Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 12+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Читая Рассвет. Глава 18
Глава 18. Словами это не описать

- Словами это не описать, - прочитал Джаспер.

Тело Беллы, изрыгая кровь, начало дергаться, биться в руках Розали, будто через него пропускали электричество. Все это время ее лицо было бледным - она была без сознания. Жуткие удары исходили изнутри ее тела…Когда она билась в конвульсиях, резкое потрескивание и хруст доносились с каждой судорогой.

- Не хорошо, не хорошо, - шептал Эдвард, а затем посмотрел на Карлайла. – Какого черта вы должны были уйти именно сейчас?
- Прости, - вздохнул Карлайл, думая о том же, о чем и Эдвард; это было не хорошо. – Но я уверен, ты справишься, - добавил он спокойным и уверенным голосом.

Розали и Эдвард замерли на короткие полсекунды, а потом резко начали действовать. Розали подняла тело Беллы на руки и закричала что-то так быстро, что было сложно отделить слова дуг от друга, они с Эдвардом помчались к лестнице, ведущей на второй этаж.
Я побежал за ними.
«Морфий!» - Эдвард прокричал Розали.
«Элис, быстро звони Карлайлу!» - заорала Розали.
Комната, в которую я попал, следуя за ними, выглядела как палата скорой помощи, устроенная посреди библиотеки. Свет был сверкающим и белым. Белла была уже на столе под ярким светом, ее кожа казалась прозрачной под светом прожектора. Её тело билось, как рыба на песке. Розали придавила Беллу, дергая и разрывая её одежду, которая попадалась ей под руку, в то время как Эдвард воткнул шприц ей в руку.
Сколько раз я представлял ее обнаженной?

Эдвард зашипел, не только из-за этого заявления, но также потому, что сейчас было не время для подобных размышлений.

Но сейчас я не мог смотреть на это. Я боялся, что эти воспоминания надолго останутся в моей голове.

- Помоги нам, придурок, - прошипела Розали, они хотели, чтобы он подошел поближе, чтобы они смогли узнать, что происходит.

«Что происходит, Эдвард?»
«Он задыхается!»
«Должно быть, плацента отделилась!»
Примерно в этот момент Белла пришла в себя и ответила на их слова воплем, чуть не разорвавшим мои барабанные перепонки.
«ВЫТАЩИТЕ его!» - кричала она. – «Он не может ДЫШАТЬ! Сделайте это! СЕЙЧАС ЖЕ!»
На белках ее глаз выступили красные пятна – лопнули капилляры.
«Морфий», - зарычал Эдвард.

- Ты не должен волноваться… ты должен вытащить ребенка, сейчас же! – закричала Розали.
- Это самое важное, - проговорила Эсми; физическая боль была ничем по сравнению с той, другой болью.

«НЕТ! БЫСТРЕЕ!» - у Беллы вновь хлынула кровь горлом. Эдвард поднял ее голову, чтобы освободить рот.
Элис вбежала в комнату и прикрепила маленький голубой наушник под волосами Розали.
Затем Элис унеслась прочь, ее золотые глаза были широко открытыми и горящими. Розали что-то шептала в трубку.
В ярком свете кожа Беллы казалась больше пурпурно-черной, чем белой.
Глубокий красный просачивался из-под кожи в области ее выпуклого живота. В руках у Розали был скальпель.

- Думаю, тебе понадобятся твои зубы, - заметил Эммет взволнованным голосом.

«Дай морфию подействовать!» - проорал на нее Эдвард.
«На это нет времени», - прошептала Розали. - «Он умирает».

- Она права, Эдвард… каждая секунда дорога… для них обоих, - проговорил Карлайл.

Ее руки опустились на живот Беллы, ярко красная жидкость хлестала там, где она разрезала кожу. Это походило на то, что получается, если перевернуть полное ведро или до отказа открыть кран. Белла дергалась, но не кричала. Она все еще задыхалась.
А затем Розали потеряла над собой контроль. Я видел выражение на ее изменившемся лице, видел, как ее губы отступили от зубов и ее глаза загорелись жаждой.

- Проклятье! – закричала Розали.
- Я не позволю тебе ранить их, - вместе произнесли Эдвард и Элис.
- Но сейчас не время быть слабой, - продолжала корить себя Розали, но уже не так сильно, как мгновение назад.

«Нет, Роуз!» - взревел Эдвард, но его руки были заняты, держа голову Беллы вертикально, чтобы та смогла дышать.
Я бросился на Розали,

- Что ж, он собирается драться с тобой, - заметил Эммет, пытаясь говорить весело, чтобы сломать напряжение в комнате. – Жаль, что ты должна позволить ему выиграть.
Никакого эффекта, комната аж искрилась от накала страстей.

которая прыгнула через стол, не обращая внимания на фразу Эдварда. Когда я ударял ее каменное тело, толкая к выходу, я почувствовал как скальпель, зажатый в ее руке, глубоко вонзился в мою левую руку. Моя правая ладонь сокрушительно ударила её по лицу, закрывая челюсть и блокируя ее дыхание.

- Это не должно ранить тебя, - промолвил Эммет.
- Но она больше не будет чувствовать запах, - заметил Джаспер. – Хороший ход.
- Вы должны вывести меня оттуда, - просила Розали.

Я использовал свое преимущество на лице Розали, чтобы поворачивать её тело так, чтобы я мог ударом выпихнуть ее. Это было, как будто я ударил бетон. Она вылетела в дверной проем, раздробив одну его сторону. Маленький наушник в ее ухе разлетелся вдребезги. Элис уже была там, хватая ее за горло, чтобы вытащить в холл.
Но я должен был отдать должное блондинке – она не устроила драку. Она хотела, чтобы мы ее победили.

- Конечно, - произнесла Розали с облегчением в голосе, но она по-прежнему волновалась за Беллу.

Она дала мне ударить себя так сильно, чтобы спасти Беллу. Ну, чтобы спасти существо.

- Чтобы спасти их обоих, - пробормотала Розали.

Я выдернул лезвие из моей руки.
«Элис, убери ее отсюда!» - проорал Эдвард. – «Отведи её к Джасперу и держи её там! Джейкоб, ты мне нужен!»
Я не стал смотреть, как Элис уводит Розали. Я вернулся к операционному столу, где Белла стала уже почти синей, а ее глаза были широко распахнуты и вытаращены.

- Нет, - простонал Эдвард.

«Искусственное дыхание?» - прорычал на меня Эдвард быстро и требовательно.
«Да!»
Я стремительно оглядел его лицо, ища признаки того, что он собирался отреагировать на происходящее как Розали. Но на его лице не было ничего, кроме целеустремленной свирепости.

Ненадолго улыбка появилась на лице Карлайла. Его сын нашел способ контролировать монстра внутри себя даже лучше, чем он сам.

«Заставь ее дышать! Мне надо сначала достать ребенка!»
Еще один разрушительный хруст послышался из её тела, самый громкий пока, настолько громкий, что мы оба застыли, пораженные, ожидая её ответного вопля. Его не последовало.
Ее ноги, которые до этого бились в агонии, теперь стали мягкими и вытянулись очень неестественно.
«Ее позвоночник…» - вскрикнул он с ужасом.

- НЕТ! – в отчаянье прокричал Эдвард.
- С ней все будет хорошо, сын, - произнес Карлайл, успокаивающе кладя руку ему на плечо, хотя у Джаспера это получилось лучше.

«Вытаскивай это из нее!» – прорычал я, бросая ему скальпель, - «теперь она ничего не почувствует!»
Затем я склонился над её головой, её рот выглядел чистым, я прислонил свой рот к ее губам, и вдул в них воздух. Я чувствовал, как её тело расширялось, значит, ничто не блокировало её горло.
Её губы имели вкус крови.

- Хорошо, что он рядом, - произнес Карлайл.

Я слышал её сердце, бьющееся неровно. - «Продолжай», - я с отчаяньем думал, вдувая еще один глоток воздуха в её тело. - «Ты обещала. Заставляй свое сердце биться».
Я услышал мягкий звук скальпеля, скользящего поперек ее живота. Больше крови закапало на пол.
Еще один, неожиданно ужасный звук донесся до меня. Звук металла, разрываемого на клочки. Звук вернул меня в то сражение, которое было много месяцев назад, я снова услышал звук разрываемых новообращенных. Я осмотрелся, чтобы увидеть лицо Эдварда, надавливающее на выпуклость. Зубы вампира – самый лучший способ, чтобы разрезать кожу вампира.
Я содрогнулся, вдул еще больше воздуха в легкие Беллы.
Она начала кашлять от воздуха, ее глаза щурились, вращаясь вслепую.
«Ты должна остаться со мной сейчас, Белла!» - я завопил ей. – «Ты слышишь меня? Останься! Ты не должна покидать меня! Заставляй свое сердце биться!»
Её глаза вертелись, ища меня или его, но она не видела ничего. Я все равно смотрел в них, не отрываясь.
Внезапно её тело успокоилось под моими руками, хотя её дыхание все еще тяжело восстанавливалось, сердце продолжало глухо стучать. Я осознал, что неподвижность означала - все было закончено. Внутреннее избиение прекратилось… Это извлекли из нее.
Оно было снаружи.

- Хорошо, - улыбнулась Розали.
Но Эдвард все еще волновался… они сделали только половину работы.

Эдвард прошептал: - «Ренесми…»

- Это девочка! – произнес Эдвард, и даже волнуясь – как и все они – он не мог не улыбнуться.
Казалось, что Эсми никак не могла подобрать нужных слов, поэтому просто подошла и обняла Эдварда.
- Спорю, она изумительна, - заявила Розали.
- Не могу дождаться, когда увижу ее, - подпрыгнула Элис.
- Поздравляю, брат, - радовался Джаспер.
- Да, спорю, что она покорит тебя, - ухмыльнулся Эммет.
- Спорю, что она покорит нас всех, - поправил его Карлайл. – Я горжусь тобой, сын.

Что ж, Белла ошибалась. Это был не мальчик, которого она себе представляла. Это не было большим сюрпризом.
На счет чего она еще ни разу не ошиблась?

- На самом деле, она права в большинстве случаев, - закатила глаза Элис.

Я не отрывал взгляд от её покрасневших глаз, но я почувствовал, как её руки слабо поднялись.
«Позволь мне», - прошептала она ломающимся голосом. – «Дай её мне».
Я подозреваю, что должен был знать, что он всегда дает ей то, чего она хочет, не имеет значения, насколько глупа ее просьба. Но я не предполагал, что он послушает её сейчас. Так что, я даже не думал останавливать его.

- Что плохого в том, чтобы подержать своего ребенка? – нахмурилась Эсми.

Что-то теплое дотронулось до моей руки. По идее это должно было сразу привлечь мое внимание, но ничто сейчас не казалось мне теплым.

- Хм… - Карлайл размышлял над этой новостью о реб… Ренесми.

Я не мог оторвать взгляд от лица Беллы. Она моргнула, пристально всматриваясь куда-то, в итоге что-то разглядев.
Едва слышный стон сорвался с ее губ.
«Ренесми. Такая красивая…»
Потом она начала задыхаться. Задыхаться от боли.
К тому времени, когда я заметил это, было уже слишком поздно. Эдвард выхватил теплое, кровавое это из её обмякших рук. Мои глаза осматривали её кожу. Она вся была красной из-за крови: кровь лилась из её рта, кровь заливала все её тело, и свежая кровь лилась из крошечных двойных разрезов от укуса, располагающихся прямо на её левой груди.

- Хорошо… возможно давать ей ребенка было не лучшей идеей, - ухмыльнулся Эммет.

«Нет, Ренесми», - прошептал Эдвард так, будто он пытался научить монстра хорошим манерам.

- Она не монстр! – проговорила Розали. – И мы уже знаем, что она быстро учиться!

Я не смотрел на него или на это. Я смотрел только на Беллу, её глаза закатились.
Её сердце последний раз слабо стукнуло и умолкло.
Оно пропустило, должно быть, не больше половины удара – я с силой надавил Белле на грудь.

Эдвард напрягся.
- Ей нужен яд сейчас же, - пробормотал Карлайл.

Я считал в своей голове, пытаясь придерживаться ритма. Один. Два. Три. Четыре.
Спустя секунду я вдул в её легкие еще один глоток воздуха.
Я не мог больше видеть. Мои глаза стали влажными и все стало расплываться. Но я очень четко слышал все звуки в комнате. Слабое тук-тук её сердца под моими требовательными руками, стук моего собственного сердца и другого, чье биение было слишком быстрым, слишком легким. Я не мог определить, откуда оно доносилось.

- Сердцебиение Ренесми? – спросил Карлайл.
- У нее есть сердцебиение? – удивленно воскликнул Эдвард, но сейчас все его мысли были о Белле.

Я вдохнул еще больше воздуха Белле в рот.
«Чего ты ждешь?» - с трудом выдавил я, нажимая на ее сердце снова. Раз. Два. Три. Четыре.
«Возьми ребенка», - рявкнул Эдвард.
«Выкинь его в окно!» - Раз. Два. Три. Четыре.
«Дай её мне», - прозвучал тихий голос из дверного проема.
Эдвард и я прорычали одновременно.

- Похоже, ты вернулась, малышка, - попытался засмеяться Эммет.
- У вас нет времени на размышления… отдайте ей ребенка! – потребовала Элис.

Раз. Два. Три. Четыре.
«Я контролирую себя», - заверила Розали. – «Дай мне ребенка, Эдвард. Я позабочусь о ней до того, как Белла…»
Я снова выдохнул в Беллу воздух, когда Эдвард отдавал ребенка. Трепещущее тук-тук-тук исчезало.
«Подвинь свои руки, Джейкоб».
Я оторвал свой взгляд от белых глаз Беллы, все еще нажимая на ее грудную клетку. В руках у Эдварда был шприц серебряного цвета, как будто сделанный из стали.

- Еще один укол… что ты собираешься ей ввести? – спросил Эммет.
Карлайл же пораженно и с гордостью смотрел на Эдварда.

«Что это?»
Его каменные руки отбросили мои, пробираясь к её груди. Раздался тихий треск – он сломал мне мизинец, убирая мои руки. В ту же секунду он воткнул иглу прямо ей в сердце.
«Мой яд», - ответил он, выдавливая содержимое шприца.

- Не может быть! – прокричал Эммет, остальные выглядели не менее шокировано. – Это возможно?
- Похоже, что да, - улыбнулся Карлайл. – Очень остроумно.

Ее сердце сжалось, как от удара электрошоком.
«Продолжай», - распорядился он. Его голос был ледяным. Как у мертвеца. Жестокий и легкомысленный.
Как будто он был машиной.
Я игнорировал боль от заживления в моем пальце и начал массаж её сердца. Стало сложнее делать это. Как будто её кровь замораживалась, стала более густой и медленной. Проталкивая яд в Беллины артерии, я наблюдал за Эдвардом…
Было похоже на то, что он целовал её, прикладывал свои губы к её горлу, к запястью, к внутренней части её руки. Но я слышал, как её кожа разрывалась, когда он прокусывал её зубами снова и снова, запуская как можно больше своего яда в её тело везде, где мог достать.

- Да… это должно помочь, - изрек Карлайл, гордясь сообразительностью сына.

Я видел, как он водит своим бледным языком по истекающим кровью глубоким ранам, но прежде чем это заставило меня страдать или разозлиться, я понял, что он делал.
Он размывал яд по коже языком, одновременно закрывая раны, чтобы яд и кровь оставались в её теле.
Я выдохнул еще больше воздуха ей в рот, но это не принесло никаких результатов. Только её грудь безжизненно поднималась. Я продолжал делать искусственное дыхание, считая, в то время как он продолжал работать над её телом. Стараясь вернуть ее к жизни. Вся королевская конница и вся королевская рать...

- Черт, заткнись… с ней все будет хорошо! – прошипел Эдвард.

Но в комнате были только мы. Только я, только он.
Сгорбившись над трупом.
Это все, что осталось от девушки, которую мы оба любили. Этот изломанный, искореженный труп. Мы не могли оживить её снова.
Я знал, что было слишком поздно. Я знал, что она мертва. Я мог сказать это с уверенностью, потому что пропало всякое влечение. Я не чувствовал больше необходимости быть здесь, рядом с ней. Ее здесь не было.

Эдвард выдохнул.
- Вау, - воскликнул Джаспер, его рука все еще лежала на плече у Эдварда, и он получил такую сильную волну всех эмоций, которые сейчас испытал он. Облегчение было одним из них, что очень сильно удивило Джаспера, потому что Белла все еще была в опасности… ведь Джейкоб сказал, что ее сердце больше не билось. Но затем он почувствовал жгучую смесь гнева, печали и тревоги. Теперь он лучше понимал, о чем думает Эдвард.
- Проклятье, - прошипела Розали, похоже, она пришла к такому же выводу, что и ее брат.
- Хоть с Беллой все хорошо, - подумала Элис, скорее для себя, чем для Эдварда.

Это тело больше ничего не значило для меня. Бессмысленная потребность в том, чтобы быть рядом с ней, отпала.
Вернее сказать, она переместилась. Казалось, что я чувствовал притяжение в обратном направлении.

Все чувства Эдварда усилились; умудренный прошлым опытом, Джаспер успел в последний момент убрать руку с плеча брата.

За дверь, вниз по лестнице. Уйти отсюда и никогда, никогда не возвращаться.
«Так уходи!» - рявкнул Эдвард и снова отбросил мои руки, но на этот раз занял мое место. Было чувство, что на этот раз уже три пальца были сломаны. Я выправил их, не обращая внимания на пульсацию боли.
Он нажимал на её мертвое сердце быстрее, чем я.
«Она не мертва», - прорычал он. – «Все будет хорошо».
Я не был уверен, что он обращался ко мне.

- Ох… Думаю, я говорю с тобой, - прорычал Эдвард, даже в таком состоянии, когда он волновался за безопасность Беллы, он был уверен, что понимает, что хотел сказать Джейкоб … Но даже понимая это, он не мог смириться с тем, что Джейкоб так быстро сдался.

Развернувшись, оставляя его с мертвой, я медленно пошел к дверям. Очень медленно. Мои ноги не могли двигаться быстрее.
Это пришло. Океан боли. Другой берег был так далеко, через кипящую воду, что я даже не мог представить его, не то, что увидеть.
Я почувствовал пустоту, я потерял свою цель. Сохранность Беллы – это было то, за что я боролся все это время. Но ее уже не спасти. Она охотно пожертвовала собой, чтобы быть разорванной на части маленьким монстром, таким образом, моя борьба была проиграна. Все закончилось.
Я вздрогнул при звуке, доносящемся сзади, когда я спускался по лестнице. Звук мертвого сердца, которое заставляли стучать.
Я хотел, чтобы кто-нибудь насыпал хлорки в мою голову, чтобы она сжарила мой мозг. Чтобы сожгла любые воспоминания о последних минутах Беллы. Я бы с удовольствием повредил свой мозг, если бы это стерло все это – крики, кровотечения, невыносимый хруст и треск из-за того, что новорожденный монстр рвался из нее наружу.

Никому из вампиров в комнате не понравились эти слова, хотя Розали с удовольствием бы удовлетворила просьбу щенка о повреждении мозга.

Я хотел унестись прочь, перескакивая сразу через десять ступенек, выбежать за дверь, но мои ноги были тяжелыми, как железо, а тело было уставшим настолько, насколько еще никогда не было. Я спускался по лестнице как хромой старикашка.
Я отдыхал на последней ступеньке, собирая свою силу для того, чтобы выбраться за дверь.
Розали сидела на крае дивана спиной ко мне, воркуя и бормоча над чем-то завернутым в ткань у нее на руках. Она наверняка слышала, что я остановился, но проигнорировала, наслаждаясь моментами украденного материнства.

Розали никак не отреагировала на слова щенка. Сейчас она представляла, как это – держать ребенка на руках.

Должно быть, она счастлива сейчас. У Розали было то, чего она хотела, Белла никогда не придет и не отберет это маленькое существо у нее. Неужели белобрысая ведьма именно этого и добивалась?

- Нет, никогда, - в испуге протараторила Розали. Она не смогла бы так поступить, и не важно, как сильно она хотела бы этого ребенка.

Она держала что-то темное в руках, и от маленького убийцы, лежавшего у нее на руках, доносились жадные, причмокивающие звуки.
Запах крови витал в воздухе. Человеческой крови. Розали кормила его. Конечно, ему хотелось крови. Чем еще вы бы стали кормить такого монстра, который жестоко искалечил собственную мать? Оно бы и от Беллиной крови не отказалось. Может, ее оно и пило.

- Как она могла пить кровь Беллы? – удивился Эммет. – Я имею в виду, она пила, когда Белла держала ее на руках. Но как она могла бы пить сейчас? Не похоже, чтобы мы держали кровь Беллы в холодильнике.

Силы возвращались ко мне. Я слушал звуки кормления маленького палача.
Сила, ненависть и жар, жуткий жар ударили в мою голову, жар, сжигающий все, но не стирающий ничего… Изображения были топливом для того ада, который творился в моей голове, но они не сгорали. Я чувствовал, как дрожу с головы до ног, но я не пытался остановить это.

- Он собирается напасть! – прошипела Розали.
- Нет, - холодно ответил Эдвард; хотя возможно, лучше было бы, если бы он напал.

Розали была полностью поглощена существом, не обращая на меня внимания. Она не сможет быть достаточно быстрой, чтобы остановить меня, она растеряется.
Сэм был прав. Это существо было ошибкой природы,

Каллены свирепо посмотрели на книгу. Было понятно, что Ренесми – это не ошибка природы.

его существование было противоестественно. Темный, мертвый демон. Что-то, что не имело прав на существование.
Что-то, что должно быть уничтожено.
Казалось, мое напряжение ведет меня совсем не к двери. Я чувствовал это теперь, оно подстрекало меня, тащило вперед. Подталкивало меня, чтобы я покончил с этим, избавил мир от этого отвратительного существа.

- Идиот! – Эдвард печально закрыл глаза.
- Он же сам говорил, что с Беллой что-то не так, - простонала Элис. – Как он мог не понять, что на самом деле происходит?

Розали попытается убить меня, когда это существо умрет, но я буду драться с ней. Я не был уверен, что смогу расправиться с ней до того, как другие придут на помощь.
Может, не успею. Но все равно это не очень сильно меня волновало.
Меня не заботило, будут ли волки мстить за меня или скажут, что Каллены были правы, отомстив. Ничего из этого меня не волновало. Моя месть была единственным, что меня волновало.
Эта штука, которая убила Беллу, не проживет больше ни минуты.
Если бы Белла выжила, она возненавидела бы меня за это. Она захотела бы меня убить.'
Но меня не волновало и это. Ее ведь не волновало то, что она делает со мной, позволяя себя убить, как животное. Почему я должен придавать значение ее чувствам?
А еще есть Эдвард. Должно быть, он сейчас очень занят, он очень далеко зашел в своем безумии, пытаясь вернуть к жизни труп, чтобы слушать мои планы.

Опять же, Эдвард не был в этом уверен… ведь он мог думать о стольких вещах одновременно. Даже если большая часть его внимания были прикована к Белле, остальное-то – к Ренесми. Он знал, что уже любит свою дочь – любит с той первой мысли, которую он услышал. И даже сейчас, он размышлял над тем, что рад хотя бы слышать мысли дочери, и в то же время, думал над проблемой Джейкоба. Он слышал, о чем думал щенок, в этом Эдвард был полностью уверен. И единственная причина, из-за которой он ничего не предпринимал – он знал, чем все это закончится.

Ну что ж, у меня не будет возможности сдержать обещание, данное ему, это было не то, на что стоило бы делать ставки. Я смогу выиграть борьбу против Розали, Джаспера и Элис, три на одного. Даже если я выиграю, то не думаю, что соберусь убить Эдварда.
А все из-за того, что у меня не было достаточно сострадания для этого. Почему я должен даровать ему облегчение от того, что он натворил? Не будет ли лучше позволить ему жить с этим ужасным, невыносимым чувством пустоты на душе?

- И он еще нас называет монстрами, - прошипела Розали.

Это почти заставило меня улыбнуться, ненависть заполняла меня, когда я представлял все это себе. Нет Беллы. Нет того отродья, которое убило её. И так же исчезнет столько членов его семьи, сколько я смогу уничтожить. Конечно, он сможет собрать их снова по кусочкам, когда я уже не буду способен сжечь их. В отличие от Беллы, которую никогда нельзя будет сделать прежней, их можно восстановить.
Мне стало интересно, сможет ли эта тварь восстановиться. Я сомневался. Оно – часть Беллы. Должно быть, оно унаследовало часть её уязвимости.

- Скорее всего, здесь он прав, - проговорил Карлайл. Ему совершенно не нравилось направление мыслей Джейкоба. – Она унаследовала свойства обоих своих родителей.
- Что подтверждает, что она – не бездушный монстр, - вновь прошипела Розали.

Я мог слышать быстрые стуки его крошечного сердца.
Сердце этого существа билось. Её сердце - нет.
Всего секунда потребовалась мне, чтобы принять это легкое решение.
Дрожь становилась более напряженной и быстрой. Я развернулся, готовясь рывком приблизиться к блондинке и вырвать это маленькое оружие из ее рук зубами.
Розали проворковала над этим существом снова, отставляя пустую металлическую бутылочку и подняла существо в воздух, прижав к своей щеке.
Замечательно. Новое положение ребенка было просто превосходно для атаки. Я двинулся вперед, но внезапно почувствовал, как жар начинает изменять мне, несмотря на то, что напряжение и желание убить росли, но другое чувство было сильнее всего этого, сильней всего, что я когда-либо испытывал, такое сильное, как приказ Альфы, будто оно раздавит меня, если я ослушаюсь.
Но на этот раз я хотел подчиниться.
Убийца смотрел на меня через плечо Розали. Существо смотрело намного осмысленней, чем любой другой новорожденный.
Теплые коричневые глаза, цвета молочного шоколада, точно такого же цвета, как были у Беллы.

Эдвард улыбнулся. Его желание осуществилось.

Я, колеблясь, остановился. Жар прошел через меня, сильнее, чем до этого, но другой, не сжигающий.
Он был пылающим.
Все чувства во мне уничтожились, когда я смотрел на фарфоровое личико полувампира-получеловека. Все, что держало меня в этой жизни, было поспешно разрезано на кусочки, разрезано, словно ниточки от связки воздушных шаров. Все, что составляло меня - любовь к мертвой девушке, лежащей наверху, моя любовь к отцу, моя преданность к новой стае, любовь к другим моим братьям, мой дом, мое имя, я сам - отсоединилось от меня и улетучилось в космос.

Эдвард закрыл глаза и простонал в отчаянии. Он едва успел подержать свою дочь на руках, как этот уже успел с ней запечатлиться.
Розали рычала. Зная, что с этим уже ничего не поделаешь; она ненавидела щенка даже больше, чем прежде.
Чувства Калленов были очень разнообразными, хотя большую часть все же составляли гнев и злость.

Но я не остался дрейфовать там. Новая нить связывала меня теперь с этим миром.
Даже не одна… миллион. Даже не нити, а стальные тросы. Миллион стальных тросов, притягивающих меня к одной вещи, к центру всей вселенной.
Я видел это сейчас, понимал, что вся вселенная вертится вокруг одной вещи. Я никогда не знал о строении вселенной до этого, но сейчас это стало очевидным.
Гравитация земли больше не притягивала меня.
Все, что держало меня здесь – это маленькая девочка, лежащая на бледных руках вампира.
Ренесми.

Эдвард и Розали зашипели. Сейчас он назвал ее по имени, а ведь мгновение назад она была для него монстром… именно это заставило их зашипеть.

Сверху донесся новый звук. Единственный звук, который мог тронуть меня в этот бесконечный момент.
Бешеный звук, ускоряющееся сердцебиение.
Преображающееся сердце.

Эдвард вздохнул с облегчением, напряжение покинуло его, хотя и не полностью, поскольку он по-прежнему был зол на щенка.
- Это был конец главы, - произнес Джаспер и посмотрел на следующую страницу. – И думаю, это конец повествования Джейкоба.
- Слава Богу! – продолжала шипеть Розали.
- В следующей главе мы увидим Беллу-вампира, - обрадовался Эммет.
- И ты совсем не расстроен, что какая-то псина запечатлилась с твоей племянницей? – зарычала Розали на мужа.
- Я ведь ничего не могу с этим поделать, - пожал плечами Эм. – Кроме того, уверен, от этого только прибавиться веселья в нашей семье.
- Ты… - зарычала Розали.
- Эдвард, почему мои видения мерцают? – резко спросила Элис.
- Я волнуюсь, - честно ответил Эдвард.
- С Беллой все хорошо, у тебя родился ребенок, и он в безопасности… Я понимаю, что запечатление не самая приятная вещь на свете, но это можно легко исправить… мы просто не позволим щенку увидеть Ренесми, - проговорила Розали. – О чем еще здесь можно волноваться?
- Мы еле спасли Беллу, - ответил Эдвард. – Я не хочу…
- Сейчас мы уже больше знаем о беременности, - произнес Карлайл. – Я не хочу сказать, что все пройдет гладко, если вы решите завести ребенка, но я уверен, что смогу помочь вам намного больше, чем в книге.
- И еще одно – Карлайл точно будет присутствовать при родах, - добавила Розали.
- Да, уверен, мы сможем запастись едой, так что будем готовы ко всему, - заявил Карлайл. – Это были трудные роды…
- Да, - согласился Эдвард. – Ты действительно уверен, что Белла будет в безопасности, если все случиться в нашей реальности?
- Уверен, - ответил Карлайл.
- Хорошо, - промолвил Эдвард.
- О-о… теперь намного лучше, - с облегчением промолвила Элис, ее видения опять пришли в норму.
- Я рад, что ты чувствуешь себя лучше, - изрек Эдвард. – А теперь продолжим читать.
- Хорошо, - улыбнулся Карлайл и забрал книгу.

 

Конец 18 главы

 



Источник: http://robsten.ru/forum/19-315-1
Категория: Переводы фанфиков 12+ | Добавил: Lovely (15.03.2011)
Просмотров: 2172 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/6
Всего комментариев: 1
1   [Материал]
  вот и малышка родилась JC_flirt

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]