Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 12+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Читая Рассвет. Глава 26.
Глава 26. Во всем блеске

- Во всем блеске, - прочитал Карлайл.
- Во всем блеске, - повторил Эммет, ухмыляясь.
- Тебя веселят самые обыкновенные слова, - покачала головой Розали.
- Я просто подумал, что это странное название для главы, - обиделся Эммет.

Выходя, одной ногой уже переступив порог, Чарли замешкался и сказал:
«Не знаю, сколько из всего этого нужно рассказывать Рене».
Он потянулся, и у него заурчало в животе.

- Ни слова, - ответил Эдвард.
Эсми нахмурилась: – Но она захочет узнать.
- Знаю, но не думаю, что ее мать сможет справиться с этим, - посуровел Эдвард. – Уверен, Белла сможет иногда звонить ей, но они никогда не смогут снова встретиться … или Рене с Ренесми … по крайней мере, не в ближайшее время.
- Я понимаю, о чем ты говоришь, - вздохнула Эсми. – Я просто хотела бы, чтобы все было по-другому.

Я кивнула.
«Знаю. Не хочу волновать ее. Будет лучше уберечь Рене от этого. Это не для слабонервных».
Он печально скривил губы в улыбке.
«Я тоже попытался бы защитить тебя, если бы знал, как. Но предполагаю, что ты никогда не принадлежала к категории пугливых, не так ли?»

- Неа, - согласились Каллены.

Я улыбнулась в ответ, втягивая свое горячее дыхание сквозь зубы.
Чарли рассеянно погладил свой живот.
«Я что-нибудь придумаю. У нас ведь есть время, чтобы обсудить это, правда?»
«Правда», - пообещала я.
Кое в чем этот день выдался долгим, и кое в чем таким коротким. Чарли опаздывал на обед — Сью Клируотер готовила для него и Билли. Это будет неловкий вечер, но, по крайней мере, он поест настоящей еды; я была рада, что кто-то, зная об отсутствии у Чарли кулинарных способностей, пытался спасти его от голода.
Весь день из-за атмосферы напряженности минуты текли медленно; Чарли так и не расслабил ссутулившиеся плечи. Но и уезжать он тоже не спешил. Он посмотрел целых два матча - к счастью, он был настолько погружен в свои мысли, что не обращал никакого внимания на наводящие на размышления шуточки Эммета, которые стали более резкими и менее связанными с футболом —

Эдвард попытался никак не реагировать, но, конечно же, это не остановило Эммета, он громко засмеялся.

и комментарии после игры, и затем новости; он не двигался с места, пока Сет не напомнил ему о времени.

- Интересно, Чарли догадается, что детеныш тоже волк? - пробормотал Эммет.
- Уверен, что да, - бросил Карлайл. – Я имею в виду, очевидно, что после того, как Чарли провел день у нас, Сету уже нет надобности сохранять свою тайну.

«Чарли, ты хочешь, чтобы Билли и моя мама заждались нас? Поехали. Белла с Несси будут здесь и завтра. Давай-ка поедем и поедим, а?»
По глазам Чарли было ясно, что он не доверяет доводам Сета, но позволил ему идти впереди. Сомнения его никуда не делись, и он замер в дверях. Облака разошлись, дождь прошел. Возможно, как раз перед закатом покажется солнце.
«Джейк сказал, что вы, ребята, собирались уехать от меня», - пробормотал он.

- Что ж, не похоже, что теперь им нужно уезжать, - радостно пробубнил Эммет. – Отлично. Я ненавижу переезды.

«Я не хотела делать этого, если была бы какая-нибудь другая возможность. Именно поэтому мы все еще здесь».
«Он сказал, что вы могли бы остаться на некоторое время, но только если я выдержу, и буду держать рот на замке».
«Да … но папа, я не могу обещать, что мы никогда не уедем отсюда. Это все довольно сложно…»
«Я хочу знать», - напомнил он мне.
«Хорошо».

Карлайл ухмыльнулся: – Похоже, Чарли справится с этим даже быстрее, чем я ожидал.
- Да, он даже чем-то напоминает нас в этом, - добавил Джаспер.

«Вы ведь предупредите меня, если вам нужно будет уехать?»
«Я обещаю, папа. Теперь, когда ты знаешь столько, я думаю, что это сработает. Я буду держаться поблизости - так близко, как ты сам захочешь».
Он пол секунды пожевал губу, затем медленно наклонился ко мне, осторожно раскинув руки. Я переместила Ренесми – которая уже засыпала — на левую руку, сжала зубы, задержала дыхание и очень легко обняла его за теплую, мягкую талию правой рукой.

- Удивительно, - покачал головой Джаспер. – Не уверен, что смог бы сделать это даже сейчас.
- Конечно, смог бы, - заявила Элис, закатив глаза.

«Держись очень близко, Беллс», - бормотал он. – «Совсем рядом».
«Люблю тебя, папа», - прошептала я сквозь зубы.
Он задрожал и отпрянул от меня. Я опустила руку.
«Я тоже люблю тебя, детка. Несмотря на все изменения, это осталось по-прежнему». - Он одним пальцем дотронулся до розовой щечки Ренесми. – «Она точно похожа на тебя».
Я ничем не показала свои чувства, выражение лица у меня не изменилось.
«Я думаю, что больше на Эдварда». - Поколебавшись, я добавила: - «У нее твои кудряшки».
Чарли начал было говорить, затем фыркнул:
«Ха. Наверное, так оно и есть. Ха. Дедушка». – Он с сомнением покачал головой. – «Мне когда-нибудь позволят ее подержать?»

- Он до сих пор ни разу не взял ее на руки? – спросила Эсми таким тоном, будто это было преступление.
- Думаю, мы не хотели слишком сильно волновать нашего маленького монстрика, - фыркнул Эммет.

Шокированная, я моргнула и затем постаралась собраться. После полусекундного размышления и взглянув на Ренесми — она, кажется, совсем уснула - я решилась – если рисковать, так рисковать, ведь сегодня все шло так хорошо…
«Вот», - молвила я, протягивая ее Чарли. Он машинально, неуклюже сложил руки, чтобы принять ребенка, и я уложила Ренесми в эту импровизированную колыбельку. Его кожа не была столь же горяча как ее, но от его тепла у меня защекотало в горле, я чувствовала, как жар течет под тонкой оболочкой. В местах, где моя белая кожа соприкоснулась с его кожей, у него пробежали мурашки. Я не была уверена в причинах этой реакции, то ли это произошло от моей новой температуры или это было что-то психологическое.
Чарли тихо хмыкнул, когда почувствовал ее вес.
«Она … крепенькая».

Карлайл в удивлении поднял бровь, но продолжил читать.

Я нахмурилась. Мне она казалась не тяжелее перышка. Возможно, у меня было отключено чувство веса.
«Крепкая – это хорошо», - сказал Чарли, заметив мое выражение.
Затем он пробормотал себе под нос:
«Она должна быть крепкой со всем этим сумасшедшим домом вокруг».

- Здесь он прав, - хихикнул Эммет.

Он немножко покачал ее на руках из стороны в сторону.
«Самый красивый ребенок из всех, что я когда-либо видел, включая и тебя, детка. Прости, но это правда».

- Еще один попался, - проговорил Эммет, - он полностью покорен ею.

«Я знаю, так оно и есть».
«Красавица», - повторил он, но теперь это было скорее воркование.
Я видела это в его лице - я наблюдала, как оно росло. Чарли оказался столь же беспомощен против ее волшебства, как и все мы. Две секунды у него на руках, и он уже принадлежал ей.

- Ах, - девушки ахнули.

«Можно я приду завтра?»
«Конечно, папа. Конечно. Мы будем здесь».
«Вы должны быть», - серьезно произнес он, но его лицо было мягким, он все еще пристально глядел на Ренесми. – «До завтра, Несси».

Эммет усмехнулся: – Не смог-таки удержаться.

«Не начинай еще и ты!»
«Чего?»
«Ее имя Ренесми. Как Рене и Эсми вместе. Никаких вариантов».
Я изо всех сил пыталась успокоиться, на сей раз без глубокого дыхания.
«Хочешь узнать ее второе имя?»
«Кончено».
«Карли. Через «К». Как Карлайл и Чарли вместе».

Карлайл прочитал эту строку, гордо улыбаясь, Эсми склонила голову мужу на плечо и взяла его свободную руку в свою.
- Вероятно, надо было использовать Карли как первое имя, тогда не было бы этой проблемы с Несс, - ухмыльнулся Эммет.
- Мне нравится Ренесми, - возразил Эдвард.

Лицо Чарли осветила широкая улыбка, его реакция застала меня врасплох.
«Спасибо, Беллс».
«Спасибо тебе, папа. Так быстро многое изменилось. Моя голова все еще кружится. Если бы у меня не было теперь тебя, я не знаю, как бы я удержалась… в реальности».
Я собирался сказать «превратившись в то, чем являюсь теперь». Вероятно, это было бы лишнее для него.
У Чарли заурчал желудок.
«Иди, поешь, папа. Мы будем здесь».
Я вспомнила эти ощущения, то первое неудобное погружение в фантастику — когда мне казалось, что все исчезнет в свете поднимающегося солнца.
Чарли кивнул и неохотно возвратил Ренесми мне. Он поглядел мимо меня в дом; его глаза были немного дикие в течение минуты, когда он осматривал просторную яркую комнату. Все они находились там, кроме Джейкоба, который, судя по доносившимся из кухни звукам, совершал набег на холодильник: Джаспер склонил голову на колени Элис, сидящей на нижней ступеньке лестницы, Карлайл уткнулся в объемную книгу, Эсми, набрасывая что-то в блокноте, напевала себе под нос, а Розали и Эммет выстраивали основание для монументального карточного домика под лестницей, Эдвард прошел к своему фортепьяно и очень тихо что-то наигрывал сам себе. Ничто не говорило, что день подходил к концу, что настало время для еды или приготовлениям ко сну. Нечто неуловимое изменилось в атмосфере. Каллены в этот момент не столь усердно играли в человеческие игры, как обычно — человеческая маскировка ослабла лишь на чуть-чуть, но достаточно для Чарли, чтобы почувствовать разницу.

- Не знаю, было ли это обдуманным поступком с нашей стороны, - произнес Карлайл.
- Он не захочет докапываться до всей правды о нас, - пожал плечами Эммет.

Он вздрогнул, покачал головой и вздохнул.
«До завтра, Белла», - он нахмурился и затем добавил: - «Я хочу сказать, что ты вовсе не выглядишь... плохо. Я привыкну к этому».

Эдвард нахмурился. Было очевидно, что она не выглядела плохо.

«Спасибо, папа».
Чарли кивнул и задумчиво направился к своей машине. Я смотрела, как он отъезжал; только когда я услышала, как его колеса покатили по шоссе, я поняла, что сделала это. Я выдержала целый день и не навредила Чарли. Совершенно самостоятельно. Я определенно должна обладать сверхспособностями!

Эммет взорвался от смеха, услышав это предложение, впрочем, как и несколько других вампиров усмехнулись, хотя, скорее всего, их развеселила реакция Эммета.

Все это казалось слишком хорошо, чтобы быть правдой. Неужели действительно у меня может быть и своя новая семья, и я смогу сохранить часть своего прошлого? А я еще думала, что вчера было прекрасным.
«Ничего себе», - прошептала я. Я моргнула и почувствовала, как растворилась третья пара контактных линз.
Звук фортепьяно смолк, и руки Эдварда обвились вокруг моей талии, его подбородок лег мне на плечо.
«Ты украла мои слова».
«Эдвард, у меня получилось!»
«У тебя получилось. Ты вела себя просто невероятно».

- Ты можешь повторить это еще раз, - добавил Джаспер. – Так что даже не смей думать о другом исходе событий.
Эммет открыл рот, чтобы что-то сказать, но только прикусил язык.

«Столько переживаний из-за того, что ты новообращенная, и вдруг ты через все это просто перешагиваешь», – он тихо засмеялся.
«Я даже не верю, что она вообще вампир, уже не говоря о том, что новообращенный», - из-под лестницы раздался голос Эммета. – «Она слишком ручная».

Эммет заржал.

Все смущающие комментарии, которые он сделал перед моим отцом, снова зазвучали в моих ушах, и наверное хорошо, что на руках у меня была Ренесми. Скрыть свою реакцию совсем я не смогла и тихо зарычала.
«О-о-о, боюсь-боюсь», - рассмеялся Эммет.
Я зашипела, и Ренесми заметалась в моих руках. Она несколько раз моргнула, затем с испуганным видом огляделась. Она фыркнула и коснулась моего лица.
«Чарли вернется завтра», - заверила я ее.

- Похоже, Чарли понравился ей, - улыбнулась Эсми.

«Превосходно», - бросил Эммет. На сей раз Розали засмеялась вместе с ним.
«Ничего выдающегося, Эммет», - презрительно заметил Эдвард, протягивая руки, чтобы взять у меня Ренесми. Он подмигнул мне, когда я замешкалась и, немного смутившись, отдала ему дочь.
«Что ты хочешь сказать?» – потребовал ответа Эммет.
«Разве ты не думаешь, что немного глупо враждовать с самым сильным вампиром в доме?»

На этот раз пришла очередь Эдварду и Джасперу ухмыляться.
- Ага, да, - закатил глаза Эммет.

Эммет отбросил голову назад и фыркнул:
«Я тебя умоляю!»
«Белла», - бормотал Эдвард мне, в то время как Эммет подслушивал, - «помнишь, как несколько месяцев назад, я попросил, чтобы ты сделала мне одолжение после того, как обретешь бессмертие?»

Джаспер улыбнулся: – О-о, отлично, это наконец-то случится.

Эти слова что-то смутно напомнили мне. Я постаралась вспомнить расплывчатые человеческие беседы. Через мгновение я вспомнила и выдохнула:
«О!»
Элис залилась переливистым смехом. Джейкоб высунул голову из-за угла с полным ртом еды.
«Что?» – прорычал Эммет.
«Ты уверен?» - спросила я Эдварда.
«Поверь мне», - ответил он.
Я глубоко вздохнула.
«Эммет, как насчет небольшого состязания?»

- Это будет интересно, - усмехнулся Джаспер. – Эй, как смотришь на то, чтобы удвоить наше пари?
- Что ты имеешь в виду? – спросил Эммет.
- Как насчет того, чтобы выполнить условие сделки уже сейчас в нашей реальности? – спросил Джаспер.
- Но… но что если в нашей реальности этого состязания не будет? – спросил Эммет.
- Неужели я слышу нотки страха в твоем голосе… боишься, что проиграешь? – дразнил брата Джаспер.
- Конечно, нет… проиграешь ты, - немедленно ответил Эммет.

Он сразу же поднялся на ноги: - «Отлично. Начинай».
Я закусила губу. Он был таким огромным.
«Разве что ты слишком боишься …?» – продолжил Эммет.
Я распрямила плечи.
«Ты. Я. Армрестлинг. Обеденный стол. Сейчас же».

- Только не мой стол! – заволновалась Эсми.

На лице Эммета расцвела ухмылка.
«Э-э, Белла», - быстро обратилась ко мне Элис, - «думаю, что Эсми любит этот стол. Как ни как – антиквариат».

- Спасибо, - вздохнула Эсми.

«Спасибо», - поблагодарила Эсми.
«Никаких проблем», - сверкая улыбкой, ответил Эммет. – «Прямо туда, пошли, Белла».
Я последовала за ним к гаражу; я слышала, как остальные потянулись за нами. Там находился большой гранитный валун, он оказался на этом месте после падения скал около реки, очевидно, он и был целью Эммета. Хотя большой камень и был немного скруглен и неровен, он прекрасно подойдет для нашего дела.
Эммет поставил свой локоть на скалу и махнул мне.
Я снова занервничала, поскольку увидела большие мышцы в согнутой руке Эммета,

- Ха! – самодовольно улыбнулся Эммет.
- Если она нервничает, это еще не значит, что не о чем волноваться, - уверенно проговорил Эдвард. – Это не поможет тебе выиграть состязание.
- Что ж, посмотрим, каким самодовольным ты будешь через минуту, - засмеялся Эммет.
- Думаю, ты проиграешь, - рассмеялся Джаспер.

но мое лицо не выдало эмоций. Эдвард обещал, что некоторое время я буду сильнее всех. Он казался очень уверенным в этом, и я почувствовала себя сильной. Насколько сильной? Спрашивала я себя, смотря на бицепс Эммета. Мне не было даже двух дней от роду, тем не менее, и это должно кое-что значить. Разве что у меня все было не так. Возможно, я не была столь же сильна как обычный новообращенный. Возможно, именно поэтому мне так легко себя контролировать.

Каллены засмеялись. Эммет самодовольно, а остальные из-за того, что она волновалась о подобной чепухе.

Я попыталась выглядеть как можно более беззаботно, когда поставила свой локоть на камень.
«О’кей, Эммет. Побеждаю я, и ты ни единого слова больше не скажешь про мою сексуальную жизнь никому вообще, даже Роуз. Никаких намеков, никаких инсинуаций – ничего».

- О, черт… Мне совсем не нравится это условие, - заныл Эммет, его улыбка померкла.
- Я горю желанием услышать условие, которое выдвинет Эммет, если он согласился на это, - поддразнивал Джаспер.
- Становится все лучше и лучше, - счастливо пробубнил Эдвард, торжествующе поглядывая на большого брата.
- Что ж, в условии сказано, что ты не сможешь обсуждать их сексуальную жизнь… но думаю, ты и дальше сможешь продолжать дразнить Эдварда, но только до того времени, пока они с Беллой не встретятся, - пробормотал Джаспер.
- Не волнуйся об этом, Джас… Я это учту, - уверенно заявил Эммет.
- Она уже в моей жизни … - начал Эдвард, полностью игнорируя Эммета.
- Технически, нет. Вы еще даже не встретились, - опровергнул Джаспер.
- Я собираюсь выиграть, - повторил Эммет. – Как я могу не дразнить ее из-за их…

Его глаза сузились.
«Идет. Я побеждаю, и все станет гораздо хуже».
Он заметил, что у меня перехватило дыхание, и зло усмехнулся. Не было никакого намека на блеф в его глазах.
«Сестричка, ты так легко сдашься?» – насмехался Эммет. – «В тебе не слишком-то много дикости, не так ли? Держу пари, что в вашем доме не осталось ни царапины», - засмеялся он. – «Эдвард рассказывал тебе, сколько зданий мы с Роуз переломали?»

Джаспер закатил глаза. Сейчас умерла последняя надежда на то, что Эммет выиграет.

Я заскрежетала зубами и схватила его большую руку.
«Раз, два…»
«Три», - он зарычал, и навалился на мою руку.
Ничего не произошло.

- Должно быть, я еще не старался, - проговорил Эммет, хотя в его голосе слышалось волнение.

О, я чувствовала силу, которую он проявлял. Мой новый разум оказался довольно хорош во всех видах вычислений, и я могу сказать, что, если бы он не встретил сопротивления, его рука без труда вошла бы прямо в камень. Давление увеличилось, и я беспорядочно размышляла, обладает ли такой силой грузовик с цементом на сорока милях в час при резком спуске. Пятьдесят миль в час? Шестьдесят? Вероятно больше.

Эммет скрестил руки, выглядя немного расстроенным.

Этого не было достаточно, чтобы сдвинуть меня. Его рука налегала на мою с сокрушительной силой, но не причиняла мне никакого дискомфорта. В некотором странном смысле это было даже приятное ощущение. Я была настолько осторожна с тех пор, как проснулась в последний раз, так старалась ничего не сломать. Это было странное облегчение использовать свои мускулы. Позволять силе течь вместо того, чтобы изо всех сил сдерживать ее.

- Замечательное чувство, не правда ли, Эм? – спросил Эдвард, ухмыляясь, увидев обиженное выражение лица брата.

Эммет зарычал; его лоб изрезали морщины, и все его тело напряглось и сосредоточилось на одном препятствии, на моей неподвижной руке. Я заставила его «попотеть» - фигурально выражаясь – некоторое время, в то время как я наслаждалась ощущением сумасшедшей силы, пробегающей по моей руке.
Всего несколько секунд, и я даже немного заскучала. Я сосредоточилась; Эммет потерял дюйм.
Я засмеялась. Эммет издал резкий рык сквозь сцепленные зубы.
«Просто держи рот закрытым», - напомнила я ему, и затем шлепнула его руку на валун.

- Проклятье, - прошипел Эммет.
- Как жаль, - засмеялся Эдвард.
- Это только значит, что я буду еще сильнее издеваться над тобой, пока ты не встретишь Беллу, - громко заявил Эммет, не слишком хорошо контролируя свою злость.

Оглушительный звук эхом отозвался в деревьях. Скала задрожала, и часть — приблизительно одна восьмая массы — надломилась по невидимой линии поражения и упала на землю. Кусок упал на ногу Эммету, и я захихикала. Я слышала приглушенный смех Джейкоба и Эдварда.

В доме Калленов было не так тихо, не тогда, когда Розали и Элис громко смеялись.

Эммет пнул скальный обломок в сторону реки. Каменный кусок перерезал пополам молодой клен прежде, чем упасть к подножью большой ели, которая покачнулась и упала на другое дерево.
«Матч-реванш. Завтра».

- Не поможет, - прыснул Эдвард, Эммет же бросил на брата гневный взгляд.

«Это так быстро не проходит», - сказала я ему. – «Возможно, тебе следует подождать месяц».

Каллены засмеялись.

Эммет рычал, сверкая зубами.
«Завтра».
«Эй, большой брат, все что хочешь, лишь бы ты был счастлив».

Эммет почти улыбнулся, ему понравилось, как это прозвучало, но он был не в том настроении, чтобы улыбаться.

Повернувшись, чтобы уйти, Эммет кулаком ударил гранит, вызвав лавину каменной крошки и порошка. Это было сделано по-детски аккуратно.
Очарованная бесспорным доказательством того, что я была сильнее, чем самый сильный известный мне вампир, я положила руку, широко расставив пальцы, на камень. Тогда я медленно вонзила пальцы в камень, сокрушая, а не врезаясь; консистенция камня напомнила мне твердый сыр. Я вынула руку, сжимая в ладони горсть гравия.
«Круто», - пробормотала я.

Каллены ухмыльнулись – все, кроме Эммета, который все еще пытался справиться со своим испорченным настроением.

На моем лице растянулась улыбка, я крутанулась на месте и ударом карате расколола камень ребром ладони.

Смех только увеличился, и на этот раз Эммет присоединился к семье.

Камень завопил, застонал и — с громким пыльным «пуф» раскололся на две части.
Я засмеялась.
Я не обращала внимания на смешки позади меня, в то время как я била кулаком и пинками разбивала остальную часть валуна на мелкие куски. Не переставая хохотать, я была слишком занята весельем.

- Должно быть, она выглядела потрясающе, - промолвил Эммет, смеясь.
- Думаю, удивительно – более подходящее слово, чтобы описать ее, - ухмыльнулся Эдвард.

Только когда я услышала новые маленькие смешки – тонкий перезвон колокольчиков, только тогда я отвлеклась от своей глупой игры.

- Ах, - ахнули девушки.

«Она что, смеялась?»
Все уставились на Ренесми с тем же самым ошалевшим выражением, которое, должно быть, было и на моем лице.
«Да», - ответил Эдвард.
«А кто не смеялся?» – спросил Джейк, закатывая глаза.
«Только не говори мне, пес, что ты в первый свой забег слегка не увлекся», - поддразнил его Эдвард без всякой враждебности в голосе.
«Это другое», - фыркнул Джейкоб, и я удивленно наблюдала, как он, шутя, двинул Эдварду в плечо. – «Белла должна быть взрослой. Замужняя женщина, мать семейства и все такое. Разве не должно у нее быть больше достоинства?»

- Но так намного лучше, - улыбнулся Эдвард. – Моя непредсказуемая Белла.

Ренесми нахмурилась и коснулась лица Эдварда.
«Что она хочет?» – спросила я.
«Меньше достоинства», - ответил Эдвард с усмешкой.

- Да уж, Несси, это отличное желание! – веселился Эммет.

«Она почти с тем же удовольствием, что и я, смотрела, как ты радуешься своей силе».
«Я забавная?» – спросила я Ренесми, бросаясь назад и протягивая ей руки в то же самое время, когда она протянулась ко мне. Я взяла ее из рук Эдварда и предложила ей обломок скалы в моей руке.
«Хочешь попробовать?»
Она улыбнулась своей блестящей улыбкой и взяла камень в обе руки. Она сжала, и поскольку она сосредоточилась, между ее бровями появилась небольшая морщинка.

Взгляды всех Калленов были направлены на книгу.
- Не думаю, что смогу ждать так долго, чтобы посмотреть на это удивительное чудо, - простонала Розали.

Раздался тоненький звук ломающегося камня, и появилось немного пыли. Она нахмурилась, и протянула кусок мне.
«Я помогу», - произнесла я, раскрошив камень в песок.
Она захлопала и засмеялась; восхитительный звук ее смеха заставил нас всех присоединиться.
Внезапно солнце прорвалось сквозь облака, осветив нас десятерых длинными рубиновыми и золотыми лучами, и я немедленно потерялась в красоте собственной кожи в закатном свете. Я была ошеломлена этим зрелищем.
Ренесми погладила гладкую алмазно-яркую кожу, затем приложила свою руку к моей. У ее кожи было лишь слабое свечение, изящное и таинственное. Ничего такого, что заставило бы ее сидеть внутри в солнечный день, как мое пылающее свечение.

- Хм… похоже, она сможет жить, где захочет, и над ней не будут властны наши ограничения, - пробормотал Карлайл.
- Не говори так, - резко бросил Эдвард.
- Э-э… что? – удивился Карлайл.
- Прости, - ответил Эдвард. – Просто это звучит так, будто она будет жить вдали от нас, в одиночестве или что-то подобное… Я не хочу сейчас думать об этом.
- Да, эта мысль должна быть почти такой же ужасной, как и та, что у нее уже есть жених, когда ей исполнилась всего лишь неделя, - ухмыльнулся Эммет, и Эдвард простонал.

Она коснулась моего лица, думая о различии и чувствуя недовольство.
«Ты самая красивая», - уверила я ее.
«Не уверен, что я могу согласиться с этим», - изрек Эдвард, и когда я развернулась, чтобы ответить ему, солнечный свет на его лице ошеломил меня до такой степени, что я потеряла дар речи.

- Да, Эдди только себя называет самым красивым, - заулыбался Эммет.

Джейкоб прикрыл лицо рукой, притворяясь, что защищает глаза от яркого свечения.
«Странная Белла», - прокомментировал он.

Эдвард зашипел, на что Эммет только ухмыльнулся.

«Что она за удивительное создание», - пробормотал Эдвард, почти соглашаясь с ним, как будто комментарий Джейкоба был комплиментом. Он был одновременно великолепен сам и ослеплен моим великолепием.
Это было странное чувство — не удивление, я предполагаю, что теперь мне все кажется странным— это в некоторым роде было естественным состоянием. Как человек, я никогда не была в чем-нибудь хороша. Я неплохо справлялась с Рене, но вероятно многие другие люди справились бы лучше; Фил, справлялся весьма неплохо. Я была хорошей ученицей, но никогда не была лучшей в классе.
Очевидно, что меня можно вычеркнуть из спортивных достижений.

Эммет фыркнул, соглашаясь.

Я ни рисовала, ни музицировала, не имела никаких особых талантов, которыми можно было бы похвастаться. Никто никогда не давал наград за чтение книг. После восемнадцати лет посредственности я привыкла к тому, чтобы быть средней.

- Ох, Белла, ты никогда не была посредственностью, - не согласился Эдвард.

Теперь я поняла, как давно забросила любые стремления быть яркой в чем-нибудь. Я лишь прикладывала все усилия к тому, с чем имела дело, и никогда не вписывалась в свой мир.

- Но она очень хорошо вписалась в наш мир, - сказала Элис, улыбаясь.
- Да… она действительно вписалась, ведь так? – улыбнулся Эдвард.

Таким образом, все было действительно по-другому. Теперь я была удивительная — для них и для самой себя тоже. Словно я была рождена, чтобы быть вампиром.

Элис улыбалась еще более самодовольно, и Карлайл задумался об этом.

Сама идея заставила меня рассмеяться, но еще мне захотелось петь. Я нашла свое истинное место в мире, место, в которое я вписалась, место, где я блистаю.

- Это был конец главы, - заявил Карлайл, передавая книгу Розали.

 

Конец 26 главы
Категория: Переводы фанфиков 12+ | Добавил: Lovely (19.03.2011)
Просмотров: 1663 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 5.0/6
Всего комментариев: 2
2   [Материал]
  а этой сцены ждала и в книге, и жду в фильме!

1   [Материал]
  здорово giri05003 giri05003 giri05003

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]