Фанфики
Главная » Статьи » Собственные произведения

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Продавец. Глава 2.

Глава 2.

 

В любой, даже самой плохой, ситуации обязательно должно быть что-то хорошее, обязательно. И в том, что я сейчас несу здоровенные пакеты из супермаркета рядом с метро пять автобусных остановок, тоже есть что-то хорошее. Обязательно должно быть!

Во-первых, а это немаловажно, у меня есть эти пакеты, а в пакетах есть продукты, где, помимо необходимого набора, присутствуют разного рода «приятности», такие как сырок «дор-блу», а не «дружба». Все благодаря тому, что в последние два месяца у меня имеется, помимо основной работы, еще две. Я – так называемый фрилансер. Могу работать в любое удобное для меня время, в любом удобном для меня месте. Большая часть людей может только мечтать об этом. Так что, в те дни, когда у меня нет вечерних групп, я даже высыпаюсь.

Во-вторых, хождение пешком пять остановок должно благоприятно сказываться на внешнем виде. Скажем, я просто уверена, что за прошедшие месяцы мои ноги стали стройными, а бедра – упругими. Так что, если по пути еще и поднимать пакеты, то я почти наверняка накачаю себе бицепс или трицепс, или еще что-нибудь... что там есть в руках. И мои руки станут такими же подтянутыми, как ноги. Одним словом, у меня будет две пары ног, как у орангутанга. Может быть, я даже стану самым симпатичным орангутангом нашей современности.

В-третьих, такие прогулки непременно положительно скажутся на моем здоровье, ведь всем давно известен факт, что пешие прогулки оказывают влияние на сердечно-сосудистую систему, вегетативную, нервную и любую другую систему, которая наверняка имеется в моем организме.

В-четвертых, это прекрасная сублимация, когда либидозная энергия превращается в творческую. Конечно, в том, что я прямо сейчас несу большие пакеты пять остановок крайне мало творческого, зато моё либидо в это время крепко спит. Уверена, если делать это довольно часто, на регулярной основе, либидо и вовсе умрет, что было бы совсем неплохо, на самом деле.

В-пятых, вернемся к физическим нагрузкам, я вполне могу, пока тащу эти пакеты (Все же идея с сыром и лишней упаковкой макарон зря пришла мне в голову!) я могу делать упражнения кегеля, ну, чтобы мои мышцы были в тонусе и «там». Хотя о чем это я?

Моим мышцам «там» точно ничего не грозит, собственно, я уже не совсем уверена, что у меня еще осталось это «там».

Хотя один раз я все же попыталась в этом убедиться.

Но вернемся к истокам, собственно к тому, что же привело такую разумную женщину, как я, к такому странному решению – нести пять остановок большие пакеты с продуктами.

В тот день, когда я увидела серые глаза ночного продавца в месте, где совсем не ожидала их увидеть (не то, что бы я не догадывалась, что за пределами магазина продавец где-то бывает, просто шансов, что это будет моя лекция, не так и много…), я выяснила, что обладатель аппетитной задницы и греховно бархатного голоса не только является моим студентом на две недели моего замещения, но и мои соседом, уже не на две недели, а значительно, значительно дольше. Я решила перейти от флирта к решительным действиям. И перешла. Через день я зашла в магазин в юбке короче обычного и полупрозрачной блузке, которую, конечно же, продемонстрировала, сделав вид, что мне жарко, расстегнув плащ. Естественно, для этого мне пришлось зайти домой, переодеться, а уж потом пойти в магазинчик «Best». Продавец был так же отстранен и дипломатичен, профессионален, я бы сказала. Он вежливо улыбался, пока проводил сканером по продуктам, потом произнес:

- Покажите ваш паспорт, пожалуйста.

Потом:

- С вас пятьсот двадцать три рубля, пожалуйста.

Потом:

- Спасибо, что без сдачи, приходите еще.

Потом, нагнувшись, глядя ровно на меня своим серыми глазами, взглядом, от которого захотелось снять блузку:

- Прости, я не хотел тебя смущать.

Наряды становились откровенней с завидной регулярностью рассыпалась мелочь, за которой мне приходилось наклоняться и наклоняться, блеск для губ ярче, а шутки все фривольней. После некоторых мое внутреннее воспитание, которое все еще жило где-то в глубинах моего сознания, погребенного под взорвавшимся либидо, отчаянно краснело, но я продолжала наматывать на палец прядь волос и смотреть из-под опущенных ресниц. Пока не пришло время оружия массового поражения – красного кружевного платья с золотистой молнией по всей длине спины и таким же, в тон, туфлям, чья платформа была не меньше каблука, а каблук делал мои ноги почти запредельно длинными. И того самого волшебного пуш-апа, который гарантировано обещает нам дополнительный размер. Откровенно говоря, я не видела особого результата, но когда твой природный размер груди 75А… приходится верить соблазнительной брюнетке из рекламы.

Зайдя небрежной походкой в магазинчик... все, что я взяла – это упаковка презервативов. Со словами «Ох, ну а вдруг он не подумает, а в наш век…». Да! Да! Ревность, по идее, должна была сыграть мне на руку.

Продавец улыбнулся, рассчитал, сказал:

- Спасибо за покупку, приходите еще.

И, повернувшись ко мне той самой аппетитной задницей, стал выставлять товар на полки.

Таким образом, мне пришлось смириться со своим поражением. Мама всегда учила меня проигрывать с достоинством. Подумав, я решила, что и этот раз не должен стать исключением. Тщательно проведя ревизию своих конечностей и остальных частей тела, стоя перед большим зеркалом, найдя себя вполне привлекательной особой, я пришла к выводу, что просто не во вкусе ночного продавца. Я имею ввиду – он ведь видел меня голой, и это было ужасно, на самом деле, учитывая мусорный пакет на голове. Также он видел меня в красном платье и той блузке, которая обычно не оставляет мужчинам шанса. Может, ему нравятся пышногрудые брюнетки? Или высокие блондинки? Я не подходила не под один из этих типов. Да, меня можно было бы назвать блондинкой, если бы не светло карие глаза, которые каким-то образом оттеняли мои светлые волосы, превращая меня в шатенку. И у меня, конечно, не самые длинные ноги. Нет, они не короткие – у меня маленький рост, это правда. Хотя и это неправда, с каких это пор рост 162 см стал считаться маленьким? Это рост Афродиты и Таис Афинской, между прочим. В любом случае, видимо Афродита, коей я не являюсь, не во вкусе продавца.

Я написала речь капитуляции, и если вы думаете, что это просто форма речи, вы ошибаетесь, потому что я действительно написала эту речь, зачитала её перед зеркалом три раза, а на следующий день потратила последние деньги на вибратор. Да. Да.

Моя большая проблема грозила перерасти в очень большую, практически огромную, поэтому по пути домой я зашла в секс-шоп и купила его. Если верить продавцу, то мне досталась технически очень навороченная модель, к тому же «реалистик», то есть по ощущениям он должен быть примерно таким же, как и... правильно – член продавца! Не то, что бы я думала, что у члена продавца есть семь режимов скоростей, но представить продавца во время секса с вибратором было все же приятней, чем кого-то другого.

Собственно, меня ожидало разочарование еще большее, чем признание себя не пышногрудой брюнеткой.

Нет, конечно, мы с моим новым другом достигли цели, но как-то вяленько. Если бы мой вибратор был моим студентом, я бы поставила ему троечку за старания, добавила бы балл за режимы скоростей, потому что это впечатляет в первую очередь своей бесполезностью – где вы, право слово, видели у мужчины жужжащий член с крутящейся головкой?! Но впечатляет – это факт. Возможно, им можно смешивать тесто на блины... вместо миксера. И сняла балл за холодность. Он был, черт возьми, холодный. Да, на ощупь рукой это почти не ощущалось, но основная целевая аудитория этого продукта – вовсе не рука, аудитория сжалась и попыталась забраться глубже от соприкосновения с холодным «реалистиком», так что все равно получается не больше троечки.

По всему видно, что «там» мне больше не понадобится, и, скорей всего, я стану первой женщиной, которая умудрилась нарастить обратно свою девственную плеву.

Итак, прекрасно, в поисках позитивных моментов мной были пройдены уже три остановки. По итогам: у меня болели руки, спина и даже ноги, которые к тому же еще и замерзли, потому уже зима. И хотя мои сапоги предполагали наличие какой-то магической мембраны, которая не пропускает влагу, видимо холод она пропускает с великим удовольствием. Так же, как и куртка, если верить тому продавцу на распродаже - мой теплообмен должен сейчас работать в каком-то особом режиме, благодаря, опять же, мембране – пропускает холод. К несчастью, найти позитивные моменты в отмороженных ногах мне удается крайне редко. Как и в пальцах, которые, кажется, свело от тяжести пакета.

И всему виной магазинчик «Best», его ночной продавец и, конечно же, его аппетитная задница!

Всегда надо придерживаться первоначального плана, и если бы я купила тогда на черном рынке килограмм тротила, меня бы уже оправдали, и мне бы не пришлось тащить все пять остановок тяжелые пакеты.

Собственно, началось все с моего несчастного настроения вчера вечером. Всем известно, что у любой девушке бывает день или два в месяц, когда она ощущает себя исключительно несчастной, так вот – вчера такой день был у меня. Хотя ничто не предвещало, как говорится.

Зайдя как обычно в магазинчик, уже не утруждая себя флиртом, у меня ведь не вырастет от этого грудь пятого размера, бросив под ноги два ноутбука, потому что у меня две дополнительные работы, и именно вчера мне нужны были два ноутбука, я в задумчивости смотрела на котлеты быстрого приготовления. Все же есть в них что-то подозрительное… и на вид, и на запах, но готовить в этот вечер мне не хотелось совсем, чего не скажешь о желудке, который хотел есть и был согласен на котлеты.

- Чем я могу вам помочь? – спросил продавец, как всегда вежливо и немного отстраненно.

- Вот… а какими котлетами я не отравлюсь? - спросила я. - Не то, чтобы я думала, что они все ядовитые или что-то в этом роде, я вовсе не считаю, что ты подсыпаешь в них крысиный яд, но все же это очень странный продукт, - продолжила я.

- Возьмите эти, - сказал продавец, видимо он был твердо уверен, что в них нет яда, - во всяком случае, я не отравился, - добавил с улыбкой.

Клянусь, его улыбка могла растопить ледники ледовитого океана. Настолько открытой она была, проецировалась прямо на серые глаза и отражалась в их уголках. Мне тут же захотелось съесть эту улыбку даже больше, чем котлеты.

Продавец развернулся ко мне спиной, сделал два шага, и я увидела, что обожаемая мной задница сегодня упакована в низко сидящие джинсы, которые держались на широком кожаном ремне, серая футболка же задралась, а из-под края ремня выглядывала резинка трусов. Обычное дело, раньше мама мне говорила, что считалось верхом неприличия, если у человека видно нижнее белье, сейчас же это обыденность. Дело в том, какого цвета была эта резинка. Трех цветов, на самом деле. Голубой. Желтый. Цикламеновый.

Одного ярко голубого цвета уже достаточно, чтобы вызвать интерес и вопросы, но цикламеновый? «Может, это скрытая униформа ночных продавцов», - подумала я, продолжая пялится на резинку.

- Куда это ты смотришь? – спросил мистер аппетитная задница.

Что можно ответить на этот вопрос? Попытаться увести разговор в сторону, полагаю, самое правильное.

- Твои трусы, они целиком такого цвета? – как смогла, дипломатично ушла я от ответа.

- Аааа, - протянул продавец, при этом облизнул нижнюю губу, - дальше они просто серые, - и дернул вверх край резинки так, чтобы мне стало видно – они действительно просто серые.

Тут же в голове мелькнула мысль, что если попросить показать, что под трусами, он так же быстро согласится? И, чтобы не пялиться совсем уж откровенно, я все же воспитанная женщина, мой взгляд опустился ниже и тут я увидела это. Мое озарение. Мое откровение. Мой апокалипсис - на Тот день. Ботинки горчичного цвета из верблюжьей кожи. Мягкие, удобные и стильные. С удобной колодкой, на гибкой подошве из последней коллекции!

В том, что на мужчине была такая обувь, не было ничего особенного. В том, что эта обувь была на ночном продавце – было что-то странное. Нет ничего странного, когда женщина тратит половину своей зарплаты на обувь, я так и делаю, во всяком случае, но чтобы это делал мужчина… Этот мужчина должен быть геем! По всему выходит, что вовсе не отсутствие у меня груди пятого размера оставляло ночного продавца равнодушным к моим прелестям, выставленным на показ, а отсутствие кой-чего другого, и я очень сомневалась, что мой новый жужжащий друг мог бы послужить небольшой компенсацией в таком щепетильном вопросе. Собственно, наличие аппетитной задницы этот вновь открывшийся факт очень даже объяснял.

Итак, купив котлеты, водрузив на место два ноутбука и сумку, я отправилась домой, где меня и нагнало мое несчастное настроение. Сам факт того, что единственный мужчина, с которым мне удавалось пофлиртовать в течение многих месяцев, оказался геем был неутешительным, но мысль о том, как я откровенно пыталась подцепить этого парня, делала ситуацию и вовсе унизительной.

Я сделала все важные дела, такие как: полировка ногтей, поедание котлет, уборка всех восемнадцати метров жилого пространства, я даже убрала обувь из прихожей, водрузив её в коробках прямо поверх коробок из икеи, зная, что завтра буду разбирать это сложную конструкцию, чтобы достать нужные мне вещи, но несчастное настроение никак не уходило. Никак! Более того, я становилась все несчастней. Я даже предприняла попытку медитации, это когда садишься в позу лотоса и закрыв глаза произносишь «ООООООмммммм», чувствуя себя при этом дурой. Только я чувствовала себя несчастной дурой! У любой девушки бывают такие дни.

Этот – был моим.

Тогда, схватив куртку, нацепив сапоги, прямо в домашних серых штанах с начесом я отправилась в магазин.

- Привет, - сказал продавец, - что-то забыли?

- Да, мне нужно вон то вино…

- Эм, я не могу продать, - расстроено сказал продавец.

- Да брось, - ответила я, - ты знаешь, что мне больше восемнадцати…

- Не в этом дело, - продавец показал глазами на бумажку, на которую я никогда не обращала внимания.

«По указу от такого-то, после такого-то часа алкогольную продукцию не продавать».

Даже какой-то дурацкий указ был против меня. Я живу в восемнадцатиметровой квартире с видом на котлованы, хожу десять остановок в день, у меня три работы, и порой я сплю не больше трех часов в день, у меня не было секса черти сколько, парень, который мне нравился, оказался не просто любителям больших сисек, он оказался геем, и я даже не могу выпить этот экстракт в тетра-паке, который отчего-то именуется вином, когда как от него реально сводит зубы, настолько мерзок этот вкус.

Я просто стояла и плакала, пока не развернулась, чтобы пойти домой и может быть даже прыгнуть из окна, потому что жизнь несправедлива, особенно в такие дни.

- Эй, - услышала я бархатное, - мы можем что-нибудь придумать.

- Что? – мне было все равно, что глаза у меня красные, штаны домашние, а на голове невразумительное гнездо, какое это имеет значение, если продавец гей, а я просто хочу выпить. Можете обвинить меня в алкоголизме.

- Мы можем выпить тут, хочешь? – бархатное.

- Аха, - всхлипнула я. У меня не было опыта распития спиртных напитков с ночными продавцами - геями, но думаю, в целом, это не особо отличается от любого другого компаньона.

Продавец протянул мне стул, усадил меня на него, надавив на плечи, потом принес вино, не в тетра-паке, одноразовые стаканчики и даже закуску с салфетками. «Все же геи знают толк в культуре пития», - отметила я.

- Думаю, ты не будешь ничего иметь против этого вина?

- Нет, - буркнула я. Не дожидаясь тоста или что там делают геи перед тем, как выпить, выпила все, что было в стаканчике.

Продавец никак не прокомментировал мою прыть.

- Что случилось? – спросил бархатный.

- Все нормально.

- Поэтому молодая девушка в домашней одежде пьет в малознакомой компании в час ночи?… Так что случилось?

И я начала с главного!

- Меня зовут Вася.

- Что, прости?

- Вася. Василина, на самом деле, но все называют Вааася, даже мои студенты.

- Ну, я был твоим студентом, помнишь, и я не называл тебя Васей.

- Правда?

- Правда, - еще более бархатно. - Знаешь, очень сложно дать имя ребенку, чтобы он потом был доволен…

Потом я пожаловалась, что верхняя коробка из икеи постоянно падает, особенно ночью, и часто попадает мне по голове, на пять остановок, на то, что я хочу домой к маме, в конце концов, на то, что сегодня ощущаю себя такой жуткой неудачницей… А гей-продавец-аппетитная-задница слушал меня, подливал мне вино и пододвигал свой стул ближе ко мне, от того, что я говорила тихо, по большей части, конечно же.

Все это время в магазинчике играла музыка, там всегда играет музыка, и в какой-то момент, когда началась моя любимая песня, я по привычке, закрыв глаза, стала подпевать.

- Давно танцевала? – спросил продавец.

- Давно, - вздохнула я. На самом деле, мне очень хотелось танцевать, а когда я настолько пьяна, мне танцевать хочется даже больше, чем иным частям моего тела ощутить нечто.

- Я тоже, - сказал продавец и протянул руку.

На мое недоумение:

- Давай потанцуем, просто танец.

«Я никогда до этого не танцевала с геем, но думаю, это не должно сильно отличаться, технически», - подумала я, в то время, как протягивала руку и вставала со стула.

Продавец притянул меня за поясницу к себе, одна его рука обхватывала мою талию, другая прошлась по спине и остановилась на шее, поигрывая краем волос, что было очень странно для гея, но невероятно приятно для меня.

- Эй, - бархатный шепот, - расслабься, это просто танец.

И я расслабилась, на самом деле. Мне было очень хорошо в коконе из рук продавца, мне было тепло, уютно, по моему телу разбегались мурашки, как раз от тех мест, где его руки соприкасались с моим телом, и я чувствовала его дыхание, которое становилось все более интенсивное, я чувствовала, что его руки становились жестче и сильнее прижимали меня к телу продавца. В свою очередь, я практически вжалась в него…пока мои руки поглаживали спину и шею продавца.

- Пожалуйста, я бы очень хотел поцеловать тебя, - услышала я.

- Ты разве не гей? – ответила я, сильнее вдавив себя в тело предполагаемого гея.

- Определенно нет, - услышала я у уха, следом за поцелуем вдоль моей шеи, - пожалуйста? – в тот момент, когда наши губы уже изучали друг друга, причем его были более мягкие, они забирали в свой плен сначала мою нижнюю губу, проведя по ней языком, потом верхнюю, потом, когда наши языки встретились, клянусь, свет померк у меня перед глазами. До этого момента я была уверена, что это не более, чем форма речи, красивая и довольно распространенная, но нет – свет действительно померк, как и звук.

Последнее, что я слышала – свой собственный стон, когда вобрала его язык в себя практически целиком. Открыв глаза, я поняла, что мы уже не танцуем, а я сижу на деревянном прилавке, обхватив ногами продавца, а одна его рука находились под моей футболкой, играя с соском, тогда как другая крепко прижимала мой затылок, пока наши языки выделывали какие-то невероятные штуки, пытаясь сдать сразу на первый взрослый разряд по художественной гимнастике. Я сильней впечатала себя в продавца, понимая, какое именно место больше всего нуждается в стимуляции, пока не услышала:

- Пожалуйста, Василина, нам надо остановиться.

- Почему? – недоумевала я.

- Боже… мы в общественном месте… и это… в общем… давай остановимся, - в то время, как его руки все еще гладили и гладили меня, а наши дыхания смешивались в коктейль особой крепости, похоже намного крепче, чем вино, которое мы пили до этого.

Этот вечер закончился тем, что продавец проводил меня до квартиры, закрыв магазин, поцеловал еще раз у лифта, уже не так страстно, как я бы хотела, и на прощание я спросила:

- А как тебя зовут?

- Егор, - подмигивая, сказал бархатный голос.

Так у моей мечты на целую ночь появилось имя. До утра.

Утром, а сегодня мне нужно было выйти раньше обычного, я стояла у дверей лифта, когда увидела маленькую девочку рядом со мной. Было довольно странно, что девочка в её возрасте была одна. Впрочем, точно определить возраст ребенка я не могла, ей было примерно от двух лет до семи, ну... у неё не было с собой портфеля, так что она точно не была школьницей. Определиться с полом было легче, вряд ли мальчика стали бы одевать в красную куртку с рюшами по краю рукавов и сапожки с бабочками. Девочка стояла и недовольно поглядывала на меня, я, в свою очередь - на неё, прикидывая, что же мне теперь делать, ведь если ребенок потерялся, значит нужно что-то делать, я имею ввиду? Может надо обратиться в полицию или органы опеки и попечительства, наверное, есть такие органы... я по телевизору видела. Как услышала бархатное.

- Ваааася, не заходи в лифт.

В этот момент я попала в кадры замедленной кинопленки, потому что прямо на меня двигались горчичные ботинки, следом за ботинками вышли самые длинные ноги, которые я когда-либо видела, клянусь, сама Наоми Кэмпбел умерла бы от зависти, глядя на эти ноги, которые начинались сразу под краем малюсенького халатика, который формально, только формально, прикрывал задницу обладательницы этих ног. Если взять два моих роста – получатся такие ноги! Одно это уже достаточно печально.

Ноги дошли до остановившихся горчичных ботинок из верблюжьей кожи, подставили щеку под поцелуй, предварительно картинно надув её, потом взлохматили волосы ночного продавца и продефилировали в квартиру, потому что такие ноги не ходят, такие ноги дефилируют. Серые глаза остановились рядом со мной и молча смотрели на меня, пока я смотрела на ботинки, иногда на его, иногда на свои, пока не приехал лифт, и мы втроем не зашли в него.

- Папа, папаааа, пааааап, - услышала я снизу.

- Что, детка? – спросил бархатный, причем я не была уверена, кому он это говорит. Потому что смотрел он в это время на меня.

- Я нарисовала письмо Деду Морозу!

- Очень хорошо…

- Ты думаешь, он подарит мне Пегаса?

- Конечно, детка, ты же попросила.

- Живого?

- Конечно, живого, - продолжал бархатный голос, все еще глядя на меня.

И знаете, что? Я просто выскочила на ближайшем остановившимся этаже, потому что… знаете, как называется женатый человек, который целуется ночью с другой, а утром обещает своему ребенку живого Пегаса? Живого! Ради Бога! Нет, не гей. Он – пидарас!

Потом, когда я бежала вдоль большой парковки дома, рядом со мной остановилась машина, это была шкода «Октавиа тур», конечно, это не Мерседес или БМВ, но на литых дисках и с кожаным салоном, она не стоила столько, сколько может себе позволить ночной продавец, и оттуда вышел этот самый продавец, со словами:

- Послушай, это не то, что ты подумала… могла подумать.

- Ты понятия не имеешь, о чем я подумала.

- Имею… Василина, послушай меня, это сложно, можно мы подвезем тебя, и я объясню.

В это время открылось заднее окно, и маленькое личико в яркой шапочке сказало:

- Пааап!

А другие машины, выезжающие с парковки, стали сигналить, и я убежала в другую сторону. И пошла свои пять остановок немного другим маршрутом, по пути ища что-то хорошее даже в этой плохой ситуации.

Придя сейчас домой, донеся, наконец, свои пакеты, чувствуя себя уставшей и абсолютно несчастной - просто день такой, ведь в каждом месяце бывает такой день, я отправилась сначала в горячий душ, все же женщина должна ходить в шубе, а не в какой-то сомнительной мембране и, напялив пижаму, принялась медитировать – это когда ты садишься в позу лотоса и произносишь «Ооооооооооооомммм», услышала звонок в дверь.

Открываю, конечно, меня учили, что надо спрашивать, но я просто открыла, за дверями - ночной продавец.

- Ты с ума сошел! – подпрыгнула я, еще не хватало мне разборок с его женой! Уверена, одной её ногой можно меня убить, а взглядом уничтожить. Достаточно унизительно уже то, что я черти сколько строила глазки женатому мужчине, женатому на очень красивой женщине, между прочим! И хотя мне было обидно, что такой лакомый кусок, как продавец-аппетитная-задница, уже достался кому-то, я не могла отрицать очевидного – женщина, подставившая щеку для поцелуя, была чертовски красива, с чертовски длинными, стройными ногами. - Иди отсюда! Хочешь, чтобы тебя жена увидела?

- Послушай, впусти меня… пожалуйста.

Я уже было собиралась захлопнуть дверь, но горчичный ботинок помешал. Когда весь продавец зашел ко мне, он с минуту молчал, как и я. Ну, это же не я оказалась женатиком, целующимся из чувства жалости с каким-то недомерком… а как еще можно себя ощущать рядом с его женой?! В этот момент приступ жалости к себе накрыл меня с головой, и я заплакала, хуже ведь уже не будет. Ситуация и без того противная, так что... одним позором больше, одним меньше. В конце концов я та-а-а-к несчастна, и я в своей просторной квартире, и нет еще даже одиннадцати вечера, так что я могу плакать даже навзрыд. Громко. У любой девушки бывает такой день.

- Послушай…

- Ты врал!

- Нет… я не сказал… но я не врал…

- Ты врал! Как ты можешь обещать ребенку живого Пегаса? Ради Бога! Живого?! В такой квартире? Да у него размах крыльев, наверное, метров десять… а что он будет есть? И как ты собираешься его выгуливать, ведь он не поместится в окно! Разве можно обещать ребенку невыполнимые вещи? Ты враль. Самый настоящий враль.

- Эм… не бывает живых Пегасов, Василина.

- Как это не бывает? Ты с ума сошел! Бывает! – плакала я, а может даже топала ногами, потому что… что он может понимать в Пегасах, этот враль на шкоде. У него даже машина женатика. У него жена. Ребенок. И сомнительная работа. А по ночам он из жалости тискает таких отчаявшихся дур, как.

- Василина, хорошо, бывают Пегасы и эти… единороги … Пожалуйста, не плачь, пожалуйста, - и он говорит своё «пожалуйста» так вкрадчиво, так бархатно, так нежно, что я не замечаю, как оказываюсь на единственной поверхности в моей квартире, на которой можно сидеть, моем матрасе, реклама гласила, что он ортопедический.

Пока он не взял мое лицо в руки и глядя на меня произнес:

- Выслушаешь меня?

Мне все равно, я не хочу отпускать его руки…

- Василина, у меня есть ребенок.

- Да!.. Ты!... Что!...

- Да… у меня есть дочка, ей четыре года… но у меня нет жены… я, в некотором роде, отец-одиночка.

- В каком это роде? Егор? В каком таком роде? Мужчина не может быть отцом-одиночкой. Он не может родить ребенка для себя… или как там это делается, - и я все говорю и говорю, пока жуткая догадка не посещает меня. - Боже! – вырывается у меня, - твоя жена… она..?

- Что она?

- Она умерла?

- Да нет… Жива, здорова была, когда мы последний раз виделись.

Ну, хорошо, мы выяснили, что он не женат, что у него есть ребенок, но те длинные ноги ведь не спишешь со счетов, я не хочу задавать этот вопрос, вполне очевидно, что может женщина делать в квартире мужчины, выходя поутру в таком халате.

- Та девушка, что вышла утром, моя сестра, она сидит с Васькой, пока я работаю или учусь.

- Васькой?

- Дочку зовут Василиса, почти как тебя… Послушай, я пришел не для того, чтобы оправдать себя, а для того, чтобы ты не думала, что ты недостойна нормальных отношений, чтобы ты не думала, что поцелуи с женатым – твой удел, потому что это неправильно.

- Ну… я вроде как знаю свой удел.

- Наверное… только ты расстроилась, и я это видел. Я тебе расскажу и пойду. Моя сестра, как ты видела, она красивая, она младше меня на год, у неё был период, когда она хотела стать моделью, там она познакомилась с Аленой… а потом познакомила нас. В общем… мы были не слишком аккуратны, и появилась Василиса, потом Алена захотела продолжить карьеру, да и вообще вся эта семейная жизнь оказалось не для неё… она была слишком молодой, на самом деле, как и я… После развода мы поделили имущество поровну: мне ребенка, а ей машину, что было, в общем-то, справедливо, ведь машину она заработала… Потом ей предложили долгосрочный контракт за границей, так что она написала отказ от Василисы, доверенность на машину, а я, пожив три месяца с родителями, купил квартиру в этом доме, двухкомнатная по цене однокомнатной, - ухмыльнулся Егор, - а магазин – он мой, там дальше, в следующем доме точно такой же – сестры. Мы хотим открыть еще пару, но, на самом деле, дела обстоят так, что даже ночного продавца нам нанять сложно. Я всем говорю, что так удобней, и мне хватает время на ребенка, только нифига его не хватает. Днем она в садике, а вечером я учусь, кстати, часто пропуская лекции, ты это знаешь... ночью же я на работе. Я её почти не вижу. Так что, как видишь, я еще больший неудачник, чем ты, Василина.

В это время зазвенел телефон и, пока я думала, не прыгнуть ли мне прямо сейчас на моего продавца, вдруг оказавшегося не геем и не женатиком, и даже та умопомрачительная красотка – всего лишь его сестра, я услышала:

- Василина, мне действительно надо идти, прости, - встав, уже в дверях, - знаешь, тебе совсем не обязательно нести такие тяжести пять остановок, я могу написать тебе график своей работы, приходи не в мою смену… - и аккуратно вышел за дверь.


Дорогие читатели не забывайте благодарить автора – Наташу  и редактора - Свету.
И так, он не жентик и не гей  (хотя отсуствие у него семи скоростей явный минус))) 
Надеюсь вас не смутило то, что в его жизни одна Вася уже есть? Мы ждём вас на
Форуме.



Источник: http://robsten.ru/forum/75-1764-1
Категория: Собственные произведения | Добавил: Vita404 (10.09.2014) | Автор: lonalona
Просмотров: 479 | Комментарии: 13 | Рейтинг: 5.0/22
Всего комментариев: 131 2 »
avatar
0
13
Василиса и Василина - это оригинально!   JC_flirt
И откуда этот продавец такой проницатеьный?!!  fund02002

Спасибо!   good
avatar
0
12
И смех и грех, то грустно, то радостно. Ну, вот и что теперь Василине делать? Тащить всё 5 остановок или его график работы узнать? Дилемма, однако...Огромное спасибо, чудно!
avatar
0
11
Какой понятливый оказался. Всё подмечает. Спасибо девули.
avatar
1
10
Спасибо
avatar
4
9
Спасибо за потрясный фф, очень нравиться, уже капец как сильно хочу продолжения, девочки вы супер.
avatar
4
8
Сколько неожиданных новостей! Надеюсь, у Василины найдутся правильные замечания про график!
avatar
5
7
Автор , ты украл у меня много мыслей giri05003 про вибратор и Пегаса - это шедеврально....
avatar
4
6
Хохотали с дочерью до слез с повизгиванием над описанием вибратора! fund02002
Ну, автор, ну хохмач!
Спасибо за главу! lovi06015
История- отпад good
avatar
5
5
благодарю cvetok01 cvetok01 cvetok01 cvetok01 cvetok01
avatar
4
4
Спасибо!!! Было весело... Очень нравится, особенно : Ты врал! Как ты можешь обещать ребенку живого Пегаса!
1-10 11-13
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]