Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 12+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


58 ночей. Глава 23. Двадцать

Глава 23.
Двадцать.


BPOV

Я сидела в свете танцующих огней фейерверка, будучи ужасно довольной. Отчасти оттого, что после нескольких попыток мне удалось застать дома Сета в отсутствии его матери и сестры. И хотя именно я была тем человеком, который бросал трубку последние несколько дней, мне наконец-то удалось получить непосредственные заверения, что Джейкоб в безопасности. Новость вдохнула жизнь в искореженную часть моего сердца. Теперь я могла двигаться дальше. Я все еще волновалась, конечно, но знала, что он не лежит где-нибудь в канаве, и что пара глаз из стаи все время приглядывает за ним. Жаль, что я не могу дать такую уверенность моему отцу, но я решила сохранять оптимизм, надеясь, что мой настрой на него повлияет.

И всё же самая значимая причина моего довольства состояла в том, что я примостилась на колене у Эдварда, а одеяло было обернуто вокруг нас обоих. Это позволяло моим рукам немного бродить по его телу, оставаясь незаметными. Джаспер послал нам удивленную улыбку, а Эдвард ухмыльнулся в ответ.

Чарли сидел на простом складном стуле и выглядел смущенным. Может быть, потому что он был окружен вампирами, которые расположились свободным кругом вокруг огня, сидя на бревнах и больших камнях. Может быть, от того, что он предложил старейшему из этих вампиров пиво, а тот отказался. Хотя, скорее всего потому, что он ненавидел проводить время в компаниях.

После недолгой и странной тишины, Эсме сказала, – Итак, расскажи нам немного о себе, Чарли. Ты всегда жил в Форксе?

Чарли попытался улыбнуться, но выдал что-то вроде гримасы.
– Не всегда. Я вообще-то родился в Южной Дакоте, но оба моих родителя были родом из Иллинойса. Мы переезжали несколько раз, когда я был маленьким, но они поселились здесь до того, как я пошел в школу, и с тех пор я живу тут.

Кажется, по какой-то причине Карлайл заинтересовался.
– В какой части Иллинойса?

– Рядом с Вакеганом на озере Мичиган. Это вроде как пригород Чикаго сейчас, но тогда это была та еще дыра. Моему отцу нравилась дикая природа. Он работал в корабельной промышленности на Великих озерах, пока не встретил мою мать. Она потеряла брата на Озерах, и ей совсем не нравилась мысль, что он занимается этим каждый день, поэтому они и переезжали, отец пробовал разные варианты работ. В итоге он стал лесничим в парке и переехал сюда в Вашингтон. Здесь есть все: горы, океан и мягкая зима для мамы, - он пожал плечами. – Мы остались.

Я посмотрела на Эдварда, размышляя. Я и забыла, что мои бабушка и дедушка изначально были из Иллинойса. Это было своего рода забавно, что история семьи Эдварда и моей была так близко географически.

– Как, ты говоришь, звали твоего отца? – любопытство Карлайла могло показаться обычным делом, но я уже начала волноваться. Я почти чувствовала, что за этим кроется история.

– Джеффри Свон.

– У меня есть корни в Иллинойсе, – пробормотал Карлайл, на его губах играла улыбка. – Нам как-нибудь нужно сравнить наши бумаги.

Мы снова погрузились в тишину.
Эмметт отклонился и посмотрел на звезды.
– Эй, Белла, я когда-нибудь рассказывал тебе историю про моего деда МакКарти?

Заинтересовавшись, какую шутку он выдумал, я покачала головой.
– Нет, я так не думаю.

– Его тоже звали Эмметт. Это было во время Великой Депрессии, и это было его первое путешествие в большой город. Он нашел местечко, где можно было выпить, и безнадежно нализался. По пути назад в отель он заснул в троллейбусе. Когда они добрались до конца маршрута, кондуктор нашел его и велел ему убираться. Дедушка Эмметт отказался и заставил его сойти с троллейбуса, угрожая ножом.

Я уставилась сквозь огонь на мерцающие янтарные глаза, и моя челюсть отвисла. Я поняла, что тот, кто сделал это, вовсе не был дедушкой Эмметта. Я беззвучно рассмеялась, с легкостью представляя, что Эмметт человеком мог выкинуть такой фортель.
– Что он сделал потом?

Эмметт подмигнул.
– Затем он отвел троллейбус обратно к своему отелю и зашел внутрь, оставив его на середине улицы. Он отоспался от похмелья в тюремной камере.

Чарли и я вместе рассмеялись над этим, а Эсми покачала головой с извиняющейся улыбкой.

– Звучит правдиво, – добавил Эдвард, – по тому, как Эмметт это рассказывает, дедушка МакКарти был настоящим Полем Баньяном*.

– Ему тоже нравилась дикая природа? – спросил Чарли.

– Ну, – протянул Эмметт, – есть истории, что ему нравилось бороться с гризли.

– Но никто им не верит, – проскрипела Розали.

С широкой ухмылкой, Эмметт подтолкнул Розали локтем в плечо.
– Да ладно, Роуз. У тебя же есть одна две истории, которые стоит рассказать.

Она на мгновение задумалась и затем украдкой взглянула на меня.
– Было время, когда мою бабушку пригласили на свидание три молодых человека в один день.

Я загорелась румянцем, вспомнив день, когда Майк, Эрик и Тэйлор пригласили меня на бал. Кажется, это было вечность назад – до новорожденных, до Вольтури, до того, как ушел Эдвард, даже до Джеймса и Виктории. Что Розали тогда подумала о моей очереди поклонников? Что бы это ни было, ироничный юмор в ее глазах теперь превратил этот индивидуальный опыт в связывающий нас.
– Что произошло? – я поинтересовалась с нерешительной улыбкой.

– Ну, тогда бабушке было пятнадцать или около того, итак трое разных парней пригласили ее на свидание.

– Она была наверно недурна собой, – перебил Эмметт, подмигнув мне.

Розали закатила глаза, выглядя польщенной.
– Она каждому ответила «да», а потом сказала: «Встреть меня на углу Эльм и Мэйн в четыре часа». Потом бабушка пришла на десять минут раньше и купила себе газировку в киоске на соседней улице. Следующие полчаса она прекрасно провела время, наблюдая за последовавшей дракой.

Я разразилась смехом, заглушая смешки остальных. И почему я не была такой же ловкой? Не то, чтобы я хотела увидеть, как Тэйлор осыпает ударами Эрика, но это было просто так… остроумно.

Джаспер расплылся в улыбке.
– Так моя любимая история о дедушке Хейле и «вишневых бомбах».

Эмметт и Эдвард застонали.

– Это было Четвертое июля в 1950-х, и он, и его младшие братья играли в водолазов на озере, кидая бутылочные ракеты и вишневые бомбы друг в друга.

После того, как я увидела их празднование Четвертого июля в этом году, я могла представить сцену, которую сейчас описывал Джаспер.

– Им повезло, что они не получили ранений! – ляпнул Чарли.

– Им необыкновенно повезло, – сказал Джаспер сквозь смех, хотя Розали нахмурилась. – Так, один из боеприпасов дедушки Хейла взбесился и приземлился под стул супруги священника, сидящей на патио. Она была очень уравновешенной женщиной, и она была раздражена тем, какими неугомонными могут быть мальчишки. Вишневая бомба приземлилась с огромным грохотом, и она подпрыгнула на своем стуле. – Джаспер рассмеялся, злорадный блеск в его глазах. – И вот так он вздул жену проповедника!

Я фыркнула, а Чарли расслабленно рассмеялся. Готова поспорить, что Джаспер использовал свой талант, чтобы выпутаться из этого.

– А что ты скажешь, Эсми? – я спросила с жадностью, наслаждаясь экспромтными историями. Она так мало говорила о своей собственной жизни. – Есть ли у тебя любимая история твоей семьи?

Она улыбнулась Карлайлу.
– Хмм. Конечно, есть парочка таких, что стоит рассказать. Я думаю, что моей любимой является история о девушке, которая встретила своего мужа, упав с дерева. – она одарила Чарли лучистой улыбкой, определенно чтобы включить его в разговор. – Она была шестнадцатилетней бунтаркой, мечтавшей о приключениях. Она повздорила с родителями и просидела на дереве около часа. Когда она, наконец, поняла, как глупо повела себя, то начала спускаться, но соскользнула и упала, сломав ногу в нескольких местах. Одним из тех докторов, что наблюдал за ее выздоровлением, был красивый молодой человек, только что окончивший медицинскую школу. Даже несмотря на то, что он был немного старше ее, они полюбили друг друга и в итоге поженились.

Чарли улыбнулся ей в ответ.
– Вы много знаете о своих семьях, особенно…

Элис посмотрела на него. Конечно, она уже увидела, каким будет конец предложения.
– Особенно учитывая, что мы сироты?

– Я имел в виду, что вы еще так молоды. – Чарли покраснел до ушей. – Но раз Вы упомянули это…

Элис, конечно, совсем не расстроилась.
– Ну, у нас все еще есть дальние родственники, знаешь, и это удивительно, что можно узнать, занимаясь исследованием самостоятельно. К примеру, я узнала, что леди, в честь которой меня назвали, была заперта в психушку! – она легко рассмеялась. – Можешь в это поверить?

Улыбка Чарли на мгновение затрепетала, и я почувствовала больше, когда услышала удивленный смешок Эдварда над тем, о чем думал мой папа.
– Что? – прошептала я.

Он наклонился вниз, скользнув губами по моему уху, и прошептал, – Позже.

Чарли сощурился, глядя на нас, и я решила его отвлечь.
– А что на счет тебя, Карлайл? – спросил я с интересом. – Еще ничего не слышала от тебя. – если дорожки Свонов и Калленов где-то пересекались в прошлом, я была уверена, Карлайл не расскажет об этом здесь.

Глаза Карлайла загорелись воспоминаниями.
– Я когда-нибудь рассказывал о Реверенде Каллене, первом моем потомке, прибывшем в Новый свет?

– Нет, – ответила я, неспособная скрыть упрек в моем голосе.

– Это было в 1720-х. Он прибыл в Бостон после шести очень долгих недель на море и прочел одно из писем Сайленс Дугуд** в местной газете. Полный сочувствия ко вдове Дугуд, он пришел в типографию, спросил куда можно передать пожертвование для этой доброй христианки. Оказалось, что письма Дугуд были написаны парнем из типографии по имени Бенжамин Франклин.

С изумлением я уставилась на него, еще более удивленная, чем после истории угона Эмметтом трамвая.
– Ты… – я споткнулась, исправившись из-за Чарли, – твой предок знал Бенджамина Франклина.

Карлайл сердечно рассмеялся.
– Да. Даже больше, когда Реверенд Каллен вытащил это признание от подростка Бена Франклина, он дал мальчику еще немного средств и предостережение, что его разум слишком остер, чтобы надолго задержаться в Бостоне.

Я почувствовала, как округлились мои глаза. Вообще-то, я знала, насколько стар Карлайл, но понимание, что он встречался с Бенжамином Франклином – подростком Беном Франклином – лицом к лицу, преподносит это совсем в другой перспективе.

– Что насчет вас с Беллой, Чарли? – спросила Эсми. – У вас есть какие-нибудь любимые семейные истории?

Я немного успокоилась, сумев улыбнуться.
– Моя любимая о находчивом мужчине, у которого кончился бензин во время рыбалки.

Чарли спрятал голову в руках.
– Не эту, Белла.

Я рассмеялась над его смущением.
– Она не такая плохая, пап. Я могла бы рассказать и похуже, – затем я улыбнулась всем остальным. – Когда мне было десять или около того, мы с папой отправились в горы, чтобы порыбачить с… – я заколебалась, а потом выдала слово, – Блеками. Мы были на расстоянии пяти миль от цивилизации, когда в грузовике закончился бензин.

Я наклонила голову в его сторону.
– Кстати, если подумать, то это был мой грузовик, ведь так?

Он кивнул. – Но это было еще один двигатель назад.

Я рассмеялась, не веря, что это был тот самый грузовик.
– Ну, все равно, Билли предложил прогуляться, но папа сказал: «Нет, это нечестно». Итак, он пошарил сзади немного и выудил банку топлива Колмана***, которую мы прихватили для гриля. Он залил его в банк для горючего и пустил двигатель.

Чарли ухмыльнулся, наконец, включаясь в повествование.
– Билли позже мне сказал, что когда он увидел, что я вставляю ключ в зажигание, он подумал, что я собираюсь воспарить до небес вместе с детьми.

Розали была поражена. – Ты завел машину на топливе Колмана? Это же наверняка разорвало двигатель на клочки!

– Ну, почти, – согласился Чарли, – позвольте мне рассказать. Я не припомню, чтобы двигатель заводился так жестко, но это помогло нам добраться до ближайшей заправки.

Я хихикнула, погружаясь в воспоминания.
– Но когда мы выключили грузовик, двигатель не остановился. Нам пришлось сидеть там, на заправке, пока эта штука, наконец, не выгорела.

– Вообще-то, мы получили неплохой пробег на этом топливе Колмана, – добавил он.

Когда смех утих, я с любопытством взглянула на Эдварда, – А что насчет тебя, Эдвард? У тебя есть для нас история?

– Я думаю, тебе лучше съесть сэндвич из зефира с печеньем.

Я ткнула его плечом, осторожно, чтобы ударить не слишком сильно, чтобы не получить синяк. – Вообще-то, я сначала хочу рассказ.

– Расскажи ей о трупе, – предложил Эмметт, злорадно улыбаясь, я почти услышала, как он подумал: «Или расскажу я».

Эдвард грустно покачал головой и вздохнул, сдаваясь. Глядя на меня своими золотыми глазами, он слегка улыбнулся и сказал, – Мой дядя, брат моего дедушки, изучал медицину, и один из его сокурсников держался высокомерно, эдакий всезнайка…

– Не то, чтобы мы знали кого-то подобного, – прошептал Эмметт.

Эдвард продолжал, будто бы и не слышал его.
– И вел себя грубо с медсестрами, которые с ним работали. Поэтому мой дядя решил его проучить, чтобы немного поубавить спесь. Когда в их медицинскую школу поступила новая партия трупов, мой дядя начал говорить о том, как жутко было в лаборатории, и убедил двух медсестер и всезнайку пробраться в лабораторию после занятий. Предупредив сестер, но без ведома грубияна-однокурсника, мой дядя побывал там раньше и осторожно привязал куски лески к сухожилиям на руке одного трупа. Сестры притворились, что были напуганы, а всезнайка принялся их высмеивать, пока труп не начал двигаться. Всезнайка убежал из комнаты, громко крича, а слух об этом распространился как пожар. После этого он всегда вел себя более уважительно.

Все, даже Чарли, смеялись, все, кроме Карлайла. Он строго посмотрел на Эдварда, а тот, пожав плечами, выдал извиняющуюся улыбку.

Я думаю, Карлайл не слышал эту историю прежде.

– Кто хочет сэндвичей из зефира с печеньем? – радостно спросила Элис. По каким-то причинам она, кажется, считала, что люди не могут обойтись без них на фейерверках.

Я сложила улыбку и идеально изобразила волнение, пока мои вампиры управлялись с поджаренным зефиром и шоколадными плитками. На что они только ни готовы пойти ради меня…

Чарли поджаривал зефир и продолжил рассказывать истории, дополняя их унизительными деталями обо мне в детстве. Он как раз только приступил к той части, когда Служба социальной защиты детей и семьи штата Аризона появилась на лестнице дома Рене, потому что я пять дней к ряду попадала в скорую помощь, когда зефир Эмметта загорелся. Он встретил мой взгляд с паникой в глазах.

Он точно помнил поджаренный зефир.
– Просто встряхни его, – засмеялась я.

И он встряхнул, правда, сильнее, чем требовалось, без сомнения неспециально, но зефир соскользнул с его вилки, шипящим пятном приземлившись прямо на волосы Розали. Чарли замер на стуле с беспокойством в глазах, но всем остальным это показалось ужасно смешным. Ну, почти всем. Вдруг Карлайл вскочил на ноги.
– Знаешь, Чарли, я подумал, что было бы неплохо выпить сейчас пива. Давай прогуляемся до грузовика.

Как только Карлайл и Чарли пропали из виду, Розали вытащила бревно из-под Эмметта и сломала дерево о его голову. Эдвард трясся от смеха так сильно, что мои зубы начали стучать. Так вот как выглядят ссоры в семье вампиров.

– Роуз! Это было нечаянно, – прошипел Эмметт, смешно выглядевший, сидя в грязи и вытряхивая из волос щепки.

– Вы, двое, ведите себя прилично! – пригрозила Эсми.

– Это отвратительно! – Розали осторожно прикоснулась к одной из белых капель липкого зефира, покрывавших ее пальцы. Рыча, она подняла то, что осталось от бревна для нового удара, и Эмметт, сообразив, успел вырвать это у нее из руки. Она отклонилась назад, когда бревно выскользнуло из ее руки, по пути ударив Джаспера.

Джаспер вскочил на ноги и поймал Розали за руку.
– Успокоишься ты?

Она заметно расслабилась под влиянием Джаспера, но когда он ее отпустил, она сощурилась, сильно толкнув его на дерево позади него.
– Нет. У меня в волосах пища! Я буду вонять едой всю дорогу домой!

Эмметт взглянул на Эдварда, и между ними прошла молчаливая беседа. Эдвард кивнул и пересадил меня на колени к Эсми.

Взгромоздившись на скалу для безопасности, Элис начла хихикать.

– Оставайся здесь, – Эдвард скомандовал мне. Затем Эсме, – Береги ее.

Эсми рассмеялась над ним.
– Присядь, пожалуйста.

– Сначала я должен кое-что сделать, – он моргнул.

Розали глянула на Элис, которой едва удавалось сидеть прямо, так сильно она смеялась.
– Тебе помочь, сестренка?

– Да ни за что в жизни, – фыркнула она.

Розали настороженно следила за Эмметтом и Эдвардом, расположившимся по разным сторонам от нее. Джаспер не был уверен в точном плане, но он остановился, чтобы заполнить пространство, на всякий случай, поглядывая за Эмметтом. Теперь Розали была окружена.

– Я не знаю, что ты планируешь, Эмметт МакКарти-Каллен, но …

– Не волнуйся, милая, – улыбка Эмметта была полна злорадства. – Мы просто собираемся вымыть твои волосы.

Её голос подпрыгнул на октаву. – Ты не посмеешь!

Я моргнула, и внезапно Эмметт отлетел прочь на несколько ярдов, покрыв землю трещинами. Он встал, поглаживая челюсть, но Эдвард и Джаспер поймали Розали, уворачиваясь от ее пинков. Она брыкалась и рычала, но они умудрялись крепко удерживать ее, пока несли борющуюся к ручью, находящемуся в нескольких ярдов отсюда. Она высвободила одну руку, и Эмметт схватил ее.

– Давай, Роуз, – он насмехался, – ты ведь не хочешь пахнуть, как пища, ведь так?

– ОТПУСТИТЕ МЕНЯ! – завопила она.

– Элис, не хочешь помочь? – усмехнулся Эдвард.

Элис стала смеяться еще громче.
– Ни за что в жизни! – повторила она. Но уже шла за ними по пятам, наблюдая.

Эсми вздохнула.
– Оборотни и то, наверное, цивилизованнее.

Я улыбалась, пока не поняла, что Эсми вообще-то была смущена.
– Не то чтобы, – уверила я ее. – Джейкоб чуть не оторвал голову Полу, когда он напал на меня, и Сэму пришлось разнимать их. Это был первый раз, когда я увидела обращение. Я перепугалась до ужаса.

Она посмотрела на меня с тревогой.
– Ты была так близко?

– Ну, ты же меня знаешь, магнит для опасностей. Если я не соблазняю Эдварда, то бью вервольфов или подстрекаю армии новорожденных.

Эсми понимающе улыбнулась и погладила мои волосы.
– Или прыгаешь с обрывов, или шествуешь по столовой Вольтури.

– Возможно, в следующий раз это будет поезд...

Она улыбнулась.
– Надеюсь, что нет. По крайней мере, пока ты тоже не станешь вампиром. Это сильно облегчит мои тревоги, когда ты перестанешь быть такой хрупкой.

Я никогда не думала, как много Эсми переживала обо мне, я единственная из ее детей – смертная.
– Всё, что мне нужно сделать, это пережить свадьбу, – подчеркнула я.

Она скорчила гримасу ложного порицания.
– Большинство людей восприняли бы это как метафору, Белла.

Вскрик и плеск воды сказали мне, что они добрались до ручья.

– Она ведь не простит их так быстро?

Эсми сморщила нос.
– Она отыграется на Эмметте. Радуйся, что живешь за несколько миль от нас.

Оба - и Розали, и Эмметт - промокли до нитки, вернувшись к костру. Он все еще смеялся, но Розали приняла вид оскорбленного достоинства, а ее одежда липла к ней так, словно она только что спустилась со страниц календаря Sports Illustrated****.

Половина рубашки Джаспера тоже была мокрой, но Эдвард был как всегда безупречен. Элис бы тоже осталось сухой, если бы не ехала на спине Джаспера, счастливо болтая со своим партнером. То, как она обвивала его руками, было почти… защищающим жестом. Достаточно было взглянуть на Розали, чтобы понять, откуда исходит угроза.

Эдвард сгреб меня в свои объятья и укрыл нас одеялом. Поза Элис за спиной у Джаспера напомнила о битве с новорожденными, недоверчивый взгляд Эдварда, когда я сказала ему, что в следующий раз я внесу свою лепту. Но даже мысль о нем в опасности, о том, что он может нуждаться в моей помощи была слишком ужасна, чтобы ее рассматривать. Но пока я просто защищаю его от Розали и Элис, хотя…

Вечеринка возобновилась, когда Карлайл и Чарли вернулись. Роуз и Эмметт уже уехали, так как люди бы замерзли, если бы промокли так сильно. Чарли молчал по дороге домой. Задумчиво.

Когда мы зашли внутрь, он остановился на кухне. – Белла?

– Да?

– Карлайл – хороший человек. Хороший пример для подражания для Эдварда.

Это был сюрприз, но я не могла не согласиться с ним. Вообще-то, это была недооценка. – Да.

– Я знаю, я не особенно хорошо относился к Эдварду. И я до сих пор думаю, что то, как он оставил тебя… плохо. Хотя это слово даже близко не описывает мое отношение к его поступку. Но… я думаю, то, что я хочу сказать… ну уж раз речь пошла о новых родственниках, ты, в конце концов, могла выбрать кого и похуже.

Это был самый большой комплимент, который я слышала от Чарли по отношению к Эдварду с тех пор, как Джеймс поймал меня в Фениксе. – Эм… спасибо. С чего это вдруг?

– Карлайл и я смогли по-настоящему поговорить. Поблагодаришь Эсми за то, что она все это устроила? Я рад, что мы сходили.

Я уставилась на него. – Хорошо.

Он кивнул один раз, повернулся и, зевая, зашагал по лестнице. – Спокойной ночи, Беллз.

______________________
* Поль Баньян — персонаж американского фольклора, лесоруб, наделенный удивительной силой.
**Сайленс Дугуд, вдова Дугуд – псевдоним, под которым шестнадцатилетний Бенджамин Франклин написал 14 писем, ставших его первыми публикациями.
***Coleman fuel – топливо Колмана, «белый газ», масло, которое получают из бензина и используют в основном для заправки примусов и походных печей.
****Sports Illustrated — американский еженедельный журнал о спорте.

  Спасибо всем, кто прочел. Как всегда очень интересуюсь Вашим мнением..



Источник: http://robsten.ru/forum/19-482-1
Категория: Переводы фанфиков 12+ | Добавил: Primerose (25.02.2012) | Автор: перевели Primerose & Wunder
Просмотров: 526 | Комментарии: 5 | Теги: Эдвард, вампир, 58 ночей | Рейтинг: 5.0/5
Всего комментариев: 5
5   [Материал]
  Очень душевная глава.

0
4   [Материал]
  Хороший поход  good good good

3   [Материал]
  Отличная глава.Спасибо

2   [Материал]
  Весёлая семейка... fund02002 fund02002 fund02002

1   [Материал]
  fund02002 giri05003 girl_wacko good lovi06032

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]