Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Вампиры"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Жизнь и Смерть. Глава 8
8. ПОРТ-АНДЖЕЛЕС

 


Джереми водил машину быстрее, чем шеф Свон, так что часам к четырём мы уже добрались до Порт-Анджелеса. Сначала он повёл нас в цветочный магазин, где привлекательная продавщица тут же уговорила Аллена приобрести не розы, а орхидеи. Аллен принимал решения быстро, но Джереми требовалось гораздо больше времени, чтобы выяснить, чего он хочет. Продавщица утверждала, что девочки придают всем мелочам очень большое значение, но я с трудом верил, что кого-то это может всерьёз волновать.

Пока Джереми обсуждал с этой женщиной цвета лент, мы с Алленом сели на скамью у витринных окон.

- Cлушай, Аллен…

Он посмотрел на меня, вероятно, заметив волнение в моём голосе.
- Да?

Я постарался сделать вид, будто спрашиваю из случайного любопытства, и ответ мне не важен.

- Слушай, а… Каллены, они часто пропускают школу? В смысле, для них это что, обычное дело?

Аллен ответил, глядя не на меня, а в сторону, в окно. Уверен, он сделал это из деликатности. Несмотря на все мои попытки притвориться равнодушным, он наверняка заметил, как мне неловко задавать этот вопрос.

- Ну да, когда стоит хорошая погода, они всегда ходят в походы – даже доктор. Фанаты дикой природы, знаешь, что-то типа того.

Он не задал ни одного вопроса и не сделал ни одного ехидного комментария насчёт моей очевидной и безнадёжной влюблённости. Аллен был, вероятно, самым здóровским парнем в старшей школе Форкса.

- О, – сказал я и оставил эту тему.

Разочаровывающе простое решение – белые цветы и белые ленты – Джереми принял лишь после долгих (мне показалось, что долгих) колебаний. Однако, когда заказы были оформлены и оплачены, оказалось, что до начала киносеанса осталось ещё довольно много времени.

Джереми захотел сходить в магазин видеоигр – посмотреть, нет ли чего-нибудь новенького. Магазин находился в нескольких кварталах к востоку от цветочного.

- Ребята, а вы не против, если я один поброжу? – спросил я. – У меня тут есть одно дело. Встретимся у кинотеатра.

- Валяй, – и Джереми тут же потащил Аллена за собой.

Снова остаться в одиночестве было облегчением. Что-то вся эта поездка нагнала на меня тоску. Конечно, ответ Аллена немного приободрил, но, чтобы почувствовать себя действительно хорошо, мне требовалось нечто бóльшее. Что-то, что смогло бы отвлечь меня от постоянных мыслей об Эдит. Может быть, какая-нибудь действительно хорошая книга.

Ища одиночества, я выбрал направление, противоположное тому, в котором двигались остальные. Пройдя несколько кварталов на юг, я обнаружил книжный магазин, но не такой, какой искал. Витрины были уставлены магическими кристаллами, ловцами снов и книгами по духовному исцелению. Я подумал, не зайти ли внутрь, чтобы спросить дорогу ещё в какой-нибудь книжный, но один взгляд на хиппи лет пятидесяти, мечтательно улыбающегося за прилавком, убедил меня, что говорить с ним мне не обязательно. Найду нормальный книжный самостоятельно.

Я прошёлся ещё по одной улице, а затем озадаченно помедлил, оказавшись на углу какого-то тихого переулка. Я собирался вернуться в центральную часть городка, но сомневался, ведёт ли этот поворот туда, куда мне нужно. Мне, конечно, следовало быть внимательнее и следить за тем, куда я шёл, но я всё ещё не мог перестать думать о словах Аллена, о субботе и о том, чтó мне делать, если она не вернётся, а затем я заметил чей-то серебристый «Вольво», припаркованный у тротуара – не седан, а внедорожник, но всё-таки – и внезапно меня охватила злость. Неужели ни на одного из вампиров невозможно положиться?

Я поплёлся в направлении, которое, по моим предположениям, было северо-восточным, к нескольким зданиям с витринами на весь фасад – мне показалось, что именно их я и искал. Но когда я до них добрался, оказалось, что это всего лишь мастерская по ремонту шин, причём закрытая, и пустые помещения, сдающиеся в аренду. Я свернул за угол ремонтной мастерской, чтобы посмотреть, нет ли там ещё каких-нибудь магазинов.

Совсем не то. Оказалось, это просто тупик, где составлены мусорные баки. Но там были люди. Они стояли плотным кольцом. Рассматривая их, я споткнулся о поребрик и, потеряв равновесие, сделал несколько неловких и шумных шагов вперёд.

Шесть лиц повернулось ко мне, четыре мужских и два женских. Одна из женщин и двое мужчин тут же снова развернулись ко мне спиной и сунули руки в карманы, словно что-то в них прятали. Вторая женщина, с очень тёмными волосами, пристально всмотрелась в моё лицо. Она показалась мне странно знакомой. Но я не собирался останавливаться и выяснять, откуда я её знаю. У одного из мужчин, повернувших ко мне спиной, в заднем кармане джинсов блеснуло что-то очень похожее на пистолет.

Я направился вперёд к следующему перекрёстку, пройдя мимо переулка и людей в нём, будто мне не было до них никакого дела. Уже миновав их, я услышал за спиной шёпот:

- Это коп.

Я оглянулся назад, в надежде увидеть там фигуру в полицейской форме, но на пустой улице больше никого не было. Оказывается, я удалился от главной улицы на большее расстояние, чем предполагал. Я ускорил шаг и, опустив голову, стал внимательно смотреть под ноги, чтоб не споткнуться снова.

Сейчас я шел по тротуару мимо глухих стен каких-то складов, большие двери которых, предназначенные для разгрузки грузовых машин, на ночь было заперты на висячие замки. На противоположной, южной стороне проезда вообще не было тротуара, только забор из ячеистой сетки, с пропущенной по его верху колючей проволокой, за которым под открытым небом хранились какие-то запчасти или детали. Я забрёл весьма далеко от той части Порт-Анджелеса, которая предназначалась для туристов. Темнело – на западный край неба, торопя закат, наползали облака. Я оставил свою куртку в автомобиле Джереми, и пронизывающий ветер вынудил меня сунуть руки в карманы. Мимо проехал всего один фургон, а затем проезд опустел.

- Эй! Легавый! – раздался женский голос у меня за спиной.

Оглянувшись назад, я увидел ту самую женщину, которая показалась мне знакомой, а за её спиной – двух мужчин из переулка. Один был высоким, с наголо выбритой головой, другой пониже; и у него, как мне показалось, был пистолет.

- Что? – автоматически спросил я и замедлил шаг, поскольку она смотрела прямо на меня. – Простите, вы ко мне обращаетесь?

- Простите? – повторила она. Они приближались ко мне, и я попятился к южной стороне проезда. – Это что, твоё любимое слово, или что?

- Я… ну да, простите меня. Что тут такого?

Она скривила губы, покрытые густым слоем тёмно-красной помады, и внезапно я вспомнил, где видел её раньше. Она была с тем парнем, которого я задел сумкой, когда прилетел в Порт-Анджелес. Я присмотрелся к низкорослому и, конечно же, заметил татуировки, видневшиеся по обе стороны его шеи.

- Не хотите ли вызвать подкрепление, офицер? – спросил он.

Я снова оглянулся себе за спину. Кроме меня тут больше никого не было.
- Думаю, вы меня с кем-то спутали.

- Да уж конечно, – сказала женщина. – И, разумеется, ты ничего такого не видел?

- Ничего такого? Нет. Нет, я вообще ничего не видел.

Я сделал шаг назад, наткнулся на что-то пяткой и покачнулся. В попытке сохранить равновесие я взмахнул руками, и высокий мужчина – тот, которого я раньше не видел – среагировал.

Он направил на меня пистолет.

А я-то думал, что вооружён был тот, что пониже. А может быть, у них у всех было оружие.

- Эй, эй, постойте, – сказал я и поднял вверх руки, чтобы он увидел, что в них ничего нет. – Я не полицейский. Я вообще ещё учусь в школе, – я продолжал отступать назад, пока не упёрся спиной в сетку забора.

- За дуру меня держишь? – спросила женщина. – Думаешь, я тебя не узнала в штатском? Я видела тебя с твоим напарником, мусорелло.

- Что? Нет, это был мой папа, – сказал я, и мой голос дрогнул.

Она рассмеялась.
- Так значит, ты просто щенок легавого пса?

- Ладно, как скажете. Теперь мы всё выяснили, значит, я могу идти… – не отрывая спины от забора, я шагнул вбок.

- Стоять, – велел мне бритоголовый, по-прежнему направляя на меня пистолет. Я замер.

- Ты чего? – спросил его тот, что пониже. Он говорил вполголоса, но на улице было тихо, и я всё слышал.

- Не нравится он мне, – сказал высокий.

Женщина улыбнулась.
- Как там поётся в пиратской песне? Не болтливы только мертвецы.

- Что? – прохрипел я. – Нет, послушайте, это… в этом нет необходимости. Я не болтун. Да и не о чем тут болтать.

- Верно, не о чем, – согласилась она. Она посмотрела на высокого и кивнула.

- У меня в кармане бумажник, – предложил я. – Там не очень много, но вы можете взять его… – я потянулся к карману, но это было неверно истолковано. Мне в лицо тут же направили пистолет. Я снова поднял руки вверх.

- Лучше сделать всё по-тихому, – предостерегающе сказал низкорослый и, нагнувшись, поднял обломок трубы из сточной канавы. – Спрячь пушку.

Я приготовился бежать, как только он опустит пистолет. Кажется, бритоголовый это понял. Он приостановился, в то время как татуированный двинулся в моём направлении.

"Беги зигзагом", - так мне однажды советовал папа. Движущуюся цель поразить сложнее, особенно, если она перемещается не по прямой. Наверное, это поможет – если только мне повезёт ни обо что не споткнуться. Хоть бы на этот раз ноги меня не подвели. Я же могу сделать это один раз, правда? Всего один раз, когда от этого зависит моя жизнь?

Интересно, если пулевое ранение не смертельное, это очень больно? Я смогу продолжать бежать, несмотря на боль? Я надеялся, что да.

Ну, давайте же, ноги, трогайтесь с места! Мужчина с куском трубы в руках был уже совсем близко.

Пронзительный визг шин заставил его застыть на месте. Все мы уставились в том направлении, откуда доносился усиливающийся звук.

Из-за угла, сверкая фарами, вылетела машина и пулей понеслась прямо на меня. Она чуть не врезалась в парня с татуировками – он буквально в последнюю секунду отпрыгнул с её пути, ударяясь всем телом о решётку, и та загромыхала. Я развернулся, собираясь бежать, но внезапно автомобиль вильнул в мою сторону, замер на месте, и в шаге от меня распахнулась пассажирская дверь.

- Забирайся, – прошипел разъяренный голос.

Я нырнул в совершенно тёмный салон «Вольво», не тратя времени на размышления о том, как она умудрилась здесь оказаться. Меня затопило облегчение – и одновременно охватила новая паника. Что, если ей причинят вред? Я поспешно захлопнул за собой дверь и воскликнул:

- Скорее, Эдит, уезжай отсюда. У них пистолет.

Но автомобиль не двигался.

- Пригнись как можно ниже, – велела она, и я услышал, что водительская дверь открывается.

Я вслепую протянул руку на звук её голоса и сжал пальцы на тонкой, холодной руке. Когда я схватил её, она замерла. Хотя фактически я к ней не прикасался – лишь сжимал рукав её кожаной куртки.

- Ты с ума сошла? – воскликнул я. – Уезжай!

Мои глаза немного привыкли к темноте, и в отражённом свете фар я теперь мог рассмотреть её глаза. Сначала она посмотрела на мои пальцы, сжимавшие её руку, затем прищурилась и гневно уставилась сквозь ветровое стекло туда, где, наблюдая за нами и оценивая ситуацию, стояли мужчина и женщина. В любой момент они могли начать стрелять.

- Дай мне всего одну минуту, Бо, – произнесла она сквозь сжатые зубы.

Я знал, что ей ничего не стоит вырвать у меня свою руку, но, казалось, она ждала, чтобы я сам отпустил её.

Ни за что на свете.

- Если ты собираешься выйти, я иду с тобой, – сказал я тихо. – Я не дам им тебя застрелить.

Полсекунды она горящими глазами смотрела вперёд, а затем захлопнула свою дверь, и мы дали задний ход со скоростью, наверное, около шестидесяти миль. [около 100 км/ч]

- Как скажешь, – сердито бросила она.

Описав крутую дугу, мы свернули за угол и стремительно помчались вперёд.

- Ремень свой пристегни, – велела мне она.

Чтобы пристегнуться, мне требовалось выпустить её руку, но, пожалуй, это следовало сделать в любом случае. Не совсем нормально было так цепляться за девушку. И всё же… так жаль было её отпускать.

Замок ремня безопасности громко щёлкнул в темноте.

Она резко свернула влево и, не тормозя, проехала несколько знаков «стоп».

Но я чувствовал себя странно легко и совершенно не беспокоился о том, куда мы сейчас направлялись. Я смотрел на её лицо, освещённое лишь тусклыми огнями приборной панели, с чувством глубочайшего облегчения – чувством, выходившим далеко за рамки радости по поводу того, что я только что счастливо избежал крупных неприятностей.

Она была здесь. Она была настоящей.

Через несколько минут любования её безупречными чертами я заметил кое-что ещё. Заметил, что она выглядит очень-очень рассерженной.

- Ты в порядке? – спросил я и поразился тому, как хрипло прозвучал мой голос.

- Нет, – отрезала она.

Я молча наблюдал за её лицом, а её горящие глаза смотрели строго вперёд.

Внезапно машина остановилась, взвизгнув шинами. Я огляделся, но вокруг было слишком темно – я не видел ничего, кроме неясных очертаний деревьев по обе стороны шоссе. Мы были уже за городом.

- Ты-то как, Бо? Не ранен, совсем? – напряжённым голосом спросила она.

- Я нет, – мой голос всё ещё был хриплым. Я попытался тихонько откашляться. – А ты?

Она посмотрела на меня с выражением какого-то недоверчивого раздражения.
- Нет, конечно, чтó мне сделается.

- Это хорошо, – сказал я. – Слушай, можно спросить, чего ты так злишься? Я сделал что-то не то?

Она резко выдохнула.
- Не будь идиотом, Бо.

- Прости.

Снова недоверчиво на меня посмотрев, она покачала головой.
- Слушай, может быть, ты посидишь тут тихонько в машине, всего пару м…

Прежде чем она договорила, я снова положил свою руку поверх её руки, державшей рычаг переключения передач. Она отреагировала так же, как в прошлый раз: замерла, но руку не убрала.

На самом деле, сейчас я впервые касался её кожи не случайно и не доли секунды. Кисть её была, как я и ожидал, холодной, однако мне казалось, что моя рука горит от прикосновения к ней. И кожа была очень гладкой.

- Без меня ты никуда не пойдёшь.

Она буравила меня взглядом – будто снова, как и до этого, ждала, что я отпущу её, вместо того, чтобы просто взять да и высвободить свою руку, что, скорее всего, не составило бы никакого труда.

Спустя мгновение она закрыла глаза.

- Как скажешь, – повторила она. – Дай мне минутку.

Против этого я ничуть не возражал. Я оставил свою ладонь лежать на её руке и воспользовался тем, что она закрыла глаза, чтобы беспрепятственно её рассмотреть. Понемногу напряженность в её лице сменилось расслабленностью, и наконец оно стало безмятежным и гладким, как у статуи – прекрасной статуи, изваянной гениальным скульптором. Статуи Афродиты, наверное – это ведь её считали богиней красоты?

В машине опять ощущался слабый аромат – неуловимый, ускользающий, для которого трудно было подыскать название.

Затем она медленно открыла глаза и посмотрела на мою руку.

- Ты… хочешь, чтобы я отпустил? – спросил я.

- Думаю, это будет лучше всего, – осторожно произнесла она.

- Ты никуда не уйдёшь? – уточнил я.

- Полагаю, что нет, если ты так сильно против.

Я нехотя отпустил её руку и остался с ощущением, словно только что подержал в горсти кубики льда.

- Так лучше? – спросил я.

Она глубоко вздохнула.
- На самом деле, нет.

- В чём дело, Эдит? Чтó не так?

Она почти улыбнулась, но в её глазах не было ни капли веселья.
- Возможно, это удивит тебя, Бо, но мне бывает нелегко держать себя в руках. Иногда мне трудно сразу простить того, кто… кто меня обидел.

- А чем я те…

- Кончай, Бо, – перебила она. – Я же не о тебе говорю, – она посмотрела на меня широко распахнутыми глазами. – Ты что, не понимаешь, как это было серьёзно? Что тебя действительно собирались убить?

- Да понял я, чтó они собирались сделать.

- Это же полный абсурд! – казалось, она снова начала себя накручивать. – Как это можно – умудриться в Порт-Анджелесе нарваться на убийц? Что с тобой не так, Бо? Почему все смертельные угрозы сыпятся исключительно на тебя?

Я моргнул.
- Я… не знаю, что тут ответить.

Она склонила голову набок и, сжав губы, выдохнула через нос.
- Значит, ты не позволишь мне пойти и преподать этим головорезам урок хороших манер?

- Слушай, не надо, ладно? Пожалуйста.

Она медленно вдохнула, выдохнула и вновь закрыла глаза.
- Какая досада.

Мгновение мы сидели в тишине. Я пытался придумать, что же сказать ей в утешение после того, как я… видимо, разочаровал её? Потому что у меня сложилось именно такое впечатление – она разочарована тем, что я попросил её не ходить на поиски до зубов вооруженных гангстеров, которые… обидели её, угрожая мне. Это звучало довольно-таки бессмысленно, особенно если учесть её просьбу подождать в машине. Она что, собиралась добраться до них пешком? Мы же находились от них на расстоянии нескольких миль.

Впервые с той секунды, как я увидел её сегодня вечером, мне вспомнилось слово, сказанное Джулс.

В то же мгновенье она открыла глаза, и я подумал, что она каким-то образом узнала, о чём я думаю. Но она всего лишь посмотрела на часы и снова вздохнула.

- Твои друзья наверняка беспокоятся о тебе, – сказала она.

Было уже полседьмого, даже немного больше. Конечно, она была права.

Ни произнеся больше ни слова, она завела мотор. Мы развернулись, набрали скорость и понеслись обратно к городу. Почти мгновенно оказавшись на его освещённых огнями улицах, мы и там продолжали двигаться слишком быстро, с лёгкостью лавируя между машин, неторопливо кативших вдоль набережной. Она нашла свободное место у тротуара – мне показалось, что «Вольво» туда точно не поместится, но она припарковалась с первой же попытки. Я выглянул в окно и увидел ярко освещенные буквы киноафиши. Джереми и Аллен только что вышли из кинотеатра и сейчас шли в противоположном от нас направлении.

- Как ты узнала, где… – начал я, но затем просто покачал головой.

- Останови их, пока не ушли, а то ещё и их придется искать. Я не смогу сдержаться, если наткнусь на ту твою компанию ещё раз.

Было странно слышать, как… зловеще может звучать её нежный голос.

Я выбрался из машины, но оставил руку лежать на открытой дверце. Как до этого держал поверх её ладони.

- Джер! Аллен! – окликнул я их.

Они ушли ещё не очень далеко. Оба развернулись, и свободной рукой я стал махать им над головой. Они бросились обратно, и облегчение на лицах у обоих сменилось изумлением, когда они увидели машину, рядом с которой я стоял. Аллен внимательнеё присмотрелся к автомобилю и узнал его. Его глаза широко распахнулись.

- Что случилось, где ты был? – кинулся с расспросами Джереми. – Мы думали, ты смотал удочки.

- Нет, просто заблудился. А потом случайно столкнулся с Эдит.

Она наклонилась вперед и улыбнулась им через ветровое стекло. Глаза Джереми почти выпали из орбит.

- О, привет… Эдит, – сказал Аллен.

Она помахала ему двумя пальцами, и он громко сглотнул.

- М-м-м, привет, – сказал ей Джереми, а затем снова уставился на меня. Должно быть, я выглядел странно, вцепившись одной рукой в открытую дверцу автомобиля, но я не мог заставить себя отпустить её. – Вообще-то… кино уже началось, я думаю.

- Простите меня за опоздание, – сказал я.

Он взглянул на свои часы.
- Наверное, ещё рекламу крутят. Так ты, это… – он бросил выразительный взгляд на мою руку на дверце автомобиля, – …всё ещё хочешь с нами пойти?

Я неуверенно взглянул на Эдит.

- А ты не хотела бы пойти… Эдит? – вежливо, хоть и испытывая некоторые трудности с произнесением её имени, спросил Аллен.

Эдит открыла водительскую дверцу, вышла и откинула за плечо свои длинные волосы. Она прислонилась к машине и продемонстрировала парням ямочки на щеках. У Джереми отвисла челюсть.

- Я этот фильм уже видела, но спасибо тебе, Аллен, – сказала она.

Аллен моргнул и, казалось, лишился дар речи. Я почувствовал себя немного лучше: не один лишь я в её присутствии терял разум. Кто бы устоял?

Эдит перевела взгляд на меня.
- По шкале от одного до десяти, как сильно ты сейчас хочешь посмотреть этот фильм? – шепнула она.

Минус пять тысяч, подумал я и ответил ей, тоже шёпотом:
- Ну… не так чтобы очень.

Затем она улыбнулась Джереми. Персонально.
- Я испорчу вам вечер, если заставлю Бо сводить меня поужинать?

Джереми лишь покачал головой. А вот рот закрыть забыл. Или, может, совсем разучился.

- Спасибо, – сказала она ему и опять продемонстрировала ямочки. – Я отвезу Бо домой на своей машине.

Она вернулась за руль.

- Садись в машину, Бо, – сказала она.

Аллен и Джереми стояли и глазели. Я коротко пожал плечами и быстро нырнул на пассажирское сиденье.

Перед тем, как захлопнуть дверцу, я расслышал выдох Джереми:
- И какого хрена?

Дальнейшей возможности проследить за их реакцией мне не представилось. Эдит стремительно унеслась прочь.

- Ты действительно хочешь поужинать? – спросил я.

Она посмотрела на меня вопросительно. Интересно, думала ли она о том же, о чём думал я – что я ни разу не видел, как она хоть что-нибудь ест?

- Я подумала, что возможно ты этого хочешь, – наконец произнесла она.

- Я не голоден, – сказал я.

- Если ты предпочитаешь скорее попасть домой…

- Нет, нет, – слишком поспешно возразил я. – Я могу и поужинать. Просто хотел сказать, что это не обязательно. Как ты скажешь, так и сделаем.

Она улыбнулась и припарковала машину. Мы остановились прямо перед итальянским ресторанчиком.

Мои ладони немного вспотели, когда я выскочил из автомобиля и поспешил открыть перед ней входную дверь ресторана. На самом деле я никогда не бывал на таком свидании, как это – на настоящем свидании. В Финиксе я иногда общался с девушками в компании других парней, но меня, честно говоря, никогда не волновало, увижу ли я кого-то из них снова. Сейчас всё было иначе. У меня чуть ли не приступ паники развивался каждый раз, когда я думал, что эта девушка может исчезнуть.

Она улыбнулась мне, входя в дверь, и моё сердце проделало странную вещь – выдало два удара вместо одного.

Народу в ресторане было мало – туристический сезон в Порт-Анджелесе ещё не наступил. Старший официант оказался парнем на несколько лет старше меня, примерно моего роста, но пошире в плечах. Он выглядел так, будто всегда тщательно следил за своей внешностью. С его глазами произошло ровно то же самое, что и у Аллена с Джереми – чуть не вывалились из орбит, и потребовалась секунда-другая для того, чтобы он вернул себе контроль над мышцами лица. Затем последовала самая вкрадчивая из улыбок и нелепый глубокий поклон; все это было обращено к ней одной. Уверен, он даже не осознавал, что я стою рядом.

- Что я могу для вас сделать? – спросил он, распрямляясь после поклона и по-прежнему не отводя от неё глаз.

- Столик на двоих, пожалуйста.

Кажется, он только сейчас заметил моё присутствие. Окинув меня быстрым презрительным взглядом, он немедленно сосредоточил на ней все свое внимание; и надо сказать, я прекрасно его понимал.

- Конечно, э-э-э… мадемуазель, – он схватил две кожаные папки с меню и жестом пригласил Эдит следовать за ним. Я закатил глаза. Полагаю, его «э-э-э» было попыткой вспомнить слово «синьорина».

Он отвёл нас к столику с четырьмя стульями посреди самой переполненной части зала. Я потянулся было к стулу, но Эдит отрицательно качнула мне головой.

- Не найдётся ли у вас более уединённого места? – тихо сказала она ему. Мне показалось, что её пальцы коснулись тыльной стороны его руки, что, как я уже знал, было на неё не похоже. Она не прикасалась к людям, если этого можно было избежать. Но затем я заметил, что его рука скользнула в карман пиджака, и понял, что она, должно быть, дала ему денег. Никогда, не считая старых кинофильмов, я не видел, чтобы кто-то отказывался от столика.

- Конечно, – сказал он, выглядя таким же изумлённым, как и я. Он провёл нас за перегородку, где находилось несколько полукабинок, все они пустовали.
- Как вам это?

- Отлично, – сказала она и одарила его улыбкой.

На несколько мгновений он замер, как олень в свете фар, а затем медленно развернулся и на шатких ногах двинулся обратно в общий зал, забыв отдать нам папки с меню.

Эдит села на край диванчика в ближайшей из кабинок, так что мне оставалось только занять место напротив неё, на другом его краю. После секундного колебания я тоже сел, и теперь нас разделял столик.

Из-за перегородки донеслись легко узнаваемые звуки: будто кто-то несколько раз споткнулся о собственные ноги и с трудом удержал равновесие.

- Это было не очень-то мило с твоей стороны.

Она изумлённо уставилась на меня.
- Что ты имеёшь в виду?

- Тот трюк, что ты всё время проделываешь – уж не знаю, как он называется – с ямочками и гипнозом, или чем ты там пользуешься. Парень мог переломать себе ноги или разбить лицо о дверной косяк.

Она почти улыбнулась.
- Что ещё за трюк?

- Как будто ты не знаешь, какое воздействие оказываешь на людей.

- Я могу предположить несколько вариантов такого воздействия… – на долю секунды её лицо помрачнело, но это выражение тут же исчезло, и она улыбнулась. – Но ещё никто и никогда не обвинял меня в гипнозе ямочками.

- Думаешь, другие так же легко получают всё, чего ни попросят?

Она склонила голову набок, игнорируя мой вопрос.
- А на тебе он тоже срабатывает - этот трюк, который я, по-твоему, проделываю?

Я вздохнул.
- Каждый раз.

И тут явился наш официант. Любопытство, написанное на его лице, быстро сменилось восхищением. Что бы ни рассказал ему его босс, действительность превзошла все ожидания.

- Приветствую вас, – сказал он на удивление монотонным голосом, словно механически читал написанные на бумаге реплики. – Меня зовут Сол, и сегодня вечером вас буду обслуживать я. Принести вам напитки?

Как и у старшего официанта, его взгляд не отрывался от её лица.

- Бо? – спросила она у меня.

- Хм-м, колу?

С тем же успехом я мог промолчать. Официант продолжал стоять и пялиться на Эдит. Она ухмыльнулась мне, а затем повернулась к нему.

- Две колы, – сказала она и, словно ставя некий эксперимент, широко улыбнулась, по полной программе продемонстрировав ему свои гипнотические ямочки.

Он зашатался так, словно готов был потерять равновесие и рухнуть.

Она сжала губы, пытаясь не рассмеяться. Официант затряс головой и моргнул, стараясь придти в себя. Я сочувственно наблюдал за ним, точно зная то, что он переживает.

- А меню принесёте? – добавила она, когда он не сдвинулся с места.

- Да, конечно, сию секунду принесу, – покидая нас, он всё ещё тряс головой.

- Ты что, серьёзно никогда этого раньше не замечала? – спросил я её.

- Я не помню, когда в последний раз обращала внимание на то, чтó обо мне думают, – сказала она. – И обычно я так много не улыбаюсь.

- Наверное, так безопаснее – для всех.

- Для всех, кроме тебя. Стоит ли нам поговорить о том, что произошло сегодня?

- Чего?

- Тебя же только что чуть не убили? Или ты уже забыл?

- О, – вообще-то, забыл.

Она нахмурилась.
- Как ты себя чувствуешь?

- Что ты имеешь в виду? – я надеялся, что она не пустит в ход свой гипнотический взгляд и не заставит меня говорить правду, потому что в этот момент я чувствовал… эйфорию. Она была здесь, рядом, со мной – по своей воле – я уже подержал её за руку, и впереди у меня, возможно, была ещё пара часов, которые я проведу с ней, раз уж она пообещала отвезти меня домой. Я никогда ещё не чувствовал себя таким счастливым и, одновременно, таким взволнованным и растерянным.

- Тебе холодно, плохо, кружится голова?..

Это прозвучало как перечисление симптомов на врачебном осмотре. И я не чувствовал ни холода, ни боли… ни головокружения – в узко медицинском смысле этого слова.
- А что, должна кружиться?

Она рассмеялась.
- Да я всё жду, когда же у тебя проявятся симптомы шока, – призналась она. – Я видела, как это случалось при куда менее серьезных обстоятельствах.

- О. Нет, я вроде в порядке, спасибо, – честно говоря, тó, что меня только что едва не убили, было не самым интересным из того, что произошло со мной сегодняшним вечером; об этом я действительно уже почти забыл.

- И всё-таки мне будет спокойнее, когда ты что-нибудь съешь.

В этот момент появился официант, который принёс наши напитки и корзинку с хлебными палочками. Стоя ко мне спиной, он выставил всё это на столик, а затем вручил Эдит меню. Покончив с экспериментами, она на сей раз даже не взглянула на него, а просто перебросила мне меню через стол.

Он нервно откашлялся.
- У нас есть несколько фирменных блюд. Хм-м, грибные равиоли, а ещё…

- Звучит великолепно, – прервал его я, не собираясь раздумывать над тем, что заказать; еда была последним, что меня волновало – Их и возьму, – я говорил немного громче, чем необходимо, будучи не уверенным в том, что он действительно заметил моё присутствие.

В конце концов он бросил удивлённый взгляд в мою сторону и затем снова обратил все внимание на нее.

- А для вас?..

- Больше нам ничего не нужно. Спасибо.

Кто бы сомневался.

Он подождал секунду – думаю, в надежде на ещё одну улыбку. Мазохист. Эдит так и не отвела от меня взгляда, и он сдался и ушёл.

- Пей, – сказала Эдит. Это походило на приказ.

Я послушался её и сделал глоток. Затем ещё один глоток, побольше, и с удивлением обнаружил, что действительно очень хочу пить. Незаметно для себя я опустошил бокал, и она пододвинула мне свой.

- Не надо, мне достаточно, – сказал я ей.

- Я это пить не буду, – сказала она с интонацией: «Это ведь и ёжику понятно».

- Верно, – сказал я, а затем (потому что я-то как раз всё ещё чувствовал жажду) взял да опустошил и её бокал тоже.

- Спасибо – пробормотал я, и слово, о котором я не хотел думать, снова закрутилось у меня в голове. От холода выпитой колы я содрогнулся и передёрнул плечами.

- Мёрзнешь? – спросила она, сменив тон на серьёзный. Опять заговорив как врач.

- Это просто из-за колы, – объяснил я, сдерживая новую волну дрожи.

- У тебя нет куртки?

- Есть, – я автоматически похлопал по пустому месту рядом с собой. – О... я оставил её у Джереми в машине, – понял я, пожал плечами и снова вздрогнул.

Эдит начала разматывать свой шарф цвета слоновой кости. Я подумал, что раньше не обращал внимания на то, во что она одета – не только сегодня вечером, но и всегда. Единственной вещью, которую я мог вспомнить, было чёрное платье из моего кошмара… Но даже не помня ничего конкретного, я понял, что она всегда носит одежду светлых тонов. Как и сегодня вечером – под шарфом у неё обнаружилась светло-серая кожаная куртка, укороченная, как у мотоциклистов, и тонкий белый свитер с воротом, закатывающимся под горлом. Я был совершенно уверен, что обычно она предпочитает прикрывать свою кожу, отчего мысли вновь вернулись к глубокому треугольному вырезу чёрного платья из моего сна. Это было ошибкой. Я ощутил жар пятен, начавших проступать у меня на шее.

- Держи, – она перекинула мне шарф.

Я подтолкнул его обратно к ней.
- Я, правда, в порядке.

Она склонила голову набок.
- Бо, у тебя на шеи волоски дыбом стоят, – наблюдательно отметила она. – Это не женский шарф, если тебя это волнует. Я стащила его у Арчи.

- Не нужен он мне, – возразил я.

- Ладно. В багажнике есть куртка Ройала, я тебе её с...

Она начала двигаться, и я потянулся к ней, чтобы схватить за руку и удержать на месте. Она избежала моего прикосновения, убрав руки под стол, но вставать не стала.

- Не уходи, – сказал я мягко. Я понимал, что вкладываю в эти слова слишком уж много чувств – она хотела всего лишь дойти до своей машины, а не исчезнуть навсегда – но не мог заставить свой голос звучать нормально. – Я надену шарф. Вот, видишь?

Я схватил со стола шарф – он было очень мягким и не таким тёплым, какой бывает только что снятая кем-то вещь – и принялся обматывать его вокруг своей шеи. Сколько себя помню, никогда не носил шарфов, так что сейчас просто наматывал его, круг за кругом, пока он не закончился. По крайней мере, он скрыл красные пятна на шее. Возможно, и правда, был смысл в том, чтобы завести себе какой-нибудь шарф.

От него исходил восхитительный, неуловимо знакомый аромат. Я узнал запах, который витал в автомобиле. Должно быть, это был её собственный аромат.

- Я правильно его надел? – спросил я у неё. Мягкий трикотаж уже наполнился теплом моей кожи, и это действительно помогало согреться.

- Тебе идёт, – сказала она, а потом рассмеялась, поэтому я предположил, что правильный ответ на мой вопрос – «нет».

- Часто таскаешь вещи у… Арчи?

Она пожала плечами.
- Из всех нас у него самый хороший вкус.

- Ты так и не рассказала о своей семье. Мы тогда не успели договорить, – это было всего лишь в четверг? Казалось, что прошло гораздо больше времени.

Она пододвинула мне корзинку с хлебными палочками.

- Да не будет у меня никакого шока, – сказал я ей.

- Ради меня, поешь, – сказала она, а затем проделала свой беспроигрышный трюк с улыбкой и глазами.

- Тьфу ты, – проворчал я и взял одну палочку.

- Вот и умница, – рассмеялась она.

В ответ я лишь мрачно посмотрел на неё и продолжил жевать.

- Не понимаю, как ты можешь воспринимать это так спокойно, – сказала она. – Ты даже не выглядишь потрясённым. Нормальный человек давно бы… – она покачала головой. – Но опять же, ты не слишком нормальный, верно?

Я тоже покачал головой и сглотнул.
- Я самый нормальный человек из всех, кого я знаю.

- Все так о себе думают.

- Разве ты так о себе думаешь? – возразил я.

Она молча сжала губы.

- Вот видишь, – сказал я. – Ну так чтó, ты готова ответить хоть на какой-то из моих вопросов, или такая возможность даже не рассматривается?

- Зависит от того, какой вопрос.

- Так назови мне хоть один, который я могу задать.

Она все ещё раздумывала над этим, когда из-за перегородки появился официант с моим заказом. При его появлении мы одновременно распрямились, и я понял, что до того мы бессознательно склонялись друг к другу всё ближе и ближе. Официант поставил передо мной блюдо – оно выглядело довольно-таки аппетитно – и поспешил развернуться к Эдит.

- Вы не передумали? – спросил он. – Могу я предложить вам что-нибудь... – он самым очевидным образом готов был продолжить фразу словами: «...например, себя». Я был в этом абсолютно уверен.

- Ещё немного колы, будьте добры, – не отводя от меня взгляда, сказала она и указала на пустые бокалы.

Теперь официант разглядывал меня, скорее всего, гадая, как кто-то вроде Эдит может так смотреть на кого-то вроде меня. Что ж, это и мне казалось неразрешимой загадкой.

Он забрал пустые бокалы и ушёл.

- Могу представить, сколько у тебя ко мне вопросов, – пробормотала Эдит.

- Всего-то пара тысяч, – заметил я.

- Да уж конечно... А можно, сначала я задам тебе один вопрос? Это ведь не будет несправедливо?

Значило ли это, что она ответит на мои вопросы? Я нетерпеливо кивнул.
- Что ты хочешь узнать?

Она опустила взгляд на поверхность стола, и чёрные ресницы скрыли глаза. Волосы упали вперёд, спрятав бóльшую часть лица.

Её слова прозвучали не громче шёпота.
- Мы прежде говорили про то, как ты... пытался разобраться, чтó я такое. Мне просто любопытно, продвинулся ли ты вперёд в своём расследовании.

Я ничего не ответил, и она наконец подняла глаза. Я снова порадовался наличию шарфа, хоть он и не мог скрыть жар, который сейчас – я это чувствовал – заливал моё лицо.

Что я мог ей ответить? Я продвинулся вперёд? Или всего лишь наткнулся на ещё одну версию, звучащую ещё глупее, чем радиоактивные пауки? Мог ли я произнести вслух то самое слово, о котором пытался не думать весь вечер?

Не знаю уж, чтó она должна была разглядеть в моём лице, но внезапно её выражение смягчилось.

- Значит, всё настолько плохо? – спросила она.

- Можно мне… нам… не обсуждать это здесь? – я посмотрел на тонкую перегородку, отделявшую нас от остальной части ресторана.

- Очень плохо, – пробормотала она, обращаясь то ли ко мне, то ли к самой себе. В её глазах появилось что-то очень печальное и почти... древнее. Как будто она устала бороться и сдалась. Её несчастный вид причинил мне какую-то странную боль.

- Ну, – сказал я, стараясь говорить веселее, - вообще-то, если я отвечу первым, то ты мне уже не ответишь. Ты всегда так делаешь. Так что… давай-ка первая ты.

Её лицо расслабилось.
- Значит, вот как ты предлагаешь договориться?

- Да.

Вернулся официант, принёс колу. На сей раз он молча поставил на стол бокалы и исчез. Возможно, почувствовал висевшее между нами напряжение с той же силой, что и я.

- Наверное, можно попробовать, – пробормотала Эдит. – Но я ничего не обещаю.

- Понятно… – я решил начать с простого вопроса. – Итак, что привело тебя сегодня в Порт-Анджелес?

Она опустила взгляд и аккуратно положила руки на пустую столешницу перед собой. Взглянула на меня из-под густых ресниц и чуть заметно улыбнулась.

- Следующий вопрос, – сказала она.

- Но этот же самый простой!

Она пожала плечами.
– Следующий какой?

Расстроенный, я отвёл от неё глаза. Развернул салфетку со столовыми приборами, взял вилку и аккуратно наколол на неё равиоли. Медленно положил в рот, прожевал, всё ещё не поднимая на неё глаз и продолжая думать. Грибы были вкусными. Я проглотил их и запил колой, а затем поднял на неё взгляд.

- Что ж, ладно, – я впился в неё глазами и медленно продолжил. – Скажем, чисто теоретически, что… некто… может узнавать, чтó люди думают, знаешь, читает мысли, всего с несколькими исключениями, – это звучало так глупо. Если уж она на первый вопрос не ответила, то уж на этот ни за что…

Но она спокойно посмотрела на меня и сказала:
- Всего с одним исключение. Чисто теоретически.

Ну ни хрена ж себе.

Мне потребовалась минута, чтобы прийти в себя. Она терпеливо ждала.

- Понятно, – я постарался произнести это небрежным тоном. – Значит, всего с одним исключением. Ну, а как это делается? Как читают мысли? Есть ли у этой способности ограничения, и какие? Как… этот некто… смог обнаружить кое-кого другого в самый нужный момент? Как она вообще узнала, что я в беде? – мои хитро закрученные вопросы стали под конец совсем бессмысленными.

- Чисто теоретически? – спросила она.

- Именно.

- Ну, если… эта самая некто…

- Назовём её Джейн, – предложил я.

Она криво улыбнулась.
- Если бы твоя чисто теоретическая Джейн была внимательнее, то обошлось бы и без «самого нужного момента», – она закатила глаза. – Я всё ещё не перестаю поражаться тому, как это вообще могло произойти. Как это возможно – регулярно, раз за разом, навлекать на себя столько неприятностей, да ещё в таких местах, где вероятность этого настолько мала? Знаешь, ты бы на порядок поднял среднестатистический уровень преступности в Порт-Анджелесе.

- Не вижу, в чём я тут виноват.

Она посмотрела на меня, в её глазах была знакомая досада.
- Я тоже не вижу. Но я не знаю, кого в этом еще винить.

- Как ты узнала?

Она смотрела мне в глаза, и взгляд её говорил о сильнейших внутренних сомнениях. Я предположил, что она борется с желанием взять и просто выложить мне правду.

- Знаешь, ты можешь мне довериться, – прошептал я. Я медленно наклонился вперёд, чтобы положить свою руку поверх её кисти, но она чуть отодвинула руки назад, поэтому я просто положил ладонь на стол.

- Я хочу тебе довериться, – призналась она, и голос её был ещё тише, чем мой. – Но это не значит, что поступить так будет правильно.

- Пожалуйста? – попросил я.

Она поколебалась ещё секунду, а затем на одном дыхании выпалила:

- Я следила за тобой от самого Форкса. Раньше мне никогда не приходилось охранять кого-то конкретного, и это оказалось куда более трудным делом, чем я предполагала. Но, может быть, так вышло просто потому, что ты – это ты. Обычные люди, скорее всего, в состоянии прожить день, не попадая в такое дикое количество катастроф. Я была неправа, когда говорила, что ты магнит для аварий или происшествий. Для тебя это слишком узкие рамки. Ты – магнит для любых опасностей. Если в радиусе десяти миль есть хоть что-то опасное, оно тебя непременно найдет.

Меня ничуть не встревожило известие о том, что она меня преследовала; вместо этого я ощутил странный всплеск удовольствия. Она была здесь, рядом – из-за меня, ради меня. Она смотрела на меня, ожидая моей реакции на свои слова.

Я подумал о том, что она уже говорила — и сегодня, и раньше... «А я могу казаться кошмарной, как ты думаешь?»

- Ты и себя включаешь в эту категорию, верно? – предположил я.

Её лицо стало жёстким, бесстрастным.
- Несомненно.

Я снова потянулся к ней и, проигнорировав то, что она опять немного отодвинула руки, положил на них свою ладонь. Её кисти замерли в полной неподвижности, отчего они стали похожими на камень. Холодные, твёрдые, а теперь ещё и неподвижные. Я снова подумал о статуе.

- Ну вот, ты уже дважды спасла мне жизнь, – сказал я. – Спасибо тебе.

Она лишь сжала губы и мрачно посмотрела на меня.

Я сделал попытку ослабить напряжение шуткой.
- Между прочим, ты никогда не думала, что, возможно, в тот первый раз, с фургоном, мне предназначено было погибнуть, а ты заступила дорогу судьбе? Как в тех фильмах – «Пункт назначения»?

Моя шутка не имела успеха. Она нахмурилась сильнее.

- Эдит?

Она снова опустила голову, волосы упали ей на лицо, и я не мог его видеть, лишь услышал её ответ, и то с трудом:

- Тот раз не был первым, – сказала она. – Тебе предназначено было погибнуть в день, когда я впервые тебя встретила. Ты едва не умер не дважды, а трижды. В первый раз я спасла тебя… от самой себя.

Я вспомнил убийственный взгляд чёрных глаз Эдит – так ясно, словно вновь сидел сейчас на своём первом уроке биологии. Вспомнил фразу, которая ворвалась в тот момент в мои мысли: «Если б взгляды могли убивать…»

- Помнишь? – спросила она. Сейчас она смотрела на меня, и её прекрасное лицо было очень серьёзным. – И понимаешь?

- Да.

Она ждала продолжения. Ждала другой реакции на свои слова. Когда я больше ничего не сказал, она нахмурилась.

- Знаешь, ты можешь уйти, – сказала мне она. – Твои друзья всё ещё в кино.

- Я не хочу уходить.

Внезапно она рассердилась.
- Как ты можешь так говорить?

Оставаясь совершенно спокойным, я погладил её руки. Я ведь уже всё решил. Не имело значения, что она была… опасна. Значение имело то, что она – это она. И где она – там хотел быть и я.

- Ты не до конца ответила на мой вопрос, – напомнил я ей, игнорируя этот гнев. – Как ты меня нашла?

Мгновение она буравила меня сердитым взглядом, как будто хотела, чтобы я тоже рассердился. Когда это не сработало, она покачала головой и раздражённо выдохнула.

- Я прислушивалась к мыслям Джереми, – сказала она так, словно это было самым обычным делом. – Не особо тщательно, потому что, как я и сказала, это ведь кем надо быть, чтобы в Порт-Анджелесе накликать на себя такую беду, как встреча с убийцами. Сначала я не заметила, что ты отправился куда-то в одиночку. Затем, когда поняла, что тебя с ними нет, стала объезжать ближайшие улицы, ища кого-нибудь, кто бы тебя видел. Нашла тот книжный магазин, к которому ты подходил, но поняла, что внутри ты не был. Ты пошёл на юг, и я понимала, что скоро ты должен вернуться. Поэтому просто ждала, время от времени заглядывая в любые доступные мысли, чтобы посмотреть, не заметил ли кто-нибудь из них тебя – тогда бы я поняла, в каком конкретно месте ты находишься. У меня не было причин волноваться… но я занервничала… – она задумалась, глядя куда-то мимо меня. – Стала ездить кругами и по-прежнему прислушивалась. Наконец солнце село, и я уже собиралась выйти из машины и пойти искать тебя пешком. И тогда… – она внезапно умолкла и со скрежетом сжала зубы.

- Тогда что?

Она снова посмотрела мне в лицо.
- Я услышала, о чём она думает. Увидела в её мыслях твоё лицо и поняла, чтó она задумала.

- Но ты успела вовремя.

Она немного склонила голову.
- Ты не представляешь, как нелегко мне было просто уехать оттуда, позволив им остаться безнаказанными. Это было правильно, я знаю, что это было правильно, и всё же… очень трудно.

Я постарался не представлять себе картину того, что она могла бы сделать, если бы я не заставил её оттуда уехать. Не хотел давать своему воображению шанса разгуляться в этом конкретном направлении.

- Это было одной из причин, по которой я заставила тебя пойти со мной на ужин, – призналась она. – Я могла бы отпустить тебя в кино с Джереми и Алленом, но боялась, что без тебя просто отправлюсь искать этих людей.

Моя рука всё ещё покоилась поверх её. Пальцы начали неметь, но мне было всё равно. Если бы она не возражала, я бы вообще никогда больше не пошевелился. Она продолжала наблюдать за мной, ожидая реакции, которая всё не было.

Я понимал, что сейчас она пытается предупредить меня, со всей возможной честностью. Но она зря старалась.

Она глубоко вздохнула.
- Ты будешь ещё есть? – спросила она.

Я отодвинул тарелку.
- Нет, я сыт.

- Хочешь поехать домой?

Я помолчал.
- Я никуда не спешу.

Она нахмурилась, словно мой ответ расстроил её.

- Ты можешь отпустить мои руки? – спросила она.

Я убрал свою руку.
- Конечно. Прости.

Она стрельнула в меня глазами, доставая что-то из кармана.
- А прожить хотя бы пятнадцать минут без никому не нужных извинений?

Если мои извинения за прикосновения к ней были ненужными, значило ли это, что мои прикосновения ей понравились? Или же это означало только то, что они её не обидели?

- Наверное, нет, – признал я.

Она усмехнулась, и тут появился наш официант.

- Как ваши д… – начал было он.

Она прервала его.
- Мы закончили, благодарю вас, вот этого должно хватить, сдачи не надо, спасибо.

Она уже встала со своего места.

Я полез за бумажником.
- Слушай, позволь мне… ты ведь даже ничего не…

- Я угощаю, Бо.

- Но…

- Постарайся вырваться из плена устаревших гендерных стереотипов.

Она встала и пошла к выходу. Я бросился следом за ней, оставив официанта ошеломлённо пялиться на наш столик и лежащее на нём нечто. Нечто, очень похожее на стодолларовую купюру.

Я обогнал её, торопясь снова открыть для неё дверь ресторана и не придав значения её словам про устаревшие стереотипы. Я знал, что она умеет двигаться быстрее, чем я в состоянии себе вообразить, но половина столиков в зале была занята людьми, и это вынуждало её вести себя так, словно она – одна из них. Когда я открыл и придержал для неё дверь, она посмотрела на меня очень странно – как будто этот жест её одновременно и тронул, и разозлил. Я решил, что на злость обращать внимание не стану, и поспешил открыть для неё дверцу автомобиля. Та открылась легко – была не заперта. На этот раз она, судя по выражению её лица, была скорее позабавлена, чем что-либо иное, и я посчитал это добрым знаком.

Почти бегом, опираясь ладонью о капот, я обогнул машину, торопясь к пассажирской стороне. Я нервничал, подгоняемый фантазией о том, что она пожалеет обо всём, что раскрыла мне, и просто возьмёт да и уедет без меня, исчезнет в ночи. Стоило мне оказаться внутри, как она многозначительно взглянула на мой ремень безопасности и проследила за тем, как я пристегиваюсь. У меня мелькнуло предположение, что передо мной принципиальная поборница идеи «безопасность превыше всего» – но в следующее же мгновение я заметил, что свой ремень она не пристегнула, а вливаясь в поток уличного движения, и не подумала дать предупреждающий сигнал.

- А теперь, – зловеще улыбнувшись, сказала она, – настал твой черёд.



Перевод leverina
Редакция mened

Материал предоставлен исключительно в целях ознакомления и не преследует коммерческой выгоды. Копирование и распространение запрещено.

 



Источник: http://robsten.ru/forum/90-2048-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Вампиры" | Добавил: skov (23.12.2015)
Просмотров: 383 | Комментарии: 32 | Рейтинг: 5.0/22
Всего комментариев: 321 2 3 »
avatar
1
32
Спасибо за главу  roza1
avatar
1
31
А мне все больше нравится, Бо стал проявлять мужские качества: не пустил к бандитам, двери открывал, и речью и действиями возмужал в этой главе. Девочки- хозяюшки форума , спасибо за ваш труд.
avatar
0
24
Спасибо за перевд lovi06032
Но вот заставить себя избавиться от гендерных стереотипов и считать сие творение Стфани захватывающим - невозможно bang Переводчики - молодцы  good , а содержание наводит такую тоску facepalm01 Ну никак не могу найти ничего привлекательного в этом Нечто (Бо) и как сильная девица может увлечься им? ( забудем о зове крови):))). Вот только и годится на роль мамочки, ведь как раз заботы матери ему всю жизнь и нехватало. Всю главу не могла избавиться от этого ощущения.
Интересно, а предложение руки и сердца - она ему будет делать?  fund02002
avatar
1
23
спасибо!!!жду продолжения!!!
avatar
1
22
Спасибо за главу! Девочки ваша работа супер! lovi06032
avatar
2
21
супер good спасибо lovi06032
avatar
2
20
как можно принять Бо за копа? giri05003 спасибо!
avatar
0
25
если торгуешь наркотой, кого угодно можно по запарке принять за копа... наверное (не знаю, не торговала).
avatar
4
19
Сложилось ощущение, как от заботливой старшей систер, почему-то. Узнать бы, что Стеф навеяло на это...
Большое спасибо за перевод.
avatar
0
26
может, ее большая родительская семья?
avatar
2
18
девушка могла заплатить, но вот его это должно было задеть, если он хорошо воспитан...а в целом,  много новенького... JC_flirt переводчикам нижайшее почтение за труды.... good
avatar
0
27
Не-не, воспитан он точно нехорошо, хоть и учительницей. А впрочем, в этой истории профессия Рене и не уточняется.
Но явно наш Боша всяческим ненужным вещам - типа отзывчивости и фантазии - обучен, а нужным так просто нифига.
avatar
2
17
fund02002 Спасибо за главу lovi06032
1-10 11-20 21-24
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]