Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 12+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Читая Рассвет. Глава 6. Часть 1
Глава 6. Отвлечение

- Отвлечение, - прочитала Розали.
- Эдди, - покачал в недоумии головой Эммет. – Не думаю, что смогу когда-нибудь понять тебя.

Моё увеселение стало первоочередной задачей на Острове Эсми. Мы плавали (ну как сказать, плавала я, в то время как он щеголял своей способностью обходиться без кислорода).

- Нет, ей совсем не обидно, ничего подобного, - ухмыльнулся Эм.

Мы исследовали небольшие джунгли, которые окружали низкие скалы. Мы видели попугаев, которые жили среди ветвей в южной части острова. Мы наблюдали закат со скалистой бухты на западе. Мы плавали с дельфинами, которые резвились среди теплых волн неподалеку. По крайней мере, с ними плавала я; как только в воде появлялся Эдвард, дельфины немедленно исчезали, как будто бы завидев акулу.

- Умненькие рыбки, - проговорил Джаспер, - хотя мы вряд ли позарились бы на них.

Я знала, что все это значит.

- Все знают, что все это значит, - заметила Элис. – Эдвард – настоящий идиот.
- А есть какая-нибудь разница между обычным идиотом и настоящим? – спросил Эммет.
- Не знаю, но, кажется, звание настоящего идиота достоин только Эдвард, - ответила Элис.

Он пробовал как можно сильнее увлечь меня, и тем самым утомить и не допустить приставаний с моей стороны. Всякий раз, когда я пыталась попросить его отнестись к этому спокойней с одним из миллиона DVD под плазмой с широким форматом, он выманивал меня из дома волшебными словами, такими как «коралловые рифы», «подводные пещеры» и «морские черепахи». Мы гуляли, гуляли, гуляли целыми днями, так, чтобы я успевала сильно проголодаться, и возвращались на закате солнца.

- Белле стоило бы отказаться от всех твоих предложений, - фыркнул Эммет.
- Очевидно, мои предложения ей все же нравятся, - возразил Эдвард.
- Или она просто хочет, чтобы ты был счастлив, - вздохнула Эсми. – Ты дал ясно понять, что тебе нравится проводить время с Беллой подобным образом, хотя ей это может и не нравиться.

Я каждый раз валилась от усталости сразу после того, как ночью заканчивала обедать; однажды я заснула прямо за кухонным столом, и ему пришлось отнести меня в кровать.

- Бедняжка – отвратительный медовый месяц, - пробурчала Элис.
- Она должна была валиться с ног совсем по другой причине, если ты меня, конечно, понял, - неприлично шевелил бровями Эммет.

Частью его плана было и то, что Эдвард всегда делал слишком много еды для одного человека, а я так хотела есть после купаний и восхождений на вершины, длящихся весь день, что съедала почти все из того, что он готовил. И тогда, будучи сытой и изможденной, единственное, на что я была способна – это держать глаза открытыми. Вот, несомненно, в чем его план.

- Без сомнений, - смеясь, согласился Эммет.

Истощение не слишком способствовало моим попыткам убедить его.

- Конечно же, не способствовало, - вместе проговорили Эдвард с Эмметом, правда, с разными интонациями.

Но я не сдавалась. Я пробовала образумить, умолять, нудить, но все напрасно. Раньше я и не задумывалась, с помощью чего я могу повлиять в таком случае.
Теперь мои сны стали очень реалистичными – в первую очередь, это коснулось кошмаров, которые стали более яркими, пожалуй, такими же яркими, как цвета на острове. Возможно, всё это из-за того, что я просыпалась усталой независимо от того, как долго я спала.

- Как грубо с твоей стороны, таскать ее по острову, особенно учитывая, что Белла не высыпается, - проговорил Эммет.
- Тебе действительно стоит дать ей выспаться, - упрекнула сына Эсми. – У нее просто не хватает сил для такого активного отдыха.
- Прости, - пробормотал Эдвард.

Приблизительно спустя неделю или около того, как мы оказались на острове, я решила попробовать пойти на компромисс.

- Почему бы и нет? У вас классно получилось в прошлом, - ухмыльнулся Эм.

Раньше это срабатывало.
Теперь я спала в синей комнате. Уборщики должны были появиться не раньше следующего дня, и поэтому белая комната была все ещё устлана снегом из перьев.

Эсми поморщилась при упоминании о разгроме, который учинил Эдвард в ее комнате.
- Ты такой ленивый, - заметила Элис. – Не мог прибрать после себя?
- Простите, - произнес Эдвард со смущением.

Синяя комната была меньше, поэтому и кровать была соответствующей пропорции. Стены были темных тонов, обшитые панелями из тика, и все было украшено роскошным синим шелком.
Я надевала кое-какие вещи из коллекции дамского белья Элис для того, чтобы спать в них –

Эммет и Джаспер присвистнули, Эдвард же простонал, закатывая глаза.
- Я знала, что ей понадобятся эти вещи, - гордо проговорила Элис.

и это было не столько откровенно по сравнению с крошечными бикини, которые она упаковала для меня, как только ей представилась такая возможность. Я задалась вопросом, было ли ей видение того, что эти вещи могли мне понадобиться, а затем вздрогнула, смущенная этой мыслью.

- Угу… Не думаю, что хотел бы увидеть такое видение, - засмеялся Эммет.
- К счастью, мне еще не приходилось паковать кому-то нижнее белье, - хихикала Элис.

Я не спеша начала с невинного атласного белья цвета слоновой кости, волнуясь, что демонстрация большого количества моей кожи не приведет к желаемому результату, но я готова была испробовать что угодно. Эдвард, казалось, не замечал ничего, как будто я носила те же самые крысиные старые свитера, которые я одевала дома.

- Как ты мог? - спросил Эммет, не понимая поведение Эдварда.
- Уверен, я замечаю все эти вещички, - ответил Эдвард. – Просто у меня много опыта в скрывании подобных эмоций.
- Но как ты мог? – спросил еще раз Эммет тем же тоном.

Теперь синяки смотрелись куда лучше - уже пожелтевшие в некоторых местах и постепенно исчезающие в других. Сегодня вечером я надела один из самых ужасающих нарядов, когда я приводила себя в порядок в облицованной панелями ванной. Это было черным, кружевным и слишком смущающим для того, чтобы хотя бы взглянуть на это, даже тогда, когда это ещё не на мне.

- Видишь… ты уже волнуешься, а ведь ты еще даже не видел всего этого, - проговорил Эммет, издеваясь над братом.
- Заткнись, - прошипел Эдвард.

Я боялась взглянуть в зеркало прежде, чем окажусь в спальне. Мне не хотелось себя нервировать.
Я с удовольствием наблюдала, как выпучились его глаза, но это длилось лишь секунду, пока он не совладал с собой.

«Подростки» засмеялись над реакцией Эдварда, конечно же, все, кроме него, который потирал переносицу и выглядел ну очень смущенным.

«Что ты об этом думаешь?» - спросила я, совершая пируэт так, чтобы он смог разглядеть всё.

Эммет и Джаспер заржали.

Он прочистил горло.
«Ты прекрасна. Как и всегда».

- Ты ранишь ее чувства, если продолжишь в этом же духе, - предупредила Элис.
- А что еще мне остается делать? – спросил Эдвард.
Кажется, на вопрос Эдварда у всех членов семьи было что сказать, но они промолчали.

«Спасибо», - ответила я немного недовольно.
Я слишком устала для того, чтобы сопротивляться мягкой и удобной кровати. Он обвил меня руками и прижал к своей груди, но в этом не было ничего необычного – мне было слишком жарко спать без его прохладного тела рядом.
«Я заключу с тобой сделку», - сонно проговорила я.
«Я не буду заключать с тобой никаких сделок», - ответил он.
«Ты ведь не знаешь, что я хочу предложить».
«Не имеет значения».
Я вздохнула.
«Черт возьми. Я действительно хотела … ну да ладно...»
Он закатил глаза.
Я захлопнула ловушку и позволила приманке остаться там. Я зевнула.

- Должно быть, это убивает меня – не знать, о чем думает Белла, - проговорил Эдвард.
- Именно это убивает тебя? – раздраженно спросил Эммет.
- Угу… уверен, невозможность услышать мысли Беллы подобна смерти, - ответил Эдвард.
- Не сомневаюсь… - ухмыльнулся Эм.

Понадобилась минута - недостаточно долго для того, чтобы удивить меня.
«Ну, хорошо. Что же ты хочешь?»
Я сцепила зубы на секунду, пытаясь удержать улыбку. Единственная причина, по которой он мог бы уступить - это возможность дать мне что-нибудь.

- Да, это правда… но я не хочу давать ей то, что у нее на уме… что-то другое с радостью… - начал Эдвард.
- Ты определенно хочешь дать ей именно то, что у нее на уме, - дразнил его Эммет.

«Хорошо, я тут подумала … я знаю, что Дартмут - это всего лишь статья, иллюстрация к которой дана на обложке журнала, но честно, один семестр колледжа вероятно не убьет меня», - произнесла я, в точности повторяя его давнишние слова, когда он пытался убедить меня отложить превращение в вампира.

- Эдвард, ты добился своего … ты нашел единственную причину, по которой она с удовольствием отложит свое превращения в вампира, - заметила Элис.
- Жаль, что ты не сможешь ее использовать, ведь ты же не хочешь, - дразнил Джаспер.

«Держу пари, Чарли бы не на шутку взволновали слухи из Дартмута. Безусловно, весьма странно будет, если я не буду отставать от самых мозговитых. Пусть будет … восемнадцать, девятнадцать. В этом ведь нет большой разницы. За год я не покроюсь морщинами».

- Белла определенно знает, что сказать, чтобы добиться от тебя желаемого, не правда ли? – гордо улыбнулась Элис.
- Ага… она очень изобретательна, если чего-то хочет, - согласился Джаспер, улыбаясь.

Он молчал достаточно долго. Потом шепотом произнес:
«Ты можешь подождать. И остаться человеком».

- Дилемма, дилемма… что ты готов дать в обмен на такое решение Беллы? – дразнил Эм.
- Заткнись! – прошипел Эдвард.
- Ты же знаешь, это не слишком умно… ты же не перестанешь волноваться из-за ее превращения, - заметил Джаспер.

Я молчала, позволив ему осмыслить моё предложение.
«Почему ты делаешь это со мной?» - процедил он сквозь зубы внезапно сердито. - «Разве не достаточно трудно безо всего этого?» - Он схватился за кружева, рассыпавшиеся по моему бедру. На мгновение я решила, что он собирается разорвать их по шву. Но тут его рука ослабила хватку. - «Не имеет значения. Я не буду заключать с тобой никаких сделок».
«Я хочу пойти в колледж».
«Нет, не хочешь. И нет ничего, из-за чего бы стоило рискнуть твоей жизнью вновь. Это причиняет тебе боль».
«Но я действительно хочу пойти. Ну, хорошо, дело не в колледже, просто я хочу побыть человеком ещё немного».

- Хмм… после двух книг, в которых она настаивала на скорейшем своем превращении, она вдруг решила, что хочет еще немного побыть человеком? – ухмыльнулся Эдвард.
- Она боится перемен, которые произойдут с ней, - напомнил ему Карлайл. – Она не будет испытывать таких же чувств, как сейчас, по крайней мере, год… и она об этом знает…
- Да помню я, - вздохнул Эдвард.

Он закрыл глаза и стал дышать через нос.
«Ты сводишь меня с ума, Белла. Разве мы не обсуждали эту причину миллион раз, и разве ты не просила сделать тебя вампиром без промедлений?»
«Да, но … теперь у меня есть причина остаться человеком, которой у меня не было раньше».
«И что же это?»

- Да ну, чувак, ты должен был догадаться, - воскликнул Эм.

«Угадай», - пробубнила я и отбросила от себя подушки, чтобы поцеловать его.
Он поцеловал в ответ, но не так, чтобы я могла подумать, что победа за мной. Больше это походило на то, что он не хотел задеть моего самолюбия; он целиком и абсолютно себя контролировал.

- Я искренне желаю, чтобы ты перестал контролировать себя, - проговорил Эммет.
- Действительно? – спросил Эдвард, смотря на брата с ухмылкой.
- Вы ничего не сделаете, - бросила Эсми прежде, чем эти двое смогли сделать хотя бы шаг. Азарт Эммета сразу же испарился.

Потом мягко он отстранил меня и стал укачивать, прижав к груди.
«Ты настолько человечна, Белла. Вся под властью гормонов», - он рассмеялся.

- А ты ведешь себя, как пришелец, Эдвард… Интересно, под властью чего находишься ты сам? – спросила Розали.

«Это многого стоит, Эдвард. Мне нравится это во мне. Я не хочу отрекаться. Я не хочу ждать годы в обличье сумасшедшей новообращенной, чтобы толика этой человечности вернулась ко мне».
Я зевнула, и он улыбнулся.
«Ты устала. Спи, любимая».
Он принялся напевать колыбельную, которую сочинил, когда мы только познакомились.

- Ты не слушаешь ее, - проговорила Элис. – Опять ты делаешь то, что считаешь правильным, и не позволяешь ей высказаться по этому поводу.
- Да, это правда, - усмехнулся Эммет.
- Почему ты улыбаешься? – спросила Розали, заметив, что Эдвард опустил голову.
- Вспомни: Белла таки добилась того, чего хотела на протяжении всех прошлых книг – она станет вампиром… Спорю, что она таки заставит Эдварда зан…
- Никогда, - отрезал Эдвард.
- Спорю, она будет доставать тебя снова и снова из-за этого, и все-таки добьется своего, - закончил Эммет. Каллены засмеялись, кажется, они были согласны с Эмметом.

«Интересно, почему я так устала», - пробормотала я саркастически. - «Может, это часть твоего плана или что-нибудь в этом роде».
Он коротко рассмеялся и продолжил напевать.
«Чем больше я устаю, тем лучше я буду спать, ты так думаешь?»
Песня прервалась.
«Ты спала как убитая, Белла. Ты и слова не произнесла за все ночи здесь. Если бы не храп, я бы стал волноваться, что ты впала в кому».

- Странно… почему она перестала говорить во сне? – взволнованно спросил Эдвард.
- Не знаю, - задумчиво проговорил Карлайл.

Я проигнорировала шутку про храп; я не храплю.
«И не единого звука? Это просто сверхъестественно. Обычно мне снятся кошмары, стоит опуститься в постель. И ещё я кричу».
«Тебе снятся кошмары?»
«Очень яркие. Они так сильно утомляют меня», - я зевнула, - «и поэтому я не могу поверить, что молчала всю ночь».
«О чем они?»
«О разном, но все они цветные».

- Э… это бессмысленно, - весело заметил Эммет.

«Цветные?»
«Всё здесь такое яркое и ненастоящее. Обычно, когда я сплю, я знаю, что это сон. С ними же я не знаю, что сплю. И от этого становится ещё страшнее».
Он показался мне встревоженным, когда снова спросил:
«Что пугает тебя?»
Я слегка задрожала.
«Больше всего...» - я колебалась.
«Больше всего?» - повторил он.
Я не могла понять почему, но я не хотела рассказывать ему о ребенке из сна, который все время повторялся;

- Она все еще мечтает о нем, - вздохнул Эдвард, выглядя задумчиво и мрачно.

было что-то слишком личное в этом необычном кошмаре. И поэтому вместо того, чтобы описать ему полностью весь сон, я рассказала только об одной его части. И её было достаточно, чтобы испугать меня или кого-нибудь ещё.
«Волтури», - прошептала я.

Эдвард закатил глаза.
- И, конечно же, я сделаю неправильные выводы из ее слов.

Он крепче обнял меня.
«Они больше не станут тревожить нас. Ты скоро станешь бессмертной, и у них не будет никаких причин».
Я позволила ему успокоить себя, чувствуя себя немного виноватой за то, что он не совсем правильно меня понял. Всё дело было вовсе не в этом. Я не испытывала страха за себя, я боялась за мальчика.

- Ни капельки не сомневаюсь… Белла никогда не переживает за себя, - заметил Эммет.
- Всегда за других, - добавила Эсми, улыбаясь.

Он не был тем же самым мальчиком, как в самом первом сне – ребенок-вампир с кроваво-красными глазами, который сидел на груде мертвых людей, которые были мне дороги. Тот мальчик, которого я видела во сне четырежды на прошлой неделе, определенно был человеком; были румяные щечки, а его большие глаза были мягкого зеленого цвета. Но точно также, как другой ребенок, он задрожал со страхом и отчаянием, когда Волтури окружили нас.

- Ох, - выдохнул Эдвард, выглядя еще более мрачно, чем раньше. Становилось все понятнее, что Белла хотела ребенка.
- Мягкие зеленые глаза, - произнес Карлайл, думая о том, что такие же глаза были у Эдварда перед превращением.
Эдвард посмотрел на него. Его одолевали те же чувства, что и в прошлой книге, когда он думал о Белле и ее ребенке, вот только сейчас к ним добавилась еще и тоска.

В этом сне, как в новом, так и в старом, я просто должна была защитить этого незнакомого ребенка. И больше ничего. В то же самое время я понимала, что мне не удастся это сделать.
Он увидел выражение опустошения на моем лице.
«Что я могу сделать, чтобы помочь тебе?»
Я сбросила с себя это: - «Это ведь только сны, Эдвард».
«Ты хочешь, чтобы я пел? Я буду петь всю ночь, если это поможет укрыть тебя от дурных снов».
«Они не все такие плохие. Некоторые очень даже хорошие. Такие… красочные. Под водой, с рыбами и кораллами. Мне кажется, что это происходит на самом деле, будто это не сон. Возможно, дело в самом острове. Здесь действительно всё очень ярко».
«Ты хочешь вернуться домой?»
«Нет. Пока нет. Разве мы не может остаться здесь ещё немного?»
«Мы будем здесь столько, сколько ты хочешь, Белла», - заверил меня он.
«Пока не начнется семестр? Раньше-то я не задумывалась об этом».

- Неа… она определенно не собирается сдаваться, - ухмыльнулся Эммет.

Он вздохнул. Возможно, он вновь стал напевать, но я заснула прежде, чем убедилась в этом.
Позже, когда я проснулась в темноте, я чувствовала потрясение. Сон был настолько реальным … столь ярким, столь ощутимым. Я чувствовала, что задыхаюсь, не понимая, что и где я в этой темной комнате. Лишь только секунду назад, как мне казалось, я была под сверкающим солнцем.
«Белла?» - прошептал Эдвард, его руки, обвитые вокруг меня, осторожно меня встряхнули. - «С тобой всё хорошо, любимая?»
«Ох», - я снова задыхалась. Всего лишь сон. Не реальность. К моему полнейшему удивлению слезы, заполнившие мои глаза, без предупреждения заструились по лицу.
«Белла!» - промолвил он уже громче, не на шутку взволновавшись. - «Что случилось?»
Он вытер слезы с моих пылающих щек ледяными, жесткими пальцами.
«Это был всего лишь сон».
Я не могла сдержать рыданий, вырывающихся из моей груди. Эти глупые слезы были вызваны беспокойством, но я никак не могла совладать с охватившим меня горем. Мне было так плохо из-за того, что сон был таким реальным.

Эдвард вздохнул, думая о том сне с ребенком … о том, что этого никогда не будет.
- Ты же не знаешь, о чем был этот сон, - заметила Элис. – Белла ведь сказала, что ей снится много разных вещей.

«Все хорошо, любимая, с тобой всё в порядке, я рядом». - Он укачивал меня несколько быстро для того, чтобы успокоить. - «Тебе приснилось что-то другое? Всё это только сон, только сон».
«Это не был кошмар», - я тряхнула головой, вытирая глаза тыльной стороной ладони. - «Это был хороший сон», - голос снова надломился.
«Тогда почему ты плачешь?» - в изумлении спросил он.
«Потому что проснулась!» - я застонала и,

Эммет фыркнул.
- Белла предпочитает быть в своих снах, чем с тобой, Эдди.
- Угу, думаю, из-за того, что Эдвард во сне дает ей именно то, чего она хочет, - дразнил брата Джаспер.
- С чего ты взял, что сон был именно об этом? – прошипел Эдвард.
Братья ничего не ответили, только засмеялись.

обвив руками его шею, прижалась к нему со всех сил и снова зарыдала.
Он коротко рассмеялся над моей логикой, но смех был смешан с беспокойством.
«Все в порядке, Белла. Дыши глубже».
«Это было настолько реально», - плакала я. - «Я так хотела, чтобы это было на самом деле».
«Расскажи мне об этом», - потребовал он. - «Может, станет легче».
«Мы были на берегу...» - я затихла, отстранившись, чтобы взглянуть переполненными слезами глазами в его лицо, как у встревоженного ангела, тусклое в этой темноте. Я с задумчивостью смотрела на него, поскольку беспричинное горе стало отступать.
«И?» - спросил он, наконец.
Я сморгнула слезы.
«О, Эдвард...»
«Скажи мне, Белла», - умолял он, в его глазах читалось сильное беспокойство из-за боли в моем голосе.
Но я не могла. Вместо этого я крепче обняла его шею и лихорадочно прижалась губами к его губам. Это не было обыкновенной прихотью – это была острая, на грани боли потребность. Он ответил мгновенно, но быстро отстранился.

- Говорил же тебе… - засмеялся Эммет.
- Аргх, - простонал Эдвард, поскольку вся семья веселилась еще больше, чем раньше.

Он совладал со мной так осторожно, как только мог, заставленный врасплох, и, взяв за плечи, отодвинул подальше.
«Нет, Белла», - твердо произнес он, смотря на меня так, как будто волновался, что я сошла с ума.
Мои руки опустились, признав поражение, и странные слезы в новом потоке стали заливать лицо, новое рыдание нарастало в груди. Он был прав, должно быть, я действительно сошла с ума.

- Это ранит ее… ты всегда говоришь ей «нет», - заметила Розали.
- Белла безусловно … - начала Эсми, но остановилась… она не хотела еще больше смущать сына.

Он смотрел на меня непонимающе, в его глазах было страдание.
«Простиии», - пробормотала я.
Но он подвинул меня к себе, крепко прижав к своей мраморной груди.
«Я не могу, Белла, я не могу!» - в его стоне чувствовалась мука.
«Пожалуйста», - прошептала я, и мой голос был приглушен его телом. - «Пожалуйста, Эдвард».
Я не знала, что именно повлияло на него - мои слезы или дрожь в моем голосе, или же он был сражен внезапностью моего нападения, или же его желание в этот момент было столь же невыносимым, как и мое. Не важно, почему именно, но он со стоном прижал свои губы к моим.

- Наконец-то, - воскликнул Эммет.
- Лучше тебе на следующее утро улыбаться, а не жаловаться, - проговорила Элис. – Или вообще заткнуться… короче, не портить Белле прекрасное утро.

И мы начали там, где закончился мой сон.
Когда утром я проснулась, я старалась не двигаться и даже не дышать. Мне было страшно открывать глаза.
Я лежала на груди Эдварда, но его руки не обнимали меня. Плохой знак. Я боялась признать, что уже проснулась, и увидеть его ярость независимо от того, на кого она будет направлена сегодня.

- Потому что он определенно будет злиться, - изрек Эммет.
- А, может, и нет, если эта ночь прошла лучше для него, - проговорил Джаспер. – Точнее, для Беллы.
- Угу, если этот идиот не ранил ее, тогда я уверена – все будет отлично, - добавила Элис.

Очень осторожно я посмотрела сквозь свои ресницы. Его взгляд был направлен в темный потолок, а руки он сложил за головой. Я приподнялась на локоть так, чтобы можно было лучше разглядеть его лицо. На нем не было ничего, никаких эмоций.
«Много неприятностей на этот раз?» - тихо спросила я.
«Куча», - ответил он, повернув голову и ухмыльнувшись мне.
Я облегченно выдохнула.
«Мне жаль», - прошептала я, - «не имею в виду … ну ладно, я точно не знаю, что произошло этой ночью», - я встряхнула головой, вспоминая о неожиданных слезах и сокрушившим меня горе.

- Хмм, - задумчиво протянул Карлайл.
- Что такое? – спросил Эдвард.
- Пока не уверен, но, кажется, Белла изменилась на острове, - ответил Карлайл.
- Думаешь, она больна? – задал следующий вопрос Эдвард.
- Нет, уверен, с ней все в порядке, - заверил сына Карлайл.

«Ты так и не сказала мне, о чем был твой сон».
«Да, не сказала, но в каком-то роде я показала тебе, о чем он был», - я нервно рассмеялась.
«О», - произнес он. Его глаза расширились, и он моргнул. - «Интересно».
«Это был очень хороший сон», - пробормотала я.
Он ничего на это не ответил, и поэтому, спустя несколько секунд, я спросила:
«Ты простишь меня?»
«Я как раз думаю об этом».

- Да ну, Эдди, - воскликнул Эммет. – Это же очевидно, что на этот раз ты не ранил ее, то есть вообще… А ты опять решил затянуть свое «я самое ужасное существо на этой планете». Ты же должен наслаждаться моментом.

Я села, решив осмотреть себя - по крайней мере, никаких перьев вроде бы не было. Поскольку я стала двигаться, меня охватило легкое головокружение. Я покачнулась и рухнула обратно на подушки.

- Странно, - заметил Карлайл.
- Что я с ней сделал? – взволнованно спросил Эдвард.
- Не уверен, что именно ты причина ее головокружения, - ответил Карлайл.
- Должно быть, она голодна или еще что-то, - заметила Элис, также выглядя немного взволнованно.

«Что за … голова раскалывается».
Он обнял меня.
«Ты очень долго спала. Целых двенадцать часов».
«Двенадцать?» - как странно.
Я позволила себе провести поверхностный осмотр, пока говорила, стараясь сделать это незаметно.

- Это невозможно, если Эдди рядом, - ухмыльнулся Эммет.
- Особенно учитывая, что ты и так заставила его уже поволноваться, - также ухмыльнулся Джаспер.

Я выглядела неплохо. Синяки на моих руках были недельной давности, желтыми. Ради любопытства я потянулась. И опять же – все прекрасно. Даже лучше, чем прекрасно.
«Инвентаризация закончена?»
Я смущенно кивнула.
«Подушки всё же выжили».
«К сожалению, я не могу сказать то же самое о твоей, хм… ночной рубашке».

Элис нахмурилась на секунду, а затем кивнула: – Она исполнила свою миссию.
- Хотя это и не совсем соответствует твоим представлениям об использовании ночной рубашки, - добавил Джаспер.
- Верно, - согласилась Элис.

Он показал на пол у ножки кровати, где несколько обрывков черного кружева были усыпаны сверху шелковых тряпок.
«Очень жаль», - сказала я. - «Мне она нравилась».
«Мне тоже».
«Случилось ли ещё что-то катастрофическое, кроме этого?» - робко спросила я.
«Я должен буду купить Эсми новую кроватную раму», - признался он, посмотрев через плечо.

Эсми нахмурилась.
- Прости, - поморщился Эдвард
- Нет, все в порядке, - ответила Эсми. Лучше рама, чем Белла.

Я последовала за его пристальным взглядом и с ужасом увидела, что большие куски дерева, очевидно, были просто оторваны от левой стороны спинки кровати.
«Хм», - нахмурилась я. - «И почему же я упустила этот момент?»

- Вау… Должно быть, ты действительно хорош, раз Белла этого не заметила, - засмеялся Эммет.
- Ты исчерпал лимит комментариев по этому поводу, – резко проговорила Эсми, поскольку было очевидно, что Эммет только начинает веселиться.
- Да ну… пожалуйста, - обиделся Эммет.
- Нет, - отрезала Эсми. – Это – личный момент, и ты должен относиться к Белле с большим уважением.
- Да я же только над Эдди издеваюсь, - пробормотал Эм. – Я даже не подразумевал никаких гадостей о Белле.
- Ага, точно, - Розали сказала то, о чем все думали.

«Наверное, ты становишься очень невнимательной, когда увлечена».
«Я была несколько поглощена этим», - согласилась я, сильно покраснев.

Эммет очень сильно пытался не рассмеяться, поскольку Эсми пристально за ним наблюдала.



Источник: http://robsten.ru/forum/19-315-1
Категория: Переводы фанфиков 12+ | Добавил: Lovely (03.03.2011)
Просмотров: 1746 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 5.0/8
Всего комментариев: 3
3   [Материал]
  Мне нравится,как Эсми приструнивает их,особенно Эмма. И они,как приличные детки,всегда ее слушаются.Это здорово! Это - настоящая семья и настоящая любовь в ней!

2   [Материал]
  ну Белла, ты и даешь! Я бы такое никогда не забыла! хихихи

1   [Материал]
  классно giri05003

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]