Фанфики
Главная » Статьи » Собственные произведения

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Мурочка или Менелай и Елена Прекрасная. Глава 2

Глава 2

Маленькая улица с аккуратными заборчиками, как с иллюстраций Европейской идиллии, заканчивалась песчаной тропинкой в сосновый бор, по которому бежала и бежала вдоль сосен и кустов шиповника прямо к песчаному берегу и дурманящей смеси ароматов моря, сосен и холодного ветра, который не был пронизывающим или колким, но не давал яркому летнему солнцу прогреть нечаянных отдыхающих в этом пустынном месте.

Агата сидела на одеяле, ведя нехитрые разговоры с малышкой и поглядывая одним глазом за мальчишками, которые о чём-то спорили, ветер приносил обрывки фраз, и бегали друг за другом. Верней было бы сказать – Арни позволял себя догнать маленькому Лютику.

Стоявший неподалёку мужчина внимательно рассматривал маленькую фигурку блондинки на одеяле, и по хмурому лицу можно было сказать, что он о чём-то думает. Ярослав уже не раз видел на этом пляже Агату, предпочитая пройти мимо. Блондинка озадачивала его и… привлекала. Что совсем не входило в планы мужчины, хуже блондинки, по чьей вине произошло ДТП, могла быть только блондинка, в которой заинтересован. Блондинка же – мама троих детей, один из которых высокий чернокожий подросток, – стопроцентная гарантия проблем. Нет, будь эта блондинка сама по себе, без «прицепа», Ярослав, пожалуй, с радостью поступился бы своими принципами и довёл нечаянное знакомство до логического завершения. Вспоминая приоткрытый ротик Агаты, когда она заинтересованно смотрела на экран телефона, или изгиб бёдер, когда она нагибалась, чтобы поднять соску малышки, он думал, что довести до финала было бы совсем неплохо, но…

Городок, в котором они встретились, был  небольшой, он часто встречал свою новую знакомую. Несмотря на маленький рост, она была видна издалека, по красному, который обязательно присутствовал в её гардеробе, и компании старшего сына.

И тут-то и крылась главная загадка для Ярослава и всего городка.

Агата не была похожа на маму Арни, она в принципе не была похожа ни на чью маму. Пропорционально сложенная, с оформившейся грудью и невероятно тонкой талией – она не была похожа на рожавшую женщину, да и на женщину она похожа тоже не была. На девчушку, на подружку своего сына, соседскую старшеклассницу. Ни одна косметическая процедура, никакие физические упражнения не сделают из тридцатилетней женщины – двадцатилетнюю. Всегда будут выдавать руки, шея и, главное, глаза. Глаза Агаты не были глазами взрослой женщины…

Возможно, эти дети усыновлённые, но зачем и кто даст девчонке троих детей, да ещё пацанов, один из которых уже в опасном возрасте подростка, а другой вот-вот войдёт?

А уж учитывая её проблемы, о которых вскользь рассказала Агата, история с детьми и вовсе становится странной.

 

Ярослав долго всматривался в лицо девочки, как и она в его, потом потянулась маленькой ручкой к бороде, и он позволил дёрнуть себя и только улыбнулся в ответ на почти беззубую, но довольную улыбку.

- Маааам, - Арни оторвал Агату от разглядывания своего нового знакомого. Тот был очень высоким и очень мускулистым, складывалось впечатление, что он проводит в тренажёрном зале часов по пять каждый день. Темно-русые волосы на голове немного вились и были в полнейшем беспорядке, в отличие от бороды, закрывающей лицо, которая была подстрижена и, наверное, расчёсана. «Бороду же расчёсывают?» – подумала про себя. Морщины у глаз выдавали возраст, но сказать с уверенностью, сколько лет Ярославу, она бы не смогла, да и не хотелось гадать. Не до этого.

- Ах, нам пора, простите, - она пересадила Машеньку на другую руку, так, что из её руки пропала «новая игрушка», отчего малышка недовольно заплакала.

- Пройдёте? – растерянно, Агата.

- Хорошо, - не менее растерянно.

В доме царил беспорядок, разбросанные вещи лежали на картонных коробках, где-то валялись игрушки, где-то книги.

- Мы ещё не успели разобрать вещи, - сказала Агата и бодро перешагнула через коробку, на ходу отодвинув другую. – Проходите. Мальчишки, мыть руки, - под наигранный вздох.

Они прекрасно посидели, поужинав и поболтав о том, о сём, он узнал, что новые жильцы из крупного города, мегаполиса. Агата сдала квартиру, чтобы легче было платить за ипотеку, и они с детьми перебрались сюда.

- Это временное решение, - сказала так, как будто сорвать детей с места, сорваться самой, уехать в совершенно другую реальность – ничего не значащий пустяк. - И нам тут нравится, красиво, - «красиво» она сказала, немного смущаясь.

- Мурочка, прости, но это не очень умное решение, - что ещё можно ожидать от блондинки? – У тебя остаётся небольшая разница, учитывая переезд и неизбежные расходы, связанные с этим – это заведомо невыгодное предприятие.

- И что же надо было делать? – прищурив глаза.

- Работать.

- Да что вы! - повернувшись в окно. – Как быстрей всего пройти к морю? – явно уходя от беседы.

- Могу показать, это недалеко.

Она радовалась морю, как девчонка, скинув босоножки, побежала к пенящейся и шуршащей воде, фыркала, как котёнок, удивлялась, что оно оказалось холодным, и, застыв, улыбалась чему-то своему, уносясь в мечтах или воспоминаниях куда-то далеко.

Они попрощались тут же, на пляже, и он решил больше не поддерживать знакомство со странным семейством. При случайных встречах они здоровались. Она искренне улыбалась и махала рукой, если он проезжал мимо. Арнольд провожал подозрительным взглядом, а Лютик улыбался, показывая ряд только выросших коренных зубов.

Почесав за ухом большого пса, Ярослав повернулся, чтобы поехать домой, как вдруг почувствовал, как кто-то дёргает его за рубашку.

- Это ваш? – Лютик благоговейно гладил квадроцикл, как живое существо.

- Цезарь, свои, - перво-наперво дал команду псу. Тот был безобидным, и в глубине души считал себя болонкой, но собака есть собака, а ребёнок – все-таки ребёнок, и никто не знает, что в голове у одного и у другого. Цезарь – огромный, чёрный ньюфаундленд, обиженно посмотрел на хозяина и сел рядом с его ногой, показывая, что он приличный пёс и вовсе не собирается проявлять агрессию к незнакомцу, для убедительности он даже повилял хвостом.

- Мой.

- Хм, - мальчик вдохнул, - и собака ваша?

- Моя.

- Хм, - ещё один вздох.

- Прокатить? - Ярослав присел, чтобы оказаться на одном уровне с мальчиком, при этом всё равно был выше него.

- А можно? – глаза Лютика засверкали.

- Можно, - он легко поднял ребёнка, посадил перед собой, и, придерживая одной рукой, двинулся по пляжу в сторону блондинки, которая уже встала и насторожённо смотрела на приближающееся средство передвижения.

- Ничего, мы покатаемся немного? – он хотел было ссадить мальчика, но тот с таким восторгом смотрел на приборную панель и вцепился в руль, что Ярослав решил проехать ещё пару кругов.

- Ничего… - Блондинка выглядела растерянной.

Потом он прокатил Арни, после этого дал прокатиться ему самостоятельно, предварительно убедившись, что парень понимает, что делает, после этого Арни катал Лютика, а за ними бегал довольный Цезарь, и Ярослав, смеясь, звал его обратно, тот прибегал, но всем своим видом показывал, как ему хочется поиграть ещё. Агата сидела на одеяле, показывала рукой на квадроцикл и рассказывала Машеньке, что происходит. Её волосы были убраны в хвост, на высоких скулах был след от розоватых румян, она улыбалась и казалась на удивление молоденькой. За это время она несколько раз одёрнула футболку Лютику, настояла на том, чтобы Арни надел толстовку, что он и сделал, недовольно бурча, всегда следила краем глаза за малышкой – вела себя как самая настоящая, не приёмная мама. Не старшая сестра или подруга, а как мама.

Наконец, устав разгадывать эту загадку, он просто смотрел на блондинку и ловил себя на том, что любуется ею. Тем, как она морщит нос, обнимает Цезаря, вытирает руки влажной салфеткой, прежде, чем дать печенье Машеньке, ходит по кромке воды, следя, чтобы холодная вода не омыла ноги.

- Прокатить? - спросил Агату.

- Не знаю, это не страшно?

- Смотря чего ты боишься, - повёл бровями и впервые увидел, как на бледном лице проступает едва заметный румянец. – Садись, - он отодвинулся по сиденью назад, посадив девушку вперёд.

Она чувствовала спиной тепло большого, почти пугающего её тела, но брызги холодной морской воды и гул мотора и шин отвлекали. Агата всегда любила скорость, ветер, любила новые яркие впечатления, и сейчас впитывала в себя и эти впечатления  тоже. Закат, брызги студёной воды и, как контраст – горячность огромной руки, которая, легко обхватив, как ребёнка, придерживала её.

- Понравилось? – спросил, улыбаясь.

- Да, - отходя на пару шагов.

- Почему ты всё время отходишь, Мурочка?

- Так лучше видно, вы высокий.

- Называй меня на «ты»…

- Ладно, а вы не называйте меня Мурочкой.

- Неееееет, - ухмыльнувшись. – Ты – Мурочка, - он держал на руках невесомую Машеньку, которая уже уснула.

Разрешив Арни и Лютику доехать на квадроцикле до самого дома, он следил глазами, опасаясь того, что мальчики выехали на проезжую часть. Улица была тихая, заканчивалась тупиком, но никто не может дать гарантии… Агата несла сумку для детских  вещей и смотрела под ноги, хмуря брови, уйдя в свои мысли, как это уже случалось с ней – всегда неожиданно. Она замирала, мгновенно отвлекаясь от разговора и как будто огораживала себя стеклянной стеной. Никого и ничего не замечая.

Он всматривался в лицо Агаты, ещё раз пробежавшись по фигурке, и всё-таки задал вопрос, который интересовал его.

- Прости, что я спрашиваю, ты, конечно, можешь не отвечать, сколько тебе лет?

- Хм, - улыбнулась хитро. Агата любила этот вопрос, как часто в последнее время она слышала его. – О таком не принято спрашивать женщину.

- Построим вопрос по-другому – это твои дети?

- Мои.

- Это твои биологические дети, Мурочка? Арни твой сын? И Лютик?

- Они – мои дети, я же сказала. Что в предложении из двух слов «мои дети» не понятно?! Мои!

- Хорошо, хорошо, не заводись так, - поднимая руку в примирительном жесте, другой всё ещё держа малышку.

После напряжённого молчания у дверей дома, когда мальчики забрали Машеньку и зашли за дверь, Ярослав остался с Агатой  под подозрительным взглядом Арни.

На минуту мужчина почувствовал себя семиклассником, которого не одобрял папа подружки.

- Ты, - она споткнулась, было непривычно и странно называть этого огромного мужчину на «ты». - Ты, - ещё раз, как бы проверяю на слух самою себя, - часто бываешь на пляже? Вы там гуляете с Цезарем? – она почесала за ухом мохнатую чёрную голову, за что ей благодарно лизнули руку.

- Не очень часто, сегодня случайно оказался, - он решил не уточнять, что часто видел там Агату с детьми, но отчего-то сторонился этого знакомства. – Но если хочешь, мы можем приходить каждый день, вы каждый вечер там? Примерно в это время?

- Да, хочу, - она помолчала минутку, - мне, наверное, просто не хватает общения, понимаешь? Нас сторонятся… меня сторонятся…

- Тебе так кажется, это маленький город, тут долго присматриваются к людям, но никто тебя не сторонится, во всяком случае – я не сторонюсь. Мы приедем завтра с Цезарем.

- Хорошо.

И тут Ярослав, по старой, давно устоявшейся привычке, нагнулся, чтобы поцеловать девушку перед ним. Он. Она. Вечер. Поцелуй. Ничего нового. Только девушка отпрыгнула и ударилась головой о косяк белой двери, и наверняка упала бы, если бы он быстро не поймал её.

- Что ж ты так прыгаешь, точно котёнок? 

- Я.. ой… мне пора.

- Пора так пора, только не надо членовредительством заниматься.

- До завтра?

- До завтра, - ему стало смешно. От реакции этой, казалось бы, взрослой женщины, матери троих детей, очень разных детей, надо заметить. Не было шансов, что у них был один отец, а значит, некоторый опыт все-таки имелся.

Они встречались почти каждый вечер, те выдавались на редкость тёплые. Иногда он приезжал на квадроцикле и так же разрешал мальчишкам кататься, иногда они с Цезарем приходили пешком. Агата всегда расстилала плед в одном и том же месте, пряча Машеньку от ветра, и смотрела на море, поминутно поглядывая на экран телефона.

Видя Ярослава, она вставала и шла навстречу, подставляя, уже привычно, щёку для дружеского поцелуя. Она морщилась и всегда говорила одно и то же.

- Щекотно.

Он только смеялся в ответ и иногда парировал.

- Это бывает весьма пикантно, Мурочка, подумай.

- Ага, конечно, как  щёткой, - Агата не была из тех, кто долго думает, прежде чем сказать.

В этот раз она не встала, только помахала рукой, за весь вечер проронила едва ли пару слов и казалась очень расстроенной, но на откровенный разговор не выходила, отмахиваясь стандартным «всё нормально». Ярослав видел, что всё далеко не нормально. Начиная от её расстроенного вида, заканчивая странной ситуацией. Она одна, с тремя детьми, вдали от дома.

- Чем расстроена твоя мама? – он решил, что Лютик скорее пойдёт на контакт. Мальчик был открытым, откровенным и по-детски непосредственным.

- Она не может найти работу.

- Оооооооооо.

- И Арни тоже,  на лето, но он и не найдёт…

- Почему?

- Вы же видите, какой он… - горестно вздохнул.

- И какой же?

Лютик показал жестом, чтобы Ярослав нагнулся, тот присел рядом, нагнув голову под рост мальчика.

- Он чёрный, - доверительно зашептал. – На самом деле он мулат, но какое это имеет значение, люди не любят не таких, как все. Других. Мы – другие. И ещё он несовершеннолетний, так что он точно не найдёт работу. И мама, наверное, тоже, из-за нас.

Рассуждения маленького мальчика, с ярко выраженными восточными чертами, были правдивы. Ярослав удивился только тому, что мальчик, который, казалось, живёт ещё в детском мире, так здраво и по-взрослому говорит. И что-то в этих словах было неправильное, противившееся пониманию высокого мужчины.

На обратном пути он прямо спросил Агату.

- Ты ищешь работу?

- Откуда ты знаешь?

- Это маленький город.

- Да, ищу… но…

- Понятно, а какую работу ты ищешь? Что ты умеешь?

- Любую работу, всё равно какую, здесь не такой и обширный рынок труда, так что я готова на любую работу.

- Тем не менее, выбор у тебя ограничен… Ты не можешь работать ночью, значит отпадают всякого рода сменные графики, командировки и прочее… плюс больничные с детьми… Почему ты не сказала, что ищешь работу?

- Это мои трудности.

- Всегда сама решаешь свои трудности? Похвально, но не всегда оправдано, давай-ка мне свои документы, я посмотрю, что можно сделать.

- Документы? Зачем?

- Как это зачем? Я с чем  с потенциальным работодателем буду говорить? Мне нужен паспорт, диплом об образовании, если есть, трудовая книжка, если есть, опять же.

- Но…

- Мурочка, вы начинаете раздражать большого дядю. Не дури, Агата, я не обещаю ничего, но, возможно, смогу помочь тебе. Будешь должна, - он подмигнул, - это может быть пикантно, - улыбаясь, сводя на шутку двоякие слова.

Она дала документы, молча наблюдая, как расширяются глаза у её нового друга, ей нравилось считать его другом, и ожидая комментариев, которых не последовало.

Три дня он не появлялся на пляже, и Агата уже готова была пойти в полицию с заявлением о пропаже документов, ругая себя за излишнюю доверчивость.

Агата так и не научилась не доверять людям, с упорством, достойным лучшего применения, она верила в счастливый финал любой истории. Удивительно, как быстро этот мужчина с пугающей внешностью вошёл в доверие к Агате и её детям… У него было приятное, располагающее к себе лицо и спокойный взгляд. Если бы не борода, он бы, скорее всего, был даже красивым. К его росту и мышцам она привыкла и уже не отпрыгивала в страхе, когда он нагибался ради простого поцелуя или чтобы шутливо поднять её на руки, вернее – на руку.

- Кто из вас легче, ты или твоя дочь?

Она часто садилась рядом, облокачиваясь на него, и однажды он молча пересадил её на колено, в тот день она чувствовала себя на редкость защищённой и беспечной.

Уже в дверях она столкнулась с огромной тенью, подняв взгляд, она увидела серо-зелёные глаза, смотревшие вопросительно.

- Куда собралась?

- В полицию.

- Зачем?

- Ты забрал мои документы…

- И ты испугалась, что я возьму кредит на твоё имя?

- Это вряд ли, - она горько ухмыльнулась.

- Я нашёл тебе работу, поехали, - его слова не терпели возражений, но Агата не была девушкой, которой можно просто сказать «поехали». Агата начинала сопротивляться и вставать в позу.

- Какую эту работу?

Ярослав, был и без того зол на блондинку, которая, несмотря на диплом, всё равно была блондинкой, и сейчас это было более чем очевидно.

- Единственную, которую смог для тебя придумать, поехали! – он дёрнул за руку девушку и, крикнув в дом, что забирает маму ненадолго, вывел сопротивляющуюся девушку на улицу.

- Перестань брыкаться, сейчас подумают, что я тебя насиловать повёз.

- Откуда я знаю, может и это правда! – она всё же вырвала руку.

- Что? – он опешил от откровений блондинки. – Мурочка, я могу придавить тебя двумя пальцами, и ты не успеешь сказать «мяу», и если бы я хотел тебя изнасиловать, если бы я ХОТЕЛ тебя, я бы уже это сделал, понятно? А теперь – быстро в машину!

Нажимая брелок сигнализации, подталкивая под маленькую аппетитную попку, отметил про себя, что, пожалуй, с «если бы хотел» он явно погорячился, потому что красная – а какая ещё? – юбка задралась, продемонстрировав чёрное кружево до середины симпатичных булочек.

Агата вжалась в сиденье, быстро пристегнувшись.

- Куда мы едем?

- К потенциальному работодателю.

- А что я должна буду делать.

- Всё.

- Это как?

- А как получится, - на этих словах он резко повернул, и машина оказалась у больших глухих железных ворот, которые тихо открылись и так же тихо закрылись, когда автомобиль заехал во двор жилого дома. Большого жилого дома, с не менее большим газоном перед полукруглым крыльцом с висящими по периметру фонариками.

- Проходи, - он открыл дверь в дом, где первое, что увидела Агата – большой кожаный диван в огромном помещении. Ещё была пара кресел, книжные стеллажи с множеством книг, пара одинаковых журнальных столиков на колёсиках и камин, но диван стоял по центру и бросался в глаза.

- Присаживайся, - он показал рукой на диван и сел сам. 

- Спасибо, я постою.

- Садись, Мурочка, у тебя собеседование с работодателем.

- Каким это работодателем?

- Со мной, - она развёл огромные руки, от чего мышцы как будто перекатились под светлой рубашкой.

- Итак, рассказывай? – он ещё раз показал на диван, а сам взял в руки лежавший рядом айпад.

- Что рассказывать?

- Всё рассказывай, Мурочка, какое у тебя образование, что умеешь, чего хочешь от жизни… рассказывай, рассказывай, я жду.

- Университет путей сообщений, факультет «Мосты и тоннели»…

- Молодец, видишь, можешь, когда хочешь.

- Красный диплом.

- Умница.

- Родилась и выросла в Москве…

- Да ты поражаешь моё воображение, дальше?

- Что дальше? Перестань, это не твоё дело, я не собираюсь тебе ничего рассказывать, и мне не нужна твоя работа, отдай мои документы.

- Отчего же не моё дело? Я хочу тебя нанять и имею право знать некоторые провалы в твоей богатой биографии… скажем, откуда у тебя эти дети?

- Это мои дети!

- Ну, конечно, твои дети. Мурочка, у меня в руках твой паспорт, вот это - твои странички в социальных сетях, ты очень активная девушка... всё охвачено.  И нигде нет детей, нигде нет даже намёка на детей и, господи, Агата! Тебе двадцать два года, какие дети-подростки? О чём ты? Ты их своровала? Они тебя? Говори, мне не нужен криминал в доме. Это очень странная история, согласись. Посмотри, - он повернул айпад экраном к Агате. – Посмотри, вот хорошенькая девушка в вызывающем платье пьёт шампанское из горла, о, ещё интереснее – получение диплома, смотри, какие милые подружки. Или вот, прекрасная подборка фотографий – ты выжила после той ночки, Мурочка? Ты, дорогая моя, жила себе спокойно, училась в университете, ездила на курорты… Когда туда денег хватало – тусовалась, крутила с мальчиками… О, у тебя просто огромный выбор мальчиков и ни одного негра или мулата, или китайца… Эти дети полностью вне твоей жизни. Поэтому или ты скажешь мне, или мы действительно пойдём в полицию. Так что лучше скажи, и если в истории нет криминала, мы разберёмся, поговорим, а потом я тебе расскажу про твои служебные обязанности, я не шутил по поводу работы… – он снизил тон, видя не на шутку бледное лицо блондинки и трясущиеся губы.

- Это мои племянники, и у меня оформлено официально опекунство.

- Хорошо, племянники, но почему нет фотографий с ними… совсем, ведь они не с неба свалились, правильно?

- С неба.

- Да что ты?

- На борту МЧС… Моя сестра, старшая сестра, она странная…  Она кочует из одной секты в другую, из одного течения в другое… Дети у неё, сам видишь… разные. Последний раз мы видели её десять лет назад, я почти не помню, Арни только, - она улыбнулась. – А семь месяцев назад нам поставили на порог племянников, их вывезли из африканской страны… там революция какая-то, там постоянно кого-то свергают… я так и не разобралась – кого и кто.

Их привезли и оставили, потом пришли из опеки и сказали, что либо мы их забираем, либо детский дом. Только папа не захотел забрать своих внуков, понимаешь? Захотела я… вернее, а что я могла ещё? Отдать их в детский дом, вот таких? И я не жалею, совсем не жалею… просто это всё изменило. Я не смогла работать по специальности, а пособие просто смешное, у меня не стало друзей, кому я нужна с таким «прицепом»? Даже в магазин не сходить, не то что в клуб или… Потом скинхеды, потом я не смогла платить по ипотеке, и меня стали угрожать выселить из квартиры, и однажды я подумала, что всё нужно изменить и, найдя на карте этот город, мы переехали сюда, только ничего не меняется… Скинхедов только нет… это же хорошо, правда?

Он молча слушал, пока Агата сбивчиво выговаривала ему своё несчастье, доказывая поминутно, что она вовсе не жалеет о своём решении, рассказывая, как сложно было добиться опеки, но, в конце концов, им помогли в комитете по защите прав несовершеннолетних. И что самое большое чудо – это Машенька, её Машенька, которую привезли малюсеньким кричащим комочком, и которая провела в детской больнице по социальным показаниям целый месяц, пока Агата собирала документы, и самое большое удивление – как её сестрица умудрилась родить в африканской стране светленькую девочку.

- И я не откажусь от своих детей, - резюмировала блондинка.

- И не надо, - он всё ещё приходил в себя, ругая собственную вспыльчивость и невнимательность. С первого взгляда было ясно, что перед ним молоденькая девушка, а не мать троих детей.

- Почему они называют тебя мамой?

- Чтобы Машенька привыкла, и так удобней.

- Понятно… извини меня, мне нужно было поговорить с тобой спокойно.

- Ничего… правда, ничего страшного.

- Ты говорил по поводу работы, - она замолчала, отводя глаза в сторону.

- А, да, по поводу работы, - всё ещё пытаясь прийти в себя от полученной информации. – Всё просто, мне нужен человек, который будет поддерживать порядок в доме и готовить.

- В каком смысле?

- В прямом. Я живу один, у меня нет жены или подруги, которая занималась бы этим, но, как и любой мужчина, я люблю домашнюю еду. Ты ведь умеешь готовить?

- Конечно, у меня дети.

- Воооот, люблю домашнюю еду и уют, вот это неуловимое, что ощущается, когда в доме есть хозяйка, это и будет твоей работой.

- Прислуууууга? У тебя? – недоверчиво смотря, собираясь встать. – Спасибо, - вставая.

- Сядь-ка, - дёргая, немного не рассчитав силу, так, что девушка упала прямо в его руки и замерла там, на мгновение ему показалось, что она принюхивается к нему, уткнувшись носом в шею, - сядь, - он усадил её рядом, придерживая одной рукой две её, в запястьях. – Не прислугой, а помощницей по хозяйству. Мурочка, ты поможешь мне, я – тебе, подумай.

- Хм…

- Послушай, в этом нет ничего унизительного, к тому же, я предоставлю тебе жильё, дальше на участке есть домик, там четыре комнаты, иногда живут сезонные рабочие, но сейчас никого нет, и тебе не придётся платить аренду…

- Я уже оплатила.

- Вернут, - небрежно. - У тебя будет нормированный рабочий день, переработки я оплачиваю отдельно… И зарплата, – он назвал сумму, уточнив, – в евро.

- Скооолько? – Ярослав никогда не видел таких удивлённых глаз. – Я должна буду расчленять и закапывать трупы? Должна признаться, у меня нет опыта такой работы… Серьёзно, какие услуги ты ещё попросишь за эти деньги?

- Те, которые ты подразумеваешь, я просить не стану, если бы я был заинтересован в этом, я бы получил это от тебя бесплатно.

- Да как ты!.. Ты… просто самоуверенный бабуин!

Он раскатисто засмеялся.

- Да ты скандалистка, смотрю.

- Я серьёзно, это ненормальная плата …

- Послушай, конечно, это ненормальная плата, но я плачу не только за уборку или готовку, это ты верно заметила, я плачу за молчание. Это маленький городок, я не хочу, чтобы кто-либо говорил обо мне или о том, что происходит в этом доме.

- Все-таки трупы…

- Да хоть бы и трупы, хотя чаще просто пьяный разврат… Я стремлюсь сохранить свою жизнь приватной, поэтому плачу достаточно, чтобы мотивировать работника на молчание.

- А?..

- Что ещё?

- Ты же не уволил предыдущую помощницу из-за меня?

- Нет, конечно. Я бы ни за что от неё не отказался, она работала здесь пятнадцать лет, но у неё родился внук, и она уехала. Уже месяц я без помощницы, и это надоело.

- Ты можешь найти любую другую.

- Могу, но я хочу тебя. Во-первых, ты не местная и обременена заботами о детях, а значит, у тебя не скоро появятся подружки, чтобы посудачить. Во-вторых, ты очень заинтересована в деньгах, прости, Мурочка, но это правда… А значит, будешь хорошо выполнять свою работу, в нужных местах молчать, в нужных – говорить.

Она молчала, словно уговаривала себя.

- Пойдём, я покажу тебе фронт работ,  и ты спокойно подумаешь.

Он взял её за руку и повёл через большое помещение куда-то влево, через широкую дверь, в просторную кухню, где всё сверкало алюминием и сталью. Серая столешница, серый гранит…

- Это кухня, вот тут, – он открыл шкафчик, оттуда мягко выехал металлический поддон для посуды, - кастрюли, дальше – сковороды, дальше, - ещё один шкафчик, - какие-то ковшики, не знаю, как эти штуки называются, вот тут, – легко надавливая на дверцу, отчего она плавно открылась, - посуда на каждый день, фужеры, бокалы тут, дальше…

Экскурсия по дому затянулась, Ярослав показывал комнату за комнатой, рассказывая, что именно он ждёт от помощницы по хозяйству, когда нужно убираться, в какой последовательности. Всё казалось не слишком сложным.

- Я встаю в семь утра, завтракаю в восемь, это значит, что в восемь ты должна быть уже на кухне… Но если форс-мажор, дети заболели или нездоровится – я могу сам позавтракать, не конец света и никак не карается, - он ухмыльнулся. – Прихожу к семи вечера, твой рабочий день до шести. К шести ужин должен быть готов, всё убрано. Если я приеду в обед, а здесь разгром – ничего не скажу, к шести должен быть порядок и готов ужин. Если я приезжаю не один – предупреждаю заранее, если потребуется, чтобы ты задержалась – оплачу сверху. Полотенца в ванной меняются каждый день, постельное бельё – раз в четыре дня, если забудешь – не катастрофа, через неделю – напомню, но лучше помнить самой… Так, Машенька… знаешь, она же скоро пойдёт, я думаю вооон там, - он показал в свободный угол большой комнаты с диваном, - можно поставить манеж, хороший, большой манеж… чтобы ей было место. Всякие качельки и что там малышам нужно… это ты сама реши. Скажешь мне, я куплю. Вот, в общем, и все обязанности. Накормить большого дядю, дядя скажет, где покупать продукты и какие, убраться в доме, дядя не мусорит много, он живёт один, и молчать, если дядя или его друзья ведут себя неприлично… Подумай.

-  Что тут думать, - блондинка вздохнула, оправила красную юбочку. – Я согласна, мне нужны деньги, и это лучшее и, на самом деле, единственное предложение, которое я получила, так что, когда приступать?

- Завтра, Мурочка. Пока поехали за детьми, будем переезжать. И, главное забыл сказать, этот диван, - он показал на огромный кожаный диван, - дорог мне по ряду причин, и я хочу, чтобы он всегда был чистым. Никаких пятен, крошек, ворсинок…

- Ты очень любишь свой диван, - оглядывая часть интерьера из светлой кожи. Почти белой. 

- Да, большой дядя не без странностей, - усмехнулся.

 

Происхождение детишек оказалось простое, но так ли просто будут развиваться дальнейшие события? 
Спасибо всем, кто комментирует или читает молча.

Форум



Источник: http://robsten.ru/forum/75-1962-2
Категория: Собственные произведения | Добавил: lonalona (10.06.2015) | Автор: lonalona
Просмотров: 400 | Комментарии: 22 | Рейтинг: 5.0/20
Всего комментариев: 221 2 »
avatar
0
22
Спасибо за проду, Мурочка замечательный человек, не бросила племянников good
avatar
0
21
Ярослав оказался довольно наблюдательным. много всего успел про Мурочку узнать))
И быстро нашел решение её проблем (да и своих заодно).
Посмотрим, к чему это приведет)) fund02016
Спасибо, Натуля! lovi06032
avatar
1
20
Спасибо! good
avatar
1
19
Большое спасибо ! good
avatar
1
18
Спасибо за главу! :lovi06032:Внешне  хрупкая блондинка Агата имеет твердый стержень внутри и ее жизненная позиция по поводу детей вызывает уважение - в современном мире свои дети не всем нужны,а уж взять себе троих,да в ее 22 года - подвиг! Ну,а секты - огромная трагедия, не только для попавших в их сети,но и для их родных и близких... 
Жду продолжения,интересно как будут развиваться отношения у Ярослава с Агатой, не верю,что у него только дружеские намерения.  JC_flirt  Как говаривал Джек Воробей - "бабы- камень преткновения всех мужчин" fund02002
avatar
1
17
"Да, большой дядя не без странностей", но такой добряк. fund02002
Спасибо lovi06032
avatar
0
16
Блондинка с красным дипломом. 
Наташа, спасибо за новое произведение. Как всегда рвешь все стандарты на раз. Прекрасная история.  hang1 lovi06032
avatar
2
15
Большое спасибо от имени всех молчаливых читателей :)
avatar
1
13
Сюжет понравился, и стиль - как всегда на высоте. Надо отдать девочке должное - не бросила племянников, хотя и обрекла себя на одиночество, безработицу и полное безденежье. Не совсем поняла большого дяденьку - вроде чувства особого он к ней не испытывает ( по крайней мере пока),но так вовремя оказал помощь - пожалел детей? Его слова, что платит не только за уборку и готовку, но и за молчание, т.е. в доме устраивается пьяный разврат...надеюсь - пошутил...Большое спасибо за новую главу, читать очень интересно.
avatar
-3
14
Вариант, что ему действительно нужна была помощница по хозяйству и он на самом деле очень хорошо платит за то, что бы его работники не судачили о его жизни - не рассматривается? lovi06032
По поводу разврата, пусть и пьяного. Он мужчина холостой, не обремененный семьёй или какими либо связями, у себя дома, на свои деньги... он много чего имеет право устраивать. Если это не нарушает УК и АК. )))
avatar
1
12
Спасибо , большой дядя очень помог! И мы узнали откуда дети, и Агата нашла работу!
1-10 11-17
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]