Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


По Ту Сторону Забора. Глава 29.
Привет-привет всем!!!
Не знаю о какой погоде писать, т.к. мы со Смайликом путешествуем в разных часовых и климатических поясах.



Сегодня мы дождались главы от Шефгёл

Она будет очень эмоциональной и поворотной в этой истории.
А уж какие перлы будет выдавать Томкэт…
В общем наша парочка будет демонстрировать чудесное единодушие на радость нам – любителям подзаборных историй.


Приятного прочтения.

Я проснулась в объятиях Энтони. Его руки крепко сжимали моё тело, а голова покоилась на моей груди. Стараясь не делать резких движений, я запустила пальцы в его волосы и стала нежно перебирать мягкие пряди, наслаждаясь их шелковистостью. Последние несколько ночей он спал спокойно и не просыпался от кошмаров. Я хотела, чтобы он рассказал мне, что же заставляло его кричать по ночам или так отчаянно цепляться за меня. Но сейчас он был спокоен, и я изучала его красивое лицо. Его грубоватые черты были расслаблены и выглядели очень привлекательными. Он был просто великолепен и идеален для меня.

Слишком, слишком идеален для тебя, прошептал голос в моей голове.

Мгновенно глубочайшее чувство неполноценности затопило меня. Я никогда не смогу удовлетворить и удержать этого мужчину. Рано или поздно он устанет от меня, и его замечательные заботливые жесты сойдут на нет. Только мысль о том, что его внимательный тёплый взгляд превратится в холодную насмешку, которую я привыкла видеть у мужчин в своей жизни, заставила меня вздрогнуть.

Словно почувствовав мои мысли, он крепче прижал меня к себе и, подняв голову, сонно посмотрел на меня.

– Что случилось, Шефгёл? – прошептал он, его голос был хрипловатым ото сна.

Я выдавила из себя улыбку.

– Ничего, – солгала я. – Мне, мм, нужно пописать, а кто-то использует меня как матрас.

Он улыбнулся, так сексуально и лениво, и чмокнул меня в подбородок.

– Самый лучший грёбаный матрас, на котором я когда-либо спал, – пробормотал он и перевернулся. – Возвращайся поскорее.



Выскользнув из постели, я пошла в ванную и закрыла за собой дверь. Медленно выполнив свой обычный утренний ритуал, я вернулась в спальню. Как я и думала, он снова уснул и, уткнувшись головой в свою подушку, обнимал мою. Как и всё остальное в его жизни, если он что-то делал, то делал это искренне: поедал ли то, что я приготовила ему, работал ли над моим компьютером или спал. Он мирно посапывал, и я знала, что если лягу рядом, то разбужу его. Одеяло было слегка откинуто и стоя, я любовалась длинными гладкими линиями его спины, вспоминая, как чувствовалась его кожа под моими пальцами. Как напрягались его мышцы, когда погружаясь в меня, он со стонами произносил моё имя. Я с грустью покачала головой, подумав, насколько он удивителен. Он был слишком хорош для меня – я не достойна кого-то вроде него. И скоро он это поймёт.



Даже вчера вечером, после того как мы вернулись домой с вечеринки, он вздохнул, заметив мой очевидный дискомфорт. Он снимал с меня платье, которое ему так понравилось, но я стала умолять, чтобы он делал это в темноте и разочарованное выражение на его лице, прежде чем выключился свет, было очевидным. Хоть его любовные ласки были страстными и нежными, я чувствовала, что он разочарован мной. Я знала, что его разочарование с каждым днём становилось всё сильнее, хоть он и пытался это скрыть. Я уже начинала раздражать его. Борясь со слезами, я взяла спортивную одежду и, не желая будить его, переоделась в комнате для гостей. Ему не нравилось, когда я отправлялась на пробежку так рано, и я знала, что ему ненавистно, когда я так поступаю. Ему ненавистно, что я использовала окружающую тьму, стараясь оставаться незамеченной.

Если я разбужу его, он захочет выйти со мной, а мне хотелось побыть в одиночестве. Я покачала головой. Никто не собирался беспокоить меня, особенно Майк. Но зная, что Энтони ждёт этого от меня, я засунула в карман телефон, который он мне подарил и также маленькую бутылочку перцового аэрозоля, который по его настоянию, я должна была брать с собой перед уходом. Стараясь оставаться тихой, я вышла из дверей и, потягиваясь, стала наблюдать за восходом солнца. Включив свой iPod, я открыла один из своих самых энергичный плейлистов и, взяв довольно быстрый темп, побежала.

Спустя час, я вернулась в дом и, сделав несколько глотков холодной воды, вошла в комнату. Я не удивилась, увидев, что Энтони уже ушёл. Без сомнения, проснувшись, он понял, что я отправилась на пробежку, и решил заняться своими делами. Он упоминал, что сегодня будет занят. Лёгкая улыбка появилась на моих губах, когда я задумалась, вышел ли он через переднюю дверь или, используя лестницу, перелез через забор. Он, казалось, предпочитал этот способ. Он говорил, это потому, что именно с забора у нас всё началось. Моя улыбка увяла, когда знакомый злобный голос в моей голове прошептал, что он делал это, потому что не хотел, чтобы люди видели, как он выходит из моего дома и пришли к выводу, что он со мной. Вчера вечером он показал, что не стыдиться появляться со мной. Весь вечер он был открытым и ласковым, не покидал меня ни на минуту и открыто представлялся моим парнем. Тем не менее, я не могла заставить свой внутренний голос замолчать, а он твердил мне, что скоро всё изменится. Что мои надежды не оправдаются и, в конце концов, я снова останусь одна.

Вздохнув, я вошла в душ и наслаждалась тем, как теплая вода расслабляет мои ноющие мышцы. Сегодня я выложилась по полной, стараясь избавиться от своего беспокойства, бегала быстрее и энергичней, чем обычно. Когда я, наконец, почувствовала себя чистой и боль в мышцах немного ослабла, я вышла из душа, обернувшись в полотенце, и направилась в спальню. Сев на край кровати, я протянула руку и, взяв подушку Энтони, уткнулась в неё лицом, глубоко вдохнув. Чувствовать в своей постели чей-то запах было по-прежнему новым для меня, но он пах просто удивительно. Так было всегда и, вдыхая аромат подушки, на которой он спал, я почувствовала себя ... в безопасности. Это было не то чувство, к которому я привыкла, но я знала, что когда оно исчезнет, мне будет его не хватать.

Откинувшись на спину, я позволила себе расслабиться. Впереди у меня был целый день. Лежа на кровати, я чувствовала, как лёгкий ветерок из окна овевает мою тёплую, влажную кожу. Может, недолгий сон – как раз то, что сейчас нужно, а затем, проснувшись, я смогу решить, чем мне занять себя на оставшийся день. Я пыталась проигнорировать ту часть меня, которая отчаянно надеялась, что как только Энтони закончит со своими делами, остаток дня проведёт со мной. Мы почти всегда были вместе, и когда его не было рядом, я ужасно скучала по нему. Я никогда не понимала, насколько на самом деле одинока была, пока он не стал частью моей жизни. Той частью, без которой, как мне казалось, я больше не смогу жить. Всё ещё полулёжа на кровати, я грустно вздохнула и вскоре почувствовала, что начинаю погружаться в сон.

Матрас просел, надо мной нависла крупная фигура, и хрипловатый голос вывел из сна.

– Вау. Разве это не замечательный вид, чтобы вернуться домой? – прошептал голос Энтони, когда его губы коснулись моей шеи. – Такое заманчивое предложение, просто лежит и ждёт меня.

– Я думала, ты ушёл, – выдохнула я.

– Я уходил. Я пошёл, чтобы купить нам кофе и завтрак, так как ты оставила меня одного, – глядя на меня, недовольно пробормотал он. – Почему ты не сказала, что собираешься на пробежку, Белла? Ты же знаешь, я ненавижу, когда ты выходишь из дома в такую рань.

Моя ладонь легла на его суровое лицо, и я наслаждалась тем, что даже сейчас он беспокоился за меня.

– Сегодня было не так уж и рано, – успокоила я его. – А ты так крепко спал, что я не захотела тебя будить.

Выражение его лица смягчилось.

– Когда ты рядом со мной, я очень хорошо сплю. Мне не снились кошмары всю эту неделю. Проснувшись, я подумал, что ты в ванной, но ты ушла, – он нахмурился. – Мне это не нравится. Не делай так больше, – он наклонился и нежно поцеловал меня. – Разбуди меня. Скажи, что уходишь. Даже если хочешь отправиться на пробежку одна. Но мне нужно знать, ладно? – он поцеловал меня снова, на этот раз с большей страстью. – Мне нужно знать, где ты находишься и что ты в безопасности.

От силы его взгляда у меня перехватило дыхание.

– Хорошо, – выдохнула я.

Он кивнул.

– Ладно. А теперь... вернёмся к прекрасному предложению, которое лежит передо мной, – усмехнувшись, он схватился за край полотенца, в которое я была обмотана, и потянул за него. В ту же секунду мои руки взлетели вверх и остановили его. Он замер и вновь став серьёзным, посмотрел на меня. Какое-то время он просто меня изучал.

– Почему, Белла?

– Позволь мне надеть свою футболку, – прошептала я. – Пожалуйста.

Он покачал головой.

– Нет. Это прекратится. Сегодня.

Он сел и запустил руки в свои волосы. А затем встал и начал вышагивать по комнате.

– Почему? Скажи мне, почему? Почему ты не позволяешь мне любить тебя так, как я хочу? Почему ты всё время прячешься от меня?

Я почувствовала, как мои глаза наполняются слезами и села, не в силах встретиться с ним взглядом. В течение минуты в комнате стояла тишина, и я подумала, что тот самый момент пришёл. Теперь он уйдёт, устав от моей неуверенности, которой я не могла поделиться с ним и я снова останусь одна. Но он резко замер и подойдя ближе, опустился на колени передо мной: его пальцы приподняли мой подбородок, вынуждая меня встретить его пристальный взгляд.

– Белла, мне нужно, чтобы ты сделала кое-что для меня. Я прошу тебя, прямо сейчас. Пожалуйста.

В его взгляде было столько пылкости, и я кивнула. Протянув свою руку, он помог мне подняться.

– Мне нужно, чтобы ты доверяла мне. Пожалуйста, доверься мне. Обещаю, я не причиню тебе вреда. Ты будешь помнить об этом в течение следующих нескольких минут?



Смутившись, я снова кивнула и мои глаза расширились, когда он сорвал с себя рубашку и снял брюки, представ передо мной абсолютно обнажённым. Под лучами солнца, которое освещало его мышцы и кожу, он казался просто великолепным. Бессознательно, моя рука крепче сжала полотенце, которое было завёрнуто вокруг моего тела, небольшого слоя защиты, которое скрывало уродство. Энтони подвёл меня к зеркалу в углу комнаты, поставив чуть в стороне от себя самого. Наши взгляды встретились: его – напряжённый и встревоженный и мой – полный страха и паники.

Что же он собирался делать?

Его рука нежно обхватила моё плечо, и он слегка отодвинул меня в сторону.

– Что ты видишь? – его голос был спокоен, но проникал в самую душу.

– Тебя.

– И что насчёт меня?

– Я вижу, насколько ты прекрасен, – прошептала я.

– Опиши мне. Опиши, каким ты видишь меня, – настаивал он.

Я колебалась.

– Высокий. Худощавый и мускулистый. Длинные ноги. Широкие плечи.

– Продолжай, Белла, – его голос был напряжённым.

Мои глаза посмотрели на его руку, которая по-прежнему покоилась на его плече.

– У тебя очень красивые руки – музыкальные. Они такие сильные, но прикасаются ко мне всегда так... нежно.

– Что ещё?

Я подняла глаза, и встретила его взгляд.

– Твоё лицо...

– Да?

Я глубоко втянула в себя воздух.

– Красивое. Нет, больше чем красивое. Грубоватое, но всё же красивое. Твои глаза как зеркала, отражающие душу – настолько они выразительны. Цвет напоминает мне зелёный лес, когда я гуляю по нему и фотографирую. А губы... – я замолчала. – Они так прекрасны. Когда ты что-то говоришь, то заставляешь меня смеяться, а твоя улыбка вызывает улыбку и у меня. Твоя улыбка освещает комнату. У тебя так много разных улыбок и я все их люблю. А когда ты целуешь меня... – я покачала головой. – Нет слов, – я смотрела на него, поражаясь его привлекательности.

– Ты просто прекрасен, Энтони.

Покачав головой, он фыркнул.

– Я не совершенен.

– Я вижу, как другие женщины смотрят на тебя. Они тоже так считают.

Он нахмурился.

– Меня не волнует, как смотрят на меня другие женщины, Белла. Ты – единственная женщина, мнение которой для меня важно, – наши взгляды встретились и его руки сжали мои плечи. Он глубоко вздохнул.

– Да, я высокий. Длинные ноги. Да. Я мускулистый и с широкими плечами только потому, что каждый грёбаный день до седьмого пота занимаюсь в тренажерном зале. Иначе я бы выглядел как мешок с костями. Я никогда не мог держать вес. Когда я был ребёнком, походил на тощего батана, которого не раз обзывали ходячим скелетом. И до некоторой поры, единственное, что помогало мне сохранить вес, это слишком много пива и ужасно невкусные, но жирные замороженные блюда. Теперь я чувствую себя намного лучше, потому что пью намного меньше, а ем замечательную, полезную, домашнюю еду, которую готовит моя девушка и благодаря тому, что когда мне предоставляется такая возможность, я отправляюсь с нею на пробежку.

Моя голова опустилась, но он приподнял мой подбородок.

– Посмотри на меня, – потребовал он, выставив меня перед собой.

Его подбородок опустился на моё плечо.

– Мой нос дважды был сломан и кривой. На переносице есть небольшая горбинка, и нос чуть смещён влево. Я предпочитаю оставлять на лице немного щетины, чтобы скрыть шрамы, оставшиеся от подростковых прыщей. У меня слишком широкие брови, а зубы можно сказать, кривые, – он смотрел на меня, молча спрашивая, посмею ли я возразить. – Мои глаза на самом деле выражают то, что я чувствую, но только с одним человеком я хочу с их помощью говорить, – мои глаза были прикованы к его, и его взгляд продолжал пленить меня. Его губы проложили дорожку от моей шеи к уху. – Мой рот совершенен только тогда, когда заставляет тебя смеяться или когда накрывает твой в поцелуе... – пощипывая губами моё ухо, он заставил меня задрожать – И когда доставляет тебе удовольствие. В противном случае, как и всё остальное во мне, он далёк от совершенства и доставляет мне немало проблем.

Я неуверенно улыбнулась ему. Он на самом деле говорил самые возмутительные вещи, но этим заставлял меня улыбаться.

– А что насчёт моих шрамов, Белла? Почему ты даже не упомянула о них?

– Они - часть тебя. Я даже не замечаю их. Для меня ты идеален, – вздохнула я.

Он кивнул, на его лице отразилось понимание.

– Я это прекрасно понимаю.

Его руки опустились и обхватили мою талию.

– Посмотри ещё раз, Белла. Теперь скажи мне, что ты видишь, когда смотришь на себя.

Мои глаза закрылись.

– Открой глаза, Белла. Сейчас, – его голос успокаивал – Посмотри на меня, пожалуйста.

Я открыла глаза и встретилась с его взглядом. И не увидела ни осуждения, ни гнева. Только нежность и понимание.

– Скажи мне, – тихо попросил он.

Я быстро взглянула на себя и опустила взгляд.

– Я – маленькая.

– Мне это нравится, – ободряюще прошептал он. – Ты отлично подходишь под мою руку.

Я подняла на него глаза.

– У меня коричневые волосы. Странные, разные по цвету глаза. Самое обычное лицо. Легко забывающееся.

Он нахмурился.

– Что ещё?

Я горько рассмеялась.

– Ты не оставишь это так просто, не так ли?

– Нет.

Я закрыла глаза, решив освободиться от этого.

– Мои глаза слишком круглые и большие, а их цвет просто шокирует людей. Нос слишком большой, рот слишком маленький. Мои волосы непослушны и лежат так, как им хочется. Моё лицо... круглое... полное, – я колебалась, но понимала, что должна это сказать. Наконец-то, всё сказать. – Я толстая, Энтони. Непривлекательная, никчёмная. Я знаю, что это правда, потому что мне говорили об этом всю мою жизнь. И именно это каждый день говорит мне моё отражение, – слова лились потоком, и я больше не могла их остановить. – Я ничто. Я недостаточно хороша для тебя. Я слишком маленькая, слишком много вешу и по сравнению с твоим высоким, худощавым телом... выгляжу просто низкой, грузной и невзрачной. Я не хочу, чтобы ты видел меня при дневном свете, потому что увидишь все мои растяжки и складки на теле. Мне и так тяжело, когда я представляю, о чём, должно быть ты думаешь, когда прикасаешься ко мне и не уверена, что смогу выдержать, увидев выражение твоего лица, когда среди бела дня ты увидишь меня абсолютно голой и поймёшь, насколько я непривлекательна. Я всё жду, когда ты проснёшься и поймёшь, что мог бы найти себе девушку намного лучше, – я с дрожью вздохнула. – Я всё жду, что ты уйдёшь от меня.



В комнате воцарилась абсолютная тишина. Когда я закончила, было слышно лишь моё учащённое дыхание и его потрясённый вздох. Его руки с большей силой обняли меня.

– Белла...

Слёзы, которые угрожали пролиться, теперь свободно текли по лицу, и я не могла открыть глаза. Энтони ослабил свои объятья и встал передо мной.

– Эй, – его голос умолял. – Посмотри на меня.

Я с неохотой открыла глаза и, сморгнув слёзы, которые продолжали наполнять их, посмотрела на него. Его пальцы нежно вытерли мои щеки, и он грустно улыбнулся мне.

– Ты так неправа, Белла.

Я покачала головой.

Он притянул меня и с силой прижал к себе.

– Что они сделали с тобой? – пробормотал он. Энтони держал меня в течение нескольких минут, а затем отстранился и приподнял мой подбородок. – Мы ещё не закончили.

Я устало посмотрела на него. Он немного помолчал, а затем продолжил:

– Ты знаешь, я видел тебя. До того, как впервые перелез через забор.

Мои глаза расширились от шока.

– Когда?

– В первый раз это было воскресным утром, когда отправляясь на одну встречу, я очень рано выехал из дома. После этого я снова увидел тебя, и не сразу, но понял, что хорошенькая маленькая бегунья, которую почему-то мне так сильно хотелось оберегать, это на самом деле ты.

– Ох.

– И знаешь, о чём я думал, когда впервые увидел тебя? И в другой день? И каждый раз после этого?

Я покачала головой.

– Как сильно я хочу увидеть девушку, скрытую под капюшоном. Которая, казалось, пряталась от всех. Меня уже тогда тянуло к тебе, Белла. У меня даже мыслей не возникало, что ты толстая или непривлекательная. Мне ты казалась прекрасной. И когда я понял, что девушка, которую я лишь мельком видел – моя Шефгёл, у меня появилось ещё больше решимости встретиться с тобой.

Он отступил на шаг позади меня и прежде, чем я успела его остановить, схватился за верхний край полотенца и, дёрнув за него, обнажил моё тело. От шока я резко вздохнула и, вскинув руки, попыталась прикрыться, но он был с этим не согласен. Он притянул меня к себе и сжал мои руки.

– Хватит прятаться от меня, Белла, – всё ещё держа мои руки, он ждал, когда я перестану сопротивляться.

– А теперь давай поговорим о том, что я вижу, когда смотрю на тебя.

Очень медленно он ослабил свою хватку, и ладонями проведя вверх по моим рукам, коснулся ключиц. Он положил голову на моё плечо и его губы оказались возле моего уха.

– Успокойся, Белла. Пожалуйста, детка, просто расслабься. Это я. Я не причиню тебе боли. Я никогда не смогу тебя обидеть.

– Ты можешь. Ведь это так просто, – с болью в голосе прошептала я.

Его взгляд встретился с моим.

– Только потому, что ты заставляешь себя ждать этого от меня, потому что иного ты просто не знаешь, этого не случится. Никогда, – настаивал он. – Мне нужно, чтобы ты сейчас выслушала меня, хорошо? Выслушала и поняла, – его ладони продолжали медленно гладить мои руки, и прикосновения эти успокаивали. – Ты со мной, Белла?

Я кивнула.

– Твоя кожа такая нежная, – прошептал он тёплым и ласковым голосом. – Она как шёлк под моими пальцами. Мне нравится к тебе прикасаться. И когда я это делаю, Белла, думаю только об одном – насколько мне это приятно. И как сильно я хочу ещё прикасаться к тебе… везде, – его нос коснулся моей шеи, и он глубоко вдохнул. – Ты всегда так приятно пахнешь. Так тепло, сладко, сексуально. Этот запах – это вся ты. Он манит меня. Когда я рядом с тобой, успокаивает.

Он посмотрел мне в глаза.

– Твои волосы просто великолепны. И они не просто коричневые. Они переливаются красным, золотым и огромным количеством всевозможных оттенков, особенно когда их освещает солнце. Мне нравится запускать в них свои руки. Это одно из того, что я больше всего люблю в тебе, – чтобы показать, что он имел в виду, он собрал локоны и провел по ним рукой, а затем позволил волосам рассыпаться по моей спине. Затем снова положил руки мне на плечи и стал пальцами нежно поглаживать мою кожу. Когда он снова заговорил, его голос был спокоен, но в нём чувствовалась сила. – Никогда, Белла, я не думал, что ты непривлекательна. Ты прекрасна. И тебя невозможно легко забыть. Никогда. Твоя улыбка заразительна, а твоё лицо светится теплом. Мне нравится, когда ты улыбаешься. Мне нравится быть тем, кто заставляет тебя улыбаться. Твои глаза… от твоих глаз просто захватывает дух, Белла. Они не жуткие и не странные. Они экзотические и ошеломляющие. Уникальные. Такие же, как и ты. Они притягивают меня и так ярко показывают твои эмоции, – он помолчал. – Но сейчас мне ненавистно то, что я вижу в них.

Я попыталась отвести взгляд.

– Нет, Белла. Посмотри на меня, – он дождался, когда я снова подниму взгляд.

– И хоть это не так, я прекрасно понимаю, почему ты считаешь себя непривлекательной, но я буду более чем счастлив потратить свою жизнь на то, чтобы доказать тебе, насколько ты неправа. Придуркам, которые вдалбливали в твою голову эту фигню нужно преподать хороший урок, чтобы они точно знали, что значит быть непривлекательным. Чтобы они видели это, смотря на себя в зеркало, – тихо пробормотал он. – Твоя красота не поддельная, как у голливудских красавиц. Ты настоящая. Я могу смотреть на тебя всю свою жизнь, и мне никогда не надоест твоё милое личико. Всё, что тебе кажется несовершенным, привлекает меня. Мне нравится, как ты выглядишь, – он наклонился и поцеловал меня в нос. – Особенно в этом. Кстати, нет ничего большого в этой маленькой кнопке. Он идеально подходит к твоему лицу.

Его руки опустились к моим, и он поднял их к моей груди.

– Ты не такая худая, как я. Я знаю. И мне это нравится. Мне нравится твоя мягкость и то, что я чувствую, когда прижимаю тебя к себе. Но ты не толстая, Белла, – наши переплетённые руки обхватили мои груди. – Мне нравится, как твои груди наполняют мои ладони. Насколько они упругие и полные. Они… невероятные, – он усмехнулся. – Я постоянно хочу прикоснуться к ним. И мне нравится спать на них, – задержав свои руки на моей груди, он в течение минуты нежно ласкал их, игнорируя моё участившееся дыхание. Затем наши руки, лаская моё тело, опустились вниз и, оставив одну руку на моём животе, другую он положил на бедро. Его голос понизился. – Мне нравится чувствовать твои бёдра, когда я обхватываю их. Они такие мягкие, просто тают в моих руках. А как они смотрятся в джинсах или в одной из твоих обтягивающих юбок. Округлые, красивые. Они дразнят меня, – он поддался вперёд, прижавшись своей эрекцией к моей спине. – Разве ты не чувствуешь, как действуешь на меня, Белла? Какой чертовски сексуальной я тебя считаю?

– Я была полнее, – настаивала я. – У меня остались растяжки. И много шрамов.

Его голос был терпелив.

– Они похожи на мои шрамы от прыщей, Белла. Или на мои следы от ожогов. Это всего лишь знаки. Они говорят мне о том, что ты пережила.

Я опустила взгляд на бледные отметины на животе и бёдрах и на огромный кривой шрам, оставшийся после операции.

– Они так уродливы.

Его палец проследил глубокий длинный шрам, прикосновение было нежным, но он никак его не прокомментировал.

– В тебе нет ничего уродливого, Белла. Ничего, – его губы коснулись моего уха. – Как ты не видишь моих шрамов, так и я не вижу твоих. Я вижу тебя только… соблазнительной. Красивой. Чувственной, – его зубы нежно прикусили мочку. – Моей.

Я задрожала от тона его голоса.

– Ты так же красива для меня, как и я для тебя, Белла. В том, что я вижу перед собой, нет ничего уродливого или постыдного. Я вижу только красоту и тепло, – его глаза встретились с моими. – Я не вижу ничего, кроме тебя. А ты, моя Белла, очень красива.

Я смотрела на него, не понимая, что же такое он видит. Красивая? Я?

– Ты здорова, Белла. Следишь за собой. Имеет ли значение, что у тебя не нулевой размер? Ты намного больше, чем тот вес, который тебе кажется лишним.

Я покачала головой.

– Мне всегда говорили...

Он резко перебил меня.

– Они были не правы. И минуту назад, ты сама подтвердила, что изменилась.

– Что?

– Ты сама так сказала. Ты была полнее. Была. Ты так прекрасна, Белла. В моих глазах ты совершенна. Прекрати пытаться понравиться кому-то, кому ты никогда не сможешь понравиться. Не смотри на себя так, как это делали они. Прекрати слушать голос, который хочет причинить тебе боль. Слушай голос человека, который видит тебя такой, какая ты есть на самом деле. Я думаю, ты прекрасна.

Я глубоко втянула в себя воздух.

– Я этого хочу.

Энтони повернул меня так, что я оказалась лицом к нему.

– Доверься мне, Белла. Хватить бороться со мной. Хватит прятаться от меня, – он глубоко вдохнул и с нежностью обхватил ладонями моё лицо. – Я люблю тебя, Белла. И хочу показать, как сильно я тебя люблю. Я хочу, чтобы ты чувствовала себя свободно рядом со мной.

– Ты... ты любишь меня?

Он кивнул.

– Я люблю тебя. Всё в тебе, – его пальцы нежно гладили мои щёки. – Как думаешь, сможешь довериться моему мнению и позволить ему направлять тебя, или будешь продолжать прислушиваться к мнению тех, кто тебя не любит?

Я колебалась.

Он любит меня.

Никто никогда не говорил мне таких слов.

– Никто никогда мне не говорил этого. Никогда, – с болью в голосе прошептала я. – Никто никогда не любил меня.

Он смотрел на меня с грустью, его глаза наполнились слезами.

– Я люблю тебя, Белла. И буду говорить тебе... и показывать это каждый день своей жизни, если ты позволишь мне, – его голос понизился до шёпота. – Пожалуйста, позволь мне.

– И ты не хочешь, чтобы я изменилась?

Он тепло улыбнулся.

– На самом деле, хочу. Я хочу, чтобы ты была счастлива. Сама с собой. Со мной.

Я удивлённо смотрела на него.

– Никто никогда не хотел этого для меня.

Он нахмурился.

– Я не никто, Белла. Я – твой, если ты хочешь этого.

Мой.

Этот красивый мужчина хотел быть моим. Он любил меня. Такую, какой я была, со шрамами, растяжками и со всеми моими округлостями.

Слёзы потекли по моему лицу.

– Я люблю тебя... так сильно, – я всеми силами пыталась выдавить из себя слова.

В то же мгновение его губы накрыли мои, язык оказался у меня во рту, исследуя и пробуя. Его поцелуй был властный и настойчивый, подавляющий мои чувства. Когда, не прерывая поцелуй, он притянул меня ближе к себе, я смогла почувствовать его эмоциональные слёзы, смешанные с моими. Его руки гладили мою спину и бёдра, и впервые я не чувствовала себя скованной от его прикосновений. В его ласках я чувствовала любовь. И понимала, как нежно он прикасался ко мне. Его руки не выискивали мои недостатки, но любили то, что казалось ему совершенным. И мои округлости не вызывали в нём отвращения – он любил их. Я закинула одну руку ему на шею, стараясь оказаться как можно ближе к его горячему поцелую, а второй рукой обхватила его напряженный член. Он застонал мне в рот и, потянув меня с собой, пошёл к кровати. Он развернул нас и усадил обоих на матрас, ни на миг не отрываясь от моих губ. Немного отстранившись, он предоставил мне больше доступа к его эрекции и, обхватив руками мои груди, стал ласкать её и дразнить соски, которые отвердели и жаждали оказаться у него во рту. Когда я начала гладить его более энергичней, он, задыхаясь, отстранился: желание, которого я никогда не испытывала прежде, волной прошло через меня. Тяжело дыша, он посмотрел на меня сверху вниз.

– Могу ли я любить тебя сейчас, Белла? – прохрипел он. – Так, как я хочу? Не сдерживаясь?

Я резко вздохнула, увидев безумное желание в его глазах. Никто никогда не смотрел на меня так раньше.

– Да... О Боже, пожалуйста. Я так хочу тебя, – умоляла я, мой голос охрип от желания.

Он навис надо мной, его губы проложили дорожку на моей шее.

– Я хочу тебя, Белла, – он поддался вперёд своими бёдрами, в своей руке я чувствовала его твёрдый, безумно напряжённый член. – Чувствуешь, как сильно я хочу тебя? Какой чертовски сексуальной я тебя считаю, – он застонал, когда я начала ласкать его обеими руками. – Бляяя... Белла... да, – прошипел он, снова накинувшись на мой рот, и я снова потеряла себя в ощущениях, которые он пробуждал во мне. Всё вокруг меня просто перестало существовать. Были только мы. Его рот, его язык, его прижимающееся ко мне тело. Руки и пальцы, которые поглаживали меня, его голос и стоны, и шёпот, которым он говорил всё то, что собирался сделать со мной. Сегодня, завтра, на следующей неделе, всю его жизнь. Все способы, которыми он собирался быть со мной.

Его губы двинулись вниз, вобрав в рот мой сосок, а пальцы, продолжив спускаться, заскользили по моим складкам. От удовольствия я резко вздохнула и, с последним ударом языка выпустив мой сосок, Энтони поднял голову.

– Ты такая мокрая, Белла. Такая мокрая для меня, детка, – застонал он, а затем неожиданно опустился на пол на колени и подтянул меня к краю матраса. Я напряглась, но он не позволил мне остановиться. – Всю тебя, Белла. Я хочу всю тебя, – прошептал он, продолжая нежно гладить меня пальцами. – Теперь моя очередь попробовать тебя на вкус, – моя голова откинулась назад, когда я почувствовала на себе его рот. Удовольствие, о котором я раньше никогда не подозревала, пронзило меня своими ощущениями, которые вызывал Энтони, лаская меня своими губами, языком и пальцами. Звуки, которые я не узнавала, срывались с моего горла, когда, выгибаясь, я пыталась оказаться как можно ближе к его рту, отчаянно нуждаясь в его прикосновениях. Когда он отстранился, я протестующее захныкала и, подняв голову, встретилась с его страстным взглядом.

– Белла, – глядя на меня и облизывая губы, простонал он. – На вкус ты как грех. Грёбаный сладкий грех.

Когда его язык вернулся к моему умирающему от желания, жаждущему центру, я упала обратно на матрас: моё желание достигло своего самого высочайшего пика. Спустя секунды я смогла почувствовать, как во мне зарождается оргазм, когда его рот лизал и сосал, язык кружился и надавливал, заставляя меня извиваться от отчаянной необходимости. Мои бёдра выгнулись, тело напряглось как струна, и я кончила, поражаясь силе своего оргазма и выкрикивая имя своего любимого. Даря мне всё новые ощущения, губы Энтони стали нежнее, и он уткнулся в меня носом, пока я пульсировала вокруг него, наслаждаясь таким мощным оргазмом, и вскоре почувствовала, как начали подрагивать мои конечности. Я ощутила, как просел матрац, когда Энтони подполз ко мне и стал смотреть на меня со злым блеском в глазах. Наклонившись, он страстно поцеловал меня, и я застонала, почувствовав на его языке свой вкус.

– Я ещё не закончил с тобой, Белла, – пробормотал он в мои губы, потянув нас на середину кровати. – Я хочу оказаться внутри тебя, красавица. Сейчас, – и устроившись между моих ног, поднял их к груди. – Скажи, что ты хочешь меня. Хочешь вот так. Прямо сейчас, – тихо попросил он. – Мне нужно знать, что ты этого хочешь.

– Я хочу, – выдохнула я, выгибая к нему свои бёдра. – Я хочу тебя.

– Это не будет нежным, – предупредил он. – И не будет длиться очень долго. Я слишком сильно тебя хочу.

– Пожалуйста.

Его руки сжали мои ноги, когда с громким стоном, он поддался вперёд и вошёл в меня. В следующий момент, ставший для меня неожиданным, он схватил мои ноги и, закинув себе на плечи, начал энергично погружаться в меня. В этом новом положении я ощущала каждый его дюйм, когда он двигался глубоко внутри меня, задевая во мне местечко, о котором я даже не подозревала. Я застонала от удовольствия, когда он начал вращать бёдрами. Он не отводил взгляда от моего лица и, ухмыльнувшись, выгнул бровь.

– Тебе нравится это, моя девочка? Ты кончишь для меня ещё раз? – прорычал он и, продолжая сильными, мощными ударами двигаться во мне, приподнял мои бёдра.

Я застонала его имя, почувствовав, как во мне снова закручивается спираль; она сжималась, готовая лопнуть в любую секунду.

Он глубоко погружался в меня, и, почувствовав приближение оргазма, опустил голову. Я ощутила, как напряглось его тело.

– Кончи для меня, Белла. Я хочу чувствовать, как ты кончаешь вместе со мной, – попросил он, и, застонав, откинул голову назад, сжимая мои бёдра и делая последние глубокие толчки, громко выкрикнул моё имя. Увидев, какое удовольствие его поглотило, я задрожала вокруг него, теряя себя и чувствуя силу его оргазма, как своего собственного, а затем вместе с ним снова сорвалась в эту пропасть наслаждения.

Он рухнул на мою грудь, и единственным звуком в комнате было наше неровное дыхание. Я подняла руку и нежно погладила его по волосам, его тело на мне постепенно расслаблялось. Спустя несколько минут, он отстранился, откатился в сторону и притянув меня к своей груди, крепко обнял, и прижался губами к моим волосам.

– Я люблю тебя, Белла.

Я прижалась ещё ближе к нему, его нежное признание наполнило меня удовлетворением.

– И я люблю тебя, – тихо прошептала я, пытаясь подавить свой зевок.

– Спи, моя сладкая девочка, – его голос был нежным. – Я буду здесь, когда ты проснёшься, – его руки сжались вокруг меня. – И пообещай мне, что когда я проснусь, ты тоже будешь здесь.

– Обещаю. Я никуда не уйду.



Он вздохнул.

– Хорошо. Мне нужно, чтобы ты была рядом.

Улыбнувшись, я начала погружаться в сон.

Он любил меня.

Он нуждался во мне.

Во мне.

Этот идеальный мужчина.

Который идеально мне подходил.

И другой голос... наконец, замолчал.
 
*()*



Ну наконец-то, Амур дострелялся в Беллу и Эдварда, и они сделали взаимные признания.

Надеемся, что они теперь всегда будут также откровенны и идти дружно в ногу, как и эта парочка с одним бьющимся сердцем на двоих.

Горячий финал

просто требует отдельной награды и праздника

и прохладительных процедур.

Ждем Ваших комментариев. На форуме.


Источник: http://robsten.ru/forum/49-1473-41
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: IHoneyBee (25.11.2013)
Просмотров: 2132 | Комментарии: 31 | Рейтинг: 5.0/69
Всего комментариев: 311 2 3 4 »
avatar
0
31
Ну, наконец-то они признались друг другу и Белла начала принимать себя такой какая она есть  dance4 dance4 dance4
avatar
0
30
И где такие мужики водятся?
avatar
29
И как он умеет найти все те слова, которые нужны в данной ситуации?
avatar
28
hang1 girl_blush2 hang1 girl_blush2
спасибо за главу lovi06032
avatar
27
Очень надеюсь, что это будет переломным моментом в жизни Белочки...
Эдичка просто умничка lovi06032 lovi06032 lovi06032 lovi06032
avatar
26
И другой голос... наконец, замолчал. bounce8
Спасибо за главу  cvetok01
avatar
25
Ура, наконец то они признались оба в своих чувствах))))!!!!! hang1 lovi06015 hang1 lovi06015 hang1
Правда некоторые моменты заставили смахнуть слёзы с глаз cray - такой жизни как была у Беллы и врагу не пожелаешь!!!!
Но теперь надеюсь, ей сполна воздастся от судьбы и особенно от Э-клоунские ноги!!!)))) girl_blush2 girl_blush2 girl_blush2
avatar
24
Эдвард просто молодец! Нашел слова, достучался до сознания и сердца Беллы! Надеюсь, убедил в том, что она прекрасна!
спасибо за замечательную главу! good
avatar
23
спасибо за горячую главу! все пока хорошо)
avatar
22
Спасибо! hang1 hang1 hang1
1-10 11-20 21-30 31-31
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]