Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 12+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Читая Рассвет. Глава 28.
Глава 28. Будущее

- Будущее, - прочитала Элис.
- У меня какое-то плохое предчувствие, - пробормотал Эдвард, вздрагивая.
- Конечно, ты же у нас пессимист, у тебя всегда плохое предчувствие, - ухмыльнулся Эммет. – Тебе нужно научиться видеть во всем и светлую сторону.
- Этому никогда не бывать, - улыбнулся Джаспер.

Карлайл и Эдвард не смогли поймать Ирину до того, как ее след растворился в звуках леса. Они бы последовали за ней вплавь до другого берега, но не было ни единого намека на ее присутствие на многие мили в сторону восточного берега.

- Ох, как же я хочу, чтобы вы догнали ее, - нахмурилась Эсми.
- Да, я тоже, - ответил Эдвард, хотя выражение его лица было другим.

Это все было моей виной. Она пришла, как и предвидела Элис, чтобы заключить мир с Калленами, и была возмущена моей столь близкой дружбой с Джейкобом. Мне бы так хотелось узнать о её приближении до того, как она заметила Джейка, мне бы хотелось, чтобы мы отправились в тот день охотиться в другое место.
Очень многое было упущено. Карлайл позвонил Тане, чтобы сообщить ей печальные вести. Таня и Кейт не видели Ирину с тех пор, как они решили прийти к нам на свадьбу, и они едва ли не обезумели от того, что она пробралась так далеко и до сих пор не вернулась домой. Самым трудным для них было бы потерять сестру, однако, разлука не должна была быть столь тяжелой. Я думала, что, возможно, это заставило вспомнить их о том времени, когда они потеряли свою мать много веков тому назад.

- Вероятно, - пробормотал Джаспер, и Эсми несчастно вздохнула.

Элис пыталась увидеть ближайшее будущее Ирины, но так и не смогла разглядеть ничего конкретного. Но насколько Элис могла сказать, Ирина не собиралась возвращаться к Денали. Будущее Ирины было расплывчато и туманно. Все, что смогла усидеть Элис, так это то, что Ирина была чрезвычайно расстроена. Она бродила по снегу (на севере? на востоке?) с отсутствующим, опустошенным выражением лица. Не было никаких вестей о том, куда она именно направляется – её путь не имел цели.

Элис нахмурила брови, ей это определенно не нравилось. Так было всегда, когда кто-то пытался хоть что-то скрыть от ее видений. Она посмотрела на Эдварда и поняла, что он согласен с ней, но никто из них не озвучил это ужасное предположение. Но они никак не могли выбросить из головы тот мрачный пролог.

Шли дни... Я ничего не забыла, образ Ирины и выражение боли на ее лице не покидали мои мысли. Но были и другие, не менее важные вещи, о которых тоже стоило задуматься. Я собиралась отправиться в Италию в течение нескольких дней. По моему возвращению мы должны были уехать в Южную Америку.
Каждая деталь этой поездки обсуждалась уже сотни раз. Мы начнем с Тикуны, отслеживая и анализируя все легенды, взяв их из первоисточника. Сейчас было решено, что Джейкоб поедет с нами. Он четко фигурировал в наших планах – весьма маловероятно, что с нами будут говорить люди, которые не верят в существование вампиров.

- Определенно хорошая мысль, - согласился Карлайл. – Он может помочь нам.
- Аргх, - простонала Розали.
- Уверен, с ним нам легче будет что-то выяснить о Несси, - сказал Карлайл. – А это сейчас самое главное.

Если в Тикуне ничего не получится, то было еще несколько близко относящихся к подобному мест. У Карлайла было пару старых друзей в Амазонии; если мы найдем их, то нам удастся добыть еще кое-какую информацию. Или, по крайней мере, они подскажут нам, куда отправиться за ответами. Вряд ли три амазонских вампира имеют к «полукровкам» непосредственное отношение, поскольку все они женщины. Никто не знал, сколько займут поиски.

- Но они знают, где искать, и очень хорошо это умеют, - заметил Карлайл. – Не упоминая о том, как приятно будет вновь их встретить.

Я пока еще не сказала ничего Чарли о предстоящей длительной поездке. Я долго думала над тем, как сказать ему об этом, пока Карлайл и Эдвард продолжали обсуждать поездку. Как правильно преподнести ему это?
Пока мы говорили об этом, я наблюдала за Ренесми. Она свернулась клубочком на софе, ее дыхание было глубоким и размеренным, она спала. Кудряшки обрамили ее личико.
Обычно мы с Эдвардом забирали ее в наш коттедж, чтобы уложить в кроватку, но сегодня мы задержались с семьей, планируя нашу поездку.
Эммет и Джаспер обсуждали возможности будущей охоты.

- Это правда… отличный шанс поохотиться на кого-то другого, - бросил Эммет.

Животный мир Амазонии кардинально отличался от того, где жили мы. Ягуары и пантеры, например. У Эммета появилось желание сразиться с гигантской анакондой.

Эммет ухмыльнулся этой идее, и в самом деле выглядя заинтригованным.

Эсми и Розали составляли планы того, что они возьмут с собой. Джейкоб полностью отделился от стаи Сэма, ссылаясь на постоянное собственное отсутствие.
Элис передвигалась слишком медленно для себя - она скользила по комнате, прибирая и так безукоризненно чистые комнаты и поправляя аккуратно развешанные Эсми гирлянды. Сейчас она повторно выстраивала вазы Эсми. Я могла видеть частые смены выражений ее лица – сосредоточенное и задумчивое, затем пустое, ничего не выражающее, затем опять задумчивое – она пыталась увидеть будущее. Я предполагала, что сквозь пробелы, которые оставляли в её видениях Ренесми и Джейкоб, она пыталась увидеть, что нам ждать от нашего путешествия в Южную Америку. Это длилось до тех пор, пока Джаспер не сказал:
«Оставь это, Элис. Это не наша забота».
Комнату окутало облако сосредоточенности и тишина. Должно быть, Элис опять взволновалась из-за появления Ирины.
Она показала ему свой язык, подняла одну из ваз, в которой стояли красные и белые розы, и направилась в сторону кухни. Только в одном из стоявших в вазе цветков можно было заметить намек на некоторое увядание, но похоже, что Элис решила устранить все несовершенности, как старалась устранить и все пробелы в видениях.

- Я просто пытаюсь отвлечь себя, и я всегда пытаюсь сделать все совершенным, - заявила Элис.
- Ага, и это ужасно раздражает, если хочешь знать мое мнение, - хихикнул Эммет.
- Не хочу, - Элис сузила глаза на брата.

Отвлекшись на Ренесми, я не заметила, как ваза выскользнула из пальцев Элис. Я уловила лишь порыв воздуха, а как только подняла глаза, увидела, что хрустальная ваза разбилась на сотни маленьких осколков, разлетевшиеся по поверхности мраморного пола на кухне.

- Почему ты упустила вазу? – спросила Эсми, совсем не волнуясь из-за вазы, хотя и была уверена, что это одна из ее любимых. Все они знали - то, что заставило Элис уронить вазу, было поистине ужасающим.
- Волтури, - Эдвард сказал то, о чем думали все Каллены.
- Это они были в прологе, - проговорил Эммет, он выглядел почти радующимся этой драке, но в его глазах появился блеск, который был так присущ мужчинам-Калленам – блеск, связанный с желанием защитить самое дорогое для тебя существо, и это доказывало, что Эммет взволнован не меньше, чем другие члены семьи. – Думаю, мы скоро узнаем, почему.
Все глаза устремились к Элис, умоляя продолжить читать, и она немедленно выполнила их просьбу.

Мы видели, как блистали сотни осколков, в мгновение все взгляды устремились к Элис.
Моей первой мыслью было то, что она разыгрывает нас. Потому что Элис никак не могла выронить вазу из-за неуклюжести. Я бы метнулась через комнату и подхватила бы вазу, если бы не была уверена в том, что Элис поймает ее сама. И как же она все же выскользнула из ее рук? Из ее, всегда уверенных в своих движениях, цепких рук...
Я никогда не видела, чтобы вампир уронил что-либо по случайности. Никогда.

- Что ж, это случалось уже дважды, - произнесла Элис; но Каллены знали, что то, что последовало за этим, никогда не было очень-то хорошим.

И вот когда Элис повернулась, она сделала это так быстро, как не мог никто другой.
Ее глаза были рассредоточены. Одной частицей своего зрения она наблюдала за будущим, другой - за тем, что происходило в комнате. Она смотрела на нас, как будто выглядывала из могилы. Я была в ужасе, отчаянии, агонии от её пристального взгляда.

Каллены тоже застыли, пока Элис быстро читала, даже не пытаясь скрыть или замаскировать свое волнение.

Я слышала, что Эдвард задышал с трудом, я слышала его прерывистое дыхание.
«Что?» – прорычал Джаспер, подскочив к ней – осколки вазы стерлись в порошок под его ногами. Он взял ее за плечи и резко встряхнул. Звенящая тишина повисла в воздухе. – «Что такое, Элис?!»
Эммет встал в стойку, направив свой корпус в сторону окна. Его губы приподнялись, обнажив клыки.

Напряжение удвоилось.
- Если это то, чего мы все боимся, тогда они вряд ли нападут сейчас, - заявил Джаспер, его голос слегка дрожал, но это было простительно, поскольку сейчас он испытывал волнение шести вампиров в дополнение к своему собственному. Именно на такой эффект он рассчитывал: после его слов напряжение в комнате ослабло, но ужасные мысли не покинули его семью.

Эсми, Карлайл и Розали все еще были тихи. Как и я.
Джаспер тряхнул Элис еще раз.
«Что, Элис?»
«Они идут за нами», – одновременно прошептали Эдвард и Элис. – «Каждый из них».

Напряжение вернулось и даже возросло: их самые ужасные страхи подтвердились.

Тишина.
В один миг я поняла, потому что их слова позволили возникнуть в сознании моему собственному видению.

- Почему мы не понимаем? – спросил Эммет. – Мы же знаем, что Волтури – угроза нашему существованию… единственная вещь, которая могла так сильно взволновать Эдварда и Элис.
- Верно, но мы-то услышали об этом от Беллы, а ей это подсказала интуиция, - проговорил Карлайл жестким голосом, который заставил Эммета слегка вздрогнуть. Было ясно, что Карлайл был напуган, и это не было чем-то нормальным. – И я уверен, что она волнуется из-за этого намного сильнее, чем каждый из нас.

Это было призрачное воспоминание из сна – темные фигуры в плащах, надвигающиеся на нас сквозь туман, оковывая плотным кольцом. Смутные воспоминания об одном из моих человеческих кошмаров. Я не могла видеть огонь, пылающий в их глазах. Но я знала о нем.
Намного сильнее, чем воспоминание, всплыло желание защитить всех, кто был рядом со мной.
Я хотела взять Ренесми,

- Ренесми, - воскликнули Каллены вместе. Их глаза были наполнены страданием, и, если бы их лица могли, они бы побледнели.
- Должно быть, они подумали, что она – бессмертный ребенок, - Эммет сказал то, чего боялись все; он был единственным, кто смог это произнести вслух.
- Нет… - простонали Розали и Эсми. Эсми повернулась в объятиях Карлайла, спрятав лицо у него на груди, рыдая, как вампир.
Эдвард застыл как глыба льда, как и много раз раньше во время чтения этих книг. Но на этот раз в его глазах можно было увидеть, как он просчитывает все варианты. Он пытался придумать, как остановить все это.
- Мы не позволим этому случиться, - прошипела Розали, и, хотя было видно, что она волнуется и страдает, но ее злость и желание защитить прорвались сквозь них.
- Что мы можем сделать? – спросил Джаспер, его голос был напряжен, как будто он был чем-то раздавлен; как будто на него навалилось слишком много эмоций. – Они пошлют лучших за нами… придут все. Наша семья большая и сильная, но армия Волтури намного больше и сильнее…
- Так что, ты решил просто сдаться? - возмущался Эммет. – Мы собираемся защитить эту семью и, что еще вернее, мы собираемся защитить Несси ценой наших жизней.
Джаспер ничего не ответил, хотя был благодарен за слова брата, как и за то, что они сделали со всеми в этой комнате. Элис продолжила читать; желая поскорее узнать, что случится.

прижать ее к себе, защитить от всего. Но я не могла даже взглянуть на нее. Я ощущала себя глыбой льда. Впервые с того момента, как я переродилась в вампира, я ощущала холод.
И вот я услышала подтверждение своих страхов. Все это было не нужно, я уже и так знала.
«Волтури», – со стоном произнесла Элис.
«Все они», – одновременно с ней выдохнул Эдвард.

- Все они, - проговорил Карлайл, он стал еще бледнее, чем когда-либо раньше. – Ты имел в виду - даже жены…
Но ответа на этот вопрос не было, так что Элис продолжила читать.

«Зачем…» – прошептала Элис, явно обращаясь к себе. – «Как?»
«Когда?» – прошептал Эдвард.
«Зачем?» – Эсми отозвалась эхом.
«Когда?» – повторил Джаспер. Его голос был словно скован льдом.
Глаза Элис не моргали, будто какая-то пелена покрыла их; они словно бы затуманились. Рот Элис раскрылся в ужасе.
«Скоро», – сказали они одновременно.
Затем заговорила только Элис.
«Там снег в лесу. Ждать меньше месяца».

- Почему так долго? – удивился Джаспер.
- Они все придут, - ответил Карлайл. – Только потому, что они придут все, им понадобится так много времени.

«Зачем?» – спросил Карлайл.
Эсми ответила:
«У них должна быть причина. Может они хотят увидеть...»
«Нет, причина не в Белле», – ответила Элис ничего не выражающим голосом. – «Идут все они – Аро, Кайус, Маркус, каждый член охраны, даже жены».
«Жены никогда не покидают крепости», – возразил ей Джаспер. – «Ни во время южного противостояния, ни во время Римского вторжения в Вольтеру. Даже тогда, когда Волтури охотились за бессмертными детьми, жены не выходили из крепости. Никогда».
«Они уже в пути», – прошептал Эдвард.
«Но почему?» – опять спросил Карлайл. – «Мы не сделали ровным счетом ничего! А даже если сделали, что же могло заставить прийти их всех?!»

Каллены вздрогнули.

«Нас слишком много», – произнес Эдвард. – «Они хотят убедиться, что...»
Он не закончил предложения.
«Это не дает ответа на главный вопрос. Почему?»
Я почувствовала, что знаю ответ на его вопрос. Ренесми была причиной этого, я была уверена. Я знала с самого начала, что они придут за ней. Мое подсознание предупреждало меня об этом еще до того, как я забеременела. Будто всегда знала, что Волтури придут и отнимут у меня самое дорогое.
Но это не отвечало на вопрос.
«Вернись туда, Элис», – попросил Джаспер. – «Попытайся найти причину. То, что послужило началу».
Элис медленно покачала головой, пожимая плечами.
«Это началось из ничего, Джас. Я не следила за ними, или за кем-то из нас. Я следила только за Ириной. Она не была там, где я ожидала ее увидеть...»
Элис замолчала, ее глаза опять смотрели в пустоту.

- Ирина! – ахнуло несколько вампиров, но Эдвард кричал, его глаза были полны боли и злости, а Элис это имя прошипела.
- Не может быть, - пробубнила Эсми, и Карлайл прижал ее поближе к себе, они оба была ранены тем, что кто-то, кого они считали частью своей семьи, смог так поступить с ними.
- Если она видела Ренесми, - мягко произнес Джаспер. – С того расстояния, на котором она находилась… она могла придти только к одному выводу.
- Но она пошла к Волтури… - вновь прошипела Элис. – Она же знала, что это будет смертным приговором для нас.
- Да, она это знала, - ответил Джаспер мрачным голосом, напоминая всем о прошлом сестер.
- Но это не оправдывает Ирину, - отрезала Розали. – Она могла прийти к нам… ей не стоило…
- Достаточно, - рявкнул Эдвард, его голос прозвучал резко из-за злости и боли, переполнявшей его. – Она пошла к Волтури, и с этим мы сейчас ничего не может поделать. Разговоры об этом делу не помогут.
- Эдвард, - сказала Эсми, выпутываясь из объятий Карлайла, подходя к сыну и обнимая его. Он выглядел так, будто именно сейчас ему нужно было почувствовать чьи-то объятия, но он никогда бы не попросил об этом.
- Эти книги не только помогут нам, - продолжал Эдвард, на этот раз его тон был менее мрачным. – Я вижу так много ошибок, которых наделал… и так много вещей, которых мы можем избежать. И эта одна из них. Если Ренесми родится в нашей реальности, мы должны убедиться в том, что семья Тани знает о ней все. Я не хочу, чтобы непонимание и недоразумение встали между нашими семьями.
- И ты сможешь просто игнорировать то, что сделала Ирина? – спросила Розали; она всегда помнила обиды, а особенно если они были направлены на ее семью: тогда она помнила их еще дольше и желала отомстить.
Эдвард посмотрел на сестру холодными черными глазами, и было ясно, что если бы сейчас Ирина была рядом с их домом, у нее были бы серьезные проблемы. – Со временем – да, - ответил Эдвард. – Я знаю лучше, чем кто-то из вас, через какую боль им пришлось пройти, когда они потеряли свою мать… - он попытался избавиться от этой боли, но не смог не думать об этом.

Вдруг она резко подняла голову. Эдвард задержал дыхание.
«Она решила пойти к ним», – сказала Элис. – «Ирина решила пойти к Волтури. И затем они приняли решение... Но выглядело так, будто они ждали ее. Будто их решение уже было принято, и оно просто ждали...»

- Странно, - пробормотал Джаспер, сузив глаза.
- Да, - ответил Карлайл, чувствуя неловкость, - потому что только она могла рассказать им о том преступлении, которое мы якобы совершили.

Наступила гробовая тишина. Что же такое сказала им Ирина, что стало причиной такому видению Элис?
«Мы можем ее остановить?» – спросил Джаспер.
«Никаких шансов. Она почти на месте».
«Что она делает?» – задал вопрос Карлайл, но я уже не обращала внимания на их дискуссию. Все мое внимание сосредоточилось на картинке, сложившейся в моей голове.
Я видела Ирину, стоявшую на скале и наблюдавшую за нами. Что же видела она? Вампира и оборотня, которые были лучшими друзьями. Я сфокусировалась на этом, чтобы понять ее реакцию. Это было не все, что она видела.
Она видела ребенка. Изумительно красивого ребенка на фоне белого снега. Явно больше, чем просто человеческого ребенка.
Ирина... осиротевшие сестры... Карлайл рассказывал, что потеря их матери путем суда Волтури заставила их стать борцами за справедливость.
Только полминуты назад Джаспер произнес: «Даже тогда, когда Волтури охотились за бессмертными детьми...» Бессмертные дети – главное нарушение, и главное табу в этом мире.
С учетом прошлого Ирины, как могла она подумать что-то другое о том, что увидела в тот день на маленьком лугу?
Ведь она не была настолько близка, чтобы услышать биение сердца Ренесми, чтобы почувствовать тепло, исходящее от ее тела. А розовые щечки Ренесми из-за всего, что она знала, она могла счесть всего лишь уловкой с нашей стороны.
Кроме того, Каллены объединились с оборотнями. Возможно, с точки зрения Ирины, это выглядело так, будто мы перешли все границы…

Эта причина никого не сделала счастливым.

Ирина сжимала руки на снежном просторе не от грусти по Лорану после всего, а от понимания, что она обязана сообщить о Калленах, и понимания, что с ними произойдет, если она сделает это. Очевидно, что ее совесть встала выше столетий дружбы.
И ответ Волтури на подобное нарушение был автоматическим, все уже было решено.
Я развернулась и накрыла собой спящее тело Ренесми, закрывая ее своими волосами, пряча свое лицо в ее кудряшках.
«Подумайте о том, что она увидела тем днем», - перебив Эммета, тихо произнесла я, не обращая внимания на то, что он хотел сказать, - «для того, кто потерял свою мать из-за бессмертного ребенка, кем будет выглядеть Ренесми?»
Вокруг была абсолютная тишина, пока остальные вникали в то, что я уже поняла.
«Бессмертным ребенком», - прошептал Карлайл.
Я почувствовала, что Эдвард встал на колени около меня и обнял нас обеих.
«Но она ошибается», - продолжила я. – «Ренесми не такая, как те, другие дети. Их развитие остановилось, а она так быстро растет каждый день. Их невозможно контролировать, а она никогда не причинила вреда Чарли или Сью, она даже не показывала им то, что могло бы их расстроить. Она может себя контролировать. Она уже умнее многих взрослых. Нет никакой причины…»

- Верно… но Волтури это не волнует, - мрачно изрек Джаспер.

Я продолжала бормотать, ожидая, что кто-то вздохнет с облегчением, ожидая, что спадет ледяная напряженность в комнате, как только они поймут, что я права. Но казалось, что в комнате стало еще холоднее. Постепенно мой тихий голос утонул в тишине.
Долгое время все молчали.
Потом Эдвард прошептал мне на ухо.
«Это не то преступление, по которому они проводили бы разбирательство, милая», - прошептал он тихо. – «Аро увидел доказательство в мыслях Ирины. Они придут уничтожать, не вникая в причины».
«Но они ошибаются», - упорствовала я.
«Они не станут ждать, пока мы докажем им».
Его голос все еще был тихим, нежным, бархатным… но в нем сквозили боль и безысходное отчаяние.
Голос Эдварда был таким, как взгляд Элис – словно из могилы.
«Что же нам делать?» – спросила я.
Мирно спящая в моих руках Ренесми была такая теплая и идеальная. Я так беспокоилась о быстром взрослении Ренесми, беспокоилась, что у нее чуть более десятилетия жизни… Этот ужас сейчас казался смешным.
Чуть больше месяца…

Каллены вздрогнули.

Неужели это было пределом? Я была счастлива так, как не был способен ни один человек. Неужели был какой-то мировой закон, распределяющий равные доли счастья и несчастья на свете? Неужели моя радость нарушила этот баланс? Неужели четыре месяца – это все, что я могла иметь?
Эммет ответил на мой риторический вопрос.
«Мы будем биться», - спокойно ответил он.
«Мы не одолеем их», - прорычал Джаспер.
Я могла представить себе, как выглядит его лицо, как он, защищая, обнимает Элис.
«Что ж, мы не можем убежать. Не при наличии Деметрия», - фыркнул Эммет с отвращением, и я инстинктивно поняла, что его раздражает не преследование Волтури, а мысль о побеге.

- Конечно, - заявил Эммет.

«И я бы не сказал, что мы не можем победить», - добавил он. – «Есть способы, которые стоит обдумать. Мы не должны сражаться одни».

- Нет… не должны, - задумчиво проговорил Эдвард. – Вот оно.
- Что? – спросил Джаспер.
- Читай, Элис, - попросил Эдвард. – Я не хочу сейчас строить предположения.

Я вскинула голову.
«Но мы и не собираемся приговаривать Квилетов к смерти, Эммет!»
«Спокойно, Белла», - выражение его лица не отличалось от того, с каким он обдумывал борьбу с анакондами. Даже угроза полного уничтожения не могла изменить настроя Эммета, его желания ввязаться в битву. – «Я не имел в виду стаю. Но хотя, на деле, ты же не думаешь, что Джейкоб или Сэм будут игнорировать вторжение? Даже если бы это не касалось Ренесми? Не говоря уже о том, что благодаря Ирине, Аро к тому же знает и о нашем соглашении со стаей».

- Он определенно прав, - пробурчал Карлайл, его тон был мрачным. – Волки будут сражаться вместе с нами в этой битве.

«Я думал о других наших друзьях».
Карлайл вторил мне шепотом.
«Других наших друзей мы тоже не будем приговаривать к смерти».
«Эй, пусть они сами это решают», – примиряюще высказался Эммет, - «я не говорю, что они должны биться с нами вместе».
Я увидела, как в его голове появляется план.
«Им всего лишь надо быть с нами рядом, чтобы Волтури стали сомневаться. В конце концов, Белла права. Если мы сможем остановить их и заставить выслушать, то это, может быть, устранит всякую причину для сражения».
Теперь на лице Эммета было какое-то подобие улыбки. Удивительно, что никто еще не врезал ему до сих пор. Я хотела.
«Да», - с готовностью произнесла Эсми, - «это имеет смысл, Эммет. Все, что нам нужно, это остановить Волтури на время. Настолько долго, чтобы они нас выслушали».
«Нам понадобится просто целая группа свидетелей», – резко заявила Розали, ее голос звенел как стекло.
Эсми кивнула, соглашаясь, будто не услышав сарказм в голосе Розали.
«Большего от друзей мы просить не сможем. Только свидетельствование».
«Мы бы сделали для них тоже самое», - сказал Эммет.
«Мы должны обратиться к ним прямо сейчас», - пробормотала Элис. Ее глаза снова были полны непроглядной пустоты.
«Им стоит показывать ее очень осторожно».
«Показывать?» – спросил Джаспер.
Элис и Эдвард посмотрели на Ренесми. Глаза Элис вновь остекленели.
«Семья Тани», - произнесла она, - «кланы Сиобан и Амуна. Кое-кто из кочевников – Гаррет и Мэри, точно. Может быть Алистер».

- Не думаю, что Алистер захочет участвовать во всем этом, - пробормотал Карлайл, но Элис продолжила читать.

«Как насчет Питера и Шарлотты?» – боязливо спросил Джаспер, будто надеясь на отрицательный ответ, и что его старый друг избежит участия в резне.

Джаспер вздохнул, похоже, сейчас он думал так же.

«Может быть».
«Амазонки?» – спросил Карлайл. – «Качири, Зафрина и Сенна?»
Показалось, что Элис была слишком поглощена своим видением, чтобы сразу же дать ответ, наконец, она вздрогнула, моргнула и вернулась к реальности.
Она на сотую долю секунды встретилась взглядом с Карлайлом и тут же опустила глаза.
«Я не вижу».

Элис остановилась на секунду, не уверенная в том, что это значит, но понимая, что что-то таки значит, но затем продолжила читать.

«Что это было?» - спросил Эдвард, его шепот был требовательным. – «Та часть, что про джунгли. Мы собираемся отправиться на их поиски?»
«Я не вижу», - повторила Элис, избегая его взгляда.
Секундное замешательство отразилось на лице Эдварда.
«Мы должны разделиться и не терять времени, надо успеть до того, как ляжет снег. Надо разыскать всех, кого только сможем, и привести сюда, чтобы показать ее».
Она снова просканировала будущее:
«Спросите Элеазара. Дело не только в бессмертном ребенке».

Каллены нахмурились.

Снова надолго повисла зловещая тишина, пока Элис была в трансе. Когда видение ушло, она медленно моргнула, ее глаза все еще были затуманены, несмотря на то, что она уже вернулась в реальность.
«Так много всего. Нам надо торопиться», - прошептала она.
«Элис?» – спросил Эдвард. - «Это было слишком быстро, я не понял. Что там…?»
«Я не вижу!» – рявкнула на него Элис.

- Что с тобой происходит? – спросил Эдвард.
- Не знаю, - ответила Элис, немного волнуясь.

«Джейкоб почти здесь».
Розали шагнула к двери.
«Я разберусь с…»
«Нет, пусть идет», - быстро молвила Элис, ее голос становился напряженнее с каждым словом.
Она схватила Джаспера за руку и поволокла его к задней двери. – «Я буду лучше видеть, если буду и от Несси подальше. Мне надо идти. Я должна сконцентрироваться. Мне надо видеть все, что смогу увидеть. Я должна идти. Давай, Джаспер, у нас нет времени!»

Эдвард взволновано посмотрел на Элис.
- Будет проще сделать это, если каждую секунду вы не будете задавать мне вопросы, - подумала Элис, но тон ее ментального голоса был наполнен сомнением… или надеждой; но почему-то ни то, ни другое Эдварду не понравилось.

Мы все слышали шаги Джейкоба по ступенькам. Элис нетерпеливо дергала Джаспера за руку. Он поспешил за ней с тем же замешательством в глазах, что и у Эдварда. Они выбежали из дверей в серебряную ночь.
«Торопитесь!» – кричала она нам издали. - «Вы должны найти их всех!»
«Найти кого?» – спросил Джейкоб, закрывая за собой дверь. – «Куда ушла Элис?»
Никто не ответил; все уставились в одну точку.
Джейкоб стряхнул воду с волос и вытащил руки из рукавов футболки, не сводя глаз с Ренесми.
«Привет, Беллс! Я думал, что вы, ребята, будете уже у себя дома…»
Наконец он взглянул на меня, моргнул и замер. Я наблюдала за выражением его лица, пока он осознавал атмосферу, царившую в комнате. Он широко раскрытыми глазами разглядывал мокрые пятна на полу, разбросанные розы, осколки хрусталя. Его пальцы задрожали.
«Что?» – спросил он мертвым голосом. – «Что случилось?»
Я не знала, с чего начать. И никто не мог найти слов.
Джейкоб в три длинных шага пересек комнату и упал на колени рядом со мной и Ренесми. Я чувствовала, как жар волнами растекается по его телу, как дрожь его рук скатывается к трясущимся ладоням.
«Она в порядке?» – спросил он, прикасаясь к ее лбу, прижимая к ней голову, чтобы услышать сердце. – «Не мучай меня, Белла, пожалуйста!»
«Ничего страшного не случилось с Ренесми», - выдавила я, расставляя слова в странном порядке.
«Тогда с кем?»
«Со всеми нами, Джейкоб», - прошептала я. И в моем голосе он зазвучал тоже – звук, исходящий из глубины могилы, - «все кончено. Мы все приговорены к смерти».

- Это был конец главы, - произнесла Элис, и Эдвард выхватил книгу из рук сестры. И не важно, что сейчас была не его очередь читать главу, всем было на это наплевать. Они чувствовали то же, что и Эдвард: желали услышать продолжение.

 

Конец 28 главы
Категория: Переводы фанфиков 12+ | Добавил: Lovely (19.03.2011)
Просмотров: 1435 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/5
Всего комментариев: 1
1   [Материал]
  да, напряженный момент 12

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]