Фанфики
Главная » Статьи » Собственные произведения

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Он, другой и ты. Часть 2. Глава 10. Часть 3, 4.

Часть 3.

Дима сидел в кинотеатре в компании бокала вина и книжки. В камине уютно потрескивал огонь, возле которого на полу, обложившись подушками, и устроился Токарев.
Все эти долгие две недели он отчаянно скучал по Сашке. Дима полагал, что традиционное субботнее сборище друзей в честь покера его отвлечет, но не прокатило. Он весь вечер таращился на дверь, надеясь, что Саша все-таки приедет поиграть. В итоге Дима почти заработал себе косоглазие и спустил кучу денег, делая ставки невпопад. Злясь на себя, Нестерову и друзей, которые бессовестно нажились на его печали, Токарев отменил очередную сходку. Он предпочел провести выходные с книгой, которую ему разрекламировала Сашка. С вином, которое обожала Сашка. В маленькой гостиной с камином, которая была Сашкиной любимой комнатой в его доме. В общем, Дима сублимировал по полной.
Стараясь не вспоминать, каким грустным был голос у Нестеровой, когда она звонила ему пару дней назад, Токарев открыл «Дэнс, дэнс, дэнс» Харуки Мураками. Через пару часов Дима вспоминал Сашу очень разными словами и не всегда цензурными, потому что даже его, сорокалетнего мужика, начало слегка потряхивать от жутковато забористого сюжета японского психа. Он аж подпрыгнул, когда запел звонок домофона.
- Книжечка, мать твою, - ругнулся Дима, переворачивая томик страницами вниз, чтобы не искать закладку, и продолжая бубнить себе поднос. - Кого там принесло на ночь глядя, интересно? Человека-овцу?
- Кто там? – спросил Дима в домофон, пытаясь разглядеть на экране через зимнюю темноту машину, которая стояла у ворот.
- Саша, - ответил ему родной голос. - Можно к тебе?
- Конечно, - взволнованно отозвался он, нашаривая кнопку ворот на панели.
- Дим, и гараж открой т-тоже, - слегка запинаясь, неуверенно попросила девушка, - пожалуйста?
- Хорошо, открываю.
Он наконец нашел все кнопки, едва сдерживаясь, чтобы не выбежать на улицу встречать Сашку. Дима с трудом нажал на тормоз, уговаривая себя не радоваться раньше времени. Хотя обычно Нестерова парковала Жука в гараже, а не во дворе только, когда собиралась остаться на ночь, и это не могло не радовать сейчас хозяина дома.
Спустя несколько долгих минут, которые показались Токареву вечностью, раздался робкий стук дверного молотка.
- Димка, - девушка повисла у него на шее, едва он открыл дверь.
- Господи, Сашка, ты вся дрожишь, - переполошился Токарев, чувствуя, как она вибрирует в его руках, - Что случилось? Это он? Он обидел тебя?
Дима буквально отодрал от себя Сашу, чтобы заглянуть ей в глаза.
- Ты плакала! – диагностировал он.
- Это просто… от волнения. Я ехала… к тебе. Ты сказал приезжать, но…
Она вдруг замерла, не закончив фразу. Девушка убрала его руки со своих плеч, сделала шаг назад, дернула за пояс и спустила пальто. Оно упало на пол к ее ногам, оставив Сашу стоять перед Димой в чулках и коротенькой комбинации. Токарев сглотнул.
- Ого, - только и успел сказать Дима, потому что уже через мгновенье Саша целовала его.
Он слегка растерялся от такого напора, но уже через минуту до него целиком и полностью дошло, зачем приехала Сашка на ночь глядя. Дима запустил одну руку ей в волосы, а второй сжал попу, слегка задирая нежный шелк сорочки, который не шел ни в какое сравнение с ощущением ее голой кожи под его пальцами.
- Как же я скучала, господи, - зашептала Саша, запрокидывая голову, чтобы Дима смог водить губами по ее шее.
- Я чуть с ума не сошел без тебя, родная, - признался в ответ Токарев, дуя на обнаженную кожу ее плеча, по которой только что провел языком.
- Не делай так больше, не отпускай меня.
- Ни за что на свете.
Краем глаза Сашка увидела, что дверь в кинотеатр открыта, и потянула Диму туда. Они несколько раз останавливались, чтобы целоваться, и на одной из таких стоянок Токарев лишился майки, а Сашка трусиков.
- Оставим чулки? – попросил Дима, прижимая девушку к двери в гостиную, играя с кружевной резинкой на ее бедре.
- Меняю на твои джинсы, - решила поторговаться Нестерова.
- Не вопрос.
Он позволил Сашке расправиться с пуговицей и молнией, стянуть с себя штаны, не возражая, когда она одновременно зацепила и трусы. Дима склонил голову, захватывая в плен сосок прямо через ткань сорочки. Уж слишком вызывающе он торчал, приподнимая ткань, буквально умоляя о ласках. Токарев изо всех сил старался сдерживать своего внутреннего зверя, который очень громко советовал завалить Сашку на ближайший диван и оттрахать до помутнения сознания. Но он решил сделать все правильно, со сладкой прелюдией. Дима хотел довести девушку до безумия, чтобы она умоляла его, чтобы это было не просто сексом. Он не учел только одного. Что Сашка уже готова умолять.
- Димочка, пожалуйста, давай в следующий раз все сделаем правильно и медленно, - заскулила Саша, отталкивая Токарева, уводя в гостиную, где уютно трещал камин. - Ты мне так нужен. Прямо сейчас. Хочу тебя.
- Снимай эту развратную вещичку и считай, что договорились, - быстро сдался Токарев, спуская бретельку с Сашкиного плеча.
Дима по привычке уселся на ковер, привалившись спиной к дивану и хитро поглядывая на Сашу снизу. Нестерова подмигнула ему и дернула вверх подол сорочки. Токарев проводил взглядом клочок шелка и во все глаза уставился на обнаженную, не считаю чулок, Сашу. Но девушка снова не выдержала. Не дожидаясь приглашения, она оседлала Диму, целуя его и шепча:
- Я потом еще постою, насмотришься.
- Это вряд ли, - хохотнул Токарев. - Не насмотрюсь на тебя… никогда.
Но ему резко стало не до смеха, едва Сашины влажные складочки соприкоснулись с его членом. Она недолго дразнила его, а потом приподнялась и медленно опустилась, соединяясь с Димой в одно целое.
- Черт, - он запрокинул голову, понимая, что никогда в жизни не был так близко к блаженству.
Дима не вел счет. Он перетрахал кучу женщин за свою жизнь. Иногда двоих за день, порой и за раз. Он искал остроты ощущений в групповушках и оргиях, баловался БДСМом, игрушками, сексом в общественных местах. Но никогда за все свои сорок с лишним лет он и подумать не мог, не мог представить, что можно испытать такую гамму ощущений, просто проникнув в жаркую бархатистую плоть.
- Я люблю тебя, - проговорил Дима, понимая, что скучал по этим словам, скучал по чувствам, которые в нем пробуждались в присутствии этой женщины. - Люблю тебя, Сашка.
На мгновение ему показалось, что сейчас она ответит тем же, но Нестерова лишь качнулась на нем и простонала:
- Люби.
И Дима любил. Он держал ее за задницу, помогая Саше двигаться в спокойном уверенном темпе. Она раскачивалась, слегка подаваясь вперед, и он мог ловить ртом ее губы или грудь. Токарев не сводил глаз с извивающегося от удовольствия тела, понимая, что наконец обрел то, что искал, чего ему всегда не хватало. Он наконец-то не просто трахался, а занимался любовью.
И этот офигенно потрясающий момент испортил его долбаный разум, подкинув Диме картинок из прошлого. Он вспомнил, как, трепясь по телефону, усадил на себя Сашку, как она изо всех сил старалась взять темп и скакать на нем, но все время сбивалась. Она нервничала из-за своей неопытности, а ему было плевать. Но потом он все же развернул ее и оттрахал сзади, успев даже пару раз шлепнуть по симпатичной заднице. Сашкин вскрик и сокращающаяся вокруг его члена плоть слишком быстро толкнули Диму к краю. И, разумеется, он даже не думал отодвигать оргазм, хотя мог. Токарев лишь позволил себе краткую мысль: «Было бы классно увидеть, как эта малышка кончает». Но при этом кончил сам.
Теперь Дима отчетливо видел разницу. Саша двигалась плавными движениями, заботясь не о его удовольствии, а о своем. Она задавала темп, видимо, привычный, знакомый ей. Девушка держала инициативу в своих руках, предпочитая контролировать, а не подчиняться. И Токарев не мог винить ее за это. У него впереди была вся ночь и вся жизнь, чтобы исправить ошибки, научить ее доверять, отдаваться, любить.
- Тебе нравится? – спросила Саша, чуть ускоряясь. - Я могу быстрее.
- Нет, нет, родная, так хорошо.
- Хочу, чтобы ты кончил, - шепнул Сашка, кусая его за ухо и опускаясь вниз все резче.
Токарев чуть не спустил после такого заявления, но быстро вернул себе контроль.
- Сразу после тебя, - ответил Дима, чуть сгибая ноги в коленях, чтобы иметь возможность приподнимать бедра, встречая Сашины толчки на полпути.
- Ох, - выдохнула она, явно не ожидая, что ее ускорение обострит не только Димины ощущения.
- Еще? – спросил Токарев, подстраиваясь под нарастающий темп движений. - Сильнее?
- Да… черт… Дим, я…
Саша повисла на его шее, приподняв таз, позволяя Диме сделать несколько последних выпадов. Девушка крепко стиснула его, и Токарев почувствовал, как запульсировала ее плоть вокруг его члена. Саша тихо стонала, прижимаясь губами к Диминому плечу. Лишь когда дрожь ее оргазма стала сходить на нет, он позволил себе расслабиться. Частично.
Они долго сидели обнявшись, не желая отодвигаться друг от друга ни на миллиметр, пока Сашка не сдалась.
- Дииим, ноги затекли, - пожаловалась она.
Токарев засмеялся, чуть поерзав.
- Ну так отодвинься, - предложил он.
- Не хочу, - сморщилась Сашка, еще сильнее стискивая его.
Дима усмехнулся и начал аккуратно заваливаться на бок, придерживая Сашу под попку, разгибая ее ноги, чтобы не придавить ее и не упасть.
- Ух. Интересный маневр, - впечатлилась Нестерова, слегка морщась от боли в затекших конечностях.
Она лежала на пушистом ковре под Димой, который улыбался, как довольный котяра.
- Привет что ли? – не удержался от издевки Токарев, чмокая Сашку в нос.
- Привет, - поздоровалась и она, поглаживая пальчиками его затылок.
Сашу пробрал озноб, и Дима тут же среагировал. Он поднялся, взял из шкафа плед, накидал подушки ближе к огню, пригласив туда и Сашу. Нестерова потянулась, скорчила недовольную рожицу, но все же переползла к камину.
- Неплохо ты тут устроился, - хихикнула Сашка, заметив полупустой бокал и книгу. - Как тебе «Дэнс»?
- Да так себе, - сморщился Дима, пристраиваясь к ней сзади и укутывая Сашку своими рукам и пледом одновременно.
- Почему? – нахмурилась Нестерова, отпивая Бордо.
- Потому что предупреждать надо. Я один, блин, в большом доме, читаю про всех этих человекОВ-овец… Когда ты позвонила в дверь… перетрухал я, в общем.
Сашка аж фыркнула, подавившись вином.
- Думал, человек-овца пожаловал?
- Смейся, смейся.
- Если честно, я сама тряслась, когда читала.
- Да что ты, - Димка ткнул ее под ребра.
- Ну да ладно тебе, Димк. Я ведь девочка и впечатлительная. Откуда мне было знать, что тебя тоже зацепит? Ты же такой…
- Какой?
- Крутой.
- Не подмазывайся.
- Правду говорю.
- Ну ладно, уболтала, лисица, - выдохнул Токарев ей в шею, снова заставляя Сашины волосы встать дыбом.
Они некоторое время сидели, обнимаясь, глядя на огонь и потягивая вино из одного бокала, пока Дима не созрел уточнить:
- Сашк, ты предохраняешься?
- Да, на таблетках.
- Хорошо, значит в следующий раз можно в тебя…
- В смысле? – обернулась Нестерова, явно не догоняя. - А в этот раз ты отходил куда-то? Что-то я не заметила. Меня выключало?
- Не отходил, - заржал Дима. - Но я не кончил в тебя.
Саша замерла, прислушавшись к своим ощущениям. Потерявшись в удовольствии, она, и правда, только сейчас поняла, что между ног у нее хлюпает только собственная смазка. Никакой спермы.
- Но… ты же кончил… - совсем запуталась Сашка. - Симулировал что ли?
Токарев снова засмеялся. Его откровенно забавляло Сашино недоумение.
- Просто кончил без спермы, - пояснил он.
- Так не бывает.
- Бывает.
- Гонишь.
-Не-а. Хочешь поспорить?
- На деньги?
- Пффф, на желание.
- Иди нафик, - не купилась Саша, продолжая гнуть свое. - Не верю. Врешь ты все. Как это работает?
- Просто нужно сосредоточиться. Ощущения, конечно, смазываются… В общем, просто разрешаешь себе разрядку и все. Это не очень хорошо для здоровья, особенно, если злоупотреблять, поэтому сразу предупреждаю, что мне нужен полноценный второй раунд.
Дима тут же пустил ладони в путешествие по Сашкиному обнаженному телу, намекая, что вполне готов прямо сейчас ко второму раунду. Но добравшись до низа живота, он остановился и, не в силах справиться с любопытством, спросил:
- А когда мы баловались на кухне, у тебя все было гладенько.
- Прости, я забила на депиляцию, - чуть смущаясь, проговорила Саша. - Я… я раньше вроде бы хотела быть готова в любой момент, а потом…
- Ты не собиралась ко мне? – уточнил Токарев, снова начиная переживать за нее.
Саша отрицательно помотала головой, и он развернул девушку к себе лицом.
- Саш, ты с ним была? Что случилось? Почему ты вся заплаканная приехала?
- Я боялась, что тебя нет дома. Или что ты не захочешь меня видеть. Что уже поздно…
- Почему в одной сорочке? – не сдавался Дима.
- Платье в машине, - призналась Нестерова и, проведя ладонью по его щеке, добавила: - Я хотела, чтобы ты без лишних слов все понял.
- Да уж, неглиже твое очень красноречивое, - хохотнул он.
Саша вгляделась в Димино лицо, на котором плясали блики огня от камина, подсвечивая его растрёпанные русые волосы рыжим. Он сидел на пушистом ковре, улыбаясь ей. Такой родной и уютный. Островок тепла посреди зимы, которая была не только за окном, но и в ее душе. Саша прильнула к Токареву, не в силах больше противится ни ему, ни себе, ни тому чувству, что овладело ее сердцем, чувству, которое уже готово было вырваться, чтобы затопить ее душу.
- Саш, расскажи, что у вас произошло? Ты с Сергеевым встречалась?
- Не хочу, - заныла Нестерова, закрывая Димин рот поцелуем. - К черту его.
- Саш, - заупрямился Токарев.
- Потом… Давай все потом… Сейчас нужно позаботиться о твоем здоровье.
И Сашка опустила руку вниз, поглаживая место, которое нуждалось в ее заботе.
- Да, действительно, - быстро принял аргумент Дима. - Подождет.
Сашка заулыбалась, продолжая напирать на него с поцелуями и снова заваливая Диму на ковер. Но в этот раз такой расклад его не устроил.
- Так не пойдет, Александра Семеновна, - зарычал Токарев и одним движением подмял девушку под себя. - Покомандовали и будет, госпожа главный редактор. Теперь я сверху.
- Я могу расслабиться и получать удовольствие, Дмитрий Петрович? – хихикнула Нестерова, притягивая его к себе за шею.
- Таков план, - кивнул он и накрыл ее рот своим.
Саша растворилась в ласках и поцелуях. Если поначалу она все же интуитивно опасалась повторения их траха десятилетней давности, то, когда Дима подложил Сашке под задницу подушку, прежде чем медленно проникнуть в нее, все страхи улетучились. Девушка наконец поверила ему, доверилась, отпустила свои страхи, а потом и мысли. Дима нависал над ней, внимательно вглядываясь в любимое лицо. Он ловил каждое ее движение, каждый стон, который побуждал его наращивать ритм. Токарев откровенно наслаждался широко распахнутыми глазами Саши, когда согнул ее ногу в колене и проник внутрь под другим углом. Она извивалась и скулила, готовая кончить совсем скоро, но в Димины планы это пока не входило. Он закинул Сашкину ногу себе на плечо, снова меняя точку трения. Дав девушке немного привыкнуть к глубокому проникновению, Токарев пристроил на плечо и вторую ногу, стаскивая чулки.
- Дим, пожалуйста, - заскулила Саша, цепляясь пальцами за раскиданные вокруг них подушки. - Сейчас, пожалуйста.
- Еще немного, родная, - уговаривал он, задыхаясь, проводя языком по ее лодыжке. - Ты такая красивая, когда готова кончить.
- Очень хочу… Пожалуйста, Дим…
- Немножко, совсем чуть-чуть, - ворковал он, перекладывая Сашкину ногу так, что обе они оказались на его правом плече.
- Димкаааа, - заныла Саша, снова упуская такой близкий оргазм, и уже зарычала: - Ты гребаный засранец, Токарев.
- Угу, - хмыкнул он, кусая Сашку за мизинец.
- Я убью тебя, клянусь, я убью тебя, - билась в агонии Нестерова, крича на Диму и весь дом.
- Обязательно, родная, обязательно, - кивал, самодовольно скалясь, Дима, не прекращая двигаться. - Если сможешь встать, обязательной убьешь.
- Какой же ты…
Саша не договорила, потому что он снова сменил позу. Теперь она лежала на боку, чуть развернув попу, а Дима нависал сверху.
- Согни ноги в коленях, - скомандовал он таким тоном, что Нестерова не посмела выделываться.
Саша захныкала, подчиняясь и боясь, что потеряет рассудок от переизбытка удовольствия, ощущений, чувств.
- Дима, - позвала она, протягивая руку.
- Да, моя хорошая, да, - ответил он, наклоняясь, чтобы поцеловать Сашку.
- Я… - Саша уже не решалась просить, только смотрела на него.
Дима только улыбнулся и кивнул. Его улыбка становилась все шире и шире, пока он наблюдал, как Саша отпускает себя. Он чувствовал, как она расслабляется и сжимается вокруг него, как эти сладкие спазмы переходят в пульсацию. Токарев не без труда остановил свой оргазм, желая продолжить сразу после того, как она кончит.
Дима прилег позади Сашки, уперевшись на локоть и поглаживая ее грудь. Он приник губами к ее щеке, зашептал:
- Надеюсь, ты уже отдохнула, потому что я только начал.
И не дав девушке шанса повозникать, он опустил руку вниз, туда, где соединялись их тела. Дима нашел во влажных складках чувствительный узелок и надавил, заставляя Сашу проглотить все протесты и застонать от удовольствия. Поглаживая ее, Токарев снова начал двигаться.
Следующий час Саша помнила очень смутно. Димин член практически не покидал ее тела. Они катались по ковру, меняя позы, сплетаясь в объятиях, шепча и крича, целуясь и кусаясь. Токарев буквально убивал ее, хотя Саша первая грозила ему расправой. После третьего (или четверного) убивающего, почти лишающего чувств оргазма, Нестерова умудрилась выскользнуть из-под Димки и даже встать на ноги, чтобы дойти до столика. Там она успела налить себе вина и сделать глоток из бокала. Но почти сразу девушка была прижата к стене, у которой Дима в полной мере оценил выносливость Саши и ее идею принять вертикальное положение. Потом они трахались на том самом столике, благоразумно убрав с него бутылку и бокал. В пылу процесса Нестерова не заметила, что почти до крови содрала себе копчик.
Решив, что она стара для секс марафона на всю ночь, который, видимо, запланировал гребаный терминатор Токарев, Сашка пустила в ход хитрость. Девушка соскользнула со стола, встала на колени и взяла его член в рот. Дима зашипел, задохнулся. Он утопил ладонь в Сашкиных волосах, чуть направляя ее движения. Нестерова уже решила, что он сдастся, чувствуя, как набухла головка. Но Токарев только проговорил:
- Хорошая попытка, но нет.
Сашка ничего не смогла с собой поделать. Она засмеялась, выпуская достоинство Токарева изо рта, а потом отползла обратно на ковер к камину, продолжая хихикать.
- Чего ты остановилась-то? – корча обиженного и тоже улыбаясь, спросил Дима, настигая ее.
- Иди нафик, - только и послала Сашка.
- Нет, родная. Поздно. Я же предупреждал, что, как только мы переспим, ты от меня не отделаешься.
- Ааа, так я думала, что тогда мы станем парой или, не знаю, будем официально вместе. Но, блин, я уж никак не рассчитывала, что стану твоей секс рабыней.
- Одно другому не мешает. Места тут глухие. Подвал просторный, - хохотнул Токарев, но тут же мягко спросил. - Устала?
- Можно еще разок, - внезапно почувствовала в себе второе дыхание Сашка.
- И закончим?
- На сегодня.
- Разумеется… Хотя…
- Дима!
- Мне кажется, ты сама попросишь…
- Токареееев…
- Как ты любишь больше всего? – игнорируя ее рычание, спросил он, и тут же сам уточнил, поднимая бровь: - Сзади?
- Что? – обалдела Саша.
Она даже не успела ничего сказать, а Токарев уже развернул ее к камину передом, к царевичу задом.
- Ты…
- Да, припомнил кое-что, - подтвердил Дима, медленно входя в нее снова, поглаживая упругую попку.
Саша застонала. Она не думала, что сможет снова возбудиться, но понимание, что Дима помнит их первый раз и сейчас будет исправлять свои ошибки, до одури завело ее. Девушка согнула руки в локтях, перенеся на них свой вес, и обняла подушку. Она чувствовала мощные толчки и импульсы удовольствия, которые тут же побежали по ее телу.
- Знаешь, почему нам так классно вдвоем? – спросил Дима, чуть задыхаясь, стараясь не сбиваться с ритма.
«Потому что я люблю тебя», - подумала Сашка, но ничего не сказала вслух. На это признание у нее были другие планы, и она только отрицательно помотала головой, слишком поглощенная собственными стонами, чтобы поддерживать диалог.
- Потому что ты такая же похотливая развратница, как и я, - и Токарев звонко припечатал ладонь к ее заднице.
- Ау, - взвизгнула Сашка, прогибаясь в спине и инстинктивно сжимаясь.
- Черт, да, - довольно улыбнулся он, тут же отвешивая второй шлепок.
И Сашка опять дернулась, вскрикнув и содрогнувшись от остроты удовольствия. Потерявшись в сладкой саднящей боли, будучи на грани экстаза, девушка не заметила, что на этот раз Дима более чем готов присоединиться к ней во время оргазма.
Токарев от души отшлепал ее, наслаждаясь Сашиными криками, дрожью. Его и самого буквально потряхивало от желания кончить, но Дима терпел. Не сдержавшись, он погладил пальцем тесный вход в ее попку и обалдел, когда Сашка застонала еще громче, чем от шлепков. Изо всех сил убеждая себя, что для этого еще рановато, он убрал руку и, намотав на кулак Сашкины волосы, заставил ее подняться. Девушка вибрировала в его руках, прижимаясь спиной к Диминой груди.
- Люблю тебя, Сашка. Так люблю тебя, - зашептал он ей в ухо, кусая мочку, пощипывая соски, опуская руку вниз, чтобы дразнить клитор.
- Ты со мной?
- Да, - пообещал он, кусая девушку за плечо и все сильнее потирая ее между ног.
Дима постепенно отпускал контроль, не прекращая двигаться и смаковать настигающий Сашу пик удовольствия. Он с отчаянием ждал, что девушка отпустит себя на всех уровнях и признается ему в любви во время оргазма. Так, как сделал он, долгие две недели назад. Но Саша лишь сладко стонала его имя, прижимаясь к Диме всем телом. Понимая, что это уже не мало, и запретив разочарованию накрыть его, Токарев прикрыл глаза и кончил в нее, не сдерживая хриплых стонов, переходящих в животный рык.
Он еще долго прижимал к себе Сашу, не желая отпускать, продолжая держать руку на клиторе, а второй ласкать ее грудь. Лишь когда они оба перестали дрожать от переполняющих их ощущений, Дима мягко уложил девушку на ковер. Он покрыл поцелуями ее плечи и спину, буквально мурлыкая от удовольствия. Его обмякший член выскользнул из Сашиного лона, и хотя физически Токарев был более чем удовлетворен, но на ментальном уровне ему было мало. Дима понимал, что умотал девушку, но не мог отказать себе в удовольствии и продолжил ненавязчиво ласкать ее.
- С ума по тебе схожу, - бормотал он ей в кожу, продолжая целовать Сашу, разминать руками ее затекшие мышцы.
Нестерова тихо замычала в ковер, не в силах ответить ничего более связного.
- Обожаю твое тело. Тебя всю. Моя… Моя девочка… только моя.
Дима добрался губами до ее поясницы, сжал в ладонях еще розовую от шлепков попку. Сашка застонала.
- Занималась анальным сексом? – спросил Токарев, не сумев удержать при себе грязные мыслишки.
- Нет, - выдохнула Сашка.
- Я так и думал.
Он задел пальцами немного влаги и повел ими выше, раздвигая попку, чуть надавливая на тесное отверстие. Токарев едва не заорал от радости, когда Саша приподняла задницу навстречу его ласкам.
- Нравится? - спросил он для порядка, хотя ему и так все было ясно.
- Не знаю… - растерялась девушка, но потом добавила с улыбкой в голосе: - Тебе давно моя задница покоя не дает, а я такая же похотливая развратница, как и ты. Так что…
- Я думаю, мы договоримся, - усмехнулся Дима, оставляя звонкий чмок на ее попке. - Спешить некуда…
- Да, - согласилась Саша.
Но она тут же дернулась, ощутив, как Димин язык коснулся ее клитора.
- Ты с ума сошел? – взбрыкнула Сашка, отстраняясь.
В этот раз она в полной мере ощущала, что он кончил в нее по-нормальному, ведь сперма вытекала из нее очень даже обильно.
- Ну класс, - картинно недоумевал Токарев, - значит, аналку мы обсудим, а куни – табу?
- Не табу, но… - Саша аж нашла в себе силы перевернуться с живота на спину и даже почти села, чтобы видеть Диму. - Ты же кончил в меня.
- Заметила в этот раз, да? – продолжал стебаться Токарев, укладывая девушку обратно на пол.
- Дим, - опять дернулась Саша.
- Лежи спокойно, - только и велел он, подсовывая ей под попу подушку.
- Да как же…? – не унималась Саша.
Но она растеряла все аргументы и протесты, едва Димин язык обвел ее клитор снова. Саше не оставалось ничего, лишь расслабиться и получать удовольствие.
Нестерова никогда особо не любила подобный вид сексуальных игр. Она предпочитала банальные ласки рукой, находя кунилингус уж слишком щекотным делом. Вот и сейчас она захихикала, зажимая коленями Димину голову. Обычно на этом энтузиазм мужчин заканчивался, но Токарев упорно раздвигал ее ноги, продолжая искать наиболее чувствительные места и смачивать ее возбужденную припухшую плоть слюной. Его настойчивость скорее, чем Саша ожидала, дала свои плоды. Уже через пару минут девушка ловила совершенно неописуемые ощущения, которые ни в какое сравнение не шли с привычными поглаживаниями. Раскинув ноги, она постанывала, надеясь, что не умрет от очередного оргазма, который уже подступал.
- Расслабься, - пробормотал Дима, отрываясь на секунду.
И почти сразу Саша почувствовала его палец у своего анального отверстия. Прикусив губу, она постаралась следовать Диминому совету. Это оказалось не так сложно, ведь его язык расслаблял ее по полной. Не без удивления Саша поняла, что расслабившись, отдавшись, доверившись ему, она ощущает все в сто раз острее. Девушке нравилось чувствовать его рот, который творил с ее плотью что-то невообразимое. Ей нравилось чувствовать ненавязчивое пикантное давление ниже, нравилось впускать его все глубже. Саша даже не поняла, что Дима погрузил в нее палец больше чем наполовину, она просто растворилась в ощущениях. Когда жаркая волна разрядки окатила ее с головы до ног, Нестерова даже не волновалась, что помрет, так ей было офигенно классно.
Но Саша выжила. Она тут же разжала ноги, потому что в пылу оргазма сдвинула колени, едва не придушив бедного Диму. Посмеиваясь, он аккуратно вынул палец из ее попки и прокладывал поцелуями путь наверх: по Сашиному животу, между грудей, к губам. Встретив его самодовольный взгляд, Нестерова поняла, что не зря ждала именно этого момента, чтобы сказать:
- Я люблю тебя.
Дима прижался своим лбом к ее и, смеясь, выдал:
- Вот ты зараза. Отомстила мне, да?
- Сам виноват, - тоже засмеялась Сашка, целуя его губы, на которых перемешались их вкусы. - Кто? Ну кто признается в любви после минета?
- Я, - гордо заявил Дима, перекатываясь на спину и усаживая девушку сверху.
- Ты такой придурок, Токарев.
- Но ты меня любишь.
- Люблю, - весело согласилась Сашка, снова и снова целуя его. - Люблю, люблю, люблю.
Дима снова и снова просил ее повторить, и Саша с удовольствием исполняла его просьбу. А потом оба затихли у камина, допивая вино и грея друг друга в объятиях. Дима думал о своем прошлом, потерянном времени и будущем, в котором ясно видел себя рядом с Сашей. А она просто тихо блаженствовала, радуясь, что не наделала глупостей. Вернее, наделала, но смогла вовремя понять, что к чему. Девушка вздрогнула, внезапно осознав, что десять лет назад она вполне отчетливо представляла себя в Диминых руках возле камина.
- Что? – встрепенулся Токарев, почувствовав ее беспокойство.
- Ничего, - улыбнулась она. - Просто…
- Ну говори…
- Если бы тебе кто-то десять лет назад сказал, что будешь тискаться с официанткой на коврике у камина…
- Черт, я все время забываю, что ты на меня работала, - запел Дима сладким голосом. - Как представлю тебя в фартуке и рубашке… ммм…
И Токарев снова распустил руки. Сашка лениво отбивалась от его приставаний, тихо смеясь, но потом призналась:
- Я мечтала быть с тобой вот так. Натрахаться до смерти и просто сидеть, обниматься.
Дима приподнял ее лицо за подбородок и очень серьезно сказал:
- Я и мечтать не смел об этом. Я хотел, Саш, но не умел.
- Я знаю, милый, знаю, - прошептала девушка, ненавидя боль, отразившуюся на его беззаботном лице.
Нестерова вспомнила их разговор о любви и малярах тогда в машине. Каким важным и неприступным казался ей бывший босс, какой неуверенной и наивной была она. Саша знала, что им придется очень скоро поговорить об этом. И не только об этом. Она расскажет про Женю, стараясь не вдаваться в подробности, но упирая на то, как скучала без Димы, как ей его не хватало. А пока Саша встала, протянув Диме руку.
- Пойдем спать. Тут классно, но у меня уже спина ноет от пола.
- Господи, а я думаю, когда тебе уже надоест, - воздел глаза к потолку Дима, с мальчишечьей ловкостью вскакивая на ноги.
Игнорируя потребность в душе, они завалились в Димину кровать, чтобы завтра разобраться со всеми нерешенными делами, нерассказанными разговорами, недошедшими смсками. Едва ворочая языком, Саша попросила:
- Димк, отмени завтра покер. Не хочу никого видеть. Только тебя.
- Отменил неделю назад. По той же причине, - признался Токарев, прежде чем отключиться.
Довольная таким ответом, Сашка улыбнулась, вжимаясь в него ложечкой, позволяя сну настигнуть и ее.

Часть 4.

Дима продирался сквозь сон, чувствуя влажный жар в районе паха. Он еще наполовину пребывал в царстве морфея, когда почувствовал острые спазмы приближающегося оргазма.

- Черт меня дери, - прохрипел он, не в силах бороться с подавляющей стихией удовольствия, которая накрыла его в следующее мгновение.

Все еще подрагивая, он отрыл глаза и увидел довольное лицо Саши. Она коварно улыбалась, облизывая губы.

- Ну ты даешь, - обалдел Токарев, понимая, что его только что разбудили минетом.

- Не удержалась,- оправдывалась Сашка, целуя его. - Ты вроде был не против.

-Я очень даже за, - кивал Дима, млея от расслабона. - Я бы с удовольствием каждое утро так просыпался. Переезжай ко мне.

Он прикусил язык и тут же напрягся, приготовившись по привычке к Сашкиному загону.

- В смысле... я не настаиваю, но, в общем... Это слишком быстро, наверное... - отчаянно давил на тормоз Дима.

- Я даже представить не могу, как из твоей глуши добираться до работы, - выдала Саша совершенно неожиданный аргумент, а потом еще более неожиданно добавила: - Уж лучше вы к нам.

- Ты серьезно? - Токарев аж отодвинулся от нее, чтобы взглянуть девушке в глаза.

- Вполне, - кивнула Нестерова.

- Это как-то... внезапно...

- Ну, - пожала плечами Сашка,- моя стратегия - внезапность.

- Это я уже понял, - заржал Дима, намекая на ее нападения в туалете и вчера вечером. - Блицкриг нервно курит.

- С добрым утром что ли? - заулыбалась девушка, снова целуя его.

- Добрее не бывает.

- Пойдем в душ, и там я докажу тебе обратное.

Дима с радостью закивал, выбираясь из кровати. В душе он долго и с удовольствием ласкал Сашино тело мыльными руками, а потом опустился на колени, чтобы уделить внимание особенным местам... ртом. Прижавшись к стенке душевой кабины, Саша корчилась и стонала, пока не кончила. Ее бурный оргазм так распалил Токарева, что он тут же подхватил девушку под попку, насаживая на свой член. Нестерова хоть и молила о пощаде и перерыве, но все же крепко сцепила ноги у него за спиной, позволяя утрахать ее до очередного взрыва.

После душа Сашка облачилась в Димину рубашку, валяющуюся на стуле около кровати. На его предложение надеть чистую из шкафа она только хмыкнула. Ее сводил с ума запах его одежды. Его запах. И теперь Саша не видела смысла этого стесняться.

Спустившись вниз, они двинулись на кухню что-нибудь пожевать. Пока Сашка доставала яйца, молоко и бекон для омлета, Дима взялся за телефон, который вчера оставил на столе в кухне.

- Двое! - заорал он, открыв смску от Марины. - У Бирюковых двойня! Ты знала?

- Я? Да откуда? Они всех обдурили, - вторила его гневу Саша, разбивая яйца в миску.

- Охренеть, это как же... Да они... Вот конспираторы! А я думал, чего Маринка стала размером с дом, ведь не может ребенок быть таким здоровым!

- Там все сложно было, Дим, - решила отмазать друзей Нестерова. - Я вчера Марине звонила. Они, кажется, не были уверены, что оба выживут.

- Оу, - тут же сдулся Токарев. - Как она там? Как дети? Теперь все хорошо?

- Вроде в норме. Просила нас обоих приехать на выписку.

- Ну это само собой, - покивал Дима и, заметив Сашино виноватое выражение лица, поспешил обнять девушку. - Теперь-то и у нас все хорошо? Правда?

- Да, - выдохнула Нестерова, подставляя губы для поцелуя.

Омлет едва не сгорел, потому что Саша с Димой опять увлеклись ласками и поцелуями. Но Токарев вовремя учуял момент и выключил газ.

- Ты серьезно хочешь, чтобы я к тебе переехал? - спросил Дима, прожевав кусок спасенной еды.

- Ну, это ты хотел, чтобы я переехала, а я не хочу каждый день таскаться в город отсюда. Поэтому почему бы нет? Вообще, можно жить у меня на неделе, а в выходные тусоваться тут. Мне нравится твой дом. Очень. И покер опять же...

- Ты это только что придумала? - спросил Дима, слегка охренев от такого четко продуманного плана.

- В общем, да, - пожала плечами Нестерова.

- И не считаешь, что нам нужно немного притереться, узнать друг друга?

- Дим, я тебя сто лет знаю.

- Ну не как... эээ... своего бойфренда.

На этом месте Саша не смогла сдержаться, прыснула.

- Тупо звучит, знаю, - тоже улыбаясь, покивал Дима. - Ну как любовника что ли? Сожителя...

Девушка встала из-за стола и уселась Диме на колени.

- Дорогой, ты же оставался у меня много раз. Ну а любовник ты вроде как... неплохой. Хотя я еще пару раз проверю...

- Неплохой? Ах, неплохой? - зарычал Дима, усаживая Сашку на стол. - Я тебе покажу... Неплохой!

И он показал. Пару раз. И Нестеровой не оставалось ничего, кроме как согласиться, что он не просто неплох, а очень даже хорош.

Вечером они снова валялись на ковре у камина, разговаривая и слушая треск дров.

- Саш, ты так и не сказала, что вчера случилось, - аккуратно начал дознание Дима.

- Случилось то, что я - круглая дура, - чуть отстранившись, призналась Саша.

Токарев красноречиво промолчал, давая ей свободу слова.

- Женя... он… он, конечно, классный и крутой. Был для меня тогда. А сейчас нам и поговорить не о чем. Он ведь вообще не изменился, словно законсервировался. А я не хочу назад. Хочу к тебе. С тобой... - Сашка шмыгнула носом. - Как ты мог меня ему отдать?

- Я не мог, - прошептал Токарев, снова прижимая девушку к себе. - Неужели ты думаешь, я бы отступился? Сашк, я бы ни за что не отказался от тебя. Если бы ты его выбрала, все равно доставал бы тебя.

- Правда? - она подняла на него влажные глаза.

- Клянусь.

- Тебе плохо было без меня?

- Я чуть не сдох.

- Хорошо.

- Ну спасибо, родная, - тихо засмеялся Дима.

- Прости, - улыбнулась и Саша. - Но мне тоже было так паршиво, и я надеялась, что и тебе плохо. Сам ведь запретил звонить.

- Нестерова, это просто апогей твоего эгоизма.

- Я знаю. Просто я тебя очень люблю.

- И я тебя люблю, вредина.

Они немного помолчали, осознавая торжественность момента и их чувств, а потом Дима выдал:

- Можно я завтра отвезу к тебе шмотки и всякую мелочь?

- Ты время зря не теряешь, - хохотнула Нестерова.

- Я боюсь, что ты передумаешь.

- Давай бороться с твоими страхами, - и Сашка легонько толкнула Диму, заставляя его лечь на спину, а сама устроилась сверху.

- Давай-давай, я ужас какой трусливый, - вторил ей Токарев, дергая пуговицы рубашки.

Спустя пару часов Дима был избавлен от страхов, фобий и других расстройств психики посредством секса. Он ни разу не пожалел, что опять отдал Саше инициативу. Ему, безусловно, нравилось самому задавать ход сексуальных игр, но и в подчинении был свой кайф. Он снова и снова восхищался своей женщиной, понимая, что любит ее еще сильнее, чем прежде. Он мог быть с ней самим собой. Она знала его лучше, чем кто бы то ни было. Они чувствовали друг друга одновременно так тонко и остро.

Обессиленные и счастливые после секс-марафона они лежали, держась за руки и глядя в потолок.

- Холодно, - поежилась Саша.

- Камин догорел, - кивнул Дима.

Они, не сговариваясь, поднялись. Токарев подкинул поленьев, а Сашка пошла к шкафу, где лежал плед, и вдруг остановилась как вкопанная с одеялом в руках. На глаза тут же набежали слезы.

- Димка, - позвала она. - Ч-что это?

- Где? - обернулся Токарев, мгновенно реагируя на дрожь в ее голосе.

- Это,- Саша ткнула на дешевую фигурку маляра, которая стояла на полке рядом со стильными сувенирами из разных стран.

Дима практически сразу понял, что она имеет в виду. Он миллион раз хотел как бы случайно подвести Сашу к этой полке, показать ей, дать понять, что и тогда она значила для него очень и очень много. Токарев заготовил море речей, но сейчас понимал, что ни одна из них не годится.

- Ну... это я. Маляр, - тупо ляпнул Дима, забирая у Саши из рук плед и укутывая дрожащую девушку.

- Он же... Это же я тебе... - заикалась девушка, не веря, что Дима хранил ее подарок. - Я думала, ты выбросил его, едва я отвернулась.

И она в очередной раз за последние сутки разревелась.

- Сашенька, ну что ты, - приговаривал Токарев, усаживая всхлипывающую девушку на диван и вытирая с ее щек слезы. - Не плач, родная, перестань.

- Дим, откуда он? Неужели ты хранил? Помнил? - продолжала недоумевать Нестерова, шмыгая носом.

Дима на секунду прикрыл глаза. Он хотел бы наврать ей с три короба о фатуме и великой любви, которую лелеял в сердце все эти годы. Девки любят такие истории. Скорее всего, этот жалостливый бред гарантировал бы ему вечную Сашкину преданность, восхищение и обожание. Но Токарев решил до конца соблюсти их договор и выдал не особо красивую правду.

- Я не выбросил, хотя очень хотел. Ты меня тогда буквально с дерьмом смешала, подарив эту штуку.

- Что? - вытаращилась на него Саша, мгновенно перестав плакать. - С каким дерьмом? Я же просто в шутку... Вроде как символично...

- Ага, очень символично ткнуть меня носом в мое не очень аристократичное происхождение,- хмыкнул Токарев. - Я сто раз тогда пожалел, что повелся на твою красивую задницу и милое личико без макияжа. Если б знал, что ты мне душу наизнанку вывернешь, уволил бы в первый же день.

- Да ничего я не выворачивала, - тихо возмутилась Саша.

- Выворачивала, еще как, - упирался Дима. - Думаешь, я всем своим бабам рассказывал про маляра? Неееет, только у тебя это получилось. Я тебя тогда почти возненавидел, поэтому и секс у нас был такой... никакой.

- Слушай, Токарев, ты меня сейчас обвиняешь в том, что вел себя как свинья? - Саша завелась не по-детски.

- Конечно, ты же заставила меня чувствовать себя гребаным крестьянином рядом с выпускницей Смольного, - не сдавал своих позиций Токарев.

Саша вытаращилась на него во все глаза, а потом начала смеяться.

- Крестьянин, мать твою, - хохотала она. - Какой к чертям Смольный? Я же из глубокой провинции, дурочка с переулочка, официантка, а ты... Ты был такой классный. Важный и простой одновременно. Да я тебе в рот смотрела, Димк. Я же тряслась, едва ты в кофейню входил. Даже после этого мерзкого секса я по тебе с ума сходила.

- Я знаю, - кивнул Дима. - Мне было охренеть как приятно видеть, что ты пасешь меня за стойкой. Я мудаком был, Саш. Мне проще было с тупыми курами, типа Ксюхи, чем с тобой.

- Нарочно все сделал, да? Чтобы я тебя дерьмом считала?

- Я и был дерьмом.

- Дурачком ты был, - она погладила его по щеке.

- Может быть. Хорошо, что слегка поумнел.

- Самую капельку, - поддела Сашка, чмокая его в губы.

Дима уткнулся лбом ей в плечо, позволяя девушке ласково гладить себя по голове. Сейчас он не чувствовал себя рядом с ней таким уязвимым и слабым. Наоборот, Токарев был беспредельно рад, что может открыться ей, не боясь насмешек и издевательств.

- Значит, ты специально его хранил? Как памятник что ли? - снова вернулась к истории с маляром Саша.

- В какой-то степени, - подтвердил Дима. - Я его на той квартире оставил, где мы... В центре, в общем. А потом, перед отъездом, Ирке с Ленкой это жилище отписал. Сестрица как раз в очередной раз разругалась со своим мужиком, ей надо было где-то жить. Потом она эту квартиру продала, взяла трешку в ипотеку и всякий хлам тамошний хранила до моего возвращения. Могла бы выкинуть, мне-то было пофиг, но не стала. И сам я не смог от маляра избавиться, решил, что такие вещи нужно помнить, чтобы опять не покатиться по наклонной.

- Я не думала тебя обижать, Дим. Просто не знала, что дарить, - Саша вдруг почувствовала себя виноватой и одновременно очень удовлетворенной. - Хотя, честно сказать, хотела зацепить.

- Тебе удалось.

- Зачем ты меня вообще тогда позвал в клуб? Я же тебя раздражала, а ты подвез и про день рождения сказал.

- Да просто так, Саш. Ты вся такая деловая пилила через дорогу, уверенная, опять дерзила. Капец, как завела меня.

- Да, я заметила, что ты любишь, когда я включаю стерву,- хихикнула Нестерова.

- Я всю тебя люблю, - решил закончить разговор о маляре Дима и отодвинул плед, чтобы снова целовать Сашкино тело.

Саша с удовольствием откинулась, позволяя ему снова распалить в ней желание. Она была не в силах сопротивляться его ласкам, поцелуям, запаху, который пропитал ее саму. Посреди сладкой прелюдии девушка вдруг осознала, что Дима не пользовался сегодня парфюмом, но пах не менее потрясающе. Она глубоко вдохнула, закатывая глаза от удовольствия, и прошептала:

- Маляры так не пахнут. Обожаю твой запах, - она потерлась носом о Димину шею, провела языком к плечу, - твой вкус, тебя. Ты не маляр...

- А кто? - Дима замер.

- Ты... просто ты.

Токареву безумно понравился ее ответ, и свой восторг он незамедлительно выразил в действиях, заставляя Сашку снова и снова повторять: "Ты. Ты. Ты".

Обессиленные насыщенным днем Саша и Дима отправились наверх, чтобы ради разнообразия лечь спать пораньше. Нестерова прихватила Димину рубашку, которая была изрядно выпачкана спермой. Прежде чем бросить ее в корзину для грязного белья, девушка поднесла мятый хлопок к лицу, вдыхая, сравнивая. Определенно сорочка хранила аромат парфюма, и он был очень похож на Димин собственный запах, только усиленный в несколько раз.

- Чего это ты делаешь? - застукал ее Токарев.

- Что у тебя за парфюм? - вопросом ответила Саша, не смущаясь своих фетишистских замашек.

- Ты в сто пятый раз спрашиваешь, - рассмеялся Дима, забирая у нее рубашу, чтобы бросить в корзину с грязным бельем.

Он не ответил, только указал пальцем на флакон, что стоял на полке около зеркала. Саша прочитала название и удовлетворенно улыбнулась. На этот раз она запомнила марку, ведь так пах ее любимый мужчина, так пахло счастье, так пахла любовь.



Источник: http://robsten.ru/forum/75-1859-9#1362065
Категория: Собственные произведения | Добавил: Мэлиан (18.03.2015)
Просмотров: 329 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 5.0/12
Всего комментариев: 3
avatar
0
3
дорвались, братцы-кролики)) girl_blush2 giri05003
Цитата
На этот раз она запомнила марку, ведь так пах ее любимый мужчина, так пахло счастье, так пахла любовь.

Ах, как вкусно читать про счастье))
Олечка, благодарю! sval1 lubov
avatar
0
2
Цитата
"так пахла любовь"
Любовь пахнет, это точно сказано! 
И разная любовь пахнет по-разному: муж, дочь, любимая собака...  hang1   hang1   hang1
Обожаю запах моего маленького щенка! Эта маленькая девочка совершенно не пахнет собакой! Пахнет маленьким ребенком. Восхитительно!   hang1
avatar
0
1
Большое спасибо за главу  lovi06032 lovi06032
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]