Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Сущность, облаченная в полумрак. Глава 12

Погрузись, любовь моя,

В зыбкие мои объятья;

Время, страсть испепелят

Чад задумчивых своих

Красоту и сон могильный

Их докажет эфемерность:

Но до самого рассвета

Будь со мной, творенье жизни,

Смертным, грешным, но по мне

Всеобъемлюще прекрасным.

Уистен Хью Оден, "Колыбельная"

 

+. +. +. ++. +. +. +

«Фальшивое ощущение безопасности, - писал однажды Майкл Мид, - всего лишь инстинкт».

По-деловому одетые восемьсот мужчин и женщин, взирая осмысленными взглядами, с пристальным вниманием слушают, как мой отец, сам Колосс с Капитолийского холма, красноречиво рассказывает, Как Управлять Миром. Впечатленная шелухой этой встречи, я вместе с членами штата отца смотрю из-за кулис.

- Потому, - объявляет он, его силуэт выделяется на фоне разноцветного американского флага, - обязательно надо обладать цепким умом и прозорливостью. Не отпускайте свою охрану, не притворяйтесь лучшим, не доверяйте своим противникам и, прежде всего, будьте всегда начеку.

Став старше, я с удивлением оглянусь на прошлое, поражаясь, как отчетливо я помню слова отца и как явно я однажды забуду их.

+. +. +. +

- Боже мой, - задыхается Эдвард, выдохшийся и выбившийся из сил, и прижимает меня к своей груди. – Я ног  не чувствую.

Я улыбаюсь, целую в шею и бормочу ему какие-то нежности.

«Твоя», - сказала ему я, заявляя на него права и вбирая в себя. Теперь я встаю с его коленей и игнорирую его стон, когда он выходит из меня, его улыбку и его гримасу, когда он избавляется от следов, засовывая нежную плоть в брюки.

«Хватит волноваться», - думаю я и провожу большим пальцем по напряженной морщинке, появившейся на его лбу. Он смеряет меня взглядом, сосредоточившись на чертах моего лица, как будто ища на моей коже древние ответы.

- Если тебе есть что сказать, Эдвард, то говори.

Он щурится, когда слова слетают с моих губ, и пристально глядит на меня.

- Хочу знать, о чем ты думаешь, - говорит он, уголки губ ползут вверх.

Я могу рассказать ему об удовлетворении, с трудом заработанном болезненностью между бедрами, или о скучающем молодом парне, скрывающимся за его взглядом, или о предсказуемости его подчинения, или о времени, времени и времени, что я потратила на ожидания, когда он будет стоять передо мной, смотря на меня с усталостью и скрытым волнением.

Но я не отвечаю ему.

Его глаза фокусируются на мне - расширенные черные пропасти, окруженные зеленым, золотым и серым цветом радужки, столь очаровательной в своем блеске.

«Падай в кроличью нору», - шепчет что-то, и я хмурюсь.

- Думаю, ты должен вернуться на свою вечеринку.

- Это не моя вечеринка, - рычит он, встав и застегивая ширинку. – Господи, ты глянь на мои брюки.

- Растягивая ткань, ты не разгладишь заломы, Эдвард. Никто не заметит.

Он вздыхает.

- Они заметят, если я не появлюсь там. Пошли.

Я смотрю на него:

- Разве мисс Дено не ждет тебя?

- Мы снова вернулись к тому, с чего начали, да? Что, черт возьми, произошло с договором?

Я пожимаю плечами.

- Это всего лишь ужин.

Он придвигается ко мне, и я чувствую тонкий аромат его одеколона, смешанного с запахом секса.

- А что, если я уеду с той, кого трахал во время вечеринки?

- Это я тебя трахала, - холодно улыбаясь, отвечаю я.

Эдвард смеется.

Я одергиваю платье и напрягаюсь, когда он целует мою руку.

И мы уходим вместе.

+. +. +. +

Полученное от отца письмо ничем особым не отличается от предыдущих: никаких новостей из дома, описание кандидата, с которым он будет работать, настояние получать отличные отметки, лучших друзей, его решение относительно колледжа и его любовь.

«Я знаю, что ты человек, любящий уединение, - пишет он. – Но мне хотелось бы, чтобы ты нашла себе друзей. Ни один родитель не хотел бы, чтобы его ребенок жил в добровольной изоляции».

Со своего рода задумчивой улыбкой я прочитываю его письмо, после чего засовываю обратно в конверт и пихаю вместе с оставшейся почтой в сумку от Версаче. Трибуны пусты за исключением меня, и звуки разбрызгивателей с лужайки и вопли футболистов являются земным саундтреком к первому семестру моего первого курса.

- Кроули! – орет тренер Модест. – На мяч смотри!

Я резко перевожу взгляд на самого высокого игрока на поле, его свитер с эмблемой академии Филлипса пропитан потом, а сам он хмурится, отводя от меня глаза. Какой робкий. Какой джентльмен.

Нервно и в ожидании я облизываю губы.

- Свонни! – окликает Бри, поднимаясь ко мне на трибуну. – Проклятье, где ты пропадала?

- Здесь.

- Снова наблюдаешь за Тайлером? – смеется она. – Ну ты и сталкер. Он тебя уже заметил?

- Конечно, он меня заметил, - раздраженно отвечаю я. – Он хочет меня. Просто молчит всегда.

- Брайан сказал, что Кроули еще девственник.

Я киваю.

- Значит, он, наверное, слишком застенчив, чтобы первым заговорить с тобой. Пригласи его куда-нибудь.

Не свидание я имею в дальнейших планах, но не говорю ей об этом.

- Удачи, если успеешь поймать его в перерыве. Слышала, он загнан как гребаная скаковая лошадь. Эй, не хочешь повеселиться вечером? Мы едем в город.

- Я занята, - рассеянно отвечаю я. – Возможно, в следующий раз.

- Какая же ты странная.

Тайлер снова глядит на меня, и я улыбаюсь.

- Наверное, - рассеянно отвечаю я. – Но, по крайней мере, мне не скучно.

+. +. +. +

- Ты на машине? – спрашивает Эдвард.

- Разумеется, нет. Мы вызовем такси.

- Подожди… я напишу своему водителю. Он мигом приедет.

Я столбенею.

Ни за что не сяду в его машину.

- Я вызвала такси, - сообщаю ему я.

- Что? – недоверчиво смеется он. – Серьезно?

- Да.

- Ладно, - протягивает он. – Могу спросить, почему?

- Конечно.

Он закатывает глаза.

- А ты ответишь?

- Конечно же, нет.

+. +. +. +

- Изабелла,  у вас есть подруги?

- Нет.

- Почему?

- А почему бы и нет?

Я смотрю на нее.

- Я не нравлюсь женщинам.

- Почему же?

- Я слишком прямолинейна. Не умею подбирать выражения. Меня не интересуют светские беседы.

- Именно потому вы не нравитесь женщинам?

- Это только начало.

- Хм. В прошлом у вас была близкая подруга? Кому вы бы доверяли?

- Когда была моложе.

- Но с тех пор нет?

- Нет.

Она глубокомысленно хмыкает.

- Вы могли бы сказать, что не доверяете женщинам?

- Я никому не доверяю.

Нахмурившись, она глядит на меня поверх своего блокнота:

- Вообще никому?

Я пожимаю плечами, борясь с желанием отпрыгнуть от того, что вижу в ее глазах.

Жалость.

+. +. +. +

В понедельник вечером, когда швейцар открывает мне дверь, стоит тишина, и позже, уже в лифте, руки Эдварда снова ложатся на мою кожу.

- Я весь день ждал этого, - стонет он напротив моих губ.

Я разрешаю ему взять меня, прижав к стене, и посмеиваюсь, когда он вламывается в меня, вбиваясь своими бледными бедрами.

- Ты мой, - шепчу я, прикусывая гладкую кожу на его плече, отчаянно кончая, и он согласно стонет.

+. +. +. +

- Вы снова ведете дневник, Изабелла? – спрашивает доктор Коуп. Я хмурюсь, а она многозначительно глядит на мою сумку, из которой торчит Молескин с потертой обложкой. Вздохнув, я засовываю его глубже, скрыв от ее взора.

- Уверена, вы понимаете, что это добрый знак. Ведение дневника – полезный способ разобраться со своими мыслями и чувствами. – Она делает паузу. – Я бы очень хотела прочесть, что вы пишете. Когда-нибудь.

- Не сомневаюсь.

- У меня есть шанс на ваше разрешение?

- Нет.

Она наклоняет голову набок:

- Содержимое может шокировать меня?

- Вам придется понять написанное, чтобы оно вызвало у вас шок.

- Думаете, я не пойму?

- Я знаю.

- Почему?

- Потому что не поймете - и всё, - раздраженно отвечаю я.

- Вы никогда не узнаете, не разрешив мне. – Последующие слова сказаны осторожно, но я все равно съеживаюсь: – Я не ваша мать, Изабелла.

- Задавайте остальные свои вопросы, чтобы я уже могла уйти, - рявкаю я.

В течение нескольких затяжных секунд она молча рассматривает меня, но молчание и взгляды – старые мои друзья, и я не отвожу глаза.

+. +. +. +

Четверг, вечер, Эдвард открывает дверь, и я вижу его бледное лицо и темные круги под покрасневшими глазами.

До сего момента я провела в его квартире одиннадцать вечеров, и он никогда еще не выглядел таким измученным.

- Тебе плохо? – нахмурившись, спрашиваю я.

- Нет. Заходи.

- Ты плохо выглядишь.

Он смотрит на меня, иронично рассмеявшись.

- Тяжелая неделька выдалась.

Я ухмыляюсь:

- Что-то сильно отвлекало тебя ночью?

- Нет, проблема не в тебе. Не в этом, во всяком случае.

Я щурюсь, но жестом велю ему продолжить.

- Просто работа. И моя семья.

- И то, и другое? Разве ты не на отца работаешь?

- Да. – Он хмурится. – Я тебе рассказывал об этом?

- Не такая уж это и тайна, - пожимаю я плечами, не дав ему ответа. – Думаю, твоему отцу доставляет истинное наслаждение вертеться под лучами славы в правильном обществе.

 - Да, хорошо. – Он вздыхает. – Я не очень-то люблю обсуждать так называемую славу моего отца.

- Ты прав. Твоим ртом я воспользуюсь иначе.

Истощенные черты его лица затмеваются усмешкой.

+. +. +. +

Коридоры в академии Филлипса практически безлюдны, опустевшие по причине субботнего утра, предшествующего рождественским каникулам. Мой голос раскатистым эхом перекликает звук его шагов.

- Тайлер!

Все шесть футов и три дюйма Тайлера Кроули в удивлении подпрыгивают, и он оборачивается. Видит меня, но мое присутствие в здании для мальчиков, похоже, смущает его еще сильнее.

- Свонни? – озадаченно спрашивает он.

- Иди сюда.

Он подходит, весь в предчувствии, ожидании и готовности. Прошли месяцы, и, Боже, я уже наконец-то готова все исправить.

- Что ты делаешь? – спрашивает он, и я затаскиваю его в комнату и закрываю дверь.

- Ты и сам знаешь, - говорю я, проводя руками по пуговицам на своей рубашке. – Помоги мне.

- Помочь – что?

- Раздеться.

- Свонни…

- Не называй меня так. «Свонни» - это для младенцев и старых леди. Мне семнадцать лет, я хочу тебя, и ты станешь моим первым. Зови меня Беллой.

Он застывает на месте.

- Твоим первым?..

- Верно, - перебиваю я, сбрасывая с себя рубашку и взявшись за его ремень. – Не верь всему, что слышишь.

- Но… Св… Белла. Я уже собираюсь… Вчера вечером я собирался ехать домой, но…

- Но сегодня тебе пришлось встретиться с тренером Модестом. Я знаю. – Он все так же неподвижно стоит, пока я расстегиваю его брюки и стягиваю их с длинных мускулистых ног. – Это не займет много времени.

Несмотря на протесты, он возбужден, в линиях его тела видны стыд и неуверенность. Я усмехаюсь.

- Ты хочешь меня, - шепчу я, целуя кожу под его пупком, надеясь, что он не услышит дрожь в моем голосе. Я котенок, играющий с украшениями, жеребенок на Дерби, но опыт научил меня, как глупо отсутствие безопасности.  – Нет ничего страшного в том, что ты меня хочешь.

От моих слов оцепенение, которое нашло на него, исчезает.

Его крупные руки ложатся вокруг моих ребер, приподнимая меня, переворачивая и укладывая на одну из больших парных кроватей. Я смотрю, как он запускает ладонь под мою юбку, под хлопковые трусики, которые настолько влажные, что он рычит.

«Мужчинам нужно только одно», - эхом раздается у меня в голове голос матери. Нетерпеливое лицо Тайлера заполняет поле моего зрения и все, что я могу думать насчет предупреждения своей матери, это: Боже, надеюсь, так и есть.

+. +. +. +

Воскресный вечер, и настойчивые вопросы Эдварда вместе с моим увиливанием продолжают действовать ему на нервы.

Он поворачивается ко мне, прижав к стене, его губы впиваются в мои. Руками я обхватываю его подбородок, отталкивая, и он хмурится.

- Теперь ты хочешь замедлиться?

- Как невежливо, - упрекаю я, слегка потеребив его за щеку.

Он хватает меня за запястье, держа его между нами.

- Перестань.

- Право приказывать здесь дано не тебе, - огрызаюсь я, поднимая свободную руку к его шее и прижимая к болевым точкам пальцы.

Он изрыгает проклятия, отпускает меня, и мы стоим, смотря друг на друга. Я замечаю, как опущены его плечи, как будто цепи, которыми я скрутила его, настоящие.

- Я многого о тебе не знаю, - спустя мгновение говорит он.

- Ты знаешь все, что нужно.

- Говорит женщина, фамилия которой по-прежнему остается тайной.

- Не смей, - предупреждаю я.

- Расскажи мне что-нибудь, Изабелла. Сколько тебе лет?

- Я не буду это обсуждать.

- Ты ведь не думаешь, что я продолжу делать все, что ты мне велишь?

- Думаю, - настойчиво отвечаю.

- А мне что за это будет?

- Кажется, я уже продемонстрировала, что ты получаешь, когда хорошо себя ведешь.

Он хмурится, воспоминания вспыхивают в его лице, как отражается свет от призмы.

- Скажи хоть, что ты совершеннолетняя.

Я улыбаюсь:

- Немного поздновато спрашивать, тебе не кажется? Но все законно. Не волнуйся.

- Ты замужем?

Я недоверчиво смотрю на него.

Он громко вздыхает:

- Если ты ни на один проклятый вопрос не ответишь, то долго это все не продлится.

- Я могу гарантировать только здесь и сейчас.

Он поднимает голову, и я смотрю ему в глаза.

- Иногда ответы, которых мы хотим, только вводят нас еще в большее заблуждение.

Вдох, выдох, моргни, повтори.

- Ты злоключение, - наконец выдыхает он спустя несколько долгих минут молчания.

- Злоключение – общий знаменатель жизни. Великолепное уравнение, - цитирую я.

- Но то не значит, что нужно его желать.

Я коварно усмехаюсь, притягивая его к себе, чтобы прикусить подбородок.

- Возможно, то значит, что ты должен о нем попросить.

- Я напросился секса от тебя уже на всю жизнь, - рассвирепев, отвечает он. Я вижу нечто новое в его взгляде, чудовище на пределе.

- Давай надеяться, что нет, - говорю я и веду его к кровати.

+. +. +. +

- В последнее время мы не обсуждаем мистера Каллена, - отмечает доктор Коуп. – Когда вы виделись с ним в последний раз?

- Вчера вечером.

- Хм. Вы следили за ним?

- Нет. Меня пригласили.

- Куда пригласили?

- В его квартиру.

Ее хмурый взгляд становится ошеломительным по своей интенсивности.

- В его квартиру.

- Да.

- И часто… вы бываете у него в квартире?

- Каждую ночь.

- Давно?

- Почти три недели.

Наступившая тишина оглушает.

- Изабелла, - начинает она, беспокойство и предостережение слышны в ее тоне. – Вы видитесь с ним?

- Я всегда видела его.

- А теперь он видит вас?

- Пока нет, - равнодушно отвечаю я. – Но скоро увидит.

+. +. +. +

Воскресный вечер, и я выжимаю Эдварда до капли, содрогаюсь вокруг него, кончая и упиваясь видом напряженных сухожилий на его шее, когда он выгибает спину, лежа на подушках.

После он цепок: его руки придавливают меня к быстро вздымающейся и опускающейся груди. Я позволяю ему обнимать меня, позволяю его губам целовать легонько мои волосы.

- Останься, - бормочет он.

- Ты же знаешь, что это не лучшая идея, - упрекаю я, поглаживая его грудь.

Наши тела остаются переплетенными, пока я не готова уходить.

- Думаю… ты моя любимая штучка, - шепчет он, когда я приподнимаюсь. Он – Самсон, а

его сонная усмешка – симптом охотной неуправляемости.

Я молчу и отворачиваюсь, но мои руки дрожат, пока я во второй раз пытаюсь застегнуть блузку.

+. +. +. +

- Никому не рассказывай, - сопит Тайлер, сдергивая с себя рубашку и укладывая меня. Он нетерпеливо накрывает мое девственное тело своим. Глупый юнец с большим членом и неумелыми пальцами. – Мои родители… очень религиозны.

Он предпринимает немного усилий, чтобы подготовить меня, шепчет мне в шею извинения, приподымается – и мне больно, но я не обращаю внимания, не обращаю внимания, не обращаю внимания…

- Ох! – кричу я, когда он входит в меня. Он замирает.

- Извини, - говорит он и повторяет это снова и снова.

- Продолжай, - говорю я голосом, полным боли, льда и восторга.

Он слушается, и с каждым вздохом я ощущаю боль и волнение от того, что с каждым его стоном и движением уходит, уходит, уходит девочка, которой я была когда-то: пленная трусиха, наблюдающая за тем, как охотятся, берут, улыбаются и очаровывают мужчины.

Теперь я женщина, нет уже той нетронутой невинности, нет пары глаз, ждущей своей очереди. Я отведала запретный плод и, возможно, отведаю его снова, снова и снова.

Только одно лицо я хочу видеть над собой, и я зажмуриваюсь и думаю, думаю, думаю…

Тайлер быстро кончает, издавая стоны по поводу узости и влажности, говоря, что в следующий раз он будет лучше.

А затем грохот, вопль, поскольку нас обнаруживают; суматошные движения, пока я прикрываюсь, наказываюсь и передаюсь домой со строго сформулированным письмом для моих родителей от комитета.

Мать кипит от гнева, отец – от смущения, но единственное, что я чувствую по отношению к моему миру, - это отвращение, а на моих бледных хрупких плечах виднеется отпечаток скуки ожидания.

+. +. +. +

Среда, вечер, в воздухе висит тяжелый запах, лунный свет через окошко спальни серебрит белым его плоть.

- Моя сестра хочет с тобой познакомиться, - объявляет он тоном, не располагающим к отрицательному ответу.

Я резко поворачиваю голову.

- Почему?

- Почему бы и нет? – Он пожимает плечами. – Ей ты любопытна.

- Она обо мне знает?

- Да, я сказал ей, что кое с кем встречаюсь. – Он видит мой хмурый взгляд. – В чем проблема?

Это неожиданно, а я не идеальна, но редко ошибаюсь и это… это…

Я говорю нерешительно, медленно.

- Я даже не подозревала, что ты так поступишь.

- Прошу прощения за свою наглость, - саркастично отвечает он. – После того, как ты угрожала отрезать мне член, если я покошусь на другую, я предположил, что мы вместе.

Я напрягаюсь от его тона, а мое гнетущее молчание, похоже, выводит его из себя.

- Слушай… я упомянул о тебе, ей любопытно. Я ведь никогда не рассказываю, что с кем-то встречаюсь. Разумеется, раньше я также не позволял сумасшедшей девчонке вдвое меньше меня выбивать из меня все дерьмо в постели. – Он ухмыляется в ответ на мой дикий взгляд. – Кстати, это шутка.

- Эдвард, я не стану знакомиться с твоей сестрой.

- Какого черта? Почему нет?

- Потому что я не твоя девушка.

- Ты приходишь каждую ночь. Мы ни с кем другим не трахаемся. Ты мне нравишься. Черт возьми, чего еще тебе надо? – рычит он, нетерпение наполняет каждый его дюйм. Я впиваюсь ногтями в его шею, оставляя свою отметку.

- Следи за тоном, - предупреждаю я.

- Изабелла, - возражает он.

- Все, чего я хочу, - ты и моя свобода. И у меня есть и то, и другое.

- Твоя свобода? – Он хмурится.

Я киваю.

- Да.

- Тогда что между нами? Мы просто приятели, которые трахаются друг с другом?

Я обжигаю его предупреждением, ногти снова впиваются в него.

- Ты становишься грубым.

- А ты – нелепой.

Моя рука взлетает вверх, хватает его подбородок и поворачивает к себе.

- Не смей так со мной разговаривать. Я не стану извиняться за свои желания.

Он неподвижен, его взгляд тяжел:

- Ты когда-нибудь захочешь большего?

В миг я замолкаю, вереница изображений пробегает у меня перед глазами: семейная жизнь, предсказуемость, ванная с двумя раковинами, трагически вымученные улыбки, дом в Хэмптоне, кольцо на моем пальце, ребенок в моем животе, прислуга для уборки пентхауса и готовки жаркого каждый вечер. Ужины в городе с его коллегами, с его бывшими потрахушками. Холодные поздние завтраки и взгляды с неприкрытым негодованием. И скука.

Прежде всего, скука.

Каждый отрезок той жизни кажется мне кандалами, еще одним замком, сдерживающим в клетке иного рода.

- Нет, - отвечаю я, отпуская его подбородок. – Хотя не вижу в том для тебя проблемы, учитывая, что ты и так уже переспал со всем Манхэттеном.

Он молчит несколько долгих мгновений, и я с любопытством поворачиваюсь, чтобы взглянуть на него.

Впервые, начиная с «Apotheke», я не понимаю выражения на его лице.

+. +. +. +

Доктор Коуп, молчаливая и шокированная, сидит.

И когда она заговаривает, я не единственная холодная вещь в этой комнате.

- Изабелла, вы когда-нибудь лгали мне?

Я замираю.

- Однажды, - заявляю я. – Но всего однажды.

- Относительно чего?

Я не отвечаю.

- Надеюсь, вы цените, что сейчас я не совсем уверена, что ответить вам. – Она вздыхает, снимает очки и пристально на меня смотрит. – Этот человек понятия не имеет, кто вы такая на самом деле. Он не осведомлен о вашей истории с мужчинами и том факте, что вы столь долго одержимы им.

- Никому не нанесен урон.

- Хорошим это не кончится, Изабелла.

- Вы того знать не можете! – кричу я.

- Я знаю, что вы мне говорите. Еще я знаю, что ваш отец четко очертил границы вашего поведения с мужчинами. – Она вздыхает. – Не уверена, как сообщить ему об этом.

- Вы не можете сказать ему, - пылко говорю я, грудная клетка сжимается от ее слов. – Я не отказываюсь от своего права на конфиденциальность.

- Боюсь, Изабелла, нам придется позабыть об этических требованиях моей профессии.  Ваш отец дал мне очень четкие инструкции, и он ожидает, что я защищу вас.

- Не говорите ему, - повторяю я, и эти слова - самое близкое к молитве, что я когда-либо произносила.

Неуверенность и всплеск той чертовой жалости видны в ее глазах.

«Беги», - шипит мое сознание.

Беги.

Вспышка уходит, но остается коробка у меня в гардеробе с другим обратным адресом и предательством в зеленом взгляде…

И теперь я чувствую это.

Страх.

+. +. +. +

«Оставьте его в покое», - говорит доктор Коуп.

«Оставьте его в покое, и ваш отец не узнает».

И она не прогибаема.

Поэтому я дрожа стою здесь, холодная как и всегда, а Парк становится все темнее.

В нескольких кварталах отсюда он ждет меня.

И я пойду.

Я отпущу его.

 

У меня есть теория, которая гласит:

Ничто не имеет значения, на самом деле.

Вы либо играете свою роль, либо нет.

Либо любите, либо нет.

Но вы существуете.

Вы выбираете.

А я уже выбрала свой яд, да…

Но теперь, настойчивее, чем раньше, я выбираю одиночество.


Прошу прощения у всех за столь длительные ожидания! Следующая глава будет без задержек, на следующей неделе :)

 

ФОРУМ



Источник: http://robsten.ru/forum/49-1463-14
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Sеnsuous (18.08.2013)
Просмотров: 853 | Комментарии: 18 | Рейтинг: 5.0/27
Всего комментариев: 181 2 »
avatar
0
18
Белла что начала взрослеть раз решила отпустить его  JC_flirt 
И что же такого в коробке у Беллы?  JC_flirt
avatar
0
17
Да уж, очевидно она употреблялась как средство, для благ Чар/Джей/ оу освободилась дабы, Тайл/отыметь.................................
Эта Коуп явно, выслуживается отцу ее за деньги и Белла, с Эдвардом повелевая ох, отчуждена вся.....................................
Ну вот ОН и всерьез было, о будущем их отношений увы, игнорирует сие ох невменяема к реальности..........................................
avatar
0
16
Что черт возьми происходит???????!!!!!! 12 не знаю, что будет дальше, но мне всех жалко!
avatar
15
Спасибо  за  главу! lovi06032
avatar
14
Спасибо за главу! lovi06032
avatar
13
спасибо за главу  good lovi06032
avatar
12
спасибо за главу
avatar
11
Какие-то вещи приоткрывают завесу, но вопросов не становится меньше - они просто другие!
Спасибо за главу!
avatar
10
Спасибо
avatar
9
Спасибо за главу
1-10 11-18
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]