В этом новом теле я ещё ни разу не чувствовал себя тем прежним неуклюжим недотёпой-неудачником, но внезапно меня захлестнули знакомые неуверенность и тревога. Предчувствие надвигающейся беды. Близился мой шанс выступить по полной программе – и по-королевски облажаться, испортив всё, что только можно испортить.

Эдит вела нас на северо-восток. Мы пересекли шоссе там, где оно сворачивало на восток к Порт-Анджелесу, и некоторое время двигались на север по просёлку, пока не добрались до какой-то пустоши – участка леса сбоку от дороги, в темноте, где недавно как следует поработали лесорубы.

- Эдит, я не думаю, что смогу это сделать.

Она взяла меня за руку.
- Мы с наветренной стороны. Карин и я постараемся остановить тебя, если что-нибудь случится. Ты, главное, помни о том, что не надо бороться с нами.

- А вдруг я не смогу себя контролировать? Вдруг причиню вред тебе?

- Без паники, Бо, я знаю, что ты сможешь с этим справиться. Если что, задерживай дыхание. Станет невмоготу – беги прочь.

- Но, Эдит…

Она приложила палец к губам и посмотрела на юг.

Очень скоро оттуда появились огни автомобильных фар.

Я думал, что машина проедет мимо. В конце концов, волки же не поместятся в небольшом седане. Но автомобиль медленно затормозил недалеко от того места, где мы ждали, и я понял, что в нём находятся Бонни и водитель.

Затем появились два волка – вышли из леса с противоположной стороны дороги. Они встали по обе стороны от машины; это выглядело как защитный манёвр. Сидевшая за рулём женщина вышла из машины и обошла её, чтобы помочь выбраться Бонни. Я был уверен, что это не Саманта, хотя её волосы тоже были коротко острижены. Я следил за ней, гадая, видел ли я тогда на пляже и её, но она не выглядела знакомой. Как и Саманта, она была высокой и на вид сильной.

Очевидно, не только на вид. Взяв Бонни на руки, она понесла её, как будто эта пожилая женщина ничего не весила. Немного напоминало то, как меня – словно набитую лёгким пухом подушку – раньше таскали Каллены. Может быть, волчицы – потому что эта женщина, очевидно, и была той серой волчицей, которой недоставало для завершения трио – тоже были сильнее обычных людей.

Саманта и тёмно-коричневая волчица пошли первыми, следом за ними эта высокая женщина понесла Бонни. Саманта остановилась в тридцати с лишним ярдах [около 30 метров] от того места, где стояли мы.

- Я вижу не так хорошо, как ты, – проворчала Бонни. Саманта приблизилась ещё на десять ярдов.

- Здравствуй, Бонни, – сказала Карин.

- Я не вижу, Пола, – снова пожаловалась Бонни. Её голос показался мне хриплым и слабым; целый месяц я не слышал никого, кроме вампиров. Полуволчья-получеловечья стая медленно двинулась вперёд; когда до нас осталось десять ярдов, она остановилась. Я затаил дыхание, несмотря на то, что слабый ветер по-прежнему дул от меня к ним.

- Карин Каллен, – холодно сказала Бонни. – Я должна была сообразить раньше. Только увидев вас на похоронах, я поняла, что произошло.

- Но ты ошиблась, – сказала Эдит.

- Так говорит Сэм, – ответила Бонни. – Я не уверена, что она права. – Глаза Бонни метнулись ко мне, и она вздрогнула.

- Всё, что у нас есть, это слово Бо и наше слово. Поверишь ли ты? – спросила Эдит.

Бонни хмыкнула, но ничего не ответила.

- Пожалуйста, – сказала Карин, и в её голосе был намного больше доброты, чем в любом другом. – Мы никогда и никому не причиняли здесь вреда. И не причиним. Для нас было бы лучше не уезжать немедленно, а то это будет выглядеть беспричинно.

- Не хотите выглядеть виноватыми, – с сарказмом заметила Бонни.

- Да, не хотелось бы, – сказала Карин. – И сказать по правде, мы ничего не нарушили.

Бонни посмотрела на меня.
- Тогда где же Бо? Вы же не ждёте, что я поверю, будто он внутри этой твари, слегка напоминающей его внешне? – В её голосе звучала глубокая боль, но также и ненависть. Я был удивлён её отношением. Я что, действительно казался настолько другим? Как будто это вообще не я?

- Бонни, это я, – сказал я.

Она поморщилась, услышав мой голос.

В моих лёгких закончился воздух. Я схватил Эдит за руку и неглубоко вдохнул. Порядок – ветер всё ещё дул от меня к ним.

- Я знаю, что моя внешность и голос немного отличаются, но это по-прежнему я, Бонни.

- Это ты так говоришь.

Я беспомощно приподнял свободную руку.
- Я не знаю, как тебя убедить. Я рассказал Сэм правду – меня укусила другая вампирша. Она убила бы меня, если бы Каллены не оказались там вовремя. Они не сделали ничего плохого. Они всегда старались меня защитить.

- Если бы они не связывались с тобой, этого бы никогда не произошло! Жизнь Чарли не была бы разбита – ты всё ещё был бы тем мальчиком, которого я знала.

Это я уже проходил. Знакомый спор, ответ был у меня готов.
- Есть кое-что, чего ты обо мне не знала, Бонни… раньше мой запах был очень привлекательным для вампиров.

Её передёрнуло.

- Даже если бы Калленов здесь не было, те – другие – вампиры всё равно могли появиться в Форксе. Возможно, они убили бы здесь не одного только меня, но я тебе гарантирую, если бы Чарли остался жив, меня он всё равно потерял бы. От мальчика, которого ты знала, не осталось бы ничего. Может, ты и не видишь этого, но я всё ещё здесь, Бонни.

Бонни покачала головой, хотя, по-моему, уже не так сердито. Скорее печально. Она посмотрела на Карин.
- Я признáю, что договор не нарушен. Каковы ваши планы?

- Мы останемся здесь ещё на год. Когда Арчи и Эдит получат школьные аттестаты, мы уедем. Это будет выглядеть естественно.

Бонни кивнула.
- Хорошо. Мы подождём. Приношу извинения за наше сегодняшнее вторжение. Я… – Она вздохнула. – Это была ошибка. Я… погорячилась.

- Мы понимаем, – мягко сказала Карин. – У нас нет никаких претензий. Возможно, даже хорошо, что всё так вышло. Вы получили необходимые разъяснения, и мы лучше поняли друг друга. Может быть, мы даже сможем заново обговорить некоторые…

- Договор остаётся прежним, – резким тоном сказала Бонни. – Не просите от нас бóльшего.

Карин коротко кивнула.

Бонни ещё раз посмотрела на меня, и её лицо погрустнело.

Ветер сменил направление.

Эдит и Карин одновременно заломили мне руки. Глаза Бонни изумлённо распахнулись, а затем гневно сощурились. Саманта рыкнула.

- Что вы с ним делаете? – возмутилась Бонни.

- Тебя защищаем, – отрезала Эдит.

Темно-коричневый волк сделал полшага вперёд.

Я быстро вдохнул, готовясь броситься бежать, если это будет плохо.

Это было плохо.

Аромат Бонни, проникший мне в дыхательные пути, походил на огонь, но дело было не просто в боли. Запах был в тысячу раз привлекательнее, чем у любого из животных, на которых я охотился – никакого сравнения, даже отдалённого. Как будто кто-то помахал перед моим носом отлично приготовленным филе миньон после того, как я год питался несвежими крекерами. Более того. Я никогда не пробовал наркотиков, но думаю, что сравнение с героином, использованное Эдит, точнее описывало мою реакцию.

И в то же время, как бы я ни хотел утолить свою жажду… а я отчаянно этого хотел… я сразу понял, что мне не обязательно это делать. Я не хотел бы оказаться ближе к Бонни, нет, но был абсолютно уверен, что даже в этом случае смогу с этим справиться. Я ожидал, что буду не в состоянии думать или принимать разумные решения, когда моя натура новорожденного поднимет свою уродливую башку. Что я перестану быть человеком, что стану животным.

Но это был всё ещё я. Терзаемый жаждой, но я.

Мне потребовалось лишь полсекунды, чтобы всё это осознать.

- Нет, не волнуйся, Бонни, – быстро сказал я. – Я новичок в этом, и они не хотят, чтобы я… знаешь, потерял самоконтроль? Но всё в порядке.

Эдит медленно отпустила мою руку. Карин посмотрела на меня, на её лице проступило что-то вроде… благоговейного страха.

Глаза Бонни всё ещё были сощурены, но я видел, что она немного растерялась. Может быть, она не ожидала, что я буду вести себя настолько похоже на прежнего себя. Я решил воспользоваться неожиданно выпавшей возможностью. Я снова вдохнул, и хотя боль была такой же мучительной, я знал, что справлялся.

- Что ж, похоже, у меня не будет больше шанса поговорить с тобой, – сказал я. – Мне жаль, что это так. Наверное, я ещё не понимаю всех правил. Но пока ты здесь, не могу ли я попросить тебя об одном одолжении…

Её лицо снова ожесточилось.
- О каком?

- Мой папа. – Мое дыхание снова стало прерывисто-неровным, и на секунду мне пришлось остановиться. Затем я продолжил. Эдит положила мне на спину руку, но теперь это был жест утешения. – Пожалуйста, просто… позаботься о нём? Не позволяй ему слишком долго оставаться одному. Я никогда не хотел поступать так с ним… или с мамой. Во всей этой истории это – самое трудное. Со мной всё нормально. Всё в порядке. Если бы только я мог что-то сделать для них, чтобы смягчить этот удар, я сделал бы; но я не могу. Пожалуйста, присмотри за ним, ладно?

Где-то минуту лицо Бонни ничего не выражало. Я не мог разобрать на нём никаких чувств. Я пожалел, что не умею, как Эдит, слышать чужие мысли.

- Я сделала бы это, даже если б ты не попросил, – наконец сказала Бонни.

- Я знаю. И всё-таки я не мог не попросить. Может быть… ты могла бы дать мне знать, если когда-нибудь и я смогу для него хоть что-нибудь сделать? Знаешь, не выдавая себя?

Она медленно кивнула.
- Возможно, в тебе всё же осталось что-то от прежнего Бо.

Я вздохнул. Она бы не поверила, скажи я, что прежний Бо сохранился весь целиком, что к нему просто кое-что добавилось.

- Есть что-нибудь ещё, что я могу для тебя сделать?

На десятую долю секунды я замер, удивлённый её предложением. Эдит и Карин тоже были явно удивлены. Но на самом деле было ещё кое-что, чего я хотел.

- Если… – начал я. – Ты когда-нибудь расскажешь о чём-нибудь из этого Джулс? – Я посмотрел на огромных волков по обе стороны от Бонни. – Или это навсегда останется в секрете?

На её лице появилось непонятное мне выражение.
- Джулс узнает об этом достаточно скоро.

- О. Ладно. Ну, если она обо мне узнает, можешь передать ей, что я счастлив? Это не так уж и плохо, вся эта вампирская жизнь.

Бонни вздрогнула.
- Я передам ей твои слова.

- Спасибо, Бонни.

Она кивнула, затем посмотрела на державшую её высокую девушку и движением подбородка указала туда, откуда они пришли.

Когда они разворачивались обратно, я увидел слезинку, сбегавшую из уголка её глаза. Волчицы тоже попятились.

Я надеялся, что не в последний раз вижу Бонни. Я надеялся, что мне позволят увидеть Джулс, когда ей раскроют секрет. Или, по крайней мере, поговорить с ней. Я надеялся, что волчицы, возможно, когда-нибудь увидят, что Каллены тоже не злодеи, а герои.

Машина Бонни уехала. Волчицы растворились в лесу. Я подождал, пока Эдит перестала прислушиваться к их удаляющимся мыслям.

- Расскажи мне всё, – сказал я.

Она улыбнулась.
- Расскажу, когда вернёмся домой – так мне не придётся повторяться. Было так много всего. – Она изумлённо покачала головой.

Мы побежали. Не так быстро, как до этого.

- Ха. Настоящие оборотни. Этот мир ещё более странный, чем я думал, – сказал я.

- Согласна, – сказала Эдит.

- Точно – ты же думала, что оборотней здесь больше нет. Должно быть, это был шок.

- Не самый большой шок за сегодняшний вечер.

Я посмотрел на неё, затем на Карин. Карин улыбнулась так, словно поняла какую-то шутку для своих.

- Я хочу сказать – я знала, что ты особенный, Бо, но не до такой степени. Джессамина не поверит, когда я расскажу.

- О. Но… – я уставился на неё. – Ты же говорила, что уверена во мне – в том, что я смогу это сделать.

Ямочки.
- Ну, вообще-то я была уверена в том, что не переменится ветер.

Карин рассмеялась, затем обменялась с Эдит взглядом и побежала быстрее, а Эдит, наоборот, замедлилась. Через мгновение мы остались одни.

Я нагнал Эдит и остановился после того, как остановилась она. Она взяла моё лицо в свои ладони.

- Это был долгий день. Трудный. Но я хочу, чтоб ты знал: ты необыкновенный, и я люблю тебя.

Крепко обняв, я прижал её к себе.
- Я справлюсь с чем угодно, пока ты со мной.

Она обернула руки вокруг моей шеи.
- Тогда я здесь и останусь.

- На всю вечность, – сказал я.

- На всю вечность, – согласилась она.

Я склонился к ней, и наши губы нашли друг друга.
Вечность обещала быть потрясающей.

Перевод: leverina

Редактор: облачко

Материал предоставлен исключительно в целях ознакомления и не преследует коммерческой выгоды. Копирование и распространение запрещено.

 



Источник: http://robsten.ru/forum/90-2048-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Вампиры" | Добавил: skov (25.06.2016) | Автор: Автор: Стефани Майер
Просмотров: 500 | Комментарии: 23 | Теги: С. Майер, Жизнь и смерть | Рейтинг: 5.0/22
Всего комментариев: 231 2 »
avatar
1
22
Спасибо.
avatar
0
23
Пожалуйста!
avatar
1
20
Спасибо! lovi06032 good
avatar
0
21
Всегда пожалуйста!
avatar
2
18
Ну, отлично, все на этом и закончилось. good Сказать по-правде, Новолуния с Затмением с Бо в главной роли я бы уже не вынесла. fund02002 Спасибо, девушки, за перевод. Вы, как всегда, на высоте. Дали нам пищу для общего развития и сравнения. Горжусь вами. 1_012
avatar
0
19
И Вам спасибо за хорошую компанию!
avatar
1
16
А я-то надеялась, что и с Чарли будет встреча, раз уж такой хороший самоконтроль у новопрестав ... новоообращенного Бо ... cray
avatar
1
17
может, и будет, если Джулс подсуетится и обернётся перед Чарли волчицей )
avatar
3
10
Спасибо девочкам за перевод, он как всегда отменный. good
Пенять автору на то, что покусилась на «святое», я не стану, захотела перевертыш забацать, Бог ей судья. Я читала по диагонали, без особого интереса, только чтобы иметь представление об истории.
avatar
0
15
Спасибо тебе, Галя, всегда рада видеть тебя в читателях! Читай хоть по диагонали, хоть вверх ногами, хоть задом наперед - мне всё равно приятно!  lovi06015
avatar
1
7
спасибо за перевод и ваш труд! история удивила лишь в конце, было интересно почитать JC_flirt
avatar
0
14
Спасибо за Ваш интерес и эмоции!
avatar
4
6
Спасибо за Ваш труд и терпение в переводе этой истории.Ну а сама история так не обычно всё это воспринимать,считаю что не стоило Майер вообще это писать зачем такую потрясающую историю как Сумерки было перевёртывать????? не понимаю и не воспринимаю.
avatar
0
11
Даже если единственной целью Майер было написать этот эпилог - оно того стоило. В "Сумерках" таких слов нет. (Непример, про то, что убивать не обязательно, даже если очень-очень хочется. Про то, что когда-нибудь те, кто видит в нас только своих врагов, может понять, что мы тоже, мм... "герои" - в смысле, положительные персонажи. И т.д.)
avatar
1
5
Девочки, спасибо за прекрасный перевод  lovi06032
avatar
0
12
Пожалуйста! Читайте на здоровье!  1_012
avatar
1
4
горячо благодарю         
avatar
0
13
Я тоже Вас благодарю - за отзывчивое, неравнодушное чтение!
avatar
1
3
Перевертыш как текст лучше, чем првоначальная история, но как то слишком необычно, имена такие странные, каждый раз думаешь кто это в первой истории. Странные ощущения. А то что Маер написала это, это лишний раз докажывает, что она не серьезно относится к такой истории вообще, с юмором. Так что молодец. Первоначальная версия не была гениальным литературным произведением, это простой любовняй фэнтези роман, который мы очень полюбили. Так что спасибо ей и переводчикам особенно!
avatar
1
9
На гениальности Майер настаивать не стану. Но всё же первоначальные "Сумерки" - как и "Жизнь и смерть" для меня - не просто любовный роман. Но и "роман воспитания", и философская сказка о перепитиях взросления, современных и вечных.
А также история, несущая в себе базовые идеи и ценности христианства и попытку интерпретации истории Америки или даже христианской цивилизации в целом.
Боюсь только, что такие книги - простые и масштабные одновременно - имеют тенденцию появляться, когда цивилизации, их породившие, движутся к закату. Или, как минимум, к суровым испытаниям.
И мне действительно немного страшно.
1-10 11-11
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]