Фанфики
Главная » Статьи » Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Клятва на крови, или Моя счастливая комбинация. Глава 8
Всем привет. Глава вышла тяжеловатой. Многие гадали за что же Изабелла так ненавидит Мейсена. Здесь мы приоткрываем завесу тайны. Приятного прочтения.

=========================

Глава Восьмая, в которой Изабелла возвращается в прошлое

На заднем сидении белого «Мерседеса» выпившая шестнадцатилетняя Изабелла периодически хихикала, пока неизменный охранник Виктор вез девушку в дом отца.

— Мисс Свон, с вами все в порядке? — обеспокоенно спрашивал он, поглядывая на нее в зеркало заднего вида.
— Да, все прекрасно, — отвечала она, — только отцу меня не выдавай.

Мужчина только усмехнулся и покачал головой.

— Вы не так уж сильно и пьяны, я вовремя смог уговорить вас уехать домой.

Девушка скользнула по сиденью и сзади обняла Виктора за широкие плечи. Звонкий поцелуй в щеку сопровождал ее действия.

— Что бы я без тебя делала? — рассмеялась она.
— Наверняка сейчас бы обжималась в темном углу клуба с ровесником.

Девушка откинулась назад, сложив руки на груди и слегка прикусив нижнюю губку.

— Этого никогда не будет, — прошептала она, но мужчина все равно услышал и, конечно же, понял, о чем, вернее, о ком именно она вела речь.

Пусть ее отец и был влиятельным человеком, но порой Виктора поражала то, как он, с одной стороны, любит и ценит свою дочь, а с другой — совершенно не видит, что девочка влюбилась. Притом влюбилась окончательно и бесповоротно, и не в кого иного, а в Эдварда Мейсена. Виктор, который почти все свое время проводил с Изабеллой, давно заметил, как она наблюдала за ним, как вздыхала, а порой и плакала из-за того, что не могла быть с тем, кого любила. Эдвард был помолвлен с Таней Денали, и когда Изабелла услышала об этом… что ж, Виктор мог поклясться, что никогда прежде не видел ее в таком подавленном состоянии. Девушка целый день проплакала, а после и вовсе больше недели ходила по дому как в воду опущенная.

Уже находясь на территории, он заметил чужую машину и сразу же понял, кто приехал к Чарльзу. Виктор снова бросил взгляд на Изабеллу, но девушка так далеко ушла в свои слегка нетрезвые мысли, что не заметила ничего.

Только когда они оказались на улице, глаза ее загорелись на миг, но после она тряхнула головой и, распрощавшись, направилась в свою комнату на третьем этаже большого особняка отца.

В своей спальне девушка приняла душ, смывая с себя усталость, что накопилась за долгий день и вечер в клубе. После, подсушив волосы полотенцем, она подошла к окну, замечая, что из стоявшего в дальнем углу двора ангара струился свет. По сообщениям прислуги отец уехал еще ранним вечером по делам.

Только Изабелла хотела отойти от окна, как увидела одинокую фигуру человека, уверенной походкой направляющегося туда. Она долгое время наблюдала за Эдвардом со стороны и часто видела его удаляющуюся спину, так что была уверена на все сто процентов, что это был именно он. Несколько мгновений девушка раздумывала о своей любви к этому мужчине, закусив губу, после чего решительным шагом направилась в свою гардеробную. Изабелла приняла решение наконец-то открыться мужчине своей мечты, и пусть он был помолвлен с Таней Денали, она нашла в себе крупицы храбрости бороться за свою любовь. Эдвард просто все еще видел в ней маленькую двенадцатилетнюю девочку, но ей уже шестнадцать, по ее мнению, она была вполне способна привлечь внимание такого мужчины, как Мейсен. Именно поэтому в данный момент девушка облачалась в тонкую ночную рубашку и накидывала на себя черный шелковый халат. Распустив волосы, она взглянула на себя в зеркало и, довольная результатом, выскользнула из своей комнаты. Босиком она медленно ступала по лестнице, а когда оказалась на улице, то торопливыми шагами направилась в сторону ангара. Зная точное расположение каждой камеры, она мастерски обходила их, дабы не засветиться в центре наблюдения отца, где всегда сидели охранники.
Уже приближаясь к ангару, девушка услышала шум голосов, подсказывающий ей, что Эдвард там находился не один. Изабелла пробормотала себе под нос мягкие ругательства и подошла еще ближе к воротам, стараясь оставаться как можно более тихой и незаметной. Заглянув внутрь, она заметила Эдварда, который расхаживал кругами вокруг кого-то корчащегося на бетонном полу. Ближе к входу спиной к девушке стояли двое крепких мужчин, ни одного из которых она не узнала, у их ног сидела пара питбулей ее отца. Она порой боялась этих бойцовских псин, но часто видела, как ласково с ними обращались и ее отец, и Мейсен. Когда Изабелла наблюдала за ними издалека, у нее складывалось впечатление, что эта пара поджарых кобелей беспрекословно подчинялась только этим двум мужчинам.

Стоило Эдварду отойти в сторону, как перед взором Изабеллы предстала девушка с белокуро-рыжеватыми локонами. Когда мужчина присел на корточки и грубо намотал ее пряди на руку, жестко дергая, лицо незнакомки оказалось перед Изабеллой. Это была не незнакомка. Это была Таня Денали — невеста Мейсена. Изабелла прикрыла ладошкой рот, боясь издать хоть какие-то звуки, дабы не выдать себя ненароком. Она видела, как мужчина что-то говорил своей невесте, но, конечно же, из-за расстояния не понимала ни слова. Юная Изабелла нахмурила брови, когда Таня, всхлипывая, стала еще громче рыдать, умоляя Эдварда о чем-то. Эдвард только покачал головой, поднимаясь на ноги и глядя на невесту презрительным взглядом. Стоило ему сделать шаг назад, как Таня вцепилась пальцами в его штанину, пытаясь таким образом вернуть себе его внимание. Он с силой вырвал свою конечность, а Таня разрыдалась еще громче, и стала кричать. Изабелла перевела взгляд на сидящих собак, когда Эдварда стал поглаживать их за ушами. Девушка видела, как двигались губы Мейсена, он что-то говорил невесте, после чего щелкнул пальцами. Два черных питбуля в тоже мгновение бросились на лежавшую на полу блондинку. Девушка прикрыла ладошками глаза, стоило ей понять, что произойдет дальше. Дикий оглушающий крик сорвался с губ Тани, как только ее тела коснулись зубы животных. Изабелле так же хотелось заткнуть уши, чтобы не слышать ничего. Денали рыдала и кричала от боли и шока, а мерзкие собаки яростно рычали. Кровь застыла в жилах Изабеллы, и она сделала шаг назад. Зацепившись за какие-то инструменты, она споткнулась, раздался грохот. Вскочив на ноги, она побежала в сторону каменной стены, у которой располагались высокие декоративные кустистые растения. Только она успела нырнуть в их гущу, как на пороге ангара появилась фигура Эдварда. За спиной мужчины еще громче рычали собаки, но вот крики девушки стали тише.

— Заканчивайте, — бросил он через плечо и решительным шагом покинул место происшествия.

Свон видела, как он вошел в дом, но она продолжала сидеть в кустах, дрожа и понимая, что слезы катятся по лицу, падая на голые коленки, которые она прижимала к своей груди. Размазав по лицу злые слезы, она вскочила на ноги и опрометью бросилась к задней террасе особняка. Со всей силы она впечаталась в чье-то сильное тело. Сильные руки обхватили ее локти, слегка отклоняя назад, чтобы заглянуть в лицо.

— Изабелла?

Девушка подняла глаза, встречая ошеломленный взгляд Виктора.

— Увези меня, — снова заплакала она, — увези меня отсюда.
— Что случилось? — обеспокоенно спросил он, окидывая взглядом ее едва одетое тело, — тебя кто-то обидел?
— Я хочу уехать из города, из страны. — Маленькие кулачки ударили его по груди. — Навсегда, уехать отсюда. Увези меня,- протяжно завыла она, падая лицом в его грудь, и ощущая на своих плечах теплые и такие надежные руки.


Изабелла вырвалась из сна, подскакивая на кровати, и опрометью бросилась в ванную комнату. Она едва успела склониться над унитазом, как ее начало тошнить, а слезы покатились по лицу. Тяжелое дыхание и капающие слезы не волновали девушку, она откинулась назад, прислонившись спиной к стене и нажав на кнопку слива, а потом уткнулась головой в колени. Обнаженная девушка сидела на холодном полу, стараясь остановить поток слез и привести дыхание в норму. О ноги потерлась Баффи, что вырвало хозяйку из омутов прошлого, из той самой ночи, когда ее вера в мужчину, которого она любила всем сердцем, сильно пошатнулась. Покачиваясь, Изабелла поднялась на ноги, а когда оказалась в душе, закрыла за собой стеклянную дверцу и включила воду. Тошнота все еще преследовала ее, а образы разъяренных собак не шли прочь из головы. Рассердившись на себя, Мейсена и на весь белый свет, она скатилась по стене на холодную плитку, не способную нагреться даже под потоками горячей воды. Изабелла обхватила свое тело руками, старясь стать как можно меньше. Возможно, если она сама себя убедит, что она всего лишь маленький незаметный жучок в этом большом и жестоком мире, ей станет легче. Но сколько бы она себя в этом ни уверяла, она знала правду. Эдвард был жесток и властен. Она, выросшая в мире Чарльза Свона, прекрасно знала об этом. Она понимала, что ее отец, как и Эдвард, совершали за свою жизнь ужасные поступки; что они могут убивать, мучить и допрашивать людей, причиняя им боль, лишь бы это привело к нужному им результату. Она закрывала глаза и не обращала внимания на капли крови на одежде отца, затыкала уши, когда из его кабинета доносились крики. Но она никогда не могла подумать, что Эдвард может быть так жесток и безжалостен к своей собственной невесте. Возвращаясь в ту страшную ночь, она вспоминала не только весь испытанный ужас, в ее голове до сих пор звучали безумные крики Тани и разъяренное рычание собак, которые исполняли приказ своего хозяина.
Обнаженная Изабелла, покачиваясь, продолжала сидеть на плиточном полу, даже не ощущая, как капли воды бьют по ее телу. Волосы мокрой массой закрывали ее спину, плечи и руки. Протянув руку, она пошарила на стене и, нажав пару рычагов, наконец-то встряхнулась, когда горячая вода сменилась холодной. Несмотря на резкую смену температур, девушка все равно не могла взять себя руки. Она, продолжая покачиваться из стороны в сторону, захлебываясь слезами, беззвучно бежавшими по лицу. В этот момент она презирала не только Эдварда, но и саму себя за то, что несмотря ни на что, она все еще продолжала любить этого мужчину.

Просидев еще несколько минут в оцепенении, девушка почувствовала, что от холода застучали зубы, поэтому наконец-то кое-как поднялась на затекших ногах и перекрыла воду. Открыв створку, она вышла наружу и, даже не вытираясь, натянула на себя длинный в пол шелковый халат. Не замечая кошку, вьющуюся между ног, она босиком пошлепала назад в спальню, после чего и вовсе покинула свои апартаменты, спускаясь на первый этаж. Большой особняк был погружен в тишину и полумрак. Иногда девушке казалось, что вся обстановка кажется более зловещей, чем если бы она попала в замок средневековья. Оказавшись на первом этаже, она прямиком направилась на кухню, где из шкафчика достала бутылку с виски. Изабелла редко пила крепкий алкоголь, ее любимым напитком всегда был мартини, но только не сегодня. Вновь Эдвард перевернул все ее существование с ног на голову, стоило только одному сну ворваться в сознание, как она расклеилась.

Даже не прихватив с собой бокал, она с бутылкой в руке прошла на террасу, где опустилась на шезлонг. Сделав глоток прямо из горлышка, она закашлялась, сильно зажмурив глаза. Несмотря на это, Изабелла все же не отказалась от выпивки. Подобрав под себя ноги, она уставилась на водную гладь бассейна отрешенным взглядом. Она ненавидела это аморфное состояние, что накатывало каждый раз, стоило ей оказаться во власти прошлого. Сегодняшний вечер напомнил ей, каким может быть Эдвард. Его голос и тот взгляд, таким же он был и в ту роковую летнюю ночь. В юношестве она очень любила читать романы о лордах и их прекрасных леди. Там всегда была любовь, которая нежданно настигала главных героев. Та ночь открыла ей глаза, ее первая любовь стала полным разочарованием, но больнее всего и неприятней Изабелле было от того, что несмотря ни на что, чувства эти не пропали. Она пыталась их заглушить, уехав в Европу, очень пыталась. Когда погиб отец, ей пришлось вернуться в Штаты. На кладбище, где деревья склонялись от пронизывающего ветра, Эдвард стоял на противоположной стороне от вырытой ямы в темных очках, склонив голову и, казалось, не замечая никого вокруг. Девушка тогда практически не слышала ничего из того, что говорили, она из-под полей широкополой шляпы наблюдала за ним. Как сдержан он был, как собран, а потом он оказался прямо напротив нее, сжал ее пальцы своими большими холодными ладонями и, склонив голову в знак уважения, просто прошептал ее имя. Никаких слов сожаления или поддержки. Изабелла была рада этому в тот момент, потому как все говорили только одну фразу: «Мне жаль». Она не выносила жалости. Ей не нужны были соболезнования, так как никакие слова не вернули бы отца.

За те четыре года, что она была вдалеке от мужчины, чувства не утихли ни на грамм. Она повзрослела, но и Эдвард тоже стал старше. И Изабелла отчаянно надеялась, что сможет обратить его внимание на себя. У нее это получилось быстро и четко по плану. Не учла она только одного — что наигранное спокойствие и сдержанность напоминало ей слишком ярко о том, на что он способен по отношению к неугодным, будь то партнеры, враги или же собственная невеста.

Постепенно количество алкоголя в бутылке уменьшалось, затуманивая разум девушки все больше. Она даже не следила за временем и, когда краем глаза заметила, что кто-то вошел на кухню, постаралась не обращать внимания, да и сама не хотела, чтобы ее кто-то видел, тем более Мейсен. Но когда осторожно повернула голову, то поняла, что ее мечтам не суждено сбыться — у раковины находился именно он. Изабелла отвернулась, стараясь сжаться в комочек в большом шезлонге, и скрестила пальцы на руках, надеясь, что он прямиком отправится в свою комнату. Девушка не хотела ругаться с ним, а это непременно случится, когда она находится в уязвимом эмоциональном состоянии.

Эдвард раздраженно откинул тонкий мобильный телефон на сиденье рядом с собой.

— Мистер Мейсен? — В зеркале заднего вида он поймал взгляд водителя.
— Домой, — бросил мужчина.

Грязь под ногтями, а также россыпь красных пятнышек крови по рубашке раздражала его. Хотелось как можно быстрее оказаться дома, смыть с себя всю грязь и кровь. После перебранки с Изабеллой он вернулся в «Боргату», где Бен вместе с Генри добыли ему, наконец-то доказательство того, что один из его крупье не чист на руку. Эдвард не любил без надобности убивать и калечить людей, но не мог закрывать глаза, если его обворовывали. Пришлось применить кое-какую силу, в результате которой костяшки его пальцев были сбиты, а крупье пришлось выбросить вон. Эдвард считал, что жизнь была и так большим подарком. Не убить его стоило мужчине большого усилия. Отлично, за одну только ночь, точнее, последние несколько часов, он смог утихомирить свой характер уже дважды. Это стало для мужчины большим прогрессом.

Когда Эдвард оказался около дома, он отпустил охрану и пошел в кухню. Там он склонился над круглой раковиной, подставляя руки под струи прохладной воды. Ему не терпелось отмыть грязь с остатками крови из-под ногтей, после чего он намеревался пропустить бокал виски и наконец-то лечь спать. Мейсен даже не обратил внимание на то, что всегда ожидающая его возвращения Розали сейчас отсутствовала на первом этаже.

Мейсен сорвал с себя рубашку и, открыв тумбу, бросил ее в мусорное ведро, уверенный в том, что утром Стелла ее сожжет где-нибудь на заднем дворе, где никто и никогда ее не найдет. Взяв бутылку виски и квадратный бокал, он решил посидеть пару минут на улице. Стеклянная створка была сдвинута в сторону, и легкий летний ветерок теребил тонкие прозрачные шторы. Сделав шаг на террасу, он удивленно приподнял бровь, когда заметил на шезлонге съежившуюся Изабеллу.
Она нахмурилась, но после секундного замешательства ее взгляд загорелся презрением.

— Чего тебе? — бросила она, отворачиваясь и вновь устремляя взгляд к прозрачной глади воды бассейна.
— Снова пьешь? — усмехнулся он, кивая на бутылку на ее коленях.
— У тебя забыла спросить, Мейсен.
— Мы снова грубим? — Он сделал несколько шагов и опустился напротив нее, наливая себе виски в бокал.
— Ты что, пришел преподать мне урок хороших манер? — ядовито спросила девушка.
— Чего ты такая злая, детка? Что, твой стриптизер не довел тебя до оргазма? — Усмешка украсила его лицо, и он сделал глоток, замечая, что его комментарий задел девушку.
— Не переживай, Мейсен. — Гневный взгляд снова полоснул мужчину. — Меня удовлетворили отлично.
— И все-таки ты ужасная лгунья, Изабелла, — сказал он, прищурив глаза.
— А не пойти ли тебе, Эдвард, — взорвалась она, — к своим девкам.
— Сегодня я намерен ночевать дома.
— Что весьма прискорбно для всех обитателей этого особняка.

Эдвард промолчал, замечая, что она сделала глоток прямо из горлышка бутылки. Несмотря на короткий период времени, он уже успел изучить Изабеллу, в некоторых моментах она была для него открытой книгой. И сейчас он видел — что-то произошло за тот отрезок времени между клубом и нынешним часом.

— Я хотел поговорить, — начал он спокойным тоном, стараясь не разжигать конфликт.
— Законспектируй, я прочту позже. — Еще один глоток виски. — У меня нет сейчас никакого желания с тобой вести беседы, так что будь добр, оставь меня в покое.

Эта маленькая тирада еще сильнее возбудила внимание мужчины. Изабелла вела себя необычно. Конечно, она постоянно кидала ему едкие фразы, и в какой-то степени Мейсен уже привык к этому, но сейчас он заметил, что что-то было не так. Ее взгляд большую часть времени был отрешенным, но когда их глаза встречались, он видел полыхающую там ненависть. Для него было загадкой, что же именно он сегодня такого сделал, что заслужил такой взгляд.

— Что с тобой? — Он снова попытался достучаться до нее.

Изабелла перевела свой взгляд на его лицо, после чего скользнула глазами по обнаженному торсу, от чего Мейсен похотливо улыбнулся.

Резко поднявшись на ноги, она с громким стуком опустила бутылку на стол.

— Я не хочу с тобой разговаривать, — рявкнула она.

Расслабленное состояние Эдварда, его усмешка и похотливый взгляд окончательно вывели ее из себя. Развернувшись, она стала удаляться, но ее вновь остановил его голос.

— Сядь на место, Изабелла, — приказал Мейсен.
— Пошел ты, — буркнула она себе под нос, предпочитая не останавливаться и уж тем более не возвращаться назад.
— Что ты сказала? — переспросил он уже более угрожающим тоном.
— Пошел ты, — уже громче повторила она, но в следующее мгновение цепкие пальцы обхватили ее за локоть, и она оказалась лицом к лицу с мужчиной.
— Мне послышалось, Изабелла, или ты только что дважды послала меня? — угрожающе тихо переспросил он.
— Пошел. Ты, — четко, медленно и по слогам выплюнула она ему в лицо.

Несколько мгновений оба буравили друг друга взглядами, но вдруг Эдвард склонился и поцеловал. Когда Изабелла не смогла сдержаться и ответила ему, он простонал ей в рот, и его цепкая хватка на ее руке ослабла, пальцы скользнули по женскому телу вниз. В следующее мгновение девушка смогла прийти в себя и, отклонившись, залепила ему звонкую пощечину.

— Не смей меня трогать, — выдала она.

Эдвард отступил на шаг, и его в глазах нарисовалась отчаянная ярость. Никто и никогда не поднимал на него руку, этого мужчина никому не мог позволить, даже ей. Сжав кулаки, он отвернулся и глубоко задышал, пытаясь сдержаться и не сделать ей больно в ответ.

— Никогда больше так не делай.

Девушка смотрела на его обнаженную спину. Вся ее ярость, ненависть, любовь и страсть сплелись воедино. Затуманенный алкоголем разум не мог выдержать такой эмоциональной нагрузки.

— А не то что? — дерзко бросила она, уже ничего не соображая. — Бросишь меня на бетонный пол и спустишь своих чертовых собак, чтобы они разорвали меня, как и твою невесту?

Только когда слова слетели с языка девушки, она поняла, что натворила. Спина Эдварда напряглась, она тут же увидела, как он сжал кулаки, но продолжал смотреть на воду, не поворачиваясь. Изабелла прикрыла губы ладонью, после чего пальцы скользнули вниз на шею. Несколько томительных минут они оба стояли в полной тишине, Мейсена стало трясти, и он тяжело сглотнул, закрывая глаза. Он ожидал услышать что угодно от этой дерзкой девчонки, но только не эту фразу. Пока Мейсен ушел своими мыслями в прошлое, девушка сочла за лучшее ретироваться с террасы. Медленными шагами она стала отступать назад вглубь дома, не спуская напряженного взгляда с Эдварда. Она боялась наткнуться на что-то, но все-таки предпочитала не поворачиваться к нему спиной. Координация девушки была нарушена, и когда она уперлась ногой в мягкие подушки дивана гостиной, то чуть ли не вскрикнула, но в последний момент сдержалась, вновь прикрыв губы ладошкой. Отметив, что Мейсен продолжает стоять к ней спиной, казалось, даже не шевелясь, она подхватила подол длинного халата и, развернувшись, побежала прочь.

Сотни мыслей проносились в голове мужчины, но самой главной была лишь одна: «Откуда она могла узнать?» Как ему казалось, он лишь сотые доли секунды был в ступоре, но когда краем уха услышал рев двигателя машины, обернулся. Изабеллы не было за его спиной, и он побежал через дом на крыльцо. Заметив яркие фары машины брата, он сначала нахмурился и лишь потом понял, что эта чертова девчонка была в данный момент за рулем. Брат никогда бы не вел машину столь небрежно.

— От тебя одни проблемы, Изабелла, — буркнул он себе под нос, спускаясь по ступеням, и устраиваясь на мягком сиденье своей машины.

Эдвард видел, как перед ней открылись кованые ворота, и она унеслась в ночь. Изабелла была пьяна; к злости и ярости на эту девчонку, перевернувшую всю его жизнь с ног на голову, а так же в очередной раз проклиная Чарльза Свона и данное ему обещание, примешалась и капелька страха за ее безопасность. В такой поздний час на дороге было мало машин, и он быстро увидел фары автомобиля брата. Нажав на газ, Эдвард уже через несколько секунд догнал ее и, поравнявшись, резко крутанул руль в ее сторону. Его «Эскалейд» был намного больше и тяжелее, поэтому от одного лишь легкого удара, маленькая машина, за рулем которой была Изабелла, тут же вильнула по асфальту. Мейсен видел, как девушка попыталась уйти от еще одного столкновения, резко ударив по тормозам, от чего машину закрутило на дороге, и она съехала в кювет. Машина врезалась в небольшое дерево, из-под капота повалил дым. Мужчина остановил свою машину на обочине и преодолел разделяющее их расстояние, оказался около темно-синей спортивной «Ауди» Джаспера. Когда он распахнул дверцу, Изабелла подняла голову с руля, бросая на него свирепый взгляд. Потянув ее за руку, он выволок девушку наружу и слегка встряхнул.

— Кто? — рявкнул он.
— Ты меня чуть не угробил, придурок, — заверещала она в ответ.

Одного мимолетного взгляда на нее Мейсену было достаточно, чтобы понять, что с ней все в порядке, лишь тонкая струйка крови бежала из разбитого носа. Ярость вновь выступила на первый план, девушка была жива и рядом с ним будет точно в безопасности, но от разговора после брошенных ее слов ей теперь точно не отвертеться.

Одним движением он схватил ее за плечи, властно сжимая ладонями, и снова слегка встряхнул.

— Кто, блядь, сказал тебе, Изабелла? — прошипел он, склоняясь ближе к ее лицу. — Кто?
— Мне больно, — проскулила она, слегка оседая на землю в его руках.

Мейсен даже не замечал прохлады раннего утра, он был всего лишь без рубашки, а вот Изабелла стояла босая и в тонком халате, который в данный момент сдвинулся в сторону, открывая ее правую грудь. Как бы сильно он ни желал эту женщину, в данный момент даже ее прелести не могли отвлечь мужчину.

— Откуда ты знаешь?
— Отпусти меня, Эдвард. — Она взмахнула руками, пытаясь вырваться из его хватки, и в этот момент он резко отпустил ее, от чего девушка, не сумев удержать равновесие, упала на землю, очутившись у его ног.

Эдвард присел на корточки, стараясь расслышать, что она бормотала себе под нос. Волосы упали на ее лицо, оказываясь в придорожной траве. Он откинул спутавшиеся пряди с ее глаз и, обхватив за затылок, заставил смотреть на себя.

— Все, кто об этом знал, уже мертвы. Кроме моего брата. Так что я вновь задаю тебе свой вопрос, Изабелла. Откуда ты узнала?
— Две черные твари. С лоснящейся черной шерстью и поджарыми телами, — начала она, не отрывая своего взгляда от зеленых глаза Мейсена. — Ты звал их Граф и Лорд, Эдвард. Они слушались только моего отца и тебя. В ту ночь его не было в нашем поместье, он уехал по делам. Но там был ты, и они сидели на бетонном полу у твоих ног. Ждали твоего приказа, как это всегда бывало. Их рычание эхом отражалось от стен ангара, а слюни капали на тот самый пол, где лежала твоя невеста в разорванной одежде. Ты ходил кругами, не сводя с нее глаз, а она плакала и умоляла тебя пощадить ее. Но тебе не было дела до чувств и слез твоей невесты. Она любила тебя, но ты не слышал. Такому человеку, как ты, невдомек, что такое сильные чувства. Ты хватал ее за волосы, шипя в лицо какие-то слова, а после ударил по лицу. А потом ты всего лишь щелкнул пальцами и сказал одну фразу: «Фас», и твои любимые собаки бросились на беззащитную девушку, начиная рвать ее одежду и тело на куски.

Эдвард все время молчал, даже не думая прерывать ее монолог, она же говорила твердо, сухими предложениями, просто излагала факты той давней ночи, но искорки презрения в ее взгляде он все-таки смог уловить.

— Хочешь знать, откуда мне все известно, Эдвард? — Одинокая слезинка сорвалась с ресницы. — Я была там. Я видела все собственными глазами.

Его тяжелая рука скользнула с ее шеи, и он поднялся на ноги. Изабелла даже не сделала ни малейшего движения для того, чтобы встать с земли. Сделав несколько шагов назад, он покачал головой, не в силах осмыслить тот факт, что его тайна оказалась вовсе не тайной. Он принялся ходить туда и обратно, не обращая внимания на Изабеллу, которая продолжала что-то бормотать себе под нос, настолько тихо, что он не мог даже определить, говорила ли она с ним или нет. Она все знала. На миг Эдвард остановился, когда проблеск осознания мелькнул в голове. Шум. Шум в ночь смерти Тани, когда он отвлекся и вышел за ворота ангара, там никого не оказалась, и тогда Эдвард решил, что ему показалось. Но, как теперь выясняется — ничего ему тогда не показалось.

Это была она.
Изабелла.
Ей тогда было сколько?

Эдвард провел рукой по волосам, нахмурившись.
Шестнадцать.
Ей тогда было шестнадцать лет.


Злость, отчаяние и ярость смешались между собой в очередной раз, и он со всей силы пнул переднее колесо машины, после чего прикрыл глаза, упираясь кулаками в капот. Тяжелое дыхание нужно было привести в порядок, ему нужно взять себя в руки. Изабелла часто бросала на него взгляды ненависти и презрения. Большую часть времени он не понимал причину этого. Да, он был манипулятором, все любил держать под контролем, даже жизни близких и любимых людей, считая, что таким образом он оберегает их и пытается сохранить им жизнь. И вот сейчас кое-что стало проясняться. Она ненавидела его не из-за завещания отца, не из-за того, что он приказывал ей или запрещал что-либо делать. Нет, она ненавидела его потому, что видела самый ужасный поступок в его жизни. Эдвард бы соврал, если бы сказал, что он жалеет о той ночи и о том что, он сделал. Нет. Он не жалел ни капли. Если бы мужчина смог вернуться в прошлое, прожить жизнь заново, он бы никогда и ничего не изменил в ней. Все свои взлеты и падения. Все радости и горести. Все, что было в прошлом, сделало его сильнее. Таким, какой он есть сейчас.

Он открыл глаза, повернул голову, снова глядя на неподвижную Изабеллу у машины, и понял — есть еще один плюс в его прошлом. Она. Изабелла была рядом с ним, была в его жизни, только из-за всего, что случилось в прошлом. Все его поступки хорошие и плохие. Все они привели его к ней.
Чарльз знал Эдварда. Она навесил ему не обузу в виде своей дочери, это был дар. Мужчина просто не понимал всего этого до настоящего момента. Она не была Таней или одной из его любовниц. Именно Изабелла смогла бы стоять рядом с ним, высоко держа голову. Она была сильной личностью, такой же, как и он. Возможно, именно поэтому они большую часть времени ссорились, но в тоже время Эдвард не мог не признать, что между ними также существовала страсть. Она притягивала их друг к другу, и игнорировать все это было глупо.

Оттолкнувшись от капота, он сделал два шага вперед, остановившись над девушкой. Она лежала на спине, глядя широко распахнутыми глазами в начинающее светлеть небо. Эдвард присел на корточки перед ней и протянул все еще дрожащие пальцы к ее щеке. Изабелла вздрогнула, переводя на него глаза, в которых отражалось растерянность и изумление.
Мужчина, не отпуская ее взгляда, стал медленно склоняться к губам девушки. Как только их уста соприкоснулись, Эдвард почувствовал, как тело распространяется в груди. Изабелла, казалось, была сначала изумлена, но через секунду он почувствовал ее отклик. Губы девушки шевельнулись, и уже спустя мгновение их поцелуй стал перерастать в нечто большее. Руки Эдварда скользнули по ее гибкому телу. Сейчас, когда Изабелла дрожала в его руках, когда ее тонкие пальчики скользили по его голым плечам, он почему-то чувствовал, что ничего другого более важного в его жизни не существует. Оторвавшись от ее губ, мужчина заглянул в глаза Изабеллы, где увидел недоумение, с легкими нотками страха.

— Изабелла, — прошептал он тихим голосом.

Она лишь покачала головой, прикрывая глаза, что он принял за согласие. Тут же его сильные руки пришли в движение, скользнув по ее едва прикрытому телу. Мягкая кожа, скрытая легкой тканью, была приятна на ощупь. Нежным движением он сдвинул в сторону полы ее полураспахнутого халата. Эдвард понимал, что все неправильно. Они находились у края дороги и любой, кто проехал бы мимо в столь ранее утро, мог увидеть их, но у него не было сил оторваться от нее, тем более сейчас, когда Изабелла слегка простонала и крепче прижалась к нему. Мягкая обнаженная грудь соприкоснулась с его голым торсом, а его правая рука заскользила дальше, распахивая ее одежду все ниже и ниже.

— Эдвард, — хриплый стон, который был еле слышен, долетел до его слуха, и он прикоснулся губами к вершинкам ее груди.

Если в прошлый раз между ними была дикая страсть, подкрепленная яростью, то сейчас оба испытывали только нежность и какую-то отчаянную нужду. Оба не хотели думать о совершаемом поступке и уж тем более о том откровенном разговоре, что состоялся между ними всего несколько минут назад.

Руки девушки пробежались по его телу, и он задрожал, когда она попыталась просунуть кончики пальцев под пояс его брюк. Уже через несколько секунд она смогла расстегнуть ремень, после чего дернула вниз молнию. Губы Мейсена скользнули по ее груди, поднимаясь все выше и выше, пока он вновь не запечатал ее рот своим поцелуем. Не говоря ни слова, он приподнялся на локтях, давая тем самым Изабелле возможность слегка раздвинуть ноги, а после он вновь опустился всей тяжестью своего тела на нее.

Мейсен открыл рот, и ласковые слова почти сорвались с языка, но он осадил себя, останавливая поток ненужных фраз. Он ненавидел ласковые прозвища по отношению друг к другу, но с ней ему хотелось говорить и говорить их. Придумывать что-то новое, видеть ее улыбку и слышать что-то столько же приятное и ласковое в ответ. В прошлый раз в кабинете, когда он был готов, что-то произнести, его перервала сама Изабелла, а сейчас он сам остановил себя, как бы сильно ему ни хотелось обратного.

Когда тонкие пальчики Изабеллы скользнули по его возбужденному члену, он содрогнулся всем телом, прикрывая глаза. Нежным движением он отвел ее руку в сторону и тут же вошел в девушку. У обоих вырвался стон наслаждения, Изабелла уткнулась губами в его плечо, пока он, зарываясь в ее мягкие волосы, тяжело дышал, двигаясь вперед и назад. Стараясь не давить на нее слишком сильно, Эдвард просунул руки под ее спину, пытаясь удержать ее спину от сильных повреждений о землю.

Изабелла, прикрыв глаза, встречала каждый толчок Эдварда, стараясь подстроиться под его ритм. Приподняв ноги, она обхватила ими его пояс, пытаясь прижаться к нему как можно ближе. Под ее спиной руки Эдварда слегка дрожали, и в этот момент она чувствовала себя счастливой. Он был нежным, целуя ее волосы, скулы, глаза и губы. Девушка поняла, что он что-то ей шепчет слегка приоткрытыми губами, теплое дыхание мужчины посылало мурашки по ее коже. Изабелла чувствовала, как под их извивающимися телами хрустела трава, как ее халат пропитывался влагой от утренней росы. Но ей было все равно. Это было даже лучше, чем если бы все произошло на шелковых простынях самой мягкой кровати в мире. С ней был мужчина, которого она любила, он был нежен и ласков. Она чувствовала, что они сейчас стали единым целым, и не только в физическом плане.

Уже несколько минут спустя оба содрогались от наслаждения. Эдвард что-то пробормотал в ее шею, прижимаясь к плечу долгим поцелуем открытыми губами. Он тяжело дышал, а Изабелла слегка вздохнула, но предпочла не отстраняться, даже когда он сильнее сжал ее в объятиях. Не говоря ни слова, мужчина все-таки отстранился и попытался разгадать эмоции на лице девушки. Но Изабелла лишь смотрела на него широко раскрытыми глазами, ничего не говоря. Быстро застегнув брюки, он запахнул на ней халат, еще раз окинув девичье тело взглядом. Он наконец-то почувствовал гуляющий по обнаженному торсу утренний ветерок и понял, что Изабелла тоже, должно быть, замерзла, тем более он вдавливал ее тело в землю.

— Давай-ка, — приподняв ее, он нахмурился, — давай вернемся домой.

Изабелла вновь никак не отреагировала, будто находилась в ступоре, поэтому Мейсен поднял ее на руки, крепче прижимая к своей груди, и прошагал в сторону стоявшей машины на обочине. Даже не бросив ни единого взгляда в сторону разбитой машины брата, он аккуратно усадил девушку на переднее сиденье. Быстро скользнув в кресло водителя, завел мотор и двинулся в сторону особняка. Оба молчали, Изабелла просто смотрела в окно, и спустя каких-то пять минут они оказались у парадной лестницы. Заглушив мотор, Эдвард вышел наружу и вновь оказался у пассажирской двери. Распахнув ее, он заметил, что легкий шелковый халат соскользнул по ногам, отрывая ее бедра. Эдвард прикрыл глаза лишь на миг, а потом запахнул полы ее одежды и снова поднял девушку на руки.

— Давай, маленькая, — прошептал он, уже беспокоясь о том, что Изабелла замкнулась внутри себя.

Не говоря больше ни слова, он пронес ее через особняк и вскоре толчком ноги распахнул дверь своей спальни. Этот дом был построен после происшествия с Таней и смерти Джошуа, поэтому в своей спальне мужчина ни разу не принимал женщин. С любовницами он встречался в кабинете в казино или же ездил на их съемные квартиры. Здесь никогда и никого не было. Изабелла была первой, кого он сюда пустил. Обнимавшие за шею Эдварда пальцы казались ему ледяными, и он решил отнести ее под горячий душ. Там он поставил ее на плиточный пол душевой кабины и открыл теплую воду. Одной рукой он придерживал дрожащую девушку, второй стаскивал промокающий халат, чтобы отбросить его прочь.

— Постой, хорошо? — попросил он, желая как можно скорее избавиться от своих брюк и обуви.

Стоило ему отвернуться лишь на мгновение, как Изабелла опустилась на колени, уже второй раз за эту ночь. Эдвард тут же опустился на корточки перед ней, пытаясь поднять ее на ноги. Вода становилась все горячее, но девушка все равно продолжала дрожать, что-то бормоча себе под нос еле слышным шепотом. Эдвард улавливал отдельные фразы о Тане, Чарльзе, собаках, ненависти, презрении и любви. Он пытался не обращать внимания на ее лепет, ему хотелось лишь вымыть ее и отнести в постель.

Когда она в очередной раз не отреагировала на его просьбу встать на ноги, Мейсен силой поднял ее и одной рукой крепко прижал за плечо к стене. Ловкими движениями, несмотря на то, что он никогда этого не делал, он вымыл девушку своим гелем для душа. Мягкая пена вместе с водой скользила по ее точеной фигуре, но Эдвард даже не возбудился, сейчас ему хотелось подарить ей лишь нежность и заботу.

После, завернув в махровое черное полотенце, он вновь подхватил ее на руки и опустил на свою большую кровать. Изабелла потянула на себя одеяло и, свернувшись клубочком под ним, обняла подушку. Эдвард пару мгновений смотрел на нее и потушил свет.

— Не выключай, — раздался ее хриплый шепот в темноте.

Мейсен даже вздрогнул, так как не ожидал услышать ее голос. Он склонился и тут же включил прикроватную лампу. Потушив свет в ванной комнате, он взял пульт, опуская темные жалюзи на панорамные окна, так как на улице стали появляться первые лучи восходящего солнца. Комната погрузилась в полумрак, от лампы разливалось мягкое свечение.

— Изабелла, — прошептал мужчина, приподнимая край одеяла.
— Помолчи, — тихо прохрипела она, не открывая глаз. — Прошу тебя, Эдвард, просто помолчи.

Согласно кивая, он передвинулся поближе к ней. Несколько мгновений он колебался, но потом коснулся ее руки своими пальцами. Изабелла, изловчившись, вытащила свою руку из его хватки, а спустя уже пару секунд она мертвой хваткой вцепилась в его предплечье. Тонкие пальцы до боли сжимали его руку, но Эдварду было все равно. Изабелла в данный момент держалась за него, и ему нравилось это чувство — быть кому-то настолько нужным. Он еще ближе придвинулся к ней, а после того как Изабелла прикоснулась лбом к его плечу, чуть повыше того места, где находились ее руки, он прикрыл глаза. Мужчина понимал, что между ними что-то происходило в этот самый момент, но ему не хотелось сейчас анализировать что-либо и думать, к чему все это может привести. Он не знал, что будет с ними, когда оба проснутся. Хотя мог предположить, что, скорее всего, после пробуждения все вернется на круги своя. Она будет его ненавидеть, но на этот раз он хотя бы будет знать, из-за чего она испытывает к нему такие чувства.

Мейсен видел, что Изабелла мягко и спокойно дышит, полностью погрузившись в сон. Пару минут он смотрел на нее, после чего прикоснулся нежным поцелуем ко лбу. Сегодня он оставит ее в своей постели, она смотрелась здесь очень уместно. Но завтра все должно измениться.
Эдвард вновь прикрыл глаза, желая, чтобы в его жизни никогда не появлялась Изабелла Свон, так как она рушила все то, что для него было важным. А для такого мужчины, как Мейсен, это положение вещей было недопустимым. Ему не нужна была постоянная женщина. Это только бы все усложнило, дало бы его врагам преимущество над ним. Его разум разрывался на две части. Одна хотела удержать Изабеллу как можно ближе к себе и не отпускать, а другая желала гнать ее прочь от себя как можно дальше. Только почему он испытывает сильное разочарование и легкую боль, выбирая второй вариант, Эдвард никак не мог понять, сколько бы ни пытался.

***

— Все в порядке, Роуз, — в очередной раз повторил Джаспер. — Келли уже давно спит. Я прошу тебя, просто повеселись и не думай ни о чем.
— Она моя дочь, а я бросила ее одну, — возразила Розали тихо, и брат еле расслышал ее голос за отдаленными звуками ритмичной музыки.
— Ты не бросила ее. Ты наконец-то решила выйти в люди, а свою дочь оставила с родным дядей в особняке более неприступном, чем Форт-Нокс. Прошу тебя, просто отдохни. Тебе это необходимо.
— Я…
— Мы с Келли повеселились, посмотрели в очередной раз ее любимый Мадагаскар, съели два ведра попкорна, приняли ванну, поцеловались в щечки на ночь и расстались до утра. Она в отличном настроении. И даже не спросила о тебе.

Розали вздохнула, и брат понял, что она сдалась.

— Ну, хорошо. Я через пару часов вернусь домой, обещаю.
— Сестренка, тебе не пятнадцать, и я не устанавливал комендантский час. Веселись, сколько захочешь. Я сегодня никуда не уеду из дома. И Эдвард скоро должен вернуться. Так что все, я отключаю телефон и больше не буду отвечать на твои звонки. Поняла меня? — он шутливо пригрозил ей и улыбнулся, когда услышал ее легкий смех.
— Ладно, увидимся утром, Джас.
— Целую, милая.

Розали опустила телефон, нажимая кнопку отбоя, после чего вышла из туалетной кабинки клуба, в который ее пригласила Саманта. Оказавшись у большого зеркала, Розали посмотрела на свое отражение лишь мельком, после чего вышла из туалетной комнаты, в главный зал клуба, приближаясь к барной стойке. Сегодня был ее первый выход в люди со смерти мужа, но, несмотря на это и заверения и мнение брата, она не собиралась сразу же пускаться во все тяжкие. Конечно, ей было приятно находиться здесь, она даже смогла слегка расслабиться. Но все равно предпочитала сегодня ограничиться всего лишь парой легких коктейлей. Саманта уже выпила несколько бокалов вина и ускакала на танцпол, где извивалась в руках высокого мужчины. Розали улыбнулась, глядя на веселящуюся подругу. Ей тоже нравилось танцевать, но это было слишком давно, в те времена, когда она была младше и ее душа еще не успела пережить большие потери.
Пока девушка ждала своего заказа, ее глаза скользнули вокруг. Ей нравилось здесь. Музыка была приятной, интерьер красивым. На дальней сцене танцевали едва одетые женщины, но их танцы были не пошлыми, а больше напоминали искусство.

— Ваш заказ. — Чернокожий бармен улыбнулся, двигая к ней напиток, Розали расплатилась, и он не навязываясь ушел на другой конец стойки. Она успела сделать лишь пару глотков, когда на соседние стулья по обе стороны опустились двое мужчин.
— Такая красавица и в одиночестве?
— Я не одна, — ответила Роуз и отвернулась, предпочитая не вступать в разговор с незнакомыми людьми, а уж тем более мужчинами. Что бы кто ни думал, она не собиралась бросаться омут с головой в какие-либо любовные отношения, и уж тем более ее не прельщали сексуальные приключения на одну ночь. А эти мужчины явно не были настроены на что-то серьезное.
—Да ладно тебе, крошка, — протянул второй.

Розали окинула его взглядом. Он был высоким мужчиной с шоколадной кожей и лысой головой. Спортивную фигуру обтягивали явно дорогие вещи.

— Оставьте меня в покое, — крикнула девушка и сделала глоток из своего высокого бокала.
—Окей, окей, красавица, — протянул худощавый блондин, переглянувшись со своим другом. — Просто выпей с нами бокальчик, это же ни к чему тебя не обязывает.
Розали еще раз всмотрелась в лица мужчин, после чего посмотрела на танцпол, где веселилась Саманта. Она неопределенно пожала плечами, решив, что от одного бокала ничего не произойдет. Вновь вернув свое внимание к окружающим ее мужчинам, девушка позволила себе подарить им легкий намек на улыбку.

— Хорошо.

Чернокожий вскинул руку, и возле них тут же оказался бармен и поставил перед Розали высокий бокал с каким-то разноцветным коктейлем.

— Меня зовут Эйден, — представился блондин.
— Розали. — Девушка протянула ладонь для рукопожатия.
— Я Карл. — Второй мужчина придвинул поближе к ее руке напиток.
— За знакомство, — предложил Эйден, слегка склоняясь к ней.

Розали кивнула и сделала несколько глотков. Коктейль был очень вкусным, но явно с примесью алкоголя. Учитывая, какое количество добавлялось в коктейли, она не стала волноваться о том, что слишком много выпьет. Она просто пообщается с этими мужчинами, тем более, что вокруг них было много народа, а после отыщет Саманту и отправится домой, к своей жизни матери-одиночки.

Эммет выбросил в высокую корзину мокрое бумажное полотенце. Посмотрев на свое отражение, он нахмурился, отмечая, что не выглядит особо довольным, если учесть, что за столиком на втором этаже его ждала красивая женщина. Пока его мысли не ушли в ненужном направлении, он рывком распахнул белоснежную дверь и оказался в коридоре. Музыка громыхала на весь клуб, но здесь было намного тише, чем в основном зале. Коридор был средней длины, по обеим сторонам располагались туалетные комнаты и какие-то подсобные помещения. Клуб был большим, имел прекрасную репутацию, так что здесь вряд ли располагались приватные комнаты для сексуальных утех. Впрочем, это его мало интересовало, так как его новая знакомая, Лаура, была явно намерена поехать к нему домой.

Уже оказавшись в середине своего пути, он заметил, как двое прилично одетых мужчин вели девушку, поддерживая ее под оба локтя. Она явно была то ли пьяна, то ли под наркотиками, так как ее ноги еле шевелились, а голова была опущена вниз, прямые светлые локоны скрывали лицо. Эммет нахмурился, ему всегда были противны те, кто пользовался невменяемыми посетительницами клубов.

Кода они поравнялись с Эмметом, девушка издала еле слышный стон и что-то сказала, но ее слова были приглушены музыкой.

— Ну что ты, крошка, — отозвался один из мужчин, — сейчас тебе станет лучше.

Они прислонили ее к стене, и Эммет кинул последний взгляд на эту троицу через плечо. Девушка покачала головой, пытаясь отпихнуть мужские руки от себя. Плотного телосложения негр, поднял свою большую ладонь и откинул с ее лица волосы. Эммет резко обернулся, когда осознал, что грубые большие пальцы сжимали знакомое лицо.

— Эй, ребята, — крикнул им он и направился ближе.
— Иди своей дорогой, — ответил блондин, сверкнул глазами.
— Я так не думаю, — вставил Эммет, одним движением отбрасывая чужую ладонь от лица девушки.
— Ты кто такой? — угрожающее спросил темнокожий мужчина.

Эммет решил воспользоваться своими связями и знакомством и соврать.

— Это моя сестра, — резко ответил он.

Парни переглянулись. Эммет внешне казался собранным и спокойным, но внутри у него все кипело от злости. Ему очень хотелось проверить, в каком состоянии находилась Розали, но пока эти мужчины пристально наблюдали за каждым его движением, это не представлялось Эммету возможным.

— Мы думали, она одна, — один из мужчин пожал плечами, как будто это ничего не значило.

МакКартни же приподнял бровь, после чего шагнул еще ближе и взял девушку за руку.

— Извини, — ответил блондин, — мы уходим.
— В следующий раз… — бросил ему чернокожий.
— Надеюсь, в следующий раз я вас не увижу рядом с моей сестрой.
— Отлично, — продолжил мужчина, хотя было видно, как его задело то, что Эммет прервал его на половине предложения.

Больше не говоря ни слова, они отвернулись и пошли прочь, о чем-то переговариваясь.
Эммет смотрел на их удаляющиеся спины, крепко держа Розали за локоть, но не смел даже пошевелиться, пока они полностью не скрылись в главном зале. Только после этого он резко повернулся и слегка потряс ее.

— Миссис Адамс?

Девушка невнятно простонала, приоткрывая глаза.

— Эммет. — Ее голубые глаза пытались сфокусироваться на нем, но зрачки были сильно расширены, и мужчина чуть слышно выругался. — Так тяжело, не чувствую ног.
— Все в порядке. — Он дернул ее к себе, после чего скользнул пальцами на запястье и стал считать пульс. Он был слишком учащенным.

Розали обняла его руками и уткнулась лицом в шею. Мужчина сглотнул и приказал взять себе собраться. Женщина, которую он любил, была в его руках, но она была пьяна и под воздействием наркотиков настолько, что даже не стояла на ногах. Но все же, пусть и на мгновение, Эммет все-таки прикрыл глаза и вдохнул запах ее волос.

— Давайте выберемся отсюда, хорошо? Вы здесь одна?

Эммет вновь отклонил ее от себя, пытаясь заглянуть в лицо.

— Одна, — пробормотала она, — совсем одна.

Эммет решил, что это хорошо. Его машина стояла на задней парковке клуба, что было весьма удобно. Ему было стыдно бросать в клубе Лауру, но Розали была намного важнее. Поэтому он даже не думал об этом выборе. Всего несколько минут у него ушло на то, чтобы вывести девушку из клуба и уложить на заднее сиденье своей машины. Розали снова простонала, уткнувшись носом в обивку. Эммет согнул ее ноги, замечая красивые плетеные босоножки на высоком каблуке.

— Кто знает, где вы? — спросил он.

Только стон был ему ответом. Эммет понял, что ничего не сможет от нее добиться, поэтому взял себя в руки и слегка перевернув, нащупал в кармане легкого пиджака мобильный телефон. Покопавшись в сообщениях и звонках, он понял, что Розали общалась несколько раз за сегодняшнюю ночь с Джаспером. Что ж, это было намного лучше, чем если бы о ее отдыхе знал старший из Мейсенов. Захлопнув дверцу, мужчина оказался на водительском кресле и набрал сообщение Джасперу, сообщая от лица Розали, что она поехала ночевать к подруге. Тонкая рука Розали упала между двумя сиденьями, оказавшись близко к его ноге. Заведя мотор, Эммет помчался в тот район, где была его квартира.

Спустя двадцать минут мужчина на руках вносил Розали в свою квартиру, пройдя в спальню, он осторожно опустил ее на постель, после чего отступил назад. Ее волосы разметались по подушке, и Эммет слегка улыбнулся, понимая, как часто он представлял ее здесь, но никогда не думал, что его мечты превратятся в реальность.

Розали подняла руки и положила ладошки на лоб, простонав довольно громко. Он решил, что нужно принести стакан воды для нее. Когда МакКартни вернулся в спальню, то его брови поползли вверх. Она сидела на кровати, отбрасывая в сторону черный пиджак. Его взгляду предстал расшитый бисером удлиненный топ с углубленным вырезом, в котором виднелись холмики ее грудей.

— Миссис Адамс, — позвал ее он.

Розали вскинула голову, словно впервые замечая его.

— Эммет. — Лоб девушки нахмурился. — Мне жарко, очень жарко. — Мужчина предпочел остаться на своем месте у входной двери.

Девушка же тем временем вялыми пальцами снимала с ног обувь. Следом она стащила с себя верх и принялась за узкие джинсы. Эммет стоял как вкопанный, не в силах подойти ближе и помочь ей, или же уйти прочь, чтобы не совершить глупость. Пока он обдумывал оба варианта, Розали разобралась с остатками одежды и осталась в атласном белье стального цвета: выгодно приподнимавшем ее грудь бюстгальтере и плотно сидящих трусиках, открывающих ее бедра и живот.

Спустя мгновение ее глаза сверкнули, она откинула волосы со лба назад.

— Эммет? — задала она вопрос, будто была не уверена, что это он стоит перед ней.
— Эм, да… — Он сглотнул и, пройдя, поставил стакан на тумбочку у кровати. — Это я.

Девушка протянула руку, и он предположил, что ей нужно воды, и тут же снова схватил стакан, но пальцы девушки обошли прозрачную тару и заскользили по внутренней стороне его локтя все выше и выше. Эммет ощутил, как мурашки побежали по коже, стоило ей прикоснуться к нему. Его желание обладать ей и любить ее было столь сильным, что он еле смог сдержать свои порывы поцеловать ее. Но сдержав свое желание, он отступил на шаг назад, и рука девушки повисла в воздухе, а после и вовсе упала обратно на кровать. Розали потупила взгляд.

— Я не красива? — еле слышным шепотом спросила она.
— Это не так, — возразил Эммет, решив и не подтверждать, и не опровергать данный факт. Она на самом деле была прекрасной. Эммету нравилось наблюдать за ней со стороны, когда он приходил в их дом. Но он всегда знал свое место и понимал, что она для него недоступна так же, как Полярная звезда на небосклоне.
— Ты всегда избегаешь смотреть мне в глаза, — озвучила она свои давние мысли. — Почему?
— Миссис Адамс, я… — Эммет закрыл рот, когда она, теряя ориентацию, попыталась встать на колени, приблизившись к краю постели. Теперь их глаза были почти на одном уровне, и ему не приходилось смотреть на нее сверху вниз.
— Розали, — прошептала она, приблизившись к нему лицом, а после ее ладошки приземлились на его плечи, и пальцы впились в плоть. — Здесь так жарко, Эммет. Мне жарко… все тело горит.

Ее невнятный лепет Эммет сначала не воспринял всерьез, так как его мозг и так был перегружен созерцанием ее полуобнаженной в своей постели. И еще она прикасалась к нему и смотрела на него широко распахнутыми глазами. В следующее мгновение так быстро, как он от нее совсем не ожидал, Розали стали дергать за ремень на его джинсах.

— Розали, — прошептал он, произнося ее имя впервые вслух, обычно он делал это лишь в своих мыслях и фантазиях.
— Эммет, я хочу тебя, — выдохнула она, а ее вялые руки продолжали борьбу с его одеждой, не справившись с ремнем, теперь ее руки тянули ворот рубашки, причем в непонятном направлении.
—Прикоснись ко мне. — Отчаяние в ее голосе навело его на мысль, что каким бы ни был наркотик в ее организме, он явно разбудил ней желание заняться сексом. И Эммет полагал, что будь сейчас на его месте кто-то другой, результат ее поведения и желания был бы тем же. На это и рассчитывали мужчины, напоившие ее в клубе.
— Не думаю, что это хорошая идея, — прошептал он, сглотнув, когда ее теплые губы прикоснулись к шее в вырезе рубашки. Руки против своей воли скользнули по стройному и такому желанному телу, и Эммет не смог сдержать стон. Наконец-то он почувствовал ее гладкую кожу. От его прикосновения Розали вздрогнула, но спустя мгновение еще ближе придвинулась к краю кровати, стараясь прижаться к мужчине как можно тесней. Эммет сдерживал себя из последних сил, пока она скользила губами по его коже, но когда ее руки все-таки скользнули за пояс джинс и она прикоснулась к его члену, не выдержал и гортанно простонал.

Этот звук явно понравился ей, потому что Розали отстранилась и стала заторможенными движениями расстегивать мелкие крючки бюстгальтера. Только когда атлас скользнул по ее рукам и она осталась в одних трусиках, Эммет тряхнул головой, прикрывая глаза. Он сделал над собой усилие и отступил на пару шагов назад. Оставляя ее стоять в той же позе на краю кровати, слегка покачиваясь, то и дело опираясь на руки для поддержки. Ее грудь была высокой и очень красивой, если бы он не знал, что у нее есть Келли, то никогда бы не подумал, что эта женщина когда-то рожала и кормила девочку грудью. Ее тонкая талия и почти плоский живот очень сильно возбуждали его.

Девушка икнула несколько раз, созерцая, как пред ее глазами медленно расстегивает рубашку мужчина, которого она никогда не воспринимала как мужчину в прямом смысле этого слова. Для нее он всегда был тем, кто работал на их семью. Но сейчас ей так отчаянно хотелось почувствовать чужие руки на своем теле, утолить многолетний сексуальный голод. Так хотелось секса, что она могла бы кричать от желания очень и очень громко. Все ее тело горело, и она чувствовала влагу между ног, началось это еще в клубе, но сейчас голова была затуманена настолько, что она и не пыталась анализировать причину столь внезапно возникшего желания.

Эммет сбросил рубашку и медленно направился обратно к ней. Его глаза сверкнули, и он покачал головой.

—Это наркотики, Розали, — тихо сказал он. — На самом деле…
— Я хочу, — протянула она.
—Это не так, — сказал он в ответ, и через мгновение облачал ее в свою черную рубашку, застегивая тут же каждую маленькую пуговку. Скрывая от своих глаз ее наготу. — Нужно просто лечь спать. И завтра все пройдет.

Он говорил с ней тихо и медленно, будто беседовал с маленьким ребенком. Больше не говоря ей ни слова, он поднял ее на руки и отнес в ванную комнату. Отрыв кран с теплой водой, он поставил девушку перед собой, зажимая между своим телом и раковиной, и слегка наклонил вперед все тело. Эммет понимал, что она прекрасно могла чувствовать его возбуждение. Он откинул ее волосы на одно плечо, после чего потянулся к струям воды и начал умывать ее лицо теплой водой. Когда Розали простонала и ее колени подкосились, мужчина прижал ее тело к себе, но все же продолжил свое занятие. Потом он нежно вытирал ее чистое лицо. Розали всегда была для него красива, и даже сейчас, без того минимума косметики, что она наложила этой ночью, она была прекрасна.

— Я не понимаю, где я, — раздался ее слышный голос.
— Все хорошо, — так же тихо ответил он. — Ты в безопасности, Розали.
—Хочу пить.

Прислонив ее к стене, он вернулся в спальню за водой, чтобы напоить ее, после чего он планировал уложить девушку спать до утра. Но стоило Розали сделать глоток воды, как она вновь начала икать. И ему такое расклад совершенно не понравился.

— Мне плохо. — Ее голова упала на плечо Эммета. — Мне очень плохо.

Эммет успел только посадить ее пред унитазом и собрать ее волосы в высокий хвост, когда Розали стало тошнить. Она икала и всхлипывала, пока ее желудок извергал то, что было намешано за сегодняшнюю ночь.

МакКартни снова и снова поил ее водой, а ее опять тошнило. Он пришел к выводу, что это не так уж и плохо. Ее организм очистится, и она сможет уснуть. В какой-то момент девушка обессилено упала в его объятия. Мужчина помог прополоскать ей рот и уложил в свою постель. Здесь побывало так много девушек. Но в те моменты он всегда, глядя на них спящих, представлял, что на их месте лежит Розали. Сейчас его мечта сбылась. Она была в его квартире, в его постели, в одних лишь трусиках и его рубашке. Но это вновь было всего лишь иллюзией, а не реальностью.

Подойдя к кровати, он заметил, что дыхание девушки выровнялось — она уснула. Эммет не смог сдержать себя, поэтому наклонился и оставил на ее губах легкий поцелуй, после чего выпрямился и покинул комнату, не оборачиваясь. Ему не было места в ее сердце и в ее жизни. За те несколько лет, что он любил ее, Эммет смирился с данным фактом. Он понимал и принимал такой расклад вещей. Он мог воспользоваться положением, но это причинило бы боль как ей, так и ему. Этого МакКартни не желал. Поэтому, устраиваясь на диване в гостиной на остаток ночи, он не стал засыпать. Мужчина навсегда запомнит этот вечер, будет хранить в своем сердце каждую деталь. Лелеять в своей душе этот образ Розали, засыпающей на его большой постели.

Ведь утром она вновь вернется в большой особняк на окраине города. Каждый из них будет жизнь своей жизнью. Она — ради себя и дочки, тоскуя по убитому мужу, а он снова найдет подружку, будет с ней спать и делить эту квартиру каждый миг, представляя на ее месте эту прекрасную блондинку, что жила в его сердце.

Она вновь станет миссис Адамс, а он просто Эмметом МакКартни. И так будет всегда.

=========================

Хочу сказать вам всем спасибо за ваши отзывы. Всем в этой главе досталось. Мы увидели самую страшную по мнению Изабеллы ночь в ее жизни. Знаю многих не привлекает этот Эдвард и его поступок возможно еще больше оттолкнет вас, но не забывайте, мы пока видели лишь одну сторону той ночи. Взгляд Изабеллы, но не Эдварда... Жду вас на ФОРУМЕ

Источник: http://robsten.ru/forum/71-2093-33#1430502
Категория: Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+ | Добавил: PONKA (24.02.2014) | Автор: PONKA
Просмотров: 1332 | Комментарии: 27 | Рейтинг: 4.9/38
Всего комментариев: 271 2 3 »
avatar
27
спасибо за продолжение lovi06032
avatar
26
Большое спасибо за главу
avatar
25
Спасибо большое за долгожданное продолжение!  good
avatar
24
Такое увидеть и пережить в нежном возрасте -  страшно и больно...Но любовь не исчезла! Удивительно! И, конечно, поразил Эммет своей нежно-молчаливой любовью.
Автор, глава удалась, однозначно. Спасибо.
avatar
23
Превосходно! Благодарю за долгожданное продолжение! good
avatar
22
Спасибо большое, очень чувственная глава ....  cray
avatar
21
Спасибо, очень занимательно ...... good hang1 lovi06032
avatar
20
Спасибо за главу. good good good
avatar
19
спасибо за главу!
avatar
18
Это возвращение в прошлое .Ее воспоминания которые помогли немного лучше понять всё происходящее на данный момент .Одельное спасибо за легкость чтения, просто музыка для глаз.Необычный жанр для тeбя, fund02016 Алина -прекрасный дебют.Мерси за главу.
1-10 11-20 21-27
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]