Фанфики
Главная » Статьи » Собственные произведения

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Мурочка или Менелай и Елена Прекрасная. Глава 3.

Агата ловко делала коктейль для Ярослава, она довольно быстро привыкла к его требованиям, которые были вполне разумны, и она всегда знала, что со своим работодателем можно договориться. Он не был слишком требовательным или взыскательным, всегда чётко озвучивала свои требования, которые он лояльно называл просьбами, и она всегда их выполняла.

Как и сегодня, борясь с раздражением и недосыпом.

Ярослав появился на кухне раньше времени, молча сел за стеклянный стол и смотрел, как перед ним появляется салфетка, посуда, утренний кофе, завтрак.

- Где «приятного аппетита», Мурочка?

- Приятного аппетита, - громко, со злостью.

- Не с той ноги встала?

- Ага, сегодня с левой!

- Хм… - он смотрел уже на спину удаляющейся блондинки. Сегодня она забрала волосы в высокий хвост, но по кромке шеи вились светлые волоски, выбиваясь и дразня Ярослава. Иногда хотелось подуть на эти волоски, поцеловать длинную шею блондинки…

Он молча продолжил завтрак, потом поставив грязную посуду в посудомойку, встал и столкнулся с девушкой, которая врезалась в него почти с наскока. Он машинально придержал, всматриваясь в злое лицо:

- Что случилось? Я начинаю ощущать себя виноватым мужем, топаешь всё утро, хлопаешь дверями, бокалами… Мурочка, остановись, а.

- Пусти меня.

- Не пущу, - всё ещё удерживая, - ты скажешь, в конце концов, в чём дело?

- Вооооооооот, - она быстро подняла руку в резиновой перчатке и просто ткнула в бороду нечто кружевное, розового цвета.

- Тьфу ты, убери это!

- Это я и собираюсь сделать. – Он уже отпустил блондинку, наблюдая, как она открывает дверцу и выкидывает кружево, громко хлопая при этом крышкой мусорного ведра. – Мне прям интересно, она без трусов ушла или запасные с собой носит? Или, может, в твоих, а?

- Откуда я знаю… Слушай, что ты завелась-то, первый раз, что ли… Не веди себя, как злая неудовлетворённая жена, это нервирует.

- Нервирует его, меня тоже нервируют эти ваши попойки!

- Мурочка, совесть имей, мы пили-то всего пару раз и то… И ты, между прочим, получила хорошую доплату за сверхурочные, и сегодня тоже получишь, - похлопал по карману в поисках бумажника. – Не злись, Мурочка, ну… не злись.

- Спасибо, благодетель, - она наигранно поклонилась в пояс и развернулась, демонстрируя пятую точку в узкой юбке, что-то бурча себе под нос.

- Чего шепчешь?

- Ай, ну тебя!

- Мурочка!

- У меня есть имя – Агата, перестаньте называть меня Мурочкой!

- Ого, - почёсывая бороду, - сильно обиделась…

Она в раздражении, с брезгливым выражением лица, протирала диван, присматриваясь, не осталось ли разводов или пятнышек.

- Мурочка… - он виновато стоял сзади и всем своим видом выражал раскаяние, в которое не верила Агата, как и в свои претензии тоже. Её дело маленькое: дядя намусорил – убери. Дядя попросил приготовить поздний ужин на двоих – приготовь… Дядя имеет сексуальную жизнь – смотри…

- Всё, - бросая салфетки под ноги здоровяку, - потом уберу. Злой неудовлетворённой жене пора собирать детей в школу.

- Обещай, что не будешь больше злиться.

- Не буду я ничего обещать, - уже накидывая куртку, чтобы пробежать задний двор, мимо большой беседки и стационарного мангала, и зайти в небольшой домик, где сейчас Арни кормит Машеньку, а Лютик сонно бродит по дому в поисках своих учебников – он никогда не кладёт учебники в одно место.

- Ну почему? – взгляд кота из Шрека  почти удался, мешали только борода и огромный рост, но выглядело всё равно комично. Но в этот раз Агате было не смешно.

- Да потому что я и есть – неудовлетворённая!

- Чего-чего? – он уставился на блондинку перед ним, как будто она только что, на его глазах, доказала теорему Ферма.

- Того! Неудовлетворённая. У меня, знаешь, сколько мужчины не было? Это же целая вечность… вообще ничего, никаких отношений, даже на разик… Вон, приятель твой, Сергей, подкатывал ко мне, что ты сделал? «Я запрещаю какие-либо отношения со своими работниками». Обалдеть! Запрещает он… так бы мне, может, хоть что-то перепало, - она топнула ногой со злости. – А сам? Приводишь домой всяких шалав, да это ладно, я понимаю, я бы тоже водила на твоём месте, но зачем на моих глазах-то? Специально, что ли?

- В смысле – на твоих глазах?

- В прямом. На своём драгоценном диване, поставил её и давай по заднице… этим своим шлёпать, а потом… прямо 3D-анимация, а ключи у тебя в штанах, мне дверь не открыть, свои-то не взяла… Так по стеночке и пробиралась на кухню под ваши шлепки и оханья! Изверг! Как так можно с живым человеком, я что, по-твоему, железная?

- О, мой бог… скажи, что ты пошутила.

- Конечно, я пошутила, ай, ну тебя, эксгибиционист!

- Подожди, - он удержал её перекрыв дверь. – Ты сейчас мне сказала, что я на твоих глазах... хм… имел отношения, и тебя это вроде как возбудило, Мурочка?

- Я это пыталась сказать? Ну да… наверное, это, - она вздохнула. – Выходит так, и теперь я злюсь… я вообще часто злюсь, когда… вот.

- Да ты вуайеристка, Мурочка, - он нагло улыбался.

- Наверное… - делая попытку пройти, - меня дети ждут.

- Подождут ещё две минуты. Так ты хочешь секса, мужчину? – он удивлённо оглядывал девушку в красной футболке, которая выгодно облегала окружность груди, обтягивающую трикотажную юбку, подчёркивающую маленькую упругую попку, на которую любил смотреть Ярослав, и ноги в обуви на каблуке.

- Хочу, - она обиженно уставилась в пол. – Что тут такого?

- Ничего такого, просто ты… не маленькая, хотеть этого?

- Чего? Мне двадцать два года, я вполне половозрелая женщина, между прочим, или ты считал меня девственницей?

- Да я как-то вообще ничего не считал… - пропуская девушку, которая проскользнула мимо. – И извини меня, больше такого не повториться, только в спальне, окей? – уже в спину.

- Отлично! – издалека.

Агата быстро собрала детей в школу, поиграла с Машенькой, потом смотрела, как открываются ворота, и машина медленно выезжает со двора, и только тогда, одев Машеньку, пошла приступать к своим служебным обязанностям. И чистить диван – от пятен. Она была довольна своей работой, у неё оставалось много времени на детей. Конечно, это не было тем, о чём она мечтала даже год назад, но это определённо было меньшее из зол. Угнетал Агату не сам факт того, кем она работает, а на кого.

Став работодателем, Ярослав больше не смотрел заинтересованно на девушку. Он так же разговаривал с ней, с каким-то особым удовольствие занимался с Машенькой, запускал с мальчишками модель самолёта на радиоуправлении, ходил вечером на пляж, где иногда обнимал Агату, но при этом она не чувствовала себя интересной девушкой, а скорее племянницей или дочкой лучшего друга.

Ей не хватало мужского внимания, иногда они скатывались с Ярославом на пошлые шуточки, но он всегда держал дистанцию и контролировал свои слова.

- Не зли меня, Мурочка, - улыбаясь, смотря, как на ребёнка. – Нельзя злить большого дядю.

- Ой, ладно, большого… так уж и большого? Я слышала, что у качков совсем-совсем не большое, влияют стероиды-то?

- Заноза ты, Мурочка, давай, это останется загадкой для тебя.

 - Да уж, лучше бы осталось загадкой, не очень-то хочется разочаровываться в таком большом и умном дяде.

- Ты мудра не по годам, - он тут же перевёл тему на что-то незначительное.

Вчера Агата всё-таки увидела эту загадку и… оказалось, что врут про стероиды, или Ярослав не принимал никогда ничего подобного, но то, что увидела Агата, было под стать росту и стати мужчины. Она даже загляделась в первый момент – огромный член в большой ладони. Она успела хорошо рассмотреть и само достоинство и его хозяина в столь пикантный момент. Вопреки всем представлениям о «качках», Ярослав не ходил по дому с обнажённым торсом, только пару раз она видела расстёгнутую рубашку на нём и заметила поросль волос на груди, которая сбегала вниз, к пупку, и пряталась под брюками.

К удивлению Агаты, там поросль была если не сбрита, то убрана под машинку… что ещё больше подчёркивало размеры и то, как методично он входил и выходил под вздохи своей подружки.

Она закатила глаза от воспоминаний, смакуя их, возбуждаясь и злясь. На него и на себя, что её не только не возмущает такое поведение, но и даже оказывает вот такое влияние… В этот момент ей хотелось плакать от того, что этот член и всё, что к нему прилагается, получила этой ночью не она.

Звонок телефона вывел Агату из транса собственных мечтаний, она быстро провела по экрану.

- Мурочка, у меня сегодня будут гости, в восемь, я тебя попрошу приготовить примерно на четыре человека и, возможно, мне понадобится твоя помощь, это возможно?

- Опять гости?

- Хм, я могу на тебя рассчитывать?

- Да, конечно, - Агате нужны были деньги, и такие вечера, когда она быстро накрывала на стол и следила, чтобы не заканчивался алкоголь, всегда хорошо оплачивались. Она никогда не прислушивалась к разговорам за столом, если приходили женатые приятели Ярослава с любовницами – никогда не обсуждала это, не выражала своего мнения, была безликой тенью на их празднике жизни. Именно это и оплачивалось настолько щедро.

Иногда с ней заговаривали досужие до сплетен торговки на рынке, узнав, на кого она работает, но Агата всегда вежливо уходила от темы, и вскоре они поняли, что жизнь в доме за высоким забором так и останется загадкой. Ходили сплетни, домыслы, жизнь в маленьком городке не щедра на развлечения, но кто и когда бывал в доме Ярослава, доподлинно не знал никто, кроме самих гостей и помощницы по хозяйству.

Поэтому, быстро собрав Машеньку, она отправилась на рынок за мясом, зная более чем здоровый аппетит своего работодателя. На всякий случай она купила экзотических фруктов и клубнику, неизвестно, кого в этот раз приведёт Ярослав, и хотя единственным желанием Агаты было растереть по довольной волосатой морде эту клубнику, она, конечно, поставит её на стол, а если надо – на маленький столик возле кровати…

Клубника не понадобилась, пришедшие оказались мужчинами, которые предпочитали мясо и калорийные салаты, они почти не пили, громко разговаривали, не замечая Агату, быстро привыкнув к «новенькой Славки», ей казалось, что она слилась с серой кухней.

- Мурочка, сядь, посиди с нами.

Иногда, когда они заканчивали разговаривать о делах, Ярослав усаживал рядом с собой Агату, небрежно положив на неё руку в защищающем жесте, а то и вовсе усаживал её на одно колено. В этот раз он отодвинулся подальше, давая ей личное пространство.

- Агата, ты же не знакома с этими двумя? – он показал на двух мужчин, сидящих напротив. – Это мои партнёры, редко приезжают, поэтому вы ещё не успели познакомиться… Андрей, - он показал на светловолосого мужчину, не больше тридцати лет. – И Антон, - на брюнета чуть постарше. – А это Агата – моя помощница. Кстати, натуральная блондинка.

- Домработница?

- О, нет, я бы не стал называть домработницей женщину, которая полностью контролирует весь этот дом и питание его владельца, к тому же, она бывает агрессивной, так что не подставляйте меня, парни, мне с ней, можно сказать, ещё жить.

Блондинка недовольно потряхивала ногой, потому что ей совсем не нравилось, как брюнет смотрит на неё, ей, конечно, хотелось секса… утром, а сейчас совсем не хотелось, да и брюнетов она никогда не любила, к тому же какой-то худенький… Она покосилась на огромную руку, согнутую в локте, отчего мышцы немного напряглись, а самой Агате захотелось спрятаться от лапающего взгляда Антона. Никто бы не осмелился смотреть так на Агату, сиди она рядом с Ярославом, а не как сейчас, как будто они чужие люди.

«Хотя мы и есть чужие люди», - противная мысль.

Все расходились, Ярослав был хмурым почти весь вечер, он поглядывал на девушку, на распущенные волосы, закреплённые только двумя прядями сзади в какой-то странный узелок, как будто она завязала на бантик собственные пряди – блондинка. На красное – а какое ещё? – короткое платье, которое как-то слишком открывало ноги Мурочки, хотя до этого платье ему казалось самым обычным, видел и более вызывающие наряды. Он был бы не прочь посмотреть на Мурочку в том платье, с фотографий, и чтобы она станцевала для него, как на видео, где какой-то молоденький хмырь, не выдержав, забирается под подол, едва прикрывающей причинное место, а Мурочка продолжает извиваться, закинув руки за шею парня… Смотрел на невообразимую обувь на ней и на то, какой же она была маленькой, даже на этих чудовищных сантиметрах. Он не любил, когда по дому ходят в подобной обуви, сам предпочитал ходить босиком, благо полы были тёплые, но Мурочке разрешил и даже любовался ею, пока она не видит.

Девушка раскраснелась от выпитого алкоголя, несколько раз она звонила – проверяла детей, казалось, её что-то заботит, она впадала в транс, как это бывало с ней, в какие-то свои воспоминания или мечты, и этот момент казался слишком интимным, и Ярослав никогда не отвлекал её. Он понимал, что девушке сложно принять свою новую реальность, стать в одночасье  из обычной студентки матерью троих детей, столкнуться с проблемами сына-подростка, когда сама едва вышла из этого возраста, штудировать книги по психологии, пытаясь стать лучшей мамой своим мальчишкам и Машеньке. Если она убегает в свои мечты – так ли это плохо? Пусть хоть где-то её мир останется прежним.

Закрывая посудомойку, Агата почувствовала, что сзади неё стоит человек, быстро повернувшись, она посмотрела на Антона, который, не стесняясь, разглядывал, практически раздевал взглядом, недвусмысленно показывая свои намерения. Он протянул руку и убрал воображаемую прядь волос, очень лёгким прикосновением.

- Такая молоденькая, красивая… Агата.

Она молча смотрела на мужчину рядом, думая о сегодняшнем утре, вчерашнем вечере и своём каком-то глупом отчаянии и желании, она позволила провести по своим губам и даже почувствовала некоторое волнение, вчерашняя сцена, которая помимо воли взбудоражила и возбудила Агату, снова встала перед её глазами. Она почувствовала, как мужчина прижал её к себе, а так же ощутила, что она действительно красивая и молоденькая, твёрдость в мужских брюках однозначно давала это понять. Уже очень давно она не ощущала себя молодой и красивой, какой и являлась на самом деле. Она была мамой, ходила в школу, боролась с ошибками Лютика, подозревала Арни в курении, она погрязла в детском креме и подгузниках, готовила ужин и меняла постельное бельё раз в четыре дня, а ей хотелось хоть на какое-то время снова стать молодой и красивой, хотелось почувствовать себя желанной, в конце концов, а не племянницей с добрым дядей. 

Через минуту она уже целовалась с мужчиной, который очень умело это делал, обещая своим поцелуем много удовольствия для истосковавшейся Агаты.

Краем глаза она видела Ярослава, который зашёл на кухню и, немного постояв, вышел, что разозлило и даже как-то разочаровало блондинку. Она целовалась в его доме, с его партнёром, и этот здоровяк молча вышел? Человек, который, не смущаясь, водит женщин и дошёл до того, что занимался сексом прямо у неё на глазах, проявил невиданную для себя деликатность? С чего бы? Всё это она думала, пока расстёгивала рубашку мужчины.

«Теперь твоя очередь смотреть, большой дядя»

- Ух ты, голенькая, - мужская рука скользнула в её трусики, - влажная… Ух, я смотрю, наш общий друг знает толк в женской красоте… неожиданно.

- Какой общий друг?

- Хозяин твой, конечно, ты же для него такая… хм… нарядная, не бойся, он разрешил, а я, как джентльмен, унесу эту тайну с собой. – Он резко развернул Агату к себе спиной, нагнул, и так же резко снял трусики. – Нда… жалко, что в попку ты не даёшь. Не даёшь же, я не ошибаюсь? Но, думаю, у тебя и дырочка…

Он не договорил, потому что Агата уже вырвалась и одёргивала платье.

- Отвали!

- Что? Как – отвали? Агата, так не делается.

- Молча отвали, - она развернулась, - на вот тебе, на память, - она бросила свои трусики, которые лежали на полу, – и ищи себе другую молодую и красивую.

- Ты понимаешь, что делаешь, девочка?

- Говорю оборзевшему ублюдку, чтобы он валил отсюда, вот что я делаю!

- Ты понимаешь, что у тебя могут быть неприятности?

- Испугал бабу хреном! Какие же неприятности у меня будут? Работу потеряю? Квартиру? Может, в тёмном переулке буду убегать от скинхедов? Какие такие неприятности у меня ЕЩЕ могут быть, вали. И ты вали, - на Ярослава, который зашёл на крик.

- Славик, я чего-то не понимаю, урезонь свою девку.

- Во-первых, она не девка, во-вторых, она не моя, в-третьих, чего ты хочешь от меня? Она тебе не даёт, я-то тут причём?

- Да ты же сам…

- Что я «сам»? Я сказал, что не вмешиваюсь в личную жизнь своих работников, захочет – её дело, не захочет – тоже её. Она взрослая женщина и вправе выбирать, она выбрала… Ты что-то не так понял, успокойся.

- Успокойся?

- Что ты, как младенец, ей богу, она что, последняя баба на земле? – он говорил снисходительно, кинув пустой взгляд на блондинку. – Езжай, сними шлюшку, две сними, к жене езжай, ради разнообразия, ЭТА девушка сказала «нет».

- Она не может сказать «нет», - Антон выглядел скорей растерянным, чем взбешённым.

- Эта? Эта может. Я же говорил – боюсь её, правда, успокойся, езжай домой, произошло недоразумение, всё…

- Ладно, ты прав.

- Видишь… всё нормально, и только знаешь, что… ещё раз заговоришь с Агатой в таком тоне, ещё раз твои руки коснуться её, и клянусь, я проломлю тебе голову, ты прекрасно знаешь, что проломлю… - Он говорил негромко, но даже Агате стало очевидно, что он проломит голову своему партнёру.

- Ты пытался подложить меня под своего партнёра? – она просто визжала и была в цвет своего платья, когда Ярослав переступил порог дома, благополучно усадив Антона в такси.

- Произошло недоразумение.

- Какое недоразумение? Он русским языком сказал: «Хозяин разрешил».

- И какое слово тут ключевое? Хозяин или разрешил?

- Разрешил… И хозяин.

- Начнём с «разрешил», значит, садись.

Как несколько месяцев назад, он усадил её на диван, но в этот раз сел не рядом, а напротив, так, что девушка практически терялась на фоне огромного роста и объёмов тела мужчины.

- Антон спросил меня, может ли он… кхм… поухаживать за тобой, назовём это так, что я должен был ответить?

- Что угодно, но не разрешать ему ухаживать, - «ухаживать» ехидно.

- А не ты ли, Мурочка, сегодня говорила, что хочешь мужчину, что секса у тебя давно не было, не ты ли выговаривала мне за Серёгу, от которого тебе хоть что-то  бы перепало? Кто я, чтобы решать за тебя? И тут мы переходим ко второму слову – я тебе не хозяин. Ты вправе сама решать с кем тебе ложиться в постель, а с кем нет. Соглашаться на «хоть что-то» или всё же подождать чего-то стоящего, это тебе решать, - он глянул на массивные часы на руке. – Конечно, мне следовало догадаться, что этот мешок с  дерьмом не будет… ласков, но, может, он бы понравился тебе, кто я, чтобы лишать тебя и этого тоже? Ох, Мурочка, Мурочка, подводишь ты меня под монастырь… Иди-ка ты спать, - он резко встал.

- Я ещё не убралась.

- Завтра уберёшься, иди.

- Мне удобней сегодня…

- Хм… ко мне сейчас приедут, не нужно тебе на это смотреть, насмотрелась уже, достаточно.

- Ладно, - она дошла до двери и даже переобулась, бросив в угол босоножки, и уже открывая дверь, всё-таки сказала, что хотела.

- Почему не я?

- Что «почему не ты»?

- Почему не я? Почему всегда кто-то? Я чем-то хуже? Чем? Почему? Тебе блондинки не нравятся, или я толстая, или наоборот, худая, почему не я? Скажи мне, - всхлипывая, - всегда кто-то, но не я…

- Агата.

- И имя у меня какое-то нелепое, на Мурочку вечно заменяешь! – она окончательно расплакалась и даже не давала себе труда скрывать это, усталость от событий последнего года, алкоголь  и какое-то свалившееся отчаяние сыграли свою роль, девушка плакала уже почти навзрыд. Стоя в дверях, с хлюпающим носом и потёками туши на лице, она приводила в растерянность мужчину рядом, который, как самый обычный представитель сильной половины человечества, не знал, что делать с плачущей женщиной. Что делать с отчаянно плачущей блондинкой он и вовсе не представлял, поэтому он просто поднял её на руки и, отнеся на диван, усадил себе на колени.

- Хорошее у тебя имя, не плач, Мурочка.

- Ааааааааапяяяяять, - она вцепилась руками в шею, и он чувствовал, как рубашка у него на груди становится влажной от её слез.

- Мне просто нравится называть тебя Мурочкой, но если тебя это так расстраивает, я больше не буду, только не плачь больше.

- Почему не я? Скажи мне, я пойму, - всё ещё всхлипывая, высморкнувшись в протянутый носовой платок.

- Ты меня без ножа режешь… Почему не ты?.. Как ты думаешь, сколько мне лет?

- Тридцать три, а выглядишь на тридцать пять или тридцать шесть… борода старит, хотя я вроде как привыкла, мне даже нравиться начинает.

- Тридцать три… Мне сорок два года, Агата. Сорок два, а тебе двадцать два, вот поэтому это не ты.

- Сорок два? – она разглядывала мужчину перед собой, есть морщины у глаз и на лбу… и даже седину, кажется, видела, но он никак не выглядел на сорок два года. Это лицо, Агата вспомнила Ярослава без рубашки, вспомнила, как легко он бежал по пляжу, играя с Цезарем, вспомнила даже вчерашний инцидент… Мужчины в сорок два так не выглядят, наверное, не выглядят.

- Сорок два, я легко мог бы быть твоим отцом, понимаешь? А мне не нужна дочь… если бы я хотел детей, я бы родил своих в своё время, но я не хочу детей, и поэтому тоже – это не ты. Тебе нужен мальчик своего возраста или немного постарше, а не взрослый мужик, старше тебя на двадцать лет, и уж конечно, тебе нужно не хоть что-то, что перепадёт, а постоянное. Чтобы у вас совпадали интересы, чтобы вы слушали одну и ту же музыку и смотрели одни и те же фильмы… Я не понимаю и не знаю, что ты смотришь… этот сериал, когда я прихожу, про каких-то борцов с нечистью.

- «Сверхъестественное». Дииииииииин, он классный.

- И музыка эта… что ты там слушаешь сейчас?

- Фол Аут Бой. Они слааааавные, хорошенькие такие.

- Прекрасно, - он потёр переносицу, - классные, славные, хорошенькие… Мурочка, у тебя всё образуется, ты найдёшь своего славного и классного, но это точно буду не я, потому что я уж точно не хорошенький и не славненький.

- Но… даже на разик?

- О чём я с тобой сейчас говорил? Забудь ты эти разики и «хоть что-нибудь», ты красивая молодая женщина, не марай себя этим, не надо… Все эти разики проносятся сплошной чередой, и не остаётся ничего, не нужно тебе это, поверь мне, я тебя старше на...

- На двадцать лет, я помню, и это всё ерунда, всё, что ты говорил про одну музыку или сериалы. Как-то же мы общались всё это время? Мы разговаривали… о разном. И про мальчика, которого я найду – тоже ерунда, зачем мне мальчик? Мальчики они… они… - на глазах навернулись слёзы.

- Ох, Мурочка, только не говори, что тебя обидел какой-то мальчик.

- Не обидел, просто ему тоже… не нужны дети и проблемы, как всем, как тебе, как моему отцу, никому не нужны, я уже привыкла. Возраст – это ерунда… Что такое возраст, посмотри на меня, мне двадцать два, а я уже трижды мама и чувствую себя развалиной, тебе сорок два, а у тебя нет детей, и ты полон сил, в спортивном зале почти прописан, выглядишь молодым, если бы не эта борода, но и с ней тоже… да и… всё отлично у тебя, я видела…

- Никогда не прощу себе этого, я действительно не заметил тебя, Мурочка, думал, ты уже ушла.

- Да ладно, - улыбнувшись. – Мне даже понравилось, но я бы не хотела ещё раз смотреть, так что я пойду, - она резко поднялась и попыталась переступить через его ногу, но оказалась зажата, как в тиски, этими самыми ногами.

- Посиди две минуточки, - он ушёл на кухню, быстро вернулся и стоял посредине комнаты. Невероятно огромный, в рубашке, которая только подчёркивала его форму, в льняных брюках и босиком.

- Ты такая маленькая, Мурочка.

- Снова? Да, я маленькая, мне всего лишь двадцать два года, ты за этим меня остановил? Спасибо, что напомнил, а то я забываю иногда.

- Ты физически маленькая, такая крошечка, как котёнок, я могу тебе сделать больно, - Агате показалось, что говорит он не с ней, а экраном большого телевизора, поэтому она предпочла никак не отвечать на это странное заявление. – Твои дети, они постоянно тут пасутся, Арни вечно в гараже торчит, я видел, что он курит. Лютик, кажется, поселился в будке у Цезаря, как ни придёшь – сидят, о чём-то беседуют, в школу я ходил с тобой… Ты знаешь, что Машенька назвала меня папой?

- Нееееет…

- Твои дети уже как мои, я знаю их проблемы и стараюсь их решать… Может, это продлится год, а может – десять лет… Может, я к тому времени и не состарюсь, - он подошёл к ней вплотную, сел рядом. - Мурочка, ты понимаешь, что со мной у тебя не получится «хоть разочек» или «обломилось бы хоть что-нибудь»?

- Ты меня замуж, что ли, зовёшь? На кухню за кольцом ходил? – смеясь.

- За презервативами я ходил. Я понятия не имею, как ты предохраняешься, ты, кстати, предохраняешься?

- Нет, от чего мне предохранятся-то?

- И то верно… незачем химию попусту есть, но дело не в этом, дело в том, что хотя я и проверяюсь каждые три месяца, всё же определённый риск есть, а я не собираюсь рисковать твоим здоровьем.

- Когда вы говорите, создаётся впечатление, что вы бредите, Иван Васильевич.

- У меня такое же впечатление, ты такая маленькая, что одну мысль жить с тобой, можно приравнять к параноидальному бреду.

- Ты собираешься жить со мной?

- Ты же не можешь думать, что я собираюсь заняться с тобой сексом только один разочек?

- Ой,  ты собираешься заняться со мной… сексом? Как вчера… я имею в виду…

- Я прекрасно понял, что ты имеешь в виду, - она не поняла, как оказалась прижата к Ярославу, её ступни  болтались где-то у колен мужчины. – Все-таки свела ты с ума большого дядю, «как вчера» не получится, боюсь, ты слишком хрупкая для «как вчера», - это она уже услышала, когда он толкнул ногой дверь в спальню.

Они лежали рядом, поперёк кровати, и она впервые почувствовала его губы на своих, странно, но борода не кололась, она почти не ощущалась, скорее смущала.

- Ты сбреешь бороду?

- Хорошо, завтра.

- Не сегодня?

- Нет, не сегодня, если я сейчас пойду сбривать, я передумаю заниматься с тобой сексом, и завтра мне будет мучительно стыдно, а, скорее всего, ещё и больно, потому что ты бываешь сильно агрессивной.

Он снял с неё платье и смотрел сверху вниз, в общем-то, он уже видел её в купальнике на пляже и успел оценить все её достоинства. И тонкую талию, и упругую грудь, и стройные ноги. Но когда она лежала на его кровати, с немного припухшими от его поцелуев губами, когда его рука потянулась, чтобы расстегнуть застёжку, и потом он снял с неё светлый бюстгальтер и смотрел на вздымающуюся грудь, на то, как девушка вибрирует под его ласками, отдаваясь им – это было совсем другое, острое и, одновременно, жгучее чувство, перемешанное со страхом. 

- Почему ты передумаешь? – его тело было устрашающе большим, но почему-то тепло, исходившее от него, не пугало, он умудрялся целовать её, когда она лежала, полностью скрытая под ним, так, что она не чувствовала его веса, а если и ощущала, то это возбуждало ещё сильней. Она не помнила случая, чтобы чувствовала желание такой силы, она цеплялась за него, тёрлась и даже царапалась, она просила: «Скорее», и сама сдёрнула с себя трусики.

- Ты такая маленькая, Мурочка, я боюсь сделать тебе больно…

- Не говори глупости, у меня средний рост и вес, и я женщина, к тому же, если мне станет больно, а мне НЕ станет, я всегда могу сказать, я умею разговаривать.

Эти разговоры и сомнения тонули в поцелуях и во взаимных ласках, когда она все-таки добралась до вожделенного члена и теперь отказывалась его выпускать из рук и рта, куда он, по понятным причинам, не помещался целиком, но от этого ей не становилось менее приятно. Никогда в жизни Агата не любовалась мужским органом, она умела сделать мужчине приятно, но не находило это занятие сколь-либо привлекательным, но сейчас, сейчас ей нравился вид, нравились тактильные ощущения и даже вкус.

- Мурочка? – Она резко открыла глаза, выдёргивая себя из нирваны от его пальцев в самом интимном месте девушки. – Мурочка, скажи, что ты не девственница.

- Нет, конечно, ты чего?

- Просто…

- Не отвлекайся, пожалуйста, пожалуйста, перестань об этом думать, - она держалась за его шею и двигалась ритмично с его рукой. – Нет, нет же, нет, - она оттолкнула его руку. – Я хочу тебя, всё, я не могу больше ждать, ну, пожалуйста…

- Так хочешь секса?

- Тебя хочу, глупый большой дядя, ну же… - она вывернулась и выдернула из его рук презерватив. – Ты меня с ума сводишь, - придерживая кончик и раскатывая по длине латекс.

- Боже, ты умеешь?

- Конечно, умею, большой дядя, ты смерти моей хочешь, да? Я  схожу с ума, - она сама пристроилась и попыталась ввести в себя, но он остановил её, отчего слезы были готовы брызнуть из глаз.

- Не будь такой нетерпеливой, Мурочка, я действительно большой парень, а ты очень маленькая девочка, - он целовал её. – Всё будет, я обещаю тебе, всё будет, я не передумаю, ты получишь всё, что ты хочешь, и даже больше.

На этих словах её глаза расширились, потому что она почувствовала, что он действительно большой парень, а она… всё-таки маленькая девочка, спина покрылась потом, по телу пробежала дрожь, но это было скорее приятно, чем больно. Он двигался медленно, давая ей привыкнуть, подстроиться под его размеры, пока не вошёл на всю длину и не почувствовал, как девушка двигается ему в унисон…

Это не был чрезмерно изобретательный или слишком страстный секс, это было то, что раздели двое, узнавая и подстраиваясь друг под друга, пока она не упала на его огромную грудь, вытянулась на нём и шептала:

- Такой огромный, горячий, такой мой.

- Твой, Мурочка, твой, закрывай глазки, поспи, через час тебе нужно будет идти, Машенька проснётся, думаю, мальчишкам не нужно узнавать интимные подробности из жизни их мамы… Мы скоро поговорим с ними, и ты будешь ночевать со мной.

- С тобой? Я забираю среди ночи Машеньку к себе, она плачет.

- Значит, и Машенька будет с нами спать, отдохни.

Через час он целовал её в дверях:

- Не хочу отпускать тебя, Мурочка…

- Я приду утром, добрая.

- Приходи, может быть, мне удастся сделать тебя ещё добрее, разочек с утра…

- Хих, - она быстро поцеловала его. – А знаешь, это действительно было пикантно.

- Так брить или оставить пикантность.

- Сбрей, я хоть посмотрю на тебя. 

 

Пока большой дядя оправдывает возложенное на него доверие или все же "гладко было на бумаге, да забыли про овраги"? 

Спасибо всем читателям без исключения. 
Наташа. 

форум

 



Источник: http://robsten.ru/forum/75-1962-4
Категория: Собственные произведения | Добавил: lonalona (14.06.2015) | Автор: lonalona
Просмотров: 442 | Комментарии: 23 | Рейтинг: 4.9/28
Всего комментариев: 231 2 »
avatar
0
23
Спасибо за главку lovi06032 good
avatar
0
22
Цитата
Когда вы говорите, создаётся впечатление, что вы бредите, Иван Васильевич.

Обожаю перлы из этого фильма! fund02002
Цитата
Все-таки свела ты с ума большого дядю,

Ата-та! Не устоял илья-муромец! girl_blush2
Натуля, спасибо большое! Купаюсь в этой истории, как в чистой летней речке)) С таким же удовольствием! fund02016 lovi06015
avatar
1
19
Ничего себе " легкая летняя история"!
Спасибо, Наташа, за продолжение!
avatar
-3
21
Марин, а разве не легкая? girl_blush2
Никто не страдает, не болеет, не умирает и даже не изменяет... это высший дзен для автора fund02002
На самом деле будут весьма волнительные главы, но я постаралась припудрить историю "летом" girl_blush2
avatar
0
18
Сначала главу читать было как то неловко. Как в замочную скважину подглядываешь.Перечитала второй раз.Уже спокойней. Наташа, ты абсолютно права. Женщина изначально ищет опору для себя. Защитника , добытчика. Мы, читатели,  привыкли, что ГГ тихо жует сопли про себя ил гордо делает ноги. Агата конкретно сказала чего хочет. Уважаю. Это говорит  о том, что женщина себя уважает. Она задала вопрос , без всяких романтических бредней. Ответ Ярослава был канешно неожиданный, но дальнейшие действия правильные fund02002
Ты там, что то про овраги сказала? JC_flirt
avatar
-2
20
Танюша, будут овраги. Таки понасыпала автор крошечек на которых споткнуться наши герои fund02016
avatar
1
16
Спасибо за главу!!! lovi06032 Ай да Мурочка,ну произвела впечатление  своей любовью к членам! girl_wacko Надеюсь,в ее случае инициатива не будет наказуема. Не пожалеет ни о чем?
avatar
-3
17
Ох, да кто же их не любит...Еще со времен школы мы помни истины про члены, многочлены, члены ЦКВЛКСМ... Мурочка тоже человек fund02002
Не думаю, что пожалеет, как бы большому дяде не пришлось жалеть fund02002 Он у нас слабое звено, весь Мурочкин, хоть и фундаментально выглядит giri05003
avatar
1
15
Спасибо! good good good
avatar
1
14
Большой дядя не устояла под напором маленькой девочки ? fund02002
Спасибо lovi06015
avatar
1
13
Спасибо за главу! good lovi06032
avatar
1
11
Спасибо за главу!
avatar
1
10
спасибо большое.
1-10 11-17
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]