Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 12+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Читая Рассвет. Глава 27. Часть 1
Глава 27. Сборы в дорогу

- Сборы в дорогу, - прочитала Розали.

С тех пор, как я стала вампиром, мое отношение к мифологии стало гораздо серьезнее.

- Действительно? Я - нет, - сказал Эммет. – Я до сих пор не верю, что греческие боги существовали…
- Она подразумевала мифы, связанные с вампирами, - закатила глаза Розали.
- Ох, верно… но все равно, я даже на них не обращаю внимания, - пожал плечами Эммет.

Часто, когда я задумывалась о своих первых трех месяцах бессмертия,

- Оууу… мы пропустили несколько месяцев? – надулся Эммет.

я представляла, как могла бы выглядеть сейчас моя нить в полотне Судьбы, на тот случай, если все-таки оно существует. Я была уверена, что моя нить должна была изменить цвет. Я думала, что сначала, вероятно, она была светло-бежевая, что-нибудь сопутствующее и не выделяющееся, отлично подходящее для тканой основы. Теперь же моя нить должна была быть насыщенного темно-красного цвета или цвета переливающегося золота.

- Э-э… не понимаю, о чем она говорит, - произнес Эммет.
- У меня такое чувство, что все прояснится, как только мы продолжим читать, - терпеливо объяснил Карлайл.

Гобелен из нитей моей семьи и друзей, оплетенных вокруг меня, был прекрасным, светящимся, полным их ярких, дополняющих друг друга цветов.
Я была удивлена теми нитями, что пришлось вплетать в мою жизнь. Оборотни, с их глубокими древесными цветами, были не тем, что я ожидала; Джейкоб и Сет, конечно, но и мои старые друзья, Квил и Эмбри, стали частью гобелена, присоединившись к стае Джейкоба,

- Ох, в стае щенка пополнение, - улыбнулся Эммет.
- Отлично, теперь еще больше волков будет бродить около нас, - проворчала Розали.
- Думаю, теперь они точно знают, что Джейкоб не собирается уходить или возвращаться к стае. Так что было естественно, что мальчики присоединились к его стае, - промолвил Карлайл.

даже Сэм и Эмили стали радушнее. Отношения между нашими семьями стали проще, в основном благодаря Ренесми - ее легко было любить.

- Да, в это я верю, - улыбнулась Розали вместе с Эсми и Эдвардом.

Сью и Леа Клируотер тоже стали частью нашей жизни больше, чем я могла ожидать.

- Действительно? Я думала, волчица ненавидит нас, - фыркнул Эммет.
- Она – часть стаи щенка. Должно быть, она тоже часть гобелена, - пожал плечами Джаспер.

Сью, похоже, взяла на себя заботу о Чарли, стараясь облегчить для него вовлечение в мир невероятного. Она приходила вместе с Чарли к Калленам достаточно часто, но ей никогда не было у них настолько комфортно, насколько себя чувствовал ее сын и большинство стаи Джейкоба. Она почти не разговаривала, просто старалась быть рядом с Чарли, оберегая его.
Она всегда была первым человеком, на которого он смотрел, когда Ренесми вытворяла что-то из ряда вон выходящее, а это случалось часто. В ответ Сью многозначительно смотрела на Сета, как бы говоря «Да, расскажи-ка мне об этом».

Эммет засмеялся: – Отличное выражение.
- Я рада, что она помогает Чарли, - улыбнулась Эсми.

Лее было еще менее комфортно, чем Сью, она была единственной из нашей недавно увеличившейся семьи, кто с неприкрытой враждой относился к объединению. Однако у нее с Джейкобом было новое соглашение, которое удерживало ее рядом с нами.

- Говорил же вам, - ухмыльнулся Джаспер.

Я однажды спросила об этом у Джейкоба, нерешительно, потому что не хотела просто любопытствовать, но их отношения настолько отличались от уже привычных, что мне стало интересно. Он пожал плечами и сказал, что это дела стаи.

- Аргх, - простонала Розали.
- Что? – спросил ее Эммет.
- Она злится потому, что мы-то отлично осведомлены об этих «делах стаи», - ухмыльнулся Эдвард.
Розали впилась взглядом в брата, но продолжила читать.

Теперь она была второй по главенству в стае, его Бетой, как сказала я когда-то очень давно.
«Я понял, что раз уж я на самом деле стал вожаком стаи», - объяснил Джейкоб, - «то надо было уладить все формальности».
Новая ответственность вынуждала Лею часто встречаться с Джейкобом для отчетов, а так как он был постоянно с Ренесми…
Лее не доставляла радость необходимость быть рядом с нами, но она была исключением. Счастье было основной составляющей моей новой жизни, основным рисунком на гобелене. Настолько, что наши отношения с Джаспером стали гораздо ближе, чем я могла когда-либо надеяться.

- Что ж, это определенно приятно слышать, - улыбнулся Джаспер.

Хотя в первое время меня это напрягало.
«Бо-о-оже», - пожаловалась я однажды вечером Эдварду после того, как мы уложили Ренесми в ее кованую кроватку, - «если уж я не убила Чарли и Сью до сих пор, то это точно уже никогда не случится. Я бы хотела, чтобы Джаспер перестал кружить возле меня все время!»

- Не думаю, что именно поэтому я все время рядом, - нахмурился Джаспер.
- Конечно, нет, - ответила Элис. – Думаю, это как-то связано с ее гобеленом, о котором она говорит.

«Никто не сомневается в этом Белла, ни на йоту», - уверил он меня, - «ты ведь знаешь Джаспера, он не может устоять, когда чувствует хорошую эмоциональную атмосферу. А ты настолько счастлива все время, что он старается быть ближе к тебе, не задумываясь об этом».
А потом Эдвард крепко обнял меня, потому что ничто не радовало его больше, чем переполнявший меня восторг от моей новой жизни. И я была в эйфории основную часть времени, потому что днем мне не хватало времени, чтобы полностью насладиться восхищением от моей дочери, а ночью - не хватало часов, чтобы унять мою потребность в Эдварде.

- Похоже, она достаточно быстро нашла баланс в своей жизни, - улыбнулся Эдвард.

Ну, у этой радости была и обратная сторона. Если перевернуть ткань наших жизней, то мне казалось, что рисунок с этой обратной стороны сплетен из унылых серых нитей сомнений и страха.

- Отлично, именно это я и хотела услышать, - пробубнила Розали.

Ренесми произнесла свое первое слово, когда ей была всего одна неделя. Этим словом было «Мама»,

- Ох, - ахнули девушки, но в тоже время всех в комнате взволновала эта новость.

которое бы осчастливило весь мой день, если бы я не была настолько испугана ее прогрессом, что мне пришлось заставлять свое застывшее лицо улыбаться ей в ответ. Легче мне не стало от того, что ее первое слово тут же на одном дыхании продолжилось ее первым предложением.
«Мама, где дедушка?» – спросила она чистым высоким сопрано,

- И так выразительно, - пробормотал Карлайл. – Она говорит не как младенец, а как взрослый.

напрягаясь только потому, что приходилось говорить громко, так как я была на другом конце комнаты от нее. Она уже задала этот вопрос Розали, используя свой нормальный (или совершенно ненормальный, с другой точки зрения)

Эммет ухмыльнулся, хотя и выглядел взволнованным.

способ общения. Розали не знала ответа, и Ренесми обратилась ко мне.
Когда она сделала свои первые шаги меньше чем через три недели, все было также.
Она просто долго смотрела на Элис, пристально разглядывая, как ее тетя собрала букеты в вазах, расставленных по комнате, и протанцевала обратно по этажу с руками, полными цветов. Ренесми встала на ноги, ни разу не пошатнувшись, и пересекла этаж почти также грациозно. Джейкоб ударился в аплодисменты, потому что именно этой реакции ждала Ренесми.

- Да, это очень важно для ее развития – поощрять подобные вещи, - заявил Карлайл. – Даже если мы и волнуемся из-за того, что она делает все это слишком рано.

То, как он был связан с ней, всегда отводило его собственную реакцию на второй план, его первым рефлексом было дать Ренесми то, что она хочет. Но наши глаза встретились, и вся паника в моих глазах отразилась в его. Я тоже начала хлопать в ладоши, пытаясь скрыть от нее свой страх.

- Будем надеяться, что она не слишком проницательная, - нахмурился Эдвард, желая, чтобы его дочь жила мирно, насколько это возможно.

Эдвард тихо зааплодировал рядом со мной, и нам не надо было обмениваться вслух мыслями, чтобы знать, что они совпадают.
Эдвард и Карлайл усиленно занимались исследованием в поисках хоть каких-то ответов, чего ожидать. Находилось очень немногое, и ничего нельзя было проверить.
Элис и Розали обычно начинали наш день с показа мод.

- Да, - с восторгом воскликнула Элис. – По крайней мере, я смогу поиграть с ней.
Эдвард зло посмотрел на сестру, но она не позволила ему испортить свое веселье.

Ренесми никогда не надевала одну и ту же одежду дважды, частично потому, что перерастала свою одежду практически немедленно, и частично потому, что Элис и Розали пытались создать детский фотоальбом, который должен был охватывать года, а не недели.

- Отличная мысль, - бросила Розали. – Нам определенно понадобятся снимки каждой минуты ее жизни.

Они делали тысячи фотографий, документируя каждый этап ее ускоренного детства.
В три месяца Ренесми походила либо на большого годовалого малыша, либо на еще маленького двухлетнего. Она не была похожа на ребенка, только начавшего ходить, она была тоньше и грациознее, ее пропорции были скорее, как у взрослого человека. Ее бронзовые локоны спадали до талии, и я бы не смогла остричь их, даже если бы позволила Элис.

- Приятно знать, что хоть в чем-то мы согласны, - сказала Элис, тоска поселилась в глазах женщин, это говорило о том, как сильно они хотят увидеть эту маленькую девочку прямо сейчас.

Она говорила с безупречной грамматикой и артикуляцией, но редко утруждала себя этим, предпочитая просто показывать то, что она хочет. Она могла не просто ходить, а также бегать и танцевать. Она могла даже читать.
Однажды ночью я читала ей Теннисона,

- Теннисона? – воскликнул Эммет, поморщившись. – Странный выбор для сказки на ночь. Должно быть, она умирает от скуки.
Розали также нахмурилась. Ей нравилось идея, что детям на ночь принято читать сказки.

потому что течение и ритм его поэзии были расслабляющими (мне срочно был нужен новый материал, Ренесми, в отличие от остальных детей, не любила, когда на ночь ей повторяли одни и те же истории, и ее не интересовали книжки с картинками).

- О-о, она такой же сноб, как и ее папочка, - ухмыльнулся Эммет.
- Нет ничего плохого в том, что ребенку не нравятся слышать дважды одни и те же истории, - пожал плечами Эдвард, улыбаясь.

Она потянулась к моей щеке, рисуя в своей голове наш образ, но только с ней, держащей книгу. Я отдала ей книгу, улыбаясь.
«Есть музыка», - прочитала она без колебаний, - «чей вздох нежнее упадает, чем лепестки отцветших роз, нежнее, чем роса, когда она блистает, роняя слезы на утес; нежней, чем падает на землю…»

- Скукота, - проворчал Эммет.
- Думаю, Ренесми уже переросла твой уровень, Эм, - дразнил брата Джаспер.

Мой голос был лишен интонаций, когда я забрала книгу.
«Если ты будешь читать, то как же ты уснешь?» – спросила я, стараясь, чтобы мой голос не дрожал.
По подсчетам Карлайла, рост ее тела постепенно замедлялся, а вот ее разум только ускорил свое развитие. Даже если ее взросление будет держаться в том же темпе, что сейчас, она станет взрослой не позднее, чем к своим четырем годам.

- Четыре года? – выдохнул Эдвард. Ему нужно больше времени, чтобы побыть со своей малышкой… он мог слышать, как эта же мысль отражалась в мыслях других членов его семьи.

Четыре года. Пожилая женщина в пятнадцать.
Только пятнадцать лет жизни.

- Нет… это не может быть правдой, - прошипел Эдвард.
- Наша драгоценная малышка… она обязана жить намного дольше, чем пятнадцать лет, - согласилась Розали, чувствуя, что если у нее будет только это время, то ее сердце разобьется.
- Возможно, она перестанет расти, - промолвила Элис, пытаясь, чтобы ее голос звучал уверенно, но каждый мог услышать страх в нем.
- В конце концов, Ренесми наполовину бессмертная, - добавил Джаспер, пытаясь внушить им надежду и не позволить их страхам поглотить себя.
- Верно, - задумчиво проговорил Карлайл.
- Но она растет… вампир не может расти, - заметил Эдвард. Он не хотел тешить себя напрасными иллюзиями… но он понимал, что уже слишком поздно для этого. Он хотел, чтобы Джаспер и Элис оказались правы.

Но она была такой здоровой. Живой, яркой, сияющей и счастливой. Ее бросающееся в глаза хорошее самочувствие облегчало для меня радость от общения с ней в настоящее время и позволяло не думать о будущем.
Карлайл и Эдвард тихими голосами, которые я старалась не слушать, обсуждали наши дальнейшие действия на будущее с разных сторон. Они никогда ничего не обсуждали, когда по близости был Джейкоб, потому что один способ остановить взросление был, но Джейкобу он вряд ли бы понравился.

- Это правда, - изрекла Розали. – Мы сделаем ее полноценным вампиром.
- Интересно, что с ней сделает яд вампира, - промолвил Карлайл. – Видя что уже сейчас она почти настолько же сильная, как и мы… Эта мысль пугает.
- Но это лучше, чем ее смерть, - запротестовала Розали, и Эдвард кивнул.

Мне не нравился. Слишком опасно! Кричали мои инстинкты. Джейкоб и Ренесми были во многом так похожи, оба были двойственными существами, две сути в одном. И все легенды об оборотнях настойчиво утверждали, что яд вампира был скорее смертным приговором, а не способом обрести бессмертие…

- Ох, - выдохнуло несколько людей.
- Здесь она права, ведь так? – грустно проговорила Розали. – Слишком большой риск.
- Да, - согласился Эдвард. – Не думаю, что это хорошая мысль, особенно, если этого можно как-то избежать.

Карлайл и Эдвард исчерпали все способы для исследования на расстоянии, и теперь мы собирались последовать за старыми легендами к их источникам. Мы собирались начать с Бразилии. У племени Тикунас были легенды о детях, таких как Ренесми… Если когда-нибудь существовали дети, подобные ей, то может быть еще сохранились рассказы о жизни полу-смертных детей.

- Да, звучит хорошо, - сказал Карлайл. – В легендах должна быть частица правды… возможно все еще существуют вампиры, которые смогут рассказать нам все, что знают.

Единственным оставшимся вопросом было то, когда именно мы отправимся.
Я все тормозила. Частично потому, что не хотела уезжать из Форкса до окончания праздников ради спокойствия Чарли.

- Да, в этом есть смысл, - согласилась Эсми. – Ох, первое Рождество Несси.
- Несси оно понравится, - улыбнулась вместе с Эсми Розали, даже не заметив, что назвала ее «Несси»; она привыкла уже к этому имени.

Но в основном потому, что сначала мне надо было совершить еще одну поездку, это, безусловно, было приоритетом. К тому же ехать надо было одной.

Эдвард сузил глаза: – Она думает, что я позволю ей в одиночку поехать к Волтури.
- Очевидно, - ухмыльнулся Эммет.
- Что ж, она ошибается! – отрезал Эдвард. – Я не позволю ей и близко приблизиться к этим кретинам без меня! О чем она только думает?
- Должно быть, она волнуется из-за того, что Аро может прочесть твои мысли и узнать о Несси, - заметил Джаспер.
Эдвард зашипел, ему это совсем не нравилось, но он понимал, что его брат прав.

Это был единственный предмет наших споров с Эдвардом с тех пор, как я стала вампиром. Главной частью противостояния было то, что я собиралась ехать одна. Но дела обстояли так, что мой план был единственным, имеющим рациональное зерно.

- Так что… - проворковал Эммет, пытаясь сымитировать голос Беллы и показав язык Эдварду.

Я собиралась посетить Волтури и собиралась сделать это совершенно одна.
Даже не считая старые кошмары, и вообще все остальные сны, невозможно было забыть о Волтури. Да и они не оставляли нас без напоминаний.
До появления подарка от Аро я не знала, что Элис отправила свадебное приглашение предводителям Волтури. Мы тогда были далеко, на острове Эсми, когда у Элис было видение воинов Вольтури – Джейн и Алека, близнецов, по своей ужасающей силе превосходивших всех в клане. Кайус планировал отправить разведывательную партию, чтобы проверить, не являюсь ли я до сих пор человеком,

Эдвард вздрогнул.
- Она действительно права, и ты это знаешь, - произнес Джаспер. – Она…
- Знаю, - вновь прошипел Эдвард, не желая больше обсуждать это.

вопреки их приговору (поскольку я знала о существовании вампиров, то я должна была либо стать одной из них, либо замолчать… навечно). Так что Элис отправила им приглашение, предвидя, что это остановит их, как только они поймут скрытый смысл в этом послании. Но когда-нибудь они все-таки придут. Это было очевидно.
Сам по себе подарок не представлял угрозы. Экстравагантный - да, почти пугающий в своей экстравагантности. Угроза была внутри поздравительной открытки Аро, написанная им собственноручно черными чернилами на квадрате ровной белой бумаги:
«Я очень рассчитываю на личную встречу с новой миссис Каллен».

- Чуваки, от этого мужчины у меня мурашки по коже, - воскликнул Эммет. – Почему ты дружишь с ним, Карлайл?
- У нас есть некоторые… на самом деле очень много общих черт, - ответил Карлайл. – Например, мы оба любим что-то узнавать и исследовать и в восторге от того, что находим разгадку чему-то новому. Он очень любопытный мужчина, и я наслаждался дискуссиями, которые мы могли вести часами… о чем только взбредет в голову.
- Да уж, - бросил Эммет.

Подарок был вручен в старой деревянной шкатулке с затейливой резьбой, украшенной золотом и перламутром и инкрустированной россыпью драгоценных камней. Элис сказала, что шкатулка сама по себе невероятное сокровище, которое затмило бы любое другое, за исключением того, что внутри нее.
«Мне всегда было любопытно, куда пропали королевские драгоценности после того, как Английский Джон (или Джон Безземельный, король Англии, младший брат Ричарда Львиное сердце – прим. пер.) заложил их в тринадцатом веке», - промолвил Карлайл. - «Думаю, что мне не стоит удивляться, что Волтури приложили к этому руку».

- Вау, звучит как очень милый подарочек, - заметил Эммет.
- И думаю, отлично подходит тому, кто не любит принимать подарки, - ухмыльнулся Джаспер.

Ожерелье было простым - золото, плетенное тонкой цепью из чешуек, словно гладкой змеей, плотно обхватывающей горло, всего с одним камнем в подвеске, бриллиантом размером с мяч для гольфа.
Неприкрытое напоминание в записке Аро интересовало меня больше, чем камень. Волтури хотели видеть, что я бессмертна, что Каллены послушны указаниям Волтури, и они хотели увидеть меня как можно скорей. Нельзя было допустить их появления в окрестностях Форкса. Был только один способ сохранить здесь нашу жизнь в безопасности.
«Ты не поедешь одна», - настаивал Эдвард сквозь зубы, сжимая руки в кулаки.
«Они не тронут меня», - говорила я настолько мягко, насколько могла, заставляя свой голос звучать уверенно, - «у них нет на то причин. Я вампир. Тема закрыта».

- Но это еще не значит, что я поверил, что они не тронут тебя, - возмутился Эдвард.
- Они не тронут ее, Эдвард, - мрачно проговорил Карлайл. – Аро слишком заинтересован, желая узнать, что может Белла… какой у нее дар и как она может применять его.

«Нет. Ни за что».
«Эдвард, это единственный способ защитить ее».
И с этим он не мог спорить. Моя логика была нерушима.

- И Эдди это определенно не нравится, - засмеялся Эммет.

Даже за то короткое время, что я общалась с Аро, я поняла, что он коллекционер, и наиболее ценными в его коллекции были живые экземпляры. Его интерес к красоте, талантам и особенностям его бессмертных спутников был куда живее, чем к драгоценностям, запертым в его чертогах. Было уже более чем достаточно того, что он проявлял интерес к способностям Эдварда и Элис, и я не собиралась предоставлять ему еще один повод для зависти к семье Каленов.

- Да уж, думаю, вы уже предоставили достаточно поводов, - пробормотал Джаспер.
- Согласен. Думаю, она уже в листе тех, кем Аро хочет обладать, - нахмурился Карлайл.
Эдвард зашипел.
- Прости, Эдвард, - вздохнул Карлайл.

Ренесми была красива, одарена и уникальна – одна-единственная в своем роде. Он не должен ее увидеть, даже через чьи-то мысли.

- Она абсолютно права, - согласился Карлайл.
- Но должен быть какой-то способ подстраховать ее, - обреченно протянул Эдвард. – Она не может ехать туда одна.
- Я не вижу другого пути, - нахмурился Карлайл. – С кем бы она ни поехала, его мысли подвергнут Несси опасности.
- По крайней мере, мысли того, кто знает о Несси, - сказал Эммет.
- Что ты только что сказал? – Эдвард резко повернул голову к брату. – Вот оно… она может поехать с кем-то, кто ничего не знает о Ренесми?
- Это может сработать… но с кем? – задумчиво пробормотал Карлайл.
- Не знаю, - ответил Эдвард. – Вероятно с кем-то из Денали.
- Не думаю, что кто-то из них захочет еще раз встретиться с Волтури, - заметил Джаспер.
- Верно… похоже, будет трудно найти добровольцев, которые захотят навестить Волтури, - согласился Карлайл.
- Но все же, я уверен, что кого-то мы таки сможем убедить поехать с Беллой, - заявил Эдвард.
- Даже если мы не скажем им настоящую причину, почему никто из нас не может поехать с ней? - произнес Джаспер. – Думаю, это плохая идея. Когда Аро прочитает их мысли, он поймет, что мы пытаемся что-то скрыть от него.
- Хм, - выдохнул Эдвард, раздраженный тем, что брат прав.

И я была единственной, чьи мысли он не мог прочесть. Конечно, я собиралась ехать одна.
Элис не видела никаких проблем в моей поездке, но ее беспокоило, что в ее видениях не было четкости. Она говорила, что также мутно бывает тогда, когда сторонние решения, ещё не ставшие конкретными, могут помешать.

Эдвард еще сильнее нахмурился. Он хотел иметь хоть какие-то гарантии того, что Белла будет в безопасности.

Из-за этого сомневающийся Эдвард становился категорически против моей поездки.

- Действительно? – воскликнул Эммет. – Какая неожиданность!

Он собирался сопровождать меня до Лондона, но я не хотела оставлять Ренесми без обоих родителей. Вместо него со мной собрался Карлайл. То, что он будет всего в нескольких часах от меня, позволяло и мне, и Эдварду немного расслабиться.

- Верно… но только совсем немного, - пробормотал Эдвард.

Элис продолжала просматривать будущее, но то, что она видела, никак не относилась к тому, что она искала. Новый друг в супермаркете; возможный визит примирения от Ирины, хотя ее решение еще не было твердым; снежная буря, которая случится не ранее, чем через шесть недель; звонок от Рене (я практиковалась со своим «грубым» голосом, и получалось все лучше с каждым днем, чтобы Рене знала, что я все еще больна, но уже поправляюсь).
Мы купили билеты в Италию на день, следующий за днем, когда Ренесми исполнится три месяца. Я рассчитывала, что поездка будет очень короткой, поэтому не стала говорить об этом Чарли. Джейкоб знал и принял позицию Эдварда. Однако сегодня спор касался Бразилии. Джейкоб настаивал на поездке вместе с нами.
Трое из нас - Джейкоб, Ренесми и я - охотились вместе. Диета из крови животных не очень-то привлекала Ренесми,

- Что ж, как и нас, - пробубнил Эммет. – Но это то, с чем приходится жить… существовать.

и поэтому Джейкобу было разрешено отправиться одному. Джейкоб устраивал соревнование между ними, и это подстегивало ее как ничто другое.

- Я тоже хочу поучаствовать, – надулся Эммет. – Я бы показал им, кто здесь лучше всех.

Ренесми четко понимала, что значит хорошо, а что плохо относительно охоты на людей, просто она считала, что донорская кровь является неплохим компромиссом.

Карлайл ухмыльнулся; ему очень понравился найденный компромисс.

Человеческая кровь насыщала ее и, видимо, являлась подходящей ее внутреннему строению, но на все варианты другой твердой пищи она реагировала с тем же терпением мученика, с каким отнеслась однажды на предложенные мной цветную капусту и фасоль. Кровь животных была, по крайней мере, лучше, чем это. У нее была склонность к соперничеству, и желание победить Джейкоба пробуждало в ней интерес к охоте.

- Она идеально приспособится к нашей семье, - фыркнул Эммет.
- Она идеально приспособится и не к нашей семье, - уверенно заявила Розали.

«Джейкоб», - сказала я, пытаясь урезонить его, пока Ренесми танцевала перед нами по длинной прогалине в поисках симпатичного ей запаха, - у тебя есть обязательства здесь. Леа, Сет…»
Он фыркнул.
«Я не нянька для своей стаи. Так или иначе, у них у всех есть другие обязанности в Ла-Пуш».

- Хм, он даже не воспринимает свои обязанности перед стаей всерьез, - проворчала Розали.

«А у тебя их нет? Не уж-то ты официально бросил школу? Если ты собираешься и дальше быть рядом с Ренесми, тебе придется учиться гораздо усерднее».

- Несси очень сообразительная, - ухмыльнулся Эммет.
- Аргх, неужели Ренесми таки застрянет с этим тупицей? - простонала Розали.
- На самом деле, Джейкоб может быть очень проницательным, когда захочет, - ответил Карлайл. – Уверен, что он так же быстро взрослеет.

«Я просто взял отпуск на год. Я вернусь, когда все…замедлится».
Когда он сказал это, я потеряла весь пыл для продолжения спора, и мы оба автоматически посмотрели на Ренесми. Она глядела на снежные хлопья, высоко парящие прямо над ее головой. Они таяли, не долетая до желтеющей травы на длинном лугу, по форме напоминающем острие стрелы, на котором мы стояли. Ее одежда цвета слоновой кости и вся в оборках была чуть темнее снега, а ее красно-коричневые кудряшки мерцали на свету, хотя солнца совсем не было видно из-за облаков.
Пока мы смотрели, она присела и тут же прыгнула вверх в воздух на 15 футов.

- Довольно высокий прыжок, – ухмыльнулся Эммет.

Ее маленькие ладошки поймали снежинку, и она мягко приземлилась на землю.
Она повернулась к нам, улыбаясь своей ошеломляющей улыбкой – действительно это было не то, к чему можно привыкнуть – и открыла руки, чтобы показать нам идеальную восьмиугольную снежную звезду в своей ладошке до того, как та растаяла.
«Красиво», - одобряюще ответил ей Джейкоб, - «но, по-моему, ты увиливаешь, Несси».
Она прыгнула обратно к Джейкобу, он поднял руки как раз в тот момент, когда она в них влетела. Они двигались абсолютно синхронно. Она всегда так делала, когда собиралась что-то сказать. Она все еще предпочитала не говорить вслух. Ренесми дотронулась до его лица, очаровательно сморщившись, пока мы все слушали шорох от маленького стада лосей, двигавшегося далеко в лесу.
«Ну, коне-е-ечно, ты не голодна, Несси», - протянул он немного саркастически, но больше со снисхождением в голосе, чем с чем-нибудь еще, - «ты просто боишься, что я поймаю самого большого».
Она выпрыгнула из рук Джейкоба, мягко приземлившись на ноги, и округлила глаза - она была так похожа на Эдварда, когда так делала.

- Ах, - ахнули девушки, затем засмеялись.

Тут же Ренесми сорвалась с места и скрылась в деревьях.
«Я догоню», - промолвил Джейкоб, когда я наклонилась, собираясь последовать за ней. Он сорвал с себя футболку, бросившись за ней в лес.
«Не жульничать!» - крикнул он Ренесми.
Я, улыбнувшись листьям, которые трепетали, попав в их вихрь, покачала головой. Иногда Джейкоб казался еще большим ребенком, чем Ренесми.

- Что она подразумевала под «иногда»? – возмущалась Розали.
- Спросила женщина, которая умудрилась выйти замуж за великовозрастное дитя, - дразнила сестру Элис.
- Эй, - обиделся Эммет.

Я остановилась, давая своим охотникам фору. Будет проще некуда найти их по следу, а Ренесми будет рада удивить меня размерами своей добычи.
Я снова улыбнулась.
Узкий луг был очень спокоен, очень пуст. Снежинки кружили и таяли надо мной, снегопад почти прошел. Элис видела, что его не будет еще несколько недель.
Обычно мы отправлялись на эти охотничьи вылазки вместе с Эдвардом. Но сегодня Эдвард остался с Карлайлом для обсуждения поездки в Рио, за спиной Джейкоба… Я нахмурилась.

- Аргх… щенок опять нравится Белле, - проворчал Эдвард.
- Да и ты очевидно уже не так зол на щенка, - заметил Джаспер, ухмыляясь.

Когда вернусь, займу сторону Джейкоба. Он должен поехать с нами. Для него это имело большее значение, чем для любого из нас – вся его жизнь была поставлена на карту, также как и моя.
Пока мои мысли были заняты нашим ближайшим будущим, мои глаза привычно скользили по горному склону в поисках добычи, в поисках опасности. Я не задумывалась об этом, все это я делала автоматически.
Хотя, возможно, причина моего столь пристального наблюдения существовала - мои сверхобостренные чувства уловили какое-то крошечное движение до того, как я его осознала.

- Что? – заволновался Эдвард. – Что это?

Категория: Переводы фанфиков 12+ | Добавил: Lovely (19.03.2011)
Просмотров: 1487 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/7
Всего комментариев: 1
1   [Материал]
  классно good

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]